Нефть – инфляция – курс рубля. Как сделать прогноз? Инфляция цены на нефть


Цена на нефть с учетом инфляции доллара находится на историческом минимуме. Что в таких условиях делать России? | Блог dimanapozitive

Сегодня решил обновить данные по цене нефти с учетом инфляции доллара. В предыдущем моем материале от 7 декабря сравнивал цену в 41,60 доллара за Брент. Сегодня она опускалась до 30,45. Её и возьму в расчеты.

Для выяснения уровня инфляции в США за это время обратимся к калькулятору инфляции:

1. Посмотрим вначале к уровню 2000 года. Инфляция с этого времени составила 37,96%.

30,45$/1.3796=22.07$ Эта стоимость нефти в США в ценах 2000 года.

Видно, что сейчас цена на нефть, с учетом инфляции в США, значительно ниже уровня 2000 года!

2. Теперь к уровню января 1995года. Инфляция с этого времени составила 58,88%.

30,45/1,588= 19,16$ в ценах января 1995 года.

В 1995 году как раз цена на нефть была примерно у этого уровня.

3. К уровню 1990 года. Инфляция с этого времени 97,38%.

30,45/1,9738=15,4$.

Цена на нефть в 1990 году была примерно 14$ за баррель.

4. К 1980 году. Инфляция с этого времени 200,09%.

30,45/3=10,15$ за баррель в ценах 1980 года.

Цена на нефть в 1980 году была примерно 36-37$ за баррель. То есть выше, чем уровень сейчас в 3 раза! Следует отметить, что тогда был скачок стоимости нефти. Но все равно разница очень огромная.

Более наглядно всё это видно на картинке ниже:

Получается, что сейчас стоимость черного золота достигла своих исторических низов. В предыдущие годы цена нефти была раздута за счет спекулятивного капитала. Известно, что количество реальной нефти меньше, чем её объем торговли на мировых рынках. Низкие ставки ФРС США и программы количественного смягчения последние 10 лет позволяли нефти быть на высоте. Но с началом завершения КУЕ3 (программы количественного смягчения №3 от ФРС) нефть стала активно дешеветь. То же самое относится ко всем другим сырьевым активам (медь, газ, уголь, железная руда, никель и т.д.)

Спекулятивный капитал правит мировым финансовым рынком. Только стоило зажать краник прироста долларовой ликвидности, как цены на нефть посыпались в низ.

Далее последует следующий этап кризиса на мировых финансовых рынках. Нас ждет: обрушение Пирамиды долга, стоимости акций, снижение прибылей компаний, резкое снижение объемов кредитования, дефляция.

Это в мире. А что делать в такой ситуации России?

1. Защита внутреннего рынка от излишнего импорта. Замещать усиленно импортные товары. Все что можно - делать самим. Это протекционизм, эмбарго, таможенные барьеры, субсидии для отечественных производств - это в последнее время стало намного заметнее. Что видно по сельскому хозяйству.

2. Девальвация в этом плане сказывается положительно. Писал об этом: Ослабления рубля в условиях дефляционных процессов в мире.  Особенно выраженные в ценах на сырье. Наши компании наращивают производство, либо имеют намного лучшую динамику, чем их Западные конкуренты. Но конечно необходимо все в разумных рамках. Пока это в целом так и происходит.

3. Наращивание не сырьевого экспорта. Кроме роста экспортной выручки это позволит нарастить и внутреннее потребление этих продуктов. Как произошло в Китае: вначале наращивание экспорта, а потом увеличение внутреннего потребления.

4. Необходимо стойко отстаивать те отрасли, по которым мы сильны. Это основа для дальнейшего развития. Не дать им упасть, как это произошло в 90-е. Когда были развалены целые отрасли, которые были сильны во времена СССР.

5. Формировать более стойкую собственную финансовую систему, построенную на рубле. Увеличивать объем рублевого кредита в экономике.

6. Снижение нефти заставит власти шевелиться и принимать решения, которые до этого откладывались.

7. Необходим рост не нефтегазовых доходов бюджета. Это даст больше независимости от динамики цен на нефть. Сейчас как раз для этого появился шанс.

8. Развивать новые направления в экономике и промышленности. Раньше, за счет постоянного роста цены на нефть, сырьевой сектор получал повышенные инвестиции. А другие отрасли были в инвестиционном голоде. Сейчас за счет ослабления рубля стало интереснее не гнать голое сырье на экспорт, а производить товары с большим уровнем добавленной стоимости. Причем на внутреннее потребление. Раньше выгодно было импортировать продукцию к нам, так как рубль укреплялся в реальном выражении. Сейчас прибыльно импортозамещение.

9. Ждать быстрых положительных моментов не стоит. На все нужно время. Процессы запущены, изменения начались. Экономика перестраивается. Надо поддерживать этот процесс.

10. Инфляция будет снижаться. Чувствую по своему бизнесу. Поставщики усиленно борются между собой, снижая на цену. Мы также снижаем наценку с целью удержания доли рынка. Идет борьба на выживание. Но она оздоравливает рынок, компании которые выстоят будут сильнее, более конкурентноспособнее в долгосрочном плане. Кризис высвобождает от слабых.

11. Цена на нефть уперлась в дно. Более сильного устойчивого долговременного снижения не ожидаю. Это снизит давление на рубль, который стабилизируется в широком коридоре 65-83. Снижение инфляции позволит снизить ставку ЦБ.

Для России появились реальные возможности изменить в корне ситуацию в экономике!

С уважением, DimaPozitiv.

Публикация на Афтершоке

×

cont.ws

Цены на нефть и инфляция

Рост цен на нефть послужил поводом для разговоров по поводу инфляции издержек. Есть мнение, что если нефть подорожала на 20%, то все подорожает на 20%. Долго думал, как лучше сделать. Сначала расписать все в теории, а потом полирнуть графиком, из которого ясно видно, что к чему. Или сначала повесить график, а уже потом мурыжить теорию. Реально, я сильно сомневаюсь, что кто-то будет вникать в детали описываемых ниже моделей. Поэтому вывешу все-таки сначала график, а если кому-нибудь вдруг захочется разобраться, добро пожаловать в адские дебри мира муки, бензина и пирожков. Ниже график, на котором изображена инфляция (синим) и динамика роста цен на нефть (красным).    В общем, тут мы видим, что исторически рост цен на нефть на 150% сопровождался инфляцией всего-то 12-13%. Да и то, не всегда. Собственно, на этом рекомендую закончить чтение, потому что дальше будет скука смертная (я серьезно). Ну а если уважаемый читатель немного мазохист, то я постараюсь расписать, почему интуитивно кажется, что рост цен должен быть значительный и почему это не так. 

Нефтепродукты широко используются на многих этапах производства чего-бы то ни было. Даже для того, чтобы какой-нибудь звездец шоубиза мог осчастливить публику своей фонограмой, его тело нужно доставить на место предполагаемого деяния, дабы он пооткрывал рот и у публики не возникало мысли, что послушать запись на ютюбе было бы гораздо дешевле. А для перевозки звезды, естественно, нужен все тот же самый бензин. Что уж говорить про изготовление хлеба?  

Рассмотрим простейший случай. Пусть у нас есть пахарь (работает на комбайне), пекарь (ездит к печке на машине) и нефтяник, который "добывает" бензин для первых двоих. Все они кушают булочки, которые все вместе производят. 

Допустим, для заготовки 1 кг муки пахарю надо 1 литр бензина. Пахарь покупает бензин у нефтяника по цене $1 за литр. Продает муку пекарю по $2 за кило. Тот, используя 1 литр бензина (по той  же цене в $1), делает из килограмма муки три булочки. Одну съедает сам, одну продает пахарю за 2 доллара и одну нефтянику тоже за 2 доллара. Ну и в конце рабочего дня, пекарь зовет пахаря, чтобы употребить услугу чесания пяток за $2:

Как видно, в конце цикла деньги распределены так же, как и в начале и цикл может повторяться заново.

 Шли годы и тут хренакс! Нефтяник заявляет, что нефть нынче подорожала, на каком-то там шмайниксе дают $2 за литр и если кто-то не согласен, то снарядит он своего ручного ишака и отвезет товар куда следует. Все начинают взвинчивать цены. Смотрим, что будет:

 Ага, вот оно! Все цены выросли в 2 раза! Но не будем спешить с выводами. В нашем примере требовалось очень много бензина. В реальной экономики, доля нефти гораздо меньше. Усложним пример и допустим, что пекарей и пахарей много, а нефтяник один. И бензина требуется не два литра на три пирожка, а 2 литра на 15 штук:

 Чтобы все делилось нацело, я взял изначальную цену бензина 2 доллара за литр. И теперь давайте повысим её до 4 долларов. Теперь пахари, чобы компенисировать потери, увеличат цену муки не на 100% (как в предыдущем примере раз), а только на 20%. Пекари могут вообще не повышать цену, у них и так нормальная маржа. А могут повысить на 15%, тогда они отобьют все потери. Я не стал добавлять это в модель, так как тут еще дробей не хватало: Как мы видим, в итоге незначительно выросли цены на муку, а пекари поделились прибылью с нефтяниками. В результате пахари чешут не 10 пяток пекарей, как раньше, а 7 пекарьских и 3 нефтянские. 

Еще один важный аспект заключается в том, что никакого дальнейшего роста цен из этого не следует. Даже напротив, завтра цена на нефть упадет и все отмотается обратно.

pustota-2009.livejournal.com

цены на нефть не влияют на инфляцию — Рамблер/финансы

После экономических ужасов 70-ых годов прошлого века - энергетического кризиса и высокой инфляции в странах Запада - в мире укоренилось представление о том, что цены на нефть и цены на все остальное тесно взаимосвязаны. Обыватели и даже многие экономисты решили, что существует простая причинно-следственная связь: если растут цены на нефть - жди всплеска инфляции, если падают - скоро инфляция замедлится.

Идея даже считалось банальной и не требующей доказательства:

- От цен на нефть очевидно зависят цены на бензин, а значит и индекс потребительских цен - в 2012 году доля бензина в нем в США составила 12%.

- Кроме того, нефть включена в стоимость производства и доставки многих товаров и услуг.

- Исторически динамика инфляции и цен на нефть, кажутся связанными.

http://www.clevelandfed.org

Однако Патриция Вэйвуд и Мехмет Пасаогуллари из Федерального резервного банка Кливленда доказали , что связь эта совсем не очевидна.

Вэйвуд и Пасаогуллари добавили нефтяные цены во все лучшие модели предсказания инфляции на год вперед, сделали "прогнозы инфляции" для последних пяти десятилетий и сравнили получившийся результат с реальностью (Для каждой модели был подсчитан корень среднеквадратичной ошибки, или RMSE. Чем меньше RMSE, тем точнее показатель предсказывает динамику инфляции).

Простой опыт дал весьма неожиданные результаты: по крайней мере, динамика цен на нефть никак не помогает предсказать инфляцию на четыре квартала вперед.

- Динамика нефтяных цен до последнего десятилетия никак не помогала предсказать динамику индекса потребительских цен (ИПЦ) - даже несмотря на то, что нефтяные цены через бензин и производные (продукты питания, транспорт и т.д.) сама включена в ИПЦ.

- Это касается как самых легких для предсказания периодов - 60-х и 90-х годов, так и самых сложных - 70-х и 80-х.

- В 70-е, когда, казалось бы, энергетический кризис и нефтяное эмбарго арабских стран больше всего влияло на инфляцию в США, "нефтяные модели" ухудшили точность прогноза больше всего.

- Только в 2000-е годы учет цен на нефть в предсказательных моделях слегка улучшил их точность. Исследователи полагают, что точность с учетом нефтяных котировок повысилась только за счет 2008 года, когда цены на нефть взмыли вверх, разогрев рынок сельхоз продуктов, а затем рухнули. Потребительская инфляция повторила их "траекторию" - от самого высокого за десятилетие пика до (почти) дефляции. Аналогичное совпадение пиков - всплеска цен на нефть с последующим временным ускорением инфляции - было зафиксировано в 2011 году. "Безнефтяные модели" пики инфляции предсказать не смогли.

http://www.clevelandfed.org

- Влияние нефтяных цен на прогнозы базовой инфляции, которая прямо не включает в себя нефтяную составляющую (не учитывает цены на энергию и продукты питания) и вовсе отрицательно - включение в модели цен на нефть ухудшало прогноз все 50 лет "наблюдений".

- В 2000-е разница особенно заметна. Исследователи ФРБ Кливленда связывают это с тем, что центробанки мира, в том числе ФРС, достигли небывалых высот в контроле за базовой инфляцией с помощью монетарных методов. ИПЦ же, напротив, стал более волатильным и зависимым от цены энергии и продуктов питания.

http://www.clevelandfed.org

Таким образом, отслеживание цен на нефть позволяет чуть лучше прогнозировать современные краткосрочные "пики" всплеска потребительских цен, но не инфляцию в среднесрочной перспективе.

Нужен идеальный прогноз цен на нефть

Если текущие цены на нефть ничего не могут сказать об инфляции через год, то, возможно, это могут сделать точные прогнозы цен на нефть на тот же период. Грубо говоря, Вэйвуд и Пасаогуллари нашли ответ на абстрактный и теоретический вопрос: если бы мы сейчас знали точную цену на нефть через год, то помогло бы нам это предсказать инфляцию? Или: есть ли в принципе связь между нефтяными ценами и инфляцией?

Для этого исследователи провели мысленный эксперимент (они признают, что он совершенно оторван от жизни):

- Точного инструмента предсказания нефтяных цен у человечества нет. Даже профессиональные торговцы нефтяными фьючерсами занимаются не столько предсказаниями, сколько спекуляциями - их рынок даже не связан с физическими поставками топлива.

- Поэтому, чтобы измерить принципиальную зависимость между нефть и инфляцией, экономисты вместо прогнозов подставили в модели реальные цены на нефть в последующие периоды. То есть сделали вид, что человечество обладает идеальным прогнозом нефтяных цен.

http://www.clevelandfed.org

http://www.clevelandfed.org

- В этой идеальной модели нефть действительно помогает лучше прогнозировать динамику потребительских цен. Но только после 1990х годов, когда ИПЦ оторвался от базовой инфляции и стал больше зависеть от волатильного рынка нефти.

- "Идеальный прогноз" нефтяных цен отлично "ловил" пики потребительской инфляции (что не удивительно, учитывая их "нефтяную природу"). В спокойные периоды прогноз вряд ли бы улучшился.

- Но даже "идеальный нефтяной прогноз" никак не влияет на точность предсказания базовой инфляции.

finance.rambler.ru

Минэкономразвития допустило инфляцию в 20% при падении цен на нефть :: Экономика :: РБК

Если цена на нефть опустится ниже $50 за баррель, инфляция может ускориться до 20%, говорится в опубликованном макропрогнозе Минэкономразвития

​Цены смотрят на нефть

При паде​нии цены на нефть до уровня ниже $50 за баррель можно ожидать ускорения инфляции до 20%, а также ослабления рубля на 7–10% и усиления оттока капитала, следует из опубликованного Минэкономразвития макроэкономического прогноза на 2016–2018 годы. Все эти факторы ведут к ослаблению инвестиционного спроса: инвестиции в основной капитал при таких уровнях показателей могут сократиться на 20%.

Ранее в конце марта глава министерства Алексей Улюкаев говорил, что пик инфляции уже пройден — при показателе инфляции в 16,7%. Такую же позицию озвучил на расширенном заседании коллегии Минэкономразвития в апреле премьер-министр Дмитрий Медведев.

Базовый сценарий представленного прогноза — увеличение цены на нефть с $50 в 2015 году до $70 за баррель к 2018 году. Описывая основные риски этого сценария, эксперты министерства отметили, что «факторы снижения цены на нефть в результате опережающего роста ее предложения рассматриваются как равновероятные с факторами более высокой цены на нефть».

Спрос на нефть в развитых и развивающихся странах подавлен, отмечают чиновники. Со стороны предложения цену толкают вниз рост добычи в Северной Америке — на рекордные 13,2% в США и на 7,6% в Канаде в 2014 году, отказ ОПЕК сокращать добычу нефти и политика стран Персидского залива по удержанию доли рынка путем поставок дешевого сырья. В частности, в Соединенных Штатах такой избыток предложения привел к исчерпанию свободных мощностей хранения запасов.

Низкие цены на нефть могут возобновить ослабление национальной валюты и таким образом привести к превышению прогнозируемого уровня инфляции, предупреждают эксперты Минэкономразвития.​​

В условиях продовольственных контрсанкций по ограничению импорта, которые сдерживают предложение и ухудшают конкурентную среду, инфляционные риски также повышаются. Среди других возможных драйверов роста цен упоминаются удорожание зерна из-за прогнозируемого сокращения урожая в 2015 году и повышения мировых цен, а также увеличение цен в инфраструктурном секторе, связанное с «ростом регулируемых тарифов при сохранении ориентации на инфляцию предыдущего года». Важную роль продолжают играть геополитические риски: они создают предпосылки для оттока капитала из страны, который, в свою очередь, способствует ослаблению обменного курса и сохранению высокого уровня инфляции.

Российский экономический кризис: антирекорды 2014 года в графиках Еще 5 фото

Ожидания — умеренно оптимистичные

Базовый сценарий представленного прогноза — увеличение цены на нефть с $50 в 2015 году до $70 к 2018 году при продолжении действия санкций со стороны США и ЕС. При таких условиях ведомство прогнозирует, что инфляция в 2016 году замедлится почти вдвое по сравнению с текущим периодом — до 6,5–7,5%, а в 2018 году на фоне укрепления рубля снизится до 5%.

Консенсус-прогноз Bloomberg по инфляции, построенный по 42 экспертным оценкам, составляет 15,05% в 2015-м, 7,25% в 2016-м и 6,7% в 2017 году. Наиболее пессимистичную оценку на следующий год — 16,6% — дают в IHS Economics.

Пик инфляционных ожиданий пришелся на февраль: тогда по результатам опроса ООО «ИНФОМ», публикуемых ЦБ, медианное значение ожидаемой населением инфляции на год вперед составило 18,1 против 16,6% в январе. В последующие два месяца этот показатель постепенно снижался — до 15,7 и 14,0% соответственно. Таким образом, в апреле инфляционные ожидания вернулись к уровню октября 2014 года.

Дмитрий Полевой, старший экономист по России и СНГ банка ING, объясняет, что такая динамика связана с двумя факторами: стабилизацией курса рубля и фактической стабилизацией инфляции. «У людей есть ощущение, что по крайней мере в месячном выражении инфляция стала замедляться. Плюс новостной фон: в связи со стабилизацией курса рубля инфляция должна стабилизироваться быстрее», — говорит эксперт. Ключевым фактором он называет укрепление рубля, так как население ориентируется преимущественно на курс, формируя ожидания. Кроме того, в России они очень адаптивные, то есть в значительной степени определяются значениями предыдущих периодов.

В целом Полевой говорит, что 20% — крайне пессимистичный прогноз: даже если рубль ослабнет на фоне низких цен на нефть, он придет к тем минимумам, которые мы уже видели. Другой вопрос, что «на уровне человеческого восприятия эти цифры не будут казаться чем-то нереалистичным, потому что наблюдаемая инфляция «в голове у населения» зачастую оказывается выше официально регистрируемой статистики», — уточняет экономист.

www.rbc.ru

Прогнозируем курс рубля по цене на нефть

Если мы торгуем ту или иную валютную пару, то, на мой взгляд, вполне логичным выглядит стремление понять, какие еще дополнительные факторы могут повлиять на ее курс. Помимо устойчивых связей определенных валют и рынков акций необходимо помнить также и о корреляции сырьевого рынка с валютами сырьевого характера, поскольку они движутся в сильной взаимосвязи – колебания на одном рынке обязательно приведут к изменениям на другом. Необходимо видеть картину целиком. Это позволит защититься от резких неприятных колебаний курсов, а также получить прибыль, воспользовавшись возможностью торговли по тренду.

Нефть – процентные ставки – сырьевые валюты

Рассмотрим взаимосвязь изменения котировок определенных валют с динамикой процентных ставок, а также корреляцию сырьевого и валютного рынков. Результатом такого подхода будет прогноз возможных действий Центральных Банков, исходя из макроэкономического фона, меняющегося в результате движения цен на товарно-сырьевом рынке.

Ценовая динамика нефтяного рынка может быть как драйвером роста потребительских цен, так и поводом скатиться в область дефляции. Низкие цены на нефть неминуемо приводят к снижению инфляционных показателей. Снижающаяся инфляция же тянет за собой целую вереницу неблагоприятных факторов, таких как падение объема промышленного производства, слабый ВВП и растущая безработица.

Однако справедлива будет и обратная взаимосвязь. В период высокого спроса на топливо и растущих цен, экспорт сырья оказывает позитивный эффект на внешнеторговый баланс стран-экспортеров, что в итоге приводит к росту курса их национальных валют, а также со временем к росту инфляции.

В результате этих макроэкономических изменений Центробанки начинают проводить политику, соответствующую текущим реалиям, а любые действия ЦБ в рамках денежно-кредитной политики влияют на курс национальной валюты.  Рассмотрим примеры.

На примере российского рубля

Так, высокой корре­ляцией с нефтью обладает канадский доллар и российский рубль, поскольку добыча углеводородов имеет наибольший вес в промышленности Канады и России. Факт заниженной стоимости сырья уменьшает уровень дохода от его продажи, показатели прибыли отраслевых компаний падают, также наблюдается изменение в макростатистике. В свою очередь дешевая нефть и дыры в заранее спланированном бюджете вынуждают Центральные Банки сырьевых держав проводить политику низких процентных ставок или отказываться от политики сдерживания валютного курса. Такое поведение регулятора резонно приводит к долгосрочным падениям национальных валют.

Рассмотрим теорию на примере.

Красным цветом изображена динамика валютной пары USD/RUB относительно нефти марки Brent.

Красным цветом изображена динамика валютной пары USD/RUB относительно нефти марки Brent.

В период с 2014-06-16 по 2016-01-11 также прослеживается четкая корреляция нефти и российского рубля. Падение цен на нефть привело к ослаблению российской валюты на 128%. Валютная пара USD/RUB выросла c 35 руб/долл. до 80 руб/долл.

Стабилизация бюджета после резкого падения стоимости нефти привела к установлению абсолютных антирекордов российским рублем. В буквальном смысле регулятор отдал судьбу валюты в руки спекулятивно­го рынка, курс снизился, а это в свою очередь помогло нивелировать образовавшиеся перекосы в бюджете, поскольку удешевление рубля компенсировало падение нефтяных цен.

В случае с ЦБ РФ изменение основной процентной ставки не являлось основным инструментом, поскольку эффект от него был минимальным. В данном случае снижение валютного курса произошло в результате изменения денежно-кредитной политики регулятора, но не через изменение стоимости кредита, а через вмешательство в ход торгов на внутреннем валютном рынке. Иными словами регулятор отказался от валютных интервенций.

На примере канадского доллара

На графике красным цветом изображена динамика валютной пары USD/CAD относительно нефти марки Brent.

На графике красным цветом изображена динамика валютной пары USD/CAD относительно нефти марки Brent.

В период с 2014-06-16 по 2016-01-11 прослеживается четкая кор­реляция CAD и нефти марки Brent. Нефтяные котировки снизи­лись со 114$ до 30$ за баррель, падение составило 73.7%. Параллельно с этим валютная пара USD/CAD выросла с 1.0700 до 1.4500, снижение CAD составило 35.5%.

Банк Канады для борьбы с низкой̆ инфляцией̆ пошел на двукратное снижение основной процентной ставки. Эти действия были легко прогнозируемы, поскольку запас для маневров в этом направлении у регулятора был – основная процентная ставка к моменту глубокого падения нефтяных котировок составляла значение 1.0%.

Итого

Наблюдая за ценами на нефть и движением сырьевых валют, легко заметить четкую прямую корреляцию. Это помогает в построении среднесрочной модели прогнозирования на основании изменения процентных ставок, и в определении начала среднесрочных и долгосрочных трендов валютного рынка. Также существует внутридневная корреляция инструментов, что которую можно использовать в качестве дополнительных сигналов для поиска оптимальных моментов входа в рынок.

Полезная информация

Похожие статьи

Евгений Филиппов Евгений Филиппов
Евгений Филиппов

С 2015 года является управляющим директором компании STForex. В прошлом трейдер-аналитик и соведущий ряда телевизионных передач финансовой тематики, имеет большой опыт проведения эфиров и он лайн вебинаров по теме валютного рынка

fortrader.org

Нефть, инфляция и доллар | Статистика инвестиций

Мы все привыкли к обратной связи между долларом и ценами на сырьевые активы – если доллар растет то цены на нефть, промышленные металлы, драгоценные металлы, сельскохозяйственное сырье в целом имеют тенденцию к снижению, для которого существует вполне логичная и понятная причина – значительная часть всех этих товаров торгуется в долларах.

Однако наверно немногие понимают, что в настоящий момент возникла связь иного характера между нефтью и долларом.  Связь эта не так очевидна, поскольку имеет запаздывающий эффект; реализуется она через инфляцию.

Нефть оказывает сильное влияние на уровень инфляции, поскольку продукты с ее использованием занимают достаточно существенную долю в потребительской корзине. Это влияние распространяется как на общую инфляцию, так и на базовую, так как многие товары включают в себя транспортную компоненту.

Если выразить в цифрах, то снижение нефти на 10% ведет к снижению инфляции спустя какое-то время на 0,2-0,3%. Ни один другой товар не играет такой роли в инфляции.

В свою очередь инфляция играет особую роль в современной (кейнсенианской) экономике – считается, что ее наличие стимулирует потребление и соответственно экономический рост, что выражается в том, что практически всеми центральными банками установлены цели по инфляции. В большинстве случаев такой целью является годовая инфляция на уровне 2%.

Если цены на нефть продолжат падение, то спустя месяц-два инфляция продолжит падение и в ряде стран может опять показать отрицательные значения в годовом выражении.

Это будет непродолжительный эффект, поскольку если посмотреть на тот момент, когда началось падение в прошлом году, то мы сейчас как раз проходим годовой интервал и потом вследствие исчезновения эффекта высокой базы инфляция будет естественным путем возвращаться к нормальным значениям.

Но в течение 1-2 месяцев эффект высокой базы еще сохранит свое влияние и это может привести к определенным неблагоприятным последствиям для американского доллара, и прежде всего это ведет к тому, что чем ниже будут цены на нефть в ближайшие полтора месяца, чем меньше вероятность, что Федрезерв осуществит повышение ставки в сентябре.

Но еще большее влияние дальнейшее снижение цен на нефть окажет на валюты стран, инфляция в которых имеет большие шансы чем в США перейти в отрицательную область. Это относится прежде всего к еврозоне, где власти особенно болезненно относятся к низкой инфляции. 

О перспективах нефти

Как показывает следующий рисунок, на прошедшей неделе нефть показала наибольшие потери среди всех финансовых активов.

При этом, как мы видим, далеко не все commodities показали снижение, было очень много, показавших рост, в том числе и цены на газ.

Прошедшая неделя была шестой неделей подряд падения нефти и теперь цены на нефть вплотную приблизились к минимальным значениям начала этого года.

Для падения нефти есть много объективных причин. Среди них переизбыток предложения на рынке, выход Ирана на рынок, переполненность хранилищ нефтью, приближающееся завершение сезона отпусков с закрытием некоторых нефтеперерабатывающих заводов на профилактический ремонт, и общий негативный настрой инвесторов по отношению к нефти.

Ждать восстановления цен на нефть в скором времени не приходится и они будут долго торговаться на низком уровне.

Но при этом я считаю, что хотя нефть с большой вероятностью обновит минимальные значения этого года, потенциал падения у нефти невелик.

Современный рынок нефти требует гораздо меньше времени на ребалансировку объемов добычи с учетом потребности, поскольку добычу сланцевой нефти можно развернуть или свернуть за несколько месяцев, а не за несколько лет, как добычу традиционной нефти.

Производители дорогой нефти быстро уйдут и рынок сбалансируется. Поэтому я не ожидаю, что WTI уйдет ниже 38 долларов, а Брент ниже 42 долларов. Таковы мои минимальные цели по нефти. В реальности падение может оказаться даже меньше.

Нефть на мой взгляд уже сейчас имеет выгодную цену относительно таких активов как, например, золото или фондовые индексы, что дает возможность долгосрочным инвесторам формировать арбитражные стратегии из этих активов.

Нужно учитывать также то, что повышение ставки Федрезервом в сентябре под большим вопросом, и доллар может скорректироваться на несколько процентов, что также окажется позитивно для нефти. 

ШНБ вернулся к валютным интервенциям

Основной кросскурс швейцарского франка, пара EUROCHF с начала июля активно росла и я предполагал, что рост был вызван высоким уровнем процентных ставок в еврозоне и общим очень неблагоприятным дифференциалом процентных ставок Швейцарии с другими развитыми странами ( процентная ставка в Швейцарии самая низкая в мире и равна -0,75%).

Но дело оказалось вовсе не в этом.

Вышедшие в пятницу данные по валютным резервам Швейцарского Национального Банка (ШНБ) показали, что валютные резервы Швейцарии выросли за месяц с 516 млрд. швейцарских франков до 531,8 млрд. швейцарских франков на конец июля – новый исторический рекорд.

Похоже, что ШНБ вернулся к былой практике валютных интервенций с целью ослабления курса швейцарского франка.

Причиной для таких действий  могли в частности стать низкие темпы инфляции. Вышедшие в среду данные за июль показали снижение инфляции в Швейцарии на 0,6% по сравнению с июнем, а темпы инфляции за год составляют -1,3%.

Я неоднократно писал о том, что ШНБ является активным участником рынка, притом он совершает валютные интервенции в обоих направлениях: как покупки, так и продажи.

SNB является очень активным участником рынка. Притом он может осуществлять операции в любом направлении: как продавать CHF, так и покупать. Одновременно со слухами о том, что SNB покупает EURO в диапазоне EUROCHF=1,00-1,05, многие участники рынка делали предположения о том, что SNB будет продавать EUROCHF в районе 1,10.

Таким образом, ШНБ и в августе продолжал валютные интервенции и вывел курс EUROCHF в район 1,08 – к максимальным значениям этого года.

Если оценить ситуацию с трейдерсокй точки зрения, то скорее всего ШНБ постарается обновить максимумы этого года с тем, чтобы отстопить тех слабых участников рынка, которые делают ставку на укрепление швейцарского франка.  Затем ШНБ прекратит покупки, а то и перейдет к продажам, поскольку столь крупные валютные резервы несут с собой большие валютные риски

Как известно, любые валютные интервенции центрального банка работают лишь на коротком интервале времени, а спустя какое-то время рынок нивелирует вызванные ими изменения.

Поэтому я ожидаю, что уровни 1,08-1,09 станут максимальными уровнями для EUROCHF в этом году, и оттуда пара возобновит свое снижение и к концу года будет опять торговать ниже 1,05. 

Разнонаправленная динамика американского доллара

За прошедшую неделю динамика основных валют относительно американского доллара была разнонаправлена. Некоторые валюты – AUD и NZD — выросли, другие остались без изменений – EURO, наибольшие потери понесли GBP (-0,82%) и CHF ( USDCHF выросла на 1,819%).

Две валюты – JPY и CAD упали незначительно относительно американского доллара: примерно на 0,3%.

Проанализировав произошедшее, можно прийти к выводу, что валюты отыгрывали собственные истории. Австралиец вырос на 1,595%, поскольку РБА изменил риторику относительно курса AUD; тем самым помог также немного восстановиться NZD. Британский фунт вопреки всеобщим ожиданиям понес потери после «великого четверг»: прошедших в один день заседания Банка Англии, публикации минуток с результатами голосования членов Комитета по денежно-кредитной политике и публикации  отчета по инфляции; в Банке Англии пришли к выводу, что низкая инфляция задержится дольше, чем они ожидали ранее и следовательно повышение ставки произойдет позднее. При этом один член Комитета по монетарной политике голосовал за повышение ставки непосредственно на этом заседании. Парадокс.

Почему-то мне кажется, что через месяц и в Федрезерве начнут осознавать, что повышать ставку при том, что можно одновременно с этим получить отрицательное значение инфляции выглядит мягко говоря неосмотрительным. Канадский доллар продолжает коррелировать с ценами на нефть; поэтому его падение на 0,3% при падении цен на нефть за неделю больше чем на 7% выглядит достаточно скромным. Японская йена в отсутствии общей динамики относительно доллара естественно следует за аппетитом к риску и в четверг-пятницу отыграла почти все потери, понесенные в начале недели, после того, как американские фондовые рынки перешли в коррекцию. В швейцарском франке, который понес наибольшие потери относительно доллара, — особая история и ей будет посвящена отдельная статья.

При этом стоит обратить, что ожидания процентных ставок изменились за неделю в благоприятную для доллара сторону.

Неделю назад сентябрьский фьючерс евродоллара составлял 99,64, а сейчас 99,595.

Вероятность повышения ставки в сентябре рынок теперь оценивает гораздо выше, чем неделю назад. Достаточно существенное изменение между прочим, и что любопытно, доллар и фьючерс евродоллара относительно друг друга в пятницу двигались совсем не в тех направлениях, в которых они должны были двигаться.

Поэтому рост EURO, AUD и NZD в пятницу никак нельзя рассматривать как реакцию на статистику по занятости – статистика на самом деле была позитивна для американского доллара. Это была реакция на что-то другое или просто продажа по факту, поскольку событие, которое рассматривалось рынком как потенциально позитивное для американского доллара, миновало.

С моей точки зрения вероятность первого повышения ставки Федрезервом в сентябре составляет теперь примерно 50/50, поскольку Федрезерв, когда достаточно быстро окликнулся на вышедшие неделю назад слабые данные по ECI, ясно продемонстрировал рынку свое стремление повысить ставку скорее раньше, чем позже .

Думаю, что текущая неопределенность на рынке сохранится и приведет к возникновению в ближайшие пару недель большого количества случайных движений на рынке, которые будут усиливаться летним характером торговли.

Но затем сложившееся на рынке равновесие начнет сдвигаться не в пользу доллара. Николай Луданов — Chessplayer Источник

www.cotinvestor.ru


Смотрите также