Когда наступит будущее без нефти? У России есть время? Будущее россии без нефти


Когда наступит будущее без нефти? У России есть время?

Помните, что сказал Греф о стране-дауншифтере России и ее перспективах на последнем Гайдаровском форуме?

Я процитирую:«Сегодня можно сказать - эта эра осталась в прошлом. Как говорят, каменный век закончился не потому, что закончились камни. Точно так же и нефтяной век, можно сказать, уже закончился. Будет его остаток, я не знаю, 10 лет, пока, действительно, вся инфраструктура электромобилей будет развернута в должной степени… Я, когда сел в первый раз в автомобиль Tesla, понял, к сожалению, что будущее настало слишком быстро, как всегда… Мы в этом будущем находимся уже сейчас».

И еще, про Китай:«В Китае к концу 2016 года, то есть к 1 января 2017 года… 70 ГВт установленной мощности — это ветер, солнце, биоэнергетика, все вместе - это ни много ни мало 230 ГВт установленной мощности, плюс 330 ГВт установленной мощности гидроэнергетики, итого: 560 ГВт установленной мощности - это возобновляемые источники энергии. Для сравнения, это в два с половиной раза больше, чем вся установленная мощность Российской Федерации».

http://vg-saveliev.livejournal.com/1266701.html

Но вот вам мнение другого специалиста по имени Стефан Сильвестр, который является специалистом по энергетическим рискам.Он, кстати, раскрыл авторство красивой фразы, которую вспомнил Греф.Это министр нефти Саудовской Аравии шейх Ямани говорил: «Каменный век закончился не из-за недостатка камней. Эра нефти закончится не из-за исчерпания нефти.

Так вот, Сильвестр согласен с тем, что запасы нефти в XXI веке исчерпать не удастся.И с тем, что энергетическая зависимость от нефти со временем начнет снижаться.Только произойдет это не через 10 лет.

Он видит два решающих фактора - демографический и технологический.

Численность населения мира должна стабилизироваться к концу столетия.Этот источник роста спроса на энергию иссякнет.

Технологический фактор начнет действовать, когда автомобили на двигателях внутреннего сгорания ощутимо уступят автомобилям на других видах тяги – водородной, электрической.Но до этого довольно далеко.

Сильвестр предлагает расчет.В 2014 году был продан 71 млн автомобилей.Электрических – 400 тыс.

Мировой парк автомобилей составляет 1,2 млрд автомобилей.1,2 млрд, Карл!

Даже если продажи электромобилей увеличатся в 10 раз (!), то на замену всего парка автомобилей потребуется больше 300 лет!Это три века.Это расстояние от времен Петра I, когда Россия прорубала окно в Европу, до дня сегодняшнего, когда она вдруг стала это окно заколачивать.

Но и это еще не все.Оказывается, существует разрыв между энергосистемами развитого Запада и таких стран, как Индия и Китай, большой разрыв.Греф сказал, что Китай активно наращивает свои электрические энергомощности.Но это не значит, что они могут достичь уровня европейских стран в ближайшее время.

Подведем итог.Нефтяной век когда-нибудь закончится, к гадалке не ходи.Но произойдет это не завтра, и не через 10 лет.Может быть, к концу XXI века.Или через 300 лет.)))В реальном времени нефть остается основой мировой цивилизации.

vg-saveliev.livejournal.com

Будущее по Хокингу: без нефти, без работы

Стивен Хокинг, блестящий физик и живое воплощение победы духа над несовершенством плоти, в начале года уже предупреждал об опасности, которую несут технологии человечеству (обещая почти неминуемую катастрофу на Земле в ближайшие 10 тысяч лет и призывая людей отправиться в космос, а пока быть осмотрительнее).

Теперь, после неожиданного решения Великобритании выйти из ЕС и не менее неожиданной победы Дональда Трампа на президентских выборах в США, Хокинг написал еще одну статью-предупреждение. В ней ученый говорит о том, что для элит будет ошибкой реагировать на подобное волеизъявление людей как на издержки популизма, поскольку причины такого голосования вполне понятны – это экономические последствия глобализации и все ускоряющиеся технологические изменения: автоматизация заводов лишает рабочих мест в традиционной промышленности, развитие искусственного интеллекта грозит тем же среднему классу. Роль людей будет, по большей части, – "ухаживать, творить, контролировать", пишет Хокинг.

При этом новая экономика приводит к процветанию очень немногих, экономическое неравенство растет, и для многих людей исчезает сама возможность заработать на жизнь. А благодаря интернету и социальным медиа это заметно всем, что приводит к росту экономической миграции – как замечает Хокинг, в Африке к югу от Сахары у большего числа людей есть телефон, чем доступ к чистой воде.

В результате, резюмирует он, человечество переживает сейчас самый опасный момент своего развития, и нужно переобучать и финансово поддерживать людей в условиях, когда исчезают не просто рабочие места, а целые индустрии, нужно глобальное развитие – единственный способ предотвратить миграцию миллионов людей.

Хокинг заканчивает статью оптимистически, словами, что верит в человечество, – но элиты должны усвоить урок.

И Brexit, и победу Трампа эксперты расценивают как реакцию рабочего класса на потерю рабочих мест, не требующих высокой квалификации, – в результате притока мигрантов, готовых работать дешевле, перевода производства в другие страны с более дешевой рабочей силой или прихода технологий, позволяющих автоматизировать производство.

Впрочем, даже Трамп не вернет американским неквалифицированным рабочим их мест, утверждало еще в марте американское издание 538: даже когда производство возвращается в США, это не восстанавливает потерянные рабочие места, поскольку новые заводы чрезвычайно автоматизированы и нуждаются в гораздо меньшем количестве рабочих. В американской промышленности постепенно исчезают рабочие места с достойной оплатой для людей без высшего образования. В той же публикации приводились цифры: средняя зарплата рабочего на заводе составляла свыше 25 долларов в час, средняя зарплата в розничной торговле – менее 18 долларов в час. Но в 1994 году в промышленности в США были заняты на 3 с половиной миллиона человек больше, чем в розничной торговле, а сейчас – почти на столько же меньше. И почти 80 процентов занятости в частном секторе – service, обслуживание. Тут, как и писал Хокинг, вполне понятны чувства людей, проголосовавших за Трампа.

И это все на фоне все новых технологических чудес, распространяющихся из Калифорнии. Илон Маск обещает заводы, на которых "машины строят машины", его автомобили не нуждаются в водителях (и в бензине), – и рассуждает о том, что оставшихся без работы нужно будет поддерживать при помощи чего-то вроде "всеобщего минимального дохода".

Экономист Иван Любимов считает, что Хокинг несколько преувеличивает опасность перехода к новой экономике, поскольку, по его словам, такие изменения будут происходить постепенно и у людей будет время приспособиться. Он рассказывает о работе Дэрона Асемоглу (известного экономиста из Массачусетского технологического института – претендента, по словам Любимова, на Нобелевскую премию по экономике) и Дэвида Отора, специалиста по рынку труда:

– Технологии становятся все сложнее, а образование в развитой стране (они подразумевают США) за этими технологиями не поспевает. Какая-то когорта на рынке труда движется в ногу с технологиями – это программисты, инженеры, часть экономистов, архитекторы. А средний класс, как рабочие, люди ручного труда – те, например, кто сидят в банках, проводят какие-то простые операции, – эти люди за технологиями и за образованными людьми не поспевают. Это контраст с тем, что происходило в США в середине ХХ века, когда в стране массово появлялись технологии, но люди увеличивали уровень образования из поколения в поколение довольно быстро. В конце ХХ века ситуация изменилась, американское общество разделилось на тех, кто стал получать элитное образование и выполнять сложные операции, – вроде программиста или инженера, и тех, кто получал образование, достаточное, чтобы выдавать кредиты в банке, при помощи кого можно оплачивать счета, – они перестали успевать.

Уметь программировать, знать статистику

Давайте представим себе три ванны, заполненные водой, первая ванна небольшая – это образованная элита, третья ванна – это люди ручного труда, рабочие, какой-то сектор услуг вроде нянечек, официантов и так далее, а посередине – клерки, банковские, офисные работники и так далее. В эту промежуточную среднюю ванну с клерками плюхнулся груз с технологиями, объема этой ванны стало не хватать, чтобы там оставалась вся эта вода, она выплеснулась, что означает вытеснение части рабочей силы из-за технологий и необходимость им что-то делать – или переходить в первую ванну, где сосредоточен элитный труд, или становиться представителями ручного труда. Стандартный ответ экономистов Асемоглу и Отор здесь от них не отличаются: друзья, если мы в XIX или в ХХ веке были вынуждены массово стать городскими жителями, будучи вчера крестьянами, нам пришлось выучить таблицу умножения, стать грамотными, то сегодня, увы, нам нужно отвечать на более высокий интеллектуальный вызов, нам нужно уже, будучи молодыми людьми, уметь программировать, знать статистику и прочие довольно сложные дисциплины. Картина, которую рисует Хокинг в своей статье, основана, на мой взгляд, на довольно сильных предположениях, что перераспределить людей из средней когорты в образованную когорту или невозможно, или затруднительно. На мой взгляд, это предположение слишком сильное. Нет никаких признаков того, что сегодня невозможно увеличить число людей, которые занимаются высокоинтеллектуальной работой.

Не только накормить ребенка, но и с ним разговаривать

– Давайте посмотрим на западный мир глазами фантаста – на 20–30 лет вперед. Представим себе, что фабрики и заводы, банки и все прочее, что раньше давало довольно большое количество работы людям, – это все в сильнейшей степени автоматизировано. Что делать этим сотням миллионов людей, 300 с лишним миллионов человек в Соединенных Штатах, еще сотне миллионов людей в Европе? То, что сейчас происходит, – это бунт в значительной степени среднего поколения, и оно никуда не денется, сейчас продолжительность жизни большая, люди долго работают, и много молодых, кто не получил образования, будут также искать работу. Что им делать? В этой картине им просто нечем заняться. Трехдневная рабочая неделя? Раздача бесплатного продовольствия?

– Мне кажется, что вы предполагаете модель с двумя группами – с высококвалифицированной и низкоквалифицированной рабочей силой. Но даже Хокинг в своем тексте упоминал слово caring, "заботиться", помимо креативной и контролирующей. Он имел в виду трехсекторную модель, когда в секторе простых операций работают люди ручного труда, и это не рабочие – это обслуживающий персонал, например, нянечки, которые сидят с детьми и которых заменить какими-то технологиями не так легко, потому что они выполняют индивидуальные задачи. Часть тех, кто не сможет мигрировать в высококвалифицированную когорту, вынуждены будут уйти из средней в низкоквалифицированную, в сектор услуг, где нужен индивидуальный подход к клиенту, невыполнимый машинами на довольно продолжительном горизонте. Беби-ситтерство – речь не только о том, чтобы накормить ребенка, а о том, чтобы с ним разговаривать, чтобы его воспитывать, чтобы смеяться с ним. Таких примеров можно найти немало. Этот сектор и у Хокинга, и у экономистов предполагается более защищенным, чем средний сектор, который штурмуют технологии. Часть людей найдет себе там рабочее место. Если мы предполагаем – как очень гипотетический – этот сценарий о полном замещении рутинной работы, речь действительно придется вести о каком-то перераспределении. Если ВВП создается машинами, технологиями и интеллектуальной, профессиональной элитой, которую обслуживают люди простого ручного труда, остальным придется, по всей видимости, выплачивать какие-то пособия, если никакой добавленной стоимости в этом мире для них не осталось. Но я считаю не слишком вероятным такой сценарий с полным замещением среднего типа труда машинами.

– Но нужно увидеть эту картину, чтобы понять страх, который движет людьми сейчас. Когда вы говорите о том, что люди из промышленности вытесняются в сервис...

– Не совсем, потому что банки – это тоже сервис. Но если десять лет назад для того, чтобы оплатить счет, нам нужно было туда прийти, то теперь мы можем сделать это из дома. Таким образом, технологии замещают людей в сервисе тоже. Поэтому речь идет о том, что люди уходят и из сервиса, и из промышленности в другой сервис.

Недовольство зафиксировано как факт

– Определим его как человекоемкий сервис. Если рабочий получает в среднем 25 долларов в час, то официант – 18. Рабочие на большом предприятии чувствуют себя гораздо более защищенными, и если они переходят в официанты – это гораздо меньший бизнес, он меньше защищен. Глядя на это, понятно, кто проголосовал за Трампа – люди, которые вчера работали за 25 долларов с чувством большей социальной защищенности, а теперь вынуждены искать работу официанта за меньшие деньги и с меньшей социальной защищенностью.

– Да, безусловно. Но если мы хотим обвинить в этом технологии, мне кажется, это будет не совсем правильно, потому что есть вторая и третья причины. Это офшоризация операций средней сложности, то есть не только технологии заменили этих рабочих, но и другие рабочие в других частях света. Если мы начнем рассматривать не национальный рабочий класс, а глобальный рабочий класс, суммировать американских рабочих с китайскими и индийскими, то тут будут проигравшие и выигравшие. Третья причина – это эмиграция в Соединенные Штаты. Поэтому недовольство зафиксировано как факт. Очевидно, когда становится больше людей, готовых выполнять какую-то одну работу, то конкуренция за это рабочее место обостряется, это приводит к недовольству. Об опасности политической реакции на эти изменения говорилось раньше, предлагались меры к тому, чтобы сделать жизнь среднего американца более удовлетворительной. Те изменения, которые произошли в последние 30 лет в США, состоят в том, что образование стало относительно менее доступным значительной части населения. В США все могут посещать школы, но качество обучения в этих школах очень различается, фрагментарность колоссальная. Из части школ люди поступают в элитные мировые вузы, а из части школ продолжить образование очень сложно. Плюс в Соединенных Штатах образование не бесплатное и у значительной части семей просто нет денег для оплаты обучения. Давно говорилось, что систему образования нужно реформировать: улучшать качество образования в американских школах, которые недофинансируются, потому что находятся в бедных районах, и помогать с оплатой образования в колледжах.

Тезис об объединении пролетариата

– Вы сами говорите, мир глобален и это изменить невозможно. Хокинг упоминает, что в Африке меньше людей имеют доступ к чистой воде, чем к телефонам. То есть люди все знают про все. Раньше из Африки миграцию было сложнее представить в таких количествах, потому что люди не знали, куда, как и зачем мигрировать. Сейчас есть небольшое возвращение производства из Китая обратно в США, потому что подорожала китайская рабочая сила. Но китайские компании в свою очередь идут в Африку, где совсем дешевая рабочая сила. Это означает, по большому счету, что произошло то, о чем говорили большевики: "Пролетарии всех стран, объединяйтесь". И хотя сейчас американские рабочие проголосовали за стену по границе с Мексикой, разрыв торговых соглашений с Китаем, которые позволяют уводить туда рабочие места, по большому счету, цель у всех рабочих примерно одна. Запрос на работу глобальный, перераспределяется через миграцию рабочих мест и миграцию самих людей, а новая экономика не предлагает рабочих мест людям без образования, которое недоступно многим даже в Америке, не говоря уже о Китае, Африке и так далее. Трамп сейчас победил в США, в Великобритании победили сторонники Brexit – но это локальные лекарства, которые не помогут в сути проблемы. Не может это все со временем обратиться в некий глобальный бунт необразованной рабочей силы против образованной инновационной элиты, который и сметет весь существующий сейчас порядок? Как мне кажется, Хокинг говорит именно об этом.

– Мне кажется, бунт этот продолжается уже довольно продолжительное время, если мы обратим внимание на антагонизм между развитыми и развивающимися странами. Многие развивающиеся страны недолюбливают развитые, те стараются не отвечать взаимностью публично, но иногда это делают. При этом, мне кажется, тезис об объединении пролетариата во всем мире противоречит тому, что пролетариат в Соединенных Штатах и пролетариат в развивающихся странах имеют противоположные интересы, нередко конкурируют за одни и те же рабочие места.

Вполне возможно, что на горизонте в 20 лет "золотой миллиард" будет богатеть быстрее

– Это правда, но это правда сейчас. Не знаю, насколько могут Соединенные Штаты, Великобритания, Европа отгородиться от этого притока иммигрантов и от утекания рабочих мест, но в конце концов какое-то выравнивание произойдет и работы не будет хватать никому.

– Вы предполагаете, что будет конвергенция, что разрыв между развитым и развивающимся миром настолько уменьшится. Давайте представим, что мы с вами корпорация, мы можем заменить работу своего дорогого немецкого рабочего, дорогого в смысле стоимости его труда, – или на автомат, который у нас же в Мюнхене, в Баварии будет выполнять эту операцию, или можем отправить эту операцию в другую точку мира, где она будет стоить очень дешево. У нас есть выбор между этими двумя стратегиями. И вы говорите, что со временем вторая стратегия тоже станет дорогой, потому что уровень доходов, уровень благосостояния в мире станет похожим между странами, дисперсия сократится. Это предположение довольно сильное, мне кажется. В последнее время, благодаря Китаю и Индии, этим двум локомотивам, глобальное неравенство действительно несколько сокращается. Но нет никакой уверенности, что этот процесс продолжится и в будущем. Уже сегодня мы видим, как Китай замедляется. Проведут ли они реформы для того, чтобы разогнаться до устойчивых темпов выше среднего на протяжении 10–15 лет, в этом уверенности нет. Вполне возможно, что на горизонте в 20 лет мир опять будет расходиться, "золотой миллиард" будет богатеть быстрее, чем два с половиной "средних" миллиарда – Китай и Индия, не говоря уже об африканских и латиноамериканских странах, которые десятилетиями растут очень медленно. Поэтому вполне возможно, что между богатыми, бедными и средними странами конвергенции не произойдет и переводить часть производства, какие-то операции в другие страны может быть выгодно еще очень долго.

Это мечты о возвращении

Что касается мер, которые может сейчас принять Трамп, мне видятся политические барьеры в выполнении его обещаний. Во-первых, несмотря на то что Конгресс контролируется республиканцами, однопартийцами Трампа, не факт, что люди в Конгрессе будут поддерживать то, что предлагает Трамп. Во-вторых, возвращение рабочих мест в США, возвращение высоких зарплат и стабильности для американских рабочих означает потерю конкурентоспособности американских компаний, если по каким-то причинам, которые мы сейчас вряд ли найдем, немецкие, французские и японские компании не будут себя вести точно так же. То есть в этих странах должны прийти местные трампы к власти и начать рушить глобальный мир, распределение глобальной стоимости по странам – тогда американские корпорации выживут, потому что прочие корпорации в других странах ведут себя так же. Почему прочие корпорации станут вести себя так же? Мне кажется, то, что случилось, – это мечты о возвращении, подобные тому, как в России мечтают о возвращении в Советский Союз, когда видят, на мой взгляд, мнимую картинку с солнцем, с чистыми улицами, низкими ценами. Так в памяти каких-то поколений рабочих в Соединенных Штатах есть эта картинка из 1970-х годов, в которую они хотят вернуться. Трамп им пообещал, что он приложит к этому усилия, но вряд ли он сможет выполнить в достаточной мере эти обещания, иначе ему придется наносить удар по своим собственным компаниям.

Нужно увеличивать социальную нагрузку

– Мы обсудим Россию в конце беседы, но пока давайте еще обсудим ваши аргументы, с которыми я, кажется, не согласен. Вы сами говорите, что процесс глобализации выгоден компаниям, значит, бизнес будет пытаться это делать. Предположим, есть локальные препятствия в виде местных трампов, нетрудно представить, что в 2017 году в Европе, скажем, все больше будут побеждать локальные трампы, – но это лишь на какое-то время закупорит ситуацию. По большому счету то, что предлагает Трамп или Brexit, – это силовые попытки остановить эти процессы, запретить миграцию, запретить извлекать прибыль из перемещения производства. Во-первых, это не очень эффективная стратегия, а с другой стороны, даже представить, что она будет успешной, рабочий класс внутри этих стран со временем проиграет технологиям, а снаружи эти страны будут атакованы все более беднеющими, обозленными людьми. Это нестабильная конструкция, глобальный дисбаланс. Мне кажется, Хокинг вел речь о том, что нынешняя политическая система вообще никак не приспособлена для того, чтобы с этим справиться. Существуют способы как-то с этим разобраться? Фактически единственное позитивное предложение – это образование. Но предположим, даже если только в Соединенных Штатах прямо сейчас провести реформу образования – это в лучшем случае коснется тех, кто сейчас молодые люди, тинейджеры. Значит, до того времени, пока новое образованное поколение станет большинством на рабочем рынке, – еще десятки лет. И это время дисбаланса, даже если сейчас все бросить и заняться только этим. Я уже не говорю о современном образовании за пределами "золотого миллиарда". Это означает, что человечество обречено, потому что впереди самые чудовищные диспропорции, которые, как фактически следует из ваших слов, только растут.

– Если речь идет о тех индивидах, кто уже не сможет сделать сдвиг в собственном образовании, то не остается ничего, кроме компенсации, кроме налогообложения хорошо зарабатывающей части экономики и компенсации тем, кто теряет рабочие места. Если речь о Европе, то там есть дополнительные ресурсы для того, чтобы не увеличивать уровень перераспределения. Экономика Европы довольно сильно зарегулирована, там возможно увеличить число рабочих мест за счет снижения монопольности очень многих рынков. Простой пример – рынок услуг такси, на который нужно покупать лицензию стоимостью часто в несколько сотен тысяч евро. На этот рынок могут войти сравнительно немногие люди. Если уменьшить пороги входа на этот и другие рынки, то дополнительные рабочие места можно создать. И тот, кто потерял работу на заводе, может уйти в сектор услуг. Американская экономика менее зарегулирована, менее монополизирована, там таких ресурсов, по-видимому, меньше. Что можно сделать с этими людьми? Видимо, как ни пытались США избегать этого всю свою историю, нужно увеличивать социальную нагрузку ради поколения, которое уже не переучить, а остальным поколениям нужно готовиться к жизни с гораздо более сложными профессиональными и интеллектуальными задачами, чем у их родителей. Во-вторых, людей нужно экспортировать. Есть развивающийся мир, необязательно же предполагать движение из бедных стран в богатые. Когда люди выучатся, им можно работать за пределами не только Соединенных Штатов, но и за пределами развитых стран – подобно тем, кто в Россию приезжал из Европы в XVIII или XIX веках и делал вклад в российскую науку, армию и так далее. Такие же функции могут выполнять профессионалы из развитых стран, направляясь в страны развивающиеся. Да, там менее безопасно, там хуже медицинские услуги, но зато там доход по паритету покупательской способности может быть очень неплохим.

Это реальная угроза

– Мне понятны эти рецепты, хотя трудно представить массовую миграцию из США куда-нибудь в Мексику и дальше.

– Мне тоже, но я и не говорил, что она будет массовой.

– То есть вы не допускаете, что будет какое-то катастрофическое столкновение, и считаете, что существуют механизмы, которые позволят смикшировать те противоречия, о которых пишет Хокинг, и постепенно мир каким-то образом нормализуется.

– Я скорее допускаю множественные сценарии. Я эту угрозу принимаю, технологии действительно вымещают среднеквалифицированный труд из занятости, но угрожающие масштабы это явление примет со временем. То есть будет время, чтобы к этому приспособиться. Все может произойти быстро, и плохой сценарий настанет сравнительно скоро. Но при этом большая доля вероятности принадлежит сценариям, когда это будет происходить постепенно в течение 40–50 лет. За это время можно принять структурные фундаментальные меры, позволяющие снизить размеры массовой безработицы, которая в самых мрачных сценариях наступит через какое-то время. Это реальная угроза, ее бессмысленно отвергать и говорить, что все это чепуха, но есть время к ней подготовиться.

России в этой гонке, по большому счету, пока нет

– Давайте на этом фоне поговорим о России. Вы говорили, что как в Америке часть людей мечтают о возвращении счастливых 60–70-х годов, так в России люди мечтают о возвращении Советского Союза и, видимо, гораздо более массово. При том недавно я читал исследование, что порядка четверти населения бывшего Советского Союза живет хуже, чем перед его крушением, что поразительно, учитывая путь, который мир прошел за это время. В России очень зарегулированная, с огромным присутствием государства экономика, значительная часть которой – ресурсная экономика и ее производные, то есть это люди, которые связаны с ресурсами, их добычей или продажей; или люди, которые их обслуживают, совсем условно говоря, магазины или театры для нефтяников. Сейчас Россия находится в конфронтации с Западом, экономический климат плохой, но даже представить, что завтра Россия помирится со всеми, даст надежные гарантии собственности, все равно выяснится, что большая часть населения России как раз принадлежит к тому малообразованному рабочему классу или той части сервиса, которая может быть заменена технологиями. То есть значительная часть населения России потенциально в числе этих "неудачников"?

– Боюсь, что вы абсолютно правы. То исследование об уровне жизни в Восточной Европе, о котором вы говорили, – это исследование Европейского банка реконструкции и развития, его представил Сергей Гуриев. Мы начали разговор с метафоры гонки между технологиями и образованием, что технологии в развитых странах набрали скорость и лишь небольшая часть населения за ними поспевает, остальные бегут средним темпом, все отставая от образованной элиты. Боюсь, России в этой гонке, по большому счету, пока нет. Даже если представить, что вдруг права собственности надежнее защищены, технологические инвестиции в России стали больше, в банках появляются расчеты, проводятся при помощи нового программного обеспечения и статистических методов – а людей для этого нет, потому что у нас самые популярные профессии – это водитель и, если память мне не изменяет, продавец. У нас большая часть населения – это люди, занимающиеся простыми услугами, условно, это продажи: продажа кредитов в банках, продажа электроники, продажа одежды и так далее. Тех, кто у нас умеет выполнять сложные операции, очень мало, я не помню точные оценки, но примерно речь идет о нескольких процентах населения – тех, кто готов принять технологическую эстафету. Это очень большая проблема.

Проводить одну реформу без другой смысла нет

Вышло исследование, которое проводится каждые три года: школьники от 15 лет сдают экзамены по математике, наукам и языку. Уже довольно приличное количество тестов показывает, что Россия находится ниже среднего хотя бы в одной номинации. То есть наше среднее образование готовит людей для выполнения рутинных операций. И это не компенсируется системой высшего образования. Сколько российских университетов мы можем найти в рейтингах мировых? Очень немного. В Соединенных Штатах тоже с этими школьными экзаменами проблемы, но у них есть компенсация в виде элитной системы высшего образования, очень много американских университетов входит в топ-200 мировых вузов. То есть элитное образование может получить достаточно большое число людей в Соединенных Штатах. У нас с этим проблемы. Нам нужно реформировать и школьную, и университетскую систему для того, чтобы участвовать в этой гонке. Но я хотел бы подчеркнуть, что не имеет смысл реформировать школьную и университетскую систему, пока мы не реформируем качество своих институтов. Потому что без изменения качества институтов технологии в Россию не придут, образованные люди, если удастся реформа образования, будут искать себе рабочие места не в России, а на мировом рынке труда. Фактически мы должны проводить пакет реформ, взаимодополняющие реформы – и институциональные, и образовательные. Проводить одну реформу без другой, на мой взгляд, смысла нет.

Мы потребляем ноутбуки, телевизоры, автомобили, многое другое, что сами не производим

– Вы говорите, что в России много людей – водители, продавцы или люди в банках, которые выполняют простые операции. Но я подумал: ведь это же как раз неплохо, именно этому не очень угрожают технологии. Правда, Uber тестирует в Америке беспилотные такси, а "Яндекс.Такси" с КамАЗом договорился разрабатывать беспилотное такси с искусственным интеллектом. То есть водителей когда-то можно будет заменить, но продавцов, наверное, нет. А в России очень низкая безработица, работы много. Имеет ли смысл России проводить экономические реформы, видимо, связанные с политическими (что мы выносим сейчас за скобки), если большинству населения России потом будут угрожать технологии?

– Я думаю, что такая структура рынка труда указывает на довольно пессимистическое будущее. Нам, как и любой стране, нужно зарабатывать доллары и евро – хотя эти валюты по политическим причинам становятся менее популярными, но спрос на них совершенно не падает. Мы потребляем ноутбуки, телевизоры, автомобили, многое другое, что сами не производим. Если у нас рынок труда состоит из продавцов, банковских клерков и водителей, эти доллары мы зарабатывать не очень способны, нам нужны сектора, которые могут продавать что-то миру. Если бы в Германии люди работали в подавляющем большинстве таксистами, клерками Дойче-банка и продавцами, я боюсь, эта страна была бы на порядки беднее. Все-таки там очень много дизайнеров, инженеров, архитекторов, программистов и так далее. Нам, если мы хотим расти дальше, неизбежно нужно наращивать эту когорту на рынке труда. Мы зарабатывали доллары при помощи нефти, и те, кто непосредственно зарабатывал эти доллары, могли тратить их здесь на услуги. Так как мы зарабатываем их сейчас меньше, то спрос на услуги водителей, клерков, продавцов снижается. Люди высвобождаются. Вы сказали, что у нас маленькая безработица, у нас часто обсуждается рынок труда как сумма между занятыми и безработными. К сожалению, у нас есть большая доля тех, кто не зарегистрирован ни там, ни там. Человек, теряя рабочее место, не идет на биржу труда за пособием, которое составляет порядка 70 евро, а просто уходит в тень, его не видит статистика. У нас таких людей очень много. Поэтому, боюсь, это очень неблагоприятная структура рынка труда, когда значительная доля населения представлена людьми таких профессий. С этим нужно что-то делать.

С клерками, водителями и продавцами это делать чрезвычайно сложно

– Кстати, для нефти тоже есть аспект, связанный с технологиями. Углеводороды в значительной степени дают России доллары и евро, но нефть в долгосрочной перспективе находится под давлением со стороны технологий. Недавно было объявлено, что крупные автомобильные компании собираются в Европе строить сеть электрозаправок, можно предположить нечто подобное в Соединенных Штатах. Автомобили, прежде всего в США, – это большая часть рынка потребления нефти, то есть электромобили означают сильный удар по рынку нефти.

– Такой сценарий вполне может реализоваться на каком-то горизонте. Это означает, что Россия будет зарабатывать еще меньше долларов. За счет чего она будет покупать все, к чему привыкла, лекарства, медицинское оборудование, электронику, автомобили и так далее? Ей нужно срочно замещать нефтяные заработки хоть какой-то технологичной продукцией. С клерками, водителями и продавцами это делать чрезвычайно сложно. Опасность еще большей утраты нефтяных доходов должна подстегивать еще больше к проведению реформ системы образования и, повторюсь, реформировать одновременно с этим институты. Нужно несколько реформ сразу.

Защита внутреннего производителя – не обязательно защита рабочих

– Но сейчас изоляционистская стратегия Владимира Путина формально похожа на стратегию Трампа и Brexit. Обособление, защита товаропроизводителя, импортозамещение. Экономист Константин Сонин говорит, что Америка и Европейский союз могут позволить себе изоляционистскую политику. В России власти, которые, в каком-то смысле опередили политические процессы на Западе, может, тоже правильно делают?

– Экономика и политика в России и США очень сильно отличаются. Причинно-следственные связи результатов, которые могут более или менее отдаленно напоминать в разных странах, совершенно другие. То, что говорит Трамп, и то, что делается в России, ввиду различных структур этих экономик – абсолютно разные вещи. В случае России речь не идет о возвращении рабочих мест из-за рубежа. Что касается импортозамещения – в основном это забота политиков в пользу топ-менеджмента компаний. Если структура рынка труда монополизирована одной или несколькими компаниями и вы защищаете их от иностранных конкурентов, они становятся богаче. Но если взаимоотношения между работниками и работодателями в этих компаниях не сбалансированы, то большая часть прироста доходов достается топ-менеджменту и владельцам. Поэтому защита внутреннего производителя – не обязательно защита рабочих. Нужно рассматривать отдельные случаи внимательно, но я боюсь, есть много случаев, когда от этого выигрывает сравнительно небольшая группа людей в виде собственников и топ-менеджмента.

Или снижать социальные обязательства

– Но в целом: лидеры Brexit и Трамп выполняют ясную политическую функцию, они являются защитниками группы людей, пострадавших от внешнего давления, связанного с глобализацией. Но если так посмотреть на это, то Путин выполняет ровно такую же функцию в России (и даже опередил этот тренд). Он оказывается защитником рабочего класса или работников обслуживания без высокой квалификации.

– Да, социальные обязательства выросли за последние 15 лет значительно, это одна из причин бюджетного дефицита, и это очень большая проблема. Цены на нефть снизились до уровня, наверное, первой половины 2000-х, а социальные обязательства выросли очень сильно. Но дальше надо или верить в возвращение цен на уровень второй половины 2000-х, а в это уже не верят; или снижать социальные обязательства, когда функция социальной защиты тех, кто плохо интегрирован в современный экономический рост, утрачивается; или надо интегрировать этих людей в современный экономический рост, пусть не старшее поколение, но их детей и внуков – чтобы они могли взаимодействовать с современными технологиями и предлагать миру товары с более технологичной составляющей добавленной стоимости.

ru.krymr.com

Когда наступит будущее без нефти? У России есть время? |

0_df475_dbd855a5_origВопрос для России не праздный.Сначала нас пугали тем, что нефть скоро кончится, что ее осталось на 20-30-40, ну, 50 лет. И всё.Потом как-то так получилось, что эти разговоры заглохли, но начались прогнозы падения нефтяных цен и полной погибели России из-за этого.Цены действительно упали. Кто-то думает, что они были понижены специально, для уничтожения Путина и России. Кто-то видит в этом действие стихийных рыночных сил. Но мы ведь до сих пор надеемся, что цены вернуться на приемлемый уровень, ведь так? При этом экономика России чуть-чуть упала, но пока вроде бы жива.Однако тут для нас припасены новые страшилки. Цена нефти, может быть, и вырастет. Но сама зависимость людей от нефти закончиться. Потому что время нефти уходит в прошлое, человечество вот-вот перейдет на другие источники энергии. Помните, что сказал Греф о стране-дауншифтере России и ее перспективах на последнем Гайдаровском форуме?Я процитирую: «Сегодня можно сказать — эта эра осталась в прошлом. Как говорят, каменный век закончился не потому, что закончились камни. Точно так же и нефтяной век, можно сказать, уже закончился. Будет его остаток, я не знаю, 10 лет, пока, действительно, вся инфраструктура электромобилей будет развернута в должной степени… Я, когда сел в первый раз в автомобиль Tesla, понял, к сожалению, что будущее настало слишком быстро, как всегда… Мы в этом будущем находимся уже сейчас».И еще, про Китай: «В Китае к концу 2016 года, то есть к 1 января 2017 года… 70 ГВт установленной мощности — это ветер, солнце, биоэнергетика, все вместе — это ни много ни мало 230 ГВт установленной мощности, плюс 330 ГВт установленной мощности гидроэнергетики, итого: 560 ГВт установленной мощности — это возобновляемые источники энергии. Для сравнения, это в два с половиной раза больше, чем вся установленная мощность Российской Федерации».http://vg-saveliev.livejournal.com/1266701.htmlНо вот вам мнение другого специалиста по имени Стефан Сильвестр, который является специалистом по энергетическим рискам.Он, кстати, раскрыл авторство красивой фразы, которую вспомнил Греф.Это министр нефти Саудовской Аравии шейх Ямани говорил: «Каменный век закончился не из-за недостатка камней. Эра нефти закончится не из-за исчерпания нефти.

Так вот, Сильвестр согласен с тем, что запасы нефти в XXI веке исчерпать не удастся.И с тем, что энергетическая зависимость от нефти со временем начнет снижаться.Только произойдет это не через 10 лет.

Он видит два решающих фактора — демографический и технологический.

Численность населения мира должна стабилизироваться к концу столетия.Этот источник роста спроса на энергию иссякнет.

Технологический фактор начнет действовать, когда автомобили на двигателях внутреннего сгорания ощутимо уступят автомобилям на других видах тяги – водородной, электрической.Но до этого довольно далеко.

Сильвестр предлагает расчет.В 2014 году был продан 71 млн автомобилей.Электрических – 400 тыс.

Мировой парк автомобилей составляет 1,2 млрд автомобилей.1,2 млрд, Карл!

Даже если продажи электромобилей увеличатся в 10 раз (!), то на замену всего парка автомобилей потребуется больше 300 лет!Это три века.Это расстояние от времен Петра I, когда Россия прорубала окно в Европу, до дня сегодняшнего, когда она вдруг стала это окно заколачивать.

Но и это еще не все.Оказывается, существует разрыв между энергосистемами развитого Запада и таких стран, как Индия и Китай, большой разрыв.Греф сказал, что Китай активно наращивает свои электрические энергомощности.Но это не значит, что они могут достичь уровня европейских стран в ближайшее время.

Подведем итог.Нефтяной век когда-нибудь закончится, к гадалке не ходи.Но произойдет это не завтра, и не через 10 лет.Может быть, к концу XXI века.Или через 300 лет.)))В реальном времени нефть остается основой мировой цивилизации.

 

Источник:  vg-saveliev.livejournal.com

savebest.ru

Сланцевой нефти в России предрекли трудное будущее

Несмотря на крупнейшие запасы в мире.

Группа российских и норвежских исследователей изучила перспективность добычи нефти из сланцев в России. Согласно их анализу, несмотря на то что у нашей страны крупнейшие в мире запасы сланцевой нефти (технически извлекаемой), повторить успех США, недавно обогнавших Россию по добыче нефти именно за счет сланца, будет крайне сложно. Несмотря на большие запасы, заметное развитие сланцевого сектора в нашей стране невозможно. Соответствующая статья опубликована в Energy Policy.

Исследователи отмечают, что в последние годы в мире, а конкретнее в США, произошла сланцевая революция, при которой добыча нефти из сланцев позволила Штатам стать крупнейшей нефтедобывающей державой, обойдя былых лидеров — Россию и Саудовскую Аравию. В связи с этим возникает вопрос о том, насколько подобные события возможны в России. Вопрос этот этот особенно актуален в связи с тем, что традиционные месторождения нефти в нашей стране сокращаются.

Авторы проанализировали имеющуюся информацию по запасам сланцевой нефти в России и пришли к выводу, что на данный момент точный объем таких месторождений ясен не до конца. Осложняет проблему то, что в отсутствие промышленной добычи из сланцев трудно даже понять, какой могла бы быть ее себестоимость в российских условиях. С другой стороны, с точки зрения больших компаний начинать такую добычу рискованно — до тех пор, пока не ясны точные размеры запасов сланцевой нефти в нашей стране, что создает своего рода замкнутый круг. Дополнительные усилия по вскрытию именно сланцевых месторождений нефти сегодня не предпринимаются.

Другой проблемой является тот факт, что в США сланцевая революция совершалась маленькими нефтяными компаниями, склонными к реализации рискованных проектов. Большие корпорации, напротив, никаких успехов в сланцевой отрасли не добились, поскольку в силу своего традиционного консерватизма постоянно запаздывали с внедрением новых технологий масштабного горизонтального бурения. В России малых нефтяных компаний практически нет, на рынке представлены только крупные, также не склонные к рискам и активному внедрению новых технологий. Между тем без практики рискованного горизонтального бурения научится проводить его эффективно невозможно. Это делает перспективы масштабной добычи сланцевой нефти в России в ближайшие годы сомнительными.

Третьей проблемой на пути к российскому сланцу является налоговая система. В 1990-х нефтедобытчики платили налоги в соответствии со своим объемом продаж. Однако это приводило к продаже нефти под видом «скважинной жидкости» фирмам-посредникам по заниженным ценам и фактическому уходу от налогов. Поэтому с начала 2000-х годов в стране налоги на добываемую нефть привязаны к ее физическому объему. Это позволило обнулить уход от налогов, но для сланцевой нефти, чья себестоимость выше обычной, такое налогообложение неприемлемо. Без отдельных, пониженных налоговых ставок для нее добыча из сланца в нашей стране вряд ли начнется.

chrdk.ru

Россию ждет будущее без нефти

Доказанных запасов нефти хватит России только на 28 лет. При этом доля трудноизвлекаемой нефти, для добычи которой требуются современные технологии, в общем объеме продолжает увеличиваться, утверждают в Минприроды.

«Извлекаемые запасы нефти составляют около 29 млрд тонн. Это те, которые теоретически можно извлечь из недр. Добыча сырой нефти (без газового конденсата) в 2015 г. предварительно составила около 505 млн тонн. Если считать «в лоб» по этим цифрам, то открытых запасов хватит на 57 лет», — рассказал глава ведомства Сергей Донской в интервью «Российской газете».

Однако объем доказанных запасов, то есть тех, о которых доподлинно известно, по оценкам экспертов, вдвое меньше, около 14 млрд тонн, отметил он. А значит, этого нам хватит уже только на 28 лет.

При этом, по словам министра, в общем объеме запасов растет доля трудно извлекаемой нефти. Разработка этих месторождений ограничивается их низкой экономической эффективностью, а для ее повышения требуется развитие технологий. В результате пока по ним темпы отбора невелики, сообщил Донской.

«Без новых открытий добыча традиционных запасов начнет снижаться уже с 2020 года. Вырастет доля трудно извлекаемой нефти, серьезно ухудшится экономика проектов. Именно поэтому геологоразведку мы останавливать не планируем», — пояснил он.

Хотя цены на нефть находятся недалеко от недавних минимумов, а затраты на геологоразведку резко выросли, критического снижения объемов этих работ российские компании не допустят. В 2016 г. они прогнозируются на уровне прошлого года, заверил министр. Например, «Роснефть» делает акцент на увеличении объемов эксплуатационного бурения на 40% по сравнению с прошлым годом. «Сургутнефтегаз» не планирует снижать финансирование геологоразведочных работ. «Башнефть» продемонстрировала в 2015 г. один из самых высоких уровней компенсации добычи приростом запасов нефти. «И этот тренд будет продолжен», — уверен Донской.

Ранее глава Минприроды заявлял, что запасы нефти на традиционных месторождениях в РФ достаточны для добычи на протяжении 30-40 лет при текущих темпах добычи.

Минэнерго РФ скептически отнеслось к перспективам роста нефтедобычи. В разработанной ведомством новой генеральной схеме развития нефтяной отрасли России до 2035 г. ставка делается на новые месторождения, однако их разработке препятствует множество факторов.

http://www.utro.ru/

nk-tv.com

«Россия без нефти. Взгляд в будущее»

МБОУ «Большеигнатовская средняя общеобразовательная школа»

Исследовательская работа на тему:

«Россия без нефти. Взгляд в будущее»

Выполнила Ученица

8 «А» класса

Антипова Алена

Руководитель : учитель истории

и обществознания

Абрамова Н.В.

Большое Игнатово 2012

Содержание

Введение

Глава 1. Роль нефти в развитии человеческой цивилизации

Глава 2. Прогнозы специалистов

Глава3.Пути выхода из нефтяного кризиса

а) Меры, направленные на применение альтернативных источников энергии

^

в) Меры, направленные на освоение новых источников внешнеторговых валютных поступлений, независящих от нефтегазовой отрасли

Заключение

^

Введение

Ушедший в прошлое ХХ век - век нефти и газа. Добыча и потребление этих ресурсов, пришедших в начале века на смену дереву и углю, растет с каждым годом. Современная цивилизация западного типа полностью строится на нефти. Она играет ключевую роль в развитии человеческой цивилизации. Она позволила человечеству значительно быстрее передвигаться по миру - ездить, летать, плавать, используя двигатели внутреннего сгорания, обогреваться, развивать аграрный комплекс, увеличивать продолжительность и качество жизни человека.

Что такое нефть для современной цивилизации? Это горючее для автомобиля, на котором в основном базируется вся мировая торговля, это индустрия удобрений и сельскохозяйственная техника, это, наконец, тепло- и электроснабжение, без которого большая часть человечества попросту замерзнет. Это асфальт для автодорог – без нефти дорожное строительство просто исчезнет, а вместе с ним исчезнет и современная «автомобильная» цивилизация.

Однако есть еще вещи, на первый взгляд, не имеющие отношения к нефти, но только благодаря ей существующие - например, дома, одежда. Ведь все современные строительные материалы очень энергоемки в производстве – без нефти не обойтись, а ткани, используемые в легкой промышленности, либо напрямую являются продукцией органического синтеза нефти, либо – высокомеханизированного сельского хозяйства, которое без нефти невозможно.

Но запасы нефти иссякают, и сейчас перед человечеством, стоит самый актуальный вопрос, что делать, когда нефть закончится? Если ученые не найдут альтернативы нефти, то планета окажется на грани катастрофы. Но задолго до того, как запасы нефти подойдут к концу, она настолько подорожает, что её использование на такие цели как передвижение по воздуху, земле и воде на традиционном транспорте, будет исключено.

Поэтому сейчас важной задачей для нашей страны является обеспечение её энергетической безопасности. Эту задачу можно, в частности, решить путем разработки мер по энергосбережению и по освоению альтернативных источников энергии. Для этого у России есть почти все возможности: и необходимые финансы, поступающие в бюджет от продажи нефти, и лучшие в мире ученые, и опробованные на практике революционные технологии. К сожалению, эти технологии, до сих пор не получили массового распространения.

^

Начало 150 лет назад промышленной разработки нефти стало причиной научно-технической революции. С этого момента началась новая эпоха, в которой нефть играла и играет ключевую роль в развитии человеческой цивилизации. Именно нефть в буквальном и переносном смысле движет все «приводные ремни» жизни планеты. Нефть принесла человечеству, как определенные блага, так и несчастья. С одной стороны она позволила человечеству значительно быстрее передвигаться по миру - ездить, летать, плавать, используя двигатели внутреннего сгорания, покорять космос, обогреваться, эффективно развивать аграрный комплекс, увеличивать продолжительность и качество жизни человека.

С другой стороны именно нефть способствует ухудшению экологии планеты, провоцирует войны за обладание нефтяными запасами планеты. Развитие нефтяной промышленности в современном объёме на данном этапе исторического развития является «бедой» России:

-большинство месторождений России истощены, Россия теряет свои позиции крупного экспортёра, лишается значительной части валюты, для решения проблемы требуется освоение перспективных месторождений нефти

-не все скважины в достаточной мере эксплуатируются, часть глубоко залегающих пластов невозможно эксплуатировать из-за отсутствия современного оборудования;

-на мировом рынке происходит снижение цен на нефть, необходимо увеличивать экспорт не сырой нефти, а продуктов её переработки

В наше время контроль за топливно-энергетическими ресурсами и средствами их транспортировки играет не последнюю роль в определении геополитической ситуации той или иной страны, и изменяет политическую карту мира. Так, цены на нефть, позволили странам Персидского залива обрести независимость, и стать одними из богатых государств мира. Ключевую роль в распаде Советского Союза, и появлению на карте мира новых независимых государств, так же сыграли цены на нефть.

Мировые разведанные запасы нефти сконцентрированы на Ближнем Востоке. Пять ближневосточных стран обладают почти 2/3 глобальных запасов: Саудовская Аравия (25%), Ирак (11%), ОАЭ (9%), Кувейт (9%) и Иран (9%). Вне Ближнего Востока самые большие запасы имеют Венесуэла (7%) и Россия - почти 5% глобальных запасов нефти.

Рис.1 Страны с крупнейшими показателями нефти.

При этом Россия выступает как один из ведущих операторов в международном нефтяном бизнесе, являясь крупнейшим экспортером нефти после Саудовской Аравии, производя 10% нефти, в то время как потребляет только 4.

Рис.2 Страны – лидеры добычи нефти.

Проблема энергообеспечения сейчас является одной из основных как для каждой страны в отдельности, так и для всего мира в целом. Непосредственное отношение к ней имеют страны - экспортеры нефти, среди которых можно выделить группу, оказавшую огромное влияние на развитие всего энергетического комплекса мира. Это страны ОПЕК (организация стран - экспортеров нефти), возникшей в 1960 г, в состав которой входят: Венесуэла, Алжир, Иран, Ирак, ОАЭ, Ливия, Кувейт, Катар, Саудовская Аравия, Мексика, Габон, Нигерия, Индонезия.

Справка

Организация стран-экспортеров нефти основана в 1960 году рядом стран (Алжир, Эквадор, Индонезия, Ирак, Иран, Кувейт, Ливия, Нигерия, Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты и Венесуэла) для координации действий по объему продаж и установления цен на сырую нефть. Впервые эти страны заявили о себе в 1971 - 1973 гг., в период нефтяного кризиса, когда ситуация на мировом рынке нефти кардинально изменилась в их пользу. Благодаря тому, что ОПЕК контролирует примерно половину мирового объема торговли нефтью, она способна значительно влиять на уровень мировых цен. На долю нефтяного картеля сегодня приходится около 40% мировой добычи нефти

Страны, входящие в ОПЕК, принадлежат к разным группировкам. К радикальной группировке относятся Ирак, Иран, Ливия и Алжир. Они традиционно выступают за установление цен на более высоком уровне. Остальные страны можно отнести к умеренной, которая соответственно выступает за умеренную политику.

Страны - экспортеры нефти поняли, что, регулируя объемы добычи, они смогут контролировать цены на нефть. Но страны - импортеры нефти, а в целом ряде случаев и нефтяные монополии делали все, чтобы не дать ОПЕК сдерживать рост предложения нефти.

Абсолютным лидером по потреблению нефти является индустриальная экономика Соединенных Штатов.

Рис.3 Страны – импортеры нефти.

С одной стороны, это говорит о высоком уровне развития промышленности, а с другой – о «нефтяной зависимости» страны.  В США добывают лишь 8% от мирового объема добычи в год, а потребляют – более 24%. Этот дисбаланс в экономике сверхдержавы до сих пор приводит к потрясениям в мировом масштабе.

На втором месте по потреблению нефти находится Китай (9%), на третьем – Япония (6%). Россия делит четвертое место с Германией и Индией (более 3%).

Для этого США всеми правдами и неправдами стремится усилить свои позиции в некоторых нефтедобывающих странах. И когда это не помогает, США применяет военную силу, как это произошло с Ираком.

После терактов 11 сентября 2001 года, когда цены на нефть стремительно подскочили до 60 долларов за баррель нефти, и американская экономика оказалась в тяжелом положении, в США изобрели термин "ось зла", в которую были включены Ирак, Иран, Сирия и КНДР, как главные вдохновители международного терроризма. В дальнейшем, в этой список вошли Саудовская Аравия, Ливия, Сирия, Нигерия, и целый ряд других стран. Не трудно заметить, что все эти страны являются крупнейшими экспортерами нефти, и истинной причиной объявления им войны со стороны США, является желание последней поставить под свой контроль крупнейшие запасы нефти.

А это значит, что, не смотря на различные надуманные поводы, именно запасы нефти, той или иной страны, могут послужить причиной военной агрессии со стороны США, и мир может оказаться на грани третьей мировой войны.

Огромное значение, нефть оказывала и оказывает и на уровень экономического развития России, на благосостояние ее граждан и на обороноспособность страны, на курс ее внутренней и внешней политики.

До перестройки нефть и газ были опорой советского руководства. Валютные доходы от экспорта газа и нефти позволяли обеспечивать потребительский рынок импортными товарами, и финансировать обороноспособность страны. Для распада Советского Союза существовало, очевидно, много причин, однако, несомненно то, что ключевую роль сыграло падение мировых цен на нефть в конце 80-х и начале 90-х годов.

С тех пор изменилось многое. Радикально перестраивается внутренняя структура государства. Но нефть по-прежнему остается важнейшим источником дохода в валюте для всей страны: сырая нефть и нефтепродукты составляют примерно 40% суммарного экспорта России, это означает, что отрасли ТЭК дают не менее 50% валютных поступлений в Россию, а это позволяет поддерживать курс рубля. Высоки доходы в бюджет страны и от акцизов на нефть и нефтепродукты.

^

По прогнозам многих исследователей и ученых очередная эпоха развития человеческой цивилизации, подходит к своему логическому завершению. Запасы нефти иссякают, климат радикально меняется, и это чревато масштабными катастрофами: уже не за горами войны за скудеющие сырьевые ресурсы.

Название страны Количество лет,

на которые хватит нефти

Саудовская Аравия 81,3
Россия 57,1
Ирак 116,1
Кувейт 126,6
ОАЭ 109,5
Табл.1 Запасы нефти.

Бывший министр нефти Саудовской Аравии Ахмед Заки Ямани. На вопрос, просуществует ли ОПЕК (Организации стран-экспортеров нефти )еще 50 лет, Ахмед Заки Ямани коротко ответил «нет», по его словам, она «развалится» гораздо раньше.

«В результате распространения альтернативных источников спрос на нефть будет сокращаться. В сфере генерации электроэнергии ее уже замещают атомные и ветряные установки. Для транспорта нефть все еще нужна, однако спрос и там падает из-за растущего распространения гибридных и электрических машин. Нефтяная эра окончательно закончится, если удастся практически внедрить водородное топливо и дешево его производить», - считает Ямани.

Сейчас самой актуальной глобальной проблемой, является разрешение вопроса, что делать человечеству, когда нефть закончится? Ни кто из заинтересованных в разрешении этой проблемы лиц, не сомневается, что если человечество не найдет альтернативы нефти, планета окажется на грани глобальной катастрофы. Расхождения заключаются лишь в сроках ее наступления, и в оценках предполагаемых последствий. Что касается альтернативы нефти, то большинство людей полагает, что нам удастся решить эту проблему за счет применения водородного топлива, ядерной и гидроэнергетики, а также силы ветра.

Относительно сроков начала катастрофы, то по самым оптимистическим прогнозам, запасов нефти нам хватит всего на 30-40 лет.

Что же касается прогнозов пессимистических, то, специалисты из Упсальского университета в Швеции считают оценки имеющихся запасов нефти сильно завышенными, и делают вывод: эти ресурсы начнут истощаться уже через 10 лет.

Задолго до того, как запасы нефти подойдут к концу, она подорожает настолько, что ее использование на такие цели, как передвижение по воздуху или земле, будет просто исключено

(Цитируется по: Брайан Эппльярд А может быть, прогресс - всего лишь иллюзия? ИноСМИ.Ru

http://www.inosmi.ru/stories/06/05/06/3480/223189.html 21 октября 2005.)

По мнению бывшего менеджера нефтяной компании Яна Лундберга, кризис разразится внезапно. «Из-за паники на бирже цены буквально за несколько дней взлетят до небес, - утверждает он. - И рынок разобьет паралич: цены будут слишком высоки, чтобы поддерживать коммерцию и повседневные нужды. Так что забудьте о ценах на бензоколонках: когда нефть действительно окажется всем не по карману, вас куда больше будут беспокоить крах системы розничной торговли и отсутствие продуктов в магазинах по соседству»

Относительно последствий катастрофы, также существуют различные предположения. Некоторые пророчат, что исчезновение нефти станет «апокалипсисом». Так, Брайан Эппльярд, предполагает, что когда нефть закончится - 5 миллиардов людей обречены на голодную смерть .

Но не все полагают, что мы обречены. Брайан Эппльярд, предполагает, что будущее будет скорее напоминать обстановку на Кубе в 1990-е гг. Тогда из-за американского торгового эмбарго остров лишился источников импорта. Из-за нехватки нефти общественный транспорт не работал, а телепередачи заканчивались до темноты, чтобы сэкономить электричество. Совхозам необходимы были топливо и запчасти, пестициды и удобрения - вот только взять их было негде. По необходимости страна перешла на экологически чистое земледелие, заменяя искусственные удобрения натуральными, и используя быков вместо тракторов. В стране и сейчас сохраняется дефицит мяса и молока. А экологи приветствовали их великое достижение: в стране удалось создать самый масштабный в мире образец «устойчивого» сельского хозяйства, в основном не зависящего от нефти.

Может ли весь мир последовать примеру кубинцев?Скорее всего, нет. Мишель Серр философ, профессор Стэндфордского университета в Калифорнии, отмечает, что по современным оценкам, для того чтобы вернуться к древним схемам, одной только Франции понадобится семь миллионов работников сельского хозяйства (эквивалентно количеству нефти, необходимой для того, чтобы вспахать, посеять и собрать урожай). И какой бы многообещающей не казалась электрическая машина, она численно не заменит машин с топливным двигателем, потому что, к сожалению, не существует никакого источника энергии аналогичного нефти. Количество автомобильных поездок, так же как и перелетов по воздуху, начнет сокращаться.

 По мнению оптимистов, рынок - законы спроса и предложения - сам все отрегулирует. Когда нефть подорожает, мы найдем какой-то другой источник энергии. Но действительно ли высокие цены приводят к падению спроса? С начала 1999 г. цены на нефть увеличились на 350%. При этом в 2004 г. спрос на нее рос самыми высокими темпами за последние 25 лет. Это означает, что законы рынка не заставят ТЭК искать новые источники энергии, пока цены на нефть не взлетят еще выше, причем намного.

Однако основную угрозу для государств экономисты видят вовсе не в цене нефти, а в ее количестве. Ведь рано или поздно она закончится. И что тогда? Да и когда наступит этот час «Х»?

Бывший министр геологии СССР Евгений Козловский считает, что стране хватит нефти где-то лет на 50 лет, а газа - 70 - 75. – «Прогноз опирается на данные об известных месторождениях и их запасах. На то, что имеется. Но не надо забывать, что геологические исследования плохо или хорошо продолжаются, а это значит, что обстановка может меняться в лучшую сторону».

ИЗ ДОСЬЕ :Евгений Александрович КОЗЛОВСКИЙ. Прошел путь от рядового геолога до начальника крупнейших геологических организаций. С 1975 по 1989 год - министр геологии СССР. Доктор технических наук, лауреат Ленинской и Государственных премий, заслуженный геолог России, зав. кафедрой оптимизации Российского государственного геолого-разведочного университета, гендиректор Института геолого-экономических проблем, член Высшего горного совета России. Автор 45 крупных монографий по минерально-сырьевым проблемам и национальной безопасности.

« Сейчас наша главная беда заключается в том, что добыча полезных ископаемых опережает прирост запасов, а должно быть наоборот. Мы за годы перестройки подорвали систему исследования недр, которая существовала у нас в советские годы. К чему это привело? За последние 17 лет мы не открыли ни одного серьезно значимого месторождения ни по одному виду полезных ископаемых. Это говорит об упадке геологической службы. Сегодня нет полноценно работающих геологоразведочных организаций, кроме отдельных исключений. Для сравнения за годы СССР было открыто более 20 тысяч месторождений. Две тысячи из них определяли экономику СССР и продолжают определять экономику России.

Если уж на то пошло, то ряд бывших союзных республик выжили за счет месторождений, открытых нами, советскими геологами» ,

По мнению Козловского, американцы сегодня ведут агрессивную минерально-сырьевую политику, подкрепленную военными действиями.  И нам нужно как можно быстрее развивать сырьевую отрасль, тем более что у Запада давно чешутся руки при мыслях о нашей нефти. «Вспомните заявления западных политиков. – заявляет бывший министр геологии -Та же Мадлен Олбрайт, которая считает несправедливым тот факт, что столько природных богатств досталось одной России... Или премьера Великобритании Мейджора, который сразу после отставки Тэтчер заявил: «Задача России - быть кладовой ресурсов, необходимых развитым странам». И это не просто наглые заявления. Ведущий консультант Института мировой политики (США) Уолтер Рассел Мид в 90-х годах опубликовал ряд статей, которые назвал «Не купить ли нам Сибирь?». Обосновывая эту сделку, он говорит о бездарности власти, не способной управлять богатейшим краем, плачевном состоянии всей инфраструктуры региона, тотальном воровстве, равнодушии местных жителей к попыткам Москвы восстановить свой контроль на местах, чувстве безнадежности в среде местной интеллигенции.»

Недавно нынешнее правительство разработало целую программу по Дальнему Востоку. Почти пятый нацпроект... «За последние годы Дальний Восток покинули два с половиной миллиона жителей. Чего тут развивать, когда народа там скоро вообще не останется? До издания Закона «О недрах» в 1992 году государство необдуманно передало все месторождения предприятиям, работавшим на них. При этом страна потеряла огромные бюджетные деньги, затраченные на поиски и разведку этих месторождений. Поэтому уже сейчас надо восстанавливать систему исследования недр, менять принципы освоения месторождений, в частности, нефти. Прекратить наконец продажу за рубеж сырой нефти напрямую, понимая, что продажа продуктов переработки значительно доходнее.

И главное - вспомнить, что во многих странах, экономика которых развивается за счет добычи нефти, недра находятся в руках государства. И именно оно забирает себе очень приличную долю от доходов нефти, оставляя меньшую часть компании на ее работу и развитие.» - считает Евгений Александрович.

Приведенные Евгением  Козловским цифры о том, на сколько лет у России осталось нефти, примерно совпадают с официальными. При нынешнем уровне добычи запасов сырой нефти хватит примерно на 50 лет ее разработки. Однако в агентстве вместе с тем имеются и другие данные - о прогнозных ресурсах: ведь каждый год геологи обнаруживают новые экономически значимые месторождения, которые увеличивают итоговые цифры. Таким образом, по прогнозу Роснедр, нефти в России с учетом пока не найденных месторождений хватит лет на 80... ^

«Черное золото» не кончится. Просто добывать его будет очень дорого

Не надо это переводить как факт исчезновения нефти. Она останется, но будет очень трудноизвлекаема.

Штаты уже готовятся к каменному веку

В отличие от нас американцы вовсю готовятся к той дате, когда закончится нефть. Публицист Мэтью Стейн издал целую книгу, в которой советовал людям, как выжить без нефти.

Андрей Петрович Паршев— современный российский публицист, известен своими громкими заявлениями, которые на первый взгляд кажутся нам абсолютно абсурдными. Однако по прошествии времени они имеют обыкновение сбываться. Наши политики более 10 лет назад смеялись, слушая его сценарий о нападении США на Ирак. А экономисты не верили ,что американская валюта примерно к 2007 году резко пойдет вниз…Андрей Петрович уверен ,что запасов нефти в России хватит до 2022 года. Все, что сейчас добывается, разведано во времена СССР, а территория страны не покрыта поисковыми работами. Надо в срочном порядке заниматься геологоразведкой. В прогнозе Минприроды не учитываются перспективные ресурсы нефти, о которых известно, что они есть, но их объемы точно не определены. Так что есть надежда, что совокупные ресурсы в итоге могут дать нам еще несколько десятков лет. Но это не снимает проблемы: нефть рано или поздно кончится…

  В мировом балансе энергопотребления нефть занимает не первое место. В большинстве стран ее роль - от 10 до 20 процентов. «Есть страны, сильно зависимые от нефти, например Исландия, обладающая огромным рыболовным флотом. Россия больше зависит от газа, которым отапливаются города европейской части страны. Теплостанции Москвы работают на природном газе, которого используется в угольном эквиваленте около 80 млн. тонн в год. Во многих странах основой энергоснабжения до сих пор остается уголь. В США значительную часть баланса составляет уголь. Во Франции большую роль играет атомная энергия. Поэтому исчерпание нефти не будет являться катастрофой для цивилизации, но повлияет на нее очень сильно.» , считает Андрей Петрович

 На вопрос - какой вид ресурсов будет наиболее востребован после окончания эпохи нефти Андрей Петрович уверяет , что уран в России кончится быстрее нефти. «Вода вряд ли будет предметом экспорта России ввиду удорожания транспорта. В отдаленной перспективе лес может стать возобновляемым ресурсом, который частично заменит углеводород. Государственная программа лесовозобновления жизненно важна уже сейчас. Потому что посаженные сейчас леса войдут в пору спелости в лучшем случае к моменту исчерпания нефти. А то и позже.» - мнение российского публициста.

 А разговоры про водородное топливо идут уже давно. Еще во времена Второй мировой войны немецкие танки работали на синтетическом бензине, полученном из каменного угля. Германия тогда хорошо умела его делать, она лидировала в мире в этой области . Помимо военных, были у немцев и проекты промышленно-городских комплексов, производящих на базе месторождений каменного угля горючий газ, бензин и горячую воду для отопления городов. И если бы не война и дешевая послевоенная нефть, все это наверняка было бы реализовано. Но последний завод по производству синтетического бензина в ФРГ закрылся в начале 1960-х годов, и до сих пор немцы не производят синтетического бензина в массовом количестве. Почему? Потому что синтетический бензин намного дороже нефтяного и его производство потребует весьма дорогостоящих мер экологической защиты.

Некоторые ученые, считают, что нефть быстро не закончится, т. к. это самовозобновляемый ресурс, связанный с процессами, протекающими внутри нашей планеты. 

Андрей Петрович Паршев уверен , что в атмосфере Юпитера полно углеводородов, а значит, они довольно распространены во Вселенной, однако в отработанных нефтяных месторождениях новая нефть в товарных количествах не появляется.

 Возможно с появлением возможности искусственный бензин, дизель из угля угроза исчерпания нефтяных ресурсов отходит на второй план.

 - «Отсрочка лишь, но не прощенье – уверяет Андрей Петрович - во-первых, высокосортного угля, пригодного для переработки на жидкое топливо, не так уж и много. Во-вторых, такое топливо всегда было существенно более дорогим, чем нефтяное. Чтобы отсрочить наступление нефтяного кризиса»

  Необходимо :

1. разработка нефтезамещающих технологий и

2. - самое сложное - снижение потребления. Не уверен, что Запад способен пойти на это добровольно».

Многие исследователи прогнозируют в ближайшем будущем войны за скудеющие сырьевые ресурсы планеты, в которой ключевыми игроками будут страны ЕС, Россия, Индия, Китай, и, конечно же «мировой жандарм» - США. Но как нам представляется, эти войны уже активно ведутся, хотя и разными методами. Где-то с помощью коррупции и финансовой агрессии, где-то с помощью политического шантажа и угроз нанесения ядерного удара, а в Ираке с помощью новейших вооружений.

И не смотря на то, что война в Ираке называется борьбой с международным терроризмом, истинные причины этой агрессии

- провести очередную военную репетицию. Комплексная отработка новой стратегической системы вооружений, новой космической системы управления, а также испытание новейших образцов оружия.

- опустить цены на нефть. Дела США, не на подъеме. Душит экономику, в том числе и дорогая нефть. Захват Ирака позволит опустить мировые цены на нефть вдвое, а то и втрое. Полный контроль над нефтью второй страны в мире по разведанным запасам! А рядом Саудовская Аравия - тоже гнездо терроризма и первая страна в мире по разведанным запасам. Ведь и с ней после 11 сентября тоже обещали разобраться. Нефть - не только энергетический ресурс для нужд собственной страны. Полный контроль над нефтью - это контроль над всем миром. Но важно контролировать ее всю, много ее в данном регионе или мало, нужна она тебе или нет.

- дозировано придушить Россию. Падение цен на нефть нанесет жестокий удар по нетвердо стоящей на ногах России. А для ее ВПК и Стратегических Сил это будет удар смертельный. Создать систему для противостояния новой американской угрозе ресурсов уже не останется. Ну и о многомиллиардных экономических договорах с Ираком и его долгах можно будет забыть навсегда. Откажутся ли США от удара, даже если Ирак выполнит все, что только мыслимо выполнить? Вряд ли. Речь ведь идет о выживании Америки в XXI в. Ирак потребовался исключительно, как объект для очередной репетиции и доступа к нефти.

(Владимир Красильников по материалам www.whiteworld.ru http://www.novikov.com.ua/news/1805.)

  «Для Америки есть только одна реальная угроза - ядерное оружие России.- считает Паршев А.П.— только оно является серьезным препятствием к переделу рынка нефти. Поэтому каждый американский лидер, если он, конечно, патриот своей страны, обязан день и ночь думать о том, как эту угрозу устранить. У нас часто недооценивают последовательность и упорство американцев в достижении своей мечты. Они, кстати, любую проблему превращают в цель по ее устранению. А не мусолят годами с трибун, как это делают у нас. И не надо заблуждаться, думая, что Америка считает нас друзьями. Как только у них будет уверенность, что они смогут со 100-процентной вероятностью с одного удара вывести из строя все наши ракеты, они это сделают, будьте уверены... Многие уже стали рассуждать о возможных причинах возникновения третьей мировой войны. И они напрямую связаны с истощением углеводородов. Смотрите сами: производительность сельского хозяйства резко падает (лопата - не конкурент трактору), а значит, возникает угроза голода. Следовательно, нужно использовать дополнительные биологические ресурсы, а именно - морские биоресурсы. И сытой будет та страна, которая сможет удержать контроль над ними, - рыбы на всех не хватит. И поэтому следующая мировая война начнется за право обладать этими самыми морскими биоресурсами.

 Не надо забывать и о том, что корабли сейчас работают на нефтепродуктах. А потом? Будут переведены на жидкое топливо, полученное на основе угля? Но эти технологии очень дороги. Значит, и рыбку смогут себе позволить есть лишь богатые люди. А тут и до гражданской войны недалеко. Я не только про Россию говорю - «голодные бунты» могут вспыхнуть даже в нынешней сытой Европе.»

 Андрей Петрович когда-то предсказал причины и дату нападения Америки на Ирак. Иран на очереди? « Иран не ключевая фигура, если рассматривать только ресурсы нефти и газа (10% нефти и более 20% газа от мировых запасов), – утверждает Андрей Петрович - есть и еще один фактор. Иран занимает северо-восточное побережье Персидского залива и в перспективе может угрожать транспортировке нефти из Ирака, Кувейта и ОАЭ. Во-вторых, Ирану не везет геостратегически. Основное население страны, ее промышленная база расположены в Северном Иране. А месторождения - на пустынном юге. Эти две части разделены труднопроходимым горным хребтом. Который США при необходимости легко могут контролировать своей авиацией. Поэтому, если США сочтут, что необходимость в такой операции назрела, они обязательно ее начнут. Идеологическая подготовка такой операции среди мировой общественности и собственного населения уже проведена: Иран обвиняется во многих грехах, среди которых поддержка террористов в Ираке, исламских террористов по всему миру и т. д.

 В Иране американцам реально нужна только южная часть. Пустынная и малонаселенная. Я думаю, что в горы американцы постараются не лезть, а будут контролировать только проходы и предгорья. Если опять-таки возникнет необходимость в такой операции. Что же касается сроков, я не думаю, что война с Ираном произойдет уже в этом году, пока острой необходимости у США в этом нет. И, возможно, эта ситуация законсервируется еще на несколько лет»

 После того как США закончат с Ираком, они возьмутся за Иран и Северную Корею, а потом Ливию и Кубу. Им предъявлены обвинения в разработках программ по созданию оружия массового уничтожения и в намерениях приобрести ядерное, химическое и биологическое оружие. В докладе Болтона, который назывался «За пределами оси зла», особое место было посвящено проблеме пособничества мировому терроризму. Заместитель госсекретаря заявил, что «страны, спонсирующие терроризм, должны быть остановлены. В противном случае они станут нашими мишенями». Россия и Китай, согласно новой американской квалификации, проходят как пособники терроризма.

Василий Сергеев  Россию записали в опоры «оси зла» http://www.gazeta.ru/2002/05/07/rossiuzapisa.shtml

Таким образом, проблему истощающихся нефтяных запасов, руководство США собирается разрешить самым жестоким по отношению ко всем государствам мира способом, за счет, полного контроля всех мировых месторождений нефти. То есть США намереваются установить контроль над всем миром. И они открыто об этом заявляют. К чему жизни тысячей людей в странах, объявленных «осью зла», ведь они являются потребителями драгоценной энергии, к чему демократия и права человека, их можно без зазрения совести растоптать армейским сапогом, когда речь идет о выживании Америки в XXI в.

Между тем, эту глобальную проблему можно разрешить с пользой для всех государств планеты, лишь объединив усилия всего мирового сообщества, на освоение альтернативных источников энергии. Необходимо объединить научные знания, финансовые ресурсы, передовые технологии, и это даст отличный результат. Но ,скорее всего ,решение глобальной проблемы, будет осуществляться на уровне энергетической безопасности, отдельно взятой страны или группы стран.

^

Сейчас, многие страны, и в первую очередь США, ведут себя в соответствии с принципом - «Кто контролируют нефть, тот управляет миром». Вместе с тем для планеты сейчас актуально разрешение противоположной задачи - «То государство, которое овладеет альтернативными источниками энергии, спасет мир».

Я верю, что эту проблему может решить моя Родина - Российская Федерация. Для этого у нее есть почти все возможности: и необходимые финансы, поступающие в бюджет от продажи нефти, и самые лучшие в мире ученые и изобретатели, и опробованные на практике революционные технологии.

К сожалению, эти технологии, способные сотворить экономическое чудо, из-за противодействия со стороны определенных сил, до сих пор не получили массового распространения.

Для того, чтобы овладеть альтернативными источниками энергии, в России лишь необходимо принятие государственной программы, по обеспечению энергетической безопасности страны. Данная программа должна содержать несколько разделов, и в первую очередь раздел, посвященный защите интересов России на рынке реализации продукции нефтегазовой отрасли, но кроме этого еще три ,посвященных необходимым мерам, по обеспечению энергетической безопасности страны.

Раздел 1. Меры, направленные на применение альтернативных источников энергии

Раздел 2. Меры направленные, на энергосбережение

Раздел 3. Меры, направленные на освоение новых источников внешнеторговых валютных поступлений, независящих от нефтегазовой отрасли

В этих разделах, описываются реальные технологии, способные разрешить глобальную проблему планеты.

edu.znate.ru

Россия: нефтяное будущее

Нефть досталась современной России буквально в подарок: страна унаследовала разработанные месторождения, инфраструктуру и технологии от Советского Союза, благодаря чему более двух десятилетий успешно проедала «советское наследство».

Все годы существования российского государства, государственный бюджет формируется на основе предполагаемых цен на нефть. При этом, Россия зависит от нефти в большей степени, чем Советский Союз и эта зависимость увеличивается год от года.

«Фактически, Россия до последнего времени жила на нефтяную ренту, – отмечает Тэйн Густафсон (Thane Gustafson), профессор Джорджтаунского университета и одновременно старший директор по развитию консалтинговой фирмы IHS, на протяжении двух десятилетий работавший в России. – Невозможно иначе назвать систему, в которой государство практически ничего не вкладывало в отрасль, но получало гарантированный доход».

В Фонде Карнеги за международный мир Густафсон представил свою книгу «Колесо фортуны. Битва за нефть и власть в России»(Wheel of Fortune. The battle for Oil and Power in Russia), в которой рассказывает историю становления нефтяной отрасли России, описывает механизмы ее функционирования и дает прогноз на будущее.

По мнению Густафсона, Россию, половина бюджета которой обеспечивается продажами нефти и газа, ждут непростые времена: нефтяникам требуется активно осваивать новые месторождения, расположенные в далеко не самых удобных для работы регионах – например, на арктическом шельфе.

Российским нефтяным компаниям, появившимся на руинах советской экономики и сформировавшимся в 1990-е годы, сложно существовать в изменившихся условиях. На развитие отрасли также могут серьезно повлиять налоговые реформы. Перестройка и самих нефтяных компаний, и способов государственного регулирования отрасли, как считает Густафсон, неизбежна, поскольку существующая система все чаще дает сбои. Например, он считает крайне нездоровым фактором высокую степень монополизации нефтедобычи – лишь 5% российской нефти добывают малые и средние компании. Эксперт также уверен, что российские нефтяники малоэффективно используют имеющиеся месторождения.

Но реформы, без которых, как считает Густафсон, не обойтись, неизбежно приведут к повышению цен на российскую нефть, снизят доходность отрасли и существенно осложнят жизнь российского государства и его граждан.

Есть лишь одна сфера, на которую эти процессы повлияют незначительно: российская внешняя политика. Российские лидеры и дипломаты никогда не были способны успешно разыгрывать «нефтяную карту».

Нефтяная революция

Следует учесть, что мировой рынок углеводородов переживает крайне непростые времена из-за начала масштабной разработки сланцевой нефти в США – так называемой «сланцевой революции». О существовании этого вида сырья было известно давно, однако до последнего времени отсутствовали технологии ее добычи.

В силу этого Дебора Гордон, научный сотрудник Фонда Карнеги за международный мир (Deborah Gordon, Carnegie Endowment for International Peace) призывает говорить не о «нефтяном» рынке, а рынке «углеводородов», так как сланцевая нефть – «это не нефть, в классическом значении этого слова, это углеводороды, которые мы научились превращать в нефть».

Гордон отмечает, что в силу появления на мировых рынках этого сырья, появляются новые игроки и кардинально меняются условия игры. Одним из последствий этого, например, утрачивают силу многие прогнозы – например о ценах на нефть.

Пока основные запасы сланцевой нефти разведаны в США. В России есть Баженовская свита и ряд других месторождений в Западной Сибири, разработка которых пока не начата, хотя об интересе к этому виду деятельности заявила, например, компания «Газпром нефть».

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» поинтересовался у Тэйна Густафсона, есть ли у российских нефтяных компаний необходимые для этого технологии?

«В последние двадцать лет российская нефтяная индустрия активно развивалась, в том числе и в технологическом плане, – ответил эксперт. – Если посмотреть на три ключевые технологии, с помощью которых возможно добывать сланцевую нефть, они все были представлены в России более десятилетия назад. Речь идет о горизонтальном бурении, гидроразрыве пласта и 3D- сейсмографии. С технологической точки зрения, россияне не отстают от мировых лидеров».

Густафсон добавил, что для реализации подобных проектов не требуются международные инвесторы (вышеупомянутая «Газпром нефть» собирается разрабатывать сланцевую нефть в содружестве с Shell): «Для того, чтобы добывать нефть – в том числе и сланцевую нефть - не обязательны иностранные инвесторы. В современном мире деньги дешевы. Есть сотни банков, которые счастливы выдать кредиты на исключительно выгодных для заемщика условиях. Особенно, заемщикам с хорошим кредитным рейтингом – именно такой рейтинг у российского правительства. То есть, деньги — это не проблема».

«Однако, – продолжил эксперт, – искусство добычи нефти заключается в том, как совместить все технологии воедино. Их следует комбинировать каждый раз по-новому, в зависимости от того, какое нефтяное поле разрабатывается. И следует уделять постоянное внимание контролю за ценами, быть максимально гибким в исполнении производственных планов. В этих сферах российские компании испытывают серьезные проблемы».

Вместо финала

В своей книге Тэйн Густафсон отмечает: «История глобальной нефтяной индустрии последних двух десятилетий демонстрирует важность высоких технологий. (…)Российская нефтяная промышленность должна вернуться к своим корням – наукоемкой высокотехнологичной отрасли, а российское государство должно использовать нефть, как стимул для инноваций и предпринимательства во всей экономике страны».

Дебора Гордон напомнила о другой мудрости: России не нужна нефть, как таковая – ей нужны деньги, которые могут быть получены за счет продажи нефти.

www.golos-ameriki.ru