Ekomik.ru. Где качает нефть россия


Россия качает нефть на экспорт, осваивая новые месторождения | untitled | ИноСМИ

Варандей, Россия. Сверкающий новый терминал ОАО "Лукойл" на суровом побережье Баренцева моря расположен очень удачно, чтобы танкерами возить отсюда сырую нефть на нервничающие (по причине возможных перебоев в доставке сырья - прим. пер.) нефтеперерабатывающие предприятия Соединенных Штатов Америки и Европы, которые уже сегодня обращаются к этой российской корпорации с предложениями о покупке ее нефти. Есть всего одна проблема. "Мы им говорим, что нефти пока нет, - говорит региональный директор ОАО "Лукойл" Игорь Нарко.

Амбициозные планы ОАО "Лукойл" по освоению девственных нефтяных месторождений на этом куске арктического льда станут хорошей проверкой данного Россией Западу обещания увеличить экспорт своей нефти и на многие годы вперед надежно подстраховать Запад от любых возможных дефицитов поставок нефти из Персидского залива. В условиях, когда как на Ближнем Востоке, так и в богатой нефтью Венесуэле происходят волнения, Соединенные Штаты и Европа с одобрением наблюдают за тем, как российская нефтяная индустрия в последние годы восстанавливается, ремонтируя вышедшие из строя после распада Советского Союза скважины и начиная осваивать два крупных нефтяных месторождения в Сибири. Добыча нефти растет с темпом 8% в год, но остаются вопросы относительно того, как долго Россия сумеет держать такой темп. Пока что обеспечивать рост нефтедобычи удавалось при сравнительно небольших затратах в период высоких мировых цен на нефть. Но, для того чтобы нефтедобыча росла и дальше, России нужно сделать гораздо больше. Поскольку в предстоящие годы некоторые из самых крупных сибирских нефтяных месторождений, эксплуатирующихся с советских времен, начнут истощаться, нефтедобывающим предприятиям придется вкладывать больше денег в более дорогие в эксплуатации, рискованные и потенциально враждебные человеку нефтяные провинции. Насколько они готовы рисковать, будет зависеть от одного каверзного вопроса: сколько в действительности нефти есть у России? Оценки ее запасов сильно варьируют от одной пятой части до примерно половины запасов Саудовской Аравии. Российское правительство заявляет, что его собственная оценка является государственной тайной.

Иностранные компании демонстрируют осторожную, но возрастающую заинтересованность в России. Пока что они выжидают, ограничиваясь по большей части предоставлением за плату технологий вместо прямого инвестирования в проекты освоения нефтяных месторождений и получения прибылей от увеличения нефтедобычи. Американская компания "Conoco Inc.", к примеру, предложила инвестировать 800 млн. долл. США в развитие месторождений Арктики, однако бюрократические рогатки тормозят принятие этого предложения. В понедельник лондонская открытая общественная компания с ограниченной ответственностью, являющаяся филиалом корпорации "British Petroleum" (BP), заявила, что изучает вопрос об освоении удаленных сибирских месторождений совместно с ОАО "Юкос", второй по величине нефтедобывающей компанией России. Но эта сделка пока под большим вопросом, а сам проект весьма рискованный. Для организации нефтедобычи придется затратить как минимум 4 млрд. долл. США, в то время как строительство экспортного нефтепровода в Китай, наиболее вероятный рынок для нефти, обойдется еще в 2 млрд. долл. США.

Шагая по мосткам в слепящем северном сиянии, г-н Нарко перечисляет все препятствия, которые поджидают нефтяников в Арктике. Там нет дорог, трубопроводов или кабельных электрических линий, которые могли бы ускорить работы в отдаленных районах вечной мерзлоты. Ветры исключительной силы по ночам сносят в море тысячетонные баржи снабжения. Характер местных политиков тоже нередко сбивает планы с курса. Корпорация "Лукойл" пока вложила 300 млн. долл. США, но нужно вложить еще миллиарды, прежде чем забьют фонтаны нефти на экспорт. Сегодня в порту Варандей швартуется один малотоннажный танкер в месяц, чтобы взять на борт нефть, добытую из десятка пробуренных поблизости новых скважин.

По словам представителей ОАО "Лукойл", Вашингтон, желая получать больше сырой нефти из России, изучает возможность использования выдаваемых под гарантии правительства компанией "Overseas Private Investment Corp. (OPIC)" займов для ускорения работ в Арктике. OPIC от комментариев воздержалась. Правительства других западных стран тоже внимательно следят за ситуацией в российской нефтяной индустрии. Когда г-н Нарко показывал свой терминал, неподалеку приземлился военный вертолет советского производства, доставивший группу чиновников энергетического агентства Швеции. Советник шведов, консультант по вопросам энергетики Пол Дикселиус (Paul Dixelius), говорит, что главной целью Стокгольма является поиск новых источников снабжения страны нефтью для компенсации снижающейся добычи нефти в Норвегии. Ближний Восток, говорит он, также вызывает озабоченность. "Вы же не хотите оказаться в том положении, в каком очутились в 1973 году, - говорит он. - Мы заинтересованы в том, каким станет этот регион через 10 лет".

Тиман-Печора, вторая по разведанным запасам нефтяная провинция России, в советские времена почти не развивалась, поскольку органы централизованного планирования фокусировали внимание на более богатых месторождениях Западной Сибири. В конце 1990-х годов крупнейшая российская нефтяная компания "Лукойл", убежденная в том, что близость данного региона к экспортным рынкам делает его ценным, сумела ухватить многие из лицензий на добычу нефти. "Пока Соединенные Штаты проводят в зоне Персидского залива довольно твердую политику, они должны быть уверены, что у них имеются альтернативные источники снабжения нефтью, - говорит в Москве вице-президент ОАО "Лукойл" Леонид Федун. - Одна из альтернатив - это Тиман-Печора". На сегодняшний день "Лукойл" построила флот ледокольных танкеров, начала добывать нефть на трех небольших месторождениях и развивать ряд других месторождений.

В региональной столице Нарьян-Мар построенное из красного кирпича здание офиса ОАО "Лукойл" возвышается над осевшими домами, обшитыми досками. Но, пытаясь продвинуться глубже в тундру, компания натолкнулась на препятствия. Бывший механик по ремонту снегоходов, сегодня являющийся региональным губернатором, объявил войну нефтяной компании со штаб-квартирой в Москве, обвинив ее в попытках свести к минимуму выплату налогов в местный бюджет и подчинить регион своему влиянию. Губернатор Владимир Бутов, заявляют представители ОАО "Лукойл", не желает выдавать компании новые лицензии на нефтяные месторождения и утверждать ее планы строительства трубопроводов. Даже маленькое кафе, которое компания "Лукойл" построила в Нарьян-Маре, стало причиной вражды. "Он сказал, чтобы мы его снесли", - говорит Сергей Городнищев, начальник эксплуатационного управления ОАО "Лукойл". Неоднократные попытки дозвониться до г-на Бутова или встретиться с ним не удались. Его помощник в понедельник сказал, что г-н Бутов болен, и связаться с ним невозможно.

Далее идут деньги. На освоение всего Тиман-Печорского месторождения потребуется 10 лет и 10 млрд. долл. США. Корпорация "Лукойл", которая в прошлом году, согласно оценкам, получила прибыль 3 млрд. долл. США, говорит, что может вложить половину нужной суммы, но рассчитывает, что остальное доложат ее партнеры. Деньги компании "Conoco" жизненно необходимы для развития трех крупнейших месторождений и строительства экспортного нефтепровода к морю, но американская компания опасается доверять столь крупные инвестиции российским шатким законам. Она хочет участвовать в осуществлении этого проекта на условиях соглашения о разделе продукции, подписав с правительством контракт, который гарантировал бы стабильность налоговых обязательств и условий инвестирования на весь срок жизни этого многомиллиардного инвестиционного проекта. Такие соглашения являются обычными для стран, где нефтяные компании вкладывают значительные капиталы в развитие нефтяных месторождений, но сами фактически не являются их владельцами.

"Корпорация "Лукойл" поддерживает заключение соглашения о разделе продукции, однако правительство неоднократно откладывает подписание этого контракта. Большинство российских нефтяных компаний, которые заработали достаточно денег за те 2 года, в течение которых мировые цены на нефть держатся высокими, не пожелали открыть свой рынок для иностранной конкуренции и лоббируют в пользу аннулирования контрактов. На сегодняшний день государство заключило всего три подобных контракта.

Когда Советский Союз развалился, вместе с ним исчезло и государственное финансирование нефтяной индустрии, а добыча нефти в России постепенно упала вдвое по сравнению с пиковым уровнем 11,5 млн. баррелей (1 американский баррель для нефтепродуктов =158,78-158,95 л) в сутки в 1987 году. Приватизация этой индустрии в середине 1990-х годов мало чем помогла ей: большинство магнатов с политическими связями, которые купили нефтяные скважины, предпочитали прятать свои доходы в банках вместо того, чтобы реинвестировать деньги в производство.

Сейчас, в условиях политической стабильности при президенте Владимире Путине, российские магнаты начали вкладывать деньги в развитие производства. В прошлом году было вложено 2 млрд. долл. США, а прогноз на нынешний год обещает увеличение капиталовложений до 6,1 млрд. долл. США. Пока что эти деньги способствуют сильному росту объемов нефтедобычи. На берегах сонной реки Обь в Западной Сибири компания "Юкос" разрабатывает гигантскую обводненную залежь; это нефтяное месторождение было открыто в начале 1980-х годов, но тогда у Советов не было технологий для его освоения. Поначалу компания "Юкос" намеревалась взяться за разработку этого месторождения вместе с "Amoco Corp.", сегодня входящей в BP, но, когда их партнерские отношения прекратились, россияне просто наняли иностранных консультантов для помощи в этом деле. Тремя сотнями километров севернее ОАО "Сибнефть" открыло заглушки на крупном месторождении, которое эта компания в свое время планировала разрабатывать совместно с французской компанией "Elf", сегодня входящей в корпорацию "TotalFinaElf". В совокупности эти два месторождения в нынешнем году дают около 400000 баррелей нефти в сутки, что в значительной мере обуславливает рост нефтедобычи в России. Расположенные рядом с экспортными нефтепроводами и уже полностью обследованные советскими геологами, эти запасы были относительно недорогими и простыми для освоения. Необходимые для начала их эксплуатации инвестиции составили сотни миллионов долларов США.

Но в России скоро не останется таких подарков судьбы, а освоение ныне слабо эксплуатируемых запасов далеко от существующей инфраструктуры обойдется значительно дороже. В докладе, опубликованном Международным агентством по энергетике (International Energy Agency) со штаб-квартирой в Париже в марте с.г., содержится предостережение, что многие из крупнейших сибирских нефтяных месторождений России истощаются, и что в долгосрочном плане объем нефтедобычи в этой стране будет определяться дальнейшими инвестициями в расположенные на большем удалении от обжитых районов месторождения.

Российское правительство объявило, что все данные о запасах нефти являются совершенно секретными. BP оценивает разведанные российские запасы в 48,6 млрд. баррелей, или 5% мировых запасов, считая только нефть, которая принадлежит российским компаниям, прошедшим аудит в соответствии с западными стандартами. Россия "не может стать альтернативным источником, который мог бы на длительную перспективу заменить поставки на мировые рынки нефти из Саудовской Аравии или из стран ОПЕК (Организация стран - экспортеров нефти - прим. пер.)", написал в опубликованном в прошлом месяце исследовании бывший менеджер российского представительства компании "Mobil Oil" и аналитик Брукингского института (базирующейся в Вашингтоне аналитической организации). "У нее просто нет таких запасов нефти". Но аналитики Международного агентства по энергетике и другие западные аналитики оценивают суммарные запасы нефти в России цифрой, которая, как минимум, вдвое больше названной BP, хотя они и не уверены, что вся эта нефть может быть отнесена к категории промышленных запасов.

Когда речь заходит о рискованных проектах, некоторые российские компании начинают отказываться от враждебного отношения к иностранцам. Генеральный директор компании "Юкос" Михаил Ходорковский говорит, что заинтересован в "разделении рисков". Его компания пытается качать нефть из недавно открытых месторождений Восточной Сибири и участвовать в строительстве экспортного нефтепровода в Китай. Представитель компании BP Питер Неншоу (Peter Henshaw) заявляет, что ранее в этом году геологи компании обследовали этот регион, и сейчас изучается возможность его освоения совместно с компанией "Юкос", но пока еще не закончен анализ данных поисково-разведочных работ, который позволит определить, является ли этот проект "технически осуществимым и экономически привлекательным".

Вернемся в Варандей. Ранее проделанная компанией "Лукойл" работа иллюстрирует, какой тяжелой будет следующая фаза развития нефтяной индустрии России. Попивая чаек в деревянном бараке, когда вдоль арктического побережья гуляют резкие ветры, г-н Нарко вспоминает, что, когда он начинал строить нефтяной терминал, некуда было причаливать баржи снабжения. И тогда его рабочие притянули баржи к самому берегу, дождались отлива и быстренько подогнали к баржам пару подъемных кранов, чтобы их разгрузить на голый берег. "Нам было поручено доказать, что здесь можно работать, добывать здесь нефть, и мы это доказали", - говорит он.

Компания "Conoco" заявляет, что готова начать, но по-прежнему не доверяет российскому инвестиционному климату и опасается браться за дело без соглашения о разделе продукции. Американская компания надеется, что российское правительство станет более благосклонно смотреть на эти сделки, когда опции увеличения объемов производства в традиционных российских районах нефтедобычи будут исчерпаны.

inosmi.ru

Газ, металл, древесина? Главное – нефть! Как деньги от экспорта нефти спасают Россию

neftRossii ttlСамый главный источник доходов бюджета Российской Федерации, а значит и наших с вами доходов, – это НЕФТЬ! Доходы от экспорта сырой нефти и ее компонентов низкой степени переработки составляют в последние годы до 50% от всех доходов от экспорта всех товаров из России. Газ, для примера, дает еще 15% валюты в нашей стране. Никакие санкции не заставят страны Евросоюза отказаться от российских нефти и нефтепродуктов, им просто негде взять жизненно необходимые им объемы.

Нефтянная отрасль России –  главное достояние страны, что позволяет России существовать и развиваться в ее нынешних границах. Основа основ политики и экономики. Ведь Россия – крупнейший, наряду с Саудовской Аравией, в мире производитель и экспортер нефти. США в прошлом году догнали Россию по добычи нефти, но они не являются ее экспортером и направляют всю свою нефть на внутренний рынок по сниженным ценам.

Нефтедобывающая отрасль интегрирована в мировую экономику.

В последние годы добыча нефти и конденсата в РФ составляет порядка 500 млн тонн; экспорт нефти и нефтепродуктов низкой степени переработки – 370-380 млн тонн.

Экспорт сырой нефти из России в 2013 г. составил около 237 млн тонн на сумму $174 млрд. Средняя экспортная цена на нефть составила $100 за баррель.

Кроме сырой нефти, в значительных количествах экспортировались нефтепродукты – свыше 151,38 млн тонн. Благодаря проблемам налогообложения в России, структура экспорта на сегменте нефтепродуктов не изменилась – главным образом это мазут и дизельное топливо низкой переработки, выступающие в качестве сырья для дальнейшей переработки в европейских странах и Белоруссии.

Основная часть экспорта нефти из России была поставлена в дальнее зарубежье, главным образом в Нидерланды, Польшу, Германию, Финляндию, Францию, Италию, Китай. В то же время продолжают сокращаться поставки в ближнее зарубежье, особенно в Украину.

Где в России добывают нефть?

Топ-5 регионов по добыче нефти:

  • Ханты-Мансийский АО - 50% добычи нефти;
  • Ямало-Ненецкий АО - 7% добычи нефти;
  • Республика Татарстан - 6,5% добычи нефти;
  • Оренбургская область - 4,5% добычи нефти;
  • Сахалинская область - 3% добычи нефти.

Топ компаний качающих нефть:

  • Роснефть;
  • Лукойл;
  • ТНК-BP;
  • Сургутнефтегаз;
  • Газпром Нефть.

Как из России вывозят нефть

Порядка 85% добытой нефти для экспорта за пределы страны попадает в трубопроводную систему монопольного оператора нефтепроводов России ОАО «АК «Транснефть». Из остальных 15% - 13% приходится на цистерны железной дороги, а оставшиеся пару процентов – на речной транспорт. Владельцами компании, которые владеют контрольным пакетом привилегированных акций и распоряжаются в ней всем, являются неизвестные лица. Ранее контрольным и управляющими пакетами владели Владимир Потанин и Сулейман Керимов.

neftRossii

Что каждый россиянин получает от вывоза нефти?

Вообще существование России в том виде, в котором мы ее знаем сейчас, без нефти нереально по любым вычислениям аналитиков. Дело в том, что без подпитки нефтью все может окончиться очень трагически. Посудите сами: 140 миллионов неоднородного населения, огромные и малопригодные для жизни и развития территории, проблемы в логистике, демографии и инфраструктуре - на дальний восток, например, всего одна железная дорога, что царь построил. Армия - где большая часть ресурсов уходит на содержание крайне затратной ядерной триады. Практически все потребляемые в стране товары широкого потребления поставляются из-за рубежа в обмен на ресурсы, производимые несколькими процентами работающего населения.

Все остальные граждане занимаются деятельностью, которая в лучшем случае экономически нерентабельна, в худшем (мегастройки в никуда, армия, терроризм, бандитизм) — направлена на разрушение окружающей среды и цивилизации.

Зарплаты военных, чиновников, милиции, учителей, врачей, менеджеров, торговцев в магазине, турфирм, заправщиков, отечественных автомобилестроителей были бы невозможны и имели бы значительно меньшую покупательную способность. Возникает закономерный провокационный вопрос: А почему средний россиянин живет значительно беднее среднего саудовца, ведь по добыче и продаже нефти Россия догнала Саудовское королевство, но кроме нефти мы еще продаем титан, алмазы, лес, газ, никель, металл, химию, пшеницу и прочее? Известно, что саудовские принцы ни в чем себе и своим детям не отказывают и вряд ли присваивают себе меньше, чем управляющие российские олигархи.

Вероятно, так как население в Аравии всего около 25 миллионов человек, нефтяной ренты хватает, чтобы создать государство всеобщего благоденствия – где на тяжелых и черных работах работают только приезжие гастарбайтеры. В России такой фокус не проходит, как по причине больших военных, административных, пенсионных, инфраструктурных расходов, так и потому, что рента распределяется на 145 миллионов человек, а излишки долларов резервируются в резервном фонде, где их съедает долларовая инфляция.

Для сравнения, ВВП на душу населения за 2013 год:

Саудовская Аравия – 31245 долларов;Россия – 17884 долларов; Украина без нефти – 8478 долларов.

Фильм «Нефть» - смотреть всем, как зарабатываются наши денежки

ekomik.ru

Качайте на здоровье! Скоро нефть закончится » ЦЕНЗОРУ.НЕТ

Качайте на здоровье! Скоро нефть закончится

То, что ОПЕК дал добро на увеличение добычи нефти может принести России куда меньше выгоды, чем кажется на первый взгляд.

Итак, рынок нефти в скором времени начнет пополняться лишним сырьем в рамках согласованного, но не распределенного пока по квотам, объема в 1 миллион баррелей в сутки. Об этом много говорили в разрезе ценообразования и насыщения рынка, но есть ещё один аспект, о котором стоит вспомнить и он напрямую касается Российской Федерации.

То, что ОПЕК повернул вентиль в сторону увеличения добычи для нашего гибридного соседа, выживающего за счет экспорта нефти и газа, казалось бы, большой плюс.

Ведь теперь Кремль сможет выкачивать больше черного золота и получать больше прибыли.

Но, на самом деле не все так просто.

Первый подводный камень в этой истории заключается в том, что повернутый вентиль допустит на рынок ежемесячно лишние 30 млн баррелей нефти, которые на фоне стран не регулирующих свою добычу с ОПЕК, те же США, могут сыграть весьма негативную роль на ценообразовании – спровоцируют падение цен.

Не катастрофическое, но, по сути, разница в доходах “до и после” вряд ли будет ощутима.

Второй подводный камень – это сама добыча. Дело в том, что Россия никогда ранее не уменьшала добычу в угоду каких либо соглашений и сделка с ОПЕК заставила её это сделать впервые.

Технологически это сделать крайне сложно, а потому сокращение добычи Москва осуществила через заморозку проектов по добычи на новых месторождениях, а так же закрытие старых месторождений и нерентабельных скважин.

Теперь для наращивания добычи РФ нужно будет не просто повернуть вентиль, а начать бурить и восстанавливать работу на замороженных месторождениях. При этом второе практически не реализуемо для многих компаний из-за отсутствия технологий.

С другой стороны, ускорение реализации проектов по освоению новых месторождений ускорит процесс истощения оных, тех немногих, что относятся к легкодоступной категории.

А я уже неоднократно приводил исследования на тему истощения легкодоступных месторождений в РФ и прогнозы по падению добычи (5%-7% ежегодно) после пикового показателя, ожидаемого в 2020 году.

А потому – качайте на здоровье!

Злой одессит

censoru.net

Пока Россия качает нефть: «ойлмагеддон» навис над всей мировой экономикой 8 Февраля 2016 Аналитики: мы все должны бояться «ойлмагеддона»Аналитики Citigroup Inc. во главе с Джонатаном Стаббсом уверены, что мировые финансовые рынки попали в затяжную «смертельную петлю», которая приведет к глобальному экономическому спаду.Сейчас отрицательной обратной связью на финансовых рынках и в глобальной экономике управляют четыре явления, взаимосвязанных между собой. Это укрепляющийся доллар США, низкие цены на сырье, ослабление торговли и движения капиталов, a также снижение роста рынка, - считают аналитики, мнение которых приводит Bloomberg. «Разумно предположить, что еще один год экстремального укрепления доллара США и снижения цены на нефть, скорее всего, продолжит развитие этой отрицательной обратной связи», — говорится в докладе аналитиков.Противостоять этой обратной связи очень сложно, особенно властям развивающихся стран.«Доходы корпораций и фондовые рынки тоже рискуют продолжить падение при этом сценарии "ойлмагеддона"», — отмечается в докладе.Эксперты отмечают, что «смертельная петля» уже оказывает влияние повсюду. Ситуация может немного улучшиться, если баррель нефти будет стоить на уровне $50 к концу года, a валютные и товарные рынки будут стабильны. Тогда финансовые активы, вероятно, начнут восстанавливаться.«Мы все должны бояться «ойлмагеддона». Глобальный экономический спад, как мы его определяем, не позволит никому укрыться в акциях. Побеждают деньги», — резюмируют аналитики.Депутаты: Россию нужно силой снять с «нефтяной иглы»Депутат Госдумы от «Справедливой России» Олег Пахолков направил письмо главе Минэкономразвития Алексею Улюкаеву. Он просит рассмотреть возможность в течение ближайших пяти лет полностью прекратить продажу Россией нефти за границу и разработать стратегию развития внутренней экономики РФ, не зависимой от нефти. Об этом пишет «Прайм».«Сегодня необходимо набраться мужества и заявить об отмене приоритета продажи нефти на мировые рынки. Мы должны начать разворот вовнутрь экономики и ее развития. Россия не раз доказывала, что может подниматься из пепла. Государству нужны реформы, настроенные непосредственно на внутреннюю экономику, у нас для этого есть собственные резервы», - говорится в запросе депутата.Парламентарий при этом отдает себе отчет, что резко прекратить продавать нефть невозможно.«У России есть обязательства перед партнерами, которые необходимо выполнить. Предлагаю запускать данный процесс поэтапно, в течение пяти лет по 20%, шаг за шагом уменьшая поставки нефти за границу, до полной остановки продажи «черного золота», - отмечает Пахолков.Депутат просит также рассмотреть вопрос разработки единой системной программы - стратегии «Развитие внутренней экономики РФ путем отказа от нефтезависимости». По его словам, сейчас самая большая проблема России – это «нефтяная игла».«Цель моего предложения, с одной стороны, весьма радикальна, с другой стороны, без нее, на мой взгляд, обойтись уже невозможно, - считает он. - В психологии есть понятие «зона смерти» - то есть полная замена стереотипа поведения. Иногда эта замена может сопровождаться на первый взгляд неадекватными поступками. Но по итогу человек меняет свою жизнь в корне, выходит из зоны комфорта и может добиться невероятных успехов».Пахолков считает, что сейчас России нужно «развернуться» и принципиально жить по-новому.«Пока мы лишь ожидаем и терпим, что когда-нибудь нефть подорожает, - экономика гибнет, так же, как и гибнет государство. Мы же, в свою очередь, разбазариваем резервные ресурсы будущих поколений. Быть мировой бензоколонкой у нас не получилось», - отмечает депутат.Добыча нефти только растетОднако несмотря на заявления международных экспертов и мнения депутатов, российские нефтяные компании добычу нефти снижать пока не планируют. Напротив, очередные правительственные пресс-релизы информируют о том, что нефтедобыча в России установила «новый рекорд».«Форбс» же пишет, что рекордом это назвать сложно: годовые темпы роста добычи стабильно показывают плю 1,5%, так что о рекорде можно говорить едва ли не ежедневно. Почему же Россия продолжает наращивать добычу в условиях все дешевеющей нефти и поддерживает избыток сырья на мировом рынке? Этот вопрос всплывает все чаще. Ответ же – в особенностях национальной нефтедобычи и отношениях государства и крупных игроков рынка.Вопрос о целевом снижении нефтедобычи крупными странами-производителями всплывает при каждом падении нефтяных котировок: этого ждут то от ОПЕК, то от других стран, в том числе России. Однако снижения добычи не происходит, и вряд ли произойдет.Дело прежде всего в том, что решения о снижении или наращивании добычи принимают сами нефтяные компании. Снижать добычу им невыгодно. В крупных странах-экспортерах «черного золота» издержки сегодня довольно низки, и даже при низких ценах на нефть оператор получает свою прибыль. Конечно, доходы могли бы увеличиться в случае роста цен, но компании не верят в то, что конкретно их решение о снижении добычи поднимет цены. В 2001-2002 годах, когда правительства разных стран обсуждали сотрудничество с ОПЕК и возможности снижения нефтедобычи, руководители компаний ответили следующее:«Мировая цена на нефть — это одно большое неизвестное, как и почему она формируется, никто не знает. Мы добычу снизим, потеряем доходы, а цена останется такой, как есть, или даже упадет».Реального способа повлиять на компании и заставить их снизить добычу тогда так и не нашли. Сейчас же ситуация на рынке такова, что даже если производители уменьшат добычу нефти, цена на нее не поднимется. По данным Международного энергетического агентства, превышение мировой нефтедобычи над спросом в 4-м квартале 2015 года составило 1,8 млн баррелей в день. Для того, чтобы повлиять на рынок, нужно сократить добычу на огромную величину - 90 млн тонн годовой добычи. Однако даже при возможности такого огромного уменьшения количества добываемой нефти, рынок может никак не отреагировать: складские мощности переполнены, ряд производителей продолжает наращивать добычу даже при сегодняшних ценах, a как только цена на рынке немного подрастет, тут же появятся дополнительные объемы нефти от американских сланцевых нефтедобытчиков.Так что сегодня игра в сокращение добычи для компаний больше похожа на самоубийство: будут потеряны десятки миллиардов долларов, и никакой дальнейшей прибыли взамен. Именно из-за таких расчетов ни ОПЕК, ни Саудовская Аравия, ни Россия добычу не сокращают.Особенности российской нефтедобычиВ России при этом ситуация еще более интересная. Даже компании, которые формально принадлежат государству, на самом деле де-факто контролируются их менеджментом. Для них максимально возможное наращивание или хотя бы поддержание добычи – это всегда понятная кратко- и среднесрочная цели. Низкие издержки дают им возможность работать с большей частью месторождений.Так, согласно последней отчетности МСФО (Международные стандарты финансовой отчетности), средние издержки добычи нефти в России на скважине составляли $2,5 у «Роснефти» и $3,5 у «Лукойла». Имеются затраты на транспортировку, но это управляемая величина: всегда можно попросить правительство о снижении тарифов. Так уже делалось в 1998 году, когда цены на нефть упали до $9-10. Пока же такой необходимости нет.Прогрессивная шкала налогообложения также очень выгодна нефтяникам: при падении мировых цен на нефть страдает в первую очередь бюджет страны, a не компании-добытчика. Так что никаких объективных причин снижать добычу у российских компаний просто нет.Стоит напомнить и о том, что сократить нефтедобычу не так просто, как может показаться. Консервация стоит денег, нужно распределить обязательства по снижению добычи между разными игроками и контролировать соблюдение этих обязательств. Сделать это никогда не удавалось даже в рамках ОПЕК: большая часть компаний нарушала обязательства. В России же подобный механизм ни разу даже не опробовали.Единственная страна, которая сегодня обладает подобным механизмом – это Саудовская Аравия. Там государственная нефтяная компания Saudi Aramco де-факто является департаментом правительства и делает все, что ей скажут. Однако там, напомним, пока даже не заговаривают о снижении добычи. Ирак, где месторождения в основном розданы в концессию компаниям-иностранцам, также не может сделать ничего, чтобы заставить их снизить добычу. В России же правительство пока не добилось даже нормальных рыночных дивидендов от «Роснефти».В «плюсе» только мелкие игроки рынка, мастодонты – ушли в «минус»Пресс-релизы Минэнерго о «новом рекорде в добыче нефти» скрывают за собой еще один неблагоприятный фактор.Сейчас рост на рынке обеспечивают мелкие игроки («Башнефть», «Новатэк», операторы СРП) и отдельные проекты, a крупнейшие компании и, особенно, их главные западносибирские добывающие «дочки» давно находятся в «минусе». Так, «Роснефть» и «Лукойл» показывают снижение добычи около 1%, их главные добывающие предприятия — еще более сильное («РН-Юганскнефтегаз» минус 3,6%, «РН-Самотлорнефтегаз» минус 4,5%, «Лукойл Западная Сибирь» минус 6,7%). Добыча «Сургутнефтегаза» в Западной Сибири также снижается примерно на 1%, компенсируясь только ростом нефтедобычи в Якутии. В ХМАО в целом падение добычи в прошедшем году приблизилось к 3%. Даже «Газпром нефть» показывает номинальный прирост добычи в основном за счет ввода в действие долгожданного Приразломного месторождения. При этом крупнейшее западносибирское добывающее предприятие компании, «Ноябрьскнефтегаз», за 9 месяцев 2015 года снизило добычу на 3,9%.Для того, чтобы поддерживать добычу на выработанных западносибирских месторождениях, требуются новые инвестиции, при этом фискальные аппетиты правительства (в том числе и недавнее увеличение налогов и нежелание быстро двигаться по пути дифференциации НДПИ по месторождениям) ставят на них крест.С учетом того, что никакие новые регионы и месторождения не в состоянии конкурировать с Западной Сибирью по объему доказанных запасов нефти и потенциалу добычи, ждать момента, когда Россия сможет эмпирическим путем проверить, влияет ли снижение добычи нефти в стране на мировые цены, осталось не так долго.Пока добыча на максимуме: нефтяной рынок сегодняМежду тем сегодня, 5 февраля, мировые цены на нефть торгуются разнонаправленно. Мартовские фьючерсы на легкую нефть марки WTI на Нью-Йоркской товарной бирже (NYMEX) выросли на 0,13%, до $31,76 за баррель.На Лондонской бирже ICE Futures фьючерсы на нефть марки Brent с поставкой в марте упали на 0,12%, до $34,42 за баррель.http://ekb.dk.ru/news/poka-rossiya-kachaet-neft-oylmageddon-navis-nad-vsey-mirovoy-ekonomikoy-237003642?utm_source=mail&utm_medium=letter&utm_campaign=rassylka_every_day

«ойлмагеддон» навис над всей мировой экономикой

8 Февраля 2016 Аналитики: мы все должны бояться «ойлмагеддона»

Аналитики Citigroup Inc. во главе с Джонатаном Стаббсом уверены, что мировые финансовые рынки попали в затяжную «смертельную петлю», которая приведет к глобальному экономическому спаду.

Сейчас отрицательной обратной связью на финансовых рынках и в глобальной экономике управляют четыре явления, взаимосвязанных между собой. Это укрепляющийся доллар США, низкие цены на сырье, ослабление торговли и движения капиталов, a также снижение роста рынка, - считают аналитики, мнение которых приводит Bloomberg.«Разумно предположить, что еще один год экстремального укрепления доллара США и снижения цены на нефть, скорее всего, продолжит развитие этой отрицательной обратной связи», — говорится в докладе аналитиков.

Противостоять этой обратной связи очень сложно, особенно властям развивающихся стран.

«Доходы корпораций и фондовые рынки тоже рискуют продолжить падение при этом сценарии "ойлмагеддона"», — отмечается в докладе.

Эксперты отмечают, что «смертельная петля» уже оказывает влияние повсюду. Ситуация может немного улучшиться, если баррель нефти будет стоить на уровне $50 к концу года, a валютные и товарные рынки будут стабильны. Тогда финансовые активы, вероятно, начнут восстанавливаться.

«Мы все должны бояться «ойлмагеддона». Глобальный экономический спад, как мы его определяем, не позволит никому укрыться в акциях. Побеждают деньги», — резюмируют аналитики.

Депутаты: Россию нужно силой снять с «нефтяной иглы»

Депутат Госдумы от «Справедливой России» Олег Пахолков направил письмо главе Минэкономразвития Алексею Улюкаеву. Он просит рассмотреть возможность в течение ближайших пяти лет полностью прекратить продажу Россией нефти за границу и разработать стратегию развития внутренней экономики РФ, не зависимой от нефти. Об этом пишет «Прайм».

«Сегодня необходимо набраться мужества и заявить об отмене приоритета продажи нефти на мировые рынки. Мы должны начать разворот вовнутрь экономики и ее развития. Россия не раз доказывала, что может подниматься из пепла. Государству нужны реформы, настроенные непосредственно на внутреннюю экономику, у нас для этого есть собственные резервы», - говорится в запросе депутата.

Парламентарий при этом отдает себе отчет, что резко прекратить продавать нефть невозможно.

«У России есть обязательства перед партнерами, которые необходимо выполнить. Предлагаю запускать данный процесс поэтапно, в течение пяти лет по 20%, шаг за шагом уменьшая поставки нефти за границу, до полной остановки продажи «черного золота», - отмечает Пахолков.

Депутат просит также рассмотреть вопрос разработки единой системной программы - стратегии «Развитие внутренней экономики РФ путем отказа от нефтезависимости». По его словам, сейчас самая большая проблема России – это «нефтяная игла».

«Цель моего предложения, с одной стороны, весьма радикальна, с другой стороны, без нее, на мой взгляд, обойтись уже невозможно, - считает он. - В психологии есть понятие «зона смерти» - то есть полная замена стереотипа поведения. Иногда эта замена может сопровождаться на первый взгляд неадекватными поступками. Но по итогу человек меняет свою жизнь в корне, выходит из зоны комфорта и может добиться невероятных успехов».

Пахолков считает, что сейчас России нужно «развернуться» и принципиально жить по-новому.

«Пока мы лишь ожидаем и терпим, что когда-нибудь нефть подорожает, - экономика гибнет, так же, как и гибнет государство. Мы же, в свою очередь, разбазариваем резервные ресурсы будущих поколений. Быть мировой бензоколонкой у нас не получилось», - отмечает депутат.

Добыча нефти только растет

Однако несмотря на заявления международных экспертов и мнения депутатов, российские нефтяные компании добычу нефти снижать пока не планируют. Напротив, очередные правительственные пресс-релизы информируют о том, что нефтедобыча в России установила «новый рекорд».

«Форбс» же пишет, что рекордом это назвать сложно: годовые темпы роста добычи стабильно показывают плю 1,5%, так что о рекорде можно говорить едва ли не ежедневно. Почему же Россия продолжает наращивать добычу в условиях все дешевеющей нефти и поддерживает избыток сырья на мировом рынке? Этот вопрос всплывает все чаще. Ответ же – в особенностях национальной нефтедобычи и отношениях государства и крупных игроков рынка.

Вопрос о целевом снижении нефтедобычи крупными странами-производителями всплывает при каждом падении нефтяных котировок: этого ждут то от ОПЕК, то от других стран, в том числе России. Однако снижения добычи не происходит, и вряд ли произойдет.

Дело прежде всего в том, что решения о снижении или наращивании добычи принимают сами нефтяные компании. Снижать добычу им невыгодно. В крупных странах-экспортерах «черного золота» издержки сегодня довольно низки, и даже при низких ценах на нефть оператор получает свою прибыль. Конечно, доходы могли бы увеличиться в случае роста цен, но компании не верят в то, что конкретно их решение о снижении добычи поднимет цены. В 2001-2002 годах, когда правительства разных стран обсуждали сотрудничество с ОПЕК и возможности снижения нефтедобычи, руководители компаний ответили следующее:

«Мировая цена на нефть — это одно большое неизвестное, как и почему она формируется, никто не знает. Мы добычу снизим, потеряем доходы, а цена останется такой, как есть, или даже упадет».

Реального способа повлиять на компании и заставить их снизить добычу тогда так и не нашли.

Сейчас же ситуация на рынке такова, что даже если производители уменьшат добычу нефти, цена на нее не поднимется. По данным Международного энергетического агентства, превышение мировой нефтедобычи над спросом в 4-м квартале 2015 года составило 1,8 млн баррелей в день. Для того, чтобы повлиять на рынок, нужно сократить добычу на огромную величину - 90 млн тонн годовой добычи. Однако даже при возможности такого огромного уменьшения количества добываемой нефти, рынок может никак не отреагировать: складские мощности переполнены, ряд производителей продолжает наращивать добычу даже при сегодняшних ценах, a как только цена на рынке немного подрастет, тут же появятся дополнительные объемы нефти от американских сланцевых нефтедобытчиков.

Так что сегодня игра в сокращение добычи для компаний больше похожа на самоубийство: будут потеряны десятки миллиардов долларов, и никакой дальнейшей прибыли взамен. Именно из-за таких расчетов ни ОПЕК, ни Саудовская Аравия, ни Россия добычу не сокращают.

Особенности российской нефтедобычи

В России при этом ситуация еще более интересная. Даже компании, которые формально принадлежат государству, на самом деле де-факто контролируются их менеджментом. Для них максимально возможное наращивание или хотя бы поддержание добычи – это всегда понятная кратко- и среднесрочная цели. Низкие издержки дают им возможность работать с большей частью месторождений.

Так, согласно последней отчетности МСФО (Международные стандарты финансовой отчетности), средние издержки добычи нефти в России на скважине составляли $2,5 у «Роснефти» и $3,5 у «Лукойла». Имеются затраты на транспортировку, но это управляемая величина: всегда можно попросить правительство о снижении тарифов. Так уже делалось в 1998 году, когда цены на нефть упали до $9-10. Пока же такой необходимости нет.

Прогрессивная шкала налогообложения также очень выгодна нефтяникам: при падении мировых цен на нефть страдает в первую очередь бюджет страны, a не компании-добытчика. Так что никаких объективных причин снижать добычу у российских компаний просто нет.

Стоит напомнить и о том, что сократить нефтедобычу не так просто, как может показаться. Консервация стоит денег, нужно распределить обязательства по снижению добычи между разными игроками и контролировать соблюдение этих обязательств. Сделать это никогда не удавалось даже в рамках ОПЕК: большая часть компаний нарушала обязательства. В России же подобный механизм ни разу даже не опробовали.

Единственная страна, которая сегодня обладает подобным механизмом – это Саудовская Аравия. Там государственная нефтяная компания Saudi Aramco де-факто является департаментом правительства и делает все, что ей скажут. Однако там, напомним, пока даже не заговаривают о снижении добычи. Ирак, где месторождения в основном розданы в концессию компаниям-иностранцам, также не может сделать ничего, чтобы заставить их снизить добычу. В России же правительство пока не добилось даже нормальных рыночных дивидендов от «Роснефти».

В «плюсе» только мелкие игроки рынка, мастодонты – ушли в «минус»

Пресс-релизы Минэнерго о «новом рекорде в добыче нефти» скрывают за собой еще один неблагоприятный фактор.

Сейчас рост на рынке обеспечивают мелкие игроки («Башнефть», «Новатэк», операторы СРП) и отдельные проекты, a крупнейшие компании и, особенно, их главные западносибирские добывающие «дочки» давно находятся в «минусе». Так, «Роснефть» и «Лукойл» показывают снижение добычи около 1%, их главные добывающие предприятия — еще более сильное («РН-Юганскнефтегаз» минус 3,6%, «РН-Самотлорнефтегаз» минус 4,5%, «Лукойл Западная Сибирь» минус 6,7%). Добыча «Сургутнефтегаза» в Западной Сибири также снижается примерно на 1%, компенсируясь только ростом нефтедобычи в Якутии. В ХМАО в целом падение добычи в прошедшем году приблизилось к 3%. Даже «Газпром нефть» показывает номинальный прирост добычи в основном за счет ввода в действие долгожданного Приразломного месторождения. При этом крупнейшее западносибирское добывающее предприятие компании, «Ноябрьскнефтегаз», за 9 месяцев 2015 года снизило добычу на 3,9%.

Для того, чтобы поддерживать добычу на выработанных западносибирских месторождениях, требуются новые инвестиции, при этом фискальные аппетиты правительства (в том числе и недавнее увеличение налогов и нежелание быстро двигаться по пути дифференциации НДПИ по месторождениям) ставят на них крест.

С учетом того, что никакие новые регионы и месторождения не в состоянии конкурировать с Западной Сибирью по объему доказанных запасов нефти и потенциалу добычи, ждать момента, когда Россия сможет эмпирическим путем проверить, влияет ли снижение добычи нефти в стране на мировые цены, осталось не так долго.

Пока добыча на максимуме: нефтяной рынок сегодня

Между тем сегодня, 5 февраля, мировые цены на нефть торгуются разнонаправленно. Мартовские фьючерсы на легкую нефть марки WTI на Нью-Йоркской товарной бирже (NYMEX) выросли на 0,13%, до $31,76 за баррель.

На Лондонской бирже ICE Futures фьючерсы на нефть марки Brent с поставкой в марте упали на 0,12%, до $34,42 за баррель.

http://ekb.dk.ru/news/poka-rossiya-kachaet-neft-oylmageddon-navis-nad-vsey-mirovoy-ekonomikoy-237003642?utm_source=mail&utm_medium=letter&utm_campaign=rassylka_every_day

www.tpprt.ru