Загадка американской нефти. Где качают нефть американцы


Как США качают нефть из Африки

Соединенные Штаты прекрасно овладели технологией безотходного сотрудничества с другими государствами. Миллиарды, потраченные на китайский импорт, можно вернуть, продав Пекину казначейских облигаций. Растущие расходы на покупку саудовской нефти легко отбить, всучив арабам вооружений на сумму, покрывающую нефтяной импорт на несколько лет вперед. Даже деньги, которые американские компании тратят на взятки чиновникам в развивающихся странах, и те, оказывается, можно вернуть. Достаточно конфисковать активы, купленные на эти взятки иностранными коррупционерами.

25 октября американский минюст подал два иска (один в Калифорнии, другой в Вашингтоне), требуя конфисковать находящееся в США имущество министра сельского хозяйства Экваториальной Гвинеи на общую сумму $71 млн. Министра обвиняют в злоупотреблении служебным положением, взяточничестве и отмывании денег. Конфисковать собираются самолет ($38 млн), особняк в Малибу ($30 млн), несколько автомобилей и личные вещи Майкла Джексона, включая его перчатку со стразами, на общую сумму около $2 млн.

США гоняются за коррумпированными иностранными чиновниками не в первый раз, но здесь случай особый. Гвинейского министра зовут Теодоро Обианг-младший. А папа у него – Теодоро Обианг-старший – уже 32 года руководит самой богатой страной Африки Экваториальной Гвинеей и в отставку уходить не собирается. То есть США хотят конфисковать заграничную собственность действующего главы государства, причем не в рамках каких-то международных санкций, а просто так, за "взяточничество, вымогательство и расхищение природных ресурсов".

Происходит это в рамках новой "Клептократической инициативы" (Kleptocracy Initiative), которую администрация Обамы затеяла в прошлом году. По словам самого президента, эта инициатива должна "помочь новым демократическим правительствам вернуть украденные у их наций активы". А новаторство ее в том, что американские власти начнут конфисковывать коррупционные активы даже в тех случаях, когда суд над самим коррупционером невозможен из-за его иммунитета или пребывания вне юрисдикции США.

Вашингтон уже много лет штрафует американские компании, которые попались на даче взяток иностранным чиновникам, но теперь имущественные потери ждут и тех, кто эти взятки брал. Согласие страны происхождения взяточника не требуется. Обианг-старший не сдавал американскому минюсту собственного сына и наследника, а, наоборот, был одним из самых лояльных и щедрых союзников США. Но в Вашингтоне решили, что гвинейские коррупционеры зашли слишком далеко.

Экваториальная Гвинея – это действительно позор человечества. Небольшое африканское государство с населением полмиллиона человек и огромными запасами нефти. Настолько огромными, что подушевой ВВП Экваториальной Гвинеи такой же, как в Дании. Но остальные показатели там совсем не скандинавские. Страна – один из мировых лидеров по уровню детской смертности и доле больных СПИДом. Почти у половины населения нет доступа к питьевой воде. Можно смеяться над наивными кувейтцами, которые не придумали ничего лучше, чем раздать нефтяные доходы гражданам в виде бесплатной еды и синекур в госсекторе. Но в мире есть страны, где власти настолько неэффективны, что неспособны даже на такие простые решения.

Судя по иску американского минюста, коррупция в Экваториальной Гвинее довольно наивна и незатейлива. Одна нефтяная компания оплатила обучение Обианга-младшего в американском университете вместе с проживанием в двух домах. Другой нефтяной компании он предлагал подарить ему самолет в зачет положенных платежей в госбюджет.

Схема с самолетом вроде как провалилась, но понятно, что большую часть взяток гвинейским властям платят именно американские нефтяные компании. Иначе как могло получиться так, что режим насквозь коррумпирован, а американцы получают там лучшие куски.

США – главный покупатель гвинейской нефти. Именно американцы в 90-е гг. открыли там первые месторождения углеводородов. Сейчас крупнейшее нефтяное месторождение Экваториальной Гвинеи разрабатывает Exxon Mobil, второе по размеру – тоже американская Amerada Hess, третье – опять американская Marathon Oil. Производством сжиженного газа занимаются все та же Marathon Oil и американская Noble Energy. Не зря Кондолиза Райс называла старшего Обианга "good friend", а Обама фотографировался вместе с ним в Метрополитен-музее.

Теперь США смогут вернуть назад хотя бы часть денег, розданных гвинейским начальникам за подряды и лицензии. Правда, личный самолет Обианга уже улетел куда-то в сторону Экваториальной Гвинеи, но особняк в Малибу никуда не денется.

В идеале средства, полученные от конфискации, Вашингтон должен вернуть обратно новому демократическому правительству пострадавшей страны. Но в Экваториальной Гвинее по-прежнему правит Обианг и открыто готовит в преемники своего сына, поэтому демократическое правительство, которое могло бы потребовать украденное, там вряд ли скоро появится.

А Обианг, конечно, может обидеться на союзника за конфискацию, но это уже его проблемы. Захочет новый самолет – и придется забыть старое. Ведь в родной Экваториальной Гвинее ему ни самолет, ни "Феррари" купить не у кого даже за очень большие деньги.

Источник: Slon.ru

stomaster.livejournal.com

Как США качают нефть из Африки : Блоги : Факты о России

Соединенные Штаты прекрасно овладели технологией безотходного сотрудничества с другими государствами. Миллиарды, потраченные на китайский импорт, можно вернуть, продав Пекину казначейских облигаций. Растущие расходы на покупку саудовской нефти легко отбить, всучив арабамвооружений на сумму, покрывающую нефтяной импорт на несколько лет вперед. Даже деньги, которые американские компании тратят на взятки чиновникам в развивающихся странах, и те, оказывается, можно вернуть. Достаточно конфисковать активы, купленные на эти взятки иностранными коррупционерами.

25 октября американский минюст подал два иска (один в Калифорнии, другой в Вашингтоне), требуя конфисковать находящееся в США имущество министра сельского хозяйства Экваториальной Гвинеи на общую сумму $71 млн. Министра обвиняют в злоупотреблении служебным положением, взяточничестве и отмывании денег. Конфисковать собираются самолет ($38 млн), особняк в Малибу ($30 млн), несколько автомобилей и личные вещи Майкла Джексона, включая его перчатку со стразами, на общую сумму около $2 млн.

США гоняются за коррумпированными иностранными чиновниками не в первый раз, но здесь случай особый. Гвинейского министра зовут Теодоро Обианг-младший. А папа у него – Теодоро Обианг-старший – уже 32 года руководит самой богатой страной Африки Экваториальной Гвинеей и в отставку уходить не собирается. То есть США хотят конфисковать заграничную собственность действующего главы государства, причем не в рамках каких-то международных санкций, а просто так, за "взяточничество, вымогательство и расхищение природных ресурсов".

Происходит это в рамках новой "Клептократической инициативы" (Kleptocracy Initiative), которую администрация Обамы затеяла в прошлом году. По словам самого президента, эта инициатива должна "помочь новым демократическим правительствам вернуть украденные у их наций активы". А новаторство ее в том, что американские власти начнут конфисковывать коррупционные активы даже в тех случаях, когда суд над самим коррупционером невозможен из-за его иммунитета или пребывания вне юрисдикции США.

Вашингтон уже много лет штрафует американские компании, которые попались на даче взяток иностранным чиновникам, но теперь имущественные потери ждут и тех, кто эти взятки брал. Согласие страны происхождения взяточника не требуется. Обианг-старший не сдавал американскому минюсту собственного сына и наследника, а, наоборот, был одним из самых лояльных и щедрых союзников США. Но в Вашингтоне решили, что гвинейские коррупционеры зашли слишком далеко.

Экваториальная Гвинея – это действительно позор человечества. Небольшое африканское государство с населением полмиллиона человек и огромными запасами нефти. Настолько огромными, что подушевой ВВП Экваториальной Гвинеи такой же, как в Дании. Но остальные показатели там совсем не скандинавские. Страна – один из мировых лидеров по уровню детской смертности и доле больных СПИДом. Почти у половины населения нет доступа к питьевой воде. Можно смеяться над наивными кувейтцами, которые не придумали ничего лучше, чем раздать нефтяные доходыгражданам в виде бесплатной еды и синекур в госсекторе. Но в мире есть страны, где власти настолько неэффективны, что неспособны даже на такие простые решения.

Судя по иску американского минюста, коррупция в Экваториальной Гвинее довольно наивна и незатейлива. Одна нефтяная компания оплатила обучение Обианга-младшего в американском университете вместе с проживанием в двух домах. Другой нефтяной компании он предлагал подарить ему самолет в зачет положенных платежей в госбюджет.

Схема с самолетом вроде как провалилась, но понятно, что большую часть взяток гвинейским властям платят именно американские нефтяные компании. Иначе как могло получиться так, что режим насквозь коррумпирован, а американцы получают там лучшие куски.

США – главный покупатель гвинейской нефти. Именно американцы в 90-е гг. открыли там первые месторождения углеводородов. Сейчас крупнейшее нефтяное месторождение Экваториальной Гвинеи разрабатывает Exxon Mobil, второе по размеру – тоже американская Amerada Hess, третье – опять американская Marathon Oil. Производством сжиженного газа занимаются все та же Marathon Oil и американская Noble Energy. Не зря Кондолиза Райсназывала старшего Обианга "good friend", а Обама фотографировался вместе с ним в Метрополитен-музее.

Теперь США смогут вернуть назад хотя бы часть денег, розданных гвинейским начальникам за подряды и лицензии. Правда, личный самолет Обиангауже улетел куда-то в сторону Экваториальной Гвинеи, но особняк в Малибу никуда не денется.

В идеале средства, полученные от конфискации, Вашингтон должен вернуть обратно новому демократическому правительству пострадавшей страны. Но в Экваториальной Гвинее по-прежнему правит Обианг и открыто готовит в преемники своего сына, поэтому демократическое правительство, которое могло бы потребовать украденное, там вряд ли скоро появится.

А Обианг, конечно, может обидеться на союзника за конфискацию, но это уже его проблемы. Захочет новый самолет – и придется забыть старое. Ведь в родной Экваториальной Гвинее ему ни самолет, ни "Феррари" купить не у кого даже за очень большие деньги.

Источник: Slon.ru

rufact.org

Россия и США начали большую войну за нефть

Американцам пророчат черные времена через 15 лет

20.02.2018 в 13:33, просмотров: 29221

Цены на нефть, превысившие в январе отметку $70 за баррель, позволили американским производителям, чье сырье отличается высокой себестоимостью, существенно нарастить добычу и к середине февраля обрушить котировки «черного золота». Тем самым они отправили мировой рынок углеводородов на уровень декабря 2017 года, когда стоимость «бочки» не превышала $65. Что будет с нефтью дальше?

Россия и США начали большую войну за нефть

фото: pixabay.com

Эксперты полагают, что эта борьба продолжится: страны ОПЕК+ постараются удержать текущие котировки, а США начнут экспортировать максимальные объемы сырья по рентабельным ценам. Арбитром в этом споре выступит спрос на сырье, который может как упасть и привести к панике на рынке (тогда стоимость «бочки» рухнет ниже $40), так и подняться, оставив баррелю надежду на стоимость выше $70.

Текущие котировки «черного золота» едва дотягивают до $65 за баррель. Это примерно столько же, сколько стоимость «бочки» составляла в декабре 2017 года, но такой уровень трудно сравнить с отметкой $71, которую нефти удалось пробить совсем недавно — в январе 2018-го. Тогда, в начале года, ценовой рывок барреля предопределили прогнозы о продлении соглашения стран — участниц ОПЕК+ по ограничению добычи углеводородов. Ожидаемое решение было принято в конце 2017-го: условия меморандума продлили еще на год.

Однако затем — в начале февраля — рынок столкнулся с коррекцией и последовавшим за ней падением цен, причиной которых стало увеличение производства американскими сланцевыми компаниями. Последние, воспользовавшись ростом цен, достигли рекордных показателей в обеспечении внутреннего и внешнего рынков своими углеводородами.

Теперь международный нефтяной рынок оказался на распутье. С одной стороны, Штатам при нынешних ценах по силам увеличить сырьевой экспорт, что вызовет дальнейший обвал котировок. С другой — наращивая отгрузку дополнительных объемов за границу, американцы рискуют снизить текущую стоимость барреля до показателей двухгодичной давности, когда баррель топтался в районе $40 и ниже. Сланцевую добычу это приведет к очередному кризису.

Сокращение посредством увеличения

Конец 2016-го и практически весь 2017-й год мировой рынок углеводородов жил под знаком ставшего уже «историческим» меморандума, регламентирующего поставки сырья на мировые рынки со стороны стран ОПЕК и других примкнувших экспортеров (ОПЕК+), продленного в конце ноября 2017 года.

Напомним, что за год до этого члены ОПЕК договорились в Вене о сокращении добычи нефти на 1,2 млн баррелей в сутки (до 32,5 млн), а также определили квоты для всех участников сделки. Позднее к соглашению присоединились более десятка независимых производителей не из картеля, в том числе и Россия. Общее соглашение предполагает снижение суточного производства «черного золота» на 1,8 млн «бочек». В мае 2017 года участники меморандума его пролонгировали до II квартала 2018 года, а 30 ноября — до конца 2018 года.

Россия весьма активно участвует в исполнении условий этого документа — с начала действия соглашения наша страна заметно сократила добычу «черного золота». Согласно статистическому обзору ОПЕК, в декабре 2017 года российское производство составило 11,15 млн баррелей в сутки, что на 170 тыс. «бочек» меньше, чем в октябре 2016 года, накануне заключения первого меморандума стран ОПЕК+ по сырьевым интервенциям. На февраль этого года, по словам главы Минэнерго РФ Александра Новака, падение производства в нашей стране превысило 300 тыс. баррелей в сутки. Это говорит о том, что Москва выполнила свою часть обязательств.

Да и в целом соглашение ОПЕК+ на сегодня выполнено. Более того, нефтяной картель уже успел отчитаться более чем о 35-процентном превышении соблюдения условий меморандума. Однако, как предупреждает картель, за последние месяцы добыча нефти снижалась главным образом лишь в Венесуэле, приближающейся к экономическому дефолту, и Анголе, финансовая и внутриполитическая обстановка в которой не внушает оптимизма.

Между тем добыча в Ираке и Ливии, освобожденных ОПЕК от участия в сделке, продолжает нарастать. Тегеран после снятия западных санкций по экспорту около года назад обещал, что его производство вырастет с 2,5 млн до 4 млн баррелей в день (как было до введения против него санкций) и остановится на этой отметке. Своего обещания Иран не выполнил и продолжил наращивать темпы добычи углеводородов.

Эта противоположность в способах достижения общей цели — повышения стоимости «черного золота» и стабилизации цен на сырье — свидетельствует о том, что соглашение ОПЕК+ выполняется неравномерно, а его позитивное давление на мировые рынки продолжает оставаться кратковременным. Подтверждением тому служит тот факт, что в совокупности участники ОПЕК+ с начала января 2018 года лишь незначительно снизили добычу — на 8 тыс. баррелей, до 32,3 млн баррелей в сутки. А если вычесть Россию, добыча которой сократилась на 300 тыс. «бочек», то получается, что страны картеля не только не снизили, но даже увеличили производство сырья.

Более того, в Саудовской Аравии (государстве — лидере ОПЕК) суточная добыча за прошедшее время выросла на 23–24 тыс. баррелей — почти до 10 млн «бочек», а производство в Ливии подскочило почти до 1 млн баррелей. Самый существенный рост продемонстрировал Ирак, который с начала действия соглашения ОПЕК+ увеличил добычу до 4,44 млн «бочек» в сутки.

Такое непостоянство в обещаниях и действиях участников соглашения объясняется по-разному: одни говорят об отсутствии рамочных технологий, позволяющих собрать все заинтересованные стороны на одной монополярной площадке и перейти к обсуждению вопроса по существу, другие настаивают на нежелании участников диалога делиться друг с другом сегментами углеводородного рынка, который давно распределен между игроками.

Нефтяная вышка как карточный домик

По данным Минэнерго РФ, в настоящее время страны — члены ОПЕК контролируют около 65% мировых запасов нефти и на их долю приходится до 35% общего производства жидких углеводородов. Это почти половина мирового экспорта нефти. Доказанные запасы стран, входящих в ОПЕК, составляют примерно 1,2 трлн баррелей.

Доказанные запасы нефти России — 80 млрд «бочек» — это не менее 15% мировых ресурсов «черного золота», подтвержденных соответствующей геологоразведкой. Согласно исследованию Forbes, крупнейшими покупателями российской нефти в Европе являются Нидерланды (около 50 млн тонн в год), Германия (24 млн), Польша (20 млн), Италия (15 млн), Финляндия (более 9 млн) и Словакия (около 6 млн). В целом наша страна экспортирует в страны ЕС примерно 177 млн тонн «черного золота» в год, что превышает половину необходимых европейцам ресурсов этого вида углеводородов. Однако даже такого внушительного объема поставок не хватает. Если учесть, что в Европе сконцентрировано до 25% населения планеты (с учетом мигрантов), а также до 40% мирового промышленного производства, то для обеспечения всех потребителей европейским странам приходится закупать вне России более 100 млн тонн нефти.

Эти поставки «черного золота» в основном обеспечивают арабские, латиноамериканские, азиатские, а также североамериканские государства. США в ближайшие 5 лет рассчитывают стать лидером по экспорту углеводородов. Согласно прогнозу управления энергетической информации минэнерго США (EIA), к 2022 году Америка планирует стать чистым нефтегазовым экспортером (сейчас Штаты являются главным импортером «черного золота»). Этому будет способствовать падение внутреннего спроса и рост местного производства. О грядущем энергетическом доминировании своей страны неоднократно говорил президент США Дональд Трамп.

Однако, согласно отчету EIA, подобная ситуация возможна только при определенных обстоятельствах — то есть при ежегодном росте американской экономики до 2,6% с 2017 по 2050 год. Еще одно важное условие — стабильный энергетический спрос с тенденцией к увеличению на 0,7%, а также отсутствие активного внедрения возобновляемых источников энергии. На этот счет американские правительственные ведомства, зачастую при личном участии Дональда Трампа, постоянно выступают с законодательными инициативами, многие из которых уже претворены в жизнь. К примеру, были введены высокие тарифы на закупку китайских солнечных модулей, что привело к отрицательной рентабельности таких технологий.

Впрочем, утверждать заранее, что Америка зальет весь мир своей нефтью, пока явно рано. Действительно, с начала 2010-х годов экспорт «черного золота» из США вырос почти в 15 раз. Ежесуточно американские компании производят более 10 млн баррелей, что сравнимо с добычей в России и Саудовской Аравии.

Вместе с тем можно привести несколько важных причин, которые не позволят Америке долго время удерживать нефтедобычу на рекордном уровне.

Ее устойчивость в настоящее время напоминает карточный домик. Нефтедобыча симметрична по своей природе. Другими словами, объемы производства периодически повышаются и уменьшаются. Причем как на месторождениях традиционных углеводородных запасов, так и в сырьевых провинциях, где идет добыча сланцевого «черного золота».

В этой связи ценовые качели, которые могут возникнуть на американском нефтяном рынке, способны привести к росту стоимости извлечения каждого барреля: если сейчас его себестоимость, как утверждает Вашингтон, упала до $20, то в ближайшие 5 лет, за которые Штаты предполагают вырасти в экспортного лидера мировой нефтяной отрасли, она может повыситься вдвое. А поскольку около 80% всей добычи сланцевой нефти США приходится всего на три американских производственных региона, есть основания предполагать, что многие добывающие компании уйдут с рынка и заморозят свои мощности до лучших времен.

Как прогнозирует EIA, через 15 лет американская нефтяная отрасль впадет в стагнацию: технологические проблемы, связанные со сланцевыми углеводородами, на которые Вашингтон делает ставку, пока не позволяют сохранить существующие производственные рекорды. Растущая себестоимость, а следовательно, падение добычи будут играть против экспансии Вашингтона на мировой нефтяной рынок, что приведет к определенному дефициту энергоресурсов и росту стоимости «черного золота».

Вся надежда на Китай

Эти аргументы означают, что пока о полном ценовом провале углеводородного рынка говорить рано, отмечает директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин. Рост и дальнейшее падение котировок «черного золота» с $72 до $64 за баррель в начале этого года можно рассматривать в рамках волатильности нефтяного сектора. Другими словами, это укладывается в игры биржевых спекулянтов, которые не отражают фундаментальные факторы, влияющие на нефтяные цены в долгосрочной перспективе.

Сырьевые рынки продолжают перераспределять сокращенные ОПЕК объемы добычи в пользу других производителей, в том числе США. Дональд Трамп уже отменил введенное его предшественником Бараком Обамой вето на добычу углеводородного сырья на многих богатых участках континентального шельфа североамериканского континента. «Только нужно учитывать, что зима заканчивается, а с приходом весенне-летнего сезона происходит рост спроса на топливо из-за увеличения автотранспортного потока. Это нивелирует ценовые изменения, с которыми рынок сталкивается в настоящее время», — отмечает эксперт.

Спрос, как предполагают заинтересованные в экспорте и импорте сырья, будет расти. В частности, ОПЕК улучшила прогноз по росту мирового спроса на нефть в 2018 году почти до 100 млн баррелей в сутки. С этим мнением согласно Международное энергетическое агентство, обращающее внимание на то, что страны, не входящие в картель, выполняют свои обязательства по сокращению добычи всего на 85%, то есть манкируют общими обязательствами, данными в рамках соглашения.

Остается надеяться на экономический рост в Китае, который только в январе 2018 года импортировал рекордный объем нефти — на 20% больше (9,57 млн баррелей в сутки), чем было в январе 2017-го. В то же время импорт сырья в США опустился ниже 4 млн баррелей, что более чем в 3 раза меньше по сравнению с 2005 годом.

«Мы в очередной раз оказались в «нефтяной петле». Поскольку баррель номинирован в долларах, именно от курса американской валюты зависят сырьевые котировки. Масла в огонь подливает нестабильность на валютном рынке», — отмечает начальник аналитического департамента УК «БК-Сбережения» Сергей Суверов.

В качестве меры, которая могла бы разорвать такую «порочную» связь, эксперт предлагает отказаться в расчетах за «черное золото» от долларового эквивалента. Такая тенденция уже наметилась. Например, Китай решил открыть торговлю углеводородами за юани. Торги такими нефтяными фьючерсами стартуют в конце марта. Иностранные инвесторы впервые получат доступ к сырьевому рынку Поднебесной. Международные финансовые эксперты признают, что это не только важный этап в интеграции китайской экономики в глобальную финансовую систему, но и возможность для добывающих стран (а спустя 10–15 лет и для всего мирового рынка) избавиться от долларового пресса, чтобы ценовая конъюнктура стала более прозрачной и не зависела от геополитических факторов.

www.mk.ru

Как США качают нефть из Африки

Соединенные Штаты прекрасно овладели технологией безотходного сотрудничества с другими государствами. Миллиарды, потраченные на китайский импорт, можно вернуть, продав Пекину казначейских облигаций. Растущие расходы на покупку саудовской нефти легко отбить, всучив арабам вооружений на сумму, покрывающую нефтяной импорт на несколько лет вперед. Даже деньги, которые американские компании тратят на взятки чиновникам в развивающихся странах, и те, оказывается, можно вернуть. Достаточно конфисковать активы, купленные на эти взятки иностранными коррупционерами.

25 октября американский минюст подал два иска (один в Калифорнии, другой в Вашингтоне), требуя конфисковать находящееся в США имущество министра сельского хозяйства Экваториальной Гвинеи на общую сумму $71 млн. Министра обвиняют в злоупотреблении служебным положением, взяточничестве и отмывании денег. Конфисковать собираются самолет ($38 млн), особняк в Малибу ($30 млн), несколько автомобилей и личные вещи Майкла Джексона, включая его перчатку со стразами, на общую сумму около $2 млн.

США гоняются за коррумпированными иностранными чиновниками не в первый раз, но здесь случай особый. Гвинейского министра зовут Теодоро Обианг-младший. А папа у него – Теодоро Обианг-старший – уже 32 года руководит самой богатой страной Африки Экваториальной Гвинеей и в отставку уходить не собирается. То есть США хотят конфисковать заграничную собственность действующего главы государства, причем не в рамках каких-то международных санкций, а просто так, за "взяточничество, вымогательство и расхищение природных ресурсов".

Происходит это в рамках новой "Клептократической инициативы" (Kleptocracy Initiative), которую администрация Обамы затеяла в прошлом году. По словам самого президента, эта инициатива должна "помочь новым демократическим правительствам вернуть украденные у их наций активы". А новаторство ее в том, что американские власти начнут конфисковывать коррупционные активы даже в тех случаях, когда суд над самим коррупционером невозможен из-за его иммунитета или пребывания вне юрисдикции США.

Вашингтон уже много лет штрафует американские компании, которые попались на даче взяток иностранным чиновникам, но теперь имущественные потери ждут и тех, кто эти взятки брал. Согласие страны происхождения взяточника не требуется. Обианг-старший не сдавал американскому минюсту собственного сына и наследника, а, наоборот, был одним из самых лояльных и щедрых союзников США. Но в Вашингтоне решили, что гвинейские коррупционеры зашли слишком далеко.

Экваториальная Гвинея – это действительно позор человечества. Небольшое африканское государство с населением полмиллиона человек и огромными запасами нефти. Настолько огромными, что подушевой ВВП Экваториальной Гвинеи такой же, как в Дании. Но остальные показатели там совсем не скандинавские. Страна – один из мировых лидеров по уровню детской смертности и доле больных СПИДом. Почти у половины населения нет доступа к питьевой воде. Можно смеяться над наивными кувейтцами, которые не придумали ничего лучше, чем раздать нефтяные доходы гражданам в виде бесплатной еды и синекур в госсекторе. Но в мире есть страны, где власти настолько неэффективны, что неспособны даже на такие простые решения.

Судя по иску американского минюста, коррупция в Экваториальной Гвинее довольно наивна и незатейлива. Одна нефтяная компания оплатила обучение Обианга-младшего в американском университете вместе с проживанием в двух домах. Другой нефтяной компании он предлагал подарить ему самолет в зачет положенных платежей в госбюджет.

Схема с самолетом вроде как провалилась, но понятно, что большую часть взяток гвинейским властям платят именно американские нефтяные компании. Иначе как могло получиться так, что режим насквозь коррумпирован, а американцы получают там лучшие куски.

США – главный покупатель гвинейской нефти. Именно американцы в 90-е гг. открыли там первые месторождения углеводородов. Сейчас крупнейшее нефтяное месторождение Экваториальной Гвинеи разрабатывает Exxon Mobil, второе по размеру – тоже американская Amerada Hess, третье – опять американская Marathon Oil. Производством сжиженного газа занимаются все та же Marathon Oil и американская Noble Energy. Не зря Кондолиза Райс называла старшего Обианга "good friend", а Обама фотографировался вместе с ним в Метрополитен-музее.

Теперь США смогут вернуть назад хотя бы часть денег, розданных гвинейским начальникам за подряды и лицензии. Правда, личный самолет Обианга уже улетел куда-то в сторону Экваториальной Гвинеи, но особняк в Малибу никуда не денется.

В идеале средства, полученные от конфискации, Вашингтон должен вернуть обратно новому демократическому правительству пострадавшей страны. Но в Экваториальной Гвинее по-прежнему правит Обианг и открыто готовит в преемники своего сына, поэтому демократическое правительство, которое могло бы потребовать украденное, там вряд ли скоро появится.

А Обианг, конечно, может обидеться на союзника за конфискацию, но это уже его проблемы. Захочет новый самолет – и придется забыть старое. Ведь в родной Экваториальной Гвинее ему ни самолет, ни "Феррари" купить не у кого даже за очень большие деньги.

Источник: Slon.ru

stomaster.livejournal.com

Как США качают нефть из Африки

Соединенные Штаты прекрасно овладели технологией безотходного сотрудничества с другими государствами. Миллиарды, потраченные на китайский импорт, можно вернуть, продав Пекину казначейских облигаций. Растущие расходы на покупку саудовской нефти легко отбить, всучив арабам вооружений на сумму, покрывающую нефтяной импорт на несколько лет вперед. Даже деньги, которые американские компании тратят на взятки чиновникам в развивающихся странах, и те, оказывается, можно вернуть. Достаточно конфисковать активы, купленные на эти взятки иностранными коррупционерами.

25 октября американский минюст подал два иска (один в Калифорнии, другой в Вашингтоне), требуя конфисковать находящееся в США имущество министра сельского хозяйства Экваториальной Гвинеи на общую сумму $71 млн. Министра обвиняют в злоупотреблении служебным положением, взяточничестве и отмывании денег. Конфисковать собираются самолет ($38 млн), особняк в Малибу ($30 млн), несколько автомобилей и личные вещи Майкла Джексона, включая его перчатку со стразами, на общую сумму около $2 млн.

США гоняются за коррумпированными иностранными чиновниками не в первый раз, но здесь случай особый. Гвинейского министра зовут Теодоро Обианг-младший. А папа у него – Теодоро Обианг-старший – уже 32 года руководит самой богатой страной Африки Экваториальной Гвинеей и в отставку уходить не собирается. То есть США хотят конфисковать заграничную собственность действующего главы государства, причем не в рамках каких-то международных санкций, а просто так, за "взяточничество, вымогательство и расхищение природных ресурсов".

Происходит это в рамках новой "Клептократической инициативы" (Kleptocracy Initiative), которую администрация Обамы затеяла в прошлом году. По словам самого президента, эта инициатива должна "помочь новым демократическим правительствам вернуть украденные у их наций активы". А новаторство ее в том, что американские власти начнут конфисковывать коррупционные активы даже в тех случаях, когда суд над самим коррупционером невозможен из-за его иммунитета или пребывания вне юрисдикции США.

Вашингтон уже много лет штрафует американские компании, которые попались на даче взяток иностранным чиновникам, но теперь имущественные потери ждут и тех, кто эти взятки брал. Согласие страны происхождения взяточника не требуется. Обианг-старший не сдавал американскому минюсту собственного сына и наследника, а, наоборот, был одним из самых лояльных и щедрых союзников США. Но в Вашингтоне решили, что гвинейские коррупционеры зашли слишком далеко.

Экваториальная Гвинея – это действительно позор человечества. Небольшое африканское государство с населением полмиллиона человек и огромными запасами нефти. Настолько огромными, что подушевой ВВП Экваториальной Гвинеи такой же, как в Дании. Но остальные показатели там совсем не скандинавские. Страна – один из мировых лидеров по уровню детской смертности и доле больных СПИДом. Почти у половины населения нет доступа к питьевой воде. Можно смеяться над наивными кувейтцами, которые не придумали ничего лучше, чем раздать нефтяные доходы гражданам в виде бесплатной еды и синекур в госсекторе. Но в мире есть страны, где власти настолько неэффективны, что неспособны даже на такие простые решения.

Судя по иску американского минюста, коррупция в Экваториальной Гвинее довольно наивна и незатейлива. Одна нефтяная компания оплатила обучение Обианга-младшего в американском университете вместе с проживанием в двух домах. Другой нефтяной компании он предлагал подарить ему самолет в зачет положенных платежей в госбюджет.

Схема с самолетом вроде как провалилась, но понятно, что большую часть взяток гвинейским властям платят именно американские нефтяные компании. Иначе как могло получиться так, что режим насквозь коррумпирован, а американцы получают там лучшие куски.

США – главный покупатель гвинейской нефти. Именно американцы в 90-е гг. открыли там первые месторождения углеводородов. Сейчас крупнейшее нефтяное месторождение Экваториальной Гвинеи разрабатывает Exxon Mobil, второе по размеру – тоже американская Amerada Hess, третье – опять американская Marathon Oil. Производством сжиженного газа занимаются все та же Marathon Oil и американская Noble Energy. Не зря Кондолиза Райс называла старшего Обианга "good friend", а Обама фотографировался вместе с ним в Метрополитен-музее.

Теперь США смогут вернуть назад хотя бы часть денег, розданных гвинейским начальникам за подряды и лицензии. Правда, личный самолет Обианга уже улетел куда-то в сторону Экваториальной Гвинеи, но особняк в Малибу никуда не денется.

В идеале средства, полученные от конфискации, Вашингтон должен вернуть обратно новому демократическому правительству пострадавшей страны. Но в Экваториальной Гвинее по-прежнему правит Обианг и открыто готовит в преемники своего сына, поэтому демократическое правительство, которое могло бы потребовать украденное, там вряд ли скоро появится.

А Обианг, конечно, может обидеться на союзника за конфискацию, но это уже его проблемы. Захочет новый самолет – и придется забыть старое. Ведь в родной Экваториальной Гвинее ему ни самолет, ни "Феррари" купить не у кого даже за очень большие деньги.

Источник: Slon.ru

svargaman.livejournal.com

Загадка американской нефти - Balalaika24, новости по-русски

Американцы, судя по всему, качают свою нефть из воздуха с помощью водяных насосов. Запасы пополняются, а буровые установки стоят без дела. Странная статистика, не так ли? Запасов оказывается больше, чем при сложении показателей внутренней добычи и импорта.

Цены на нефть очень зависимы от американской статистики. Любой слух об увеличении запасов в США – цены устремляются вниз. Таким образом, всякий раз, как с небес на Штаты проливается внезапный нефтяной дождь, нефтяники вздрагивают. Об избытке запасов «черного золота» уже говорили не раз, а вот оценить размах этого избытка довольно трудно. А ведь именно сообщения об избытке сырья привели к кризисному падению цен.

Данные из Штатов прибывают еженедельно и, естественно, влияют на рынок. Почти половина общих показателей приходится на объемы США. Администрация по энергетической информации Штатов при расчете запасов пользуется корректировкой, позволяющей им сбалансировать счета.

Корректировка эта довольно большая. За сентябрь она составила 60% от изменения объема запасов. Это довольно внушительный показатель. С мая 2009 года по сегодняшний день запасы снижались. Однако с помощью корректировки результаты подогнали. Вот и получается рост запасов до баланса.

Откуда у американцев берутся неучтенные запасы «черного золота» – загадка. Простейшие объяснения такому феномену: либо добыча недооценена, либо запасы переоценены. Возможно и сочетание двух вариантов. Однако маловероятно, что из года в год американское правительство сознательно лишает себя налоговых доходов, недооценивая производство.

Очевидно, что реальные запасы совсем не такие, как сообщается. Вероятнее всего, по какой-либо причине результат в отчете сильно завышен. Кому выгодна такая «статистическая катастрофа» и не является ли это ужасной ошибкой, можно только предполагать.

Источник

balalaika24.ru

Американское нефтяное чудо | Политика

Цены на нефть падают, отдельные страны ОПЕК сталкиваются с финансовыми затруднениями. В то же время США становятся крупнейшей нефтедобывающей державой в мире. Сколько еще будет сохраняться такой тренд?

 74-летний Абдалла Салем аль-Бадри давно хочет отойти от дел и жить в свое удовольствие у себя дома, в родной Ливии. Но такой возможности у него нет. Сначала мешали волнения в Северной Африке, потом перед аль-Бадри встала другая задача: он должен спасать ОПЕК. С 2007 года ливиец является генеральным секретарем картеля нефтедобывающих государств.

12 стран — членов ОПЕК никак не могут договориться о том, как им реагировать на падение цен на нефть. Баррель марки WTI (West Texas Intermediate) стоит сегодня чуть меньше 80 долл., на четверть дешевле, чем в июне. Нефтедобывающие страны теряют миллиарды, Венесуэла вводит продуктовые карточки, правительству грозит дефолт. Министр иностранных дел Венесуэлы Рафаэль Рамирес буквально умолял ОПЕК хоть что-нибудь предпринять, чтобы остановить удешевление черного золота; в конце октября он выступил с инициативой провести экстренное заседание. Однако Саудовская Аравия, самый влиятельный член организации, которому легче других повлиять на динамику цен, ведет себя так, будто ничего не случилось.

Начало ценовой войны

Королевство отказывается сокращать добычу нефти, как оно не раз делало в аналогичных ситуациях. Тем самым оно объявляет ценовую войну: как и в 1970-е годы, саудовские шейхи вновь бряцают нефтяным оружием. Но если тогда арабы наносили удар по индустриальным державам, то теперь действуют против собственных союзников. Так что конфликт приводит не к росту, а к падению цен.

Решающая «битва» состоится в середине ноября в Вене, где пройдет заседание нефтяных министров ОПЕК. Последние даже в спокойные времена относились друг к другу с большой настороженностью и недоверием; сегодня они далеки друг от друга как никогда. Генеральному секретарю аль-Бадри придется проявить большое искусство переговорщика, чтобы консенсус меж двух фронтов стал возможным. Для этого у него есть все предпосылки.

За свою карьеру ливиец не раз демонстрировал поразительную маневренность. У него были такие разноплановые работодатели, как американский концерн Esso Standard и ливийский правитель Муаммар Каддафи. Esso превратился в Exxon, Каддафи стал историей, но аль-Бадри по-прежнему на коне. Благодаря своей жизнерадостности ему всегда удается создать благоприятную атмосферу — и это он вновь доказал в конце октября на конференции Oil & Money в Лондоне.

 Немолодой, но энергичный мужчина с поседевшими волосами оживленно приветствовал старых знакомых: поцелуйчик здесь, поцелуйчик там, уважительные похлопывания по плечу. Изволите селфи для семейного альбома? Что ж, пожалуйста, — аль-Бадри снимает очки и послушно улыбается в камеру смартфона. А если кто-то вдруг подходит к нему с серьезной миной, он умело сглаживает диссонанс.

В нефтяной отрасли мало что произошло, утешает он, никаких причин для паники сейчас нет. Цены диктует рынок, а не ОПЕК. «Возможно, они будут снижаться, а может быть, снова вырастут», — лаконично констатирует он, благодушно улыбаясь собравшимся и мягко уходя от всех прочих вопросов, волнующих сегодня мировую нефтяную отрасль: когда биржевые цены достигнут дна? И главное, удешевление нефти — это временное явление? Или за ним стоит нечто большее?

Нежданное энергетическое изобилие

Динамика, сохраняющаяся с июня, вызывает много вопросов. Цены на нефть падают в то самое время, когда санкции осложняют освоение новых месторождений в России, а террористические группировки «Исламского государства» расширяют зону своего влияния на берегах Тигра и Евфрата — в регионе, богатом нефтью. В прежние времена подобные кризисы заставили бы цены взлететь до небес. Но нефть дешевеет, и это наталкивает на мысль, что нефтяные рынки переживают глубинные перемены: соотношение сил формируется заново.

Всю серьезность изменений демонстрирует на первый взгляд малозначительное событие конца июля: из техасского порта Галвестон вышел нефтеналивной танкер BW Zambesi с 400 тыс. баррелей американской нефти  и взял курс на Южную Корею. Впервые с 70-х годов XX века США поставили нефть за рубеж.

Страна уже в скором времени может стать экспортером нефти. Ежедневно американцы выкачивают из собственных недр почти 9 млн баррелей  — на 70% больше, чем в 2008 году. И это в основном легкая, «лакомая» нефть, какую до сих пор поставляли такие страны, как Нигерия. Сегодня от берегов Западной Африки танкеры отходят нечасто. США опередили Саудовскую Аравию и заняли первое место в мире по объему нефтедобычи.

 Эксперты из банка Commerzbank говорят о смене парадигмы, от которой уже выигрывают потребители на Западе. На немецких автозаправках горючее стоит дешево как никогда за последние три года. Литр мазута при партии в 3 тыс. литров обойдется меньше чем в 75 центов.

По оценкам банка Unicredit, немцы благодаря дешевой нефти могут выделить на потребительские расходы на 25 млрд евро больше, чем еще прошлым летом. Это равнозначно сокращению НДС в Германии на 3%; такой подарок пришелся аккурат к Рождеству.

Однако непривычное энергетическое изобилие обусловлено не только технологией фрекинга, спорной и эффективной в равной мере, когда в нефтеносный пласт под большим давлением закачивается жидкость и нефть, раньше считавшаяся не подлежащей добыче, устремляется на поверхность. Другие ноу-хау тоже сулят большие шансы даже такой бедной сырьем стране, как Германия.

Технологии, которые меняют экономику

Инженеры немецкой компании Wintershall на месторождении в Эмлихгейме неподалеку от нидерландской границы успешно применяют нагнетание пара в пласт. Вот уже 70 лет там работают штанговые насосные установки, Эмлихгейм — это одно из старейших месторождений в мире, до сих пор сохраняющее стабильные объемы добычи. Водяной пар, нагретый до 300 градусов, разжижает нефть, которая имеет консистенцию густого обувного крема и сильный запах серы, и вытесняет ее из недр.

Обычно нефтяники добывают около трети имеющихся запасов нефти. В Эмлихгейме Wintershall доводит так называемый коэффициент извлечения до 50%. «Насколько мы можем судить сегодня, нефть здесь будет добываться еще после 2040 года», — говорит глава правления Мартин Бахманн.

На Аляске на месторождении Прудо-Бей бурильщикам удалось извлечь аж 62% нефти из скважин на шельфе, рассказал глава нефтяного концерна BP Боб Дадли на одной лондонской конференции. Дескать, отрасль в целом переживает «золотой век инноваций» благодаря «большим данным».

В Хьюстоне концерн BP использует суперкомпьютеры, анализирующие колоссальные массивы сейсмической информации. Их процессоры выполняют свыше 2 трлн счетных операций в секунду и позволяют составить точную картину недр, включая даже трудновыявляемые запасы. «Десять лет назад на такой анализ геологу потребовалось четыре года, — говорит Дадли. — Сегодня достаточно одного дня».

Технологические прорывы позволяют отрасли снова и снова переносить так называемый пик нефти — момент, после которого объемы ее добычи в мире будут неуклонно падать, — на неопределенное будущее. В этом году отмечался существенный рост предложения не нефтяном рынке, по оценкам специализированной американской консалтинговой компании IHS, без учета государств ОПЕК он составлял 1,7 млн баррелей в день. Потребности за тот же период увеличивались существенно медленнее — в целом на 0,9 барреля; это привело к снижению цен.

Скоро нефть должна утратить роль важнейшего энергоносителя в мире, на первое место выйдет каменный уголь. Так, в ЕС потребление нефти стремительно сокращается и сегодня соответствует уровню 1967 года. КПД автомобильных двигателей увеличивается, возобновляемые источники энергии составляют все большую конкуренцию ископаемым видам горючего. Наконец, сказываются и изменения в демографической ситуации: по прогнозам, после 2022 года парк личного автотранспорта в Германии, а также суммарный километраж будут уменьшаться.

Тенденция отказа от нефти налицо, предложение продолжает расти: для нефтедобывающих стран это максимально неблагоприятный расклад. Они успели привыкнуть к постоянному притоку денег и выстроили систему всеобщего благоденствия, теперь их платежный баланс резко уходит в минус. Для сбалансированного бюджета Венесуэле необходима цена на нефти на уровне 120 долл. за баррель, Ирану — больше 130 долларов.

Стратегия нефтяного королевства

Конечно, Саудовская Аравия тоже проигрывает от падения цен, но ее потери куда меньше, чем у других стран ОПЕК. Королевство создало колоссальные запасы валюты в размере около 740 млрд долларов и сегодня может себе позволить бездействовать.

Очевидно, саудовцам не нравится роль «стабилизатора», сокращающего совокупное предложение ОПЕК и тем самым тормозящего снижение цен. Ведь в 1980-е годы такая практика ничего не дала. 1 апреля 1986 года цена на нефть марки WTI единственный раз за всю новейшую историю опустилась ниже 10-долларовой отметки; тогда всем было не до шуток. Саудовской Аравии не удалось остановить падение, хотя страна сократила собственный объем добычи на две трети. Ее жертва осталась бесплодной, поскольку остальные страны ОПЕК поставляли на рынок столько нефти, сколько могли продать.

Вот почему на этот раз королевство спокойно ждет, пока товарищам по цеху, лишенным возможности добывать нефть с такими же низкими затратами и с высокой рентабельностью, придется сокращать объемы. Тогда Саудовская Аравия сможет вернуть себе утраченные доли рынка.

Такая стратегия бьет в первую очередь по Венесуэле, Ирану и России, где сегодня обсуждаются конспирологические теории. Неслучайно сырье настолько дешевеет именно во времена новой холодной войны между США и Россией, заявляет один из управленцев российской нефтяной отрасли. Дескать, американцы вместе со своими арабскими союзниками хотят поставить правительство в Москве на колени.

Такая логика не учитывает, что в результате ценовой войны с Саудовской Аравией страдают не только партнеры по ОПЕК или Россия, но и новоиспеченная нефтяная держава — США. Не исключено, что уже скоро мелкие нефтяные компании там будут вынуждены прекратить добычу, поскольку их бизнес станет убыточным. Тогда бум сланцевой нефти прекратится так же быстро, как начался.

Синдром «Черной королевы»

Такой механизм хорошо известен в отрасли: любой технологический прорыв несет в себе семя спада. Как только предложение на нефтяном рынке заметно превышает спрос и сырье дешевеет, с дистанции сходит одна добывающая компания за другой, пока падение цен не сменится ростом. Но когда наступит поворотный момент?

Марианна Ках считает, что до него еще далеко и что для этого цены должны упасть чуть ли не до 50 долл. Главный экономист концерна ConocoPhillips, активно добывающего шельфовую нефть в Северной Америке, в частности, на техасском месторождении Игл-Форд, признает: да, там есть отдельные скважины, которые невыгодно эксплуатировать даже при цене в 80 долл., но многие останутся прибыльными и при 40 долл. за баррель: «Какой-то обязательной для всех планки не существует».

Ках не сомневается в одном: производительность в отрасли неуклонно растет. Если раньше компании ConocoPhilipps на прохождение скважины на месторождении Игл-Форд требовалось в среднем 35 дней, то сегодня этот срок сократился на 10 дней — при одновременном увеличении добычи в три раза в среднем до 1200 баррелей на скважину. «И потенциал для оптимизации по-прежнему огромен», — убеждена Ках.

Другие эксперты, напротив, сомневаются, что революция сланцевой нефти на самом деле приведет к таким колоссальным переменам и, главное, сможет продлиться долго. Геолог Дэвид Хьюз, больше 30 лет проработавший в геологической службе Канады, исследовал статистику добычи на важнейших фрекинговых месторождениях США. На начальном этапе скважина и правда обеспечивает большую производительность, но позднее объем добычи резко падает, за первые три года — в среднем на 84%. Поэтому компании вынуждены постоянно бурить новые скважины, чтобы обеспечить стабильный уровень добычи. И действительно, за пять лет количество скважин в США увеличилось в девять раз.

Этот феномен получил название «синдрома Черной королевы» по имени персонажа из «Алисы в Зазеркалье»: королева бежит изо всех сил, но никак не может сдвинуться с места.

В частности, поэтому генеральный секретарь ОПЕК аль-Бадри относится к американскому нефтяному чуду скорее скептически. Он считает, что уже к концу десятилетия пик нефтедобычи в США останется позади: «Начиная с 2019 года темпы добычи будут замедляться». И тогда опять пробьет час картеля, члены которого снова выступят единым фронтом.

Именно поэтому встреча в Вене в конце ноября обретает такое значение. Сегодня представляется маловероятным, что саудовцы смягчатся и помогут устранить избыточное предложение. Похоже, они скорее намерены наблюдать, как нефтяной поток будет уносить конкурентов, будь то из государств ОПЕК, России или США.

Тем временем аль-Бадри приуменьшает серьезность разногласий в организации в своей обычной манере. Для ОПЕК ситуация отнюдь не критическая, заверяет он. И сообщения о том, что американская нефть отгружается на экспорт, у него вызывают улыбку: «Согласитесь, один танкер действительно ничего не решает».

Перевод: Владимир Широков

maxpark.com