Нефтегазовая индустрия Узбекистана: состояние и перспективы. Газ и нефть узбекистана


Голубая мечта: куда пойдет узбекский газ

Александр Горохов — для Sputnik Узбекистан

Казалось бы, Урал и Узбекистан находятся далеко друг от друга. Но, посетив недавно место своего рождения — поселок Урал-Дача под Миассом в Челябинской области, я почувствовал, как близка к нам красивейшая Бухара.

Среди леса огромной объединяющей дорогой тянется газопровод Бухара — Урал. И текущее по нему голубое топливо объединяет не только энергетику двух стран, но и наши народы.

Уверен, что эта живая нить никогда не прервется. И все основания для этого есть.

Прошедший в начале июня Петербургский международный экономический форум принес очередной успех в развитии российско-узбекского энергетического партнерства. Председатель правления ПАО "Газпром" Алексей Миллер и заместитель премьер-министра Республики Узбекистан — председатель совета управляющих НХК "Узбекнефтегаз" Гуломжон Ибрагимов подписали соглашение о стратегическом сотрудничестве компаний.

Документ предусматривает реализацию новых проектов в области реконструкции, строительства и эксплуатации объектов газовой инфраструктуры, геологоразведки, добычи, переработки и хранения углеводородов, использования сжатого и сжиженного природного газа для автономной газификации, разработки генеральной схемы газоснабжения Узбекистана.

Фактор континентальности

Долгое время ведущие мировые газовые гиганты уделяли незаслуженно мало внимания узбекским энергетическим ресурсам. Частично причиной такого невнимания стало географическое положение республики. Узбекистан — самая удаленная от мировых рынков континентальная страна, одна из двух в мире, которые от побережья моря отделяет более чем одна государственная граница.

Этот фактор во многом определил развитие газотранспортной инфраструктуры Узбекистана. До открытия газопровода Туркменистан — Китай узбекскую территорию связывали с "большой землей" лишь две ветки газопроводов Бухара — Урал и Средняя Азия — Центр. Соответственно, и развитие экспортных потоков было направлено лишь на Россию и сопредельные страны.

С одной стороны, это ограничение существенно и непреодолимо. Именно ограниченность экспортных возможностей повлияла на скачки газодобычи и нестабильность развития отрасли. С другой — Узбекистану удалось счастливо избежать геополитических сражений на своей территории, направленных на обеспечение контроля сверхдержав над энергетическими ресурсами. Среди позитивных факторов можно упомянуть и отсутствие "родовой болезни" почти всех энергетических экономик — критической зависимости от экспорта ресурсов.

Так, если доля углеводородов в экспортных доходах Казахстана составляет 57%, то в доходной части бюджета Узбекистана — около 20%.

Нужно отдать должное властям республики: неблагоприятное географическое положение страны было использовано крайне эффективно. Почти не имея выхода на внешние рынки, Узбекистан направил энергетические богатства на развитие собственной промышленности с высокой добавленной стоимостью. Что выгодно отличает Узбекистан от многих собратьев по СНГ и даже стран-соседей, — это именно инвестиционная направленность международного энергетического сотрудничества.

Новые перспективы

"Газпром" не является новичком на узбекском газовом рынке. Россия закупает узбекский газ с 2003 года. А в 2006 году "Газпром" и НХК "Узбекнефтегаз" подписали соглашение об основных принципах проведения геологического изучения недр инвестиционных блоков Устюртского региона республики. В мае 2016 года был открыт газохимический комплекс в Устюрте, позволяющий впервые в странах Центральной Азии запустить блок полипропиленовой и другой газохимической продукции.

Gazprom International разрабатывает месторождение "Шахпахты", где благодаря доразведке месторождения и применению мер по повышению газоотдачи пласта к 2015 году добыча увеличилась до 350 млн кубометров. Соглашение продлено до 2024 года. Голубое топливо с месторождения "Шахпахты" экспортируется в Россию.

Глава "Узбекнефтегаза" Алишер Султанов сообщил о планах подписать с "Газпромом" договор об очередном инвестиционном блоке — "Узбекистон Мустакиллиги" в Сурхандарьинской области. Как подчеркнул Султанов, "это месторождение вовсе не из простых, оно сложное как по геологии, так и по составу газа".

Крайне активен на узбекском рынке и "Лукойл". Активы компании покрывают все основные газоносные области Узбекистана, в частности Кандым — Хаузак — Шады и семь месторождений проекта "Юго-Западный Гиссар". Компания к 2019 году планирует завершить строительство Кандымского газоперерабатывающего комплекса (ГПК) мощностью 8,1 млрд кубометров газа, который будет производить подготовленный природный газ, конденсат, а также гранулированную серу.

До 2029 года рассчитан проект "Лукойла" по освоению группы газоконденсатных месторождений в Бухарской области с 5 млрд долларов инвестиций. Кроме того, будет построен крупный газоперерабатывающий комплекс мощностью 8 млрд кубометров в год. К 2020 году на долю российской компании будет приходиться около трети всей добычи (18-19 млрд кубометров) и фактически весь ее прирост.

Настоящим прорывом в энергетическом сотрудничестве двух стран можно назвать подписание в апреле 2017 года контракта на покупку "Газпромом" 4 млрд кубометров узбекского газа в год на срок до пяти лет начиная с 2018 года. Это стало первым среднесрочным контрактом российского газового гиганта с Узбекистаном, успешно заменившим вступивший с Россией в конфликт Туркменистан.

Развитие энергетического сотрудничества с Россией позволяет правительству Узбекистана планировать увеличение добычи газа до 66 млрд куб. м в год к 2020 году, а к 2030 году нарастить объемы производства нефтехимической продукции в 3,2 раза.

Перспективы и сложности

Бурное развитие газодобычи и производства, в свою очередь, выводит на повестку дня вопрос реализации всего накопленного Узбекистаном экономического потенциала. На первый взгляд, Ташкент может быть абсолютно спокойным. К 2020 году потребление газа в КНР может превысить 200 млрд кубометров при собственной добыче в 120 млрд. То есть Китай будет импортировать около 80 млрд кубометров газа в год. Такие объемы позволяют Узбекистану без всяких проблем реализовывать добываемый газ на китайский рынок.

Явно не оставят страну без помощи и иностранные инвесторы, открывшие на территории Узбекистана сложные производства.

Но в долгосрочной перспективе ситуация выглядит не столь радужной. Формируемая на евразийском пространстве сложная и многоуровневая система интеграции влечет за собой унификацию законодательных и таможенных процедур, создание единых правил торговли и стандартизации. Так, к 2025 году в ЕАЭС планируется создание единых рынков электроэнергии, природного газа, нефти и нефтепродуктов.

Активизируется деятельность Форума стран — экспортеров газа, многие участники которого выступают за реформирование структуры в полноценную международную организацию с влиянием на механизм ценообразования в сфере экспорта природного газа. Напомню, что в данный момент в состав организации входят государства-экспортеры, которые суммарно владеют более 60% мировых запасов природного газа и поставляют на внешние рынки более 40% мирового экспорта. Процесс сопряжения ЕАЭС и ШОС также предполагает унификацию законодательных процедур и правил торговли. На данный момент Узбекистан входит лишь в состав ШОС, оставаясь за бортом других интеграционных процессов в Евразии. В период создания промышленного и технологического потенциала подобная политика изоляционизма в полной мере оправданна, но в перспективе может привести к ухудшению конкурентных позиций РУз.

В 2014 году Россия и Узбекистан создали группу для работы над договором о зоне свободной торговли. Но в соответствии с требованиями Евразийского союза свободная торговля России должна обсуждаться со всеми странами — членами объединения. Т.е. речь может идти о создании ЗСТ Узбекистан — ЕАЭС.

Собственно, сама география и логика регионального развития подсказывает необходимость постепенного повышения во внешней политике Узбекистана внимания к интеграции с соседями — естественно, по мере готовности к этому экономики страны и при отсутствии негативных процессов создания искусственной конкуренции для самого Узбекистана.

Бурное развитие газового сотрудничества с Россией является ярким примером взаимовыгодной совместной работы и синергетического эффекта для экономики обеих стран.

Подписывайтесь на канал Sputnik Узбекистан в Telegram, чтобы быть в курсе последних событий, происходящих в стране и мире.

ru.sputniknews-uz.com

Экономика Узбекистана еще долго будет работать на «голубом топливе» » Новости Узбекистана: Независимая газета

Экономика Узбекистана еще долго будет работать на «голубом топливе»

Главным энергоресурсом для Узбекистана в ближайшие десятилетия останется природный газ. По объемам его потребления наша страна занимает в настоящее время десятое место в мире. Для удовлетворения быстро растущих потребностей экономики в энергоресурсах с прошлого года в республике реализуется Программа по увеличению добычи углеводородного сырья на 2017-2021 годы стоимостью почти четыре миллиарда долларов.

Экономика Узбекистана довольно энергоемкая, практически все промышленные предприятия работают на природном газе или электроэнергии, которая в свою очередь на 85 процентов вырабатывается на тепловых электростанциях. А доля природного газа в них, как первичного энергоресурса в производстве электроэнергии страны, составляет почти 95 процентов. Эти цифры наглядно демонстрируют, какое большое значение для нашей страны имеет развитие газовой отрасли в целом и уровень добычи природного газа в частности. Но «голубое топливо» необходимо не только для промышленного сектора, но и для пополнения государственной казны иностранной валютой за счет его экспорта в другие страны.

Доказанные запасы природного газа в Узбекистане составляют 1,1 триллиона кубометров. Общие запасы оцениваются в порядке 5 триллионов кубометров. Но уровень добычи не сопоставим с этим потенциалом. Так, по итогам 2017 года он составил только 56,4 миллиардов кубометров. И хотя в текущем году эту цифру планируется довести до 66 миллиардов, все равно эти объемы достаточно малы с учетом открывающихся перспектив по наращиванию экспорта этого энергоресурса в другие страны. Сегодня он осуществляется в Россию, Китай, Казахстан и Кыргызстан.

Раньше природный газ поставлялся и в Таджикистан, но в начале 2012 года его экспорт из-за обострения двухсторонних отношений «заморозили». Правда, с 2018 года, благодаря новому Президенту Узбекистана, для которого дружеские отношения с соседними странами стали одними из главных приоритетов во внешней политике, поставки могут возобновиться. Причем по цене, которая значительно меньше предыдущей – 150 долларов за 1 тысячу кубометров против 350 долларов за тот же объем в прежние годы. В этом году Таджикистан намерен импортировать из нашей страны 800 миллионов кубометров.

Но все равно объемы поставок в сопредельные государства в разы меньше по сравнению с российским и китайским направлениями. В Россию экспорт природного газа начал осуществляться в мае 2003 года по газопроводу Средняя Азия – Центр. В тот год этой стране было реализовано 1,7 миллиардов кубометров. В последующие три года поставки возросли до 9 миллиардов, но потом снова стали падать. При этом в первые годы российская сторона покупала узбекский газ по чрезвычайно низкой цене – 55-60 долларов за одну тысячу кубометров. В последующие годы она выросла до 150 долларов, а когда с августа 2012 года Узбекистан начал экспортировать топливо в Китай, Газпром отреагировал довольно быстро и в декабре того же года заключил новый контракт на поставку 7,5 миллиардов кубометров по 253 долларов за тысячу кубометров. Правда, Украине в тот же год Газпром продавал «голубое топливо» по 400 долларов.

В 2015 году Узбекистан экспортировал России 4 миллиарда кубометров природного газа, а в 2016 году объемы поставок снова выросли из-за отказа Газпрома от туркменского газа, экспортный объем которого был полностью перенаправлен в Китай. Годом ранее Москва и Ашхабад обменялись взаимными упреками. Министерство нефтегазовой промышленности Туркменистана объявило Газпром неплатежеспособным, а тот, в свою очередь, подал иск против Туркменской газораспределительной и газодобывающей компании в стокгольмский арбитражный суд. Этот российско-туркменский конфликт сыграл на руку Узбекистану, который за счет увеличения поставок в Россию, довел совокупный экспорт природного газа в 2016 году до 11,4 миллиардов кубометров.

В Поднебесную, как говорилось выше, Узбекистан начал поставлять «голубое топливо» с 2012 года. Прокачка осуществляется по газопроводу «Центральная Азия-Китай» протяженностью около семи тысяч километров, который проходит по территории Туркменистана, Узбекистана и Казахстана. В декабре 2014 года СП Asia Tran Gaz, учредителями которого выступили Национальная холдинговая компания (ныне АО) «Узбекнефтегаз» и китайская корпорация CNPC, завершили строительство третьей ветки газопровода стоимостью 2 миллиарда долларов. Благодаря этому его пропускная мощность увеличилась до 55 миллиардов кубометров.

Строительство четвертой нитки газопровода «Центральная Азия-Китай» по территории Туркменистана, Узбекистана, Таджикистана и Кыргызстана планировалось начать в сентябре 2015 года. Затем первый этап строительства перенесли на лето 2016 года, а вскоре оно и вовсе было отложено на неопределенный срок. Хотя новая ветка позволила бы увеличить мощность газопровода до 84 миллиардов кубометров.

Но даже его нынешняя пропускная способность позволит существенно нарастить в ближайшие годы экспорт «голубого топлива» в Китай из центрально-азиатского региона. Тем более, что к 2020 году объем потребления природного газа в этой стране вырастет по прогнозам до 340 миллиардов кубометров, из которых 120 миллиардов будут импортироваться.

Узбекистан намерен не упустить возможность воспользоваться этим обстоятельством. Учитывая эти перспективы наряду с растущей потребностью экономики в энергоресурсах, а также ожидаемого увеличения в ближайшие годы объемов экспорта в Россию, в республике была принята Программа по увеличению добычи углеводородного сырья на 2017-2021 годы.

Генеральными подрядчиками первого этапа программы, который планируют завершить в 2019 году, были определены АО «Узбекнефтегаз» и узбекско-швейцарское СП «Natural GAZ-STREAM». Правда, «узбекско-швейцарское» оно только де-юре, а де-факто «узбекско-российское», так как соучредителем предприятия вместе с узбекским холдингом выступила дочка «Газпрома» Gaz Project Development Central Asia A.G., зарегистрированная в Швейцарии.

Стоимость первой части программы определена в размере почти двух миллиардов долларов. Из них 500 миллионов составят собственные средства АО «Узбекнефтегаз» и около 1,5 миллиарда будут привлечены в виде иностранных кредитов. Большая часть инвестиций пойдет на бурение скважин – 1,162 миллиарда долларов. На закупку машин и оборудования будет затрачен 301 миллион, строительно-монтажные работы – 271 миллион, капитальный ремонт скважин – 49 миллионов. Финансовые издержки в инвестиционный период определены в размере 211 миллионов долларов.

По итогам проведенных тендеров, объявленных генеральными подрядчиками, выполнение работ по строительству 248 газовых скважин и обустройству месторождений на условиях "под ключ" возложено на компанию из Объединенных Арабских Эмиратов «ERIELL Oilfield Services Middle East DMCC».

Помимо этого сингапурская компания «Enter Engineering РТЕ. LTD» осуществит строительство технологических объектов на месторождениях природного газа также на условиях "под ключ", а вышеназванная ближневосточная компания в консорциуме с австрийской «ERIELL GmbН» проведет капитальный ремонт действующих 328 скважин, а также модернизацию и доукомплектование оборудования предприятий акционерной компании «Узнефтегаздобыча».

В результате реализации первого этапа государственной программы по увеличению добычи углеводородов, объем прироста извлечения природного газа составит более 6,3 миллиарда кубометров, из которых почти 3,5 миллиарда пойдет на экспорт. Но это не единственные плюсы. За короткий промежуток времени удастся модернизировать и обновить всю профильную и вспомогательную инфраструктуру предприятий нефтегазового сектора, а также появится возможность наглядно продемонстрировать, что Узбекистан может стать надежным партнером в реализации различных инвестиционных проектов.

Да, страна поставила перед собой довольно амбициозные задачи по развитию нефтегазовой отрасли, но в то же время и вполне реальные. Это отмечают эксперты и аналитики практически всех авторитетных международных финансовых институтов и рейтинговых агентств. И хочется надеяться, что того энтузиазма, с которым новый глава государства взялся за решение многих накопившихся в этом секторе проблем, за поиск путей выхода из стагнации, хватит надолго.

Т. АЛИМУХАМЕДОВ новости в telegram

nuz.uz

Нефтегазовая индустрия Узбекистана: состояние и перспективы

На заседании Международного пресс-клуба (МПК), состоявшегося в Ташкенте, обсуждались состояние и перспективы нефтегазовой отрасли Узбекистана. Спикерами мероприятия выступили председатель правления НХК «Узбекнефтегаз» Алишер Султанов, первый заместитель председателя Улугбек Сайидов и другие. Нефтегазовая индустрия является флагманом промышленности и ведущей отраслью экономики, играет важную роль в социально-экономическом развитии страны. Согласно экспертным оценкам, в Узбекистане сосредоточена треть всех минерально-сырьевых запасов Центральной Азии, а по добыче газа страна занимает восьмое место в мире. Структурные преобразования и масштабные инвестиционные проекты позволили НХК «Узбекнефтегаз» повысить производство высоколиквидной продукции, необходимой для удовлетворения потребностей населения, промышленности, транспорта и жилищно-коммунального хозяйства. Компания насчитывает более 128 тыс. специалистов, является трехуровневой структурой, в состав которой входят более 200 предприятий. Предприятия, входящие в эту компанию, осуществляют масштабные геологоразведочные работы, разведочное и эксплуатационное бурение нефтяных и газовых скважин, разработку месторождений, добычу нефти, газа и газового конденсата и их переработку. Природный газ Узбекистана поставляется местным потребителям, экспортируется за пределы страны, обеспечивается его транзит из сопредельных государств. Развитию нефтегазовой отрасли способствовало сочетание богатой сырьевой базы, технологического потенциала и заинтересованности зарубежных компаний в сотрудничестве. Среди всех иностранных инвестиционных ресурсов, поступающих в Узбекистан, большая часть направляется на развитие нефтегазовой отрасли. Два последних десятилетия стали значимыми для НХК «Узбекнефтегаз». Именно с начала 2000-х годов начали привлекаться крупные иностранные инвестиции. В рамках реализации инвестиционных проектов за 1991–2016 годы было освоено $30,7 млрд. Программа мер по обеспечению структурных преобразований, модернизации и диверсификации производств на 2015–2019 годы предусматривает реализацию 54 инвестиционных проекта стоимостью свыше $18 млрд. Доля НХК «Узбекнефтегаз» в формировании валового внутреннего продукта страны составляет почти пятую часть, в промышленном производстве – около 15%, в бюджете – более 20%. Активное сотрудничество с зарубежными партнерами и увеличение притока прямых иностранных инвестиций способствовало тому, что нефтегазовый сектор стал «локомотивом» экономического роста Узбекистана. Реализация передовых проектов стала возможной благодаря тесному международному сотрудничеству с такими компаниями, как «ЛУКОЙЛ Оверсиз», «Газпром» (Россия), CNPC International (Китай), CNODC, Korea National Oil Corporation, DAEWOO International, KOGAZ, Hyundai Engineering (Республика Корея), Petro Vientam, HONEYWELL, UOP, General Electric (США). В результате реализации крупнейшего транснационального проекта – строительства газопровода «Туркменистан –Узбекистан – Казахстан – Китай» – обеспечивается экспорт и транзит природного газа. Протяженность узбекистанской части газопровода составляет 529,7 км, а его пропускная способность – 50 млрд куб. м газа в год. Шуртанский и Устюртский газохимические комплексы явились основой создания нового направления – газохимии. Сегодня эти комплексы производят свыше 500 тыс. тонн полиэтилена и 83 тыс. тонн полипропилена. Сегодня в нефтегазовой отрасли активно проводятся мероприятия по внедрению современных и передовых технологий переработки и утилизации жидких углеводородов. Так, в 2016 году пущен в эксплуатацию завод по переработке отработанных масел СП Uz-Prista Recycling. С целью увеличения объемов производства экологически чистых нефтепродуктов реализуется проект по созданию производства синтетического жидкого топлива на базе очищенного метана, производимого на Шуртанском ГХК.

В настоящее время реализуется ряд инвестиционных проектов, направленных на обеспечение глубокой переработки природного газа и получения нефтехимической продукции: строительство Кандымского ГПЗ, расширение производственной мощности Шуртанского ГХК, а также завода по производству олефинов по технологии MTO. В соответствии со Стратегией действий по пяти приоритетным направлениям развития Республики Узбекистан в 2017–2021 годах в Джизакской области состоялась церемония закладки первого камня современного нефтеперерабатывающего завода. В перспективе завод станет одним из уникальных промышленных объектов не только в Узбекистане, но и во всем Центрально-Азиатском регионе. Согласно предварительным расчетам, комплекс будет ежегодно производить более 3,7 млн тонн моторного топлива, более 700 тыс. тонн авиационного керосина и 300 тыс. тонн сопутствующих нефтепродуктов. Устойчивый рост, сопровождающийся интеграцией на мировых рынках, стал основой нового витка развития отечественного нефтегазового комплекса. 

www.ut.uz

Газовый оптимизм Ташкента - Informburo.kz

Узбекистан уделяет пристальное внимание развитию газовой отрасли

Фото с сайта sputniknews-uz.com

В Узбекистане идёт переориентация энергетических приоритетов в направлении газопереработки и газохимии. У нашего соседа нефтегазовый комплекс не играет столь важной роли, как в Казахстане или Туркменистане. Так, если доля углеводородов в экспортных доходах Казахстана составляет 57% (снизившись в связи с падением цен на нефть), то в доходной части бюджета Узбекистана – около 20%. И это понятно. Стремительный рост объёмов добычи углеводородов последнего в 1990-х годах сменился спадом в 2000-х. Однако если выросшие в Узбекистане почти втрое объёмы добычи жидких углеводородов сократились в 2,5 раза, то в добыче природного газа этот тренд оказался менее выраженным: рост на 65%, падение на 25%.

В последние годы Узбекистан официально не распространяет информацию об объёмах газодобычи, но, по экспертным оценкам, они колеблются на уровне 55–57 млрд м3. Согласно азербайджанскому Trend news agency, доказанные запасы газа в Узбекистане на конец 2015 года, по данным бюллетеня ОПЕК, составили 1,61 трлн м3. Товарное производство газа в стране в 2015 году сократилось на 4,8% – до 55,7 млрд м3.

Главным и наиболее освоенным газоносным регионом страны остаётся Бухаро-Хивинский, где сосредоточено около 40% прогнозных ресурсов, из которых освоено 73%. Большая часть – порядка 48-50 млрд м3 добываемого газа потребляется на внутреннем рынке и нуждается в переработке из-за высокого содержания серы (2,5-2,7%). Свободные объёмы, которые Узбекистан может экспортировать, незначительны и в 2014 году составили менее 9 млрд м3. В этом году 4 млрд м3 намерен закупить "Газпром", ещё около 5 млрд м3 – китайцы, небольшие объёмы пойдут в Казахстан и Кыргызстан. При условии жёсткой внутренней экономии должно хватить.

Следует отметить, что часть населения считает экспорт газа в Китай (объёмы которого власти хотят увеличить) пагубным для Узбекистана, так как это ведёт к дефициту газа внутри страны. В связи с последним в Ташкенте рассматриваются планы увеличения экспорта газа путём сокращения внутреннего потребления, в частности, за счёт строительства в республике АЭС.

В потреблении газа следует отметить большой разброс по годам, что связано с перебоями в газоснабжении, особенно в отопительный сезон. Аналитики полагают, что причиной является нехватка добываемых объёмов для удовлетворения собственных нужд и растущего экспорта. Так, в 2013 году Узбекистан поставил "Газпрому" вместо оговорённых 7,5 млрд м3 газа, лишь 5,6 млрд м3. Для сравнения, в 2009 году Узбекистан поставил России 15,4 млрд м3.

В свою очередь чиновники объясняют перебои нерациональным использованием газа населением. При этом значительная часть газораспределительной инфраструктуры находится не в лучшем состоянии. По экспертным оценкам, эксплуатационные потери газа составляют около 25%. Властями с целью увеличения эффективности потребления газа принимаются различные меры. В частности, к концу 2029 года планируется внедрение автоматизированной системы контроля учёта газа (АСКУГ). Финансирование этой программы стоимостью около 800 млн долларов намечено осуществлять за счёт иностранных кредитов и собственных средств.

Среди мер и постепенное подорожание газа для потребителей внутри страны, что заставит их расходовать газ менее расточительно. Кроме того, принята программа по энерго- и газосбережению, в результате чего годовое потребление газа к 2020 году по сравнении с уровнем 2013 года должно сократиться на 5-7%. Годовой же экспорт природного газа, согласно расчётам, должно возрасти на 20%.

Несмотря на то что без административного ресурса иметь бизнес с узбекскими партнёрами непросто, в республике с участием иностранных компаний активно ведутся и геологоразведочные работы, и реализуются проекты по переработке газа. В частности, подала заявку на участие в тендере на проекты по разведке нефти и газа иранская компания National Iranian Drilling Company (NIDC).

Российским "ЛУКОЙЛом" осуществляется реализация трёх проектов – "Кандым – Хаузак – Шады", разработка месторождения Юго-Западного Гиссара, а также геологоразведка узбекской части Аральского моря в составе международного ("Узбекнефтегаз" – 33,4% и по 33,3% CNPC и "ЛУКОЙЛ") консорциума. В рамках первых двух проектов на условиях СРП "ЛУКОЙЛ" планирует к 2020 году добывать до 18 млрд м3.

В республике принята Программа развития геологоразведочных работ на период 2011-2020 годов. Однако, по мнению специалистов, крупных открытий ожидать не приходится. Это подтверждается и материалами Национальной холдинговой компании (НХК) "Узбекнефтегаз". Согласно этим документам, планируется, что к 2020 году прирост запасов природного газа должен достигнуть 485,5 млрд м3, а его годовая добыча вырасти до 66 млрд м3. Поэтому упор делается на диверсификацию отрасли с организацией производств нефтехимической и химической продукции.

НХК "Узбекнефтегаз" в ближайшие пять лет в рамках республиканской программы структурных преобразований, модернизации и диверсификации производства в нефтегазовой отрасли страны планирует инвестировать в неё 18,65 млрд долларов. Перспективы развития газопереработки связаны как с расширением производства сжиженного газа, конденсата, серы, так и с углублением процессов переработки сырья с получением конкурентоспособной как на внутреннем, так и на внешнем рынках продукции с высокой добавленной стоимостью.

В стране действует ряд газоперерабатывающих предприятий. Мубарекский ГПЗ с производственной мощностью около 30 млрд м3 природного газа. "Узбекнефтегаз" в этом году планирует завершить на нём проект по строительству трёх блоков сероочистки газа. Их ввод позволит заводу ежегодно очищать до 6 млрд м3 газа и (сократив содержание сероводорода в 1,5 раза) доводить его качество до экспортных стандартов. На новых блоках будет использовано российское технологическое оборудование.

Другими газоперерабатывающими предприятиями на территории Узбекистана являются Шуртанский ГПЗ с мощностью 20 млрд м3 газа в год и введённый в эксплуатацию в 2001 году Шуртанский газохимический комплекс (ГХК). Мощность комплекса позволяет ежегодно производить полиэтилен (125 000 тонн), сжиженный газ (137 000 тонн), товарный газ (4,2 млрд м3), гранулированную серу (4000 тонн). Южнокорейская IRED Co Ltd готовит техническое решение по расширению мощностей комплекса. Проект стоимостью 570 млн долларов предусматривает освоение к 2020 году производства новой продукции.

В мае этого года Узбекистан совместно с консорциумом корейских компаний реализовал проект строительства на базе месторождения "Сургиль" крупнейшего в Центральной Азии Устюртского ГХК. Ежегодно этот промышленный гигант будет перерабатывать 4,5 млрд м3 природного газа, производя 387 000 тонн полиэтилена, 83 000 тонн полипропилена и ряд других продуктов.

В апреле текущего года "ЛУКОЙЛ" начал строительство Кандымского газоперерабатывающего комплекса (ГПК) мощностью 8,1 млрд м3 газа. Предприятие будет производить подготовленный природный газ, конденсат, а также гранулированную серу. Завершение строительства планируется в 2019 году.

В 2018 году ожидается ввод в строй СП Uzbekistan GTL стоимостью 5,6 млрд долларов и производством 1,6 млн тонн нефтепродуктов (дизельное топливо, авиакеросин, нафта, сжиженный нефтяной газ). Сырьём будет метан Шуртанского ГХК. Кроме того, "Узбекнефтегаз" и южнокорейская GS Engineering & Construction Corporation реализуют проект "Организация производства олефинов из природного газа с получением полимеров (полиэтилен, полипропилен)".

Реализация подобных проектов должна вывести газовую отрасль республики на новый качественный уровень. Внедрение же новейших технологий обеспечит извлечение из природного газа до 97% этана, пропана и других ценных компонентов, создание в республике современных пластиковых производств и различных видов пластиковых изделий.

Вместе с тем существует риск, что часть столь активно растущих газоперерабатывающих мощностей (к 2030 году планируется нарастить объёмы производства нефтехимической продукции в 3,2 раза) может оказаться невостребованной, как это уже произошло с четырьмя местными НПЗ, которые из-за нехватки сырья сегодня загружены едва наполовину.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

informburo.kz


Смотрите также