Человечество ждет дефицит нефти. Дефицит нефти в мире


в мире растет дефицит песка

Распечатать

06.04.2017 08:03

Москва, 6 апреля - "Вести.Экономика" Бояться современному человечеству стоит не только дефицита энергии, нефти или продуктов. Как оказалось, значительная часть современной глобальной экономики зависит от песка. В основном он необходим строительному сектору, где он используется для производства бетона и асфальта. Меньший объем мелкого песка направляется на выпуск стекла и электроники, а также, в первую очередь в Америке, для извлечения нефти из сланцевых пластов.

В связи с этим неудивительно, что из недр земли больше всего добывается песка и гравия: по некоторым оценкам, до 85% от общего веса. Причем основным его потребителем сегодня является Азия, строительный сектор Запада все еще не до конца восстановился после кризиса 2007-08 гг.

Согласно данным исследовательской фирмы Freedonia Group в прошлом году в мире было добыто 13,7 млрд тонн песка, 70% которого было использовано в Азии. Половина этого объема перерабатывается в Китае, где, по оценке правительства, с 2011 по 2015 гг. было построено 32,3 млн домов и 4,5 млн км автомобильных дорог.

Песок также часто является фундаментом, на котором ведется строительство. Благодаря высыпанию гигантского количества песка в море территория Сингапура сегодня на 20% больше, чем когда он получил независимость в 1965 г. Таким же образом новые территории активно отвоевывают у моря Япония, Китай, Мальдивы и Кирибати.

На первый взгляд может показаться, что песка в мире более чем достаточно, но в реальности его не хватает. Дело в том, что не все виды песка пригодны: песок в пустыне слишком мелкий для промышленного использования.

Кроме того, желательно, чтобы его залежи находились недалеко от строительных площадок: в связи с тем, что стоимость транспорта намного выше, чем цена песка, экономически невыгодно перевозить его на длинную дистанцию.

Правда это не останавливает страны с ограниченными местными ресурсами, но с глубокими карманами. Сингапур и Катар - два крупных импортера этого сырья; знаменитый небоскреб Burj Khalifa в Дубае построен на песке из Австралии, отмечает британский журнал The Economist.

Песок добывается более высокими темпами, чем он восстанавливается естественным образом, а истощение существующих запасов наносит непоправимый ущерб окружающей природе. Вычерпывание песка из водоемов загрязняет среду обитания птиц и животных, негативно отражается на деятельности местных рыбаков и фермеров.

Лишенные песка пляжи Марокко и Карибов снизили свою способность смягчать ураганы.

На Западе эта обеспокоенность привела к ограничению количества мест, где разрешается промышленное извлечение песка. Так, в Америке добыча запрещена в районе любого крупного города. Уменьшение береговой линии и исчезновение некоторых островов заставили Индонезию и Малайзию наложить полный запрет на экспорт песка в Сингапур. Жесткие ограничения на добычу и экспорт также ввели Вьетнам, Камбоджа и Мьянма.

Но у песка существует замена. Для намывания территорий можно использовать грунт, для строительства домов - солому и древесину, а для производства бетона - мелко измельченные камни. Кроме того, возможно повторное использование асфальта и бетона. Массовый переход на производство и добычу альтернативных материалов произойдет, как только цены на песок станут слишком высокими, считает эксперт Freedonia Зо Биллер.

В некоторых развитых странах, во многом благодаря различным государственным программам, этот переход уже начался. Согласно данным Ассоциации полезных ископаемых Великобритании 28% строительных материалов, используемых в Соединенном Королевстве в 2014 г., были сделаны из вторичного сырья.

Европейские предприятия нацелены на переработку 75% стекла к 2025 г., что должно резко снизить спрос на промышленный песок. Сингапур собирается использовать голландский метод в следующем рекламационном проекте. Система дамб и насосов позволит резко уменьшить необходимость в песке.

Снижение спроса со стороны Сингапура может уменьшить нелегальную добычу сырья в соседних странах. Рост цен приведет к тому, что строительные компании богатого мира будут искать песку альтернативные материалы. Однако без усиления контроля за соблюдением законов, уверены эксперты, высокие цены на песок могут сделать запрещенную добычу сырья еще более привлекательным бизнесом.

www.vestifinance.ru

Человечество ждет дефицит нефти :: Экономика

В ближайшей перспективе нефть снова станет дефицитным товаром. Ее производство будет расти. Но развитие сланцевой нефтедобычи сделает разработку традиционных месторождений менее привлекательной для инвесторов

Для нефти закончились тяжелые времена. Значительный спад подошел к концу, впереди - постепенное восстановление позиций рынка. Эксперты из разных стран строят оптимистичные прогнозы, не забывая при этом о рисках, которые в будущем могут поджидать производителей углеводородов.

Фото: Юрий Смитюк/ ТАСС

Власти Саудовской Аравии - мирового лидера по нефтедобыче - усмотрели в нынешней ситуации позитивные сигналы. Рынок нефти "отчетливо ребалансируется", заявил на лондонской конференции Oil & Money министр энергетики, промышленности и минеральных ресурсов ближневосточного королевства Халед бен Абдель Азиз аль-Фалех. Фундаментальные показатели улучшаются, спрос со стороны Китая не ослабевает - все это свидетельствует о том, что дно уже позади.

В Эр-Рияде полагают, что черту затяжному падению нефтяного рынка подвели совместные усилия членов ОПЕК, которые в конце сентября достигли предварительной договоренности о сокращении добычи сырья. Участники картеля и другие производители нефти, которые собираются поддержать опековское решение, смогут оказать длительное стабилизирующее влияние на уровень цен, "если они будут действовать коллективно", отметил министр. Ранее он говорил, что уже к концу этого года стоимость барреля нефти может достигнуть $60.

Подобные заявления из уст аравийца свидетельствуют о том, что страна полностью сменила линию поведения. Если ранее саудиты отказывались поддерживать разговоры о заморозке добычи, рассчитывая путем демпинга увеличить свою долю на рынке, то теперь они активно ищут союзников для стабилизации цен, чтобы победить внутренние проблемы в экономике. Такого союзника Эр-Рияд находит в лице Москвы.

Крупнейшая нефтяная компания России "Роснефть" со своей стороны также ожидает скорого удорожания черного золота. По словам главы компании Игоря Сечина, цена может преодолеть отметку в $55 за баррель в ближайшие полтора года. "Мы должны увидеть завершение периода избытка предложения на рынке и начало процесса нормализации ситуации с коммерческими запасами нефти и нефтепродуктов. В этот период общий уровень добычи нефти в США, по-видимому, останется ниже максимумов 2015 года", - отметил руководитель "Роснефти".

Наша страна поддерживает усилия Саудовской Аравии и других членов ОПЕК по выводу нефтяных цен на приемлемый уровень. Россия готова немного притормозить с нефтедобычей, но на фоне постепенного выхода из углеводородного кризиса отечественные компании собираются в перспективе нарастить добычу на 200 млн т в год. Перенасыщенность рынка скоро уйдет в прошлое, и миру снова понадобится много нефти. По оценкам "Роснефти", к 2040 г. объемы потребления повысятся примерно на 15 млн баррелей в сутки. Уже через три-пять лет на рынке может образоваться физический дефицит, и нефтедобытчикам придется экстренно наращивать производство.

Того же мнения придерживаются и в BP. По словам вице-президента "ВР Россия" Владимира Дребенцова, в 2014-2016 гг. компании резко сократили инвестиции. К 2020 г. объем выпавшей добычи достигнет критической точки, американский сланец не сможет компенсировать потерю, и тогда нехватка нефти станет неизбежной.

Россия готова к подобному повороту. Разведка месторождений и проектирование мощностей для их разработки идут полным ходом. Наша страна ждет инвесторов - уже сейчас мы можем предложить им проекты на $100 миллиардов. Но желающих вложиться в извлечение подземных богатств пока что днем с огнем не сыскать. За последние два года вложения в разведку и добычу во всем мире сократились с $700 млрд до $400 миллиардов.

По поводу того, когда инвестиции по-настоящему вернутся в отрасль, существуют полярные мнения. С одной стороны, американская компания Extraction Oil & Gas на днях привлекла в ходе IPO $644 млн, что стало крупнейшим размещением акций в энергетическом секторе с начала обвала цен на нефть. С другой - инвесторы не хотят вновь наступить на те же грабли и выжидают, когда рынок перейдет от стадии выживания к полноценному восстановлению. Только когда предсказываемый многими дефицит станет объективной реальностью, деньги вновь придут в отрасль. "Сохранится низкий уровень инвестиционной активности в крупных и сложных проектах, прежде всего развиваемых "мейджорами", так как экономика этих проектов требует более стабильных и более высоких цен", - уверен Игорь Сечин.

В любом случае нефтедобытчикам не стоит рассчитывать на прежнее финансовое изобилие. Свое веское слово скажет сланцевая нефть. Способность сланцевых добытчиков в США быстро нарастить добычу будет ограничивать рост цен, считают в руководстве компании ConocoPhillips. Поэтому инвесторов будет сложно заманить в проекты, связанные с традиционными месторождениями.

Эксперты предсказывают изменение структуры инвестиций. На смену развитию высокорискованных многолетних проектов придет желание разрабатывать известные месторождения с готовой инфраструктурой. Более привлекательными станут проекты с коротким циклом реализации, которые гарантируют стабильную прибыль. Кроме того, разработка таких месторождений позволит компаниям оперативно снижать или наращивать объемы добычи в зависимости от конъюнктуры.

Для нефти закончились тяжелые времена. Значительный спад подошел к концу, впереди - постепенное восстановление позиций рынка. Эксперты из разных стран строят оптимистичные прогнозы, не забывая при этом о рисках, которые в будущем могут поджидать производителей углеводородов.

utro.ru

МЭА прогнозирует дефицит нефти и рост цен на нефтепродукты

После недавнего падения цен на "черное золото" многие нефтедобывающие страны перестали вкладывать деньги в нефтедобычу, а это грозит дефицитом нефти и перебоями с ее поставками уже в ближайшие три года. Это повлечет за собой рост цен на бензин и дизтопливо. Такие данные содержаться в пятилетнем прогнозе Международного энергетического агентства (МЭА) для глобального рынка нефти.

МЭА прогнозирует дефицит нефти

Фото: AP

По словам главы МЭА Фатиха Бирола, сегодня  условия на рынке совершенно иные, нежели еще год назад. При этом Бирол имеет в виду недавнюю смену стратегии государств ОПЕК.

Долгое время картель делал ставку на максимальные объемы добычи, чтобы не позволить выйти на рынок американским производителям сланцевой нефти, вследствие чего цена за баррель упала ниже 30 долларов. Но в прошлом году ОПЕК и еще 13 стран, не входящих в организацию, приняли решение об ограничении объемов добычи, и в итоге цены поднялись до 55 долларов, пишет корреспондент немецкого издания Die Welt  Даниэль Ветцель.

В МЭА не сомневаются в том, что  рост цен на неanm продолжится и дальше, поскольку  фаза дешевой нефти всегда приводит к определенным последствиям, которые проявляются через три-четыре года. Так, в последнее время нефтедобывающие страны практически не делали инвестиций в новые нефтяные проекты, и потому неясно, как они справятся с растущим спросом.

"В ближайшие три года нефти на рынке будет хватать, но затем предложение существенно сократится. И тенденция показывает, что пик дефицита придется на 2022 год, когда мощности по добыче достигнут абсолютного минимума за последние 14 лет", - говорится в прогнозе на ближайшие пять лет.

Согласно прогнозам, мир переступит "магический порог" в 100 млн баррелей в день уже в 2019 году, а в 2022-м человечество будет потреблять до 104 млн баррелей в сутки, причем спрос вырастет преимущественно за счет стран  Азии — Китая и Индии.

Если сейчас не будут приняты  решения о новых проектах, то после 2020 года  "предложение нефти не сможет соответствовать спросу", цитирует корреспондент вывод экспертов МЭА.

Разумеется, США, а также ряд членов ОПЕК, такие как Иран, Ирак и ОАЭ, повысят объемы производства, но этого будет недостаточно для удержания цен на нынешнем уровне, тем более, что Россия в лучшем случае сохранит сегодняшние объемы, а Нигерия, Алжир и Венесуэла, как ожидается, сократят добычу.

Как сообщала "Правда.Ру", договор о сокращении добычи нефти может быть продлен еще на полгода. Россия пока не приняла решение на этот счет, оно будет принято весной - в апреле-мае.

Напомним, 30 ноября на саммите ОПЕК в столице Австрии было достигнуто соглашение о сокращении добычи нефти с 1 января 2017 года до уровня в 32,5 млн баррелей в сутки. Таким образом, страны ОПЕК должны снизить среднесуточную добычу почти на 1,2 млн баррелей.

В начале декабря к этому соглашению присоединились еще 11 стран, не входящих в организацию: Азербайджан, Бахрейн, Бруней, Экваториальная Гвинея, Казахстан, Малайзия, Мексика, Оман, Россия, республики Судан и Южный Судан. С учетом этих стран общее сокращение в первом полугодии 2017 года составит 1,7-1,8 млн баррелей в день.

В январе 2017 года 11 стран, не входящих в ОПЕК, снизили производство на 269 тыс. баррелей в сутки, сообщает Bloomberg со ссылкой на предварительные данные МЭА. Таким образом, независимые производители выполняют соглашение на 48%.

Читайте последние новости Pravda.Ru на сегодня

← Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook

www.pravda.ru

Дефицит нефти. Или чего-то иного

Хотя Беларусь – не Кувейт и не Катар, белорусская власть прочно привязана к нефти и другим энергоносителям и экономически, и ментально.

Регулярные нефтегазовые конфликты во многом определяют политическую повестку, а отсутствие нефти (или низкие цены на нее) зачастую упоминается как фактор, объясняющий наши не самые блестящие дела в экономике. И даже используется как аргумент, обосновывающий какую-то просьбу. Например, в начале апреля А. Лукашенко обратился к В. Путину с просьбой оказать поддержку в перевооружении белорусской армии «либо за собственный счет, либо за малую цену». Обставил эту просьбу он так: «Мы не сможем за нынешнее вооружение из наших средств платить: у нас нет ни нефти, ни газа, а это в основном источники перевооружения». Время от времени глава государства предается мечтам о нефти как источнике выхода из кризиса: «Я просто не верю, что у нас нет больших объемов нефти и что в наших недрах отсутствует природный газ. На подобных территориях в России и других странах добывается немало нефти и природного газа, а также ценных металлов – то, что создает основу благосостояния и устойчивости любой экономики любого государства». Но любой ли экономики и всякого ли государства?

В общем, нефть и газ ассоциируются здесь с богатством и процветанием. Для властей Беларуси это – универсальный «эликсир», который автоматически гарантирует благополучие. В то время как отсутствие нефти и газа автоматически приводит к туда, куда наша власть нас, собственно, и привела, – к «опаснейшей черте». Ничего тут не поделаешь: нет нефти – нет благосостояния. Даже некоторые независимые эксперты ловятся на ту же удочку и начинают рассуждать: выживет Беларусь без дешевой чужой нефти или нет. В общем, все крутится вокруг нефти. Но такое ли это благо, как представляется?

Власти Венесуэлы утверждают, что располагают самыми большими запасами нефти в мире. Возможно, это преувеличение, но нефти в Венесуэле действительно очень много. И что из этого следует? Практически ежедневно в Венесуэле продолжаются антиправительственные демонстрации на фоне экономического и политического кризиса. Число погибших с обеих сторон за последний месяц достигло 37 человек, раненых – свыше 700 человек, сообщает The Guardian. Жители страны недовольны экономической ситуацией: они требуют назначения досрочных выборов. Ранее Национальная ассамблея Венесуэлы объявила чрезвычайное положение в продовольственной сфере и потребовала принять меры для борьбы с голодом в стране. Вот вам и «большая нефть»...

Может, Венесуэла – исключение из правил? Быть может, прочие нефтеналивные государства процветают? Вовсе нет, во многих других нефтегосударствах с подобными социально-экономическими системами и авторитарной, малокомпетентной властью ситуация подобная. Взять, к примеру, Туркменистан. Начиная с прошлого года в банковской сфере этой страны были введены меры, ограничивающие возможности населения. В частности, ЦБТ ввел ограничение на продажу иностранной валюты для местных компаний и населения. После того, как в стране начался дефицит масла, сахара и других продуктов питания, было сделано исключение для поставщиков, которые могут приобретать валюту лишь в коммерческих банках, доступ которых к валютным ресурсам в той или иной степени ограничен. И пока власти решают эту проблему, эксперты не исключают, что в ближайшее время по стране прокатятся голодные бунты, пишет «Независимая газета». В качестве лирического отступления: говорят «голод сильнее страха» – диктаторы нередко об этом забывают, полагая, что раз люди рабы, то их можно и не кормить.

Еще один пример – Нигерия, страна, в которой народ в большинстве своем был бедным и таковым остался, несмотря на наличие «большой нефти». Зато появились партизаны, периодически совершающие набеги на объекты нефтяной инфраструктуры. Анголе нефть помогла в первую очередь тем, что ее столица, Луанда, вошла в число самых дорогих городов мира. Но простому народу от этого легче не стало, скорее наоборот.

В Южном Судане тоже есть нефть – так же, как и масштабная нищета и голод. И этот список при необходимости можно продолжить, пополнив его несостоявшимися государствами и странами, в которых происходят военные конфликты.

Таким образом нефть и прочие природные ресурсы при отсутствии адекватной, вменяемой власти – это вовсе не благо, и зачастую даже наказание. В то время при наличии нормальной, компетентной власти нефть действительно нисколько не мешает. Да, в Норвегии имеется нефть и газ, и люди там живут зажиточно и комфортно. В то же время в соседних Швеции или Финляндии «большой нефти» нет, но люди тоже живут там зажиточно и комфортно, вполне сравнимо с норвежцами. Словом, дело не в нефти, а в социальной системе и адекватности органов государственного управления.

Особняком стоящий пример – Китай. На опыт которого белорусские власти любят ссылаться. Нефть, газ, уголь, уран и прочее там есть, но хорошо известно, что вовсе не на них базировалось китайское «экономическое чудо». Не зря китайская поговорка гласит: «человеческая голова плодороднее рисового поля». Как раз эту часть китайского опыта белорусский правящий класс не желает ни понимать, ни принимать. Предпочитая за чужие нефть с газом сражаться – порой даже успешно. Но что с того простым гражданам? Ничего, может даже, только хуже.

Сказанное не означает, что от нефти надо избавляться, как от проклятья. Проблема не в нефти, и счастье не в ней. Проблема – в отсутствии нормальной (сменяемой и подотчетной), компетентной и адекватной власти; проблема – в социальной системе, сформированной не по образцу Швеции, Финляндии, или Чехии, а скорее – по образцу Венесуэлы или Туркменистана. Вовсе не нефть нам всем сегодня нужно искать, а способ, каким образом осуществить переход от «туркменской» социальной системы к чешской.

Наше мнение

thinktanks.by


Смотрите также