Американская сланцевая нефть


Неудобная правда о добыче сланцевой нефти в США

Последняя краткосрочного прогноза рынка энергоносителей от EIA на этой неделе однозначно попадет на первые полосы отраслевых изданий. Агентство пересмотрело прогноз роста нефтедобычи в США на 2018 и 2019 года в сторону повышения. Согласно отчету, показатель вырастет до 10,3 млн баррелей в сутки в 2018 году (что на 1 млн выше среднего значения за 2017 год), и 10,8 млн баррелей в сутки в 2019.

В первую очередь, EIA прогнозирует рост добычи за счет наращивания производства сланцевой нефти в Пермском бассейне и штате Нью-Мексико. Повышение прогноза подогревает слухи о возможном решении ОПЕК завершить сделку по ограничению добычи с целью противодействия усилиям США по наращиванию добычи.

Однако есть веские основания для скептицизма в отношении прогноза EIA. Ранее мы обсудили этот вопрос с геологом-нефтяником Артом Берманом в подкасте, который я веду совместно с Райаном Рэем из Global Energy Media. Берман работает в отрасли уже более 40 лет и настроен скептично в отношении добычи сланцевой нефти.

Одним из ключевых моментов, способных оказать влияние на темпы добычи сланцевой нефти в США, являются запасы месторождений. Согласно последним данным, предоставленным SEC компаниями, занимающимся добычей в Пермском бассейне, а также формациях Баккен и Игл Форд, запасы в Пермском бассейне (наиболее активном в плане разработки) могут достигать всего 3,8 миллиардов баррелей. Формации Игл Форд и Баккен (в Северной Дакоте) могут располагать 5 миллиардами баррелей каждая.

Это может выглядеть внушительно, однако, в сравнении с проектами, запущенными по всему миру, эти цифры выглядят неуверенно. Например, запасы на шельфовом месторождении Кашаган в Казахстане оцениваются в 35 миллиардов баррелей. По оценкам, один из прибрежных районов Бразилии содержит от 8 до 12 миллиардов баррелей извлекаемой нефти. Берман выразил сомнения в возможности экстраполирования текущих тенденций роста добычи на месторождениях в Пермском бассейне, а также Игл Форде и Баккене на долгосрочную перспективу. Он утверждает, что оглашаемые цифры объемов запасов сомнительны, а объемы извлекаемой нефти могут оказаться ниже ожиданий экспертов.

Наращивание нефтедобычи также зависит от финансового положения отраслевых компаний. Берман предостерегает тех, кто оценивает ситуацию с позиции достижения «безубыточной» цены. По его оценке, менее 5% компаний, участвующих в добыче сланцевой нефти, могут позволить себе финансировать свои операции за счет ожидаемого чистого денежного потока. Это означает, что большинству компаний по-прежнему необходим постоянный приток капитала от инвесторов для продолжения нефтедобычи.

Кроме того, цены на нефть для компаний по добыче сланцевой нефти отличаются от цен, которые отражены на биржах. Компании редко продают свою нефть по цене на сорт , которую трейдеры видят на NYMEX. Например, при продаже нефти из формации Баккен компании получают на $5,50-6,00 меньше. Это связано с удаленностью региона и сложностью транспортировки нефти на нефтеперерабатывающие заводы или экспортные узлы. Это означает, что, когда котировки WTI составляют $63 за баррель, нефтяные компании, действующие в регионе Баккен, продают свою нефть всего по $57 за баррель или меньше.

Когда цены на нефть упали в 2015 году, рынок воодушевился возможностью внедрения новых технологий компаниями для сокращения издержек и продолжения производства. Берман утверждает, что технологические новшества и прочие меры по сокращению расходов, предпринятые компаниями, обеспечили снижение стоимости добычи всего на 10%. Он отметил, что около 90% снижения производственных издержек на самом деле связано с общей депрессией в отрасли, которая заставила поставщиков оборудования и сервисные компании понизить цены. Поэтому, по мере роста цен на нефть расходы также возрастут, что затруднит достижение порога безубыточности, не говоря уже об извлечении прибыли.

И Берман не единственный эксперт, предупреждающий о рисках в отрасли. Недавние публикации WSJ, FUSE и Forbes также подняли вопрос прибыльности и потенциала роста нефтедобывающих компаний. По словам Бермана, он выступает в роли скептика, а не критика. В первую очередь он предостерегает от принятия на веру прогнозов о продолжении роста добычи сланцевой нефти.

Примечание автора: с полной версией обсуждения (на английском языке) можно ознакомиться по ссылке или на iTunes.

ru.investing.com

Рынок зальют сланцем. Как нефтедобытчики США пережили дешёвую нефть? | Рынок | Деньги

Вопреки ожиданиям государств с низкой себестоимостью добычи нефти, производители сланцевого сырья из США возвращаются на мировой рынок. Если в середине 2014 года, когда стоимость «чёрного золота» снизилась на треть, рентабельность добычи нефти в Штатах оценивалась в 70–75 долларов за баррель, то сейчас рубежом прибыльности для американских сланцевиков оценивается в 40–50 долларов за баррель.

Дешёвый баррель нипочём

Согласно последним данным Министерства энергетики США, местные производители сланцевой нефти уже сейчас нарастили добычу сырья в среднем на 15–30%.

Как пишет The Wall Street Journal со ссылкой на участников рынка, ряд американских компаний, занимающихся добычей сланцевой нефти, готовы нарастить расходы на производство сырья, а также разморозить законсервированные месторождения. В настоящее время 10 крупнейших сланцевых компаний США в общей сложности потратили 1,1 млрд долларов на разморозку месторождений и наращивание добычи.

Источники агентства Bloomberg также говорят о намерениях сланцевых производителей вернуться на мировую арену. По мнению главы бюро энергетических ресурсов Госдепа Ричарда Уэстердейла, расконсервирование сланцевых скважин может увеличить предложение на глобальном рынке энергоресурсов до 500 тысяч баррелей в сутки.

«Как только мировые цены на нефть достигают уровня в 45 долларов за баррель, усиливается угроза резкого обвала, поскольку сланцевая добыча становится прибыльной. Это приведёт к росту добычи, что резко увеличит опасность нового падения цен на нефть, вплоть до новых антирекордов», — предупреждает аналитик IG Ангус Николсон.

Напомним, падение нефтяных котировок началось два года назад. Оно усилилось после того, как в конце 2014 года ОПЕК (Организация стран – экспортёров нефти) отказалась сокращать квоту на добычу сырья. Рынок столкнулся с сильным дисбалансом спроса и предложения, из-за чего стоимость барреля и поползла вниз. Существует мнение, что лидер ОПЕК — Саудовская Аравия — пролоббировала решение о сохранении объёмов добычи внутри картеля, чтобы вытеснить с рынка американских производителей, себестоимость добычи сырья для которых на порядок выше, чем в той же Саудовской Аравии (4–5 долларов за баррель) или России (11 долларов за баррель). Для многих производителей США добыча при цене бочки «чёрного золота» ниже 70 долларов была нерентабельной.

Однако уже через год американские сланцевики стали называть совершенно иную критическую цену на нефть — в диапазоне 40 долларов за баррель. Например, компания Continental Resources Inc. при такой стоимости барреля планировала нарастить добычу на 10% уже к 2017 году.

Американцы против дорогого барреля

В последние два года понятия «дешёвая» и «дорогая» нефть претерпели серьёзные изменения. 50 долларов за баррель уже считается вполне приемлемой ценой для нефтяного рынка, а отметка в 60 долларов за баррель пока кажется и вовсе заоблачно высокой, говорит председатель совета директоров «Инжиниринговой компании „2К“» Иван Андриевский.

«И рынок вынужден подстраиваться под новые условия. Сланцевый рынок в этом отношении демонстрирует высокий уровень адаптации. Одним из инструментов, способствовавших адаптации, стало страхование рисков — многие сланцевые компании застраховались от падения цен на нефть, что позволило удержать отрасль от стремительного падения добычи», — поясняет эксперт.

Второй инструмент — это сервисные компании, которые в борьбе за заказы стали демпинговать: цены на сервисное обслуживание, оборудование и т. д. были заметно снижены. Это позволило сократить себестоимость добычи сланцевой нефти на 45–60%. В результате стоимость барреля в 50 долларов стала комфортной для ряда американских производителей.

«Стоит отметить и повышение эффективности работы американских компаний. В конце мая количество работающих буровых в США опустилось до минимальных отметок за последнее время — до 316 штук, а среднесуточный объём добычи сланцевой нефти оценивался в 4,9 млн баррелей. Для сравнения, когда количество работающих буровых в США было максимальным — в октябре 2014 года и составляло 1609 штук, среднесуточный объём добычи сланцевой нефти составлял 5,02 млн баррелей. То есть при сокращении числа буровых более чем в пять раз, объём добычи упал лишь на 2%! Всё это свидетельствует о значительном сокращении издержек», — подчёркивает Андриевский.

Но это ещё не всё. Производителям сланцевого сырья помогает вернуться на рынок инфраструктура: большинство необходимых вложений в добычу были сделаны ещё во времена дорогого барреля, а это радикально снижает стоимость входного билета на рынок. На протяжении всего лета, за исключением одной недели, количество работающих буровых установок в США только увеличивалось.

«Таким образом, сланцевая нефть остаётся одним из важнейших факторов развития нефтяного рынка. Высокая приспосабливаемость к меняющимся условиям, быстрота развёртывания добычи, огромные запасы — эти особенности сланцевой нефти не позволят нефтяным котировкам значительно вырасти в ближайшие годы», — резюмирует эксперт.

www.aif.ru

как США пытались уничтожить ОПЕК, но ничего не вышло

Ставка на альтернативный вид нефтедобычи, которую попытались было сделать Соединенные Штаты в стремлении отвязаться от экспортной нефтяной зависимости, на сегодня признана провальной.

Как только ни называли этот проект – «прорыв века», «сланцевая революция». Ставка на альтернативный вид нефтедобычи, которую попытались было сделать Соединенные Штаты в стремлении отвязаться от экспортной нефтяной зависимости, на сегодня признана провальной. Причем традиционные обвинения в некоем «влиянии извне» здесь оказались неуместны. Сработали элементарные законы экономики: стоимость добычи сырья оказалась куда выше цены его продажи на рынке. Отсюда и убытки.

 

Между тем именно о таком исходе американских нефтедобытчиков в свое время предупреждали специалисты отрасли. Однако в погоне за призрачными прибылями, сопровождаемой тезисами об обеспечении пресловутой «энергонезависимости», США попали в вырытую ими же яму. Снижение мировых цен на нефть, вызванное в том числе теми же сланцевыми разработками, негативно сказалось, прежде всего, на рентабельности добычи американского сланца, что и спровоцировало крах этого вида деятельности.

 

Доходы ушли в минус

 

На днях о том, что проект добычи сланцевой нефти в США терпит все более очевидное фиаско, сообщило представительное американское издание The Financial Times. В своей публикации оно обратило внимание на заметное снижение производительности буровых установок, а также на замедление тенденций по сокращению времени на разработку скважин. По оценкам издания, на грядущий крах сланцевого проекта со всей очевидностью указывает хотя бы выбор в качестве основного метода нефтедобычи горизонтального бурения.

 

Оказывается, несмотря на технологическую простоту, этот способ грешит одним существенным изъяном: он не позволяет обеспечить длительную производительность извлечения сырья, требует постоянных корректировок, не позволяет получать гарантированную прибыль. Куда эффективнее было бы работать методом вертикального бурения, однако он сложнее, дороже, а потому применятся куда реже. В результате нефтедобытчики попали в ими же поставленную ловушку: качать нефть легким способом они не могут, так как месторождения быстро истощаются, а бурить новые скважины им невыгодно.

 

Эксперты The Financial Times обратили внимание и на то, что о наличии серьезных проблем в сланцевой отрасли свидетельствует факт снижения объемов кредитования этой сферы. Банки не торопятся вкладывать средства в убыточные проекты (что естественно). Своих же средств у разработчиков не хватает: прибылей-то нет, все уходит на разработку месторождений . В итоге, по данным американской прессы, наибольший спад в производительности демонстрирует даже одна из крупнейших формаций в США – Eagle Fort, которую в свое время называли «локомотивом» сланцевого проекта. Загибаются и другие перспективные месторождения, например, Anadarko, Niobrara, которым еще недавно прочили большое будущее...

 

Интересно, что о падении добычи сланцевой нефти Минэнерго США предупреждало еще в начале этого года. Причиной была названа высокая себестоимость добычи на фоне снижения мировых цен на сырье. «Сланец» оказался неконкурентоспособным, однако расходы на добычу такой нефти не снизились. Что говорить, если месторождение Bakken, расположенное в Северной Дакоте, понесло такие убытки, что стоимость добываемой здесь нефти упала до отрицательной величины – минус 50 центов.

 

Смертельный сланец

 

Сланцевой нефтью называют сырье, добытое из сланцевых пластов или из прилегающих к ним плотных (низкопроницаемых) коллекторов без применения методов пиролиза и химического воздействия. Считается, что запасы горючего сланца образовались около 450 млн лет назад из минеральных и органических частей – керогена, то есть остатков растений и живых организмов. Кероген при нагреве образует жидкие углеводороды – смолу, близкую по составу к нефтяным углеводородам. Ее-то и считают сланцевой нефтью. Утверждается, что общие объемы сланцевых запасов оцениваются в мире в 26 трлн т нефтяного материала – в 13 раз больше, чем разведано традиционной нефти!

 

Однако не все здесь так радужно. Технологии извлечения сланца таковы, что разработка месторождений экономически целесообразна лишь при соблюдении ряда условий. Так, эксперты всемирно известной компании Shell утверждают, что в числе ключевых параметров находится высокое содержание разведанной нефти на тонну сланца, а также толщина нефтяного пласта, которая должна быть не менее 30 м. Под эти критерии подходит лишь не более трети всех мировых сланцевых месторождений. Кстати, Россия занимает второе место после США по их наличию. В нашей стране практиковалась сланцевая добыча, однако она не была значительной, так как сопровождалась внушительными затратами на обработку сырья.

 

Американцы же решились взяться за сланец, однако пошли по менее затратному пути, добывая нефть сразу из пласта, но используя при этом крайне небезопасную технологию гидроразрыва. Однако этот метод оказался рентабельным лишь при минимальной стоимости нефти в 50–60 долларов за баррель. А вот экологический ущерб оказался попросту несоизмеримым. Достаточно сказать, что в ряде стран метод разрыва пласта запрещен законодательно. Опасные вещества, которые применяются в этой технологии нефтедобычи, пропитывают породу, загрязняют почву, отравляют воду.

 

Однако вовсе не забота об экологии сподвигла американских нефтедобытчиков на нынешнее свертывание производства. Сказалась, прежде всего, экономическая целесообразность. Ряд компаний в США уже подали заявки на банкротство, в их числе, например, WBH Energy, потерпевшая неудачу в сфере извлечения не только сланцевой нефти, но и газа. Известный эксперт отрасли, бывший геолог нефтяной корпорации АМОСО Артур Берман отмечает, что для поддержания уровня стабильной добычи нефти из месторождений упомянутой выше Bakken ежегодно требуется бурить до 1,5 тыс. скважин. А это колоссальные издержки, которые напрочь отметают саму идеологию такого производства. По последним данным, капитальные затраты 35 добывающих компаний в США составляли не менее 50 долларов за баррель, а ведь цена на нефть лишь недавно перешагнула этот рубеж, то есть дала возможность хотя бы частично окупить вложения в бизнес.

 

Овчинка выделки не стоит

 

Курс на энергичное переформатирование страны из импортера нефти в ее экспортера в США взяли относительно недавно. Подобную идею, в частности, усердно продвигал Барак Обама, а недавно Дональд Трамп принял решение снять ограничения на поисковые и добычные работы на нефтегазовых месторождениях. Естественно, что в эту стратегию в определенной степени вписались и сланцевые проекты. Однако США, как ни стараются, по-прежнему не выступают ключевым игроком на нефтяном рынке. «Превышение потребления над добычей в стране составляет на сегодня не менее 300 млн т, – обращает внимание генеральный директор российского Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов. – Цифра очень большая. Для сравнения: это больше, чем весь годовой российский экспорт сырой нефти. Ну, как при таком раскладе можно всерьез называть Штаты экспортером?».

 

Конечно, определенные успехи США в нефтедобыче есть. Только за годы правления Обамы она выросла почти в два раза, отмечают эксперты. Однако говорить о дальнейшем росте было бы наивным. «Причина простая – цена, – подчеркивает глава ФНЭБ. – Скажем, глубоководный шельф Мексиканского залива, Атлантика и в особенности арктический шельф моря Бофорта – это очень затратные штуки. По Арктике пока даже сложно оценить себестоимость добычи. В море Бофорта она, скорее всего, будет никак не ниже 80–100 долларов. И при этом на начальном этапе никто из инвесторов не хочет нести убытки».

 

По мнению Константина Симонова, перспективы наращивания добычи собственной нефти Штатами плотно увязаны лишь с возможным повышением цены на нее. «Трамп может поднять цену, чтобы обеспечить приток денег в американские дорогостоящие проекты, но для этого придется держать цены на нефть относительно высокими несколько лет, потому что шельфовые проекты требуют очень больших вливаний на начальном этапе, и при этом от первых инвестиций до первой нефти может пройти несколько лет», – полагает эксперт. Однако крупные игроки на нефтяном рынке перспективы американских конкурентов оценивают скептически. Так, Саудовская Аравия, отставив политес, прямо заявляет: американская «сланцевая революция» выдохлась.

 

Министр нефти страны Халид аль-Фалих недавно заявил, что ожидания некоторых аналитиков относительно возрождения сланцевой добычи в США при определенном уровне цен на нефть оказались нереалистичными. Как считают в Эр-Рияде, «сланцевая революция», которая простимулировала перенасыщение мирового рынка и падение стоимости, похоже, закончилась. Нефтедобывающие государства вновь почувствовали контроль над ситуацией, а сделка ОПЕК+ получила ряд положительных оценок, поскольку смогла простимулировать рост цен на нефть.

 

Логика развития

 

Тем не менее в США сегодня звучат оптимистичные мнения о возможности возрождения сланцевой отрасли. Несмотря на то что количество скважин с 2014 года упало в четыре раза и сейчас едва превышает 300 единиц, добытчики утверждают, что некоторые разработки способны окупить себя и при стоимости нефти в 30 долларов за баррель. Правда, эти же специалисты справедливо признают, что более-менее комфортный уровень цен для сланцевой отрасли в США в нынешних реалиях находится на уровне 65 долларов. Однако та же Саудовская Аравия не считает возможный сланцевый ренессанс в Штатах поводом для волнений. Упомянутый выше министр аль-Фалих заявляет, что рынок способен поглотить эти поставки, так как спрос на углеводороды в мире только растет. Та же ОПЕК прогнозирует мировой суточный спрос на уровне в 96,7 млн баррелей, тогда как вся добыча сланца в США, по данным Минэнерго страны, не превышает пяти миллионов баррелей в день.

 

О том, что рост потребления черного золота будет только расти, заявляют и в российской нефтяной отрасли. Так глава «Роснефти» Игорь Сечин, выступая на проходящем сейчас в Италии Х Евразийском экономическом форуме, заявил, что «слухи о "смерти" нефти сильно преувеличены – она останется основой мировой топливной энергетики и через 20–30 лет». По его словам, Россия убеждена в устойчивости роста спроса на углеводороды, который обусловливает рост экономики и уровня жизни. Ожидаемые темпы мирового экономического роста, по мнению Игоря Сечина, особенно в развивающихся странах, в ближайшее десятилетие будут требовать дальнейшего роста предложения жидких углеводородов на 0,7–0,8 млн баррелей в сутки ежегодно. «Наращивание спроса на энергоносители отразится на развитии производства и окажет комплексное влияние на показатели связанных с ним секторов экономики», – считает руководитель российского нефтяного гиганта.

 

Что же касается перспектив сланца, то, как считает глава «Роснефти», операторы, занятые в этой добыче, получат положительный денежный приток только при стоимости сырья не менее 70 долларов за баррель, что может произойти не ранее 2020 года. Крупные затраты на возведение инфраструктуры, а также большой объем буровых работ предопределили значительные расходы на освоение таких месторождений, отмечает Игорь Сечин. В частности, в сравнении с расходами на разработку залежей традиционной нефти затраты на добычу сланцевого сырья оказались выше на треть. В общем, в ситуацию с разрекламированным Вашингтоном сланцевым проектом вмешались элементарные законы экономики. И они пока явно не на стороне американцев.

 

 

faktxeber.ru

Американская угроза. Чем Россия ответит на рост добычи сланцевой нефти в США

Источник: Reuters

Споры о том, преодолел ли нефтяной рынок кризис последних лет, наталкиваются на один убийственный аргумент — рост цен, которые, пробив $70 за баррель, к началу февраля закрепились на уровне чуть ниже. Это, конечно, не ностальгические $140 образца 2014 года, но, тем не менее, — «стакан наполовину полон».

Читайте также

Генсек ОПЕК Мохаммед Баркиндо называет ребалансировку мирового рынка быстрой, а российский министр энергетики Александр Новак ожидает баланса спроса и предложения на рынке во второй половине следующего года. Международное энергетическое агентство (МЭА) прогнозирует рост в 2018 году мирового спроса на нефть, а пакт ОПЕК+ продолжает действовать, ограничивая производство сырья.

Кто же воспользуется этими достижениями? Подходящего кандидата сыскать недолго: стремительный рост добычи ресурсов сланцевой нефти в США уже скоро может подтолкнуть общий объем производства сырья в стране выше отметки 10 млн баррелей в сутки — уровня, о котором буквально десять лет назад мало кто мог мечтать.

По прогнозу Управления энергетической информации (EIA), добыча нефти в США достигнет 11 млн баррелей в сутки к концу 2019 года, что позволит им конкурировать с крупнейшим производителем сырья в мире — Россией.

Энергетика на подъеме

Экономические и политические последствия роста нефтедобычи в США колоссальные: сокращение импорта нефти в страну на одну пятую за 10 лет, создание новых рабочих мест, снижение розничных цен на бензин на внутреннем рынке на 37%… Президент страны Дональд Трамп пообещал обеспечить стране энергетическое доминирование.

Быстрыми темпами растет экспорт нефти из США в Азию, где американские поставщики уже теснят конкурентов — и ближневосточных производителей, и Россию.

Читайте также

Добытчики ресурсов сланцевой нефти уже доказали, что умеют приспосабливаться к текущей реальности. Из ценовой войны со странами ОПЕК+ они вышли победителями благодаря масштабному сокращению расходов и усовершенствованию технологии бурения.

Уровень текущих котировок мировых эталонов позволяет американским сланцевым производителям и выплачивать дивиденды, и инвестировать в расширение бурения.

Сланцевая революция изменила устоявшуюся иерархию в отрасли, превратив мелких игроков в миллиардеров. Если десять лет назад американские энергетические гиганты — Exxon Mobil и Chevron — искали зарубежные активы, то сегодня они возвращаются домой, скупая сланцевые компании и участки и увеличивая инвестиции в них. Так, в прошлом году Exxon сообщил о намерении заплатить до $6,6 миллиарда за участок на крупнейшем сланцевом месторождении Америки — Permian. Chevron в этом году планирует инвестировать $4,3 миллиарда в разработку сланцевых ресурсов.

Будущее российской нефтяной отрасли сейчас едва ли можно связать со сланцевым бумом. Санкции Запада закрыли компаниям доступ к технологиям и дешевым кредитам, и вместо ожидавшегося властями бурного развития этого сегмента нефтедобычи наблюдается лишь его вялый рост.

Борьба технологий

Российские компании не бросают сланцевую тему, но, по собственному признанию, рассматривают ее стратегически, в долгосрочной перспективе, с расчетом на налоговые льготы и успехи в разработке технологий. Рыночная конъюнктура, очевидно, меняется намного быстрее долгосрочных стратегий.

Но и американская сланцевая инфраструктура долго жила в условиях отрицательной или околонулевой рентабельности — и вот сейчас, развив технологии, сполна пользуется ростом цен на нефтяном рынке и самоограничениями участников пакта ОПЕК+. Дорога ложка к обеду, но стоит ли завидовать, если обед уже съеден и близится время ужина?

Нефть выше $70 — не отлитая в бронзе награда американскому сланцу, а лишь сегодняшний его успех.

Читайте также

Уже сейчас многие аналитики говорят о риске снижения цен во втором полугодии 2018-го, особенно если выход стран ОПЕК+ из пакта будет не таким «плавным», как обсуждалось на последнем саммите.

Борьба технологий — не гонка за сланцем как таковым, а в конечном счете лишь обеспечение наилучшей рентабельности производства и поставок нефти — полученной любым способом. В эту задачу входит как собственно добыча, так и эффективная инфраструктура транспорта, рыночные стратегии — и проиграть или выиграть можно в каждой из этих областей.

Например, рост сланцевого экспорта из США повысил привлекательность американского эталона WTI для мировых трейдеров и экспортеров. С другой стороны, Россия в 2018 году переориентировала крупные потоки малосернистой нефти с запада на восток, чтобы закрепить свое первенство на рынке Китая, из-за этого качество основного российского экспортного сорта на западе, Urals, резко упало, вызвав недовольство европейских переработчиков.

Александр Ершов

news.mail.ru

Сланцевая революция в Китае | ВОПРОСИК

С недавнего времени по всему Китаю разносятся радостные вести: был сделан большой прорыв в области добычи сланцевого газа с применением технологии экстрагирования двуокисью углерода. В Шаньси, а затем и в Ганьсу были обнаружены крупные месторождения сланцевого газа.

На сегодняшний день быстрыми темпами идет коммерциализация добычи сланцевого газа, ведутся активные работы по поиску и разведке сланцевой нефти. Однако в интернете сейчас все чаще звучит такая мысль: может быть революция в сланцевой отрасли и вовлечение КНР — это заговор США?

Итак, сланцевая нефть и газ — это «дар», который американцы передали нам? Почему Китай должен энергично содействовать разработке сланцевых ресурсов? Как далеко мы уже зашли?

Китай - предполагаемые запасы сланцевого газа

Это заговор США?

«Это американский заговор: США хотят заставить Китай вкладывать капитал в невыгодную для себя отрасль».

«Навязывание Китаю развитие сланцевых разработок — это способ избавления от убыточных акций, а также способ заставить нашу страну вкладывать деньги в эту отрасль».

Последние несколько лет эта теория живет в умах людей, но насколько она обоснована?

Профессор Сямэньского университета дает свое объяснение:

«Только в прошлом году объемы добычи США сланцевого газа достигли 300 миллиардов кубических метров! За всю историю добычи сланцевого газа в КНР мы добыли всего 160 миллиардов кубометров. Это количество несравнимо с показателями Соединенных Штатов за год. Кроме того, объем инвестиций в эту отрасль и так огромен, как и объемы производимой продукции. Поэтому какая-либо теория заговора здесь — это нонсенс».

Диаграмма залегания газа разного типа: угольного метана, обычного, попутного газа, метана из жесткого песка, сланцевого газа

Есть еще сомнения по этому поводу: «Соединенные Штаты поощряют китайскую разработку сланцевого газа, чтобы заставить КНР тратить свои водные ресурсы».

Специалисты подчеркивают, что чтобы сделать один гидроразрыв, необходимо 17 тысяч тонн воды. Однако теоретически, при разработке природного газа можно добыть 100 миллионов кубических метров природного газа, и понадобится лишь 170 килограмм воды на кубический метр. Это принесет больше пользы, чем производство электричества (требуется 1,1 килограмма воды), и сэкономит водные ресурсы. К тому же сейчас окупаемость жидкости для гидроразрыва достигла 30% —70%. Потребление воды уже не является большой проблемой.

Стоит отметить, что в июне этого года успешно прошли первые в Китае испытания экстрагирования сланцевой нефти и газа двуокисью углерода. Эта технология имеет особое значение для районов Китая, где существует проблема нехватки воды. Интерес к данной технологии возрастает, поэтому есть вероятность, что в будущем можно будет уйти от использования водных ресурсов. Фактически, более 60% сланцевых нефтяных и газовых ресурсов Китая расположены в районах, где есть дефицит воды.

Китай - месторождения сланцевого газа с учетом водного стресса

В будущем потенциал разработок сланцевого газа в Китае будет расти

Некоторые говорят: «Жидкость для гидроразрыва (жидкости ГРП), которую используют во время разведки сланцевого газа, содержит более 500 видов химических и химических добавок. Они могут вызывать загрязнение грунтовых вод, а вывод жидкости ГПР создает огромную угрозу для поверхностных вод».

На самом деле, грунтовые воды Китая обычно находятся на глубине от 30 до 300 метров, а глубина залегания сланцевого газа, как правило, составляет около 300 метров. На глубине 300 метров находится обсадная труба, многослойная изоляция корпуса, поэтому жидкости ГПР никак не могут проникнуть в подземные воды.

В целом, объемы загрязнения от разработки сланцевого газа невысоки, и разведка сланцевых ресурсов способна стать стимулом для оптимизации нынешней энергетической структуры Китая. В то же время на территории нашей страны сосредоточены огромные запасы сланцевого газа. Это может поднять темпы и объемы производства энергии и снизить цены на энергоносители. КНР надеется в будущем более активно заниматься развитием этой отрасли.

Экология Китая — проблемы

Соединенные Штаты давно получают огромные дивиденды с добычи сланцевых ресурсов

В 1821 году в штате Нью-Йорк (США) впервые нашли месторождение сланцевого газа. История его добычи насчитывает уже два столетия.

В 1973 году Саудовская Аравия, Кувейт и другие страны Ближнего Востока, являющиеся странами-членами организации ОПЕК, запустили эмбарго на поставку нефти в западные страны и провели совместное сокращение добычи нефти.

К марту 1974 года срок действия эмбарго истек, и мировые цены на нефть выросли в четыре раза! Американская промышленность сильно пострадала.

Тогда, замороженные проекты разработки сланцевой нефти и газа, снова были рассмотрены.

После 30 лет развития этой отрасли, уже в XXI веке, пока международное сообщество обвиняло Соединенные Штаты в том, что целью войны в Ираке была нефть, разработка американской сланцевой нефти и газа набрала сумасшедшие обороты. В СМИ стали говорить о «конце нефтяной эпохи».

Сланцевые нефть и газ принесли США огромные дивиденды!

С одной стороны, в 2011 году Соединенные Штаты заменили Россию, став крупнейшим в мире производителем природного газа. На данный момент США сами обеспечивают себя природным газом и распоряжаются излишками.

С другой стороны, по прогнозам соответствующего консультативного органа, нефтяные запасы США составляют 264 миллиарда баррелей, причем большая часть неизведанной нефти — сланцевая. Благодаря «сланцевой» революции, запасы нефти США значительно превышают запасы России и Саудовской Аравии.

Ближневосточные производители нефти больше не могут использовать «нефтяное оружие» против Соединенных Штатов.

Вслед за «сланцевой» революцией цены на электроэнергию в США резко упали. В настоящее время средняя цена на электроэнергию в США составляет лишь половину китайской. Это напрямую затрагивает производственные издержки: теперь Соединенные Штаны получают беспрецедентное преимущество, которое можно использовать в деле восстановления американской экономики.

Структурная схема добычи на месторождениях с мультиотводами

Почему Китай будет заниматься разработкой сланцевых ресурсов?

Теория заговора, о которой говорилось выше, не выдерживает критики. Если вы спросите, в чем же преимущество использования сланцевых ресурсов для Китая, взгляните на нашу энергетическую структуру, и вы все поймете.

Уголь. В Китае около 2/3 потребления энергии приходится на потребление угля, в то время как в мире оно сводится к 29%.

Сжигание каменного угля в больших количества пользы не приносит, а, кроме того, выделение в процессе горения сернистого газа, окиси озота и серной пыли приводит к серьезному загрязнению окружающей среды.

В то же время доля потребления нефти составляет 19%, природного газа — 6,4%, и существует сильная зависимость от импорта энергоносителей. Цена на них остается на высоком уровне.

В последние годы зависимость от импорта нефти в Китае возросла с 35% в 2000 году до 70% в 2016 году. В 2016 году Китай импортировал 71,2 миллиарда кубометров метров природного газа, что составляет 35% от общего потребления. Импортная зависимость все еще сильна.

Структурная схема инфраструктуры газосланцевого месторождения на Marcellus Shale

Из-за высокой зависимости от импорта энергоносителей, цены на электроэнергию для промышленных предприятий оказались выше среднего уровня развитых стран. В 2014 году средняя цена мегаватт-час в странах-членах Организация экономического сотрудничества и развития составляла 123,88 долл. США. Тогда как средняя цена в Китае мегаватт-час — 139,43 доллара США.

Цао Дэван сделал экономический расчет:

«1 кубический метр американского природного газа стоит 7 юаней, Китай продает за 2,2 юаня, при этом стоимость электроэнергии США будет равна 3 юаням, а в Китае — более 6 юаней».

«Зарплата американских рабочих в восемь раз превышает зарплату в КНР, а зарплата белых воротничков в США выше в два раза». При этом цены на ресурсы, электроэнергию ниже, чем в Китае, а в сочетании с сокращением совокупного налога, предприятия в США могут зарабатывать на 10% больше, чем в КНР.

Таким образом, если у нас есть возможность разрабатывать собственные запасы сланцевого газа и нефти, то мы можем значительно понизить цену на энергию. И цена нашей продукции на международном рынке станет конкурентоспособной!

Оценка местоположения сланцевых месторождений газа методом стратосферного анализа

Другими словами, существует острая необходимость в энергетической революции, как с точки зрения защиты окружающей среды, энергетической безопасности, так и с точки зрения производственных затрат.

Китай — восходящее светило в области добычи сланцевых ресурсов.

К счастью, Китай богат запасами сланцевого газа!

В 2012 году Государственный совет КНР причислил сланцевый газ к самостоятельным энергоносителям, а китайским геологам пришлось потрудиться, чтобы сократить 30-летнее отставание от США в этой отрасли.

Производство первых кубометров сланцевого газа началось в 2010 году и сразу же пошло быстрыми темпами. С 2012 года по 2016 года объем добычи составил 100 миллионов кубометров. На данный момент объем добычи достиг уже 7,882 миллиарда кубометров, уступая лишь США, Канаде.

Сланцевый гидроразрыв - схема загрязнения грунта

В 2016 году был принят «План развития отрасли сланцевого газа (2016-2020)». При условии правительственной поддержке и успешном развитии рынка, Китай планирует 2020 году произвести 30 миллиардов кубометров сланцевого, а к 2030 году — до 80-100 миллиардов кубических метров.

Технология производства в данной отрасли переживает бурный подъем!

Совместными усилиями и благодаря внедрению технологий, техническим исследованиям, Китай освоил технологию бурения, гидравлического разрыва пласта и др. Китайские производители имеют возможность бурить и создавать разрывы на глубине 3500 метров (в некоторых районах глубина залегания ресурсов достигает 4000 метров) и начинают создавать свою технологическую систему, подходящую для геологических условий страны.

Ранее говорилось, что в июне этого года в Китае был совершен большой прорыв в технологии добычи сланцевого газа: ученые используют двуокись углерода, чтобы успешно разрабатывать континентальные отложения сланцевых ресурсов. Двуокись углерода запускают под землю, а обратно возвращается уже сланцевый газ. При этом вреда для окружающей природы — минимум. Таким образом, китайские ученые убивают сразу двух зайцев.

Российские эксперты считают, что, несмотря на то, что в области разведки сланцевого газа предстоит решить еще много вопросов, однако, это, несомненно, дает Китаю преимущество в сфере сотрудничества с Россией по линии энергетики. Это касается совместного российско-китайского проекта «Сила Сибири».

Сланцевый газ имеет большое значение для обрабатывающих отраслей Китая

Производители города Чунцин, например, уже три года разрабатывают месторождение сланцевого газа в районе Наньчуань (Чунцин) и собираются поставлять газ. Излишки пойдут на использование местными предприятими, что позволит снизить цену кубического метра природного газа на 0,2-0,3 юаня.

Руководитель отдела по планированию в области добычи сланцевого газа в Шуйцзянчжэне подсчитал, что в Чунцине годовой расход газа любого предприятия в этой сфере составляет более 100 миллионов кубических метров. Если предприятие будет использовать местный сланцевый газа, то сможет сэкономить, по меньшей мере, 20 миллионов юаней.

В полном размере: Газопроводы Сила Сибири и Алтай

И таких предприятий много. С развитием отрасли сланцевого газа цены на энергоносители в Китае в будущем могут снизиться, а снижение производственных издержек Китая и модернизация отраслей за счет сэкономленных средств, несомненно, повысит конкурентоспособность китайской промышленности.

Кроме того, развитие отрасли сланцевой нефти также считается перспективным.

Сланцевая нефть в Китае в основном распределена в мезозойско-кайнозойских континентальных осадочных бассейнах, таких как бассейн Сунляо, бассейн Ордос, бассейн Бохайского залива и бассейн Сычуань. Запас сланцевой нефти там очень большой — 4,352 миллиарда тонн, то есть Китай занимает третье место в мире по объему запасов данного ресурса.

Однако мы начали исследовать этот ресурс лишь в 2010 году, сланцевая нефть еще не применялась в крупной промышленности и не популярна среди населения. В этой области мы все еще отстаем от США на 30-40 лет.

http://inosmi.ru/politic/20171010/240473676.html

voprosik.net

Американская угроза. Чем Россия ответит на рост добычи сланцевой нефти в США

Санкции Запада закрыли российским компаниям доступ к технологиям и дешевым кредитам, и вместо ожидавшегося властями бурного развития этого сегмента нефтедобычи наблюдается лишь его вялый рост

Споры о том, преодолел ли нефтяной рынок кризис последних лет, наталкиваются на один убийственный аргумент — рост цен, которые, пробив $70 за баррель, к началу февраля закрепились на уровне чуть ниже. Это, конечно, не ностальгические $140 образца 2014 года, но тем не менее — «стакан наполовину полон».  

Генсек ОПЕК Мохаммед Баркиндо называет ребалансировку мирового рынка быстрой, а российский министр энергетики Александр Новак ожидает баланса спроса и предложения на рынке во второй половине следующего года. Международное энергетическое агентство (МЭА) прогнозирует рост в 2018 году мирового спроса на нефть, а пакт ОПЕК+ продолжает действовать, ограничивая производство сырья.

Кто же воспользуется этими достижениями? Подходящего кандидата сыскать недолго: стремительный рост добычи ресурсов сланцевой нефти в США уже скоро может подтолкнуть общий объем производства сырья в стране выше отметки 10 млн баррелей в сутки — уровня, о котором буквально десять лет назад мало кто мог мечтать. По прогнозу Управления энергетической информации (EIA), добыча нефти в США достигнет 11 млн баррелей в сутки к концу 2019 года, что позволит им конкурировать с крупнейшим производителем сырья в мире — Россией. 

Натуральный обмен. Зачем Россия импортирует нефть из Ирана

Энергетика на подъеме

Экономические и политические последствия роста нефтедобычи в США колоссальные: сокращение импорта нефти в страну на одну пятую за десять лет, создание новых рабочих мест, снижение розничных цен на бензин на внутреннем рынке на 37%… Президент страны Дональд Трамп пообещал обеспечить стране энергетическое доминирование.

Быстрыми темпами растет экспорт нефти из США в Азию, где американские поставщики уже теснят конкурентов: и ближневосточных производителей, и Россию.

Добытчики ресурсов сланцевой нефти уже доказали, что умеют приспосабливаться к текущей реальности. Из ценовой войны со странами ОПЕК+ они вышли победителями благодаря масштабному сокращению расходов и усовершенствованию технологии бурения.

Уровень текущих котировок мировых эталонов позволяет американским сланцевым производителям и выплачивать дивиденды, и инвестировать в расширение бурения.

Сланцевая революция изменила устоявшуюся иерархию в отрасли, превратив мелких игроков в миллиардеров. Если десять лет назад американские энергетические гиганты — Exxon Mobil и Chevron — искали зарубежные активы, то сегодня они возвращаются домой, скупая сланцевые компании и участки и увеличивая инвестиции в них. Так, в прошлом году Exxon сообщил о намерении заплатить до $6,6 млрд за участок на крупнейшем сланцевом месторождении Америки — Permian. Chevron в этом году планирует инвестировать $4,3 млрд в разработку сланцевых ресурсов.

Будущее российской нефтяной отрасли сейчас едва ли можно связать со сланцевым бумом. Санкции Запада закрыли компаниям доступ к технологиям и дешевым кредитам, и вместо ожидавшегося властями бурного развития этого сегмента нефтедобычи наблюдается лишь его вялый рост. 

Борьба технологий

Неумолимый конкурент. США хотят стать лидером по производству нефти

Российские компании не бросают сланцевую тему, но, по собственному признанию, рассматривают ее стратегически, в долгосрочной перспективе, с расчетом на налоговые льготы и успехи в разработке технологий. Рыночная конъюнктура, очевидно, меняется намного быстрее долгосрочных стратегий.  

Но и американская сланцевая инфраструктура долго жила в условиях отрицательной или околонулевой рентабельности — и вот сейчас, развив технологии, сполна пользуется ростом цен на нефтяном рынке и самоограничениями участников пакта ОПЕК+. Дорога ложка к обеду, но стоит ли завидовать, если обед уже съеден и близится время ужина? Нефть выше $70 — не отлитая в бронзе награда американскому сланцу, а лишь сегодняшний его успех. Уже сейчас многие аналитики говорят о риске снижения цен во втором полугодии 2018-го, особенно если выход стран ОПЕК+ из пакта будет не таким «плавным», как обсуждалось на последнем саммите.

Борьба технологий — не гонка за сланцем как таковым, а в конечном счете лишь обеспечение наилучшей рентабельности производства и поставок нефти, полученной любым способом. В эту задачу входит как собственно добыча, так и эффективная инфраструктура транспорта, рыночные стратегии — и проиграть или выиграть можно в каждой из этих областей.

Например, рост сланцевого экспорта из США повысил привлекательность американского эталона WTI для мировых трейдеров и экспортеров. С другой стороны, Россия в 2018 году переориентировала крупные потоки малосернистой нефти с запада на восток, чтобы закрепить свое первенство на рынке Китая, из-за этого качество основного российского экспортного сорта на Западе Urals резко упало, вызвав недовольство европейских переработчиков. 

Курс на Бостон. Зачем «Ямал-СПГ» поставляет газ в Америку

 

artfinancenews.ru

Сланцевая нефть в США | Политика

Хорошо развернутые цифры по текущему положению в сланцевой добыче США. Наглядно и с картинками. Разве что на счет комфортности уровня цен в 45 долларов автор несколько ошибается.

Фишка в следующем. Нефть в США добывают не только из сланцев. До начала "сланцевой революции" примерно 1,5 млн. баррелей в сутки качалось из традиционных месторождений классическим способом. На пике сланцевого безумия США декларировали добычу в 9,2 млн. баррелей в сутки. Т.е. в общем объеме сланцы давали 7,7 млн. бочек в день.

По мере роста сланцевой доли в общем объеме, росла и средняя себестоимость одного барреля. В России пробурить одну нефтяную скважину стоит от 110 до 150 млн. рублей или около 2,5 млн. долл. В Штатах это стоит примерно в 1,5 раза дороже. Правда, если геология точно известна, новые скважины на уже известном поле обходятся примерно в треть от обычных. Причем, без разницы, в какой пласт бурить, в обычный или сланцевый. Разница начинается потом.

Обычная скважина при копеечных эксплуатационных расходах, продуктивно дает нефть примерно 12 - 14 лет, снижая дебет от первоначального в среднем на 1 - 2% в год. В то время как сланцевая теряет около трети дебета ежегодно и служит максимум 3 - 4 года.Это важно понимать вот к чему. Себестоимость американской обычной нефти колеблется на уровне 20 - 26 долларов за баррель. Плюс расходы на инфраструктуру (переменные) и обслуживание кредитов (если взяты, впрочем, чаще всего какие-то кредиты у них есть всегда). Т.е. все, что продается дороже 30 - 32 долл. за бочку - профит. Так что 45 баксов это действительно цена комфортная.

Со сланцевой добычей картина сильно иная. Даже самая дешевая сланцевая нефть начинается с 60 - 70 долл себестоимости барреля. Учитывая, что по мере развития революции стоимость работ по бурению только росла, а потом, в гонке за объемами, разработка велась на кредитные, причем дорогие, деньги, то последние пробитые скважины давали продукт стоимостью достигавший 90 долл за баррель.

Смешение обоих видов добычи снижает среднюю себестоимость барреля, за счет частичной компенсации дорогой сланцевой, сильно более дешевой обычной нефтью. 4,8 млн. барр. суточной добычи это не все - сланцевая нефть. Обычной в ней как было 1,5 млн, так и осталось. Так что фактически объем добычи именно сланцев снизился не на 13%. Он упал с 7,7 до 3,3 млн. барр в сутки, что составляет 58%, что общую картину сильно меняет.

Это подтверждается резким падением средней себестоимости бочки с 70 до 48 долл за баррель. С рынка уходит самая дорогая нефть, та, добывать которую под занавес революции кинулись мелкие компании, запускавшие "перспективный" бизнес только на заемные средства. Вторым подтверждением является уменьшение количества действующих буровых установок до уровня, ниже того, который был когда добыча велась только на традиционных месторождениях. В 2009-м, когда никаких сланцевых проектов еще не существовало, в США действовало 413 буровых установок. Сегодня действуют лишь 300. А ведь в сланцевом сегменте именно постоянное пробитие новых скважин является основой для поддержания объемов добычи, не говоря уже об их наращивании. Нет новых скважин - максимум через три года закончится и сланцевая нефть. А судя по темпам падения числа буровых, новые скважины не бурятся как минимум с сентября - октября прошлого года.

Таким образом получается, что нынешние объемы добычи держатся на дебете множества скважин, созданных в конце 2014 и в течение 2015 года. Новые не бурятся. Мелкие игроки уже табуном вылетают с рынка. Но для еще держащихся на плаву ведущих крупных добытчиков распродажа все еще действующих активов банкротов позволяет обманывать математику бухгалтерскими способами. Это банкротам скважина обходилась по миллиону долларов за штуку плюс прочие расходы и плюс кредиты. С молотка их имущество расходится за половину, а то и четверть балансовой стоимости. Т.е. покупатель ставит себе на учет скважины по четверть млн. долл за штуку и делает вид, что все шоколадно.

На бумаге получается почти да. Это как бы снижает учетную себестоимость барреля с 90 до 50 - 60 долл, а местами, вероятно, и ниже, где-то до 42 - 45. Но фишка в том, что парк скважин мелких добытчиков составляет едва 20% от их общего количества. Т.е. этот хитрый ход на картину в целом решающего влияния не имеет.

В настоящее время вся отрасль американской сланцевой добычи напоминает затонувшую подводную лодку, на спасение запертого в ней экипажа никто уже не идет. Пока добытчики еще пытаются держаться, экономить деньги, сокращать расходы где только можно, хотя ресурсы для экономии уже исчерпаны. Система держится Скважины первой волны, созданные в начале 2014 года будут исчерпаны к концу 2016. Таким образом из нынешних 3,3 млн барр в сутки к декабрю останется не более 2,8 млн. Если рыночная цена нефти, как ожидается по прогнозам, до 50 долл за баррель доползет в лучшем случае к сентябрю текущего года, а то и лишь к январю 2017 и там надолго стабилизируется, то к декабрю 2017 объем сланцевой добычи неизбежно усохнет до 1,5 - 1,1 млн. барр в сутки. При сохранении этой тенденции в 2018 году, к его окончанию, американская сланцевая революция окончательно станет историей. 

maxpark.com


Смотрите также