НИОКР и инновации. Инновационная деятельность газпром нефть


НИОКР и инновации – Обзор результатов – Годовой отчет ПАО «Газпром нефть» за 2016 г.

Инновации в сфере добычи

>50 технологических проектов запущено в рамках Технологической стратегии в области разведки и добычи «Газпром нефть» в 2016 г.

Приоритетом инновационного развития ПАО «Газпром нефть» являются технологии, обеспечивающие достижение стратегических целей по рентабельному увеличению добычи и повышению технологичности нефтепереработки. В Компании внедрена система долгосрочного технологического планирования: определены долгосрочные технологические вызовы и решения, необходимые для их преодоления.

В 2016 г. Компанией была актуализирована Программа инновационного развития, которая теперь охватывает временной горизонт до 2025 г. Ядром Программы стали мероприятия по внедрению комплекса технологий, повышающих продуктивность скважин, разработке баженовской свиты, совершенствованию третичных методов увеличения нефтеотдачи на истощенных месторождениях, а также разработке и постановке на производство катализаторов нефтепереработки.

Помимо указанных выше ключевых проектов, важное место в Программе инновационного развития занимают проекты автоматизации производства в добывающем и нефтеперерабатывающем сегментах.

С 2014 г. в Компании действует Технологическая стратегия в области разведки и добычи, объединившая технологические вызовы по приоритетным направлениям. В числе ключевых технологических задач – вовлечение в разработку трудноизвлекаемых и нетрадиционных запасов углеводородов, увеличение нефтеотдачи на зрелых месторождениях, разработка карбонатных и трещиноватых коллекторов, повышение эффективности бурения.

Программа энергетика о разработке трудноизвлекаемых запасов углеводородов в «Газпром нефти»

Модернизация Сербского НПЗ в Панчево компании NIS

Документальный фильм «Приразломная. Без права на ошибку»

Совершенствование технологий бурения и заканчивания скважин

Одно из ключевых направлений развития технологий бурения – увеличение длины горизонтального участка скважины. На Новопортовском месторождении длина горизонтального ствола достигла 2 тыс. м, что является максимальным показателем для Компании.

Другое ключевое направление – повышение скорости бурения. Компания Salym Petroleum Development – совместное предприятие «Газпром нефти» и Shell – пробурила на Верхнесалымском месторождении скважину глубиной 3,3 тыс. м менее чем за 8 суток. Скорость строительства данной скважины стала новым техническим пределом для данной глубины.

Знаковое технологическое событие 2016 г. – открытие на площадке «Газпромнефть НТЦ» обновленного центра сопровождения бурения, осуществляющего круглосуточный мониторинг процесса бурения горизонтальных скважин. Центр впервые в отечественной нефтегазовой отрасли объединил функции геологического и технологического сопровождения работ по строительству скважин.

Ключевое направление повышения эффективности заканчивания скважин – совершенствование технологии многостадийного гидроразрыва пласта. В марте 2016 г. «Газпромнефть-Хантос» впервые в Группе «Газпром нефть» провела 18-стадийный гидроразрыв на Южно-Приобском месторождении в Ханты-Мансийском автономном округе. До этого максимальным значением было 15 стадий ГРП в одном стволе горизонтальной скважины. В июле отчетного года на Южно-Приобском месторождении выполнен 30-стадийный гидроразрыв пласта – первая подобная операция для российской нефтегазовой отрасли.

Современные технологии бурения «Газпром нефти»

Центр сопровождения бурения «Газпром нефти»

Современные технологии геологоразведки «Газпром нефти»

Вовлечение в разработку нетрадиционных запасов

Стратегическим приоритетом для Компании является рентабельное вовлечение в разработку запасов баженовской свиты. Развитие технологий осуществляется по двум направлениям:

  • повышение точности прогнозирования нефтегазоносности баженовских отложений;
  • повышение эффективности технологий бурения и заканчивания скважин.

По первому направлению консорциумом с участием Компании и отечественных научных организаций был разработан первый в мире симулятор гидроразрыва пласта для баженовской свиты.

По второму направлению Компанией осуществлялось строительство высокотехнологичных скважин с целью оптимизации технологий и снижения стоимости скважин.

Химические методы увеличения нефтеотдачи

С учетом высокой доли активов на поздней стадии разработки повышение нефтеотдачи зрелых месторождений входит в число технологических приоритетов Компании. Для решения этой задачи Salym Petroleum Development развивает технологию сода-ПАВ-полимерного заводнения – химического метода увеличения нефтеотдачи, предусматривающего закачку в пласт поверхностно-активного вещества, соды и полимера. Процесс закачки был запущен в марте 2016 г. в рамках пилотного проекта на Западно-Салымском месторождении. Цель проекта – оценить технологическую и экономическую эффективность сода-ПАВ-полимерного заводнения. Успешное окончание испытаний позволит Компании перейти к широкомасштабному промышленному внедрению технологии в Западной Сибири.

Инновации в сфере переработки и сбыта

18 патентов 26 заявок 2 международные заявки получены в 2016 г. на ключевые технические решения в области нефтепереработки в Роспатенте

В 2016 г. получены 18 патентов и зарегистрированы в Роспатенте 26 заявок (в том числе 2 международные) на ключевые технические решения в области нефтепереработки, в частности на технологии олигомеризации, твердокислотного алкилирования, гидроочистки дизельного топлива и вакуумного газойля, реактивации катализаторов гидроочистки и производства носителей для катализаторов, обеспечивающие достижение стратегических целей Компании.

Рост количества объектов интеллектуальной собственности Источник: данные Компании

Современная комбинированная установка переработки нефти «ЕВРО+» Московского НПЗ

Основные проекты в области инновационного развития в 2016 ГОДУ

Развитие производства катализаторов нефтепереработки

Минэнерго России присвоило проекту «Газпром нефти» по развитию производства катализаторов статус национального.

Минэнерго России присвоило проекту «Газпром нефти» по развитию производства катализаторов статус национального. В рамках реализации проекта в 2016 г. «Газпром нефть» открыла в Омске первый в России инженерный цен тр по испытанию катализаторов для вторичных процессов нефтепереработки. В составе центра начала работу первая в России пилотная установка каталитического крекинга, которая позволяет проводить испытания катализаторов с вовлечением различных типов сырья, а также определять условия и режимы их максимально эффективного использования на производственных комплексах каткрекинга российских нефтеперерабатывающих заводов. В комплексе также предусмотрено строительство установки регенерации и реактивации отработанных катализаторов гидроочистки. Полный запуск планируется в 2019 г.

В Омск доставлено российское оборудование для модернизации Омского НПЗ «Газпром нефти»

Разработка технологий производства катализаторов

Разработка инновационных технологий производства катализаторов ведется Компанией в сотрудничестве с ведущими российскими научно-исследовательскими центрами в области каталитических процессов – Институтом катализа им. Г. К. Борескова Сибирского отделения РАН (Новосибирск) и Институтом проблем переработки углеводородов Сибирского отделения РАН (Омск). Результатом совместной работы в 2016 г. стала разработка отечественных катализаторов для целого ряда технологических процессов. Разработанные катализаторы превосходят по эффективности существующие импортные аналоги, что позволит повысить качество продукции и маржинальность производства.

Программа «Энергетика» об инженерном центре «Газпром нефти» по испытанию катализаторов в Омске

Создание технологии твердокислотного алкилирования

В области повышения экологичности производственных процессов ключевым проектом НИОКР является создание технологии твердокислотного алкилирования. Проект реализуется совместно с Институтом нефтехимического синтеза им. А. В. Топчиева РАН. В 2016 г. завершено строительство опытно-промышленной установки твердокислотного алкилирования на площадке ПАО «Электрогорский институт нефтепереработки» (Электрогорск). Внедрение данной технологии позволит исключить из технологического процесса опасные и коррозийные компоненты, вовлечь в переработку низкосортное сырье, а также повысить объемы производства компонента высокооктанового бензина «Евро-5».

Разработка инновационных продуктов

Открыт уникальный межотраслевой Научно-исследовательский центр на площадке Рязанского завода битумных материалов.

По результатам проведенных в 2016 г. совместно с Пермским национальным исследовательским политехническим университетом НИОКР разработана рецептура дорожного битума БНД 70/100 (по ГОСТ 33133), включающая окисленный высоковязкий гудрон и экстракт селективной очистки остаточных масел. Совместно с учеными из Всероссийского научно-исследовательского института нефтяной промышленности (АО «ВНИИНП») завершена разработка рецептуры неэтилированного авиационного бензина с октановым числом 91 и улучшенными эксплуатационными свойствами для нужд малой авиации. «Газпромнефть – СМ» и «Газпромнефть – БМ» разработали и запустили в производство ряд новых продуктов, отвечающих требованиям ГОСТ и ожиданиям потребителей. Открыт уникальный межотраслевой Научно-исследовательский центр на площадке Рязанского завода битумных материалов.

«Газпром нефть» открыла крупнейший в России научно-исследовательский центр битумных материалов

Решения «Индустрии 4.0» в области промышленной автоматизации

В 2016 г. была сформирована концепция автоматизации управления производством с учетом инновационных решений «Индустрии 4.0». Приступили к созданию «цифровых двойников» производственных объектов. Реализованы пилотные проекты по предиктивному управлению состоянием оборудования (управление надежностью) и проекты с использованием инженерных данных в 3D-среде. Эти проекты – одни из первых в нефтепереработке в Российской Федерации, реализованных с применением решений «Индустрии 4.0».

ar2016.gazprom-neft.ru

Масштаб развития – ИННОВАЦИИ – №136 (ноябрь 2016) – 2016 – Все выпуски – Журнал «Сибирская нефть» – Пресс-центр – ПАО «Газпром нефть» — официальный сайт компании

«Газпром нефть» актуализировала программу инновационного развития, принятую в компании еще в 2013 году. Одобренный Межведомственной комиссией по технологическому развитию документ нацелен на реализацию проектов отраслевого масштаба

Инновационность применяемых технологий — одно из серьезных конкурентных преимуществ для производственных компаний, претендующих на лидерство в своей отрасли. В «Газпром нефти» внедрение новых технологий отражено в программе инновационного развития — документе, сформированном с учетом стратегических целей компании в долгосрочной перспективе. Первая версия программы была утверждена еще в 2013 году, минувшим летом программа была актуализирована в соответствии с требованиями ряда министерств. Впрочем, для «Газпром нефти» актуализация оказалась скорее формальной задачей: обновление производства, поиск и разработка новых технологий в компании ведутся постоянно, а в основу программы инновационного развития легли проекты, без преувеличения, отраслевого масштаба.

Проблемы в запасе

Стратегические цели «Газпром нефти» определены до 2025 года: компания намерена достигнуть объемов добычи 100 млн тонн н. э. в год, обеспечивая поддержание доказанных запасов углеводородов на уровне 15 лет добычи, а также значительно улучшить показатели нефтеперерабатывающих производств, добившись глубины переработки на всех российских НПЗ компании в 95% при общем объеме переработки 40 млн тонн в год.

Существует целый ряд факторов, препятствующих достижению этих целей. Если говорить о добыче и развитии ресурсной базы, то здесь «Газпром нефть» испытывает характерные для всей отрасли проблемы с качеством запасов, падением добычи на зрелых месторождениях и малой изученностью нетрадиционных трудноизвлекаемых запасов. В свою очередь, в переработке трудности обусловлены необходимостью модернизации существующих производств и снижения зависимости от зарубежных поставщиков.

На решение этих ключевых технологических вызовов и направлена программа инновационного развития компании. Причем ядро программы составили проекты, претендующие на статус инициатив отраслевого масштаба — столь необходимых в условиях сложной экономической ситуации в стране, способных помочь российской нефтянке сделать качественный рывок для выхода на новый технологический уровень.

Одна из первоочередных задач — внедрение комплекса технологий, направленных на повышение продуктивности скважин. Речь здесь идет о необходимости вовлекать в разработку трудноизвлекаемые и остаточные запасы на уже разрабатываемых месторождениях. В числе целевых технологических решений — повторный гидроразрыв пласта (ГРП) в горизонтальных скважинах, бурение на депрессии, увеличение длины ствола горизонтальной скважины, рентабельное увеличение количества стадий гидроразрыва пласта. В частности, уже несколько лет «Газпром нефть» активно испытывает разные варианты технологии гидроразрыва пласта, накапливая бесценный опыт и подбирая оптимальные варианты для различных коллекторов. Летом 2016 года компания впервые в России успешно провела 30-стадийный гидроразыв пласта на Южно-Приобском месторождении, разрабатываемом «Газпромнефть-Хантосом». Добиться таких результатов удалось за счет применения бесшарового многостадийного ГРП (подробнее см. «СН» №134). Эта технология в случае низкопроницаемых коллекторов позволяет создать значительную зону дренирования пласта и увеличить стартовые дебиты, а также дает возможность в будущем проводить повторные гидроразрывы и тем самым продлить период рентабельной добычи.

Инновации в госкомпаниях

Реализации программ инновационного развития в госкомпаниях в России сегодня уделяется особое внимание. Решение о разработке первых программ в крупных компаниях с государственным участием было принято правительством в 2010 году. Два года спустя требования ужесточились: наличие подобных программ стало обязательным для всех госкорпораций. Сам документ должен согласовываться Минэкономразвития, Минобрнауки, а также отраслевым министерством.

В «Газпром нефти» программа инновационного развития была создана в 2013 году как инструмент для решения ключевых технологических вызовов, стоящих на пути стратегического развития компании. Сегодня программа охватывает как добывающие, так и нефтеперерабатывающие активы и включает в себя поиск, создание и внедрение целого ряда значимых для отрасли технологий.

Задача сохранения рентабельности актуальна для целого ряда зрелых месторождений, разрабатываемых компанией. Характерная проблема здесь — недоступность остаточных запасов и низкая продуктивность дренируемой зоны. Исправить ситуацию зачастую можно с помощью все того же гидроразрыва, но сложность в том, что на большинстве скважин ГРП уже был проведен. Именно поэтому в компании идет поиск надежной и эффективной технологии проведения повторного гидроразрыва пласта. Различные вариации такой технологии в настоящее время опробуются на активах компании в ЯНАО.

Химия и нефть

Задачу рентабельного увеличения нефтеотдачи на истощенных месторождениях Западной Сибири решает и еще один проект, легший в основу программы инновационного развития «Газпром нефти». Речь идет о создании технологии сода-ПАВ-полимерного заводнения (АСП: анионное ПАВ — сода — полимер), относящейся к химическим методам увеличения нефтеотдачи. Пилотный проект реализуется на активах совместного предприятия «Газпром нефти» и Shell, компании «Салым Петролеум Девелопмент» (СПД).

Метод химического заводнения с использованием трехкомпонентной смеси из анионного поверхностно-активного вещества (ПАВ), соды и полимера был впервые опробован в США в 80-е годы прошлого века. К новым попыткам внедрить технологию вернулись уже в начале нулевых — за рубежом АСП работает сегодня лишь на нескольких месторождениях. Технология позволяет вытеснить остаточные запасы нефти из зон с пониженной проницаемостью и нефть, защемленную в поровом пространстве породы после традиционного заводения.

Гидроразрыв пласта — одна из основных технологий, применяемых для повышения нефтеотдачи

Работать с АСП в «Газпром нефти» начали еще в 2008 году. Тогда лабораторные испытания показали, что АСП-заводнение дает возможность значительного увеличения выработки остаточной нефти. В то же время обнаружились и сложности в реализации технологии — ее успешность зависит от правильного подбора соотношения компонентов химического «коктейля». В марте этого года проект вышел на этап опытно-промышленных испытаний — на Салымском месторождении была введена в эксплуатацию установка для смешения компонентов АСП мощностью 1000 м³ в сутки. «Технология сода-ПАВ-полимерного заводнения подтвердила свою эффективность на лабораторном уровне, — рассказал начальник управления геологии и разработки зарубежных и совместных активов «Газпромнефть-НТЦ» Алексей Бородкин. — В марте текущего года проект перешел на стадию опытно-промышленных испытаний. В случае их успешного окончания можно будет перейти к реализации проекта ранней добычи на Западно-Салымском месторождении».

Как показывают расчеты, применение технологии позволит повысить коэффициент извлечения нефти в среднем на 10–20 процентных пунктов. В отраслевом масштабе внедрение АСП принесет стране миллионы дополнительных баррелей нефти и даст вторую жизнь многим зрелым месторождениям.

Новая свита

Постоянное развитие ресурсной базы — залог сохранения конкурентоспособности для любой добывающей компании. В «Газпром нефти» ежегодный прирост запасов входит в круг первоочередных стратегических задач. Среди наиболее значимых источников ресурсов — шельфовые и заполярные проекты компании, а также нетрадиционные запасы — углеводороды баженовской свиты, залегающие на территории ХМАО и ЯНАО. Создание технологий и высокотехнологичного оборудования для разработки бажена — еще один проект, входящий в программу инновационного развития компании и отвечающий потребностям всей отрасли.

Основные задачи проекта — разработка методики и инструментов выявления нефтеносных участков, повышение эффективности бурения и гидроразрыва пласта за счет новых технологий моделирования технологических процессов и развития средств мониторинга, а также разработка комплекса технологий для термохимического воздействия на пласты баженовской свиты. Работа выполняется в партнерстве с отечественными научными организациями: Московским физико-техническим институтом (МФТИ), РГУ нефти и газа им. И. М. Губкина, МГУ им. М. В. Ломоносова, Сколковским институтом науки и технологий.

В частности, в этом году компания уже представила на суд отраслевых экспертов собственное программное обеспечение, позволяющее максимально эффективно рассчитать элементы гидроразрыва пласта в залежах с нетрадиционными нефтегазовыми запасами. Новый симулятор создан совместно с МФТИ, сегодня это единственное в мире ПО, разработанное непосредственно для баженовских пластов. Программа помогает рассчитать, как в пласте будет развиваться трещина ГРП, смоделировать ее форму (длину, толщину, ширину и другие геометрические характеристики), а также оценить объем добываемой нефти из такой скважины.

Сегодня в «Газпром нефти» продолжается поиск оптимальных технологических решений для разработки баженовской свиты. Изучаются разные способы заканчивания скважин и проведения многостадийного гидроразрыва пласта. В то же время для быстрой реализации столь масштабного проекта, как разработка нетрадиционных запасов, усилий одной компании явно недостаточно. «Для «Газпром нефти» разработка баженовской свиты — одно из ключевых технологических направлений, — отметил руководитель проекта «Бажен» Кирилл Стрижнев. — Создание экономически эффективных технологий освоения баженовской свиты требует координации усилий компании и государства. Один из необходимых шагов — создание на базе «Газпром нефти» полигона для отработки новых технологий. В настоящее время условия и механизмы его создания обсуждаются на государственном уровне».

Катализатор успеха

Создание высокоточных геологических моделей — залог успеха при разработке нетрадиционных запасов

Общемировой тренд развития нефтепереработки сегодня направлен на углубление переработки нефтяного сырья и получение высококачественных моторных топлив с низким содержанием серы и других примесей в соответствии с ужесточающимися экологическими требованиями. Для отечественных производств это означает серьезную модернизацию и масштабное внедрение гидропроцессов. В свою очередь, эффективность всех процессов, связанных с глубокой переработкой сырья и гидроочисткой, обусловлена качеством используемых катализаторов. И здесь Россия оказывается в неприятной зависимости от западных поставщиков — целый ряд катализаторов в стране либо не выпускается совсем, либо уступает зарубежным по своим эксплуатационным характеристикам. По данным экспертов, доля импорта в общем объеме российского рынка катализаторов составляет 70%.

В рамках программы инновационного развития «Газпром нефть» сотрудничает с ведущими отечественными научными организациями в области разработки катализаторов различных процессов. В настоящее время «Газпром нефть» — единственная нефтяная компания в СНГ, обладающая собственным производством катализаторов каталитического крекинга. Причем линейка выпускаемых катализаторов постоянно обновляется, а их качество не уступает лучшим импортным образцам.

Мощностей существующего катализаторного производства компании сегодня уже недостаточно, чтобы удовлетворить потребности всех НПЗ компании, а тем более выйти на внешний рынок. Поэтому на площадке Омского НПЗ «Газпром нефть» строит новое современное катализаторное производство мощностью 21 тыс. тонн в год. Новое катализаторное производство «Газпром нефти» будет включать в себя установку по производству катализаторов каталитического крекинга, катализаторов гидроочистки средних дистиллятов и катализаторов гидрокрекинга вакуумного газойля. «Проект создания современного производства катализаторов для процессов нефтепереработки имеет высокую государственную значимость, — рассказала руководитель направления департамента развития нефтепереработки и нефтехимии «Газпром нефти» Ирина Резниченко. — Именно поэтому в декабре 2015 года проекту «Катализаторы глубокой переработки нефтяного сырья на основе оксида алюминия», составной частью которого является строительство современного производства катализаторов на площадке ОНПЗ, был присвоен статус национального». Реализация проекта позволит снизить зависимость отечественной нефтеперерабатывающей отрасли от импортных катализаторов и решить проблему увеличения выхода высокомаржинальных светлых нефтепродуктов.

Помимо вышеозначенных ключевых проектов, в программе инновационного развития «Газпром нефти» также большое внимание уделено автоматизации активов, как добывающих, так и нефтеперерабатывающих. В частности, проект «Цифровое месторождение» предусматривает точечную автоматизацию процесса добычи в заранее выявленных критичных областях. Такой подход позволит компании повысить эффективность ключевых процессов и при этом оптимизировать затраты на автоматизацию. В сегменте нефтепереработки создается система управления производством, объединяющая все технологические установки. При этом проект предусматривает разработку и внедрение принципиально новых IT-решений, так как приобрести необходимые технологии на рынке сегодня невозможно.

Создание нового катализаторного производства на Омском НПЗ получило статус национального проекта

Высокая отраслевая значимость проектов, заложенных в программу инновационного развития «Газпром нефти», позволила ей попасть в пятерку лучших программ, представленных компаниями с госучастием на форуме «Открытые инновации — 2016». Впрочем, останавливаться на достигнутом рано — основная работа еще впереди.

www.gazprom-neft.ru

«Газпром нефть» развивает стратегию инновационного развития компании: интервью из первых уст

Картинки по запросу стратегии и инновации газпром«Газпром» рассматривает развитие инновационной активности, повышение технологического и организационного уровня компании в качестве приоритетных направлений своей деятельности, так как только на этой основе может быть обеспечено эффективное и устойчивое развитие нефтегазового сектора и российского топливно-энергетического комплекса (ТЭК) в целом. «Газпром» вкладывает значительные средства в научные исследования и разработки. По этому показателю «Газпром» является лидером среди российских энергетических компаний и входим в десятку ведущих энергетических компаний мира. Инновационная деятельность Группы «Газпром» предусматривает разработку перспективных планов и программ для устойчивого развития ТЭК России, развитие сырьевой базы и создание новых технологий для эффективной добычи, транспортировки и переработки природного сырья.

Картинки по запросу стратегии и инновации газпром

Воспользуйтесь нашими услугами

Действительно, нефтяной рынок вошел в зону относительного штиля: цена главного мирового энергоносителя находится на одном, причем уже вполне комфортном для нефтяных компаний, уровне. О том, за счет чего это произошло, стоит ли ждать новых потрясений и готова ли компания к трудностям — начальник департамента стратегии и инноваций «Газпром нефти» Сергей Вакуленко.

— Цена на нефть уже на протяжении долгого времени колеблется в районе $60 за баррель — плюс-минус $10. Можно говорить о том, что ситуация стабилизировалась?

— Я бы не сказал, что ситуация абсолютно стабильна, ведь колебания в $10 за баррель — это не так уж и мало. Если вспомнить, цена опускалась и до $42, то есть разница достигала почти трети от сегодняшней стоимости нефти. Но если сравнивать с 2014 годом, когда цена нефти стала стремительно падать с трехзначного уровня под воздействием резко растущей американской сланцевой добычи, роста коммерческих запасов и, соответственно, очевидного перекоса между спросом и предложением, то, наверное, да, ситуация стабилизировалась. Тогда в ОПЕК решили просто ждать, когда рынок найдет точку равновесия, и, возможно, были правы. Как показало время, трехзначные цены на нефть были неустойчивыми и при этом провоцировали появление достаточно безумных проектов добычи очень дорогой нефти, производства биотоплива и синтетического топлива и т.д.

— Это решение ОПЕК оказалось достаточно болезненным для стран-производителей нефти, в том числе и для России…

— Да, действительно, три года всей мировой нефтяной отрасли жилось довольно плохо. Но к 2016 году, когда в ОПЕК посчитали, что пар из ценового пузыря выпущен, они все же решили стабилизировать ситуацию и совместно с Россией и другими нефтедобывающими странами сделали это крайне аккуратно. Целью соглашения о снижении добычи стало не удержание цены на определенном уровне, а компенсация рыночного дисбаланса, вывод на рынок складских запасов нефти, накопившихся еще до 2014 года. Это сработало, цена поднялась в зону $60 за баррель, что, по мнению некоторых экспертов, уже даже больше, чем надо, так как такой уровень вновь становится стимулом для реализации избыточных дорогостоящих проектов. Но пока ситуация выглядит более-менее спокойной.

— Что может вновь нарушить это спокойствие?

— Чисто теоретически может произойти новый скачок снижения себестоимости американской сланцевой добычи. Технологии не стоят на месте — пока какого-то заметного прорыва не видно, но он может возникнуть. В последние годы себестоимость добычи сланцевой нефти снизилась не из-за революционного развития технологий, а из-за того, что отрасль стала зрелой, прошла по кривой обучения, и из-за того, что, столкнувшись в кризис с резким снижением спроса на свои услуги и товары, несколько умерили свои аппетиты сервисные компании, поставщики материалов и оборудования.

— Говорили еще про газогидраты, развитие технологии добычи которых станет новым прорывом, — здесь нет подвижек?

— Пока не видно. Кроме того, в ближайшие несколько лет прогнозируется затоваривание мирового рынка газа и СПГ. Цена на газ упала сильнее, чем цена на нефть, поэтому особенных посылов к вложениям в дорогие газогидраты не наблюдается.

— То есть факторов дестабилизации рынка изнутри, по сути, нет?

— Если пытаться придумать, как мог бы выглядеть такой фактор, то возможна ситуация, когда кто-то из значимых игроков уверует в то, что революция в декарбонизации очень близка, поверит в прогнозы некоторых аналитиков о том, что за чертой 2025 года люди массово пересядут на электрические беспилотные автономные такси, решит, что надо срочно продать все свои запасы нефти, пока этого не сделал сосед, и тогда баланс разрушится. Насколько такой сценарий вероятен, я не знаю, но и это, конечно, не делается в один день, ведь spare capacity (резервные мощности) сейчас, по сути, есть только у Саудовской Аравии и, как ни странно, у России. Больше запасов, которые позволят быстро вывести большие экспортные объемы на рынок, нет почти ни у кого — нужно инвестировать в добычу, в порты, в терминалы, но это тоже займет время.

Картинки по запросу стратегии и инновации газпром

— А альтернативная энергетика? Есть ощущение, что в этом сегменте технологии развиваются очень быстро.

— Мы не заметили какого-то заметного рывка в развитии альтернативной энергетики. Да, строятся новые станции, работающие на энергии солнца и ветра. В основном под государственные субсидии. Да, в Германии стоимость электроэнергии иногда становится нулевой и даже отрицательной, и это случается, когда растет производство энергии из возобновляемых источников. Но не стоит забывать, что немецкие власти обязали электросети покупать все солнечное и ветровое электричество, которое им направляют поставщики, причем по довольно высоким ценам. И если вдруг случается ветреное и солнечное воскресенье, когда промышленное потребление невысоко, цена в энергосистеме выходит на отрицательные значения, хотя поставщики солнечного и ветрового электричества все равно получают свой тариф в 15 и даже 20 центов за киловатт-час. Это довольно разорительная конфигурация для остальных игроков энергетического рынка. Но полагаться на эти большие объемы вроде бы бесплатного электричества все равно нельзя — потом могут быть, например, три недели в январе, на протяжении которых доля солнечной и ветровой генерации не превышает 4–5%. А сохранить электроэнергию пока удается только в пределах потребления на несколько часов. Когда появятся технологии, резко снижающие стоимость хранения электричества и позволяющие запасать крупные объемы (а здесь, кроме экономических барьеров, начинают появляться и физические ограничения), рынок действительно может в корне измениться.

— То есть нефтяные компании могут спать спокойно?

— В наше время никто не может спать спокойно, слишком быстро все развивается. Многие наши инвестиционные решения имеют горизонты окупаемости больше 10–15 лет, мы сейчас уже предпринимаем действия по проектам, которые дадут добычу в районе 2030 года. Чтобы осознанно и с открытыми глазами подходить к таким решениям, мы разработали несколько сценариев развития мировой энергетики. Но даже при реализации самого неприятного для нефтяной отрасли сценария потребление нефти на горизонте 2040 года, по нашим расчетам, все равно не опустится ниже 70 млн баррелей в сутки (сегодня порядка 95 млн барр/сут). Это не так уж и плохо, столько нефти мир потреблял в 1990-х. Нет сомнений, что у России, как у производителя с довольно низкой себестоимостью, будет место даже на таком, достаточно сжатом рынке.

— Какие факторы учитываются при формировании этих сценариев?

— При построении сценария развития мировой энергетики традиционно учитывают распределение потребления между видами энергии и довольно жестко привязывают спрос на энергоносители к темпам экономического роста, предполагая, что энергоемкость ВВП примерно одинакова. Мы же при формировании своих сценариев исходим еще и из того, что ситуация в энергетике очень сильно связана не только с экономическим ростом, но и с развитием технологий, политическими тенденциями, настроениями в обществе.

Например, наш самый оптимистичный сценарий основывается на том, что мир весьма кооперативен, экономика растет довольно высокими темпами, а увеличение глобального богатства идет в сектор потребления — условно говоря, на разработку нового iPhone XXX, который хочет иметь каждый житель планеты. По другому сценарию мир, становясь заметно богаче и сохраняя определенную стабильность, существенную часть прироста богатства тратит на разработку и внедрение технологий декарбонизации. Причина неважна — боязнь ли это последствий глобального потепления или новая жизненная философия. Но даже в этой ситуации за счет высокой инерции энергосистемы спрос на нефть будет снижаться весьма медленно.

Есть сценарии, в которых мир достаточно конфликтен, а значит, беден. В нем страны первого мира активно инвестируют в энергонезависимость, стараясь сократить импорт энергоносителей. Электрификация в этих странах идет довольно быстро, но они при этом не склонны спонсировать развитие стран третьего мира, так как переход на электричество в этом случае не борьба с глобальным потеплением, а обеспечение энергобезопасности.

Есть сценарий волатильности, в рамках которого мир несколько лет живет в одной парадигме, потом что-то происходит: войны, конфликты, экономические кризисы, и мир на время переходит в другую парадигму, затем вновь начинает богатеть и потреблять.

Картинки по запросу стратегии и инновации газпром

— Исходя из какого сценария строится стратегия развития «Газпром нефти»?

— Сценарный подход предполагает, что мы не беремся предсказывать самый вероятный сценарий, мы лишь можем очертить несколько вариантов его развития. Причем, делая это, мы сознательно описываем сценарии более контрастно, без полутонов, они задают рамки возможного будущего. С большой вероятностью реальное будущее — это какая-то комбинация построенных нами сценариев. Но работа над сценариями позволяет нам быть готовыми к тем или иным поворотам судьбы и заранее продумать, какие маячки, предвестники, ранние симптомы возвещают выход мира на ту или иную траекторию. В соответствии с этим наша стратегия такова: не выбор сценария, а гибкость, модульность подхода. Стратегия становится не столько расписанием действий, сколько набором правил и принципов для той или иной ситуации. Это именно стратегия, а не план.

— Получается, что объемы — добычи, переработки — величина в такой стратегии не постоянная, а зависящая от внешних факторов?

— Конечно, полностью отказываться от количественных целей в стратегии неправильно. Мы можем сказать, к каким численным показателям нас может привести следование нашим принципам в том или ином сценарии, и стремиться к этим значениям. Но первичны все-таки принципы, а числа — следствие и зависят от обстоятельств. Например, мы сейчас практически вошли в десятку крупнейших коммерческих компаний по добыче жидких углеводородов. Стратегическая задача — оставаться в этой группе. Если реализуется сценарий быстрой декарбонизации, то, наверное, добыча этой группы будет снижаться. Тогда нам тоже надо будет работать только на самых высокодоходных проектах, грамотно выбирая, что мы будем добывать и на каких рынках продавать наши продукты.

— То есть речь идет о совершенно новой стратегии компании?

— Да. Ее разработка не завершена, но основные контуры становятся понятны. Многое в ней — это предполагаемый результат развития созданного потенциала в традиционных областях деятельности. Но мы начинаем говорить, что компания хочет в районе 2030 года примерно 10% активности иметь в областях, не связанных с нефтедобычей и нефтепереработкой. С одной стороны, это можно рассматривать как хеджирование рисков декарбонизации. Однако в большей степени это результат развития у компании компетенций, применимых не только в нефтяной промышленности, но и в других областях. Мы намерены запустить процесс поиска и идентификации новых направлений бизнеса, в которых могла бы развиваться «Газпром нефть» со своими новыми умениями и новым уровнем эффективности.

— Компания намерена пойти по пути международных холдингов, параллельно развивающих и традиционную, и альтернативную энергетику?

— Может быть, но, в принципе, это далеко не обязательно должно быть связано с энергетикой. Например, мы оказались очень сильны в инфраструктурном строительстве. Любая реализация нашего крупного проекта — это создание инфраструктуры, формирование логистических схем, организация жизни людей на очень удаленных территориях. Мы превращаем места, совершенно не подходящие для жизни и работы людей, в обитаемые. В России с ее богатейшими запасами самых разных ресурсов на огромных неосвоенных территориях — это хорошее умение.

Мы можем управлять огромными промышленными комплексами с опасными условиями производства. Мы научились этому на наших НПЗ, но таких производств достаточно много.

Мы — один из сильнейших и крупнейших в стране аналитиков данных и операторов распределенных промышленных компьютеризованных систем. Занимаясь цифровой трансформацией самих себя, мы получаем компетенцию в цифровой трансформации, применимую в других областях.

То есть мы уверены, что нефть еще очень долго в существенном объеме будет востребована и существенную долю мирового спроса будет удовлетворять именно российская нефть, и намерены укреплять свое лидерство в мировой нефтяной отрасли, стремимся к тому, чтобы стать мировым бенчмарком по эффективности и технологичности. Но мы уверены и в том, что способны использовать свои навыки шире и не намерены упускать и эти возможности.

Источник: http://www.up-pro.ru/

Похожее изображение

Воспользуйтесь нашими услугами

Понравилась статья? Тогда поддержите нас, поделитесь с друзьями и заглядывайте по рекламным ссылкам!

integral-russia.ru


Смотрите также