Будущее нефтяной цивилизации. Альтернатива нефти в будущем


Энергетическая революция: каково будущее нефтяной экономики

Что бы ни говорили об альтернативных источниках энергии, спрос на российские нефть и газ сохранится (по мировым меркам они весьма дешевы в производстве). Но они могут перестать быть источниками сверхдоходов и стать аналогом других производственных отраслей, считает Сергей Вакуленко, руководитель Департамента стратегического планирования ОАО «Газпром нефть»

Публикация подготовлена в рамках совместного проекта РБК и 2035.media

Если говорить о будущем России через 20 лет, не говорить об энергетике невозможно. Нефть и газ – это около 80% российского экспорта, около половины доходов бюджета и около четверти ВНП. А ведь к этому еще стоит прибавить, например, производство азотных удобрений и другие энергоемкие производства, экспортирующие фактически, те же нефть и газ, просто в немного переработанной форме с относительно малой добавленной стоимостью.

В последние годы много говорится о революции в энергетике, которая способна резко подорвать и позиции российского энергоэкспорта в мире, и доходы страны. Как в таких случаях бывает, наряду с истинной информацией и разумными интерпретациями в новостное и аналитическиое поле попадает множество мифов.

На энергетическом рынке сейчас наблюдается несколько трендов, ключевых же четыре:

  • рост добычи углеводородов из низкопроницаемых пород
  • появление большого количества СПГ на мировом рынке
  • быстрое развитие ветровой и солнечной энергетики, озабоченность изменением климата
  • электрификация транспорта

Это далеко не первый подобный эпизод в истории мирового энергорынка. В 1970-1980 годы технология морской добычи создала двух крупных конкурентов ближневосточной нефти – Мексиканский залив и Северное море. Тогда же в электроэнергетике мазут для топки заменяли природным газом, произошла модернизация автотранспорта, резко снизившая средний расход топлива, в отдельную отрасль формировались энергосберегающие технологии в производстве и строительстве. С одной стороны, эти процессы были ответом на резкий скачок цен на нефть в начале 1970-х, который был вызван сначала утверждением многими нефтедобывающими странами суверенитета над своими ресурсами и обретением рыночной мощи (это позволило диктовать цену), а потом и с политической нестабильностью во многих нефтедобывающих странах и войнами. При этом революция в энергетике оказалась плодом технического прогресса на многих  других фронтах. В результате обвал цен произошел в 1986-м году, когда нефтяной отрасли вне Персидского залива предрекали безрадостные перспективы на многие десятилетия. История показала, что жизнь богаче – действительно, сверхдоходы ушли из отрасли, впрочем, чтобы 15 лет спустя вернуться. Но с тех пор спрос вырос в полтора раза, а нефтяные компании ушли с верхних строчек рейтинга Forbes лишь в последние 5 лет, уступив их интернет-гигантам.

Общая закономерность в потреблении энергии такова – начиная с 19-го века, каждый год человечество использует больше топлива каждого вида чем в год до этого. Уголь мог терять свою роль в пользу нефти, а нефть в пользу газа, но только в процентном отношении, прирост спроса нивелировал всю межтопливную конкуренцию.

Технологии сланцевой добычи начали развиваться примерно за 20 лет до того, как стать мейнстримом. Трехзначные цены на нефть обеспечили высокий спрос на услуги нефтесервисных компаний, а также быстрый рост парка буровых и флотов гидроразрыва в США. И теперь, благодаря этому парку, американские компании разрабатывают огромные запасы нефти, которые были давно известны, но не считались коммерчески выгодными.  В результате США резко восстанавливают свою долю на рынке нефти, развернув многолетний тренд на спад добычи. Насколько далеко может пойти рост сланцевой добычи в США – вопрос пока открытый. Большинство аналитиков сходятся, что возможно прибавить еще 2-3 миллиона баррелей в день, но потом этот уровень станет удерживать довольно трудно – сланцевые скважины быстро истощаются, соответственно, все больше заново бурящихся скважин будет идти на поддержание, а не на прирост уровня добычи. При этом, глобальный спрос сейчас вплотную подошел к отметке 100 миллионов баррелей в день и только за последний год вырос на 1,63 мбд с предполагаемым примерно таким же ростом в 2018-м году.

Парадоксально, но в этом отношении история развития американской и российской нефтяной отрасли очень похожи – в нашей стране добыча падала с 1988 по 2001 год, сократившись почти вдвое. Прогнозы тех лет предполагали, что этот спад будет уже не обратить. Однако сегодня Россия добывает столько же, сколько на пике 30-летней давности. Впечатляющий рост добычи последних 7-8 лет связан с масштабным внедрением скважин с длинными горизонтальными стволами (до 1500 метров) и многостадийным гидроразрывом (до 25 стадий). Это американский уровень примерно 5-летней давности. Эти технологии позволили ввести в разработку те участки и горизонты месторождений в Западной Сибири, которые нельзя было рентабельно разрабатывать старыми способами. Отмечу, что Россия практически не добывает из сланцевых залежей, потому что есть достаточно запасов в промежуточных категориях, и уходить на сланец, пока не выработаны более простые в разработке запасы, нет смысла. Россия сейчас обладает вторым после США парком тяжелых буровых станков и флотом установок гидроразрыва.

Вторым аспектом энергетической революции оказалось бурное развитие рынка СПГ. Долгое время рынка как такового не было – существовали жесткие связки между добывающим проектом, заводом СПГ и терминалом, на котором предполагалось принимать этот газ. Фактически, это был аналог трубы, только контрактный. И завод СПГ, и терминал, и танкеры были слишком дорогими объектами инфраструктуры, чтобы строить их спекулятивно, в расчете на спотовые продажи и покупки – инвесторам нужны были гарантии окупаемости. Со временем появилось достаточно мощностей в цепочке стоимости СПГ, чтобы эти опасения стали снижаться. Ключевым событием станет появление на рынке большого количества СПГ из США в 2019-2022 годах. На мировой рынок может выйти до 100 млрд кубометров газа, (график в млрд. кубических футов в день, коэффициент перевода в млрд м3 в год – 10.33), что сопоставимо с объемами российского экспорта в Европу.

Ситуация с этим газом такова, что крупные мировые газовые компании фактически оплатили строительство заводов, подписав контракты на обязательную оплату использования мощностей. Таким образом, реальная цена сжижения газа для них теперь составляет 0.5-1 доллара за mmBTU или 17-35 долларов за тысячу кубических метров, а еще два доллара (70 за тысячу кубометров) – это постоянные издержки, которые невозможно не понести, sunk cost на языке экономистов. В 2016 Европа импортировала 50 млрд кубометров СПГ в переводе на трубопроводный газ, а импортных мощностей есть на 160 млрд. Правда, эти мощности распределены неравномерно и сконцентрированы в основном на крайнем западе континента – трубопроводов оттуда в Германию и Центральную Европу, по которым этот газ можно было бы доставить, просто нет. И даже с учетом практически бесплатного сжижения, американский СПГ оказывается дороже, чем российский газ. Естественным рынком для американского СПГ оказывается Азия с ее растущим спросом и более высокими ценами.

Появление СПГ на рынке меняет существовавшую долгое время концепцию рынка газа как безальтернативной системы, когда решение о закупке у того или иного поставщика создавало отношения сильной взаимной зависимости и риска. СПГ не может конкурировать в Европе по цене с российским газом, но создает ему всегда доступную альтернативу. Это резко сокращает возможности России диктовать цену на газ. Но с другой стороны, это дает и сильный переговорный рычаг – всегда можно сказать, что рынок конкурентен, а Россия – отнюдь не монопольный поставщик и не определяет цену монопольно. В нынешних напряженных политических обстоятельствах это дает потенциальным покупателям определенный комфорт — решение о покупке газа становится экономическим, а не из сферы политики и безопасности.

Впрочем, сейчас основное внимание приковано не к нефти и газу, а к возобновляемой энергетике. На первый взгляд, прогресс в этой отрасли способен резко снизить, если не свести к нулю, спрос на газ и уголь в энергетической сфере, а с переходом транспорта на электричество — и на нефть.

С продолжением интервью вы можете познакомиться здесь

Сергей Вакуленко

Окончил Московский физико-технический институт, где получил степень магистра прикладной математики. Магистра права и дипломатии Флетчерской школы права и дипломатии (совместная программа университетов Тафтс и Гарвард).  

С 1998 по 2007 г. работал в компании Shell в должности экономиста, менеджера по развитию бизнеса, директора по продажам нефти, представителя акционера в СП и директора по планированию глобального подразделения по разведке и добыче на проектах в России, Казахстане, Бразилии, Японии, в штаб-квартирах в Лондоне и Гааге.

С 2008 по 2011 г. – руководитель консалтинговой практики компании IHS CERA в России.

С 2011 г. – руководитель Департамента стратегического планирования ОАО «Газпром нефть».

Рекомендуем

2035.media

Дорога в будущее. В Израиле создана альтернатива нефти из… воды и углекислоты.

"Вижу сияющее будущее вашей планеты и преображенное человечество в нем. Вижу красоту, утвержденную всюду. ...Вижу полную и окончательную победу Света. Тьма с планеты уйдет. Светло будущее вашего дома земного."

"Мысли о будущем жизнедательны. Живите в будущем и мыслью о нем - и огненная сила в вас, постоянно питаема, никогда не истощится. ...почитайте будущее пониманием сущности его и приложением этого понимания в жизни."

"... И каждый человек определяет ступень своей эволюции величиной орбиты сознания, захватывающей его будущее. Короток радиус человека, отрицающего жизнь после смерти, короток не думающего о завтрашнем дне. Все это смертники, долженствующие умереть. Но... утверждающие жизнь, утверждают ее в грядущем, ибо жизнь настоящего часа не исчерпывает себя и не может исчерпать хотя бы потому, что цепь причин и следствий непрерывным потоком, и потоком бесконечным, стремится вперед, в будущее, потому нет ни конца, ни предела."

Провозвещено нам, землянам, что когда будут приняты в сознание Высшие формы жизни и общественного устройства, лучами которых уже активно нысыщается планета, начнется ее великое преобразование. Уйдет в прошлое разграбление недр планеты. С помощью атомной энергии, как садовник садом, смогут люди заняться переустройством планеты, делая ее природные условия совершенно иными. Климат везде станет ровен и мягок. Растительность везде. Ни пустынь, ни каменистых бесплодных местностей. Вся планета искусственно будет покрыта плодородной почвой. Тепло и влага распределены будут равномерно, резких колебаний температуры не станет, обуздан будет подземный огонь. Человечество, избавившееся от своих прежних энергий зависти, жадности, агрессии и злобы, объединившееся в братское сообщество, перестанет провоцировать стихийные природные катаклизмы. Не сказка это - прекрасное эволюционное развитие. Планеты Земля и ее человечества. К которому сегодня делаются первые шаги.

Конец «нефтяной эпохи»? В Израиле создана альтернатива нефти из… воды и углекислоты

http://novosti-ru.ru/science/8518-konets-neftyanoy-epohi-v-izraile-sozdana-alternativa-nefti-iz-vodyi-i-uglekislotyi.html

При этом учёные заявляют, что процесс изготовления «зелёного топлива» даже дешевле нефтедобычи и перегонки. Кроме того, не только его производство, но и массовое использование положительно скажется на глобальной экологии. Собственно говоря, уже в начале исследований специалистами Университета имени Бен-Гуриона перед собой ставилась задача не просто найти замену иссякающие на планете углеродные энергоносители. Речь с первого дня шла о разработке «высокоэкологичного» топлива, реально способного исправить ситуацию с изменениями климата и прочие неприятности, которые человечество создало себе применением этих самых углеводородов. Также изначально была заложена и задумка сделать новый вариант энергоносителя универсальным и максимально более дешёвым. Вероятно, именно поэтому учёные и воспользовались самыми распространенными элементами на Земле — углекислым газом и водородом. Их благородную затею сразу же поддержал «Израильский фонд стратегической альтернативной энергетики». Благодаря щедрому финансированию проекта специалисты смогли сравнительно быстро разработать уникальные наноматериалы, которые выступают в качестве катализаторов процесса изготовления.В двух словах, технологически это выглядит так: из воды извлекается водород, который затем смешивают с диоксидом углерода, получаемого буквально из воздуха – углекислоты в самых разных проявлениях мы «произвели» на миллиарды лет вперёд. Затем смесь помещают в специальный реактор, и в дело вступает содержащийся в нём твёрдый нанокатализатор. Но выходе получаются «энергонесущие» органическая жидкость и газ.Руководитель научных работ в этой области — профессор университета имени Бен-Гуриона Моти Гершкович с гордостью утверждает: «Теперь мы можем применять для производства конкурентоспособного топлива ресурсы, которые не требуют каких-либо затрат, получая при этом на выходе продукт высокого качества!»И действительно, израильтянам явно есть чем гордиться. Созданное ими топливо не только можно сразу подавать вместо нефти на нефтеперегонные заводы. Его можно прямо там и производить, что избавляет от необходимости добывать сырьё и перекачивать его на тысячи километров, как это происходит сейчас.Ну, а полученный в результате продукт уже успешно протестирован на автомобилях с газовым и дизельным двигателями и даже самолётах – ни в какое сравнение с примитивным биотопливом, наскоро придуманным на сегодняшний день «ноу-хау» не идёт. Новое достижение научной мысли легко поддается очистке от вредных примесей (которых, к слову, и так почти не имеет), то есть, характерного вреда двигателям по определению не причиняет.В завершение остаётся лишь сказать, что Университет имени Бен-Гуриона уже направил все необходимые документы для получения соответствующего патента, а в промышленном масштабе разработку израильских специалистов планируется развернуть примерно через пятилетку.

la-belaga.livejournal.com

Будущее нефтяной цивилизации | Принас

И насколько всего этого хватит?

Конечно, не навсегда. Но при рачительном отношении к природным богатствам и разработке альтернативных энергоресурсов мы вполне можем предотвратить катастрофическую ситуацию и не допустить, чтобы вдруг разом пересохли все нефтяные источники

Новые месторождения

Поглядим на вещи трезво – запасы нефти подходят к концу. Сторонники теории «пиковой добычи» утверждают, что потребление нефти в мире уже достигло своего максимума, а за ним надвигается неизбежный дефицит и резкие скачки цен. Более оптимистично настроенные эксперты полагают, что до подобной ситуации можно протянуть еще 20–30 лет. Впрочем, оба лагеря согласны, что сейчас перед нами стоят две задачи – разработка новых залежей и растягивание ресурсов уже эксплуатируемых месторождений.

Беспрестанный поиск

После того как в 1968 году было открыто месторождение в Прадхо-Бей, на американской земле больше не находили крупных залежей нефти. Зона основной разведки сдвинулась к глубоководным районам Мексиканского залива. Но там и бурение, и добыча представляют собой занятия сложные и дорогостоящие. В 2006 году консорциум, в котором главную скрипку играет компания Chevron, заявил об открытии месторождения Джек в 430 км от берегов Луизианы. В этих залежах может содержаться 15 млрд баррелей нефти, что обещает более чем удвоить национальные запасы. Роберт Брайс, публицист, автор книги «Фонтан лжи», принадлежит к той партии, которая настаивает, чтобы государство наконец перестало придерживать лицензии на буровые работы вдоль западного и восточного побережья. Сейчас эти зоны подпадают под федеральный мораторий, а ведь по предварительным оценкам в них должно залегать 19 млрд баррелей нефти и 2,4 трлн кубометров природного газа.

Большие опасения вызывает и разработка обширных нестандартных месторождений, где нефть не поднимается самопроизвольно на поверхность земли. Так, нефтяные пески Альберты в Канаде содержат 175 млрд баррелей уже разведанных запасов – это самое большое месторождение в мире, если не считать Саудовской Аравии. Однако себестоимость добычи в Альберте составляет $15 за баррель – это вам не $2 за саудовскую нефть. То же можно сказать и о сланцевых месторождениях в Колорадо, Юте и Вайоминге. Компания Royal Dutch Shell поставила на кон $200 млн, заявив, что имеет возможности для разработки залежей Грин-Ривер в Колорадо, – а ведь одно это предприятие может выдавать по 4 млн баррелей в день, то есть 20% от нынешнего потребления нефти в США.

А что у нас кроме ископаемых видов горючего?

Вряд ли этиловый спирт можно считать серьезным решением на долгую перспективу – если весь урожай зерновых в США переработать в этанол, это покроет лишь 6% от национальных энергетических запросов. С другой стороны, целлюлозный этанол можно производить практически из любого сырья, содержащего углерод, включая древесину и всякий мусор.

В декабре Nanosolar, фирма-новичок из Кремниевой долины, представила публике новое поколение солнечных батарей с удельной стоимостью около $1 за ватт – это дешевле, чем тепловые электростанции на угле.

Относительно недорогое направление – ядерная энергетика, но оно с 1970-х всегда связывалось с опасениями экологического характера. Теперь действуют новые стимулы, и уже к 2010 году ожидаются заявки на строительство 32 новых реакторов.

Природный газ – экологически чистое горючее. Технология горизонтального бурения открывает путь к обширным, но труднодоступным месторождениям, таким как Барнетт-Шейл в Техасе. Их разработка подтолкнет энергетическую отрасль к тому, чтобы большая часть электростанций перешла на использование природного газа. Тем не менее до 2017 года нефть и газ, судя по всему, будут составлять до 60% в общем балансе американской энергетики.

Но давайте наконец поставим вопрос правильно! Дело не в том, насколько нам хватит нефти, а в том, насколько нам хватит энергии вообще. Разработав в ближайшие годы более экономичные транспортные средства, внедрив альтернативные виды горючего, добившись большей экологической чистоты в производстве электроэнергии, мы придем к тому, что нефть будет составлять меньшую долю в общем раскладе энергопотребления. Некоторые специалисты даже предсказывают, что нынешние высокие цены на нефть столь сильно подстегнули прогресс в поиске альтернативных источников и в общем снижении потребления этого горючего, что в ближайшем будущем нефть может резко подешеветь. Это, конечно, тоже может породить определенные проблемы, но уж их мы как-нибудь переживем.

--------------------------------------------------------------------------------

Качая нефть

Добыча нефти – на удивление малоэффективный процесс. Многие десятилетия нефтедобывающие компании полагались только на давление, существующее внутри месторождения, и на дополнительное нагнетание воды в пласт. В результате на поверхность извлекалась лишь одна треть из хранящейся в пласте нефти. Теперь благодаря передовым методам нефтяники способны изъять из-под земли до трех четвертей нефтяного запаса, так что время эффективной эксплуатации месторождений существенно увеличилось.

CO2. Закачка под землю углекислого газа повышает давление в нефтеносном слое и текучесть тяжелых сортов нефти. Более легкая нефть будет просачиваться сквозь поры в породах и стекать в скважину. Для получения дополнительного барреля нефти надо закачать примерно 220 м3 газа.

Пар. Закачка пара снижает вязкость нефти и повышает текучесть. Компания Shell утверждает, что за последние 10 лет только на одном калифорнийском месторождении, открытом в 1911 году, закачка пара позволила получить более 1 млрд дополнительных баррелей нефти.

Химические воздействия. Поверхностно-активные вещества образуют на стенках скважины мыльную пленку, так что нефть с большей легкостью течет по стволу скважины. Подобная методика позволяет добывать примерно четверть нефти на обширном месторождении Дацин в Китае – а это более 1 млн баррелей в день.

Микроорганизмы. Некоторые микроорганизмы, внесенные в пласт нефти, протачивают в породе мелкие поры, облегчая нефти путь к более крупным каналам. Жизнедеятельность микробов приводит к образованию поверхностно-активных веществ и углекислого газа. На одном из месторождений в Техасе такая процедура повысила производительность на 43%.

Ультразвук. Национальная лаборатория Pacific Northwest в Ричлэнде, штат Вашингтон, провела эксперименты, в которых на обсадные трубы в стволе скважины закреплялись ультразвуковые излучатели. С их помощью нефть разогревалась и становилась менее вязкой.

--------------------------------------------------------------------------------

Стрельба по движущейся мишени

Резервные запасы

С 1859 года, начала нефтяной эпохи, из земли был выкачан примерно 1 трлн баррелей нефти. При нынешних темпах нефтедобычи второй триллион можно было бы выкачать к 2030 году. Сейчас активно обсуждается такой вопрос – когда же наша безудержная эксплуатация этого невозобновляемого природного ресурса достигнет предела, который принято теперь называть «нефтяным пиком»? Наиболее пессимистично настроенные ученые – такие, как Кеннет Деффейс, доктор геологии в Принстоне, – полагают, что этот пик уже пройден и что пришло время ждать грядущих за ним социальных и политических сдвигов. «К 2025 году, – пишет Деффейс, – мы вернемся к каменному веку». Другие исследователи энергетического рынка, к примеру Майкл Линч, президент компании Strategic Energy & Economic Research в Амхерсте, штат Массачусетс, уверены, что пессимисты не учли роль закона о взаимосвязи между спросом и предложением. По мере исчерпания дешевых ресурсов цены начинают расти. Высокие цены снижают спрос, так как потребители вынуждены экономить, и подстегивают разработку альтернативных энергоресурсов. Как говорят оптимисты, этот рыночный механизм не позволит образоваться «нефтяному пику» еще лет 20, а за это время экономика успеет приспособиться к новой ситуации. На графике отражена компромиссная позиция. International Energy Agency, консорциум специалистов из 27 стран, скомпоновал данные, которые показывают перспективы роста добычи природного газа и нефти.

--------------------------------------------------------------------------------

Альтернативы нефти

Электромобиль Aptera

Побороть зависимость от ископаемых видов горючего – это означает реже подкатывать к бензоколонке и почаще включаться в электрическую розетку. Пассажирский транспорт сжирает сейчас 40% всей нефти, которую потребляют США, однако впереди хорошие новости: к 2010 году Chevrolet обещает выпустить электромобиль Volt, а множество заряжающихся от сети концепт-каров – например, электромобиль Aptera (на фото) – можно увидеть и в этом году. Кроме того, недорогая электроэнергия может потеснить нефтепродукты и в вопросе обогрева жилищ. В электроэнергетике и отоплении расход природного газа можно снизить наполовину. Ниже мы приведем основные достоинства и недостатки некоторых альтернатив нефтяной энергетике

Энергия ветра

+ В этом году ветряки будут давать более 1% всей электроэнергии США. За прошлый год производство ветроэлектростанций выросло на 45% и затормозилось из-за дефицита комплектующих. Американская ассоциация ветровой энергии полагает, что этот ресурс, которым едва начали пользоваться, к 2020 году мог бы составить 20% от всей американской энергетики.– Главная проблема заключается в деньгах. В 2005 году конгресс США одобрил федеральную налоговую льготу на ветряные энергоустановки, однако она истекает к концу нынешнего года. В 2004 году, когда закончилось действие подобной же льготы, монтаж новых ветряков сократился сразу на 77%.

Солнечная энергия

+ За последний год солнечная энергетика в США выросла на 60%, хотя и сейчас она не догоняет ветровую энергетику. Google и Wal-Mart широко рекламируют установки для производственного использования, растет применение подобных устройств в жилых домах.– И здесь все упирается в деньги. Для того чтобы оборудовать жилой дом стандартной трехкиловаттной системой аккумуляции солнечной энергии, нужно около $25 000. Последние 30 лет цены на солнечные батареи падали, но чтобы это стало по-настоящему привлекательно для промышленности, цены должны падать и дальше.

Производство этанола

+ Этот вид биотоплива может стать мостиком от современных машин к электромобилю. Инженеры из компании Coskata в штате Иллинойс утверждают, что выпускаемый на их предприятии спирт будет стоить менее 30 центов за 1 л. Первый завод этой компании к 2011 году должен производить 350 млн литров этанола в год.– Специалисты этой компании утверждают, что на единицу вложенной в производство энергии их продукция будет содержать 7,7 единиц, так что на их производстве якобы решена проблема сомнительной энергетической эффективности, свойственная производству этанола. Впрочем, остается и еще одна проблема – на сегодня менее 1% бензозаправок оборудовано для заправки этанолом.

--------------------------------------------------------------------------------

Консервативные методы леченияВ свете технических сложностей и грандиозных расходов, связанных с поисками новых источников для получения бензина, многие американские специалисты полагают, что снижать зависимость от зарубежных производителей, наращивая собственную экономику, можно и за счет консервативных методов вкупе с борьбой за экономичность. Здесь мы перечисляем наиболее перспективные меры

Экономичность автомобильных двигателейЭкономия: 1 миллиард баррелей в годС 1975 по 2000 год в США потребление бензина заметно снизилось под давлением технических требований к автомобилям, принадлежащим транспортным компаниям. Затем прогресс затормозился. К 2020 году нормативы возрастут до показателя 6,25 л на 100 км, а если довести их до 5,5 л, потребность в нефти снизится на 1 млрд баррелей в год, что соответствует суммарному годовому импорту из Саудовской Аравии, Ирака и Венесуэлы.

Развитие общественного транспортаЭкономия: 45 миллионов баррелей в годС 1995 года пользование общественным транспортом выросло на 25%. Если общественным транспортом будет пользоваться еще на одну треть людей больше, мы сэкономим 45 млн баррелей в год.

Более экономичные жилищаЭкономия: 30 миллионов баррелей в годВ одном из исследований было показано, что просто утепление жилых домов, которые отапливаются нефтепродуктами, приводит к экономии 18% горючего. Если к 2013 году такую процедуру провести со всеми домами, которые отапливаются подобным образом, то, по оценке NRDC (Совета по охране природных ресурсов), можно сэкономить почти 30 млн баррелей в год.

Более четкая организация воздушного транспортаЭкономия: 18 миллионов баррелей в годНовая система управления полетами на основе спутниковой навигации, разработанная в FAA (федеральном авиационном агентстве), снизит вероятность опозданий и связанных с ними экстренных взлетов и посадок в неоптимальных режимах. Согласно оценкам министерства энергетики США, только эти меры сэкономят к 2013 году объем горючего, эквивалентный 18 млн баррелей в год.

www.prinas.org


Смотрите также