Какого цвета афганская нефть?.. Есть в афганистане нефть


Какого цвета афганская нефть?.. » Военное обозрение

Какого цвета афганская нефть?..После десятилетия нахождения американского военного контингента в Афганистане и после слов Барака Обамы о возможном выводе этого контингента в 2014 году, похоже, наконец-то проявились принципы, по которым американцы могут остаться в этом регионе, что называется, навсегда.

Совершенно неожиданно выяснилось, что Афганистан-то, оказывается, страна, располагающая огромными запасами нефти. Геологическая служба США, которой, видимо, сверху было настоятельно рекомендовано хоть что-то найти в афганских недрах, не просто нашла, а даже озвучила поистине грандиозную цифру афганских нефтяных богатств – почти 2 миллиарда баррелей. А ведь и правда, если бы геологические артели ничего в недрах Афганистана не нашли, то это была бы первая «безнефтяная» за многие годы кампания, в которой принимали участие Соединенные Штаты. А, как известно, в США не привыкли воевать «на сухую» - вот сердобольные геологи и решили вознаградить воинов демократии за их труды…

Такой подарок от геологов, очевидно, весьма порадовал американские власти, а далее все пошло по классической отработанной схеме.Богатейшим месторождением, которое располагается в северной части Афганистана – у границы с Таджикистаном, в котором, кстати, не так давно тоже обнаружили нефть, заинтересовался один из нефтяных гигантов – компания Exxon. По сообщениям руководства этой компании, она готовая начать разработки нефтяных месторождений хоть сегодня, чтобы «помочь поднять экономику Афганистана» - кто бы сомневался… И самое интересное, что нефть нашли, ну, чуть ни вчера-позавчера. Удивительно, что никто о таком афганском чуде даже и не знал, да и вообще под фразой «афганское чудо» американцы привыкли подразумевать товар совсем иной, нежели нефть, природы…

Казалось бы, теперь все должно стать на свои места: американские нефтестаратели придут на территорию северного Афганистана, определенный процент американских войск останется в Афганистане для контроля нефтепромысла, деньги потекут рекой в бюджет Афганистана, немного перепадет Exxon… Но в этой радужной картине есть несколько закавык, которые, очевидно, помешают столь идиллическому развитию событий.

Во-первых, интерес к нефти проявляет не только Exxon (в частности китайская CNPC тоже пытается вести свою деятельность неподалеку - в бассейне реки Амударьи, не входя, правда в Афганистан). Целых семь компаний из разных стран мира, в том числе, из Саудовской Аравии, Турции, Пакистана и Индии, желают, наконец-то увидеть, какого же цвета афганская нефть.

Во-вторых, не все афганцы могут правильно понять, если «раскопками» на их территории будут заниматься представители иностранных государств. В частности, могут неправильно понять посыл к «экономическому процветанию Афганистана», например, талибы. Да и нельзя забывать, что если нефть в Афганистане действительно есть, и есть она на севере страны, то север – это территория, которая, мягко говоря, не полностью контролируется афганским президентом Карзаем, если им вообще что-то в этой стране контролируется, кроме прикладывания руки к «братской» финансовой помощи, поступающей из-за рубежа. На севере Афганистана есть свои лидеры, которых местные жители готовы уважать куда больше, нежели Карзая. В частности, таким человеком является Абдул-Рашид Дустум, который успел повоевать против самых различных сил, а потому в сказки про то, как американцы будут поднимать афганскую экономику с помощью выкачивания афганской нефти, верить явно не будет. Ну, если конечно, самому Дустуму, как говорилось в одном известном фильме, не сделают предложение, от которого он не сможет отказаться…

В-третьих, есть проблема, которую можно назвать чуть ли ни самой главной. Эксперты приводят следующую мысль: если тот же Exxon начнет вести разработки афганской нефти, то по какому маршруту эту нефть будут транспортировать? Ведь при всем уважении к афганской транспортной системе, единственным проверенным веками средством перевозки здесь является местный ишак… И если с транспортировкой опия он справляется прекрасно, то вот нефть животное не потянет, надорвется…

Нет, безусловно американцы могут предоставить свои средства перевозки, но это ж сколько надо нефтевозов, чтобы те огромные запасы перевозить в нужное время к нужному месту… Да и за время операции в Афганистане американцы, вроде бы, уже должны были осознать такой факт, что ни выхода к морю, ни соответственно подходящего морского транспорта эта страна не имеет.

Неужели надежда возлагается на афганские железные дороги, но здесь их, мягко говоря, не вполне достаточно для реализации столь масштабного проекта. Есть, конечно, ветка, которая построена еще советскими специалистами. Это ветка Хайратон-Термез с мостом через Амударью. Есть и еще несколько веток: Кандагар-Герат-Кушка и Герат – Хаф (Иран). Но, как видно, в первых двух случаях придется выходить на Россию, а случай с иранским Хафом вообще выглядит как насмешка в отношении американцев, если конечно они не начнут «приводить» Иран к «светлому демократическому будущему» уже в ближайшее время. В общем, во всех рассмотренных железнодорожных вариантах стоимость барреля добытой в Афганистане нефти может достичь поистине астрономических значений. Быть может, американцы намерены построить нефтепровод на территории Афганистана, но опять-таки, куда он поведет?.. Если на север, то там опять, понимаешь, Россия вырисовывается с нашими необъятными пространствами и «антидемократическими» нормами для ведения кристально чистого американского бизнеса. Не зря ж Россию упрекают в том, что не умеет она работать с западными бизнесменами. Мол, все нормальные западные бизнесмены давно ноги из России сделали. Не уж-то прикажут возвращаться… Получается, что с Россией – не вариант.

Если через Туркмению, то там Каспий со своей проблемой неразрешенности акваториального спора и застопорившимся проектом «Набукко»…

Если на юг – то такой нефтепровод станет просто отличной мишенью для террористов самых различных мастей. Да и само строительство такого нефтепровода, обойдется, пожалуй, дороже обслуживания военного бюджета США…

Пожалуй, впервые в своей новейшей истории США сталкиваются с подобной проблемой: демократические завоевания в виде обнаруженной нефти в стране с победившим народовластием есть, а вот ни моря, ни дорог нормальных нету - кругом только плантации, которые с помощью самих же демократизаторов и ширятся в площадях.

Просто какой-то афганский тупик для главных носителей мировых ценностей получается…

topwar.ru

Какого цвета афганская нефть? | newskritik

После десятилетия нахождения американского военного контингента в Афганистане и после слов Барака Обамы о возможном выводе этого контингента в 2014 году, похоже, наконец-то проявились принципы, по которым американцы могут остаться в этом регионе, что называется, навсегда.

Совершенно неожиданно выяснилось, что Афганистан-то, оказывается, страна, располагающая огромными запасами нефти. Геологическая служба США, которой, видимо, сверху было настоятельно рекомендовано хоть что-то найти в афганских недрах, не просто нашла, а даже озвучила поистине грандиозную цифру афганских нефтяных богатств - почти 2 миллиарда баррелей. А ведь и правда, если бы геологические артели ничего в недрах Афганистана не нашли, то это была бы первая «безнефтяная» за многие годы кампания, в которой принимали участие Соединенные Штаты. А, как известно, в США не привыкли воевать «на сухую» - вот сердобольные геологи и решили вознаградить воинов демократии за их труды...

Такой подарок от геологов, очевидно, весьма порадовал американские власти, а далее все пошло по классической отработанной схеме.Богатейшим месторождением, которое располагается в северной части Афганистана - у границы с Таджикистаном, в котором, кстати, не так давно тоже обнаружили нефть, заинтересовался один из нефтяных гигантов - компания Exxon. По сообщениям руководства этой компании, она готовая начать разработки нефтяных месторождений хоть сегодня, чтобы «помочь поднять экономику Афганистана» - кто бы сомневался... И самое интересное, что нефть нашли, ну, чуть ни вчера-позавчера. Удивительно, что никто о таком афганском чуде даже и не знал, да и вообще под фразой «афганское чудо» американцы привыкли подразумевать товар совсем иной, нежели нефть, природы...

Казалось бы, теперь все должно стать на свои места: американские нефтестаратели придут на территорию северного Афганистана, определенный процент американских войск останется в Афганистане для контроля нефтепромысла, деньги потекут рекой в бюджет Афганистана, немного перепадет Exxon... Но в этой радужной картине есть несколько закавык, которые, очевидно, помешают столь идиллическому развитию событий.

Во-первых, интерес к нефти проявляет не только Exxon (в частности китайская CNPC тоже пытается вести свою деятельность неподалеку - в бассейне реки Амударьи, не входя, правда в Афганистан). Целых семь компаний из разных стран мира, в том числе, из Саудовской Аравии, Турции, Пакистана и Индии, желают, наконец-то увидеть, какого же цвета афганская нефть.

Во-вторых, не все афганцы могут правильно понять, если «раскопками» на их территории будут заниматься представители иностранных государств. В частности, могут неправильно понять посыл к «экономическому процветанию Афганистана», например, талибы. Да и нельзя забывать, что если нефть в Афганистане действительно есть, и есть она на севере страны, то север - это территория, которая, мягко говоря, не полностью контролируется афганским президентом Карзаем, если им вообще что-то в этой стране контролируется, кроме прикладывания руки к «братской» финансовой помощи, поступающей из-за рубежа. На севере Афганистана есть свои лидеры, которых местные жители готовы уважать куда больше, нежели Карзая. В частности, таким человеком является Абдул-Рашид Дустум, который успел повоевать против самых различных сил, а потому в сказки про то, как американцы будут поднимать афганскую экономику с помощью выкачивания афганской нефти, верить явно не будет. Ну, если конечно, самому Дустуму, как говорилось в одном известном фильме, не сделают предложение, от которого он не сможет отказаться...

В-третьих, есть проблема, которую можно назвать чуть ли ни самой главной. Эксперты приводят следующую мысль: если тот же Exxon начнет вести разработки афганской нефти, то по какому маршруту эту нефть будут транспортировать? Ведь при всем уважении к афганской транспортной системе, единственным проверенным веками средством перевозки здесь является местный ишак... И если с транспортировкой опия он справляется прекрасно, то вот нефть животное не потянет, надорвется...

Нет, безусловно американцы могут предоставить свои средства перевозки, но это ж сколько надо нефтевозов, чтобы те огромные запасы перевозить в нужное время к нужному месту... Да и за время операции в Афганистане американцы, вроде бы, уже должны были осознать такой факт, что ни выхода к морю, ни соответственно подходящего морского транспорта эта страна не имеет.

Неужели надежда возлагается на афганские железные дороги, но здесь их, мягко говоря, не вполне достаточно для реализации столь масштабного проекта. Есть, конечно, ветка, которая построена еще советскими специалистами. Это ветка Хайратон-Термез с мостом через Амударью. Есть и еще несколько веток: Кандагар-Герат-Кушка и Герат - Хаф (Иран). Но, как видно, в первых двух случаях придется выходить на Россию, а случай с иранским Хафом вообще выглядит как насмешка в отношении американцев, если конечно они не начнут «приводить» Иран к «светлому демократическому будущему» уже в ближайшее время. В общем, во всех рассмотренных железнодорожных вариантах стоимость барреля добытой в Афганистане нефти может достичь поистине астрономических значений.Быть может, американцы намерены построить нефтепровод на территории Афганистана, но опять-таки, куда он поведет?.. Если на север, то там опять, понимаешь, Россия вырисовывается с нашими необъятными пространствами и «антидемократическими» нормами для ведения кристально чистого американского бизнеса. Не зря ж Россию упрекают в том, что не умеет она работать с западными бизнесменами. Мол, все нормальные западные бизнесмены давно ноги из России сделали. Не уж-то прикажут возвращаться... Получается, что с Россией - не вариант.

Если через Туркмению, то там Каспий со своей проблемой неразрешенности акваториального спора и застопорившимся проектом «Набукко»...

Если на юг - то такой нефтепровод станет просто отличной мишенью для террористов самых различных мастей. Да и само строительство такого нефтепровода, обойдется, пожалуй, дороже обслуживания военного бюджета США...

Пожалуй, впервые в своей новейшей истории США сталкиваются с подобной проблемой: демократические завоевания в виде обнаруженной нефти в стране с победившим народовластием есть, а вот ни моря, ни дорог нормальных нету - кругом только плантации, которые с помощью самих же демократизаторов и ширятся в площадях.

Просто какой-то афганский тупик для главных носителей мировых ценностей получается...

maxpark.com

Почему Афганистан поставлял газ Советскому Союзу?

В истории советско-афганских отношений есть один вопрос, который до сих пор не получил внятного разъяснения. Вопрос этот простой очень: почему Афганистан поставлял газ в Советский Союз?

И в самом деле: почему? Ведь СССР не относится к числу стран, обделенных запасами нефти и газа. Только в Средней Азии, только в Узбекистане и Туркменистане запасы газа исчислялись в 1 трлн 350,2 млрд куб.м. газа. Много это или мало? Это очень много. Запасы афганского газа исчислялись в начале 70-х годов в 116,5 млрд куб.м. Всего 8% по сравнению с запасами советских республик Средней Азии. Чтобы найти ответ на этот вопрос, надо обратиться к истории создания газовой промышленности Узбекистана и реализации амбициозного узбекского газового проекта 60-х годов.

Газовая промышленность Узбекистана сравнительно молода. Первый газ был получен на ферганских нефтепромыслах, попутно с нефтью в 1958 году. Открытие попутного газа подтокнуло геологов к более широким поисковым работам, и вскоре были открыты огромные газовые месторождения. Общие запасы газа были оценены геологами в 2,2 трлн куб.м., в том числе в месторождении Газли более 1 трлн куб.м.

Начало 60-х годов в СССР было временем реализации амбициозной программы под лозунгом «догоним и перегоним передовые капиталистические страны». Советский Союз прочно захватил первое место по промышленному производству, но все еще отставал по производству на душу населения, что тогда и сейчас считалось важным показателем уровня жизни. Н.С. Хрущев, провозгласивший наступление коммунизма через 20 лет (к началу 80-х годов), поставил задачу увеличить производство и превзойти уровень наиболее развитых стран, в первую очередь США.

Поскольку финансовые ресурсы Советского Союза были ограничены, то было решено удешевить производство. Поскольку большая часть затрат в промышленном производстве падает на сырье и топливо, было решено в первую очередь удешевить именно сырье и топливо. Рецепт решения этой задачи нашел академик А.Е. Пробст. Он утверждал, что топливо и энергию для всего хозяйства страны лучше всего проивзодить в Сибири, где имелись самые большие и доступные запасы угля и полезных ископаемых. Этим словам добавило веса открытие в Узбекистане и в Тюменской области РСФСР огромных запасов нефти и газа.

До этого главным топливом в Узбекистане был уголь, которого добывалось 3,5 млн тонн. Однако эта добыча не покрывала всех потребностей республики, и уголь приходилось ввозить. Добывалась нефть, 1,4 млн тонн в год. Но и этого не хватало для всех потребностей республики. В таком же положении были остальные среднеазиатские республики. Недостаток топлива и энергии тормозил развитие добычи руд и полезных ископаемых, развитие промышленности. Проблемы можно было бы решить за счет строительства ГЭС, однако они требовали больших вложений и долгого периода освоения. Хозяйственникам же 60-х годов хотелось быстрого результата.

Открытие газа в Газли пробудило надежды, что такой результат будет достигнут. Был разработан грандиозный проект снабжения газом центра страны, Урала и всех республик Средней Азии. Предполагалось ежегодно добывать и передавать по газопроводам 34,3 млрд куб.м. газа, в том числе 20 млрд куб.м. на Урал. Узбекистан должен был потреблять 9,2 млрд куб.м., и удовлетворять свои потребности в топливе на 82,7% газом. 3 млрд куб.м. газа использовалось для производства электроэнергии.

Однако, в реализацию проекта вмешались обстоятельства, которые заставили пересмотреть этот проект. Промышленный отбор из месторождения составляет 60% запасов. После отбора такого количества газа давление в пластах падает, и месторождение становится непригодным к разработке. При составлении проекта, плановики исходили из запасов в 2,2 трлн куб.м., и из промышленного отбора 1,32 трлн куб.м. При ежегодной добыче в 35 млрд куб.м. этого количества газа хватило бы до 1997 года.

Детальная разведка газовых месторождений показала, что запасы газа в них были резко переоценены. Газлийское месторождение оценивалось в более чем 1 трлн куб.м., а детальная разведка подтвердила наличие лишь 479,3 млрд куб.м., то есть меньше чем половины предполагаемых запасов. Геологический комитет СССР в 1967 году произвел переоценку запасов газа в Узбекистане и определил запасы газа в 856,1 млрд куб.м. Это был крах всего газового проекта, произошедший как раз тогда, когда он стал выходить на полную мощность. Отбор 60% газа из Газлийского месторождения должен был произойти в 1974 году. Это обстоятельство заставило резко сократить поставки газа по газовпроводу Бухара – Урал до 10-12 млрд куб.м. газа в год, и срочно искать источники пополнения запасов.

В 1970 году добыча газа в Узбекистане составляла 32,1 млрд куб.м., тогда как пропускная способность узбекских газопроводов составляла 34,3 млрд куб.м. Образовался дефицит газа в 2,2 млрд куб.м. Если бы он приходился только на Узбекистан, то республика лишилась бы всего производства электроэнергии и половины мощности химической промышленности. Добыча год от года падала, и в 1975 году дефицит составил уже 9,5 млрд куб.м.

Нужно было срочно найти источники восполнения дефицита. Одним из таких источников были туркменские месторождения. Они были открыты и разработаны позже узбекских, и тоже были ориентированы на передачу газа за пределы региона. В 1970 году Туркменистан из 13,1 млрд куб.м. добываемого газа 10,6 млрд отправлял по газопроводу Средняя Азия – Центр. В 1975 году – уже 19 млрд. Кроме того, в том же 1975 году с туркменских месторождений в газопровод Бухара – Урал подавалось 7 млрд куб.м. газа в год.

Этот газ восполнял дефицит в магистарльных газопроводах, но не восполнял его в системе газопроводов среднеазиатских республик, от которых зависело развитие промышленности и жизнь населения. Дефицит попытались восполнить за счет усиления добычи на узбекских месторождениях газа, но это удалось только частично. Удалось удвоить добычу в Бухарской области (до 28,2 млрд куб.м.), развить газовый промысел в Кашкадарьинской области (до 3,2 млрд куб.м.), и снять части нагрузки с Газлийского месторождения. На юге Узбекистана и Таджикистана произошел полный провал. Месторождения газа на левобережье Амударьи ввести в промышленную эксплуатацию не удалось.

При всех усилиях добыча и потребление газа не сходились с зазором примерно в 2,5 млрд куб.м. Промышленное развитие среднеазиатских республик было поставлено под угрозу срыва. Перед хозяйственниками встала необычная задача: найти поблизости от существующих газопроводов месторождение газа, способное восполнить этот дефицит. Взоры геологов обратились на Афганистан. Там, с 1958 года велись геологические изыскания, в ходе которых были открыты геологические структуры, перспективные на нефть и газ. В 1964 году были открыты нефтянные и газовые месторождения в провинции Дзаузджан: Анготское нефтянное, Етыг-Тагское, Ходжа-Гугртагское, Ходжа-Булакское газовые. Это открытие поспело как раз вовремя. Вскоре советское правительство предложило Афганистану помощь в строительстве газовых промыслов с годовой добычей в 3 млрд куб.м. газа в год. Этого количества вполне хватило бы для покрытия дефицита в Узбекистане и для развития некоторых производств в самом Афганистане. В 1968 году вошли в строй газовые промыслы в Шибиргане, газопровод до Мазари-Шарифа и до советской границы. В 1970 году вошла в строй ТЭЦ Мазари-Шарифа на газе и в 1975 году азотно-туковый комбинат, производивший удобрения.

В 1968 году начался экспорт газа в СССР. В том году его было передано 1,5 млрд куб.м. В 1969 году – 2 млрд., в 1970 году – 2,3 млрд куб.м. газа. Дефицит был покрыт, афганский газ частично передавался на снабжение Узбекистана, а частично на снабжение Таджикистана. Перспективный план развития газоснабжения учитывал ежегодную поставку 2,5-2,6 млрд куб.м. афганского газа.

Газовая промышленность в Афганистане принадлежала государству, и от его экспорта правительство получло 53 млн долларов в год, столько же, сколько от вывоза хлопка, шерсти, кож и каракуля. Газ сыграл большую роль в дальнейших событиях. Афганская газовая промышленность с самого начала родилась как придаток советской газовой промышленности в Средней Азии. Советское правительство не желало отказываться от такого приобретения, тем более, что с истощением узбекских газовых месторождений проблема газоснабжения все более обострялась.

Экспорт газа поставил афганское правительство в хозяйственную зависимость от Москвы. Это был надежный источник доходов. К тому же, нельзя было использовать 3 млрд куб.м. газа внутри Афганистана. В руках советского политического руководства оказался рычаг давления на афганское правительство. Отказом от импорта газа оно могло бы нанести Афганистану серьезный ущерб. Скорее всего, именно это обстоятельство не давало афганскому правительству воспротивиться нарастанию советского влияния и подготовке вооруженного переворота апреля 1978 года. После революции 1978 года, газ стал основным способом поддержки афганских коммунистов. При неизменных объемах поставок газа, цена за него постоянно росла, и к 1985 году достигла 309,4 млн долларов, против 53 млн. в 1978 году. Это явление, при неизменном объеме поставок, при неизменности цен на газ в СССР, можно объяснить только скрытой поддержкой коммунистического правительства, замаскированного под «внешнюю торговлю». Загадочно резкий рост цен был и по другим статьям экспорта. Если это так, то только в 1985 году правительство ДРА получило от Советского Союза под видом доходов от внешней торговли 290,3 млн долларов, в том числе от поставок газа – 256 млн долларов. Подобная «внешняя торговля» позволяла Советскому Союзу скрывать характер своего присутствия в Афганистане.

Одним словом, Афганистан поставлял газ Советскому Союзу потому, что советские плановики допустили крупные просчеты при составлении плана использования газовых месторождений Узбекистана. Афганский газ затыкал дыру в узбекском газовом проекте. Экспорт газа в СССР поставил Афганистан в зависимость от Москвы, открыл двери усилению влияния и подготовке переворота 1978 года, а после него был средством поддержки афганских коммунистов. Газ был основной экономической причиной советского вторжения в Афганистан.

maxpark.com

Нефть и газ Афганистана. Старые новости.

 201012/05

№ 7 (382) 23 февраля — 1 марта 2002

Автор: Игорь ЛЕСЬКИВ

Министр геологии СССР Евгений Козловский (слева), министр горных
 дел и промышленности Афганистана Абдурашид Масир и советник Игорь
 Леськив (Кабул, октябрь 1987 года)
 

Министр геологии СССР Евгений Козловский (слева), министр горных дел и промышленности Афганистана Абдурашид Масир и советник Игорь Леськив (Кабул, октябрь 1987 года)

Можно ли газовому вассалу быть расточительным?

Украина продолжает оставаться страной, где годовое потребление газа на душу населения (1,5 тыс. кубометров), одно из самых больших в мире. Из ощутимых мероприятий последних лет, направленных на энергосбережение, можно назвать разве что массовое внедрение высокоточных газовых счетчиков как всемирно известной фирмы «Шлюмберже», так и других. Однако расточительные способы потребления газа остались — трубные горелки в обогревательных печах в сельской местности, нерегулируемое отопление в квартирах и безучетное потребление горячей воды в жилых массивах городов. А о металлургической, химической и энергетической отраслях нечего и говорить. Вывод один — в ближайшие годы, даже при увеличении цены, потребление газа в Украине не уменьшится.

Источники получения газа — собственная добыча и импорт. Несмотря на оптимизм как давно принятых, так и свежих программ развития ТЭК, достижением будет стабилизация в ближайшие годы добычи газа на уровне 18 млрд. кубометров. Остальные 60 млрд. на сумму 2,4 млрд. долларов (если считать по 40 долларов за 1000 кубометров) необходимо импортировать.

Потенциальными экспортерами газа в Украину могут быть государства богатых газом регионов — Норвегия (Северное море), Россия (Северная Сибирь), Туркменистан, Узбекистан, Афганистан и Иран. Европейский вариант нуждается в реверсировании потоков газа по действующим магистралям или строительства нового газопровода через Польшу. Без последнего невозможно импортировать газ из Ирана, хотя проект строительства газопровода Иран—Украина рассматривался правительством Ющенко в качестве долгосрочной альтернативы российским поставкам газа. Таким образом, импорт из упомянутых двух источников — далекая и дорогая перспектива.

Россия, хотя и расположена рядом с Украиной, но, как свидетельствует 10-летняя практика межгосударственного сотрудничества, слишком непредсказуема в поступках — может в любой момент перекрыть заслонку, повысить цену, ввести НДС или прибегнуть к еще каким-либо мерам. Поэтому иметь ее единственным газопоставщиком очень рисковано.

В Узбекистане, как и в Украине, наблюдается спад собственной добычи газа, а месторождения, предлагаемые Украине для разработки, еще нужно изучить на предмет их экономической привлекательности для взятия под концессию.

С Туркменистаном у Украины в начале 90-х лет сложились весьма благоприятные отношения получения газа на бартерной основе. Но украинские поставщики посылали в Туркменистан дорогую винницкую водку, просроченное сгущенное молоко, часть товара вообще не поставили. На «тонком Востоке» это снизило авторитет и доверие к Украине как к партнеру, и потребовались значительные усилия Президента, премьеров и вице-премьеров для сохранения поставок газа по умеренным ценам.

В цепи соединенных с Украиной газопоставщиков никем не рассматривался Афганистан. Причиной были, пожалуй, нестабильность и военные действия. Сегодняшние возможности Афганистана в объемах экспорта газа намного меньшие, чем у Туркменистана, но при выборе поставщика большую роль играют условия поставок. Аксиомой для Украины на ближайшие годы является то, что откуда бы ни поступал газ (Туркменистан, Узбекистан или Афганистан), транзит его будет осуществляться по российской трубе. Но, по международным правилам, доступ к трубе должен быть если не всегда свободным, то легкодоступным и по существующим ценам, что добавляет оптимизма.

В начале 90-х годов нефтегазовая отрасль Украины имела большой научный, кадровый и технический потенциал, до 1992 года полностью обеспечивавший потребности Украины, многих регионов России, Средней Азии и Прибалтики. В годы независимости состоялась монополизация отрасли под эгидой НАК «Нафтогаз України». В моду вошла замена на предприятиях всех уровней первых руководителей-нефтяников менеджерами, уже завоевывающими сегодня призы лучших менеджеров Украины. Но при огромном дефиците в мире квалифицированных специалистов для нефтяной отрасли (Бразилия, Ирак, Йемен, Нигерия и пр.) Украина на сегодня не имеет ни одного серьезного контракта на работы за границей.

 

Афганский потенциал

В основе любого военного конфликта всегда имеются экономические факторы. В чем ценность Афганистана, горного государства, где так мало пахотных, хоть и высокоурожайных земель, малочисленные пересыхающие реки, отсутствуют промышленность и железные дороги? Кроме важного геополитического расположения, главное богатство страны — полезные ископаемые. Месторождение высококачественной меди Айнак, разведанное неподалеку от Кабула, по объему запасов входит в пятерку крупнейших месторождений мира. Вторыми по важности являются запасы на небольших глубинах высококачественной нефти и природного газа, обнаруженные пока на севере страны, но есть перспективы для новых открытий на западе неподалеку от Ирана. Добывается уголь, облицовочные и драгоценные камни, есть полиметаллы, золото, уран. Разведка месторождений газа, нефти и меди проводилась при участии специалистов из СССР, среди которых почти треть были из Украины, угля — с помощью чешских специалистов. В связи с отсутствием электроэнергии месторождение меди не эксплуатируется.

 

Первое газовое месторождение было открыто в Афганистане в 1960 году, нефтяное — в 1974-м, на сегодняшний день уже открыто восемь месторождений газа и пять — месторождений нефти, сконцентрированных на территории 6 тыс. км. По сейсмическим данным, выявлено еще 18 объектов, перспективных по газу, и 11 — по нефти. Стоимость открытых запасов нефти и газа в нынешних мировых ценах достигает 22 млрд. долларов. 90% добытого газа экспортировалось по газопроводу диаметром 700 мм в газотранспортную систему СССР. Максимальный годовой объем экспорта был достигнут в 1984 году — 3 млрд. кубометров. Проектная годовая пропускная способность газопровода — 15 млрд. кубометров.

Нефтяные месторождения расположены на северном склоне Гиндукуша, напоминающем пейзаж нефтяных месторождений Надвирны. В нефти высокое содержимое бензиновых фракций. Все разведанные нефтяные месторождения подготовлены к вводу в эксплуатацию.

В течение последних восьми лет экспорт газа приостановлен, и добыча ведется в небольших объемах для собственных потребностей. Перспектив использования значительных объемов газа в самом Афганистане нет. Дополнительными внутренними потребителями могут стать разве что новопостроенные газотурбинные электростанции в районе месторождений. Единственный путь реализации газа — экспорт его в Украину или другие государства через уже существующие сегодня газотранспортные системы Узбекистана и Российской Федерации, аналогично поставкам газа в Украину из Туркменистана.

В связи с почти полным отсутствием в Афганистане железных дорог все грузовые и пассажирские перевозки в стране осуществляются частным автотранспортом, а топливно-смазочные материалы раньше завозились из СССР, теперь — откуда удается. Самой актуальной проблемой правительств Афганистана в последние два десятилетия было обеспечение страны топливом. В холодную зиму 1986 года для отопления котельных Кабула и других городов завозилась сырая нефть прямо с нефтяных скважин. Уже выбрана площадка для строительства нефтеперерабатывающего завода с годовой мощностью 1 млн. тонн для переработки нефти открытых месторождений. Необходимо выполнить проектные работы, поставить оборудование и оказать техническую помощь в строительстве завода и его эксплуатации.

 

Шанс на сотрудничество

18—20-миллионное население Афганистана состоит из пуштунов (более 50%), узбеков, таджиков, хазарейцев, туркмен и других малочисленных племен и национальностей. Мечтой пуштунов всегда было создание самостоятельного Пуштунистана. События XX века — война 1920 года, Вторая мировая война, развал британской Индии, введение советских войск — давали повод, но возможности осуществить такую мечту не было. Это, впрочем, не помешало пуштунам за этот период во всем Афганистане занять ключевые и руководящие посты на всех уровнях в армии, правительственных учреждениях, промышленности, вузах. Это схоже с кадровой политикой СССР, где руководящие должности в большинстве случаев могли занимать исключительно россияне.

Сразу после введения 40-й армии в Афганистан и попыток строить социализм, зажиточные граждане, преимущественно пуштуны, срочно эмигрировали в Пакистан, где при серьезной материальной поддержке США, ОАЭ и Китая создали духовную и материальную базу для воспитания нового поколения — будущих талибов. После выведения в феврале 1989 года из Афганистана 40-й армии, всех советских советников и специалистов, несмотря на усилия и авторитет Наджибуллы, в стране резко усилились дифференциация по национальному признаку и военные конфликты на этой почве.

С севера страны в центр и за границу начался отток пуштунов, а на севере узбек полковник Абдурашид Дустум возглавил объединение узбекских воинских формирований. По просьбе Наджибуллы, формирования Дустума совершили два молниеносных рейда через Гиндукуш — в первый раз защитив от захвата моджахедами аэропорт Кабула, во второй — сам Кабул. Ожидалось, что за такие заслуги Дустуму предложат должность министра обороны, но пуштун Наджибулла не пошел на это. Дустум вернулся на север, разорвав какие-либо отношения с Кабулом, стал генералом, создал фактически узбекскую автономию и возглавлял ее. До прихода талибов на севере Афганистана была налажена сравнительно нормальная производственно-хозяйственная жизнь и активно развивались связи с братьями по крови за Амударьей в Узбекистане.

Захват талибами севера вынудил Дустума временно покинуть Афганистан и руководить формированиями из Турции по телефону.

Начатая 7 октября 2001 года США совместно с формированиями северного альянса и Дустума операция по освобождению Афганистана от талибов показала, насколько важными для последних были нефтегазоносные провинции Балх, Джузджан и Сарипуль. Талибы легко сдали авиабазу Баграм, военную базу Кундуз, города Герат, Джалалабад и другие и только в последнюю очередь Мазари-Шариф и свою столицу — Кандагар. Показателен тот факт, что освобождение пограничного Айратона, очищение от талибов территории на юг от него и блокирование их в Мазари-Шарифе осуществляли отряды Дустума, которого узбеки начали называть Новым Тамерланом.

В дни формирования в Кенигсвинтере (ФРГ) переходного правительства Афганистана между делегатами возникли расхождения, и некоторые из них покинули переговоры, а представители хазарейцев в знак протеста организовали на родине демонстрацию против ущемления прав.

Премьер-министром был назначен выходец из богатой семьи, вождь пуштунов Хамид Карзай. Образование получил в Индии и на Западе. В период ликвидации талибов в начале ноября, еще перед поездкой в ФРГ, талибы окружили Карзая с его отрядом, т.к. заочно он был приговорен к смерти. Но на посланный им по радио «sos» отозвалось американское подразделение спецназначения и освободило его из окружения.

В правительстве Карзая, которого уже «раскрутили» как самого элегантного мужчину мира, Дустуму предложили должность заместителя министра обороны. После этого распространилась информация, что в ответ Дустум объявил о фактической независимости северных провинций и запретил пуштунам появляться севернее перевала Саланг. Неожиданностью стало то, что Великобритания в очередной, четвертый, раз станет «хозяйкой» Афганистана, возглавив командование миротворцами в этой стране. Надолго ли?

Анализ событий в Афганистане за последние 20 лет показывает, что в стране все рельефнее становится национальная дифференциация общества и в результате роста самосознания населения, и вследствие того, что в национальных меньшинствах появились и утвердились свои лидеры, в частности Абдурашид Дустум в узбекской и Ахмед шах Масуд в таджикской (убит недавно талибским журналистом). В подобных обстоятельствах, вероятно, можно прогнозировать, что Афганистан как государство вряд ли сохранится в прежних границах.

Стабилизация может быть достигнута при условии постоянной и серьезной внешней финансовой помощи (которую недавно в Токио в объеме 10 млрд. долларов пообещали оказать ведущие государства) и предоставления большей самостоятельности национальным регионам. Но пока это лишь обещания и мечты.

Но как бы ни сложилась ситуация в Афганистане в ближайшем будущем, бесспорно одно — для налаживания украинско-афганского сотрудничества в нефтегазовой отрасли первые шаги необходимо делать на севере: выяснить состояние газовых промыслов, газопроводов, нефтяных месторождений, определиться с календарем проектирования и строительства НПЗ, поставками запорожских газовых турбин для производства электроэнергии. А главное — определиться с возможностью реализации схемы: газ в обмен на оборудование нефтяных месторождений, строительство нефтеперерабатывающих заводов, переработку нефти с целью обеспечения потребностей в топливе.

 

Шаг навстречу нужно делать уже сейчас

Запасы разведанных нефтяных месторождений Афганистана позволяют полностью обеспечить потребности северных провинций в топливе. Для этого необходимо выполнить проектно-изыскательные работы, пробурить запланированное количество эксплуатационных скважин, оборудовать их, построить и обеспечить оборудованием нефтеперерабатывающий завод.

Сходство поверхностных и глубинных условий афганских и карпатских нефтяных месторождений позволяет выполнить все работы силами НИИ, заводов и предприятий Украины за четыре года. Оплату афганская сторона могла бы осуществлять на первых порах природным газом в объеме 2,5—3,5 млрд. кубометров в год. Объем небольшой, но он не требует денежных затрат, и есть реальные возможности в ближайшее время увеличить объем экспорта.

Возможная схема и расстояние транспортирования газа в Украину может быть аналогична той, по которой поступает газ из Туркменистана через Узбекистан и Российскую Федерацию. Схожей должна быть и цена за его транспортировку.

Наряду с освоением нефтяных и газовых месторождений Украина могла бы поставлять в Афганистан технику и запчасти для сельского хозяйства, гражданской авиации, медикаменты, изделия легкой промышленности и т.п. Возможности сотрудничества зависят главным образом от стабильности ситуации, которая на севере страны сегодня уже не вызывает серьезных опасений. Начало сотрудничества станет возможным после открытия в Мазари-Шарифе или Айратоне украинского торгового представительства, чтобы не повторилась иракская ситуация, когда представительство Украины было открыто на десятом году ее существования.

Отсутствие в Узбекистане, в отличие от Украины, возможностей оказывать в нефтяной отрасли значительный объем услуг не должно вызывать у него и других соседей Афганистана мнение об экспансии Украины. Поэтому шаг к сотрудничеству следовало сделать уже вчера.

 

Об авторе

 

 

 

Игорь Владимирович Леськив, 58 лет, закончил Ивано-Франковский институт нефти и газа, кандидат геологических наук. С 1963 года работает в разведке нефти и газа. Трудился на Львовщине, Закарпатье, в Крыму, где был заместителем генерального директора ГГП «Крымморгеология».

 

В 1984—1988 гг. — советник министра горных дел и промышленности Афганистана и одновременно руководитель контракта по разведке нефти и газа. После вывода советских войск из Афганистана в 1990—1992 годах в составе небольшой группы специалистов был главным геологом по разведке нефти и газа в Афганистане. Имеет двух взрослых детей и двух внуков. В настоящее время — секретарь общественной организации «Всеукраинская нефтяная ассоциация».

24 февраля 2010  11:25

 

Саакашвили
роет туннель для СШАПо информации эксперта Марко Пэпика из аналитического агентства Stratfor грузинский лидер Михаил Саакашвили намерен прорыть туннель в Афганистан для переброски туда войск США.

Насколько эта информации соответствует действительности, пока не известно, потому что проект держится в тайне. Однако ранее, правительство Таджикистана, в свою очередь, тоже заявляло о бурении туннеля в Афганистан.

Планировалось начать строительство тоннеля «Лавари» протяженностью 110 километров, который должен был соединять Пакистан с Таджикистаном через Афганистан. По замыслу проектировщиков через этот тоннель, который в два раза сократит путь к морским портам Пакистана, к Таджикистану будут проложены автомобильная и железная дороги.

Китайская CNPC готова начать бурение узбекского месторождения Мингбулак11:39 25.03.2009

CNPC может во второй половине 2009 года приступить к бурению скважин на месторождении в Узбекистане

В НХК "Узбекнефтегаз" состоялась встреча с делегацией компании CNPC во главе с вице-президентом Ван Дунцзином. Как сообщили в пресс-службе Национальной холдинговой компании "Узбекнефтегаз", в рамках состоявшихся переговоров стороны обменялись мнениями о реализации проекта доразведки и разработки месторождения Мингбулак."Подчеркнута необходимость ускорения процесса освоения средств, чтобы уже во второй половине года приступить к бурению скважин", - отметил представитель пресс-службы. Он также напомнил, что в 2008 году между НХК "Узбекнефтегаз" и Китайской национальной нефтегазовой корпорацией (CNPC) подписаны учредительный договор и устав совместного предприятия "Мингбулакнефть", с целью совместной доразведки и разработки месторождения Мингбулак в Наманганской области. Учредителями СП выступили ОАО "Андижаннефть" и Китайская национальная корпорация по разведке и разработке нефти и газа СNОDC. Совместное предприятие создано на паритетных началах с долей участия сторон 50/50. Ранее в апреле 2007 года между НХК и CNPC было подписано Соглашение об основных принципах сотрудничества по совместной доразведке и разработке месторождения Мингбулак, а в мае 2008 года скреплено подписями Соглашение об основных принципах создания совместного предприятия.В пресс-службе сообщили, что также был рассмотрен вопрос о дальнейшем ходе строительства узбекского участка газопровода "Узбекистан-Китай"."Кроме того, речь шла о ходе работ по проведению геологического изучения недр на инвестиционных блоках Республики Узбекистан. Обсуждены меры по ускорению процесса разведки и ввода в разработку месторождений углеводородов. Изучен и вопрос поставок модернизированного бурового оборудования", - заключили в пресс-службе.Ранее 12.uz сообщал, что относящееся к низкодебетным месторождение Мингбулак было открыто в 1992 году. Узбекистан планирует использовать опыт китайской компании в разработке низкодебетовых месторождений, расположенных в Ферганском нефтегазовом регионе. В Узбекистане существуют более 500 небольших месторождений с дебетом одна - две тонны сырой нефти в сутки. Следует отметить, что СП "Мингбулакнефть" не первое совместное узбекско-китайское предприятие в нефтегазовой сфере. В мае 2005 года НХК и CNPC создали СП "УзCNPC Петролеум" по проведению геологоразведочных работ и разработке нефтяных месторождений на территории Узбекистана. СП занимается доразведкой, обустройством и вводом в эксплуатацию месторождений с трудно извлекаемыми запасами жидких углеводородов в Бухаро-Хивинском регионе и месторождений на плато Устюрт. Всего узбекско-китайскому совместному предприятию будет передано 23 месторождения, расположенных в Бухаро-Хивинском регионе и на плато Устюрт. Ожидается, что при выходе на проектную мощность СП будет добывать нефть и газовый конденсат в объеме около одного миллиона тонн в год. СП создано на паритетных началах с уставным капиталом около $96 млн. Предполагается, что китайская компания инвестирует в проект в течение 25 лет порядка $600 млн. В апреле 2008 года НХК и CNPC создали СП ООО Asia Trans Gas для проектирования, строительства и эксплуатации газопровода "Узбекистан-Китай" мощностью 30 млрд. кубометров и протяженностью 530 км для транзита туркменского газа по территории Узбекистана. Ввод в эксплуатацию первой очереди газопровода запланирован на 2010 год. Кроме того, CNPC Silk Road (дочерняя компания Китайской национальной корпорации по разведке и разработке нефти и газа (CNODC) со стопроцентным китайским капиталом) в 2007 году начала реализацию Соглашения об осуществлении геологоразведочных работ на пяти инвестиционных блоках в 2006 - 2010 годах, подписанного в 2006 году между НХК и CNODC. Общий объем инвестиций для проведения геологоразведочных работ в течение пяти лет составит $208,5 млн., из которых $88,3 млн. будет освоено в рамках минимальной программы. При этом будет пробурено 15 поисково-разведочных и 12 оценочных скважин. При обнаружении новых месторождений в осваиваемых регионах китайская корпорация и НХК откроют на паритетных началах совместное предприятие, которое и будет заниматься их разработкой.

first-drilling.com.ua


Смотрите также