Россия осталась без технологий добычи нефти в Арктике. Добычи нефти в арктике


Добыча нефти в Арктике: риски зашкаливают

ingressimage_arctic-map.jpg

Снизить антропогенные стрессы

Арктика – один из последних малоизмененных экорегионов Земли, который более всего подвержен негативному влиянию климатических изменений. Одна из адаптационных мер для арктических экосистем к изменению климата – минимизация иных, антропогенных стрессов. В том числе – от масштабных воздействий при реализации нефтегазовых шельфовых проектов.

Координатор программы WWF России по экологической политике нефтегазового сектора Алексей Книжников – о рисках, которые несут планы добычи углеводородов в Арктике…

… для животного мира

Пока у экологов нет достаточных данных даже по всемирно известным видам, как, например, белому медведю. Так в зоне предполагаемых работ Роснефти и BP по освоению шельфовых месторождений в Карском море ключевые данные по популяции белого медведя отсутствуют.

Другой краснокнижный обитатель мест потенциальной нефтегазовой экспансии – печорская группировка атлантического моржа – также практически не изучена учеными. Отсутствуют данные о численности этого вида, путях миграции и лежбищах, что не позволяет выработать адекватные меры по его охране. (http://www.wwf.ru/data/pub/marine/walrus_review_web.pdf) Есть основания полагать, что развитие нефтяных отгрузочных терминалов в Печорском море уже привело к негативным воздействиям на этот вид.

Достопримечательность Арктики – знаменитые многотысячные птичьи базары – ключевые местообитания многих редких видов. Однако и в этой части наблюдается серьезный информационный пробел. Так, согласно монографии ПИНРО «Экосистемы Карского моря»(2008), даже такой ключевой показатель как «общая численность птиц, постоянно или временно обитающих в акватории Карского моря, по имеющимся в настоящее время данным, не может быть достаточно точно определена».

Птичье разнообразие и богатство, помноженные на особую уязвимость птиц в случае нефтяных разливов, требует обеспечения наивысшего уровня экологической безопасности при добыче и транспортировке нефти.

… для акватории

Проведенное в 2008 г. исследования убедительно доказывает, что в мире отсутствуют эффективные технологии реагирования на разливы нефти в Артике. (http://www.wwf.ru/resources/publ/book/260/) При этом в силу своих природно-климатических условий нефтяные разливы здесь более вероятны, а их последствия труднее ликвидировать, чем в других регионах. Это связано с недостатком естественного освещения, низкими температурами, дрейфом льда, сильными ветрами и плохой видимостью. Такие ограничивающие факторы могут сделать очистку от попавших в воду углеводородов практически невозможной на протяжении долгого (недели и даже месяцы) периода времени.

В 2009 Арктический Совет принял Руководство по нефти и газу, в котором даются важные рекомендации в области превентивных мер охраны окружающей среды, в частности по вопросам оценки кумулятивного эффекта и включение планов ЛАРН в предмет обсуждений с общественностью. Особое значение придается проведению Стратегической экологической оценки в рамках международной конвенции Эспо, которую РФ так и не ратифицировала с 1991 г.

… для ООПТ

К сожалению, уроки мексиканской катастрофы, по-видимому, BP не усвоены. Компания согласилась участвовать в проекте по освоению месторождений в Карском море, не проведя даже основополагающий анализ экологических рисков, связанных с потенциальным воздействием на ООПТ региона.

Совместный анализ WWF и некоммерческого партнерства «Прозрачный мир» выявил, что лицензионные участки находятся в непосредственной близости от нескольких особо охраняемых природных территорий и частично пересекают границы национального парка «Русская Арктика» и Ямальского регионального заказника. По оценкам экологов, общая площадь этого совпадения составляет более 45 квадратных километров.

Спешка – смертельно опасна

Если освоение арктического шельфа и будет когда-либо возможно, то только при условии оценки всех экологических рисков и воздействий, в том числе с учетом климатических изменений. Для выполнения этих условий необходимо следующее.

Иметь полную научно обоснованную фоновую информацию о состоянии экосистем Арктики, их динамике и реакции на антропогенные воздействия в условиях изменения климата. Разработать и внедрить эффективные технологии и создать инфраструктуру для предотвращения и адекватного реагирования на разливы нефти в арктических ледовых условиях.

Лишь когда будут заполнены как указанные выше, так и многие другие пробелы в научных знаниях об арктических экосистемах (а это может занять годы и даже десятилетия), можно будет приступать к разработке превентивных мер по сохранению редких видов и наиболее уязвимых экосистем. А также поддержанию экосистемных услуг в Арктике, в том числе и для коренных малочисленных народов, и по созданию охраняемых природных территорий, и зон с юридическим ограничением хозяйственной деятельности в важнейших районах, богатым биоразнообразием. Важно не разрешить освоение шельфа до того, как будут введены сезонные или территориальные ограничения на опасные работы на наиболее ценных акваториях.

Спешка в Арктике – смертельно опасна.

 

ПОЗИЦИЯ “БЕЛЛОНЫ”

Ядерная угроза

На архипелаге Новая Земля в течение 1954-1991 г.г. было проведено более 130 воздушных, подземных и подводных ядерных взрывов. С середины 60-х годов прошлого века в течение почти 25 лет Советский Союз практиковал затопление твердых радиоактивных отходов (РАО) в Карском море и в его заливах на глубинах от 15 до 380 метров. По имеющимся данным, это 1 атомная подводная лодка, 5 реакторных отсеков, 1 ядерный реактор подводной лодки,1 контейнер с экранной сборкой атомного ледокола «Ленин»,19 судов с твердыми РАО на борту,735 радиоактивных конструкций и блоков и более 17 000 контейнеров с РАО. В общей сложности в этих районах затоплены 7 объектов с отработавшим ядерным топливом, которые считаются источниками повышенной опасности.

В предыдущие годы в районах захоронений РАО в заливах восточного побережья Новой Земли (заливы Цивольки, Ога, Степового и Абросимова) проводились экспедиции с целью установления местоположения затопленных объектов и уточнения радиационной обстановки. Было установлено, что большинство координат затопленных объектов (имеется в виду «Белая книга-1993») указаны неверно, а ряд приведенных координат вообще попадал на сушу, или в указанных точках на морском дне отсутствовали какие-либо затопленные объекты. Результаты экспедиций подтвердили, что радиоактивность в обследованных районах не превышает фоновых значений, отмечаются лишь небольшие участки локального радиоактивного загрязнения, расположенные непосредственно на морском дне в местах затоплений.

Обустройство намечаемых к использованию месторождений потребует применения ледостойких платформ, транспортных судов, ледоколов и, возможно, крупных подводные конструкции, которые могут способствовать разрушению защитных барьеров радиационно-опасных объектов на дне Карского моря. Таким образом, к большому количеству экологических рисков освоения Арктического шельфа, связанных со сложными природно-климатическими условиями, необходимостью применения уникальных технологий и оборудования, недостаточным уровнем развития инфраструктуры, несовершенством нормативной базы в сфере обеспечения безопасности, добавляется еще и угроза радиационного загрязнения.

Нина Лисихина,

координатор энергетических проектов

«Беллона»-Мурманск

bellona.ru

Геологоразведка в Арктике может стать в два раза выгоднее — Российская газета

К 2035 году мировой спрос на нефть вырастет на 10-15 процентов, на газ - на 35-40 процентов, сходятся во мнении эксперты. При этом мировая нефтегазовая отрасль неизбежно столкнется с дефицитом добычи на традиционных месторождениях и необходимостью активнее осваивать трудноизвлекаемые запасы.

Но и в этом случае есть основания полагать, что в будущем Россия не только сохранит, но и приумножит лидирующие позиции по добыче и экспорту нефти и газа. Для этого у нас есть обширная ресурсная база, в том числе значительный потенциал сосредоточен в кладовой углеводородных ресурсов - Арктической зоне - регионе, который в перспективе 20 лет имеет все шансы стать драйвером российской и даже мировой нефтегазодобычи.

В Арктической зоне России сосредоточены значительные извлекаемые запасы углеводородного сырья: по нефти и газовому конденсату - почти четверть общероссийских запасов, по газу - более 70 процентов. В 2017 году в Арктике было добыто 96,2 миллиона тонн нефти (прирост на 3,8 процента к 2016 году) и 568,9 миллиарда кубометров газа (прирост на 9,6 процента).

Объемы добычи газа в Арктической зоне стабилизировались в течение последних лет и по итогам 2017 года составляют около 83 процентов общероссийской добычи. То есть в сегменте газодобычи Арктика уже сейчас является локомотивом отрасли. И это на фоне того, что потребление "голубого топлива" в мире сегодня растет, а в последние годы помимо трубопроводного газа активно развивается рынок газа в сжиженном состоянии (СПГ).

По мнению экспертов, доля СПГ в мировой торговле вырастет с 34 процентов от общего объема торговли газом в 2016 году до 47 процентов, или 787 миллиардов кубометров к 2035 году. И, несмотря на высокую конкуренцию, значительную долю этой ниши могут занять российские, в том числе арктические проекты.

Развитие рынка СПГ поддерживается государством при помощи налоговой политики - применения нулевой ставки налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ), сниженного налога на прибыль, отмены экспортной пошлины. В качестве дополнительных мер обсуждается идея выдавать новые лицензии в Арктике с приоритетной реализацией СПГ-проектов.

Расширяется транспортная инфраструктура в Арктике. В 2017 году запущен в эксплуатацию магистральный газопровод "Бованенково - Ухта-2", который будет способствовать поэтапному выходу Бованенковского месторождения на проектный уровень добычи - 115 миллиардов кубометров в год. Для стимулирования экспорта СПГ идет активная работа по развитию Северного морского пути, который позволяет сократить путь из Азии в Европу примерно на треть.

Помимо экспортного потенциала идет работа над использованием СПГ в пределах Арктики. Мы планируем шире применять СПГ на транспорте и развивать сопутствующую инфраструктуру. Наиболее актуальна такая идея для судов, которые перевозят СПГ и могут использовать газ как горючее.

Положительную динамику развития демонстрирует нефтяная отрасль региона: доля добычи нефти в Арктической зоне с 2007 по 2017 год увеличилась с 11,8 до 17,6 процента от общероссийской, к 2035 году этот показатель возрастет до 26 процентов. Сейчас успешно добывают нефть на Новопортовском и Восточно-Мессояхском месторождениях. Скоро начнется промышленная добыча нефти на Лодочном, Русском и Западно-Мессояхском месторождениях. В 2018 году планируется ввести в разработку Тагульское, Кынское и Часельское месторождения. Чтобы обеспечить прием в систему магистральных нефтепроводов сырья с новых сухопутных месторождений Арктической зоны для дальнейшей поставки на нефтеперерабатывающие заводы, а также на экспорт, запущены в эксплуатацию магистральные нефтепроводы "Заполярье - Пурпе - Самотлор" и "Куюмба - Тайшет".

Затраты на освоение недр Арктики, особенно морских, пока выше, чем освоение других месторождений

Отдельный вызов для нефтегазовых компаний и отрасли в целом - развитие добычи нефти и газа на арктическом шельфе России, запасы углеводородов которого составляют до 80 процентов от всех запасов отечественного шельфа. Сейчас основным видом работ на шельфе является геологоразведка, а добыча пока осуществляется только на Приразломном месторождении в Печорском море. Однако в прошлом году платформа была модернизирована, что позволит увеличить ежегодный уровень добычи нефти примерно в два раза - до шести миллионов тонн в год. Кроме этого, в октябре 2017 года было открыто прибрежно-морское Центрально-Ольгинское месторождение. Оно стало первым открытым в море Лаптевых. Его геологические запасы оцениваются в 298 миллионов тонн нефти, которая отличается высоким качеством - легкая и малосернистая.

Начиная с 2019 года работы по бурению разведочных и поисковых скважин будут активно вестись в акваториях Баренцева и Карского морей. Всего сегодня на шельфе Арктики России открыто 33 месторождения, а начальные извлекаемые суммарные ресурсы углеводородного сырья акваторий арктических морей оценены примерно в 120 миллиардов тонн условного топлива. В период с 2018 по 2026 год предусмотрено бурение около 80 разведочных скважин. Основная фаза разведочного бурения придется на 2020-2022 годы.

Для успешного освоения шельфовых месторождений действует ряд преференций. Это закон об освобождении от вывозных таможенных пошлин на углеводороды, добытых на шельфе, а также пониженная ставка НДПИ. Для привлечения дополнительных инвестиций в шельфовые проекты с 2017 года вступил в силу закон, в соответствии с которым действует принцип: чем больше вложения компаний в геологоразведку, тем ниже налог на прибыль. То есть расходы нефтегазовых компаний по геологическому изучению учитываются в размере фактических затрат с применением повышающего коэффициента 1,5 с введением механизма консолидации затрат на проведение поисково-оценочных работ на шельфе. Но может быть, мы пойдем дальше: обсуждается идея увеличения вычета из базы налога на прибыль для недропользователей, осуществляющих геологоразведку в Арктике, до коэффициента 3,5.

Несколько лет назад серьезным вызовом для арктических проектов стало санкционное давление и невозможность использования целого ряда зарубежного оборудования. Во всем мире не так много корпораций, обладающих технологиями и оборудованием, способным выдержать суровый климат Арктики, но наша задача - чтобы российские нефтегазовые компании стали одними из них. На пути к достижению этой цели идет не всегда заметная и публичная, но весьма активная работа. И результаты по замещению критически важных технологий и оборудования уже есть.

Приведу пару примеров. Специально для проекта "Ямал СПГ", первая линия которого была запущена в декабре прошлого года, разработали и изготовили буровые установки "Арктика" производства завода "Уралмаш". Мы планируем, что на заводе "Арктик СПГ", строительство которого планируется с 2019 года на Гыданском полуострове в Карском море, будут использовать локализованное в России производство оборудования для крупнотоннажного сжижения газа.

Для шельфовых месторождений в рамках госпрограммы развития морской техники одобрены НИОКР по системам позиционирования, донным сейсмическим станциям, сейсмокосам, унификации оборудования для бурового комплекса. Первые опытные образцы будут представлены уже в ближайшее время.

Не буду отрицать, что затраты на освоение арктических месторождений, особенно морских, пока выше, чем освоение большинства других месторождений. Именно поэтому из почти 300 морских скважин, пробуренных в России, на Арктику приходится менее 90. Но уже через несколько лет ныне дорогостоящие и эксклюзивные технологии добычи могут стать гораздо доступнее, в том числе благодаря разработкам российских компаний, и сделать освоение углеводородов в Арктике еще более привлекательным. В любом случае есть уверенность в том, что те ресурсы, которые сегодня расходуются на освоение арктического шельфа и Арктики в целом, обязательно окупятся, причем уже в среднесрочной перспективе.

Инфографика: "РГ" / Антон Переплетчиков / Александра Воздвиженская

rg.ru

Экcперты против добычи нефти и газа в Арктике | Мир | ИноСМИ

Экологи и экономисты используют паузу в реализации программы развития Арктики, чтобы убедить власти России отказаться от добычи там нефти и газа. Корреспондент DW изучил их доводы.

Россия в 2013 году взяла тайм-аут, приостановив активные действия, связанные с разработкой нефтегазовых месторождений в Арктике. Затишье наступило после того, как президент Владимир Путин в феврале утвердил «Стратегию развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности на период до 2020 года», в которой подтверждена нацеленность руководства страны и крупнейших добывающих компаний осваивать ресурсы Арктики. Поэтому эксперты, опрошенные DW, опасаются, что это нынешнее затишье будет временным.

В Арктику - за статусом энергетической сверхдержавы

В стремлении России стать лидером по добыче углеводородов в Арктике, по словам руководителя форума «Нефтегазовый диалог» Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) РАН Нины Пусенковой, основную роль играют политические мотивы. «Покорение Арктики рассматривается руководством страны как эквивалент советским программам освоения космоса, который позволит России подтвердить свой статус энергетической сверхдержавы», - заявила Пусенкова в интервью DW..

Завкафедрой мировой экономики факультета мировой политики и экономики Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» (НИУ ВШЭ) Леонид Григорьев увидел в стремлении Москвы осваивать Арктику проявление не имперских амбиций, а нормальной стратегии решения геополитических задач.

«Россия - северная страна, и это исконно наша территория, которая может и должна быть использована», - уверен Григорьев. При этом, по его словам, речь идет о Северном морском пути, как о магистрали, используемой, в том числе для транспортировки нефти, тогда как с разработкой месторождений углеводородов можно повременить.

Арктика - не нефтегазовое Эльдорадо

Сомнения в необходимости идти за нефтью далеко на Север связаны и с оценками объема ресурсов. Относительно оптимистичные оценки Международного энергетического агентства (МЭА) говорят, что арктические запасы не так велики, чтобы считать их «нефтегазовым Эльдорадо», сообщила DW Нина Пусенкова.

По мнению эксперта, это постепенно начали понимать и в России. Так, глава Федерального агентства по использованию недр Александр Попов в феврале 2013 года заявил, что «в России 96 процентов запасов нефти сосредоточено на суше».

С другой стороны, отмечает Пусенкова, российский шельф - самый большой в мире (6,2 миллиона квадратных километров) и самый мало изученный. В целом разведанность суммарных ресурсов углеводородов континентального шельфа России не превышает 10 процентов. Так что в перспективе он может принести как приятные сюрпризы, так и горькие разочарования, и эту неопределенность надо учитывать при разработке стратегии добычи углеводородов в Арктике, объясняет Нина Пусенкова.

Высокая себестоимость добычи нефти спасет Арктику?

Российские власти также должны признать, что арктические нефть и газ достаточно дороги по сравнению с углеводородами, добываемыми в менее сложных условиях, считает Пусенкова. По словам эксперта, самый дорогой баррель нефти, добытой на суше, обходится в 40 долларов, тогда как издержки при добыче на арктическом шельфе составят те же 40 долларов за баррель только при самом удачном раскладе. А так себестоимость добычи арктической нефти может доходить до 100 долларов за баррель.

Схожая ситуация и с добычей газа. При обычном, конвенциональном способе себестоимость тысячи кубометров составляет от 20 до 220 долларов, а при разработке арктического шельфа для того, чтобы получить тот же кубометр газа, придется выложить уже от 140 до 430 долларов, указывает Нина Пусенкова. Поэтому значительно выгоднее вкладывать деньги не в освоение Арктики, а в повышение эффективности использования уже разрабатываемых месторождений на суше, где существует производственная и социальная инфраструктура, убеждена эксперт.

Время серьезно подумать об экологии

К более эффективному использованию недр власти призывают не только экономисты, но и экологи. Руководитель программ по экологической политике и топливно-энергетическому комплексу Всемирного фонда дикой природы (ВФДП) Алексей Книжников предупреждает, что любой разлив нефти в водах арктических морей будет иметь гораздо более серьезные последствия, нежели аналогичная авария в другом месте. Проблема в том, что в холодной воде нефть не растворяется, а собрать ее с поверхности мешает толща льда.

Кроме того, добавляет Книжников, до сих пор не решена проблема с утилизацией попутного нефтяного газа (ПНГ). Сейчас половину его сжигают, что приводит к выбросам в атмосферу больших объемов углекислого газа, а это в свою очередь усиливает парниковый эффект. В итоге температура воздуха повышается, и ледники тают, поясняет эксперт ВФДП. «Задача выйти на уровень в 95 процентов утилизации ПНГ поставлена давно, но решается она с трудом», - констатирует Алексей Книжников.

Вернее ее решили пока только некоторые частные компании, например, «Сургутнефтегаз», добавляет Книжников, тогда как государственные компании при этом демонстрируют «из рук вон плохие показатели». По данным Нины Пусенковой из ИМЭМО, у «Газпром-нефти» уровень утилизации ПНГ составляет сегодня 55,2 процента, а у «Роснефти» и того меньше - 48,6 процентов. А ведь осваивать Арктику будут именно государственные компании, напоминает Пусенкова.

Не спешить, а готовиться

«Пока наши корпорации и правительство не проникнутся новым экологическим менталитетом, не надо рваться покорять Арктику», - уверена Нина Пусенкова. Эксперт советует сконцентрироваться на поисковых и геологоразведочных работах на шельфе северных морей, чтобы реально оценить их углеводородный потенциал, одновременно с этим разрабатывая оптимальную технологию нефтегазодобычи в арктических широтах.

В середине апреля руководство норвежского концерна Statoil, являющегося партнером «Роснефти» по разработке арктического шельфа, заявило, что норвежские нефтяники не готовы к бурению на самых северных участках, так как не могут гарантировать безопасность добычи. В России требования по безопасности при разработке нефтяных месторождений ниже, чем в Норвегии, отмечает координатор арктического проекта «Гринпис России» Евгения Белякова. Так что судьба Арктики, судя по всему, еще не решена.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

inosmi.ru

Нефть в Арктике/Добыча нефти в Арктике

Запасы нефти в Арктике

http://arctic-info.ru/cached_image/x1tpsgeyz51_Size310x0.jpg" enable-fancybox="true">К настоящему времени в Арктической зоне России открыто около 600 месторождений нефти. Наиболее известны из них: Ванкорское в Красноярском крае, Харьягинское, имени Романа Требса и Анатолия Титова, Южно-Хыльчуюское в Ненецком автономном округе, Новопортовское, Юрхаровское, Русское, Мессояхская группа на Ямале.

Углеводородный потенциал арктического шельфа России оценивается в 100 млрд тонн нефтяного эквивалента. На Арктическом шельфе открыты Приразломное и Долгинское нефтяные месторождения в Печорском море, месторождение Победа в Карском море. Менее исследован арктический шельф восточных морей. Согласно российскому закону «О недрах», вести добычу на шельфе могут только компании с государственным участием не менее 50% и обладающие опытом работы на шельфе не менее пяти лет - «Роснефть» и «Газпром». Между госкомпаниями уже распределено большое количество лицензионных участков таких как Центрально-Баренцев, Персеевский и Федынский, Восточно-Приновоземельские -1, -2, -3, Южно-Русский, Южно-Приновоземельский и Западно-Матвеевский, Южно-Чукотский, Северо-Карский и т. д.

Добыча нефтиhttp://arctic-info.ru/cached_image/yurij4fihsw_Size310x0.jpg" enable-fancybox="true">

В условиях истощения месторождений в центральной части страны, в Поволжье и Западной Сибири добыча нефти постепенно смещается в северные и восточные регионы страны. В 2009 году началась добыча нефти на Ванкорском месторождении в Красноярском крае, с тех пор из недр извлечено уже более 70 миллионов тонн нефти. Прирост нефтедобычи в России происходит в основном за счет Ванкорского месторождения. В Ванкорский кластер, который «Роснефть» намерена создать в регионе также войдут Лодочное, Сузунское и Тагульское месторождения. А, например, в Ненецком автономном округе накопленная добыча нефти за 30 лет эксплуатации месторождений превысила 200 млн тонн. Добыча нефти в НАО началась в 1984 году с пробной эксплуатации на крупнейшем в округе Харьягинском нефтяном месторождении. Сегодня на территории НАО открыто 90 месторождений углеводородного сырья, 79 из них переданы нефтяным компаниям для разработки.

http://arctic-info.ru/cached_image/154pfyfs231_Size310x0.jpg" enable-fancybox="true">Технология добычи нефти

Добыча углеводов в Арктике требует использования последних, самых современных технологий. Благодаря применяемым современным технологическим решениям, коэффициент извлечения нефти на том же Ванкоре - один из самых высоких в России.

На первом российском проекте на арктическом шельфе — добыча нефти на «Приразломной» - «Газпром нефть шельф» применил самые последние технологии. Для разработки Приразломного месторождения создана уникальная ледостойкая платформа «Приразломная». Она рассчитана на эксплуатацию в экстремальных природно-климатических условиях и способна выдержать максимальные нагрузки. Платформа стоит на дна моря, ее запас прочности многократно превосходит реально существующие нагрузки. Основание платформы выдержит удар даже 10-метровых волн, которые по статистике бывают раз в 100 лет.http://arctic-info.ru/cached_image/zmwgungydpo_Size310x0.jpg" enable-fancybox="true">

Толщина стен основания платформы — три метра, скважины бурятся внутри и надежно изолированы от окружающей среды. На платформе создана система «нулевого сброса», исключающая попадание в море отходов бурения и производства. Они будут закачиваться в специальную поглощающую скважину или, при необходимости, собираться в контейнеры и вывозиться на берег для последующей утилизации.

Фото: «Роснефть», «Газпром нефть»

www.arctic-info.ru

Северная нефть. Перспективы нефтедобычи в Арктике » Финансы онлайн

Эпоха “лёгкой” и “дешёвой” нефти подходит к концу…

По прогнозам учёных, запасов нефти и газа на планете хватит примерно на 40 лет. Но есть ещё неосвоенные территории. И кто будет там хозяином, тот и будет определять мировую экономику (если человечество не перейдёт на альтернативные источники энергии).

Северная нефть. Роснефть и ExxonMobil. Перспективы нефтедобычи в Арктике

Северная нефть. “Роснефть” и ExxonMobil. Перспективы нефтедобычи в Арктике

Другими словами, кто будет первый в Арктике, где найдены огромные запасы нефти и газа, тот и будет диктовать миру свои условия игры. А кусок от “жирного пирога” хотят откусить и норвежцы, и канадцы, и индийцы, и китайцы, и, конечно, американцы. Последние оказались пока успешнее.

Американская нефтяная компания ExxonMobil и ОАО “Роснефть” раскрыли параметры сотрудничества на континентальном арктическом шельфе - масштабы поражают!

Арктика - провинция нефтедобычи мирового уровня

После того как В.В.Путин пообещал ввести беспрецедентные льготы для шельфовых проектов (отказ от налога на добычу, экспортной пошлины, введение “периода стабильности” - 5-15 лет, в течение которого налоговый режим не будет меняться), “Роснефть” и ExxonMobil озвучили планы на будущее.

Согласно ним, будут созданы совместные операторские компании для проведения геологоразведочных работ в Карском и Чёрном морях. Стоимость предварительного этапа геологоразведочных работ около $3,2 млрд.

Общие инвестиции в освоение шельфов в Арктике и на Чёрном море оценивается примерно в 500 млрд долларов! Инвестиции в проект “Роснефти” и ExxonMobil на Карском море составят 200-300 млрд долл., на Чёрном - 55 млрд долл., плюс строительство 15 ледостойких платформ (будет строить “Объединенная судостроительная компания”).

Замечу, что основная масса заказов, по условиям сделки между “Роснефтью” и ExxonMobil, должна размещаться в России - до 70%.

На участках в Карском море уже выделено 23 перспективные структуры с суммарными извлекаемыми запасами 85 млрд баррелей нефтяного эквивалента.

Окончательное инвестиционное решение по разработке месторождений Карского моря будет принято на рубеже 2016-2017 годов. Добыча нефти в Карском и Чёрном морях начнётся в 2018-2020гг..

По предварительным оценкам, к 2030 году ресурсы арктического шельфа будут обеспечивать 30-40% российской добычи углеводородов.

“Роснефть” и ExxonMobil. Справка

ОАО НК “Роснефть” (год основания 1993)- открытое акционерное общество “Нефтяная компания “Роснефть”" (листинг на бирже ММВБ: ROSN, РТС: ROSN, LSE: ROSN) - крупнейшая российская государственная нефтяная компания. Занимается добычей и переработкой нефти и газа. Оборот около $63 млрд (2010 год), чистая прибыль - $10,7 млрд (2010 г.).

ExxonMobil (год основания 1999)- Exxon Mobil Corporation (листинг на бирже NYSE: XOM) - американская нефтяная компания, крупнейшая частная нефтяная компания в мире. Занимается добычей и переработкой нефти. Оборот около $310 млрд (2009 год), чистая прибыль - $41,06 млрд (2011 г.).

Tot: По словам заместителя Председателя Правительства РФ И.Сечина, в развитие добычи углеводородов в России до 2020 года будет инвестировано около 400-500 млрд долларов (Арктика и другие регионы). При этом в 2012 году российский ТЭК может получить уже 100 млрд долл.

По теме “Нефть и газ”:

www.financialblog.ru

Россия осталась без технологий добычи нефти в Арктике | Бизнес

«Одна из главных проблем российских нефтесервисных компаний – отставание от иностранных коллег по используемым технологиям», – пишет компания Deloitte в исследовании «Обзор нефтесервисного рынка 2018». «Ведомости» ознакомились с содержанием. Эксперты отмечают, что иностранные предприятия используют высокотехнологичное оборудование, вкладывают средства в научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки, привлекают высококвалифицированных специалистов. В среднесрочной перспективе не следует ждать от российских нефтесервисных компаний таких технологий, которые отвечают стандартам для работы на шельфе и в условиях вечной мерзлоты, отмечает Deloitte.

Сейчас на шельфе из нефтяных компаний ведут работы «Роснефть», «Газпром нефть» и «Лукойл». Большую часть действующих месторождений компании обустроили еще до 2014 г., до того как США ввели секторальные санкции. Выгоду от их введения получили производители из Китая и Юго-Восточной Азии, пишет Deloitte. КНР стала заметным игроком на российском рынке оборудования для нефтедобычи. Сколько заказов получили эти компании, в исследовании не приводится.

На российском нефтесервисном рынке работает российская Eurasia Drilling (EDC), а из иностранных нефтесервисных компаний – Schlumberger (пытается купить долю в EDC), Weatherford, подразделение Eni – Sapiem, Halliburton, Baker Hughes и китайские ZPEC, COSL. Но бурят они и обустраивают скважины на материке, российские компании за минувшие четыре года увеличили буровые работы на 40% до 27,7 млн м.

 Deloitte ожидает, что в ближайшие три года в России увеличится доля нефтесервисного оборудования из Китая, Республики Кореи, Сингапура. К примеру, китайская компания Jereh, которая занимается производством оборудования для бурения, оперативно создала в России крупную сеть филиалов гарантийного обслуживания, а также склад запасных частей, пишет Deloitte.

В России мало у кого есть опыт бурения на шельфе, отмечает президент «Союзнефтегазсервиса» Игорь Мельников. «В России есть долгосрочные планы по разработке проектов на шельфе, и в том числе Арктики, – напоминает аналитик Raiffeisenbank Андрей Полищук. – Свою экспертизу необходимо иметь».

Для разработки технологий бурения на шельфе нужны большие инвестиции и не менее 5–7 лет на саму разработку, если попытаться обойтись без западных компаний, говорит директор отдела корпораций Fitch Дмитрий Маринченко. Сложно прогнозировать цену нефти в долгосрочной перспективе и обосновывать инвестиционные решения по разработке технологий, поэтому целесообразнее привлекать западные компании, считает Маринченко. Такие проекты капиталоемкие, рисковать, используя только российские неапробированные технологии, многие не готовы, соглашается Полищук.

«Делать это [привлекать западные компании] сейчас почти нереально, так как из-за санкций многие иностранные нефтесервисные компании ушли с российского рынка», – говорит аналитик «Атона» Александр Корнилов.

 Российское оборудование еще не скоро будет соответствовать всему перечню международных технологических стандартов, которые нужны для бурения на шельфах и в арктической зоне, уверен руководитель направления «Газ и Арктика» Энергетического центра бизнес-школы «Сколково» Роман Самсонов. По его оценке, российские нефтяники могли бурить от четырех до 14 скважин в год. Скорее всего, единственным разрабатываемым арктическим месторождением на ближайшую перспективу останется Приразломное в Печорском море «Газпром нефти», говорит эксперт.

«Роснефть» бурила на арктическом шельфе с американской ExxonMobil, успешно пробурили в 2014 г. скважину в Карском море, открыв месторождение «Победа», с норвежской Statoil (переименована в Equinor) и Eni тоже были проекты, но они складываются неудачно: бурение двух скважин в Охотском море с Equinor не дало положительных результатов, как и скважина с Eni в Черном море.

<!-- AddThis Button BEGIN --> <div> <a fb:like:layout="button_count"></a> <a></a> <a g:plusone:size="medium"></a> <a></a> </div> <script type="text/javascript" src="//s7.addthis.com/js/300/addthis_widget.js#pubid=54027941"></script> <!-- AddThis Button END -->

rucompromat.com

Россия останется без технологий для добычи нефти в Арктике

25 апреля 2018 г.,Виталий Петлевой, Ведомости  

tar_7270

«Одна из главных проблем российских нефтесервисных компаний – отставание от иностранных коллег по используемым технологиям», – пишет компания Deloitte в исследовании «Обзор нефтесервисного рынка 2018». «Ведомости» ознакомились с содержанием. Эксперты отмечают, что иностранные предприятия используют высокотехнологичное оборудование, вкладывают средства в научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки, привлекают высококвалифицированных специалистов. В среднесрочной перспективе не следует ждать от российских нефтесервисных компаний таких технологий, которые отвечают стандартам для работы на шельфе и в условиях вечной мерзлоты, отмечает Deloitte.

Сейчас на шельфе из нефтяных компаний ведут работы «Роснефть», «Газпром нефть» и «Лукойл». Большую часть действующих месторождений компании обустроили еще до 2014 г., до того как США ввели секторальные санкции. Выгоду от их введения получили производители из Китая и Юго-Восточной Азии, пишет Deloitte. КНР стала заметным игроком на российском рынке оборудования для нефтедобычи. Сколько заказов получили эти компании, в исследовании не приводится.

На российском нефтесервисном рынке работает российская Eurasia Drilling (EDC), а из иностранных нефтесервисных компаний – Schlumberger (пытается купить долю в EDC), Weatherford, подразделение Eni – Sapiem, Halliburton, Baker Hughes и китайские ZPEC, COSL. Но бурят они и обустраивают скважины на материке, российские компании за минувшие четыре года увеличили буровые работы на 40% до 27,7 млн м.Deloitte ожидает, что в ближайшие три года в России увеличится доля нефтесервисного оборудования из Китая, Республики Кореи, Сингапура. К примеру, китайская компания Jereh, которая занимается производством оборудования для бурения, оперативно создала в России крупную сеть филиалов гарантийного обслуживания, а также склад запасных частей, пишет Deloitte.

В России мало у кого есть опыт бурения на шельфе, отмечает президент «Союзнефтегазсервиса» Игорь Мельников. «В России есть долгосрочные планы по разработке проектов на шельфе, и в том числе Арктики, – напоминает аналитик Raiffeisenbank Андрей Полищук. – Свою экспертизу необходимо иметь».

Для разработки технологий бурения на шельфе нужны большие инвестиции и не менее 5–7 лет на саму разработку, если попытаться обойтись без западных компаний, говорит директор отдела корпораций Fitch Дмитрий Маринченко. Сложно прогнозировать цену нефти в долгосрочной перспективе и обосновывать инвестиционные решения по разработке технологий, поэтому целесообразнее привлекать западные компании, считает Маринченко. Такие проекты капиталоемкие, рисковать, используя только российские неапробированные технологии, многие не готовы, соглашается Полищук.«Делать это [привлекать западные компании] сейчас почти нереально, так как из-за санкций многие иностранные нефтесервисные компании ушли с российского рынка», – говорит аналитик «Атона» Александр Корнилов.Российское оборудование еще не скоро будет соответствовать всему перечню международных технологических стандартов, которые нужны для бурения на шельфах и в арктической зоне, уверен руководитель направления «Газ и Арктика» Энергетического центра бизнес-школы «Сколково» Роман Самсонов. По его оценке, российские нефтяники могли бурить от четырех до 14 скважин в год. Скорее всего, единственным разрабатываемым арктическим месторождением на ближайшую перспективу останется Приразломное в Печорском море «Газпром нефти», говорит эксперт.

«Роснефть» бурила на арктическом шельфе с американской ExxonMobil, успешно пробурили в 2014 г. скважину в Карском море, открыв месторождение «Победа», с норвежской Statoil (переименована в Equinor) и Eni тоже были проекты, но они складываются неудачно: бурение двух скважин в Охотском море с Equinor не дало положительных результатов, как и скважина с Eni в Черном море.

 

/www.vedomosti.ru/

pro-arctic.ru