Мрачные перспективы цен на нефть. Цены на нефть перспектива


У цен на нефть нарисовалась невеселая перспектива - Экономика

"Есть искушение первыми вырваться из самоограничителей"

26.02.2018 в 17:59, просмотров: 9412

Соглашение ОПЕК+ для госбюджета точно полезно. По данным ФТС, за 2017 год доходы РФ от экспорта нефти увеличились на 26,6% по сравнению с 2016 годом и составили $93,3 млрд при практически неизменном физическом объеме поставок. Т.е. все дело в росте цен на нефть, которого не было бы без согласованной политики ОПЕК+. Но заголовок вовсе не провокация.

У цен на нефть нарисовалась невеселая перспектива

Фото: opec.org

Мотив каждого многостороннего соглашения звучит так: мечтаем каждый о своем. В случае ОПЕК+ российские интересы — это целая луковица. Есть слой госинтересов, есть слои интересов нефтяных компаний, причем разные интересы разных компаний. И — такова уж российская специфика — интересы государства вполне могут не совпадать с интересами даже госкомпаний. А дальше вполне может получиться, что ответственные представители государства могут отстаивать интересы компаний, никак не совпадающие с интересами государства. Лук — горький овощ.

Александр Новак, министр российской энергетики, в июле 2017 года в интервью «Financial Times», например, говорил: «Мы основываемся на том, что инициатива по стабилизации рынка будет длиться до 1 апреля 2018 года, после чего выход будет постепенным, восстанавливаясь в соответствии с растущим спросом». Именно позиция России, если судить по заявлениям ее партнеров по ОПЕК+, до последнего момента ставила под вопрос продление соглашения на 2018 год.

Можно предположить, что речь шла об определенной переговорной борьбе. Как известно, соглашение ОПЕК+ ограничивает только добычу нефти, а не ее экспорт. Россия, располагая базой нефтепереработки, которая значительно мощнее, чем у ее партнеров по соглашению, имеет большую свободу рук для маневра между добычей и экспортом нефти. В конце 2017 года в ОПЕК+ заговорили о необходимости распространить квоты и на экспорт нефти. Россия могла торговаться: она снимает свои возражения против продления соглашения в обмен на нераспространение ограничительных мер на экспорт нефти. Если так, то своей цели Россия достигла, об ограничениях на экспорт в ОПЕК+ больше не говорят. Но конфуз все-таки случился. Перед 21 января 2018 года, когда состоялась очередная министерская встреча (высший орган ОПЕК+), Новак предлагал установить сроки для подготовки механизма выхода из ОПЕК+ и его обсуждения, однако 21 января вопрос о прекращении соглашения вообще не рассматривался.

В 2018 году игра продолжается. Соглашение об ограничении добычи продлено на весь 2018 год, но все больше информации о его возможном досрочном прекращении. 12 февраля Новак снова напомнил, что «выход из сделки по ограничению добычи нефти ОПЕК+ может занять от двух до пяти месяцев». 20 февраля пришло два контрастирующих друг с другом сообщения. Министр энергетики ОАЭ, председатель конференции ОПЕК Сухейль аль-Мазруи, заявил, что ОПЕК+ в этом году подготовит проект соглашения о сотрудничестве после 2018 года.

В тот же день агентство Bloomberg сообщило, что технический комитет по мониторингу выполнения соглашения о сокращении добычи нефти ОПЕК+ считает, что темпы ребалансировки рынка нефти ускоряются и баланс спроса и предложения может наступить на нем быстрее, чем ожидалось ранее, — во втором или третьем квартале 2018 года.

Так что делать ОПЕК+: продлевать ограничения добычи после 2018 года или исходить из того, что цель соглашения будет достигнута досрочно? Прогноз комитета по мониторингу вызывает сомнения: в США происходит взрывной рост добычи сланцевой нефти и снимаются ограничения на ее добычу на американском шельфе. В этих условиях баланс спроса и предложения — величина ускользающая.

В ОПЕК+, конечно, видят эту проблему. 6 марта в Хьюстоне планируется встреча представителей ОПЕК с производителями сланцевой нефти. И те и другие заинтересованы в высоких ценах на нефть. Почему же они враждуют и не могут договориться? Во-первых, борьба идет за долю на рынке. Во-вторых, у сланцевиков весьма трудное финансовое положение, на них висят огромные долги, инвесторы требуют отдачи, в этих условиях пойти на самоограничение добычи даже ввиду высоких цен на нефть трудно.

Есть и политическая составляющая. Дональд Трамп вряд ли будет собирать своих нефтяных генералов, чтобы объяснять им их патриотический долг. Но согласование позиций американских нефтедобытчиков с ОПЕК попросту вредно американской экономике, она не сидит на нефтяной игле, ее экономика гораздо шире ТЭКа, и поэтому ей выгоднее низкие цены на нефть.

Перспектива вырисовывается невеселая. Похоже, век относительно высоких цен на нефть недолог. Реакция может быть двоякая. Можно пробовать противостоять росту американской добычи продолжением самоограничений. Но все более вероятен противоположный ответ: искушение первыми вырваться из ограничителей, чтобы успеть отжать свое при сегодняшних ценах, которые точно выше завтрашних, может стать непреодолимым, а выработка механизма выхода из ОПЕК+ отойдет на второй план. Если вспомнить, что Россия традиционно не является горячим сторонником самоограничений, то именно российские компании готовы возглавить погоню за падающей ценой. От чего она будет падать все быстрее.

www.mk.ru

Пост «Перспективы цен на нефть» в блоге BenTrishe

В 2016 году спрос на нефть имеет все шансы догнать предложение, а это в свою очередь позволит рынку избавиться от лишней нефти и постепенно восстановить цены. Ожидается, что с точки зрения динамики предложения тенденции США и Ирана скомпенсируют друг друга, а с точки зрения роста спроса Индия сменит Китай в роли лидера. Однако такие радужные надежды на окончание периода перенасыщенности нефтяного рынка могут быть легко нарушены Саудовской Аравией как за счет намеренного увеличения добычи, так и в результате возможных крупномасштабных перебоев в поставках. В данном материале мы рассмотрим основные элементы и главные риски для сценария плавного восстановления цен на нефть в 2016 году.

График 1: Ожидаемое снижение избытка предложения и основные игроки на рынке

При условии того, что 1) объем добычи стран ОПЕК останется на том же уровне в четвертом квартале 2015 года и первом квартале 2016 года, а затем вырастет на 400 тыс. баррелей в день в течение второго-четвертого кварталов 2016 года в связи с увеличением добычи в Иране, 2) в то время как добыча сланцевой нефти в США будет снижаться на 200 тыс. баррелей в день поквартально в течение всего года.

Источники: IEA, ТКБ Инвестмент Партнерс (АО), январь 2016

США: сокращение добычи

Продолжительный период высоких цен на нефть позволил высокозатратной отрасли сланцевой нефти в США стать ключевым источником роста поставок: производители ежегодно увеличивали добычу нефти почти на 1 млн баррелей в день на протяжении 2012–2014 гг. Сейчас вклад сланцевой нефти в американскую нефтедобычу снижается: производство падает с апреля и, по прогнозам Информационного энергетического агентства (IEA), в среднем в 2016 году падение составит 0,7 млн баррелей в день.

Однако оставшиеся на рынке нефтедобывающие компании, более эффективные и лучше финансово обеспеченные, в 2016 году продолжат добывать в среднем около 4 млн баррелей в день из порядка 8,7 млн, приходящихся на всю страну. Таким образом, отрасль сланцевой нефти в США и в 2016 году останется важным поставщиком на мировом рынке.

График 2: Вклад США в рост мирового предложения нефти

Источники: US IEA, ТКБ Инвестмент Партнерс (АО), январь 2016

Цена нефти будет стремиться к стоимости добычи сланцевой нефти в США

Стоимость добычи сланцевой нефти в США в целом считается высокой по мировым меркам, однако ситуация с производственными затратами у американских производителей отнюдь не одинаковая. Издержки некоторых нефтедобытчиков составляют всего 30-50 долларов США на баррель. Это обусловлено благоприятными характеристиками эксплуатируемых месторождений, предполагаемой экономией на снижении тарифов на бурение и продолжающимся технологическим прогрессом.

В то же время у большинства производителей сланцевой нефти затраты гораздо выше и составляют 70-90 долларов США на баррель, поэтому текущие цены на нефть серьезно осложняют их работу. В 2016 году некоторые из таких компаний уйдут с рынка, но не все, так как, несмотря на существующий сейчас переизбыток, в среднесрочной перспективе существенные объемы сланцевой нефти будут востребованы рынком, если спрос на нефть продолжит расти.

График 3: Рынок нефти в 2019–2020 гг.

Источники: Goldman Sachs Global Investment Research, ТКБ Инвестмент Партнерс (АО), январь 2016

Это должно установить цену в диапазоне 60-70 долларов США, необходимом для добычи тех объемов сланцевой нефти, которые будут востребованы через 3–4 года. И движение к этому уровню должно начаться в 2016 году на основе прогнозов добычи нефти в США и Иране и спроса в Индии и Китае (см. график 1).

Возможность экспортировать не увеличит прибыль

Снятие введенного в 1973 году запрета на экспорт нефти из США – важное событие, которое будет способствовать увеличению эффективности рынка и, вероятно, приведет к изменениям в торговле нефтью между странами. Однако, вопреки надеждам американских производителей, мы не считаем, что снятие запрета повысит доходы американских нефтедобывающих компаний, так как зарубежные рынки и цены уже тесно взаимосвязаны.

График 4: Спред между ценами на нефть марок Brent и WTI

Источники: Bloomberg, ТКБ Инвестмент Партнерс (АО), январь 2016

  • Почти сразу же после отмены запрета на экспорт американской нефти разница между ценами на Brent и WTI существенно сократилась. Ожидания более высокого уровня конкуренции в традиционной для Brent зоне (Европа и Северная Америка) снижают цену на несколько процентных пунктов, в то время как в Соединенных Штатах ожидания падения внутреннего предложения цены на нефть незначительно увеличивают цену. Впрочем, это почти незаметно на фоне недавней волатильности цен.
  • Потенциальное увеличение цены американских производителей на 1–3 доллара США за баррель может быть сведено на нет внутриматериковым положением Кушинга – основного места хранения нефти сорта WTI. Перевозки на экспорт к Восточному либо Западному побережью повышают давление на инфраструктуру и увеличивают стоимость доставки для производителей.
  • Уже в декабре, буквально через неделю после снятия запрета, был оперативно подписан первый экспортный контракт. Однако экспорт нефти, вероятно, не достигнет критического объема, так как в чистом выражении США по-прежнему остаются импортером.

В целом разрешение экспортировать нефть лишь незначительно повлияет на доходы производителей и не должно изменить нынешний тренд на сокращение добычи сланцевой нефти в США

Иран: снова на рынке

В январе 2016 года США, ЕС и ООН инициировали снятие некоторых санкций, затрагивающих экономику и нефтедобычу в Иране. Как было заявлено представителями страны еще в декабре, Иран будет стремиться восстановить утраченную долю рынка и ожидает, что на июньской встрече ОПЕК поднимет его индивидуальную квоту на 1 млн баррелей в день.

На наш взгляд, упомянутая цифра используется исключительно для демонстрации серьезности намерений Ирана по возвращению на рынок и не должна восприниматься как прогноз ожидаемого роста добычи в стране. Мы полагаем, что темпы восстановления экспорта будут гораздо медленнее. В 2016 году экспорт вырастет примерно на 0,4 млн баррелей в день, что обусловлено несколькими препятствиями на пути к ускоренному повышению добычи.

График 5: Объем добычи нефти в Иране в 2011–2016 гг. (прогноз)

Источники: US EIA, ТКБ Инвестмент Партнерс (АО), январь 2016

Иран с высокой долей вероятности пойдет на восстановление своей доли рынка в долгосрочной перспективе, однако в 2016 году ему вряд ли удастся увеличивать производство на более чем 0,4 млн баррелей в день. Скорость восстановления будет определяться следующими факторами:

1. Темпы модернизации

Основными причинами, обуславливающими консервативный прогноз по восстановлению добычи, являются состояние оборудования и инфраструктуры. Иран стал готовиться к возобновлению экспорта с середины 2013 года, однако санкции ограничивали возможности необходимой модернизации.

Кроме того, сценарий медленного восстановления соответствует опыту других стран, возобновлявших добычу после ее существенного падения. Так, например, Россия начала наращивать уровень добычи весьма постепенно с середины 1990-х гг.

2. Способность возобновить контракты

Китай – это самое важное экспортное направление для Ирана. Здесь за последние пять лет из-за санкций доля его поставок упала с 10% до 5%. В течение этого времени политика энергетической безопасности Китая сосредоточилась на снижении зависимости от ближневосточной нефти, поэтому доля России в нефтяном импорте Китая возросла почти до 12% с 7%, а доля Саудовской Аравии сократилась с 20% до 15%. Это означает, что Ирану придется конкурировать с партнерами по картелю за часть китайского спроса. При этом главными конкурентами будут Саудовская Аравия и Ирак, который стал основным источником роста нефтедобычи странами ОПЕК на протяжении 2015 года и который будет также стремиться увеличить объемы экспорта своей нефти в Китай.

Одновременно с этим Индия активно наращивала потребление и импорт нефти. Являясь вторым крупнейшим заказчиком Ирана, она уже продемонстрировала свою заинтересованность в увеличении импорта нефти, когда ситуация это позволит.

3. Возможность возврата к санкциям

Следует также заменить, что решение о снятии санкций не является окончательным и зависит от выполнения Ираном "Совместного комплексного плана действий". За действиями Ирана будут наблюдать до 2020 года, причем нарушение условий вышеупомянутого документ может запустить процесс частичного или полного возвращения санкций. Это делает Иран менее надежным партнером, так как в случае возобновления санкций проекты по нефтедобыче пострадают в первую очередь.

Саудовская Аравия не готова смягчить позицию

Саудовская Аравия полна решимости удержать свою долю рынка любой ценой, что стало впервые понятно в ноябре 2014 года из отказа ОПЕК снизить квоту. В марте 2015 года Саудовская Аравия подняла добычу нефти с 9,7 млн до 10,3 млн баррелей в день, впервые вернувшись к утраченному в 1980-х гг. уровню добычи, когда сокращение производства саудовской нефти спасло цену на нефть от обрушения. Несмотря на низкую цену, добыча свыше 10 млн баррелей в день сохраняется и сейчас. Это создает королевству различные проблемы: оно вынуждено сокращать расходы бюджета, тратить резервы и рассматривать возможность вывода на IPO государственной нефтяной корпорации "Арамко" (Aramco).

График 6: Объем добычи в Саудовской Аравии, 1975–2015 гг. и 2014–2015 гг.

Источники: US EIA, Trading economics, ТКБ Инвестмент Партнерс (АО), январь 2016

Саудовская Аравия четко дала понять, что любые сокращения производства нефти должны осуществляться совместно как членами, так и нечленами ОПЕК. В декабре 2015 года стало известно, что Саудовская Аравия готова предложить снижение добычи на 1 млн баррелей в день, если это будет поддержано другими странами: Ираком, Ираном, Россией, Казахстаном, Оманом и Мексикой. Предложение было быстро отклонено, и ОПЕК приняла решение сохранить добычу нефти на уровне 31,5 млн баррелей в день.

В связи с этими событиями стоит отметить два момента. Во-первых, налицо явная конкуренция между Саудовской Аравией и Россией, также нарастившей добычу нефти в 2015 году; Саудовская Аравия усиленно продвигает свою нефть в Европе, стараясь завоевать какую-то часть российского рынка. Поскольку Иран стремится восстановить свое положение на рынке, есть риск того, что Саудовская Аравия примет решение повысить добычу, чтобы удержать свои экспортные позиции на общем с Ираном азиатском рынке. Реализация такого сценария будет играть на понижение цены и продлит ситуацию избыточного предложения.

Во-вторых, существует риск дестабилизации геополитической ситуации как на Ближнем Востоке в целом, так и в самой Саудовской Аравии, если конфликт с Ираном будет разрастаться. Любые перебои с поставками нефти тут же поднимут цены, пусть даже и временно.

С учетом вышесказанного, Саудовская Аравия – это источник значительной неопределенности на нефтяном рынке, особенно для сценария ликвидации избытка нефти, в котором предполагается снижение роста объемов добычи и повышение спроса. Поскольку непонятно, как будут разворачиваться события, в случае реализации одного из двух сценариев может возникнуть как существенное дополнительное давление, так и значительная поддержка для цены на нефть.

Рост спроса: Индия и Китай

В ситуации снижающихся темпов роста предложения на фоне разнонаправленной динамики добычи в США и Иране, укрепление темпов роста спроса на нефть могло бы вновь сбалансировать рынок. По прогнозам IEA, спрос на нефть вырастет на 1,2 млн баррелей в день в 2016 году в основном за счет 0,5 млн баррелей в день из азиатских стран, не входящих в ОЭСР (включая Индию), и 0,3 млн баррелей в день из Китая.

Ожидаемое увеличение спроса на нефть в 2016 году, млн баррелей в день

Страны Азии вне ОЭСР (кроме Китая)0,5
Китай0,3
Африка0,2
Ближний Восток0,2
Латинская Америка0,1
Северная Америка0,1
Европа / страны бывшего СССР / страны Азии в ОЭСР-
Мир всего1,2

Источник: IEA OMR, 13.11.2015

Индия становится более значимым участником рынка

С 2005 года Индия обеспечивала порядка 20% роста спроса на нефть, а 55% приходилось на Китай. Сейчас мы видим признаки того, что Индия вступает в период быстрого роста потребления нефти, аналогично произошедшему в Китае в конце предыдущего десятилетия.

В 2015 году Индия увеличила потребление нефти на 0,3 млн баррелей в день, несмотря на прекращение субсидий и введение акцизных сборов на топливо, которые снизили положительный эффект от падения цен на нефть.

В 2016 году ожидается увеличение роста спроса в результате прогнозируемого роста ВВП на 8%, который должен впервые превысить темы роста китайской экономики. Вероятно, что Индия, обогнав Японию, в 2016 году станет третьим в мире крупнейшим источником спроса на нефть.

График 7: Спрос на нефть в Индии догоняет Японию

Источники: BP Statistical Review, Trading economics, ТКБ Инвестмент Партнерс (АО), январь 2016

Рост спроса на нефть в основном обеспечит население: численность индийского среднего класса выросла с 4% от общего населения в 2000 году до сегодняшних 22%, что увеличивает потенциал роста спроса на личный транспорт. Индия пока не прошла переломный момент, когда число автовладельцев превышает определенную отметку и темпы роста использования автотранспорта резко ускоряются, но, возможно, уже подходит к нему. Потребление бензина выросло на 20% в 2015 году, но по-прежнему составляет всего лишь 10% от общего индийского спроса на нефть, что далеко от 20% в Китае и 47% в США.

В ближайшие годы свою роль также сыграет и спрос на нефть со стороны промышленности, так как Индия планирует к 2022 году повысить долю промышленного производства в своем ВВП с 15% до 22%.

Рост спроса в Индии является органическим и только набирает обороты, и, похоже, сможет поддержать мировой спрос на нефть в 2016 году, как и ожидают эксперты.

Китай: когда наступят сложности?

За 11 месяцев 2015 года рост потребления нефти Китаем составил 8,7% (г/г), или 0,5 млн баррелей в день, что внесло крупнейший вклад в рост мирового потребления нефти. При этом только половина из общего объема роста спроса на нефть приходится на потребление промышленностью и населением, другая же половина связана с формированием запасов. В 2015 году, пользуясь низкими ценами на нефть, Китай продемонстрировал чрезвычайно высокие темпы роста запасов. За 12 месяцев, к ноябрю 2015 года, стратегические нефтяные запасы страны возросли с 91 млн баррелей до 200 млн баррелей, что создало дополнительный спрос 0,3 млн баррелей в день.

Ожидается, что в 2016 году китайский спрос на нефть будет расти на уровне 0,3 млн баррелей в день, замедляясь в основном из-за снижения естественного роста спроса в связи с прогнозируемым понижением темпов роста промышленного производства с 6,2% сегодня до 5,8% к концу 2016 года и снижением целевого роста ВВП с 7% до 6,5%. Это негативно отразится не только на промышленном спросе на дизельное топливо (понизился на 3,4 % по сравнению с прошлым годом в октябре 2015 года), но и на потребительском спросе на бензин и на авиационное топливо, которые поддерживали рост спроса нефть в 2015 году (14,6% (г/г) и 13,8% (г/г) соответственно в октябре 2015 года).

При этом ожидается сохранение высоких темпов накопления запасов. По имеющимся данным, в 2016 году Китай планирует увеличить свои резервы на 70-90 млн баррелей, а это подразумевает покупку чуть более 0,2 млн баррелей в день, если покупки будут распределены во времени.

И вот здесь кроется риск. Способность Китая поступательно наращивать свои запасы может быть ограничена нехваткой необходимых складских мощностей. Текущие запасы уже занимают около 92% из существующих на сегодня хранилищ объемом в 218 млн баррелей. Существуют даже мнения, что мощности уже заполнены целиком: в октябре сообщалось, в портах Китая находятся танкеры, ожидающие выгрузки импортной нефти.

График 8: Риски для роста спроса на нефть в Китае

Источники: IEA, Oxford Energy, Forbes, оценка ТКБ Инвестмент Партнерс (АО), январь 2016

В течение следующих 18 месяцев будут введены в строй хранилища объёмом в 132 млн баррелей (с дальнейшим запланированным увеличением складских мощностей на 148,8 млн баррелей к 2020 году). С точки зрения роста мирового спроса это создает дополнительную неопределенность, так как наполнение стратегических нефтяных резервов в 2016 году будет происходить по мере появления новых хранилищ, и спрос на нефть может существенно колебаться в пределах года.

Однако в долгосрочной перспективе Китай по-прежнему должен остаться важным драйвером роста спроса на нефть, и не только благодаря наращиванию мощностей по хранению стратегических запасов. По международным стандартам экономика страны все еще растет значимыми темпами, увеличивается средний класс, а доля личного автотранспорта все еще очень низкая.

Источники: US EIA, IEA, Bloomberg, Chatham House, Reuters, Forbes, Plaitts, Oxford Energy, январь 2016.

s30912948728.whotrades.com

Мрачные перспективы цен на нефть

Николай Луданов, участник конкурса аналитиков Альпари

27 января в обзоре «Цена на нефть зависит от программной торговли» я писал о том, что с начала года фундаментальные факторы, непосредственно влияющие на цену на нефть, отошли на второй план, и изменение цен определялось почти целиком поведением аппетита к риску.

В последующие пять недель эта зависимость проявлялась также вполне четко, и рост индекса S&P500 позволил нефти Brent вырасти выше 41 доллара за баррель.

В целом, скорее всего, что мы увидели уже дно по нефти.

В настоящий момент цена поднялась со дна уже более чем на 50%, и в связи с этим возникает вопрос: что будет с нефтью в ближайшие недели?

Я постараюсь в этой статье кратко на него ответить.

В ближайшие недели цена на нефть также будет зависеть от поведения аппетита к риску – другими словами, от динамики индекса S&P500.

И с этой стороны, нефть не ждет ничего хорошего.

Мое мнение, что рекордный с 2008 года шортсквиз в американских акциях завершился или близок к завершению, и индекс S&P500 теперь направится в район 1800 пунктов.

Учитывая, как быстро он рос, можно предположить, что и падать он будет быстро.

Я вижу критическим уровнем для фьючерса на индекс S&P500 значение примерно в 1980 пунктов – здесь располагается линия восходящего тренда.

h5

Снижение ниже этого уровня может вызвать сильные продажи риска.

Фундаментальные факторы для нефти в значительной степени также являются неблагоприятными.

Помимо крайне низких цен, единственным существенным позитивным фактором для нефти является календарный эффект: приближается начало автомобильного сезона в Америке, и это способствует росту цен на нефть.

Вопрос в том, окажется ли этого фактора достаточно для того, чтобы цены на нефть сохранились на текущем уровне или выросли. У меня в этом очень большие сомнения.

Разговоры и инсинуации относительно замораживания объемов добычи нефти являются, на мой взгляд, не более чем бессмысленным театром, способным лишь временно оказать поддержку ценам на нефть.

На самом деле, значительная доля увеличения добычи нефти с начала 2014 года приходится на США + Канаду и Ирак. Эти страны пока не изъявили желания заморозить поставки нефти на рынок.

Oil

Другой проблемой нефти являются слишком большие запасы.

На основании данных EIA текущие запасы нефти выше средних запасов в 2010-2014 годах на 162 млн баррелей нефти, и на 74 млн баррелей нефти выше запасов в 2015 году.

US

Процент использования емкостей хранилищ нефти составляет 88%.

Cushing

Несмотря на сильное уменьшение количества скважин по добыче сланцевой нефти, снижение самой добычи в США происходит крайне медленно.

Во вторник, 8 марта, вышли последние месячные прогнозы агентства энергетической информации Министерства энергетики США (EIA), и они неутешительны.

EIA считает, что добыча нефти будет реагировать на снижение цен менее интенсивным образом, чем предполагалось ранее.

EIA сократил прогнозы по средним ценам на нефть сорта брент на 2016 и 2017 год с 37 и 50 долларов до 34 и 40 долларов соответственно.

Рост нефти в 2016 году шел вместе со всем комплексом commodities и был во многом обусловлен крупным вбросом денежной ликвидности в Китае (порядка 1 трлн долларов), предпринятой в январе-феврале, и целью которого, по всей видимости, было создать благоприятный фон перед национальным конгрессом, состоявшимся 26-27 февраля.

Отголоски этой кредитной экспансии мы наблюдали еще на этой неделе – рекордный рост на 20% цен на железную руду в понедельник. Едва ли в ближайшие полгода мы увидим что-либо подобное.

Оценивая долгосрочные перспективы нефти важно понимать, что сохранение цен на низком уровне длительное время является необходимым условием для роста их в будущем.

Главный стратег по commodities Goldman Sachs Currie пишет: «Энергоносители требуют низких цен для сохранения финансового стресса с тем, чтобы закончить процесс ребалансировки; в противном случае ралли в ценах на нефть окажет саморазрушающее воздействие, как это произошло прошлой весной».

Цена в 40 долларов является критической для многих сланцевиков – появляются надежды на выживание, и они будут быстро наращивать объемы производства, что, в конечном счете, приведет к более быстрому снижению цен.

На мой взгляд, этот фактор действителен для цен как в долгосрочном, так и краткосрочном плане. Если цены вырастут слишком быстро ( как оно и произошло), то локальный пик весны-лета этого года будет ниже, чем если бы они росли более постепенно.

Возьмем конкретно: если полтора месяца назад я видел цели по восстановлению нефти в весенне-летний период примерно на уровне 45-50 долларов, то теперь у меня уже есть большие сомнения, что цена в 45 долларов будет достигнута этой весной.

Я ожидаю в ближайшие 4-5 недель снижение цен на брент в район 30-34 долларов, с дальнейшим их восстановлением к маю-июню в район 40-42 долларов.

Но следует быть готовыми и к более негативным сценариям развития событий по нефти.

Николай Луданов: Как заявил пару дней назад кувейтский министр энергетики, пока Иран не объявит о том, что он присоединяется к сокращению добычи, они будут добывать нефть на полную мощность. А Иран не будет сокращать, поскольку его только "выпустили на волю".

Савина Надежда: Цена на нефть падает. Да, нынче бюджетникам не сладко будет жить. А у нас все радуются кризису, так как на рынке труда сейчас много людей http://www.adfiver.com/?r=tulyaeva4455

Николай Луданов: Окончание статьи при публикации упущено: "Возьмем конкретно: если полтора месяца назад я видел цели по восстановлению нефти в весенне-летний период примерно на уровне 45-50 долларов, то теперь у меня уже есть большие сомнения, что цена в 45 долларов будет достигнута этой весной. Я ожидаю в ближайшие 4-5 недель снижение цен на брент в район 30-34 долларов, с дальнейшим их восстановлением к маю-июню в район 40-42 долларов. Но следует быть готовыми и к более негативным сценариям развития событий по нефти".

Николай Луданов: Минимум по бренту был 27, а сейчас 40,5. Есть куда падать. Никакого противоречия здесь нет. Ниже 27 ИМХО пойдет только в одном случае: если средневзвешенный доллар сильно взлетит - процентов на 15% как минимум.

Nick Disel: Как то противоречиво написано: дно мы уже увидели, но цена будет падать. Лично я думаю, что не договорятся 20 марта и нефть обрушится. Сейчас покупают на ожиданиях. И хорошо если тормознет на 27, а то сдается мне пойдем еще ниже.

alpari.com

В долгосрочной перспективе цены на нефть вернутся к уровню $50/барр. :: Новости :: РБК Quote

«Построение любых прогнозов для российской экономики начинается с цен на нефть. Однако определить эту отправную точку, как правило, достаточно сложно. Мы продолжаем использовать все тот же подход к построению прогнозной траектории цен на нефть, впервые представленный в сентябре 2015 года, и ниже объясняем почему. Только теперь мы исходим из более низкой долгосрочной цены нефти $50/барр. и используем более длительный период сходимости.

В 2012 году семь исследователей из МВФ, некоторые из которых ранее принимали непосредственное участие в разработке ключевых элементов аналитического инструментария ряда центробанков Восточной Европы, опубликовали работу The Future of Oil: Geology versus Technology. В ней была представлена «нелинейная эконометрическая модель», которая, по мнению авторов, «работает значительно лучше, чем существующие эмпирические модели». Ее главным результатом стал прогноз, согласно которому в течение следующих десяти лет реальная цена нефти должна была вырасти почти вдвое, достигнув к 2018 году отметки $150/барр. (в постоянных ценах 2011 года, в текущих – еще больше).

Однако столь масштабные ошибки прогнозирования вовсе не означают, что эта модель была хуже других – результаты других были отнюдь не лучше.

Тремя годами позже МВФ опубликовал еще одно исследование на эту тему – Forecasting the Nominal Brent Oil Price with VARs—One Model Fits All? (знак вопроса в названии служит лишь для некоторой страховки авторов от излишней категоричности, не более того). Согласно прогнозу, в рамках наилучшей спецификации эконометрической модели, цена нефти к концу 2016 года должна была восстановиться с минимумов, достигнутых в 2015 году, примерно до $100/барр.

Между тем в одном из материалов ЕЦБ, посвященном оценке точности прогнозов Евросистемы, отмечается, что «хотя ошибки в прогнозах были обусловлены целым рядом различных факторов, анализ исходных допущений, на основе которых были построены эти прогнозы, указывает на то, что ключевую роль сыграли неожиданные изменения цен на нефть». И причины этих ошибок, очевидно, кроются не в недостатке усилий, приложенных для поиска метода прогнозирования.

Проанализировав достаточно широкий круг исследований, посвященных вопросу прогнозирования цен на нефть, мы пришли к выводу, что ни одно из них, во-первых, не предлагает надежного способа моделирования будущих цен на нефть, а во-вторых, не доказывает преимущества более сложных методов прогнозирования перед более простыми подходами.

Начиная с сентября 2015 года, когда был опубликован наш материал «Время условных прогнозов», в нашей оценке траектории цен на нефть мы руководствовались следующим простым правилом: какова бы ни была текущая цена, в следующие 24 месяца она будет сходиться к своему долгосрочному равновесному значению, которое мы определили на уровне $60/барр.

Суть нашего подхода остается прежней. Однако начиная со следующего пересмотра прогнозов мы меняем его числовые параметры: теперь в качестве долгосрочной равновесной цены нефти мы используем $50/барр. – верхнюю границу диапазона $40–50/барр., который, по оценкам наших аналитиков по нефти, обеспечивает наиболее комфортные условия для добычи сланцевой нефти, а период сходимости составляет не 24, а 36 месяцев.

Такой подход имеет следующие преимущества: с точки зрения макроэкономических прогнозов при более длительном периоде сходимости спотовая цена оказывается важнее, чем наше допущение относительно ее долгосрочного равновесного уровня. Полученные таким образом траектории нефтяных цен в большей мере соответствуют прогнозам Банка России и Минфина, в результате чего расхождения в допущениях по ценам на нефть перестают играть существенную роль для анализа денежно-кредитной и фискальной политики», – отмечают экономисты «ВТБ Капитала» Александр Исаков, Петр Гришин и Екатерина Уракова.

Бесплатный вебинар Quote. Российский ритейл: Только выбирай! X5, «Дикси», «Магнит», «Лента», «О`КЕЙ». Динамика и прогнозы финансовых показателей.  

quote.rbc.ru


Смотрите также