Транзитные войны 2013: США против Китая. Импорт сырой нефти


Основными импортерами сырой нефти становятся страны Восточной Азии — Российская газета

Страны Восточной Азии, по прогнозам региональных экономических комиссий ООН и Международного энергетического агентства, в предстоящие 10-15 лет станут основными импортерами сырой нефти.

Уже в 2010 году по темпам роста объемов нефтеимпорта Китай и Индия заняли, соответственно, первое и второе места в мире. Но энергетическая политика этих стран не предусматривает роста их зависимости от одного-двух поставщиков: такая политика предусматривает больший "ассортимент" стран-поставщиков нефтяного сырья в сочетании с освоением национальных ресурсов топливного сырья.

Однако многие государства-поставщики вступили в конкурентную борьбу за китайский и индийский рынки. Так, уже полтора года действует нефтепровод Казахстан - Китай мощностью свыше 25 млн тонн в год, который в будущем планируют продлить до Корейского полуострова и далее в Японию. Причем свыше 70% объема финансирования этого проекта предоставил Китай. Но характерно, что КНР предпочла сперва построить этот нефтепровод. И только после этого, в конце 2009 года, Китай согласился на российский проект, точнее - на ответвление в Северо-Восточный Китай от трубопровода Восточная Сибирь - Тихий океан (Ангарск - порт Козьмино). Потому что Казахстан предложил сравнительно низкие цены, а сама казахстано-китайская трубопроводная артерия проходит именно через регионы КНР, где уже осваиваются крупные месторождения нефтяного сырья. Российская же нефть направляется в Китай пока по железным дорогам. Поскольку железнодорожные нефтепоставки намного дороже трубопроводных, многие эксперты не прогнозируют существенного увеличения экспорта российской нефти в КНР.

Кроме того, дорабатывается проект подключения иранской и туркменской нефти к казахстано-китайскому нефтепроводу. Точнее - речь идет о новой трансазиатской трубопроводной системе Иран - Средняя Азия - КНР - Тихий океан, которую намечено ввести в действие к 2020 году. Вдобавок Иран остается традиционным, причем крупным поставщиком черного золота в Индию.

Отметим и недавно введенный в конце 2009-го нефтепровод в Китай от терминалов в соседней Мьянме, расположенных на побережье Индийского океана. Кстати, это самый короткий водно-сухопутный маршрут для поставок черного золота в Китай из Ирана и других стран Среднего Востока, а также из восточноафриканских Судана, Эфиопии и Эритреи.

Что касается Индии, она тоже увеличивает импорт этого сырья из многих стран, стремясь, как и Китай, не зависеть от одного-двух поставщиков. Между тем в Индии тоже увеличивается нефтедобыча - на востоке страны и на ее шельфе. Важно и то, что Индия и Китай ныне дорабатывают проект крупнейшего трансазиатского нефтепровода мощностью более чем в 30 млн тонн в год и протяженностью свыше 10 тыс км, который мог бы "перебрасывать" нефтяное сырье между портами Индийского и Тихого океанов. То есть будет создана индийско-китайская система взаимообеспечения как национальным, так и импортным нефтяным сырьем, что позволит КНР и Индии избежать роста их зависимости от импортной нефти. Один из участков этой артерии, Индия - Непал, уже действует с осени прошлого года.

Что касается конкурентоспособности российских поставок, то, по прогнозам "Транснефти" (РФ), в настоящее время основные объемы нефти, поставляемой по трубопроводу Восточная Сибирь - Тихий океан, приобретает Южная Корея. Однако основным потребителем в перспективе должен стать Китай, получая по ответвлению от этой "трубы" минимум до 15 млн тонн нефти в год. В целом, более половины нефти, перекачиваемой по данной артерии, как полагают в "Транснефти", будут приобретать Китай и Южная Корея, остальное - Япония. Причем к 2015-2018 годам Китай наверняка пойдет на увеличение объемов импорта российской нефти, в то время как Южная Корея и Япония будут, скорее всего, сокращать ее импорт.

Так или иначе, именно восточноазиатский рынок становится главным "полюсом" общемировой нефтяной торговли. В этой связи, по мнению доктора экономических наук, бывшего посла России в Мьянме и Южной Корее Глеба Ивашенцева, "привязка на 90% российского нефтегазового экспорта только к европейскому рынку уже имеет своим следствием так называемую монопсонию, то есть диктат покупателя. Что уже дает о себе знать в политике многих европейских государств, компаний и других структур. Поэтому России впору географически диверсифицировать экспорт нефти и газа, а также, соответственно, нефтегазопроводные проекты". Ивашенцев также полагает, что

"для Северо-Восточной Азии целесообразна некая интегрирующая структура в энергетическом секторе - наподобие Европейского Договора к Энергетической Хартии, в которую бы вошли как страны производители - экспортеры энергоносителей, так и их покупатели".

Что же касается долговременной нефтяной политики Китая, повторим, не факт, что КНР рассчитывает на импорт нефти (как и газа) преимущественно из России. Вот мнение американского аналитика Лизы Вискиди ("Foreign Policy"): "Наряду с Бразилией Китай в 2009-м предложил заключить сделки по принципу "льготные кредиты в обмен на нефть" на общую сумму $ 50 млрд таким крупным поставщикам, как Венесуэла, Ангола, Россия и Казахстан (уже реализуются аналогичные проекты Китая с Суданом, Йеменом, Мьянмой - "РГ"). Причем эти соглашения не являются прямыми коммерческими сделками - скорее, это попытка создать более масштабные экономико-политические альянсы. А в результате китайская государственная нефтяная компания вытесняет мировых гигантов - Exxon, ВР и так далее. Китай, обладающий огромными валютными запасами и упорно стремящийся обойти конкурентов, уже получил значительную долю нефтедобычи в Казахстане и Анголе". Иными словами, конкуренция за восточноазиатский нефтяной рынок еще только начинается...

Алексей Балиев

обозреватель "РГ"

rg.ru

Вести Экономика ― Китай не делает ставку на ОПЕК

Распечатать

18.04.2017 11:24

Москва, 18 апреля - "Вести.Экономика". Китай является крупнейшим в мире нетто-импортером сырой нефти, а в последние годы нефть все чаще поступает в Поднебесную из стран, не входящих в ОПЕК. Страны, входящие в Организацию стран-экспортеров нефти, по-прежнему поставляют большую часть сырой нефти в Китай. Их доля составляет 57% из 7,6 млн баррелей в сутки, которые Китай покупал в 2016 г., свидетельствуют данные EIA.

При этом на объемы поставок из стран, не входящих в ОПЕК, пришлось 65% роста импорта КНР с 2012 по 2016 гг.

Среди стран вне ОПЕК на Россию пришлось 14% от общего импорта, на Оман – 9%, Бразилию – 5%.

В среднем в годовом исчислении импорт сырой нефти в Китай увеличился на 2,2 млн баррелей в период 2012-2016 гг.

Доля стран, не входящих в ОПЕК, увеличилась с 34% до 43% за этот период.

Любопытно также посмотреть на "мелких" поставщиков. Бразилия, например, несмотря на низкий удельный вес, поставила по состоянию на декабрь 2016 г. 0,6 млн баррелей в сутки, а импорт из Великобритании в феврале 2017 г. достиг 0,2 млн баррелей в день.

Рост общего импорта сырой нефти в Китае в 2016 г. отражал как более низкую внутреннюю добычу сырой нефти, так и продолжающийся рост спроса.

После неуклонного роста в период с 2012 по 2015 гг. объем добычи сырой нефти в Китае значительно сократился в 2016 г.

Общий объем поставок нефтесодержащих жидкостей в 2016 г. составил 4,9 млн баррелей в сутки, что на 0,3 млн баррелей меньше показателя прошлого года, это сильнейшее падения для страны вне ОПЕК в 2016 г.

Большая часть роста китайской добычи в 2012-2015 гг. была обусловлена более дорогостоящими методами бурения и добычи, такими как повышение нефтеотдачи на старых месторождениях.

Поскольку цены на нефть снизились в течение 2016 г., инвестиции в разработку новых запасов также упали и были недостаточно высокими, чтобы компенсировать естественное сокращение добычи на старых месторождениях.

Рост спроса в Китае остается крупнейшим в мире каждый год с 2009 г., и в 2016 г. он увеличился еще на 0,4 млн баррелей в сутки.

По мере увеличения импорта Китая в целях устранения растущего разрыва между его внутренним производством и спросом он превзошел США как крупнейшего в мире импортера нефти и всех нефтяных продуктов еще в 2014 г.

Ссылки по теме

При этом США импортируют больше сырой нефти и экспортируют больше сырой нефти и нефтепродуктов, чем Китай.

Другие факторы также способствовали увеличению импорта сырой нефти в Китай. Например, в июле 2015 г. китайское правительство начало разрешать независимым нефтепереработчикам (не принадлежащим государству) импортировать сырую нефть.

Ранее независимые переработчики имели ограничения на количество сырой нефти, которую они могли импортировать, и полагались на внутренние поставки и мазут в качестве основного сырья.

Другим фактором является заполнение Китаем новых стратегических запасов нефти (SPR).

Стратегические запасы нефти в Китае

В идеале, когда цены на нефть опускаются ниже $50 за баррель, это лучшее время, чтобы покупать, что и делает Китай. Он не только наполняет хранилища, но и создает новые хранилища, увеличивая объемы своих стратегических запасов.

Китай начал накапливать стратегические запасы нефти сравнительно недавно, в 2007 г., однако за это время существенно нарастил свои запасы.

В отличие от США, которые регулярно публикуют данные по запасам, Китай предпочитает хранить эти данные в секрете.

Поэтому та информация, которая известна по Китаю, является не более чем приблизительными оценками, и различные агентства дают совершенно разные показатели.

Согласно отчету от 29 июня 2016 г., опубликованному аналитиками JPMorgan Chase & Co, стратегический запас Китая на середину прошлого года достигал около 400 млн баррелей нефти по сравнению с целевым значением в 511 млн баррелей.

Впервые о создании SPR Китай объявил в 2009 г. В ноябре 2014 г. было объявлено, что в результате "первой фазы" размер SPR достигнет 91 млн баррелей нефти.

В мае 2016 г. Пекин сообщил о начала "второй фазы", которая имеет мощность в 245 млн баррелей.

"Третью фазу" планируется завершить к 2020 г. По подсчетам экспертов, общего объема SPR должно хватать на замещение импорта в течение 90 дней.

www.vestifinance.ru

Лента новостей

Степень зависимости Китая от экспорта сырой нефти впервые превысила порог в 50% и составила 51,29%.

Согласно недавно опубликованным Государственным энергетическим управлением данным, в 2009 году Китай произвел около 189 млн. тонн сырой нефти, импортировал – около 199 млн. тонн сырой нефти. Степень зависимости Китая от экспорта сырой нефти впервые превысила порог в 50% и составила 51,29%. Вместе с тем, источники импорта и транспортировки нефти в Китай практически совпадают, что еще больше повышает риски в сфере государственной энергетической безопасности.

По мнению экспертов, сырая нефть в качестве стратегического ресурса непосредственно затрагивает национальную энергетическую безопасность. Для снижения зависимости Китая от импорта сырой нефти следует сократить потребление нефти или найти ей альтернативу, увеличить зарубежные приобретения нефти и освоение месторождений, содействовать строительству нефтепроводов.

Быстрый рост зависимости от импорта нефти

В условиях быстрого экономического развития все больше обостряется проблема энергетического дефицита. По статистическим данным, в период с 2000 по 2009 годы объем потребления сырой нефти в Китае вырос с 241 млн. тонн до 388 млн. тонн, ежегодный прирост показателя составил 6,78%. Общий объем импорта сырой нефти вырос с 59,69 млн. тонн до 199 млн. тонн, степень зависимости Китая от импорта нефти также выросла с 24,8% до 51,29%.

«Спрос на нефть в Китае в будущем продолжит расти». Руководитель Китайского центра по исследованию энергетики и экономики Сямэньского университета Линь Боцян отметил, что в Китае отмечается тенденция сокращения производства сырой нефти. В 2009 году в Китае произведено 189,49 млн. тонн сырой нефти, что на 0,4% меньше аналогичного показателя предыдущего периода. По сравнению со среднегодовым темпом роста в период с 2004 по 2008 годы, который составил 2,3%, производство сырой нефти заметно сократилось.

«При таком темпе роста в будущем китайской экономике будет трудно сохранять динамику развития в течение длительного периода времени, - сказал Линь Боцян, - в 2015 году степень зависимости Китая от импорта нефти достигнет 65%, в 2020 году - 70%».

Линь Боцян подчитал, что потребление нефти на душу населения в Китае в 2008 году составило 283 килограмма, в мире - 587 килограммов, в США - 2,91 тонны, в Японии - 1,74 тонны. Если потребление нефти на душу населения в Китае достигнет среднего мирового уровня, то общий объем потребления нефти в Китае составит 660 млн. тонн. «При достижении пикового показателя производства нефти в Китае, составляющего 180-200 млн. тонн, общая степень зависимости от импорта нефти достигнет 72%, в то время как зависимость США от импорта нефти в настоящее время составляет всего 63%», - сказал Линь Боцян.

Сейчас более половины объема нефти Китай, являющийся вторым по величине потребления нефти в мире, приобретает за рубежом, в стране не наблюдается даже малейших намеков на сокращение спроса на нефть. По мнению экспертов, в случае, когда Китай не имеет права влиять на стоимость нефти на международном рынке, степень зависимости, превышающая порог в 50%, является небезопасной. Слишком большой энергетический дефицит создает неопределенность в сфере энергетической безопасности Китая.

Источники импорта и транспортировки нефти совпадают, что также повышает риски

По словам научного сотрудника Института по комплексному исследованию транспорта Госкомитета по делам развития и реформ Ци Айхуа, в течение 50 лет развития общая протяженность нефте- и газопроводов Китая выросла с 200 километров в 1958 году до 60 тысяч километров в 2008 году.

Но темпы строительства нефте- и газопроводов и роста объема импорта сырой нефти не совпадают. Ци Айхуа сказал, что в последние годы динамично растет спрос на нефть и газ, который не могут удовлетворить внутренние ресурсы, поэтому отмечается ежегодный рост объема импорта энергоносителей и повышение степени зависимости от импорта энергоносителей.

Согласно статистическим данным таможенных органов Китая, в 2009 году Китай в общей сложности импортировал около 203,8 млн. тонн сырой нефти, рост данного показателя составил 14,08%. Десять крупнейших стран-поставщиков нефти в Китай: Саудовская Аравия (1,953 млн. тонн), Ангола (32,172 млн. тонн), Иран (23,147 млн. тонн), Россия (15,304 млн. тонн), Судан (12,191 млн. тонн), Оман (11,638 млн. тонн), Ирак (7,163 млн. тонн), Кувейт (7,076 млн. тонн), Ливия (6,344 млн. тонн), Казахстан (6,006 млн. тонн).

По словам экспертов, в настоящее время Китай переживает излишнюю централизацию источников импорта нефти, многие из которых переживают нестабильность политической обстановки. Китай приобретает сырую нефть главным образом в странах Ближнего Востока (более 50%), кроме того объем импорта нефти из стран Африки также составляет значительную долю.

Вместе с тем, Китай чрезмерно зависит от транспортировки нефти через Малаккский пролив. Согласно сообщениям, Малаккский пролив является одним из жизненно важных морских коридоров для импорта нефти в Китай. В случае террористических атак в данном регионе импорт Китая окажется под угрозой.

Но Китай не может изменить сложившуюся ситуацию, он имеет большие запасы угля, маленькие запасы нефти и незначительные запасы газа. По мере экономического роста ожидается неизбежный рост потребления нефти. В предстоящие несколько десятилетий трудно рассчитывать на значительное увеличение производства сырой нефти в Китае, поэтому большой объем импорта нефти является неизбежной тенденцией. Совпадение источников импорта и транспортировки нефти создает повышенные риски для энергетической безопасности Китая.

По мнению экспертов, Китай должен стремиться к диверсификации источников энергии, нефтяных поставок, способов транспортировки нефти и созданию стратегических запасов нефти в целях решения вопроса энергетической безопасности.

Поиск способов сокращения потребления для обеспечения энергетической безопасности

Эксперты признали, что складывается очень серьезная ситуация с поставками нефти в Китай. В качестве решений проблемы и сокращения потребления в целях обеспечения национальной энергетической безопасности они предлагают следующие меры.

Во-первых, сократить потребление нефти и усилить контроль над потреблением энергии. По мнению экспертов, необходимо путем повышения стоимости единицы энергии, сокращения потребления энергии, повышения эффективности и сокращения выбросов добиться оптимизации использования энергоресурсов.

Во-вторых, искать альтернативные источники энергии. В настоящее время бурно развивается производство этанола. Город Чунцин, провинции Хубэй и Шаньдун готовы реализовать проекты по производству этанола.

В-третьих, приобретать зарубежные нефтяные активы и осваивать зарубежные нефтяные месторождения. Эксперты считают, что китайские нефтяные предприятия имеют много преимуществ для освоения зарубежных рынков, в том числе в сферах технологий по разведке и освоению месторождений, технологий по повышению эффективности добычи, бурению скважин и персонала, управления и себестоимости работ.

В-четвертых, нужно ускорять строительство нефтепроводов для достижения диверсификации источников импорта нефти и газа.

В настоящее время ведутся работы в рамках строительства трех нефте- и газопроводов на северо-западе, юго-западе и северо-востоке Китая. По словам Ци Айхуа, в рамках создания северо-западного энергетического коридора уже завершено строительство первой стадии газопровода в Центральную Азию и первой стадии китайско-казахстанского нефтепровода, в рамках строительства юго-западного энергетического коридора в октябре прошлого года началось строительство первой стадии проекта нефтепровода между Китаем и Бирмой – нефтяного пирса, в рамках создания северо-восточного энергетического коридора ведется строительство китайско-российского нефте- и газопровода.

 

Китайский информационный интернет центр

asia-business.ru

США против Китая » Военное обозрение

Расстановка силСегодня мировое лидерство перестало быть игрой в «Царя Горы». Теперь оно более сродни шальной и непрерывной гонке на велосипеде с нескончаемого крутого склона. При этом решительность и сила хотя и важные, но не самые главные качества для победы. Гораздо ценнее умение правильно и своевременно балансировать в быстро меняющейся ситуации. Достижение правильного Баланса и есть достижение Доминирования. Перестанешь балансировать или ошибешься на очередном ухабе — упадешь. И вчерашние зрители-фанаты первые набросятся на низвергнутого кумира.

В нынешней глобальной геополитике в качестве основных средств Баланса/Доминирования среди множества прочих можно выделить кредитно-финансовыеи промышленно-экономические рычаги воздействия. Применять их необходимо постоянно чередуя не только в отношении прямых конкурентов, но и в отношении любых сколь-нибудь значимых стран мира. И делать это настолько искусно, чтобы любое действие противника максимально шло на пользу Империи, а бездействие в конечном итоге гарантированно приводило к ухудшению позиций и поражению соперника.

С начала 90-х годов роль Лидера безраздельно и неоспоримо перешла к США. Но, зорко следя за главным конкурентом Европой и сдерживая попытки возрождения России на обломках СССР, Вашингтон изначально не стал препятствовать созданию «фабрики мира» в КНР. Неважно, вольно или невольно, но Штаты пропустили тот момент, когда Китай, начинавший как «заводской филиал ТНК», сумел не только обрести огромную промышленно-экономическую мощь, но и искусно превратить ее в кредитно-финансовую силу Юаня.

Китай в глобальной игре достиг того, что пока не сумели другие конкуренты Штатов — ни Европа, ни Россия, ни крепнущие экономики стран БРИКС. Хотя Поднебесная явно и не предлагает альтернативы скомпрометировавшей себя после 2008 существующей мировой кредитно-финансовой системе, но даже сама мысль о Юане как альтернативе Доллару, это уже явная угроза мировому доминированию США.

Попытки США по аналогии с Евро втянуть Юань в финансово-биржевые и валютно-курсовые игры для поддержки Доллара, Пекин проигнорировал. В результате на кредитно-финансовом фронте борьбы США с КНР возникла патовая ситуация. Ни один из соперников не решается нанести открытый удар по финансовой системе противника, который в отсутствии альтернативы станет самоубийственным для всей мировой экономики. «Боевые действия» перешли в позиционную войну.

Совсем иная ситуация на промышленно-экономическом фронте. Противостояние развернулись по всему миру и даже серьезно пошатнуло стабильность во многих уголках мира.

А главная цель США — сырьевая зависимость промышленности Китая, а именно кровь современной промышленности нефть. А вернее источники и пути ее поставок в Поднебесную

Рассмотрим подробнее источники импорта сырой нефти в КНР, состоянием на конец 2011 года по данным U.S. Energy Information Administration (EIA)

Итого 5 млн.076 тыс баррелей/день.

Из них 2 млн.162 тыс. баррелей/день транспортируются из Персидского Залива через Ормузский пролив (за исключением 363 тыс. баррелей оманской нефти). Из них только иранскую (555 тыс. баррелей/день) и, частично, иракскую (276 тыс. баррелей/день) нефть можно считать не достаточно подконтрольными влиянию США.

996 тыс. баррелей/день - нефть из Африки.

619 тыс. баррелей/день - нефть из России и Казахстана.

364 тыс. баррелей/день - нефть из Южной Америки.

572 тыс. баррелей/день — другие поставщики нефти.

А вот информация российских Вестей на начало 2012 года

В 2012 году импорт нефти в Китай еще более увеличился.

По итогам декабря 2012 года Китай вышел на первое место в мире по объемам нетто-импорта нефти, сообщает Financial Times. Издание уточняет, что Китай совершил «исторический прорыв» относительно данного показателя, обогнав США.Согласно данным таможенного управления страны, в декабре 2012 года КНР увеличила нетто-импорт до 6,12 млн. баррелей в день. Независимые аналитики оценивали уровень нетто-импорта в 5,994 млн. баррелей в день.

В 2012 году китайский импорт сырой нефти составил примерно 271 млн тонн, прирост, по сравнению с 2011 годом, достиг 6,8 проц.

Вслед за быстрым развитием экономики в Китае продолжается быстрый рост спроса на энергоносители, объемы импорта сырой нефти постоянно ставят новые исторические рекорды. Старший заместитель директора корпорации «Синопек», являющейся крупнейшим китайским нефтепереработчиком, Цай Сию признал, что доля приобретаемой данной корпорацией за рубежом нефти уже превышает 80 проц, ограниченность в ресурсах стала главной проблемой развития предприятий-потребителей энергоресурсов.Помощник директора Китайской корпорации «Синохем» Чжун Жэнь прогнозирует, что к 2020 году спрос на нефть в Китае может превысить 700 млн тонн, из которых две трети должны быть получены за счет импорта.Одновременно с ростом объема импорта высокие цены на нефть оказывают растущее давление на стоимость импорта. Согласно данным ГТУ, в 2012 году Китай импортировал сырой нефти на сумму 220,67 млрд долларов, по сравнению с 2011 годом, рост составил 12,1 проц.На состоявшейся вчера в Шанхае 4-й ежегодной конференции по нефтяному бизнесу многие специалисты прогнозировали, что в 2013 году международные цены на нефть по-прежнему будут расти, проблема высоких цен на нефть продолжит беспокоить Китай.По мнению экономического аналитика Синьхуа Хуан Шаода, в 2013 году предложение нефти в мире, вероятно, будут достаточным. Что касается Китая, то не стоит особенно беспокоиться из-за поставок нефти, более пристально надо следить за рисками, связанными с непрерывным ростом цен на нефть.В последние годы правительство США провело много раундов количественного смягчения, большой объем капиталов перетек на рынок нефтяных фьючерсов. В течение 3-х недель после принятия во второй декаде декабря США решения о расширении политики количественного смягчения, нью-йоркские нефтяные фьючерсы в общей сложности выросли примерно на 20 проц.Колебания международных цен на нефть оказывают непосредственное воздействие на все аспекты производства и жизни Китая, являющегося вторым крупнейшим потребителем нефти в мире. Вследствие воздействия международных цен на нефть стоимость литра 93-го бензина в районе Шанхая выросла с 4,95 юаня в 2009 году до 7, 75 юаня, прирост за 4 года превысил 50 проц.Заместитель директора корпорации «Имао цзитуань» Чжун Цзянь полагает, что система формирования цен на топливо внутри Китая тесно связана с международными ценами на нефть. Если в 2013 году международные цены на нефть не снизятся, вырастут и цены на топливо в Китае, необходимо опасаться рисков импортируемой инфляции.По мнению специалистов, эффективным способом борьбы с проблемами, связанными с высокими ценами на нефть, является развитие чистых и высокоэффективных альтернативных источников энергии. Глава совета Китайского общества исследования возобновляемых источников энергии Ши Динхуань сообщил корр. Синьхуа, что Китай включил технологии чистого производства, комплексное использование ресурсов, возобновляемые источники энергии в стратегию государственного развития, в будущем доля возобновляемых источников энергии в Китае будет непрерывно расти.

А теперь подробнее рассмотрим страны экспортеры нефти в Китай.

Страны Залива

1. Иран

В начале 2012 года в период существенной активизации американский санкций против экспорта иранской нефти, как это ни странно, наиболее серьезно на них отреагировал именно считающийся «союзным» (вернее, наверное, не враждебным) Ирану Китай.

Когда дружественные США Япония, Корея и ЕС лишь декларировали намерения поддержать американское эмбарго, оговариваясь необходимостью подыскать замену иранской нефти, а ЮАР, Шри-Ланка, Индия и Турция просто проигнорировали требования Вашингтона, Пекин не только начал прямые переговоры с Саудовской Аравией про увеличение поставок нефти, но и в течении января 2012 года сократил суточный импорт нефти из Ирана наполовину до 285 тысяч баррелей…

Что изменится в международной политике Ирана с избранием на пост Президента Исламской Республики Хасана Роухани еще предстоит увидеть. Но в любом случае — друзья, особенно в беде, так не поступают…

2. Ирак

» …Пекин стал крупнейшим клиентом Багдада. Он покупает почти половину добывающейся в Ираке нефти. Это 1,5 миллиона баррелей в день. Но и это не удовлетворяет Китай. Сейчас он нацелился на нефтяные прииски, принадлежащие крупнейшей американской нефтяной компании «Экксон Мобил».«Китай больше всех других стран выигрывает от пост-саддамовского нефтяного бума в Ираке, — говорит Дениз Натали, известный эксперт по Ближнему Востоку в Вашингтонском университете национальной обороны. — Китай нуждается в энергии и поэтому он активно ищет нефтяные рынки».Китайский фактор дает знать о себе и в большом, и в малом. Недавно в пустыне на границах Ирака Китай построил свой собственный аэропорт, на который садятся самолеты с китайскими рабочими на борту для обслуживания иракских южных нефтяных полей. Планируются в скором времени прямые маршруты из Пекина и Шанхая в Багдад. В роскошных отелях портового города Басры, китайская бизнес-верхушка удивляет своих хозяев не просто говоря по-арабски, а на арабском языке с иракским акцентом. А главное – китайцы ни на что не жалуются, мол, «всё хорошо, прекрасная маркиза!» Это вам не капризные западные фирмы! Строгие условия контрактов? — о»кей. Маленькие прибыли? Перебьемся. Для Китая важнее всего энергия, чтобы питать свою огромную и все разрастающуюся экономику. Китайские нефтяные гиганты могут подождать с профицитом, тем более что они принадлежат государству и не отвечают перед требовательными держателями акций и тем более не платят им дивидендов. До американского нашествия иракская нефтяная промышленность находилась в подвешенном состоянии, отрезанная от остального мира международными санкциями против багдадского диктатора. Свергнув Саддама, Вашингтон устранил эти препятствия, и Китай активно ринулся к огромным нефтяным ресурсам Ирака. Государственные компании Китая стали инвестировать ежегодно более двух миллиардов долларов в иракские нефтяные компании, а также транспортировать в Ирак сотни китайских рабочих-нефтяников. Кроме того, они согласны играть по местным правилам и не гонятся за высоким профитом. «Мы проиграли, — говорит Майкл Маковски, бывший сотрудник Пентагона при администрации Буша и один из разработчиков его нефтяной политики. — Китайцы не имели никакого касательства к войне, но с экономической точки зрения они получают самую большую выгоду, а наш Пятый флот и наши военно-воздушные силы фактически гарантируют Китаю бесперебойные поставки иракской нефти»...Некоторые обозреватели считают, что успехи Китая, использующего результаты победы США в Ираке, необязательно носят только отрицательный характер для Вашингтона. Возрастающее производство Ирака, которому в огромной степени способствует китайская рабочая сила, прикрывает мировую экономику от роста цен, которые вызывают западные санкции, наложенные на нефть Ирана. Прибавьте к этому нефтяной бум самих США, который превзошел все ожидания и расчеты и зависимость Запада, включая США, от средне-восточной нефти всё больше идет на убыль. В то же время Америке вполне с руки, что заинтересованность Китая в иракской нефти способствует стабилизации Багдада, которому угрожают всевозможные религиозные конфликты. «Наш интерес заключается в том, что нефть в Ираке производится, что Ирак зарабатывает деньги. Это большой плюс, — говорит Дэвид Голдвин, который был координатором со стороны Госдепартамента США в международных делах, касающихся энергетике в первой администрации Обамы. — С точки зрения геополитики, сближение отношений между Китаем и Ираком вполне устраивает Вашингтон».

Можно соглашаться или не соглашаться с приведенными в статье высказываниями американских политиков. Но обращу внимание на следующие факты:

1) Китай пользуется нефтью иракского правительства в Дамаске и южных месторождений Басры, имея слабый доступ к северо-иракской нефти КРГ и спорных территорий Киркука и Мосула.

2) Вопрос отделения Курдского региона от Ирака настолько серьезен, что премьер Малики даже, несмотря на упреки парламентария Хасана Алави, провел переговоры с Барзани не в Багдаде, а в Эрбиле.

3) Несмотря на все усилия Багдада, налицо постоянно усиливающаяся эскалация ситуации в Ираке, связанная с этническими конфликтами между правящими шиитами, курдами и суннитами.

4) Не исключено, что волнения в Турции могут быть связаны именно с проблемами образования Курдского государства в Ираке.

А вывод прост.Хотя «нефтяные успехи» Китая в Ираке значительны, но их результаты в любой момент могут быть погребены в случае достаточно вероятной дестабилизации ситуации в ближневосточной стране.

3. Монархии и эмираты Ближнего Востока, Султанат ОманСаудовская Аравия, Кувейт, ОАЭ в случае обострения ситуации скорее займут позицию Вашингтона, чем Пекина.Особняком в этом списке стоит Султанат Оман. Страна исторически недружелюбная КСА и поддерживающая достаточно тесные и приязненные отношения с главным противником королевства Ираном. Страна всегда имеющая собственное мнение на ближневосточные события не всегда совпадающее с позицией Запада и США.Но, тем не менее Вашингтон об Омане не забывает никогда:21 мая Султан Омана Кабус бен Саид встретился с прибывшим в Маскат с визитом Государственным секретарем США Джоном Керри. Дж. Керри прибыл в Маскат с визитом в Оман во вторник в полдень…Оман является первой остановкой в рамках поездки Дж. Керри по средневосточным странам….Это его первая поездка в данную страну Персидского залива после вступления на пост Госсекретаря США…

АФРИКА

1. Судан

Некогда надежный поставщик нефти в Китай, разорванный в 2011 на две части — Южную добывающую и Северную транспортирующую нефть. И перспективы улучшения ситуации в стране продолжают оставаться слабыми:Судан приостановил транзит южносуданской нефтиНе добавляют оптимизма и региональные противоречия между Египтом и Эфиопией по поводу использования Нила

2. Конго

Неспокойная, но достаточно важная страна, чтобы удостоится визита новоизбранного Китайского лидера Си Цзипина в его недавнем африканском турне наряду с Танзанией перед саммитом БРИКС в ЮАР.

3. Ангола

Наиболее надежный и последовательный поставщик африканской нефти Китаю. Внешне даже создается впечатление, что США сознательно уступают ангольскую нефть КНР, более ориентируясь на нигерийскую (подробнее об этом ниже).Именно ангольской нефти в КНР созданы наибольшие преференции. Так в ноябре 2012 Китай понизил пошлины на экспорт нефти из Анголы на 95% от стандартных тарифов. При том, что и ранее тариф на ввоз нефти из Анголы в Китай был также льготным, скидка составляла 65%.Кроме того, что позитивно для КНР - Ангола намерена довести добычу нефти до 2 млн баррелей в день к 2015 году, догнав Нигерию — крупнейшего производителя нефти в Африке.Одна проблема — большое транспортное плечо для перевозок ангольской нефти в Китай. Но об этом подробнее во второй части…

4. Нигерия

Крупнейший производитель нефти на Африканском континенте в отношении ее экспорта в Китай скромно занимает позицию «другие поставщики». Если это можно назвать отрадным для Пекина, то и Европейские страны вынуждены делить поровну нигерийскую нефть с ее наибольшим импортером США.Но для Китая Западно-Африканский регион достаточно важен. И, несмотря на усиливающееся в нем влияние США, Пекин, по крайней мере, не оставляет попытки усиления своего присутствия в регионе: Китай предложил направить своих миротворцев в Мали – ООН

Южная Америка

1. Венесуэла и Бразилия

Достаточно надежная, но очень далекая и незначительная в общих объмах китайского импорта нефть.

Выводы

1. По оценкам китайских специалистов потребности Китая в импорте сырой нефти будут продолжать расти.

2. Из наиболее надежных экспортеров сырой нефти в Китай можно выделить Россию, Казахстан, Анголу, Венесуэлу, Бразилию, Конго. Потенциально надежным экспортером можно считать Иран и Оман. Остальные страны поставщики нефти в Китай являются потенциально «проблемными» в силу напряженной ситуации в регионе или их лояльной политической ориентации на основного соперника КНР — США.

Таким образом, доля потенциально «проблемных» поставщиков в китайском импорте сырой нефти составляет около 40%.

Тем не менее любой купец знает, что для него не так опасны рынки даже в неспокойных городах, сколько сами караванные пути.Знают это и разбойники, промышляющие на дорогах…

Ормузский пролив

Контроль США на морскими коммуникации позволяет им создавать проблемы своему главному конкуренту — Китаю без риска втянуться в прямое столкновение. Ситуация в Персидском заливе — яркое тому свидетельство

Итог первой части статьи - приблизительно 40% экспорта сырой нефти в Китай осуществляют потенциально ненадежные партнеры.

Имеют ли США геополитические возможности увеличить этот проблемный процент, примером, до 60? Да.

Использует ли Вашингтон этот козырь в борьбе против Китая? С очень высокой вероятностью - Нет.

Во первых, не будем сбрасывать со счетов спотовые закупки нефти на биржах. Их сложно контролировать, но для импортера они могут стать спасительной соломинкой, дающей глоток воздуха и время устоять после «первого вала» и подготовиться к последующим «ударам стихии». Особенно, если у импортера как у Китая есть большие деньги, которые он не побоится потратить.

Во вторых, поджигая целые регионы и, оказывая политическое давление на экспортеров нефти, заставляя тем самым их нести значительные убытки, можно опрокинуть всю мировую политическую и финансовую систему. А во всеобщем хаосе и полном отказе от устоявшихся «Правил Игры» былой авторитет, опыт и даже сила часто не спасают «Мастера» от бесшабашного напора и самоубийственной смелости голодных «Новичков», страстно желающих урвать свою часть власти и богатства. «Новичок», которому нечего особо терять, не преминет воспользоваться довольно заманчивым шансом 50 на 50 ставкой «ва-банк» на один кон переиграть признанного «Профессионала». А если ставить против «Мастера» будут не только «Новички»…

В третьих, самое главное. Топорный удар по источникам китайского импорта нефти — это высокие цены на углеводороды, а, значит, крайне ценный подарок второму из наиболее опасных геополитических соперников США — России.

А в результате…Перефразирую знаменитую фразу популярного советского спортивного комментатора Н.Озерова: «Такая Геополитика им не нужна…»

Выход из этой ситуации достаточно прост, известен многим, и уже давно претворяется в жизнь США на плановой и постоянной основе.

1. «Проблемы» должны «возникать сами собою» лишь в отдельных странах импортерах нефти, без видимого прямого вмешательства Вашингтона. Так как это в 2011 произошло в Судане и как это сегодня происходит в Ираке.Иранское нефтяное эмбарго — имеет несколько иные перспективы и цели, которых мы коснемся позже…

2. Главное оружие против любого (не только Китая) импортера нефти (или перевозчика любых других стратегических товаров и ресурсов) - надежный контроль над наиболее важными точками основных путей транспортных поставок с возможность эффективного экономического и военно-политического влияния на их работу.

Трубопроводы существенная транспортная составляющая, но отложим дела сухопутные и обратим взоры к морским путям нефтеперевозок. Тем более, что большая часть мировых запасов нефти это прибрежные или шельфовые зоны морей и океанов.

Итак — главные мировые проливы

И основные пути транспортировки нефти

Начнем по значимости проливов, с лидера нефтеперевозок.

1. Ормузский пролив

Иранское эмбарго для США имеет целью не столько собственно навредить Тегерану или уничтожить его все еще так и не доказанную экспертами МАГАТЭгипотетическую «военную ядерную программу».

Его главные цели, на мой взгляд, уже достигнуты:

1. Ведущие СМИ укоренили в мыслях мировой общественности аксиому, что блокада Ираном Ормузского пролива обязательно состоится, это лишь вопрос времени.

2. Эмбарго, негативно влияя на социально-экономическую ситуацию в Иране, не только не мешает, а даже стимулирует существенное усиление военного потенциала Тегерана. Потенциала тактического, а значит автоматически предназначенного враждебным соседям ИРИ.

3. Проамериканская и антииранская позиция КСА и Катара в ближневосточной политике и территориальные споры с ОАЭ «разогрели» Иран настолько, что он потенциально готов вступить в вооруженное противостояние с Монархиями Залива, результатом которого станет серьезный удар по мировому экспорту сырой нефти, и, опять же — попытка блокады Ормузского пролива.

И США вполне могут в необходимый момент нажать «спусковой крючок» реализации этих планов. Либо самостоятельно, либо используя региональные противоречия Тегерана с недружественными соседями или с Израилем.

Увы, при правильном подходе долго «упрашивать» Иран прибегнуть к силовым методам реагирования и защиты, им, скорее всего, не придется.

Рассмотрим самые острые сценарии — территориальное противостояние Ирана с ОАЭ или военно-политический конфликт ИРИ с КСА.

В случае начала противостояния Ирана с КСА или ОАЭ, у США есть прямой повод озаботиться безопасностью судоходства по Ормузскому проливу — дороге из Индийского океана к главной базе 5-го флота на Бахрейне и одному из основных путей снабжения американской группировки в Кувейте. Но, достаточно вероятно, что Штаты будут некоторое (не очень длительное) время не особо торопиться разблокировать пролив, поясняя промедление необходимостью тщательной подготовки к опасной операции против иранских минно-торпедных средств, ПВО и береговой обороны.

И пока Ормуз будет какое-то время закрыт Ираном, Китай будет нести огромные убытки в попытках (скорее всего успешных) компенсировать потерю импорта ближневосточной нефти.

Представим, что Ормузский пролив пусть ненадолго, но все же перекрыт Ираном.

А что же такие важные импортеры ближневосточной нефти как ЕС, Япония, Корея, ЮАР, Турция и Индия?

Для начала США целесообразно будет обеспечить безопасность и максимальную загрузку существующих трубопроводов в обход Ормузского пролива

Их нефть в первую очередь преимущественно должна будет достаться партнерам Вашингтона. Из ОАЭ Японии, из КСА — ЕС

Тем более, что, как видно на карте проливов, пропускная способность Суэцкого канала выше чем у Баб-Эль-Мандебского пролива. Значит и нефти логично течь на север, разгружая путь для экспорта северо-африканской нефти в Азию.

А теперь о странах импортерах ближневосточной нефти

Для Европы перед ударом целесообразно:

1) любыми средствами максимально увеличить импорт ливийской нефти;2) вернуть сирийскую нефть на рынок ЕС;3) подготовить возможности поставки на побережье Средиземного моря максимально возможных объемов североиракской нефти и нефти КРГ;4) возможно, поделиться с ЕС некоторой частью американских квот на нигерийскую нефть;5) инициировать увеличении поставок в Европу российской нефти;6) возможно восстановить работоспособность Трансаравийского нефтепровода

Да и по большому счету «всякие» Греции, Испании, Португалии, Италии и страны Юго-Восточной Европы могут некоторое время потерпеть до снятия блокады Ормузского пролива. Все неудобства спишут на кризис, а в профите усиление нелюбви к «злым иранцам», а не к собственным правительствам.

Для Японии и Кореи1) по возможности на некоторое время увеличить поставки индонезийской и австралийской нефти

Для ЮАР1) Трудно прогнозировать чем заменить 25%-ый импорт в страну иранской нефти. Не будем гадать, а предположим, что «Заграница им поможет», а может африканские соседи или относительно недалекий партнер по БРИКС Бразилия…

Для Турции1) Единственная из перечисленных стран, имеющая преимущество от сухопутного соседства с Ираном. Тот случай, когда фраза «дело труба» имеет позитивное значение.

Для Индии1) Конкурентная борьба Индии за свободные активы сырой нефти с Китаем лишь придаст ситуации полезной для США интриги

Кроме того Остается в запасе «серая лошадка» вне зоны Ормузского пролива — Оман, который с большой вероятностью займет нейтралитет в случае противостояния КСА и Ирана. По крайней мере вряд ли станет поддерживать КСА или других радикальных суннитов.

Именно потому импортерам нефти важно »дружить» с Оманом. Но необходимость такой «дружбы» понимают, как упомянуто в первой части статьи, и США.А вот кому из покупателей нефти в форс-мажорное время будет более симпатизировать Маскат, сказать сложно…

Вывод: Перекрытие Ормузского пролива, если оно будет совершено на непродолжительный срок - возможно. Последствия для мировой экономики будут хотя и крайне тяжелы, но, достаточно вероятно, не убийственны.Да, такой шаг требует тщательной подготовки с учетом максимально больших возможных вариантов развития событий, что сложно для любого игрока, не исключая самых искушенных планировщиков США. Но подготовить, организовать и совершить его пусть и крайне сложно, но реально.

Тем не менее, пока любые действия, направленные на инициирование перекрытия Ираном Ормузского пролива, это скорее крайне нежелательный для США форс-мажорный поступок или аварийный «план В», чем необходимость. И до этого при нынешнем геополитическом раскладе на БВ, думаю, не дойдет.

Гораздо проще и безопаснее для мировой экономики снова разыграть подготовленную после вывода американских войск из страны Иракскую карту. Особенно с учетом значительного увеличения поставок нефти этой страной в Китай. Кроме того, Иран вряд ли останется безучастен к противостоянию иракских шиитов с местными суннитами или курдами. Достаточно удобный способ канализации возросшей военной мощи Тегерана в наименее опасное для ближневосточной политики США русло.

topwar.ru


Смотрите также