Статья. Есть в эмиратах нефть


Эмираты: нефтяной рай

Семеро в одной лодке

До 1971 на карте мира рядом с Саудовской Аравией и Оманом на востоке Аравийского полуострова красовались семь маленьких, но гордых арабских эмиратов.

Впрочем, гордиться особо было нечем. В самом крупном эмирате – Дубае – простой народ жил тем, что нырял в морскую пучину за жемчугом, а потом обменивал его на границе на еду.

Свой хлеб выращивать было негде, кругом пустыня, а добываемая в ней нефть ещё не имела нынешней ценности. «Чёрным золотом» её стали называть во время мирового кризиса 70-х годов, когда западные страны, почти прекратившие собственную добычу, испытали «нефтяной шок», цены на бензин взлетели до небес, а Абу-Даби, Аджман, Дубай, Рас-эль-Хайма, Умм-эль-Кайвайн, Фуджейра и Шарджа вознесли хвалу Аллаху за то, что надоумил вовремя создать Объединенные Арабские Эмираты. По отдельности были гордыми да бедными, вместе в мгновение ока превратились в нефтяных магнатов.

Причём семеро побратавшихся эмиратов умудрились не поменять в своём внутреннем устройстве ничего – каждый остался абсолютной монархией, в которой престол передаётся по наследству веками. А вместе они – вот парадокс! - федерация и даже президентская республика! Президента выбрали единодушно, просто поручили нести это почётное бремя самому богатому эмиру – правителю крупнейшего эмирата Абу-Даби. Раз богаче всех, значит, решит любые проблемы, возникающие перед новоиспечённым Отечеством, вот она – справедливость по-арабски! А главой правительства стал эмир Дубая, у него запасов благословенного природного ископаемого больше всех, если что – поделится! Чистый расчёт, никакой политики.

«Углеводородная горячка» не вскружила головы эмирам, они-то всегда жили, как и положено восточным правителям, – утопая в роскоши. Вырученные от продажи нефти доллары не складировались на швейцарских счетах, однако и целиком и полностью возвращать их обратно в бурение пустыни посчитали неразумным – углеводород имеет свойство рано или поздно заканчиваться.

Строительство, промышленность, внешняя торговля, туризм – всем досталось от государства по лакомому кусочку. В краю барханов и песчаных бурь, где рек нет и в помине, а дождь – национальный праздник, сельское хозяйство процветает! Землянику в Европу продают! Как не восхищаться?

Чтобы было чем дышать, миллионами сажаются деревья. Чтобы было что пить, сотнями возводятся заводы по опреснению морской воды (ОАЭ омывается водами Персидского и Оманского заливов). Чтобы было чем привлекать партнёров и гостей, строится всё самое-самое лучшее во всём мире – самые современные порты, самые высокие здания, самые крупные торговые центры. Даже горнолыжный курорт имеется и, разумеется, один из крупнейших на всём белом свете. Откуда снег в пустыне? Либо чудо, в очередной раз совершённое Аллахом, либо продукт современных технологий – выбирайте. В ОАЭ свято верят и в то, и в другое.

Двое и хиджаб

Однако это дела уровня эмиров, а как живёт простой народ? На государственном уровне всё выставлено напоказ, сверкает и манит, а что происходит за закрытыми дверьми обычного дома? Женщина – одна из покорных рабынь мужа-господина, владеющего целым гаремом – так обычно представляется семейная жизнь в мусульманской стране. Между тем Коран предостерегает: «Будь осторожен! Не дай женщине заплакать, ибо Аллах считает её слёзы».

Главная книга мусульман действительно разрешает иметь до четырёх жён, но при условии, что мужчина может гарантировать всем достойное и равное содержание. Даже в зажиточных Эмиратах представители сильного пола всё реже рискуют пуститься в такое дорогостоящее и хлопотное предприятие, как многожёнство. Если раньше родители спешили связать узами брака бурлящих гормонами мальчишек лет тринадцати, то теперь только молятся, чтобы сынок годам к тридцати созрел, а главное - денег накопил. Калым невесты нынче не тот, что прежде. Для воспитанной в строгости девушки из приличной семьи с хорошими внешними данными (в требования входят: белая кожа, здоровые зубы, густые волосы, большие глаза, полные губы, стройная фигура) - и сотня тысяч долларов не цена.

Дошло до того, что президент ОАЭ официально обратился к гражданам с призывом образумиться и ограничить величину выкупа стоимостью породистого скакуна или нового «Мерседеса». Безрезультатно! А ведь кроме выкупа, жених обязан подарить невесте целый гардероб, золотую диадему, колье, ковры, шелка. Приплюсуйте сюда ещё подарки её родителям и прочим домочадцам. Потом сама свадьба, которая «поёт и играет» не менее семи дней. А затем начнётся подсчёт расходов на строительство дома для новоиспечённой семьи, автомобиль для супруги и так далее, и тому подобное. И вот уже президент подписывает один за другим указы о предоставлении молодым парам различных ссуд и льгот: замужняя женщина ни в чём не должна нуждаться – это закон!

Чем же жительница Эмиратов должна ответить мужу? Любить, уважать, ухаживать за ним и домом, рожать и воспитывать детей? Так это и у нас так же испокон веков. Кроме того, быть скромной во всём, что означает, прежде всего, что показывать нагие части тела на людях, то бишь носить мини или декольте, категорически запрещено! Но и закутанной с ног до головы в чёрное одеяние замужняя

женщина не имеет права показываться в общественных местах без сопровождения дражайшей половины или кого-то из старших членов семьи.

Исключение – женские дни. Раз в неделю бутики, салоны красоты, фитнес-центры, пляжи и прочие места отдыха открыты исключительно для дам. Мужчинам вход воспрещён. Поди разберись, кого дискриминируют в правах на самом деле – Восток дело тонкое! В случае развода, а инициаторами всё чаще выступает прекрасная половина ОАЭ (чего им не хватает?!), жена получает дом и пожизненное содержание от бывшего супруга плюс пособие от государства.

Распадается каждая третья семья, что для арабского мира огромная цифра, немыслимая в прежние времена. Современные мусульманские женщины всё чаще хотят независимости, однако по-прежнему за счёт мужчин, многовековой менталитет сильнее модных западных веяний…

Автор: Наталья Андрияченко

www.best-country.org

Почему мы беднее, чем жители ОАЭ, хотя у нас один источник доходов — нефть?

Благосостояние россиян действительно частенько сравнивают с возможностями граждан ОАЭ. Дескать, главный источник доходов и той, и другой страны — нефтяные месторождения, но уровень жизни почему-то разный.

Давайте разберемся, как тут правильно сравнивать.

 

10 миллионов счастливцев: как распределяется нефтяное богатство?

Почему бы не сравнить, в самом деле? Обе страны — крупнейшие поставщики топлива (Россия занимате 3-е место в мире по объему поставок нефти, ОАЭ — 7-е), сопоставимы по размеру всего экспорта — $250—400 млрд в год.

Доказанные запасы нефти ]]>тоже похожи]]>: у России на 1 января 2016 года было 80 млрд баррелей, у ОАЭ — 98 млрд. Добываем мы, конечно, раза в три больше: 540,7 млн тонн (12,4% мировой добычи) против 175,5 млн (4%) в 2015-м.

При этом по Индексу человеческого развития ООН Россия занимает 49-е место в мире, ОАЭ — 42-е. Ожидаемая продолжительность жизни, по данным Всемирной организации здравоохранения и Росстата, в России — 72 года, в ОАЭ — 77 лет. Но всем известно о сказочных привилегиях, о почти бесплатной жизни, даруемой государством гражданам Эмиратов. Почему так?

Ответ простой: производительность труда в ОАЭ кратно выше, чем в России. ВВП на душу населения в Эмиратах — $38,7 тыс. (выше, чем в Германии), у нас — $9,2 тыс.

С учетом уровня цен, то есть по «паритету покупательной способности« — тоже кратно выше: в ОАЭ — $67,2 тыс. (больше, чем в Швейцарии и США), в России — $26,0 тыс.

Вдумчивый патриот пойдет, конечно, в изучениях гораздо дальше. Он зароется в статистику и обнаружит, что наше счастье — российские нефть, газ и прочее сырье — добывают всего лишь 1,5 млн человек. А с учетом тех, кто им служит, охраняет их и кормит, а также ими управляет, получается примерно 5–10 млн.

Но ведь в ОАЭ населения — тоже 9 с лишним миллионов. И здесь мы можем быть совершенно уверенны в том, что эти команды людей — по 9–10 млн человек и в России, и в Эмиратах абсолютно сопоставимы по деньгам, которые они извлекают на свет божий из недр земли. И живут они примерно одинаково.

Вот только в России помимо этих счастливчиков остаются еще 135–140 млн человек, с которыми что-то надо делать, а в Эмиратах их нет. Эти «лишние» люди заслуживают большой универсальной экономики, но не получают ее, потому что живут во времена одной из самых неудачных макроэкономических политик.

Двадцать с лишним лет — сверхтяжелый рубль, сверхдорогой кредит, вечно жесткая денежная политика, мелкая и спекулятивная финансовая система, взрывающаяся кризисами, нижайшая норма инвестиций, тяжелейшие налоги для экономики, которая собирается расти, сверхвысокая регулятивная нагрузка, сверхконцентрация собственности вместе с огосударствлением, сверхволатильность, три финансовых кризиса и взрывных девальвации — что еще нужно, чтобы экономика вечно оставалась развивающейся, олигополистической, сырьевой?

И еще при этом «деиндустриализация». Мы превратились в задний, ресурсный двор ЕС и Китая, в экономику «сырья против бус», а точнее — сырья против поставок оборудования, технологий, инструмента и шмоток.

При такой экономической политике жизнь в России становится вечным торгом между 5–10 млн «сырьевиков» и 135–140 млн других граждан, которым все достается всегда по остатку. Все перекройки пенсионной системы, содрогания вокруг налогов и «оптимизации» социальных обязательств следуют из этого конфликта интересов, который, пока денег много, просто тлеет, а когда наступает кризис — может раздуться в пожар.

Бедуины и российская элита: кому живется лучше?

Но разве в Эмиратах богатство тонким слоем размазано по бутерброду? Среди многих равных? Нет, конечно. Это абсолютная монархия, глубоко сословное общество. Ядро — эмиры с личными богатствами в $5–15 млрд, десятки их детей и, наверное, сотни внуков. И плюс еще 1,4 млн «своих» граждан ОАЭ. Это племя, те самые бедуины, которых нужно кормить, холить и лелеять, хранить их традиции, потому что они — свои, охрана, ключевые управляющие, основа основ Эмиратов.

Остальные, почти 8 млн человек — сытно накормленные экспаты, наемная сила, спецы всех видов, белые, желтые, какие угодно (в том числе, 2–3 млн человек из Индии, примерно 50 тыс. русскоязычных). Чтобы натурализоваться в Эмиратах, они должны жить и работать в них почти библейский срок — 30 лет.

Именно свои — и только они — 1,4 млн граждан Эмиратов получают все мыслимые привилегии от государства, а точнее — из рук своих племенных шейхов. По экономическому смыслу, это вырезка из общего нефтяного пирога в пользу привилегированного класса, каждого девятого жителя ОАЭ. Свои — всегда выше других, свои — любят работать в правительстве, их права — значимей и, конечно, им — всегда зеленый свет в любой спорной ситуации.

А что Россия? Мы полностью повторяем кастовую структуру Эмиратов. Из 5–10 млн человек, занятых в сырьевом секторе в России, 1–1,5 млн человек — это собственники, политики, класс высших управляющих, чиновников, охранителей и дорогой обслуги. И они получают все мыслимые привилегии — денежные и натуральные, не менее весомые, чем у тех, кто сидит под звездами в пустынях Эмиратов.

Это тоже «свои», тоже племя, хотя вряд ли они бывали под бедуинским шатром. Они — истэблишмент, поддерживающий современную политическую и экономическую систему в России, который имеет прямой доступ к выдающемуся куску сырьевого пирога.

Пристегните, пожалуйста, ремни. Дальше — список того, что полагается гражданам Эмиратов (не экспатам). Они свободны от налогов на свои доходы. Их бесплатно и очень качественно лечат. Беспроцентные ссуды на жилье или даже бесплатное жилье. Большие пенсии от правительства. Бесплатное высшее образование дома и за рубежом. Субсидируемый бензин. Субсидии в оплате коммунальных услуг. Около $20 тыс — подарок от государства к свадьбе. Погашение долгов, если бизнес испытывает трудности. Гарантии работы на правительство с высоким заработком. Бесплатная земля.

Нам завидовать здесь нечему. Все это есть и на российских равнинах — у тех, кто в круге ближнем. У тех самых 1,5 млн человек или у чуть большего числа, учитывая, что приходится им удерживать не 84 тыс. кв. км, как в Эмиратах, а одну восьмую суши. Причем благополучие дается им не автоматически, не по факту рождения или паспорта, а по месту и факту верной службы.

Еще 130 млн россиян: как с ними быть?

ОАЭ «внутри» российской экономики? Действительно, матрешка. Внутри — ”племя бедуинов», 1–1,5 млн человек со всеми мыслимыми и немыслимыми льготами. Потом матрешка побольше — ”наемные«, хорошо накормленные, те, кто извлекают и защищают сырьевую ренту — 8—9 млн человек. А уж затем самая широкая матрешка — 135—140 млн, которым и рента, и льготы, и привилегии достаются по остатку. Им-то что делать?

Как что? Жить, работать, наслаждаться. Добиваться разумной экономической политики, которая вместо циничного «будем делать то, что умеем хорошо», то есть добывать сырье, отстроит открытую, социальную, рыночную, универсальную экономику, в которой сырье, конечно, останется важным фактором успеха, но будет играть второстепенную роль.

Кстати, именно это сделали в Объединенных Арабских Эмиратах. Когда-то полностью нефтяная страна, сегодня — крупнейший финансовый и торговый центр, офшор, выдающийся авиационный хаб. Там нефть уходит на второй план. В структуре ВВП Эмиратов первое место (55%) в 2016 году занимала сфера услуг, а не промышленность.

Плюс дешевое правительство, несмотря ни на какие монархии. Доля конечного потребления государства в ВВП — 7,5—9%, для сравнения в России — больше 18%. Плюс налоги легче, чем в России. Цена денег, то есть процент по кредитам, в 6–7 раз ниже, чем в России, инфляция — в 2–3 раза. Работай и строй хоть до упада.

За всем этим стоит понимание шейхами того, что экономика не может стоять только на одной нефтяной ноге. Они оказались склонны к инновациям. Сумели вложить твердой рукой нефтяную ренту в строительство многоотраслевой экономики и чудес света, приносящих прибыль. Оказались легки в том, чтобы осуществлять самые сумасшедшие и потому самые эффективные идеи. Надо же было в арабском, традиционалистском обществе, в бедуинской пустыне, нежащейся от нефтяных доходов, создать один из лучших в мире офшоров — Международный финансовый центр в Дубае с его английским языком, британским правом и судопроизводством, как в Лондоне!

Когда сравниваешь Россию и ОАЭ, можно быть уверенным только в одном. Не может быть ни устойчивым, ни развитым общество-матрешка, сырьевая экономика, построенная на сверхконцентрации власти и ресурсов, в которой где-то на периферии гуляют 135–140 млн человек. Поэтому мы обязаны найти политику роста для того, чтобы стать многоотраслевой, универсальной экономикой для всех.

Это значит, что стоит копировать Эмираты. Но не в кастовости, не в создании своего собственного «племени бедуинов», как опоры для власти. Это уже случилось. А в чем тогда? В способности общественного проектирования и генерации новых идей, в том, чтобы, наконец, придумать, как из камня, из сухого песка пустыни выжать воду.

Яков Миркин, заведующий отделом международных рынков капитала ИМЭМО РАН

pandoraopen.ru

Нефтяные «клады» эмиратов. Где они?

Текст: Виктор Лебедев

Виктор ЛебедевЭмиратская нефть и её запасы Виктор Лебедев журналист- востоковед, более тридцати лет проработал корреспондентом ИТАР-ТАСС в разных арабских странах – Сирии, Египте, Судане, Тунисе, Йемене. Почти половину этого срока живет и работает в Объединенных Арабских Эмиратах. Виктор Лебедев – автор книги «Мир Эмиратов» из серии «Аравийские арабески», первый лауреат Международной премии имени журналиста-востоковеда Виктора Посувалюка. Постоянный автор многих страноведческих материалов, публикуемых в нашем журнале, Виктор Лебедев является также литературным переводчиком стихов вице- президента и премьер-министра ОАЭ, правителя Дубая шейха Мухаммеда бин Рашида Аль Мактума. Стихи для русского издания были лично отобраны самим сановным поэтом.

Все, кто бывал в Баку, воочию убеждался в том, что этот город находится в нефтедобывающей стране. Об этом свидетельствуют «журавли» нефтяных качалок, которые приветственно кивают гостям азербайджанской столицы, подъезжающим к ней на автомобилях.

Иностранцы, посещающие Эмираты, знают, что ОАЭ – нефтяная монархия, и немало удивляются, не видя в Абу-Даби, Дубае или Шардже буровых вышек, качалок, приземистых нефтехранилищ и морских терминалов с грузными танкерами. Разве что шарджинское месторождение Ас-Саджаа привлечет внимание своими газовыми факелами среди красноватых песков, да поразит огромными приморскими нефтяными резервуарами Фуджейра. Принадлежность ОАЭ к углеводородным богачам со всей очевидностью проявляется только в этом северном эмирате, где сосредоточены гигантские нефтехранилища, строятся новые огромные резервуары, а на рейде вдали от порта выстраиваются бесконечные цепочки танкеров, высвечивающие в черной ночи многокилометровую морскую улицу. Но впечатление обманчиво: нефти в этом эмирате нет, как нет ее и в двух других входящих в состав федерального государства эмиратах Умм-аль-Кувейне и Аджмане. «Черная кровь» экономики слабо пульсирует в Рас-эль-Хейме. Но там ее давление ограничено пока пределом в 100 млн баррелей, что ничтожно мало.

Гигантские «кастрюли» фуджейринских монстров – особая статья. Они созданы для обслуживания иностранных судов, а вовсе не для сбережения собственных углеводородов, которые в этом эмирате еще не найдены, несмотря на усилия канадской компании Reserve Oil & Gas, занятой поисковыми работами на площади в 2800 кв км.

Необлагодетельствованные нефтью эмираты Аджман и Умм-аль-Кувейн лишь лелеют надежды на обнаружение сулящих доллары горючих запасов. Как и в Фуджейре, поисковые работы в них ведутся, но пока не дали вожделенных результатов.

Нефтяные ресурсы страны, составляющие 97,8 млрд баррелей, т.е. около десятой части объема запасов мировых углеводородных кладовых, сосредоточены в эмиратах Абу-Даби, Дубай и Шарджа. Причем самые большие их «клады» находятся в Абу-Даби, под песками и водами которого спрятано 95% национального энергетического богатства.

Первая ближневосточная нефть. Начало ХХ века Первая ближневосточная нефть. Начало ХХ века

О возможности добычи нефти на Ближнем Востоке впервые заговорили в начале ХХ века. В 1908 году она обнаружена в коммерческих количествах на юге Ирана. В 1911 году поддерживавший тесные связи с Ираном Бахрейн поставил перед британскими властями вопрос о поисках нефти. Она была найдена. В 1934 году в этом островном эмирате, несколько лет назад ставшем королевством, началась добыча сырья для двигателей внутреннего сгорания, набиравшего скорости перемещения человечества.

В начале 1920-х годов правители всех эмиратов Персидского залива направили своим британским патронам послания с предложениями разведки местных недр. На территории современного государства ОАЭ тогдашний правитель Шарджи, которая в тот период была лидером экономического развития побережья, шейх Халед бен Ахмед первым предложил британцам заняться поисками нефти. «Моя цель в написании этого письма заключается в том, чтобы приветствовать Вас и поинтересоваться Вашим здоровьем, – писал он британскому резиденту в послании, составленном в традиционном арабском стиле с длинным комплиментарным заходом. – Вам небезызвестно, что я пишу это послание по доброй воле. Заверяю Вас, что в случае обнаружения нефти в моем регионе, я не предоставлю концессии иностранцам, кроме лиц, которых укажет британское правительство. Вот то, что следовало сказать». Обращение было рассмотрено.

Абу-Даби написал подобное письмо последним из эмиратов Договорного побережья, как именовался тогда западный, арабский берег Персидского залива. Но первую нефть в коммерческих объемах нашли не в Шардже, а именно в Абу-Даби.

Нефтепоисковые работы начались на территории Абу-Даби во второй половине 1930-х годов на основе договоренности правителя этого эмирата с компанией Нефтяного развития Договорного побережья. Компании была предоставлена концессия на ведение работ на территории всего эмирата и в его водах. Затем аналогичные договоренности с нею подписали Дубай и остальные эмираты. Работы были свернуты из-за начала Второй мировой войны. Позднее компания отказалась от большинства своих концессий. Они были переданы другим претендентам, которые и нашли ключи к тайнам эмиратских недр.

Наибольшая часть эмиратской нефти добывается на морских месторождениях. С них она преимущественно и экспортируется, не побывав на суше. Вот и секрет отсутствия нефтекачалок в обозримых песках. Главными морскими месторождениями эмирата Абу-Даби являются Умм-аш-Шейф, Закум, Абу-ль-Бахуш, Мабраз, аль-Бундук. Умм-аш-Шейф – первое морское месторождение, открытое в 1958 году в 95 км северо-западнее Абу-Даби, в 22 км северо-восточнее острова Дас. Первый нефтяной «клад» представляет собой яйцевидный купол площадью в 400 кв км. Месторождение Закум – одно из самых больших в эмирате. Оно находится в 80 км северо-западнее эмиратской столицы и в 85 км от острова Дас.

В том же 1958 году, который считается годом обнаружения нефти в эмирате Абу-Даби, подтверждены производственные мощности сухопутного месторождения Баб в пяти километрах от города Тариф на южном побережье залива.

Крупнейшими месторождениями Абу-Даби являются Мурбан, где ежедневное производство нефти находится на уровне 1,5 млн баррелей, и Верхний Закум – 600 тысяч баррелей. К крупным сухопутным месторождениям относятся также Бухаса, Асаб, Сахль и Шах.

«Черное золото» Дубая и Шаржди «Черное золото» Дубая и Шаржди

В Дубае, занимающем, с огромным отставанием, второе место после Абу-Даби по запасам и добыче нефтяного сырья, нефть в коммерческих объемах была найдена в 1966 году на морском месторождении Фатех, находящемся в 60 морских милях от береговой линии. Оно было быстро освоено, и первая партия дубайской нефти объемом в 180 тысяч баррелей ушла на экспорт в 1969 году.

В 1970-е и 1980-е годы были открыты другие морские месторождения Фатех (юго-запад), более мелкие Фалах и Рашед, а также сухопутное Маргам. В 1991 году совокупный объем нефтедобычи на всех пяти месторождениях эмирата достиг своего пика в 410 тысяч баррелей в день. С тех пор он только снижался. К началу нового тысячелетия ежегодный уровень добычи нефти в Дубае, общие энергетические запасы которого оцениваются в 4 млрд баррелей нефти (почти в 25 раз меньше, чем в Абу-Даби!) и 4,1 трлн кубических футов газа, достиг 68 млн баррелей. Ожидается, что запасы этих углеводородных кладовых истощатся в течение 20 лет.

В феврале этого года в Дубае объявлено об открытии нового нефтяного месторождения, названного местными представителями «многообещающим» и «значительным». Оно получило название «Джалиля» по имени одной из десяти дочерей вице-президента и премьер-министра страны, правителя Дубая шейха Мухаммеда бен Рашида Аль Мактума. Официальные лица предсказывают, что разработка «Джалили» начнется в течение года, что представляется сомнительным, поскольку мировая и местная практика показывает, что обычно от обнаружения нефтяного месторождения до начала его разработки проходит 3-5 лет. Тем не менее, глава дубайского нефтяного департамента и Высшего энергетического совета эмирата шейх Ахмед бен Саид Аль Мактум заявил компании Dow Jones: «Я могу подтвердить, что нефть найдена, и надеюсь, что ее добыча начнется в течение года».

Отсутствие каких-либо оценочных данных, касающихся нового энергетического субъекта, может свидетельствовать о том, что объявление о новом открытии сделано для улучшения финансового имиджа Дубая перед лицом международных кредиторов, которым он задолжал 26 млрд долларов. Подтверждение значительности нового месторождения помогло бы выйти из трудного экономического кризиса эмирату, валовый внутренний продукт которого, оцениваемый в 54 млрд долларов, складывается прежде всего из доходов от торговли, услуг, транспорта и авиации, туризма, и только на 5% наполняется прибылью, получаемой от добычи нефти.

Поиски нефти в Шардже продолжались более 30 лет. В коммерческих объемах она обнаружена только в 1972 году на месторождении Мубарак-1 в восьми морских милях восточнее занятого Ираном острова Абу-Муса. Позднее были найдены другие, не очень богатые нефтяные поля, дебит скважин которых составлял менее или более 10 тысяч баррелей в день. В 1974 году, через три года после создания единого государства в составе семи эмиратов, Шарджа стала третьим добывающим и экспортирующим нефть эмиратом в составе ОАЭ. В 80-е годы было открыто сухопутное месторождение ас-Саджаа.

Эмиратская нефть и её запасы

По сведениям ТПП Абу-Даби, производственные мощности страны, занимающей пятое место в мире по объему подтвержденных нефтяных запасов и четвертое место по объему нефтедобычи после Саудовской Аравии, Ирана и Ирака, составляли в 2008 году 2,9 млн баррелей в день. В 2010 году предполагается довести их до 4 млрд б/д. Кроме того, ОАЭ занимают шестое место в мире по запасам природного газа, которые оцениваются в 6 трлн кубометров. В ближайшие 5 лет страна планирует израсходовать 80 млрд дирхамов (почти 22 млрд долларов) на развитие нефтедобывающего сектора.

В 2009 году доля нефтяного сектора в валовом внутреннем продукте Абу-Даби составила 65%, в валовом продукте страны она значительно меньше – всего 44%. Вклад в ВВП Абу-Даби секторов, не связанных с нефтью, в том числе промышленности, строительства, недвижимости, банковской сферы, гостеприимства, транспортных перевозок составил в 2009 году примерно 175 млрд дирхамов (около 48 млрд долларов).

Глобальный финансовый кризис, обваливший спрос на «черное золото», вынудил ОАЭ снизить нефтедобычу и оказал влияние на перспективные планы. По данным газеты “Emirates Business”, в октябре 2008 года в стране добывалось в соответствии с квотой, выделенной Эмиратам Организацией странэкспортеров нефти (ОПЕК) всего 2,562 млн баррелей нефти в день, а в декабре того же года, по данным агентства Reuters, ежедневная нефтедобыча, в соответствии с решением ОПЕК, сокращена до 2,28 млн баррелей. С 1-го января 2009 года, по сообщению принадлежащей государству Национальной нефтяной компании Абу-Даби (Abu Dhabi National Oil Company или ADNOC), добыча углeводородов на главном нефтяном поле Абу-Даби – Мурбан была снижена на 15 процентов. Еще на 3 процента уменьшено производство нефти на месторождении Верхний Закум. На месторождении Нижний Закум, где добывалось 280 тысяч баррелей в день, ведутся профилактические работы.

Общее сокращение нефтедобычи в эмирате Абу-Даби в соответствии с решениями чрезвычайной конференции ОПЕК в алжирском городе Оран в декабре 2008 года составило примерно 250 тысяч баррелей в день. АДНОК оповестила своих торговых партнеров, что «справедливо распределит» среди них добываемую нефть.

Доходы ОАЭ от продажи нефти существенно сократились по сравнению с 2008 годом, когда средняя цена нефтяной корзины ОПЕК составила 94,45 доллара за баррель, а установленный 3 июля 2008 года ценовой рекорд барреля взлетел до уровня 140,73 доллара.

В первые три месяца 2009 года средняя цена барреля нефти ОПЕК упала более чем в два раза и «плавала» на уровне 40-50 долларов, иногда превышая 50-долларовую планку. Вместе с тем, местные аналитики не считают сокращение нефтедобычи в ОАЭ и снижение стоимости нефтяного барреля «критичными» для эмиратской экономики, поскольку в 2008 году страна получила очень большую выгоду от взлета цен на углеводороды, заработав на нефтяном экспорте, по сведениям газеты “Emirates Business”, 89 млрд долларов. Больший доход среди стран региона получила только Саудовская Аравия (288 млрд долларов), объемы нефтедобычи которой значительно превышают эмиратские возможности. В начале 2010 года цены на нефть значительно улучшились. В первых числах февраля баррель стоил выше 75 долларов, что устраивает и покупателей, и продавцов.

Выполнение устанавливаемых ОПЕК квот нефтедобычи лежит только на эмирате АбуДаби, где нефти в 20 раз больше чем в Дубае, Шардже и Рас-аль-Хейме, вместе взятых. Эти эмираты не ограничивают свои производственные мощности. В условиях глобального финансового кризиса они страдают, прежде всего, от спада экономического развития в мире, который привел к сокращению притока инвестиций, объемов торговли и стагнации туристского сектора.

Нефть и море

Есть еще один секрет, почему гости Эмиратов не видят индустриальных картин нефтяного производства. Дубайское месторождение Фатех, например, находится в 60 морских милях от береговой линии. В море разбросано еще несколько скважин. Добываемая нефть закачивается в поставленные на дне морском прямо над нефтяным полем подводные хранилища, куда и подходят под загрузку танкеры.

Решение о создании подводных резервуаров для хранения добытых нефтяных «кладов» было вынужденным из-за окружающего эмират мелководья и отдаленности месторождения от суши. Реализовать смелую идею помогли консультанты из американской компании “Chicago Bridge & Iron”.

В сухом доке Дубая из лучших сортов стали были собраны три огромных полусферы, каждая высотой с 20-этажный дом без дна, напоминающие своей формой перевернутые бокалы для шампанского. Каждый резервуар, носящий арабское название «хаззан», закреплен на дне моря по принципу походной палатки. Хаззаны диаметром свыше 80 метров в донной части соединены между собой трубопроводами.

Уникальная система хранения нефти основана на том, что нефть легче воды и с нею не смешивается. Нагнетаемое в стальную полусферу по трубопроводу маслянистое горючее вытесняет из нее воду. Когда нефть из хаззана закачивается в швартующийся прямо к нему танкер, уровень воды в резервуаре поднимается, и его устойчивость остается неизменной. Возвышающиеся над водой на 12,5 метров нефтехранилища могут выдержать ураганный ветер, волны высотой до 12 метров, противостоят глубинным течениям скоростью до трех узлов. Уникальные подводные хранилища, общей емкостью около полутора миллионов баррелей, действуют безотказно.

russianemirates.com


Смотрите также