Есть ли нефть на западе Татарстана? Есть в татарстане нефть


Есть ли нефть на западе Татарстана? – Татцентр.ру

В конце восьмидесятых годов бурно обсуждался вопрос «Есть ли нефть на западе Татарии?» Спустя полтора десятилетия Правительство республики вновь поставило вопрос о перспективности западных районов республики. Именно он, этот вопрос, и заставил власти искать инвесторов для проведения геолого-разведочных работ в центральных и западных районах Татарстана.

В конце восьмидесятых годов рассуждали о том, стоит ли вести геолого-разведочные работы в западных районах республики, имеются ли там достаточные для промышленной разработки запасы углеводородного сырья. К единому мнению тогда так и не пришли, вопрос остался открытым. Искать нефть на западе республики не стали — грянули реформы, в нефтяной отрасли началась структурная перестройка, компании боролись за выживание и отстаивали свои позиции на внутреннем рынке.

Государственный советник при Президенте РТ Ренат Халиуллович Муслимов в конце восьмидесятых годов возглавлял геологическую службу «Татнефти». Он хорошо помнит тогдашнюю дискуссию, помнит и статью профессора Троепольского, который однозначно высказался за проведение геолого-разведочных поисков в этой части Татарстана.

И все-таки, Ренат Халиуллович, есть ли нефть на западе Татарстана?

В те годы мы делили республику на две зоны — восток и запад. Восток — это высокоперспективный район в плане запасов и нефтедобычи, а запад — малоперспективный. Но и в те годы, и сейчас никто не говорил, что на западе нефти нет. Профессор Троепольский считал, что западные районы нефти перспективные. Его мнение основывалось на данных бурения второй скважины в Верхнем Услоне, где якобы были обнаружены ободочки нефти, причем еще до открытия большой нефти на юго-востоке республики. Троепольский полагал, что мы должны немедленно начать геолого-разведочные работы в этих районах.

Я же расценивал западные районы республики как менее перспективные по сравнению с восточными. «Татнефть», по моему мнению, должна была в те годы работать прежде всего на восточных территориях, где находились достаточные запасы нефти, и постепенно продвигаться в менее перспективные центральные районы Татарстана, а затем и на запад. Идеология эта была выработана еще в середине шестидесятых годов, и мы ее придерживались.

Наши выводы строились не на пустом месте, ведь по этой проблеме горячие дискуссии велись и раньше. Именно эти споры и вынудили нас в середине шестидесятых годов начать геолого-разведочные работы в западных районах республики, которые проводились до 1971 года. Я вам назову такие цифры: из всего массива геолого-разведочных работ, которые проводились в те годы в Татарстане, почти четверть, 24 процента, приходились на запад республики. В результате такого распыления сил и средств (ведь мы оторвали людей, ресурсы и технику от перспективных восточных территорий) резко — в полтора-два раза — сократилась эффективность геолого-разведочных работ в целом по республике.

В общей сложности в западных районах Татарстана мы пробурили около 300 скважин общим метражом 600 тысяч метров. Их них 70 процентов скважин — в период второго выхода на эти территории. Но по большому счету месторождений нефти мы там не обнаружили. Тогда, в 1972 году, мы собрали совещание, обобщили результаты исследований и приняли решение прекратить поиски на западе республики. И прекратили. Но время шло, и…

Что же случилось за это время? Изменилась экономика? Изменились научные тенденции в геологии? Ученые и практики получили в свое распоряжение более эффективные методы и технологии геологоразведки?

За это время многое случилось. И в конце 90-х годов мы снова обратили внимание на западные районы республики. Подняли материалы тех лет, чтобы с позиций уже современной науки и практики проанализировать проведенные в те годы работы и объяснить неудачи. Сегодня я могу сказать, что по тем временам мы провели геологоразведку на высоком уровне. Но, к сожалению, с точки зрения нынешних достижений науки и практики мы использовали старые, дремучие методы. Других тогда просто не было. Мы вели подготовку площадей для глубокого бурения методом, который сейчас вообще нигде не используется. На западе применяли сейсморазведку в очень небольших объемах и проводили ее (с современных позиций) по устаревшим технологиям.

Если бы те работы выполнялись в нынешнее время, причем с использованием современной сейсморазведки и современных методов легкой полевой геофизики, то мы бы, конечно, получили совершенно иные результаты. Но тогда у нас не было такой широкой гаммы методов и оборудования, какими пользуются современные геологи. Кроме того, геологическое строение этих районов оказалось гораздо сложнее, чем это ранее нам представлялось, и более трудным для нефтепоисковых работ, чем на том же освоенном востоке республики.

Повторный анализ показал (мы пользовались разработанными методиками подсчета), что в западных районах республики имеются прогнозные ресурсы. Мы даже на восточных землях западных районов (Кукмор, Мамадыш) обнаружили в конце 90-х годов залежи нефти. Сейчас на этих территориях ведутся работы в основном силами «Булгарнефти». Кроме того, обобщение материалов разведки прошлых лет с современных позиций позволило нам провести районирование участков по степени их перспективности с точки зрения запасов. По этим материалам районы Аксубаева, Базарных Матак, Чистополя, Апастова, Тетюшей, Булгара — зоны более перспективных рентабельных запасов для сегодняшнего освоения. Чем дальше на запад, тем больше зон с меньшими перспективами. Но это не означает, что запасов нефти там нет. Просто для разведки в тех районах необходимо использовать современные методы и оборудование, что несколько повысит стоимость подготовки запасов на 12−15 долларов за тонну. Здесь геологические условия намного сложнее, чем на востоке республики, поэтому и методы работ должны быть максимально эффективными, чтобы получить желаемый результат.

И вы считаете, что на эти неразведанные площади придет инвестор?

Придет, обязательно придет. И не по приказу сверху, а потому что рынок заставит. Вы посмотрите. Практически все восточные земли республики распределены между недропользователями. Но появляются новые компании, которые также хотят работать в этой сфере. И уже действующие компании хотят себе обеспечить фронт работ на завтра. Так вот, чтобы привлечь инвестора, мы разбили центральные и западные районы республики на 33 участка. Часть из них (12 участков) уже отданы «Татнефти», Нефтеконсорциуму и компании РИТЭК. И я должен сказать, что в самой западной точке Нефтеконсорциумом уже открыто Ерыклинское месторождение. Это говорит о том, что в данных районах есть нефть.

А что будет с остальными участками?

Это напрямую зависит от того, как мы договоримся с «Роснедрами». Видимо, часть из них перейдет нефтяным компаниям по заявочному принципу (то есть напрямую, согласно их заявкам), а часть — будет распределена через аукционы. Что крайне нежелательно. Мы хотим, чтобы на этих участках работали местные компании, которые адаптированы к нашим геологическим условиям, будут эффективно и бережно осваивать земли, с учетом местных особенностей, решая и социальные вопросы. Если в результате геолого-разведочных работ на этих землях будут найдены запасы нефти, то эти компании и станут осваивать месторождения. По нашим подсчетам, уже в конце 2006 — начале 2007 года на все западные участки придет инвестор и начнет работать. Причем работать терпеливо, целенаправленно. Нам нужны надежные инвесторы, которые не бросят дело после первой безрезультатно пробуренной скважины. Разведка связана подчас с большими разочарованиями. Только упорные геологи и нефтяники получают хорошие результаты.

Почему я еще говорю о том, что рынок нас заставил внимательнее присмотреться к западу? Мы разработали энергетическую стратегию республики. До 2020 года мы должны ежегодно добывать около 30 миллионов тонн нефти. И нам необходимо, как минимум, прирастить столько же запасов. А чтобы выйти на такой показатель, мы должны довести объемы разведочного бурения до 200 тысяч метров в год. Пока же мы ежегодно бурим по 80−100 тысяч метров. Удвоение показателей проходки позволит улучшить баланс добычи и приращения запасов. Но сегодня государство выделяет крайне мало средств на разведочное бурение, поэтому мы должны привлекать в эту сферу инвестора.

А местные власти как относятся к тому, что на их территорию придет инвестор, начнет бурить, искать нефть?

Местные власти очень ждут этого момента, связывая его с новыми рабочими местами, культурой производства, новыми отчислениями в бюджет, хотя и небольшими. По новому Закону РФ «О недрах» практически все средства будут уходить в центр. Этот закон, должен вам сказать, будет очень мешать и инвесторам, и республике, и местным властям в реализации задуманной нами стратегии.

Чем конкретно?

Прежде существовало правило «двух ключей» — регионального и федерального — в решении вопросов недропользования. Теперь собственность на недра стала исключительно федеральной, налог на добычу полезных ископаемых будет полностью уходить в Москву. А раньше он делился между центром и регионами, и главы администраций ходили и просили: начинайте скорее у нас бурение. Сейчас тех денег мы не получим, но еще раз повторю: заинтересованность местных властей в приходе инвестора остается. Инвестор не может не решать социальных вопросов территории, хотя проект нового закона этого и не предусматривает. А в старом такое положение присутствовало.

Вы обмолвились о том, что на наши участки могут прийти «нетерпеливые» компании, которые не станут упорно заниматься разведочным бурением, если сразу же не получат желаемый результат. Таких компаний, по вашим прикидкам, будет много?

Достаточно. Мелкие компании труднее переносят свои неудачи. Часть крупных, наиболее эффективных привыкли работать системно, целенаправленно, понимая, что быстрый результат достигается не всегда. Чтобы разочарований было меньше, мы несколько лет назад начали готовить методики поиска и разведки нефти на основе современных технологий геологического изучения недр для западных районов. Мы собрали огромный научный материал — 12 томов. Осталось его обобщить. На мой взгляд, выполненная работа позволит правильно выбирать участки для бурения скважин, в том числе и на западе республики. А точно «посаженная» скважина заметно приближает к цели. Но в нынешнем году финансирование этих работ было прекращено. Теперь будем думать, как находить средства, чтобы завершить начатые исследования, которые имеют судьбоносное значение для западных районов республики.

tatcenter.ru

Полезные ископаемые Татарстана: основные месторождения

Полезные ископаемые Татарстана: основные месторождения

February 24, 2015

Республика Татарстан довольно богата на топливное и минеральное сырье. Главное богатство региона - это, конечно же, нефть. Кроме этого, полезные ископаемые Татарстана - это также каменный уголь, медь, горючий сланец, торф, бокситы, известняк и другие. В этой статье речь пойдет о самых крупных и важных месторождениях этого сырья.

Полезные ископаемые республики Татарстан

Республика расположена в центральной части европейской России. Она граничит с восемью субъектами РФ. По площади она невелика, однако по количеству населения регион занимает 8-е место в стране. Татарстан - это поликультурная республика. Здесь мирно уживаются свыше 100 разных народностей, а государственным языком является русский и татарский.

Какие полезные ископаемые есть в Татарстане? Главным богатством региона, вне всяких сомнений, является нефть. Так, предприятия и компании нефтедобычи занимают почти 40% в совокупной выручке всей республики. На основе добытого сырья функционирует мощный Нижнекамский нефтехимический кластер. По прогнозам геологов, в недрах Татарстана содержится до 1 миллиарда тонн нефти.

Тем не менее, полезные ископаемые Татарстана - это не только нефть. Это еще и каменный и бурый уголь, медь и бокситы, горючие сланцы и торф, а также сырье для строительной индустрии (известняки, доломиты, глины и т. п.).

Нефть в Татарстане

Нефть в республике добывается только в двух районах: это Закамье и Восточное Предкамье. Её запасы связаны с девонскими и карбоновыми отложениями. Стоит отметить, что большинство нефтяных месторождений относится к мелким. Крупными являются лишь три из них: это Ромашкинское, Бавлинское и Новоелховское.

Нефть в Татарстане тяжелая и с большими примесями серы. Вместе с ней, как правило, попутно добывается и природный газ (на каждую добытую тонну нефти - примерно 40 кубических метров газа). Кроме того, на территории республики имеются и отдельные месторождения газового конденсата.

Республика Татарстан: месторождения полезных ископаемых

В Татарстане разрабатывается на данный момент 127 месторождений нефти. Самые крупные из них - Саусбашское, Новоелховское, Бавлинское и Ромашкинское.

Если брать во внимание другие полезные ископаемые Татарстана, то на территории республики известно о сотне залежей угля, который преимущественно залегает очень глубоко: от 1000 до 1400 метров. Это делает его добычу не очень рентабельной.

На юго-западе Татарстана присутствуют месторождения фосфоритов и горючих сланцев. Однако качество их недостаточное, чтобы начинать масштабную промышленную добычу.

Также практически на всей территории республики Татарстан есть залежи различного строительного сырья. Это известняки, доломиты, глины, бутовый камень, песок, гравий и щебень. Еще одно полезное ископаемое, месторождений которого достаточно в Татарстане, - это торф.

Камский угольный бассейн

Этот бассейн располагает огромными запасами бурого, а также газового угля, однако его добыча пока остается нерентабельной. Виной тому - весьма сложные горно-геологические условия. В целом, запасы угля здесь специалисты оценивают в десять миллиардов тонн!

Как утверждают геологи, уголь Камского бассейна вполне пригоден для производства синтетического топлива и генераторного газа. Глубина залегания пластов - от 1000 до 1200 метров в среднем. Поэтому для организации полномасштабной добычи необходимо провести комплексные и дорогостоящие геолого-разведывательные работы.

Ввиду сложности разработки угольных месторождений Камского бассейна ученые предлагают так называемый метод подземной газификации угля. По их мнению, это единственный рациональный способ освоения этих залежей. Кроме этого, некоторые небольшие месторождения бурого угля в бассейне могут использоваться в качестве получения удобрений для сельского хозяйства.

Ромашкинское месторождение

Это одно из крупнейших нефтяных месторождений в России, которое расположено в южной части республики. Специалисты оценивают общие запасы нефти здесь в пять миллиардов тонн. При этом 2,2 миллиарда из них уже изъято. Ежегодно из него добывается около 15 миллионов тонн нефти (а это почти 50% всей нефтедобычи республики).

Освоение Ромашкинского месторождения (кстати, свое название оно получило от здешней деревни Ромашкино) началось еще в конце 40-х годов ХХ столетия. В 1948 году бригада нефтяников и геологов вскрыла на этом месте мощнейший пласт девонского возраста. Открытое месторождение в Татарстане, исходя из его запасов, сразу же нарекли "Вторым Баку".

В заключение.

Таким образом, основные полезные ископаемые Татарстана - это нефть, уголь, горючий сланец, медь, торф, известняки и доломиты. Однако главным богатством и ресурсом республики была и остается на сегодняшний день именно нефть.

http://fb.ru

legkoe-delo.ru

Женская нефть Татарстана – Татцентр.ру

В августе 1943 года Шугуровской скважиной было положено начало промышленной разработки нефти в Татарстане. Мало кто сейчас знает, что в суровых условиях войны нефть приходилось добывать женщинам. Портал TatCenter.ru вспоминает исторические вехи становления ключевой отрасли Татарстана.

«Второе Баку» — именно такое название пророчили нефтяным месторождениям ТАССР в середине прошлого века. К сегодняшнему дню нефть Татарстана стала настоящим достоянием республики. Но мало кто знает, что черное золото добывалось тяжелым трудом женщин, которые были вынужден искать топливо для мужчин, которые ушли на войну. Завтра в Альметьевске отметят 70-летие с начала разработки месторождений нефти. Что было в начале?

Первое официальное упоминание о нефти в Татарстане приходится на середину XVII века, когда военное ведомство в 1637 году сообщило о наличии «нефти казанской черной 43 пуда 35 гривенок с полугривенкою…». Первое упоминание в СМИ — 1703 год, когда в первом номере Ведомостей написали «Из Казани пишут. На реке Соку нашли много нефти».

Отправной точкой для освоения нефти в республике стало 3 августа 1943 года, когда бригада Шугуровской скважины № 1 после семисот дней (!) разведочного бурения в пойме реки Лесная Шешма сообщила о наличии запасов нефти. Бригадой руководил Гариф Хамидуллин, который после ранения в конце 1919 года работал на нефтяных промыслах Грозного, а позже вернулся на родину. В его подчинении находились подростки и женщины, с которыми он делился пайками. Он не прекратил работу даже после ампутации руки из-за заражения.

Мухаметшина, Миннутдинова, Фахрутдинова, Русакова, Нагимова, Назимова, Сулейманова, Хаертдинова, Харазова, Шакирова — вот лишь некоторые фамилии девушек-операторов, которые отправились из соседних деревень на новую плодоносящую скважину.

Нагимова была землекопом, Миннутдинова — буровой рабочей, Фахрутдинова — лесорубом, Нуриева — кочегаром. Сулейманова первой купалась в разливе нефти летом 1948 года около деревни Ромашкино на третьей скважине после удара настоящего фонтана. И если первая найденная нефть была с большим количеством жидкости, то Ромашкинское месторождение обеспечило фонтан безводной нефти потоком до 100 тонн в сутки. На данный момент показатель составляет порядка 3−4 тонн.

Ещё одной женщиной, которая внесла вклад в развитие нефтяной промышленности в Татарстане является Евгения Тихвинская, которая в составе геологической экспедиции подготовила ряд нефтяных месторождений в Поволжье в 30-х годах прошлого века, в том числе Ромашкинское и Бавлинское месторождения. Позже Тихвинская стала первой женщиной-профессором КГУ.

Разработка нефти началась бурными темпами, и уже в 1950 году Татарстан стал обладателем самых крупных залежей нефти в Советском Союзе. В том же году создана «Татнефть» и добыт первый миллион нефти. В эти годы сложилась методика поисково-разведочных работ. Отдельное внимание уделялось структурно-картировочному бурению, бурению одиночных поисковых скважин с обязательным вскрытием кристаллического фундамента, разведочному бурению. Послевоенный период был ознаменован как и первыми победами, так и поражениями — геологическая разведка, нашедшая огромные запасы нефти на востоке республики, не нашла никаких источников на западе. В 1957 году республика вышла по объему добычи на первое место в стране и удерживала его 17 лет.

Следующий этап развития нефтяной промышленности связан с событиями начала 70-х годов, когда в 1971 году добыт первый миллиард тонн нефти, а в 1972 сменен курс — с разведки западных районов на интенсивное бурение и оптимизацию процесса добычи нефти. Это направление компания «Татнефть» сохраняет до сих пор.

Начало 90-х годов характеризуется усилением экспортной политики, компанией «Татнефть» создан совет по внешнеэкономическим связям объединения. Сейчас в Татарстане идет добыча уже 4 миллиарда тонн нефти.

По материалам tatneft.ru,e-vid.ru, lutr.ru, imwerden.de,kpfu.ru

tatcenter.ru


Смотрите также