Russia.ink. Цены на нефть ожидания


Цены на нефть. Ожидания роста

Цены на нефть марки Brent на мировых рынках на торгах 21 июня на бирже ICE упали ниже уровня в 45 долларов за баррель. Это первый случай падения до такого уровня с ноября 2016 года. В целом снижение цены с начала торговой сессии тогда составило 3%.

На этом фоне биржевой курс евро на Московской бирже вырос к рублю, достигнув уровня в 67,2 рубля, напоминает информационное агентство РБК. В то же время курс доллара достиг 60,3 рубля.

Глава компании ЛУКОЙЛ Вагит Алекперов заявил агентству, что считает такое снижение нефтяных цен временным. Он выразил уверенность, что к снижению цен привели действия спекулянтов, и дал понять, что ожидает резкого роста показателей в ближайшем будущем.

Прокомментировать для «Полит.ру» динамику нефтяных цен на мировых рынках, вероятные причины падения этих цен и возможные последствия согласился заместитель директора по энергетическому направлению Института энергетики и финансов Алексей Белогорьев. По его словам, такое снижение вполне укладывается в границы суточных колебаний цен, которые были предусмотрены при среднегодовой цене в 50-52 доллара за баррель, и сами по себе не могут служить основанием для выводов.

В то же время, отметил эксперт, есть причины рассчитывать на повышение цен не только до уровня 50-52 доллара за баррель, но даже и до 60 долларов.

 

Онлайн-биржа / pixabay.com

«Я не стал бы делать из этого снижения цен сенсацию: снижение, которое мы наблюдаем, в общем вписывается в тот условный коридор суточных колебаний цен на нефть, который изначально предполагался при среднегодовой цене на нефть в районе 50-52 долларов за баррель. Колебания между 45 и 57-58 долларами – это тот коридор, который, учитывая высокую волатильность, характерную для нефтяного рынка, вполне естественен.

Опасения, конечно, вызывает то, что сейчас цены достигли нижнего значения коридора. Риск, что они уйдут еще ниже, есть – полностью гарантировать, что этого не случится, нельзя. С другой стороны, каких-то фундаментальных причин для дальнейшего снижения цен тоже не видно.

То обстоятельство, что после майских новостей о продлении соглашения ОПЕК о сокращении добычи нефти до 31 марта 2018 года цены пошли вниз, а не стабилизировались, связано, мне кажется, с двумя факторами. Первое – это то, что эффект от продления соглашения проявит себя только осенью, не раньше, и лишь тогда можно будет оценить его эффективность. Соглашение по сокращению доычи, заключенное в ноябре-декабре 2016 года (его действие сейчас завершается) было достаточно эффективным, но этот фактор в росте цен уже отыгран в первом квартале этого года.

В целом подход инвесторов к нефтяному рынку характерен тем, что смотрят не на ретроспективу, а на будущие события. Эти будущие события закладывают цену сейчас, а когда они непосредственно происходят, они уже мало кого волнуют. Поэтому всегда есть соблазн простой интерпретации изменения цен, когда текущие колебания напрямую объясняются, условно говоря, тем, каковы коммерческие запасы нефти в США или рост добычи сланцевой нефти там же.

Это, безусловно, ошибка: эти обстоятельства уже были отыграны, и сейчас инвесторы смотрят на то, что, скорее всего, будет осенью. Единственное, что тут следует отметить, и – это то, что ситуация с мировыми запасами нефти, вопреки ожиданиям, не улучается. То есть не уменьшаются не только коммерческие запасы – наблюдаются пиковые значения запасов нефти в морских танкерах.

То есть, условно говоря, существенная часть дисбаланса на нефтяном рынке перетекла в «серую» зону – хранение в морских танкерах часто по статистике уже не включается в экспорт, но еще не учитывается в импорт. Так что в целом этот фактор трудноуловим статистически.

 

Танкеры с нефтью / pixabay.com

Но помимо ситуации с запасами, которая оказалась лучше, чем ожидалось, на положение дел влияют все более растущие ожидания от роста добычи в США, Ливии, Нигерии, ряде других стран. В том числе есть такие ожидания и по России и Казахстану. Но это, повторю, действует так: цена в 45 долларов за баррель отражает не текущий рост добычи, а ожидания от будущего роста. А пока нет явных, убедительных для инвесторов, которые играют на этом рынке, сигналов к тому, что продолжается балансировка рынка, – несмотря на то, что в третьем квартале, как это обычно бывает, ожидается существенный профицит спроса над предложением.

Надо сказать, что третий квартал всегда приходится основной прирост спроса на нефтепродукты, за которым не поспевает рост добычи. В этом отношении третий квартал отличается от остальных. Эти ожидания могут привести к существенному росту цен, но пока это мало кого интересует. Все смотрят, что будет уже в четвертом квартале, и здесь ситуация остается очень неопределенной. Никаких явных положительных сигналов инвесторы тут не получают и, естественно, реагируют не стабилизацией цен, а их снижением.

Разумеется, если такие сигналы появятся, то произойдет рост цен. В любом случае, на мой взгляд, во втором полугодии мировые цены на нефть вернутся к значениям 52-55 долларов за баррель. Может быть, даже (в случае благоприятного развития событий) они к концу года придут к уровню в 60 долларов за баррель. Словом, не надо зацикливаться на текущей конъюнктуре – это вещи сиюминутные. Вообще среднесуточные колебания цен на нефть – не тот индикатор, по которому можно оценивать состояние нефтяного рынка», – сказал Алексей Белогорьев.

Понравилась статья? Поделись с друзьями:

russia.ink

Цены на нефть. Ожидания роста

Цены на нефть марки Brent на мировых рынках на торгах 21 июня на бирже ICE упали ниже уровня в 45 долларов за баррель. Это первый случай падения до такого уровня с ноября 2016 года. В целом снижение цены с начала торговой сессии тогда составило 3%.

На этом фоне биржевой курс евро на Московской бирже вырос к рублю, достигнув уровня в 67,2 рубля, напоминает информационное агентство РБК. В то же время курс доллара достиг 60,3 рубля.

Глава компании ЛУКОЙЛ Вагит Алекперов заявил агентству, что считает такое снижение нефтяных цен временным. Он выразил уверенность, что к снижению цен привели действия спекулянтов, и дал понять, что ожидает резкого роста показателей в ближайшем будущем.

Прокомментировать для «Полит.ру» динамику нефтяных цен на мировых рынках, вероятные причины падения этих цен и возможные последствия согласился заместитель директора по энергетическому направлению Института энергетики и финансов Алексей Белогорьев. По его словам, такое снижение вполне укладывается в границы суточных колебаний цен, которые были предусмотрены при среднегодовой цене в 50-52 доллара за баррель, и сами по себе не могут служить основанием для выводов.

В то же время, отметил эксперт, есть причины рассчитывать на повышение цен не только до уровня 50-52 доллара за баррель, но даже и до 60 долларов.

  Онлайн-биржа / pixabay.com

«Я не стал бы делать из этого снижения цен сенсацию: снижение, которое мы наблюдаем, в общем вписывается в тот условный коридор суточных колебаний цен на нефть, который изначально предполагался при среднегодовой цене на нефть в районе 50-52 долларов за баррель. Колебания между 45 и 57-58 долларами – это тот коридор, который, учитывая высокую волатильность, характерную для нефтяного рынка, вполне естественен.

Опасения, конечно, вызывает то, что сейчас цены достигли нижнего значения коридора. Риск, что они уйдут еще ниже, есть – полностью гарантировать, что этого не случится, нельзя. С другой стороны, каких-то фундаментальных причин для дальнейшего снижения цен тоже не видно.

То обстоятельство, что после майских новостей о продлении соглашения ОПЕК о сокращении добычи нефти до 31 марта 2018 года цены пошли вниз, а не стабилизировались, связано, мне кажется, с двумя факторами. Первое – это то, что эффект от продления соглашения проявит себя только осенью, не раньше, и лишь тогда можно будет оценить его эффективность. Соглашение по сокращению доычи, заключенное в ноябре-декабре 2016 года (его действие сейчас завершается) было достаточно эффективным, но этот фактор в росте цен уже отыгран в первом квартале этого года.

В целом подход инвесторов к нефтяному рынку характерен тем, что смотрят не на ретроспективу, а на будущие события. Эти будущие события закладывают цену сейчас, а когда они непосредственно происходят, они уже мало кого волнуют. Поэтому всегда есть соблазн простой интерпретации изменения цен, когда текущие колебания напрямую объясняются, условно говоря, тем, каковы коммерческие запасы нефти в США или рост добычи сланцевой нефти там же.

Это, безусловно, ошибка: эти обстоятельства уже были отыграны, и сейчас инвесторы смотрят на то, что, скорее всего, будет осенью. Единственное, что тут следует отметить, и – это то, что ситуация с мировыми запасами нефти, вопреки ожиданиям, не улучается. То есть не уменьшаются не только коммерческие запасы – наблюдаются пиковые значения запасов нефти в морских танкерах.

То есть, условно говоря, существенная часть дисбаланса на нефтяном рынке перетекла в «серую» зону – хранение в морских танкерах часто по статистике уже не включается в экспорт, но еще не учитывается в импорт. Так что в целом этот фактор трудноуловим статистически.

  Танкеры с нефтью / pixabay.com

Но помимо ситуации с запасами, которая оказалась лучше, чем ожидалось, на положение дел влияют все более растущие ожидания от роста добычи в США, Ливии, Нигерии, ряде других стран. В том числе есть такие ожидания и по России и Казахстану. Но это, повторю, действует так: цена в 45 долларов за баррель отражает не текущий рост добычи, а ожидания от будущего роста. А пока нет явных, убедительных для инвесторов, которые играют на этом рынке, сигналов к тому, что продолжается балансировка рынка, – несмотря на то, что в третьем квартале, как это обычно бывает, ожидается существенный профицит спроса над предложением.

Надо сказать, что третий квартал всегда приходится основной прирост спроса на нефтепродукты, за которым не поспевает рост добычи. В этом отношении третий квартал отличается от остальных. Эти ожидания могут привести к существенному росту цен, но пока это мало кого интересует. Все смотрят, что будет уже в четвертом квартале, и здесь ситуация остается очень неопределенной. Никаких явных положительных сигналов инвесторы тут не получают и, естественно, реагируют не стабилизацией цен, а их снижением.

Разумеется, если такие сигналы появятся, то произойдет рост цен. В любом случае, на мой взгляд, во втором полугодии мировые цены на нефть вернутся к значениям 52-55 долларов за баррель. Может быть, даже (в случае благоприятного развития событий) они к концу года придут к уровню в 60 долларов за баррель. Словом, не надо зацикливаться на текущей конъюнктуре – это вещи сиюминутные. Вообще среднесуточные колебания цен на нефть – не тот индикатор, по которому можно оценивать состояние нефтяного рынка», – сказал Алексей Белогорьев.

news.ivest.kz

На фоне неровной статистики из США, а также ожиданий увеличения спроса на энергоресурсы, цены на нефть удержались вблизи $65 за баррель Brent ‐ Сберометр

На фоне неровной статистики из США, а также ожиданий увеличения спроса на энергоресурсы, цены на нефть удержались вблизи $65 за баррель Brent. Но далее им также предстоит проследить за свежими "военными" сводками из США, грозящими мирному развитию мировой торговли и росту экономик.

Статистика – к сведению

Как и ожидалось, на минувшей неделе нефтяные цены консолидировались вблизи уровня $65 за баррель, достигнутого в предыдущий понедельник на фоне приостановленной накануне добычи на крупнейшем нефтяном месторождении Шарара в Ливии. И хотя далее ценовые графики преодолевали и отметку $66, 12 марта они также фиксировались чуть выше уровня $65 за баррель Brent.

На текущей неделе главный экономист "Росбанка" Евгений Кошелев рассчитывает на цены в пределах $63,50-64,50 за баррель Brent.

При этом, по мнению ведущего аналитика по корпоративным и суверенным рейтингам агентства "Эксперт РА" Филиппа Мурадяна, на нефтяные котировки продолжит оказывать влияние динамика курса доллара, а также новая статистика по уровню добычи в США, запасам нефти и нефтепродуктов и численности активных буровых установок от Baker Highes. Кроме того, в среду ожидается выход нового ежемесячного отчета ОПЕК, в котором, вероятно, будет дана оценка новым рекордам американских нефтяников и скорректированы собственные прогнозы по добыче.

Напомним, в начале прошлой недели Управление энергетической информации Минэнерго США (EIA) повысило прогнозную оценку добычи нефти в стране в 2018 г. до очередного исторического рекорда - 10,7 млн баррелей в сутки, при прогнозируемой добыче в 10,6млн в феврале. После пересмотра оценок по ноябрю 2017 г. соответствующий показатель достиг 10,057 млн баррелей в сутки, при среднем уровне по прошлому году в 9,3 млн и 9,949 млн - в декабре. В январе, по предварительной оценке EIA (будет уточнена 30 марта), среднесуточная добыча нефти составила 10,07 млн баррелей в сутки.

Причем EIA также снизило прогноз по средней цене на нефть Brent до $62,13 за баррель, после предыдущего прогнозного уровня в $62,39. Примечательно, что по результатам опроса "Рейтер", представленного в конце февраля, средняя цена на Brenr, напротив, была повышена до $63 за баррель, против предыдущего прогноза в $62,37. Тогда как в “Эксперт РА”, к примеру, пока сохраняют достаточно широкий оценочный диапазон по текущему году - в $60-65 за баррель.

Между тем, американская статистика по запасам пока также выглядит неровной. По данным Минэнерго США, за неделю к 2 марта запасы сырой нефти в Штатах выросли на 2,408 млн баррелей. (Днем ранее Американский институт нефти (API) сообщил о повышении запасов на 5,661 млн баррелей до 426,880 млн.) Одновременно запасы бензина в стране уменьшились на 800 тыс. баррелей, до 251 млн баррелей, а запасы дистиллятов сократились на 600 тыс, до 137,4 млн баррелей. Тогда как аналитики ожидали роста этих показателей, соответственно, на 1,5 млн и чуть менее 1 млн баррелей.

Также, по пятничной информации компании Baker Hughes, a GE Company (BHGE), по итогам рабочей недели, завершившейся 2 марта, общее число буровых установок в США увеличилось на три штуки, до 984 единиц. Однако, количество нефтяных установок уменьшилось на четыре штуки, до 796 единиц, хотя число газовых установок повысилось на семь штук, до 188 единиц. Помимо прочего, эксперты также ссылались на данные Минтруда США, зарегистрировавшего в феврале крупнейший за 1,5 года рост рабочих мест на 313 тыс (против ожидаемого аналитиками повышения на 200 тыс), что тоже свидетельствует в пользу возможного увеличении спроса на “черное золото“.

Баррели – к дополнению

Впрочем, и российские аналитики пока по-разному трактуют сложившуюся ситуацию на нефтяном рынке.

Так, например, Евгений Кошелев предположил, что искомый баланс на рынке будет достигнут во втором квартале текущего года, и потому назвал нежелательным раннее прекращение соглашения ОПЕК+ об ограничении нефтедобычи (продленное до конца 2018 г.). Тогда как ведущий аналитик ИК "Велес Капитал" Александр Сидоров заметил, что баланс между спросом и предложением был достигнут еще в 2017 г., когда цены на нефть стабилизировались на уровне $60 за баррель. Однако впоследствии добыча в США стала расти гораздо быстрее, чем ожидалось. Эта “дополнительная” нефть на текущий момент компенсируется незапланированным снижением добычи в Венесуэле, переживающей тяжелый кризис.

“Без учета венесуэльского фактора, из-за американских объемов на рынке образовался бы значительный избыток нефти. Поэтому последующая отмена сделки ОПЕК+ способна усугубить ситуацию, приведя к обвалу нефтяных котировок. Я считаю, что соглашение ОПЕК+ будет продлено и на 2019 г.”, - рассказал Сидоров.

При этом, комментируя доклад МЭА "Анализ и прогнозы до 2023 года", в котором, в частности, предусматривался рост мирового спроса на нефть к указанному сроку на 7%, до 104,7 млн баррелей в сутки, по сравнению с 2018 г.(при более медленных темпах повышения добычи в ОПЕК), он констатировал, что сегодня и ОПЕК и МЭА отмечают сильный спрос, полагая, что данная тенденция продолжится. Прогноз МЭА основан на ожидании роста мировой экономики в среднесрочной перспективе, а также увеличении потребления развитыми экономиками, при том, что Индия и Китай и далее останутся основными драйверами. В подобных условиях прогноз МЭА представляется реалистичным, оговорил ведущий аналитик ИК "Велес Капитал".

Заключив соглашение об ограничении нефтедобычи, продолжил Филипп Мурадян, картель априори согласился, как минимум, на отсутствие роста его доли на рынке. И судя по ситуации, наблюдаемой в последние месяцы, можно предположить, что эта доля продолжит снижаться. Причем важно понимать, что, несмотря на потенциальное ее уменьшение, ОПЕК+ все равно выигрывает от сделки, благодаря более высоким ценам, подчеркнул эксперт.

Оценивая же результаты второй встречи ближневосточных и американских производителей нефти, состоявшейся на прошлой неделе в рамках ежегодной энергетической конференции CERAWeek в Хьюстоне, на которой, по шутливому замечанию генсека картеля Мухаммеда Баркиндо предполагалось раскурить "трубу мира", он сослался на невозможность достижения сторонами каких-либо договоренностей об ограничении объемов добычи. Этому препятствует большое количество потенциальных участников сделки в Соединенных Штатах, а также то, что опережающие темпы роста тамошней добычи нефти, в значительной степени, обеспечиваются кредитными средствами, выданными под конкретные ожидания в будущем, с частичным хеджированием ценового риска, определил ведущий аналитик по корпоративным и суверенным рейтингам “Эксперт РА”.

Тогда как Александр Сидоров указал на то, что представители ОПЕК и сами заявляли, что не ждут результатов от встречи с американскими добытчиками, целью которой представлялось обсуждение текущего видения рынка, спустя год после предыдущего аналогичного диалога. При том, что ОПЕК и США остаются конкурентами, действующими в условиях ценовой войны, и очевидно, и не смогли бы договориться о чем-либо, заключили в ИК "Велес Капитал".

Руководство – к действию

На полях энергетического форума в Хьюстоне исполнительный директор энергетической ассоциации США Барри Уортингтон, в частности, рассказал журналистам, что, скорее всего, соглашение ОПЕК+ будет продолжено и после 2018 г., признав при этом, что американские производители, также получающие от названной сделки определенную выгоду, и далее рассчитывают наращивать добычу и сокращать импорт.

Так или иначе, покуривая, пусть и символическую “трубку мира“, участники соглашения ОПЕК+ вполне могли бы уведомить американских коллег о том, допустим, что упомянутые договоренности для них являются не догмой, но руководством к действию. И что они и в дальнейшем намерены вырабатывать и принимать наиболее приемлемые для себя решения, исходя из объективных реалий и собственных расчетов и выгод. При этом стабильным оставался бы сам формат принятия договоренностей, а их содержание могло бы достаточно динамично меняться, что необходимо - в условиях продолжающихся “военных действий“. Вполне возможно, что в перспективе именно к такому варианту взаимодействия участники соглашения ОПЕК+ и придут.

Пока же, к слову, последние новости подтверждают высказанное в нашем предыдущем прогнозе предположение о вероятности достижения "хороших сделок" (по излюбленному выражению нынешнего хозяина Белого дома), подразумевающих возможность исключений и формирования особых режимов для различных стран, в связи с решением президента США Дональда Трампа о введении ввозных пошлин на сталь и алюминий. Вопреки прежним прямо противоположным заявлениям представителей американской администрации, теперь в Белом доме допускают исключения в “пошлинном вопросе” для Канады и Мексики, а также других стран, которые сумеют убедить Вашингтон в том, что их продукция "больше не угрожает национальной безопасности" США. Причем Дональд Трамп накануне пообещал в Twitter - в стилистике, более свойственной для участниц конкурсов красоты, в организации которых он некогда участвовал - возможность послаблений и для европейских стран, если они "откажутся от своих ужасных барьеров и пошлин на импортируемые американские продукты”.

Впрочем, здесь, чтобы не потонуть в рассуждениях о том, насколько тесно красота может быть увязана с торговлей, а также неприкрытым давлением и даже шантажом, лучше вернуться к нефтяному рынку.

Сегодня особенно интересно, отметили в “Эксперт РА”, отслеживать новую информацию о введении импортных пошлин на сталь и алюминий Вашингтоном и соответствующей реакции торговых партнеров США. Очевидно, что реализация протекционистских мер в Соединенных Штатах может спровоцировать глобальную торговую войну, а это неизбежно приведет к снижению темпов роста мировой экономики и, в свою очередь, к снижению спроса на энергоресурсы, предупредили аналитики.

www.sberometer.ru


Смотрите также