Иранская нефть: блеф Лукашенко или реальная альтернатива? Иранская нефть для беларуси


Зачем Беларуси иранская нефть?

16 февраля многие российские и мировые СМИ со ссылкой на информагентство Reuters сообщили о впервые состоявшейся закупке Беларусью партии иранской нефти. Это известие на фоне ряда конфликтных ситуаций, имевших место в межгосударственных торговых отношениях, прозвучало тревожно. Неужели вслед за практически полным разрывом экономического взаимодействия с Украиной у России возникают проблемы и с другой страной, населённой братским народом?

беларусь

Началась ли торговая война или дело обойдётся, как и ранее, некоторыми взаимными уступками и продолжением сотрудничества на прежнем уровне? Существует ли единое союзное государство, или ему приходит конец? Эти вопросы волнуют рядовых граждан и руководителей различного ранга по обе стороны российско-белорусской границы.

лукашенко

Сильный лидер Лукашенко

Бытует мнение о том, что благодаря действиям президента Лукашенко Беларуси удалось сохранить то, что было утеряно после распада СССР практически во всех бывших союзных республиках, включая и Россию. Энергичный лидер сумел не допустить повальной приватизации, приравниваемой зачастую к разворовыванию государственной собственности – промышленных предприятий, заводов, фабрик, крупных агрохозяйств и всего прочего, считавшегося ранее общенародным достоянием. И если в некоторых странах к олигархам власти относятся терпимо и даже президенты являются зачастую таковыми, то Александр Лукашенко их на дух не переносит.

лукашенко

Он сам ездит по разным объектам, учиняет разносы нерадивым директорам, грозит им страшными карами, не стесняясь в выражениях, и ведёт себя как настоящий хозяин страны, стоящий на страже интересов своего народа. Отчасти всё это так и есть, если не учитывать того немаловажного момента, что экономика республики Беларусь признана ведущими специалистами неэффективной. Иными словами, без внешней поддержки она функционировать не может.

беларусь

Как работает белорусская экономика?

Общая модель хозяйственного функционирования в республике может быть описана туманным словосочетанием «рыночный социализм». В стране делаются смелые попытки введения планирования, но на деле все проблемы упираются в финансовый аспект. Андрей Суздальцев, заместитель декана НИУ ВШЭ, перечисляет главные точки опоры, на которых базируется национальная экономика:

- Обильное кредитование Россией на условиях, недоступных никакому иному государству. При этом средства, выделяемые для поддержки братской страны, расходуются крайне неэффективно и не в целях развития.

- Жёсткое госрегулирование, что противоречит рыночным принципам, но зато сильно напоминает социализм.

- Поставка из России энергоносителей по очень низким ценам.

- Расширенный доступ белорусских товаров на российский рынок. Экспорт в РФ составляет более 50% всего объёма.

- Почти полная (80%) монополия госсектора.

При всех этих условиях промышленное производство в стране снижается, а заводы и фабрики банкротятся, но государство стремится сохранить имеющиеся внешнеэкономические преференции, по возможности расширить их, а реформировать хозяйство не спешит.

беларусь

Что Россия продаёт в Беларусь?

Половину российского экспорта в республику составляют углеводороды. Далее идёт продукция машиностроения (производственное оборудование, легковые автомобили и пр.) металл (чёрный и цветной), удобрения, резина, а также ширпотреб, на который приходится примерно десятая часть всего объема. Общая доля Белоруссии в российском импорте составляет примерно 4%. Важнейшим вопросом, ставшим предметом спора между странами, является цена на нефть.

нефть

Условия поставки нефти и газа

Так как РФ с Белоруссией составляют единое союзное государство, то цена на нефть, предназначенную для внутреннего потребления, установлена льготная, такая же, как и в России для собственных потребителей, и экспорт этот вывозной пошлиной не облагается. Относится этот порядок и к поставкам природного газа. Количество сырья квотировано, но белорусская сторона настаивает, что льготные расценки должны распространяться на весь приобретаемый объём, а не на его «внутреннюю» часть. Спор возник именно по этому поводу, и счёт, представленный к оплате, был в одностороннем порядке скорректирован в сторону уменьшения по принципу минимальной стоимости, что обусловлено разницей между $132 и $73 за тыс. куб. м.

В ответ Москва сократила объёмы поставок до 3,5 млн т в квартал вместо ранее оговоренных 5,3 млн т.

Отказ в очередном льготном кредите усилил недовольство Минска. Долг Беларуси в 2016 году за газ составил $ 425 млн.

беларусь

Что Россия закупает в Беларуси?

Ассортимент белорусского экспорта в Россию широк. Помимо знаменитых «БелАЗов» и тракторов, в Россию идёт другая техника, продукция химпрома, древесина, ДСП, а треть объёма составляет продовольствие. Белорусские продукты пользуются традиционным спросом, но проблемы есть и в этом секторе. Из соседней страны, входящей в умеренный климатический пояс, после введения контрсанкций вдруг стали завозиться экзотические плоды и всякие морские обитатели, ранее не водившиеся в тамошних водоёмах.

беларусь

Впрочем, президент Лукашенко ничего в этом странного не видел, и намекал, что произошёл этот феномен по причине общего экономического расцвета, возникшего под его умелым руководством. Некоторые позиции традиционного экспорта попали под запрет по санитарным причинам, в том числе мясо, продукты из свинины, несколько кормовых культур и отдельные виды сыра. И хотя африканская чума не имеет политической подоплёки, эти временные ограничения также в Минске расценили как проявление враждебности.

беларусь

Пограничный инцидент

Ещё одним поводом для недовольства стала организация пропускных пунктов на российско-белорусской границе в этом месяце. Тот факт, что граждан союзного государства через них будут пропускать беспрепятственно, а контролю подлежат лишь жители третьих стран, не успокоил эмоционального «батьку», и он опять вспылил. Мера стала ответом на введение Белоруссией безвиза для жителей восьми десятков государств, порядок пересечения границы с РФ для которых лимитирован внутренним миграционным законодательством.

нефть

Альтернативный источник

Но все неприятные моменты двусторонних отношений в настоящее время не так важны, как проблема долга за углеводороды, который Москва настойчиво предлагает Минску погасить. Дело в том, что белорусские НПЗ производили из дешёвой нефти горючее, имевшее конкурентное ценовое преимущество, а потому пользовавшееся повышенным спросом, а теперь эта возможность извлечения валютной выручки пропала. В ответ на такой выпад Лукашенко поручил своим министрам искать альтернативные источники сырья, что в наши дни, в общем-то, не составляет большой проблемы, если не учитывать цену. Они найдены в Иране, для начала это 600 тыс. баррелей (80 тыс. т), закупленных у добывающей фирмы NIOC. Пока неясно, как их доставят в Беларусь: то ли через Одессу, то ли привезут в порт Вентспилс, а оттуда - в железнодорожных цистернах. И на глаз видно, что получится дорого. Так и есть.

беларусь

Цена свободы

Пока точно неизвестно, имела ли вообще место эта сделка, но если верить Reuters, то она заключена. Также не публиковалась цена на сырьё, но, по мнению различных аналитиков, она отличается от российской примерно на треть с учётом стоимости доставки - в большую сторону, разумеется. Иран вряд ли даст отсрочку платежа, поэтому о кредите Лукашенко лучше не мечтать. Уже есть опыт трёхлетнего сотрудничества с Венесуэлой, где нефть закупалась $647 за тонну, в то время как Россия предлагала по $433, и в результате переплата составила $1,2 млрд. Но тогда, семь лет назад, общая экономическая ситуация была куда благоприятнее, чем теперь.

Пока остаётся лишь гадать о том, долго ли будет длиться это противостояние между братскими странами. Белорусский бензин выйдет слишком дорогим, и продавать его будет сложнее. Позиция Минска крайне уязвима.

fb.ru

блеф Лукашенко или реальная альтернатива?

Беларусь на фоне газового спора с Москвой, к которому российская сторона мгновенно добавила нефтяной вопрос, в очередной раз решила приобрести черное золото за пределами Союзного государства. Сколько в таком шаге экономики, а сколько политики, разбирался Игорь Кулей.

600 тыс. баррелей, или 84 тыс. тонн нефти. Информация о приобретении Беларусью такого количества иранской нефти появилась недавно в СМИ. Официальный Минск хранит молчание. Национальная иранская нефтяная компания разместила перепечатку этой информации на своей интернет-странице.

«Первая поставка иранской нефти еще не завершилась, еще решаются проблемы логистики. Как лучше поставлять нефть? Через прибалтийский порт Вентспилс или через Одесский порт на Украине», — говорит экономический обозреватель газеты «Белорусы и рынок» Татьяна Маненок.

Некоторые российские и польские эксперты вообще называют эту поставку небылицей, белорусским инструментом шантажа Москвы в нефтегазовом споре. Но, как нам удалось выяснить, поставка действительно состоится, она уже фигурирует в портовых электронных базах. Это подтвердила в телефонном разговоре Евгения Прокопец из администрации Одесского морского порта:

«С 23 до 26 февраля будет происходить погрузка нефти в Иране. Порт, в который будет идти этот танкер, пока не определен, по крайней мере мы пока не получили подтверждения, что он будет идти через одесский порт. Информация об этом подается агентом непосредственно за три дня до планируемого захода судна в наш порт».

В октябре прошлого года через одесский порт была осуществлена разовая поставка азербайджанской нефти аналогичным размером — 84 тыс. тонн. В этом же году, Баку отказался поставлять Минску черное золото по цене $ 30 за баррель. Азербайджан подписал меморандум ОПЕК и сейчас сокращает добычу сырья. А в таких условиях, как известно, мухи отдельно, а котлеты отдельно, и даже белорусский «подарок» стране в форме выдачи блогера Лапшина оказался не равноценным товаром. Но даже если бы такая сделка состоялась, это была бы капля в море из тех 6 млн тонн нефти, которых сегодня не хватает Беларуси.

«Тот же Мозырский нефтеперерабатывающий завод за день может перерабатывать 42 тыс. тонн нефти, сравните 42 тысячи и 84 тысячи – это суточная загрузка предприятия», — отмечает Татьяна Маненок.

А потому смысл этих поставок не столько в количестве, как в возможности технологического приспособления белорусских предприятий к другим сортам нефти. Иранская нефть, по своим характеристикам, намного ближе к российскому сырью, под которое и создавались наши НПЗ. К тому же Тегеран только вышел из-под санкций и получил возможность широкого экспорта. Страна не подписывалась под соглашением ОПЕК, и в отличие от большинства игроков на рынке, наращивает добычу. В поиске места под солнцем Иран соглашается на разные странные схемы.

«Логистика занимает небольшую часть стоимости нефти, когда речь идет о поставках по трубе, — до $ 10 долларов на тонну. Но если мы говорим о пересылке поездами, то это уже $ 30-50», — замечает Анджей Щесняк (Andrzej Szczęśniak), руководитель Польской палаты жидких видов топлива.

Та же Польша уже приобретает иранскую нефть миллионами баррелей и имеет трубопроводы к своим НПЗ. А значит, для Варшавы это имеет экономический смысл. В прошлом году «Wall Street Journal» рапортовал: когда цены на сырье колебались в районе $ 40 за баррель, Иран позволял себе подписывать договоры на $ 17.

Возможные каналы поставки нефти для Беларуси

Беларуси, даже при удачном контракте, все нужно перевозить цистернами по железной дороге. А чтобы включить в формулу трубопровод Одесса — Броды, нужны постоянные поставки нефти, а не разовая сделка.

Другой, самый короткий путь от моря до нас — литовская Клайпеда. Минск инвестировал в этот порт государственные деньги, но по какой-то причине на этот раз он в иранском импорте не фигурирует.

«Сейчас Литва довольно критично относится к Беларуси из-за строительства атомной станции возле наших границ. И если мы говорим об экономике, то Беларусь всегда использовала торговлю и порты как элемент влияния на другие правительства. Латвийские политики менее критикуют белорусский атомный проект, вот одна из причин того, почему танкер плывет в Вентспилс», — говорит Линас Каялы, директор Центра исследований Восточной Европы (Вильнюс).

Еще одним логистическим путем со стороны Балтики может быть Польша. Расстояние от Гданьска к белорусской границе составляет 300 километров, ровно столько же, как и от Клайпеды. Интересно, что именно польская дочь «Белнефтехима» и обслуживает резонансную сделку с Ираном.

«Если бы Беларусь решила поменять свою политическую ориентацию на прозападную, тогда бы Польша была очень активна и могла бы во многом помогать Беларуси. Варшава заинтересована в том, чтобы минимизировать связи Беларуси и России и снижать ее энергетическую зависимость», — полагает Андрей Щесняк.

Но пока между Гданьском и Беларусью нет даже прямого железнодорожного соединения. Дело осложняет необходимость менять колеса на тысячах вагонов с узких европейских на широкие советские. Этой проблемы нет между Беларусью, Латвией, Литвой и Украиной. А потому чтобы понять, в какую сторону будут развиваться события, стоит сейчас следить не столько за тем, сколько танкеров и чьей нефти приобретает Минск, а в какую инфраструктуру и сколько он инвестирует.

Сюжет вышел в программе «Прасвет». Смотрите ее последний выпуск полностью:

НМ, АХ, belsat.eu

belsat.eu

И дорого, и не взаправду: Белоруссия не сможет долго покупать нефть у Ирана

И дорого, и не взаправду: Белоруссия не сможет покупать нефть у Ирана долго

Белоруссия впервые купила иранскую нефть взамен российской. Договор на поставку 80 тысяч тонн «черного золота» был заключен между белорусской госкомпанией «Белоруснефть» и Национальной иранской нефтяной компанией (NIOC).

Как именно будет обеспечена логистическая сторона всего этого дела — доставка нефти из Ирана на белорусские заводы — неизвестно. Новостное агентство Reuters, первым сообщившее о факте этой сделки, предполагает, что нефть последует в Белоруссию двумя возможными путями: или через украинский порт Одесса и далее по железной дороге, или через латвийский Вентспилс. Также СМИ отмечает, что Белоруссия была вынуждена искать альтернативные источники поставок нефти из-за сокращения поставок сырья из России в связи с неурегулированным спором по газовому долгу.

Впервые, напомним, информация о том, что Белоруссия ведет с Исламской Республикой Иран переговоры о покупке нефти, появилась в открытых источниках еще в октябре прошлого года. Как сообщает Lenta.ru, экспорт белорусских товаров в Евросоюз в 2016 году упал на треть, в том числе из-за снижения вывоза нефтепродуктов, вызванного недопоставками российской нефти.

Многие аналитики сходятся в том, что закупка нефти в Иране будет крайне невыгодна для Белоруссии. Дмитрий Болкунец, эксперт Высшей школы экономики, указывает, впрочем, на то, что хоть на бумаге цифра в 80 тысяч тонн и выглядит внушительно, на деле это не совсем так.

«Во-первых, 80 тысяч тонн нефти — это капля в море. Белорусские нефтеперерабатывающие заводы в год способны переработать 23 миллиона тонн нефти. 80 тысяч тонн, если верить сообщениям Reuters, это очень маленькая доля от этой цифры. Во-вторых, у Белоруссии нет прямых и близких путей сообщения с Ираном. Значит, для доставки этой нефти на заводы нужно пользоваться морскими судами. Тогда, действительно, эти поставки должны вестись или через Украину, или — и того дальше — через порты Балтии. Это большой крюк, соответственно, возрастают логистические издержки и идет подорожание продукта. Мы помним, что Белоруссия уже предпринимала попытки диверсифицировать свои поставки нефти. Тогда нефть планировалось поставлять из Венесуэлы. В 2008–2009 годах Минск уже пытался доказать Москве, что может быть независимым от российских поставок. Эта история не закончилась ничем. Все подобные попытки найти альтернативу российской нефти уже недвусмысленно продемонстрировали себя как утопический вариант», — приводит свою точку зрения экономист.

Дмитрий Болкунец

Конечно, как тогда, так и сейчас, Белоруссия как независимое государство может закупать нефть в любой добывающей ее стране мира. Но все упирается в цену. Ни одно другое государство не продаст Минску нефть дешевле, чем Российская Федерация. Скорее всего, речь здесь идет о некоторой разовой закупке — разовой политической демонстрации. «Я не думаю, что и в случае с Ираном эта сделка хоть сколько-нибудь выгодна для Белоруссии. Нужно учитывать экономические показатели и смотреть на цены. Вряд ли Иран захочет продавать Белоруссии нефть по ценам ниже рыночных. Зачем? Для него это просто бизнес. Тут для Тегерана нет никакой политики. Минск, конечно, может приплести к этому политику и сказать, что это не вопрос цены, а диверсификация и отстаивание своей экономической независимости», — продолжает Болкунец.

«Таким образом, я не верю в эту иранско-белорусскую сделку. Не в том смысле, что она невозможно, а в том — что она невыгодна для Белоруссии с экономической точки зрения. Можно покупать нефть и в Катаре, и в США. Вот Украина, например, покупает российский газ не в России, а в Европе. Выгодно им переплачивать за него? Нет. Всегда следует помнить о вопросе цены и вопросе: «Зачем?». Может быть, Белоруссия решила пойти тем же путем, что и Украина. Но тогда она совершенно не просчитывает те издержки, которые из этого последуют из этих игр в «экономическую независимость». Все же реальным «донором» белорусской независимости всегда выступала Российская Федерация. За счет энергосубсидий она вкладывает в Белорусскую экономику серьезные деньги, не говоря уж о кредитах и так далее. Плюс она является основным рынком сбытов белорусских товаров. Даже если Белоруссия будет покупать иранскую нефть, это не решит проблемы загрузки ее перерабатывающих заводов. Возможно, именно на это Минску следует смотреть», — подводит итог эксперт ФАН.

Капля в споре: Минск потратился на 80 тысяч тонн нефти из Ирана

Стоит отметить, сама цифра — 80 тысяч тонн — показывает, что в Минске эту закупку оплачивают из демонстрационных соображений. Как подчеркивает эксперт «Российской газеты», российские поставки в Белоруссию составляют 12 миллионов тон. На этом фоне 80 тысяч тонн нефти из Ирана «цифры, понятно, абсолютно несопоставимые», — указывает директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин. Пикин также обращает внимание на логистическую сложность поставок в Белоруссию нефти по железной дороге, поскольку «они очень серьезно «забиты» другими грузами».

 

riafan.ru

Беларусь пугает Россию иранской нефтью

На фоне очередного нефтегазового спора Беларусь снова озадачилась поиском альтернативы российской нефти. Предыдущий такой опыт не привел к успеху, но сделал Москву более сговорчивой.

Фото zumapress.com

 

Переговоры с Ираном

Беларусь ведет переговоры с Ираном по поставкам нефти, заявил 7 октября Александр Лукашенко, выступая с обращением к депутатам Палаты представителей и членам Совета Республики Национального собрания пятого и шестого созывов.

«Сейчас мы ведем переговоры с Ираном, который просто мечется в поисках, куда поставить нефть. И готов нам снижать цену», — рассказал глава Беларуси.

По его словам, это делается в связи со сложностями в переговорах с Россией, которая сократила поставки нефти в Беларусь из-за разногласий по цене на газ. По этой причине перед правительством поставлена задача по поиску альтернативы российской нефти.

«Мы договорились, сегодня загруженный танкер идет в Одессу, и начнем поставлять через Украину на Мозырский нефтеперерабатывающий завод», — сообщил Александр Лукашенко.

плакат 

Иранская альтернатива

Директор украинской «Консалтинговой группы А-95» Сергей Куюн считает разумным иметь альтернативных поставщиков на фоне конфликтов с Россией.

По словам эксперта, после снятия санкций Иран очень активизировался на нефтяном рынке. Это означает, что он будет искать возможности для расширения рынков сбыта, в том числе за счет эффективного ценообразования.

Кроме того, сейчас переработчики из восточноевропейских стран активно ищут пути диверсификации своих сырьевых поставок. К примеру, польская компания LOTOS планирует подписать с Ираном долгосрочный контракт на поставки нефти.

«И белорусская нефтепереработка в этом плане не должна быть исключением. Тем более что мы видим, что время от времени возникают сложности с российскими партнерами, поэтому иметь порядка 20-25% альтернативных поставок в целом было бы достаточно разумным», — отмечает Сергей Куюн.

При этом, по его мнению, в таких поставках есть экономическая целесообразность. Эксперт ссылается на расчеты транспортировки иранской нефти с использованием украинской трубопроводной системы из Одессы в Броды и дальше в Мозырь, но не называет цифры.

«Эти расчеты показывают, что иранская нефть конкурентоспособна по сравнению с российской. Кроме того, ее качество, по сути, отвечает качеству российского Urals. Соответственно, не потребуется никаких дополнительных мероприятий для ее переработки», — подчеркивает директор «Консалтинговой группы А-95».

В то же время, по его словам, в случае заключения контракта речь будет идти о долгосрочных, а не краткосрочных обязательствах.

«Попробовали — не получилось. Так никто работать не будет. Нужны будут гарантии поставок. Но это очень интересный и перспективный проект», — говорит Сергей Куюн.

 

Венесуэльский опыт

Заместитель директора Центра системного анализа и стратегических исследований Национальной академии наук Беларуси Георгий Гриц считает импорт иранской нефти не самым удачным решением.

Он напоминает, что в 2010-2012 годах во время предыдущего нефтяного конфликта, возникшего после введения Россией экспортных пошлин на нефть, Беларусь уже пыталась искать альтернативу российскому сырью в дружественной Венесуэле.

Тогда был заключен контракт на поставку 30 млн тонн между Белорусской нефтяной компанией и венесуэльской компанией PDVSA, но до Беларуси доплыло, грубо говоря, всего несколько танкеров. При этом венесуэльская нефть в итоге была заменена азербайджанской.

Белорусские власти признали, что затраты на транспортировку нефти из Венесуэлы очень велики. Зато Россия пошла Беларуси на уступки: отменила пошлины и возобновила поставки нефти.

«Поставки нефти из Венесуэлы были братской помощью нашей стране в нужный момент», — говорил в 2012 году вице-премьер Владимир Семашко.

Скорее всего, и в этот раз Беларусь будет давить на Россию, пугая возможными поставками иранской нефти.

«Это всё излишне политизировано. По принципу, отморожу пальчик на зло маме. Цены-то российские однозначно ниже. Как элемент воздействия это может иметь смысл, но как реальный проект, скорее всего, нет», — отмечает Георгий Гриц.

maxpark.com

Беларусь искала и нашла замену российской нефти – в Иране

Минск, уже опробовавший схему замещения российской нефти на азербайджанскую, теперь отрабатывает механизм получения нефти из Ирана.

МИНСК, 16 фев — Sputnik. Белорусская нефтяная компания впервые в истории суверенной Беларуси заключила контракт о закупке в Иране 80 тысяч тонн нефти для переработки на белорусских НПЗ, сообщили Sputnik источники в нефтетрейдерских кругах республики и участники белорусского рынка нефтепереработки.

Сделка заключена с Национальной иранской нефтяной компанией (NIOC), объем партии составляет 80 тысяч тонн, что примерно соответствует одному танкеру.

В концерне "Белнефтехим" Sputnik официально не подтвердили факт заключения контракта с NIOC. "Мы продолжаем работу над выполнением поручения президента о привлечении в Беларусь альтернативной нефти", — в то же время заметили в концерне.

Ранее с иранской нефтью Беларусь не работала. Республика свернула участие в нефтедобывающем проекте в Иране много лет назад из-за санкций США. Участие в проекте осуществлялось путем разработки нефтяного месторождения, продажи добытой нефти и разделения прибыли пропорционально доле белорусской и иранской сторон в совместном предприятии.

Как будет доставлена нефть?

Предполагается, что нефть будет доставлена по морю в один из портов, с которым работают белорусские нефтетрейдеры.

В порту будет осуществлена ее перевалка в железнодорожные цистерны, и далее иранская нефть проследует по железной дороге на один из белорусских НПЗ. По предварительным данным, отгрузка может начаться 20 февраля.

Пока нет полной ясности, с каким портом будет работать белорусская сторона и какой из заводов будет эту нефть перерабатывать. Предполагается, что это может быть порт Одесса на Черном море и дальнейшая переработка на Мозырском НПЗ, либо порт Вентспилс на Балтике и переработка в ОАО "Нафтан".

Опыт переработки уже есть

Беларусь уже имеет опыт работы с нефтью происхождением из третьих стран. Так, некоторое время назад Беларусь закупила аналогичную партию нефти в Азербайджане, осуществила ее перевалку в порту Одессы и переработала на МНПЗ.

За 2016 год азербайджанская Socar поставила в Беларусь около 500 тысяч тонн нефти по такой схеме.

Кроме того, Мозырский завод уже имеет опыт работы с венесуэльской нефтью. В 2010 году завод перерабатывал сначала нефть из Венесуэлы, затем азербайджанскую нефть, которая поставлялась в Беларусь по своп-схемам взамен венесуэльской. За 2010-2011 годы таким образом в республику было поставлено и переработано около 900 тысяч тонн нефти.

Вопрос в трубопроводах

Исходя из озвученных российской стороной планов поставок, дефицит нефти для Беларуси в 2017 году может составить 6-12 миллионов тонн. Доставить такие объемы по железной дороге практически нереально: только для разгрузки одного танкера требуется задействовать несколько железнодорожных составов. Поэтому логично предположить, что белорусским властям придется в срочном порядке решать вопрос с доставкой азербайджанской или любой другой нефти по магистральным трубопроводам.

Для этих целей можно задействовать нефтепровод "Одесса-Броды", как это было в 2010-2011 годах, либо северную ветку "Дружбы" в обратном направлении. Транзит по ней был прекращен в 2006 году по инициативе российской стороны.

Но для использования трубопроводов Минску придется в срочном порядке заниматься незаконченными судебными процессами и убеждать украинскую сторону в том, что этот проект будет долгосрочным, гарантировать четкие объемы поставок по развернутому вновь нефтепроводу "Одесса-Броды".

В частности, необходимо решить, наконец, затянувшееся судебное дело о праве собственности на технологическую нефть. Этой нефтью заполнена перемычка нефтепровода "Одесса-Броды", которая соединяет его с идущим на Мозырский НПЗ отрезком нефтепровода "Дружба".

Гораздо серьезнее выглядит проект поставок альтернативной нефти "по трубе" на "Нафтан". Для этого придется реанимировать северный участок "Дружбы", транзит по которому был прекращен в 2006 году.

Здесь Беларусь также ожидает судебный иск с компанией Lat Ros Trans — процесс о праве собственности на технологическую нефть, которой заполнена труба, начался в 2011 году и до сих пор не завершен.

Кроме того, в Минске понимают, что латвийская компания — дочерняя структура российской "Транснефти". Поэтому, для возобновления поставок нефти на "Нафтан" по северной ветке "Дружбы" с терминалов порта Вентспилса Беларуси все равно придется как-то договариваться с российским собственником.

На сколько ограничат поставки?

Как ранее сообщалось, РФ из-за газового долга ограничила поставки нефти для Беларуси в 2016 году до 18 миллионов тонн при плане поставок в 24 миллиона тонн. На 2017 год РФ не исключает сокращение поставок до 18 миллионов тонн вместо плановых 24 миллионов тонн. Также обсуждаются варианты секвестра поставок до 12-16 миллионов тонн на год.

В четверг вице-премьер Беларуси Владимир Семашко заявил, что Минску и Москве удалось согласовать протокол по разрешению нефтегазового спора. Осталось решить лишь некоторые вопросы, которые лежат вне полномочий вице-премьеров Беларуси и РФ. Ожидается, что основные положения этого протокола будут озвучены на следующей неделе, после того, как документ будет подписан.

sputnik.by

Российские аналитики объяснили, почему иранская нефть Беларуси невыгодна. Но иногда лучше переплатить

По их словам, цена иранской нефти для Беларуси будет слишком высокой из-за невозможности прямых поставок, а также существующей настройки нефтепереработки страны под российскую нефть.

Напомним, что в пятницу Александр Лукашенко на встрече с парламентариями заявил, что Минск ведет переговоры с Ираном о поставках нефти. Лукашенко отметил, что поручил правительству "немедленно найти альтернативы (поставок нефти в Белоруссию — ред.) новые и вернуться к старым" из-за сокращения беспошлинных объемов поставок из России. По его словам, есть договоренность о поставке нефти танкером через порт Одессы на нефтеперерабатывающий завод в Мозыре.

Кроме того, Лукашенко не исключил варианта предоставления Ирану мощностей белорусских нефтеперерабатывающих заводов для переработки его нефти ("давальческая" схема). Лукашенко также рассказал, что поручил правительству "вернуться к проекту строительства нефтепровода из Балтики", а также немедленно закончить модернизацию Новополоцкого нефтеперерабатывающего завода.

Это заявление было сделано на фоне нерешенных вопросов между Россией и Беларусью относительно объемов поставок нефти и стоимости газа. РФ планировала поставлять в 2016–2024 годах в Беларусь 24 миллиона тонн нефти ежегодно. Однако "Белнефтехим" получил график поставок нефти из РФ на третий квартал со снижением на 2,25 миллиона тонн по сравнению с изначальным планом.

Глава Минэнерго РФ Александр Новак заявлял, что снижение беспошлинных поставок российской нефти в Беларусь в третьем квартале связано с неоплатой газа и недопоставками нефтепродуктов в РФ. 1 октября он сообщил, что долг Беларуси за российский газ составляет 270-300 миллионов долларов. Минск со своей стороны считает несправедливой контрактную цену в 132,77 доллара за тысячу кубометров и долг не признает. Россия же настаивает, что до снятия разногласий оплата должна производиться по контрактной цене.

Вице-премьер Аркадий Дворкович отмечал, что график поставок нефти может восстановиться до прежнего уровня, если РФ и Беларусь договорятся об оплате долга за поставки газа. Договориться не получается, и Беларусь начала поиски альтернативы.

Основной помехой для осуществления плана поставок в Беларусь иранской нефти аналитики, опрошенные РИА Новости, назвали удаленность нашей страны от основных путей поставок — страна не имеет прямого выхода к морю, что значительно увеличивает конечную стоимость сырья.

"Насколько я представляю, прямые поставки из Ирана в Беларусь невозможны: у Беларуси нет выходов к морю, а трубопроводами страны не соединены. Поэтому в данном случае речь может идти только о своповых поставках из России. Понятно, что страна пытается уйти т зависимости от России, но пока это возможно только на уровне слов, умозрительных политических заявлений. Теоретически эти поставки возможны, но в достаточно далекой перспективе", — сказал генеральный директор института национальной энергетики Сергей Правосудов.

Другим камнем преткновения для поставок нефти из Ирана является то, что белорусская нефтепереработка настроена на технические характеристики российской нефти, считает аналитик Райффайзенбанка Андрей Полищук.

"Маловероятно, что это будет выгоднее по сравнению с российской нефтью, все-таки границы близкие, транспортное плечо короткое, поставки гораздо более удобные и переработка настроена под российскую нефть. Иранская нефть хоть и похожа на российскую, но могут быть немного другие выпуски", — сказал он.

Аналитик "Сбербанк КИБ" Валерий Нестеров напомнил, что у Беларуси некоторое время назад были планы по поставкам нефти из Венесуэлы. Таким образом, страна периодически пытается осуществить планы по диверсификации поставок и снижению зависимости от российской нефти, однако это упирается в экономическую целесообразность.

"Белорусские заводы получают нефть по трубопроводу из России, и это – самый дешевый метод транспортировки, это положительно сказывается на экономике, стоимости продукции этих заводов, часть которой экспортируется. Закупки иранской нефти возможны, но логистически трудноосуществимы", — сказал он.

Нестеров напомнил, что запроектированный нефтепровод Одесса-Броды пока не работает, а это значит, что как минимум в 2016-2017 годах поставки из Ирана вряд ли начнутся.

"Конечно, возможна транспортировка по железной дороге, но это дорого", — отметил Нестеров.

Несмотря на то, что пока планы Беларуси по диверсификации поставок трудноосуществимы, России следует прислушаться к угрозам соседней страны для сохранения рынка в будущем, считает Нестеров.

belaruspartisan.by

Российские аналитики объяснили, почему иранская нефть Беларуси невыгодна. Но иногда лучше переплатить

По их словам, цена иранской нефти для Беларуси будет слишком высокой из-за невозможности прямых поставок, а также существующей настройки нефтепереработки страны под российскую нефть.

Напомним, что в пятницу Александр Лукашенко на встрече с парламентариями заявил, что Минск ведет переговоры с Ираном о поставках нефти. Лукашенко отметил, что поручил правительству "немедленно найти альтернативы (поставок нефти в Белоруссию — ред.) новые и вернуться к старым" из-за сокращения беспошлинных объемов поставок из России. По его словам, есть договоренность о поставке нефти танкером через порт Одессы на нефтеперерабатывающий завод в Мозыре.

Кроме того, Лукашенко не исключил варианта предоставления Ирану мощностей белорусских нефтеперерабатывающих заводов для переработки его нефти ("давальческая" схема). Лукашенко также рассказал, что поручил правительству "вернуться к проекту строительства нефтепровода из Балтики", а также немедленно закончить модернизацию Новополоцкого нефтеперерабатывающего завода.

Это заявление было сделано на фоне нерешенных вопросов между Россией и Беларусью относительно объемов поставок нефти и стоимости газа. РФ планировала поставлять в 2016–2024 годах в Беларусь 24 миллиона тонн нефти ежегодно. Однако "Белнефтехим" получил график поставок нефти из РФ на третий квартал со снижением на 2,25 миллиона тонн по сравнению с изначальным планом.

Глава Минэнерго РФ Александр Новак заявлял, что снижение беспошлинных поставок российской нефти в Беларусь в третьем квартале связано с неоплатой газа и недопоставками нефтепродуктов в РФ. 1 октября он сообщил, что долг Беларуси за российский газ составляет 270-300 миллионов долларов. Минск со своей стороны считает несправедливой контрактную цену в 132,77 доллара за тысячу кубометров и долг не признает. Россия же настаивает, что до снятия разногласий оплата должна производиться по контрактной цене.

Вице-премьер Аркадий Дворкович отмечал, что график поставок нефти может восстановиться до прежнего уровня, если РФ и Беларусь договорятся об оплате долга за поставки газа. Договориться не получается, и Беларусь начала поиски альтернативы.

Основной помехой для осуществления плана поставок в Беларусь иранской нефти аналитики, опрошенные РИА Новости, назвали удаленность нашей страны от основных путей поставок — страна не имеет прямого выхода к морю, что значительно увеличивает конечную стоимость сырья.

"Насколько я представляю, прямые поставки из Ирана в Беларусь невозможны: у Беларуси нет выходов к морю, а трубопроводами страны не соединены. Поэтому в данном случае речь может идти только о своповых поставках из России. Понятно, что страна пытается уйти т зависимости от России, но пока это возможно только на уровне слов, умозрительных политических заявлений. Теоретически эти поставки возможны, но в достаточно далекой перспективе", — сказал генеральный директор института национальной энергетики Сергей Правосудов.

Другим камнем преткновения для поставок нефти из Ирана является то, что белорусская нефтепереработка настроена на технические характеристики российской нефти, считает аналитик Райффайзенбанка Андрей Полищук.

"Маловероятно, что это будет выгоднее по сравнению с российской нефтью, все-таки границы близкие, транспортное плечо короткое, поставки гораздо более удобные и переработка настроена под российскую нефть. Иранская нефть хоть и похожа на российскую, но могут быть немного другие выпуски", — сказал он.

Аналитик "Сбербанк КИБ" Валерий Нестеров напомнил, что у Беларуси некоторое время назад были планы по поставкам нефти из Венесуэлы. Таким образом, страна периодически пытается осуществить планы по диверсификации поставок и снижению зависимости от российской нефти, однако это упирается в экономическую целесообразность.

"Белорусские заводы получают нефть по трубопроводу из России, и это – самый дешевый метод транспортировки, это положительно сказывается на экономике, стоимости продукции этих заводов, часть которой экспортируется. Закупки иранской нефти возможны, но логистически трудноосуществимы", — сказал он.

Нестеров напомнил, что запроектированный нефтепровод Одесса-Броды пока не работает, а это значит, что как минимум в 2016-2017 годах поставки из Ирана вряд ли начнутся.

"Конечно, возможна транспортировка по железной дороге, но это дорого", — отметил Нестеров.

Несмотря на то, что пока планы Беларуси по диверсификации поставок трудноосуществимы, России следует прислушаться к угрозам соседней страны для сохранения рынка в будущем, считает Нестеров.

belaruspartisan.by


Смотрите также