Больше, чем газ. Как бойкот Катара отразится на России. Катар газ и нефть


Катар и перспективы газового рынка » Военное обозрение

Катар и перспективы газового рынка

Многие эксперты начинают все больше говорить о начале третьей мировой войны, которая в нынешних условиях называется газовой. При этом они ссылаются на провал трехсторонних переговоров Киев-Москва-Брюссель, перевод Украины на систему предоплаты поставок газа, взаимные иски в международный суд и на весьма тревожную судьбу газового транзита в Европу. И таким образом, энергетическая война России и Европы началась. Объявив о поставках газа на Украину только по предоплате, Москва фактически анонсировала прекращение поставок туда «голубого топлива». Старый Свет в легкой панике: украинские газохранилища полупусты и если их не наполнить, то нехватка газа в ЕС станет заметна при первом же осеннем похолодании.

Вполне понятно, что в этих условиях страны Европы, желая снизить энергетическую зависимость от России, хотят прибегнуть к следующим источникам ресурсов: к сжиженному газу Катара и таких стран, как Норвегия, Египет и Соединенные Штаты Америки. Например, венгерский президент Янош Адер заявил, что страны «Вышеградской четверки» (Польша, Венгрия, Чехия и Словакия) намерены импортировать сжиженный газ из Катара, чтобы снизить зависимость от поставок «голубого топлива» из России, от которых Центральная Европа зависит в среднем на 80%.

В этих условиях все больше внимания на мировом рынке уделяют положению дел в газовой промышленности Катара и его способности нарастить поставки «голубого топлива» в Европу, где до последнего времени «Газпром» занимает господствующие позиции. По удивительному стечению геологических обстоятельств маленькое государство Катар на берегу Персидского залива располагает третьими в мире запасами природного газа, сконцентрированного вдобавок в традиционных месторождениях. Катару, как известно, добыча нефти и особенно газа дают более 50 % ВВП, 85 % стоимости экспорта и 70 % доходной части государственного бюджета. Нефть и газ (арабы считают это даром Аллаха) сделали этот небольшой эмират первой страной в мире по ВВП на душу населения, превысив 100 тысяч долларов.

К этому можно добавить, что ежегодный прирост населения, который демонстрирует страна, в перспективе до 2015 года позволит ему сохранять лидирующие позиции по этому показателю не только среди стран Персидского залива, но и во всём мире, такой прогноз содержится в опубликованном докладе Фонда ООН (UNFPA). Согласно расчётам экспертов, ближайшие два года население Катара в среднем будет увеличиваться на 5,9 процентов.

Катарский эмир неоднократно заявлял, что Катар способен компенсировать потери Европы в случае отказа от покупки российского газа. Неудивительно, что большинство мировых СМИ комментировали эти заявления под сенсационным заголовком – «Катар уже сегодня готов заменить Россию на газовом рынке Европы», указав на значительную зависимость Европы от российских энергоресурсов. Действительно, например, только одна Германия в настоящее время импортирует из России 20% угля, 34% нефти и 31% природного газа, за что каждый год платит 33 миллиарда евро. Зависимость других европейских стран не столь значительна, но и эти страны широко пользуются российскими энергоресурсами.

Следует отметить, что перед Катаром и Россией стоят одни и те же проблемы, связанные с добычей сланцевого газа в Соединённых Штатов. Однако, как говорят сами катарцы, эмират не собирается снижать объёмы поставок природного газа в Европу и Азию, несмотря на прогнозы появления на этих рынках дешёвого американского сланцевого газа, но делает полезные выводы. Тем не менее, энергетическая стратегия Катара претерпела на удивление мало изменений, и это, в частности, есть одно из свидетельств того, что перемены, которых ожидают от «сланцевой революции», могут оказаться не столь масштабными.

Особенностью Катара является то, что он, не имея в настоящее время газопроводов, полностью сконцентрировался на производстве сжиженного природного газа (СПГ). В настоящее время страна экспортирует официально около 80 млн тонн СПГ, имея для этого самый крупный в мире флот из специальных судов, флагманами которого являются газоперевозчики типа Q-max (270 тысяч тонн СПГ) и Q-flex. Благодаря этому эмират не зависит от стран-транзитеров, будучи в состоянии доставить газ в любую точку мира. Отсюда обширная география поставок – США, Южная Америка (Аргентина, Бразилия), Европа, Азия (Китай, Индия, Пакистан, Япония, Южная Корея, Малайзия). Катар строит терминалы или участвует в их строительстве по приемке своего СПГ по всему миру – от Адриатики до Бельгии, от американского побережья мексиканского Залива до Великобритании.

В связи с этим, эмират в последнее время заключил ряд долгосрочных весьма выгодных контрактов по экспорту сжиженного природного газа (СПГ). Так, например, только что японская энергетическая компания Tohoku Electric подписала соглашение о поставке сжиженного природного газа с катарского проекта Qatargas 3 в течение 15 лет, начиная с 2016 года, сообщило агентство Platts. В рамках контракта Tohoku Electric будет импортировать 60-90 тысяч тонн СПГ в год в период 2016-2018 годов и 180 тысяч тонн — в период 2019-2030 годов. Помимо этого с 1999 года Tohoku Electric покупает около 520 тысяч тонн СПГ с другого катарского проекта, срок поставок – 22 года.

Следует сказать, что проект Qatargas 3 включает работающий с ноября 2010 года завод по сжижению природного газа мощностью 7,8 миллиона тонн в год. СПГ транспортируется на другие рынки с помощью десяти судов объемом 210-266 тысяч тонн каждый. Участниками проекта являются Qatar Petroleum (68,5%), Conoco Phillips (30%) и Mitsui & Co. Ltd (1,5%).

Помимо этого, Катар близок к подписанию соглашения с Пакистаном о ежегодной поставке приблизительно 3,5 миллиона тонн сжиженного природного газа. Поставки на сумму до 2,5 миллиарда долларов в год должны начаться с 2015 года. В настоящее время спрос Пакистана на «голубое топливо» составляет 226,5 миллиона кубометров в день, что в два раза больше объема добываемого в стране газа.

В связи с этим Катар вот уже несколько лет является основным конкурентом российского «Газпрома», зачастую поставляя СПГ на традиционные российские рынки в ЕС (например в Италию). Именно он главный конкурент «Газпрома» и в Азии, создавая конкуренцию российскому СПГ с Сахалина и Дальнего Востока. При этом Доха может сильно демпинговать, чрезвычайно осложняя «Газпрому» сохранение высоких цен на газ на нынешнем уровне. Например, ряд европейских компаний требуют пересмотра цен на российский газ в сторону снижения, спекулируя именно катарским СПГ.

Совместно с катарцами Европа начинает робкие попытки наладить систему получения СПГ, что однако не так просто. Как сообщил венгерский президент Я.Адер, катарский сжиженный газ будет импортироваться в Европу благодаря новой инфраструктуре, которая находится на стадии реализации. Голубое топливо будут транспортировать из Персидского залива в Италию.

Другой опорой в плане реализации плана президента Венгрии должно стать использование регазификатора Хорватии, строящегося на острове Крк. Согласно проекту ЕС, оттуда сжиженный газ будет транспортироваться в Венгрию, Чехию, Словакию и Польшу по коридору «Север — Юг». В то же время в Свиноуйсьце строится первый в Польше терминал по приему сжиженного газа. Хорватский президент Иво Йосипович заявил, что благодаря политической стабильности Хорватия может играть важную роль в деле обеспечения энергетической безопасности в Европе, предоставив возможность диверсифицировать поставки газа. Другая возможность для диверсификации снабжения газом стран Центральной Европы связана со строительством регазификатора в Клайпеде, в Литве. Литовское правительство намерено импортировать сжиженный газ не только из Катара, но и из Норвегии, Египта и США.

Но не все так просто, и задача заменить российские энергоресурсы, например, катарскими является весьма сложной и требует значительного времени и огромных финансовых ресурсов. Прежде всего, требуется в Европе не планировать, а иметь уже современные терминалы по приему СПГ. А это удовольствие не дешевое, и в современных условиях, когда европейская экономика находиться не в лучшем состоянии, стоит вопрос: кто же возьмет на себя все эти расходы? Одному Катару, как бы богат он не был, это не под силу. Кроме того, эти терминалы будут находиться на европейской территории, и если Европа по каким бы то причинам откажется от импорта катарского СПГ, то эмират понесет огромные убытки.

Специалисты при этом отмечают, что ни один поставщик из третьей страны быстро заменить «Газпром» на европейском рынке не сможет. Хельге Лунд, глава норвежской компании Statoil, честно признал, что его компания не сможет «заместить поставки из России», хотя, разумеется, в краткосрочной перспективе, если потребуется, можно на небольшой срок слегка нарастить поставки в ЕС (напомним, Норвегия не является членом Евросоюза). Не сумеет этого сделать и Катар, поскольку имеющиеся в Евросоюзе мощности по приему сжиженного газа и так вполне загружены, а на создание новых требуется время — речь идет о годах, а не о неделях. Аналогична ситуация и с обещаниями США помочь европейским союзникам сжиженным сланцевым газом. В теории это возможно, но на практике просто нет технической возможности его «сгрузить» в Европе.

Вполне вероятно, что заявления катарского шейха поторопит руководителей России, и прежде всего «Газпрома», наладить с Катаром объединённую «газовую политику» на мировой арене. К тому же для этого есть и соответствующий орган – Форум стран-экспортёров газа (ФСЭГ), штаб-квартира которого расположена в Дохе, а ее Генеральным секретарем является представитель России Леонид Бохановский. Эта международная организация объединяет владельцев 73 процентов мировых запасов газа, обеспечивающих 42 процента его мировой добычи. И если проводить весьма взвешенную политику, то можно не конфликтовать и не прибегать к снижению цен, а, используя ФСЭГ, создать справедливый механизм распределения между собой мировых рынков газа.

И к этому есть все благоприятные условия. После успешного наступления террористической организации «Исламское государство Ирака и Леванта» в Ираке цена на «черное золото» поднялась почти на 5 долларов за баррель, и соответственно выросла газовая цена, которая рассчитывается на основе нефтяной. В условиях высоких цен, как известно, легче договориться и принять совместные решения на будущее.

topwar.ru

Катар и газовое «болото» международной политики

Крупнейшее в мире нефтегазовое месторождение Северное (Южный Парс) обеспечивает Катар газом. Он делит его с Ираном
«Катар выстроил свои собственные связи с другими державами, в том числе с Ираном, США (Центральное командование США на территории Катара) и совсем недавно с Россией. В прошлом году суверенный фонд Катара вложил 2,7 млрд долларов в государственное акционерное общество «Роснефть».

«Катар когда-то был своего рода вассальным государством Саудовской Аравии, но он использовал автономию, которую позволяло ему его газовое богатство, для независимой деятельности, — говорит Джим Крайн, аналитик по энергетическим исследованиям Университета Райса в Хьюстоне, штат Техас. — Остальная часть региона искала возможность подрезать крылья Катару».

Эта возможность пришла с недавним визитом президента США Дональда Трампа в Саудовскую Аравию, когда он призвал «все народы совести» изолировать Иран. Когда Катар публично с этим не согласился, в заявлении, которое, по словам его правительства, стало результатом взлома, последовало наказание, инициированное Саудовской Аравией. Добыча природного газа Катара была неподвластна интригам Организации стран — экспортеров нефти, нефтяному картелю, в котором доминирует Саудовская Аравия.

Новый эмир, переживший в 1996 году попытку переворота, не построил трубопроводы, которые бы интегрировали Катар с рынками соседей по Персидскому заливу. Согласно сообщениям BBC, два высокопоставленных чиновника правительства Катара в ходе судебного процесса над заговорщиками в 2000 году признались, что помогли организовать попытку переворота с согласия Саудовской Аравии и Бахрейна.

Катарский козырь

Когда-то гораздо более богатые нефтяные государства считали природный газ практически бесполезным продуктом — необходимым, главным образом, для впрыска обратно в нефтяные скважины для повышения уровня добычи. Они соглашались заплатить лишь часть мировой рыночной цены на СПГ… Поэтому единственный трубопровод, «проект Дельфина», соединяющий месторождение «Северное» с Объединенными Арабскими Эмиратами и Оманом, работает на мощности от половины до двух третей. Контракты, подписанные в 2016 году, должны были заполнить все остальное, однако подавляющее большинство экспорта Катара продолжает поступать на рынки Азии и Европы.

Соседи
В последнее время спрос на СПГ для производства электроэнергии растет и в странах Персидского залива. Согласно исследованию, им приходится прибегать к более дорогостоящим способам добычи СПГ — исследовать сложные внутренние газовые образования на своей территории, это дорого. Самые низкие издержки добычи газа в мире в Катаре.

Катарский газ позволил ему вести внешнюю политику, которая вызывала раздражение соседей: мусульманское братство в Египте, ХАМАС в секторе Газа и другие вооруженные группировки, против которых выступали ОАЭ и Саудовская Аравия в Ливии и Сирии. Газ также «оплачивал» глобальную телевизионную сеть «Аль-Джазира», которая возмущала большинство стран Ближнего Востока.

Прежде всего, газ побудил Катар содействовать региональной политике взаимодействия с шиитским Ираном и обеспечить источник его богатства… Газ — не главная непосредственная причина нынешнего кризиса, но «вы можете задать вопрос, почему именно Катар не желал поставлять газ в соседние страны…» — говорит академик Райт из столицы Катара. «Вероятно, ожидалось, что Катар будет продавать газ со скидкой… В 2005 году Катар объявил мораторий на дальнейшее развитие месторождения Северное, что могло бы обеспечить газ для местного экспорта.

Катар заявил, что еще необходимо проверить, как поле реагирует на его эксплуатацию, отрицая, что он скорее сочувствовал Ирану, который гораздо медленнее собирал газ со своей стороны на общей территории. Этот «двухлетний мораторий» был отменен только в апреле этого года, спустя десятилетие, после того как Иран впервые сравнялся с показателями Катара по добыче», — пишет издание NDTV.

«Забудьте про Ормузский пролив. Реальное место кипящей дипломатической битвы между Саудовской Аравией и Катаром на 5500 километров к юго-востоку, в Малаккском проливе — между Малайзией и Индонезией. Это связано с тем, что центр тяжести нефтяного рынка, а также мировой экономики, находится в эти дни в Азии. Еще в 2003 году во время Иракской войны на США и Европу приходилось более половины мирового импорта нефти. Их доля сейчас сократилась почти до трети: импорт стран Северной Атлантики остался неизменным, в то время как объемы импорта Китая, Индии, Южной Кореи и Филиппин выросли», — пишет Bloomberg.

«У Азии львиная доля экспорта нефти на Ближнем Востоке. Это делает позицию основных азиатских торговых партнеров Катара — Японии, Южной Кореи, Индии и Тайваня — решающим фактором в том, как будет реализовано эмбарго. Более половины экспорта сжиженного природного газа эмирата отправляется в эти четыре страны, или около двух третей, если вы добавите сюда Китай и Таиланд.

Чтобы понять, как это может произойти, стоит рассмотреть динамику газового рынка Азии и различные степени, в которых страны зависят от Катара и его арабских конкурентов. Возьмем Японию. Это крупнейшее экспортное направление Катара и покупатель почти пятой части всего торгуемого им газа… Саудовская Аравия поставляет около 40% импортируемой сырой нефти в Японии.

Япония нуждается в нефти Саудовской Аравии гораздо больше, чем в катарском газе… Несоответствие усиливается еще и тем фактом, что Японии не хватает нефти, но она буквально «купается» в природном газе. Ее заводы по регазификации (производству газа из СПГ) работают на 44% мощности по сравнению с 88% нефтеперерабатывающих заводов. Если бы [японская энергетическая компания] Jera Co выбрала бы нынешний момент, чтобы «отжать» свой шанс для пересмотра условий газового контракта с Qatar Petroleum, она могла бы получить большое количество краткосрочных рычагов. И это уже не в первый раз, когда политика на Ближнем Востоке распространяется и на внутренний сектор Японии…

Это говорит о том, что у Катара есть несколько значимых карт в рукаве. В то время как стоимость и объем импорта нефти в Азию в разы уменьшили торговлю газом, потребителям СПГ надо быть разумными и осторожными и подумать, как использовать блокаду. Даже в такой стране, как Япония, где производство электроэнергии на основе нефти учитывает и другую долю рынка электроэнергии, потеря сырья приведет к подъему цен [на нефть] и для фабрик, и для перевозчиков. Также уменьшение поставок СПГ грозит и отключением электроэнергии. На этом фоне коммунальные предприятия Азии вряд ли захотят нарушить отношения с ключевым поставщиком, особенно после того, как в апреле правительство Катара вновь подтвердило свое господство на мировом рынке СПГ — решением снять мораторий на развитие «Северного поля».

Япония отличается от остальной Азии разнообразием поставок СПГ. Тайвань и Индия также зависят от Катара — из-за примерно половины импорта своего газа, а Южная Корея отстает — 36%. Индия и Китай между тем являются основными покупателями иранской нефти, что делает еще и крайне маловероятным тот факт, что они готовы выбирать стороны в прокси-размолвках по поводу более глубокого спора между Эр-Риядом и Тегераном. Силы с обеих сторон сбалансированы. Любой игрок, который захочет нарушить положение и использовать нынешний кризис, чтобы подчеркнуть свое преимущество, должен тщательно подумать, прежде чем сделать свой ход», — пишет Bloomberg.

nk.org.ua

Политика Newsland – комментарии, дискуссии и обсуждения новости.

Больше, чем газ. Как бойкот Катара отразится на России

"Били по Катару - ударили по полякам". Не знаю, что побудило российских "аналитиков" считать, что бойкот странами Персидского залива крупнейшего поставщика СПГ отразится на заработках Польши и Украины. Но кто-то уверен, что дипломатическая блокада Дохи скажется на росте российского присутствия в Европе и Азии.

Польша и катарский газНачать стоит с того, что Польша (как и многие европейские государства) закупает у Катара СПГ (сжиженный природный газ) для собственного потребления, а также мечтает о том, чтобы перепродавать этот газ по всему ЕС, став заменой российским поставкам природного газа. Считается также, что и Украина отхватит кусок от этого реэкспорта. Именно по этой причине поляки всеми правдами и неправдами пытаются противостоять строительству второй ветки нашего Северного потока. Получается плохо, потому что законных оснований для прекращения строительства нет. Морской участок не попадает под европейские конвенции, а на суше у Газпрома мощные европейские партнеры (в том числе, немецкие, а немцы в таких вопросах, сами понимаете, авторитетнее всех авторитетов).

Кроме того, мощности, которыми располагает польский завод по приему СПГ, позволяют принимать всего 7,5 млрд кубометров газа (5,4 млн тонн СПГ). Потребность Европы в газе - около 500 миллиардов кубометров, Россия поставляет примерно 160 млрд кубометров. То есть при всем желании полякам будет крайне сложно заменить российских поставщиков. То же самое с ценой. Катарский газ - дорогая игрушка, которая обходится на 70% дороже, чем российский природный газ. А если учесть, что перепродавать газ будут с наценкой, то ни о какой выгоде не может быть и речи.

Газовые "гиганты" из Польши не смогут дать ни объема, ни цены. О какой конкуренции речь - непонятно.

В Европу Катар в 2016 году поставил 17,9 млн т (около 25 миллиардов кубометров): крупнейшим покупателем стала Великобритания - 7,3 млн т, Франция - 0,5 млн т, Турция - 0,68 млн т, Италия - 4,14 млн т. Основным же покупателем газа остается Азия.

Катар и блокадаДействия Саудовской Аравии и ее союзников против Катара не смогут физически воспрепятствовать поставкам катарской нефти и газа их заказчикам. Катар поставляет энергоресурсы морским путем, и даже если Саудовская Аравия, ОАЭ и Бахрейн закроют для них свои воды, Катарские суда смогут достигать Персидского залива через территориальные воды Катара, Ирана и Омана. Существует только один минимальный риск: если Египет закроет для катарских перевозчиков Суэцкий канал, то поставки в Европу будут затруднены. Но это почти невозможно, так как все проливы попадают под действия договоренностей и Суэцкий канал не исключение: Константинопольский договор от 1888 года обеспечивает вечный нейтралитет канала в мирное и военное время.

В целом Египет проигрывает от бойкота Катара больше других: доля катарских поставок в структуре газового импорта Египта составила 84%, электростанции на природном газе генерируют порядка 80% вырабатываемого Египтом электричества, и импорт из Катара необходим для бесперебойной подачи света. Стоят ли "Братья-мусульмане", которых боится Каир и финансирует Катар, таких рисков?

Катар и ИранВот что теперь будет происходить между этими странами, которые никогда не были по одну сторону - другой вопрос. Хоть "русские хакеры" и разместили "фейковое обращение" о поддержке Катаром Ирана, реальные взаимодействия Дохи и Тегерана запутаны и совсем не однозначны. У них, например, есть общее газовое месторождение.

Но Катар во всех войнах региона поддерживает противоборствующую Ирану сторону. С другой стороны, Иран теперь - единственный способ Катара продолжать свои морские поставки. И не исключено, что отказавшись от Катара, Саудовская Аравия и ее партнеры рискуют: дружбы между Ираном и Катаром, конечно, не случится, но деловое партнерство вполне реально.

Кто проиграет? Проиграют сами страны, организовавшие бойкот, а также те, кто не любит Иран и его ядерную программу.

Россия и КатарКроме решения очередной сложной задачи о нравах Востока и обвинениях в "хакерстве" Россия вряд ли ощутит на себе последствий персидского кризиса. Ни положительных, ни отрицательных моментов для нас в этой истории нет. Есть просто несколько задачек: кто, как и почему придумал бойкотировать Катар, а также новая сложившаяся действительность, в которой придется и дальше сотрудничать со странами Ближнего и Среднего Востока.

Краткосрочные изменения цен на нефть не окажут существенного влияния на бюджет, акции Роснефти и вовсе пошли немного вверх после сообщений о кризисе дипломатии. Вот если Катару перекроют каналы поставок газа - тогда да, можно будет вести разговор о том, что кто-то пострадает, а кто-то неплохо наживется. также станет немного грустно, если Катар выйдет из ОПЕК и откажется от соглашений об ограничении добычи (тогда нефть пойдет вниз). Сейчас же потеряют все участники разрыва отношений, и, возможно, уже скоро Катар сможет откупиться и восстановить прежний статус.

newsland.com

Экономика и бизнес Newsland – комментарии, дискуссии и обсуждения новости.

Катар успешно сражается на "газовом фронте"

На фоне довольно низких цен на нефть ряд стран обращает пристальное внимание на широкую продажу газа, тем самым пытаясь сбалансировать свой бюджет. Особую роль среди них играет Россия, Иран, Катар. Но если первые поставляют «голубое топливо» в основном по газопроводам, то последний — Катар — является одним из основных мировых лидеров по экспорту сжиженного природного газа (СПГ).

Роль Катара на рынке сжиженного газа постоянно возрастает, и он начинает выходить на передовые позиции в мире, успешно конкурируя с другими газовыми державами. Особую роль при этом играет Европа, с которой катарский эмир Тамим бин Хамад бин Халифа Аль Тани стремится не только наладить экономическое сотрудничество, но и попросту подружиться. Например, немецкая RWE Supply & Trading GmbH (RWEST) и катарская компания Qatargas заключили соглашение на поставку 1,1 млн тонн сжиженного природного газа в Европу. Срок контракта рассчитан на 7,5 лет, сообщает Reuters. Финансовые детали сделки не разглашаются, однако известны объем поставок и срок действия контракта. Это только небольшой пример делового сотрудничества.

Другая крупнейшая катарская компания по производству СПГ RasGas заключила сделку с французской корпорацией EDF на поставку 2 млн тонн топлива в год в Дюнкерк (Франция), пишет информационный ресурс Daily Herald со ссылкой на Associated Press. Поставки сжиженного природного газа уже осуществляются на терминалы в Ровиго (Италия) и Зебрюгге (Бельгия). Катарская компания имеет в своем активе три контракта с дочерними компаниями EDF в Италии и Бельгии. Сегодня, благодаря технологиям охлаждения природного газа, Катар стал крупнейшим поставщиком СПГ в мире.

Следует заметить, что французский нефтегазовый гигант Total получит 30% в концессии, разрабатывающей нефтяное месторождение Аль-Шахин (Al-Shaheen) на шельфе Катара в Персидском заливе. Соглашение по этому поводу европейский концерн подписал с Qatar Petroleum в катарской столице Дохе, и компания войдет в проект начиная с 14 июля 2017 года на 25 лет.

Для этого Qatar Petroleum и французский концерн создадут совместное предприятие North Oil Co, которое будет заниматься освоением месторождения в течение четверти века. В ближайшие пять лет СП планирует инвестировать в Аль-Шахин 2 млрд долларов, чтобы поддержать разведку и разработать варианты увеличения добычи.

Аль-Шахин, как известно, входит вместе с Духаном и Идд-эль-Шарги в тройку месторождений, которые обеспечивают 85% всей добычи нефти в Катаре. Промысел дает 300 тыс. баррелей сырья в день, что составляет примерно 40% общего объема производства нефти в стране. Существующий производственный комплекс состоит из 30 платформ и 300 скважин.

В Польшу в июне этого года прибыла первая коммерческая партия катарского сжиженного природного газа, передает агентство Bloomberg со ссылкой на заявление оператора польской газотранспортной системы (ГТС) Gaz-System S.A. Судно «Аль-Нуаман» (Al Nuaman), принадлежащее компании Qatargas, пришвартовалось у СПГ-терминала в Свиноуйсьце с 210 тыс. кубометров сжиженного газа в танках.

На сегодня пропускная способность польского терминала составляет, по данным Bloomberg, 5 млрд кубометров газа в год. Это около трети годового потребления топлива в Польше. По другим данным, СПГ-терминал в Свиноуйсьце способен обеспечивать половину потребностей страны в газе (7,5 млрд кубометров в год), и правительство страны уже вынашивает планы увеличения его мощности до 10 млрд кубов.

Все это вписывается в стратегию достижения Польшей к 2022 году полной независимости от поставок газа из России, провозглашенную правительством в начале нынешнего месяца. В конце мая Варшава заявила, что страна не намерена взаимодействовать с «Газпромом» на долгосрочной основе после истечения долгосрочного контракта с российским поставщиком в 2022-м. В стратегию газовой независимости Польши, помимо расширения терминала в Свиноуйсьце, входит проект строительства газопровода от месторождений на шельфе Норвегии до балтийского побережья страны.  Следует заметить, что цена поставок СПГ из Катара намного выше, чем российского газа по газопроводу и наложит дополнительное бремя на польский бюджет. Но в данном случае Варшава и ее правители поставили антироссийскую политику выше экономики и социальной политики в стране, что в дальнейшем приведет к увеличению цен на газ, которую будут платить простые польские потребители.

Однако не все так просто у Катара на газовом фронте, и в частности в последнее время ему буквально на пятки наступает Иран, который вышел из режима санкций и ударными темпами возрождает свою экономику, в том числе резко увеличил добычу «голубого топлива». По сообщению иранских СМИ, Иран в ближайшее время доведет объем добычи газа на месторождении Южный Парс 177 млрд кубометров в год.

Вполне естественно, что с увеличением добычи газа растет и его экспорт. Пока Иран мало где пересекается  с экспортом катарского газа, поскольку он поставляет «голубое топливо» в такие страны, как  Армения, Грузия, Турция, Пакистан. Например, вопрос увеличения поставок газа и электроэнергии из Ирана в Турцию станет главным предметом обсуждения в ходе предстоящего визита министра энергетики и природных ресурсов Турции Берата Албайрака в Тегеран. Но иранское руководство активно ищет и другие рынки сбыта, в том числе и в Европе. Например, Иран хочет через Турцию активно наладить поставки газа в Европу. И, видимо, не за горами, наступит время, когда эти две страны – Катар и Иран- начнут активные войны за поставки газа по всему миру.

newsland.com

Катар спасет сжиженный газ?

Катар уже во вторник почувствовал полную силу последствий арабских штрафных мер. Всего через несколько часов после их объявления, индекс фондового рынка в Дохе упал более чем на 7%, до самого низкого уровня с 2009 года. Все авиакомпании в Персидском заливе, в том числе Emirates, Gulf Air и Etihad Airways, отменили свои рейсы в Катар. Граждане Катара не пострадали, заявляли в Дохе в понедельник. Во вторник эти граждане опустошили полки супермаркетов. Забирали в первую очередь продукты питания.

Шлагбаум опускается

Подозрительность катарцев понятна. Эмират просто купается в деньгах, но он в значительной степени зависит от внешней торговли. Почти 90% всех продуктов питания — это импорт. Местные газеты сообщили, что жители массово скупают рис, молоко и яйца. В социальных сетях появились фотографии опустошенных полок супермаркетов, газеты сообщали о панических закупках и напряженной борьбе за последние оставшиеся бутылки воды. Расположенный в Дохе телеканал al-Jazeera, который был заблокирован в Саудовской Аравии и ОАЭ, сообщил, что Эр-Рияд закрыл границу с Катаром. Через нее поступают почти все продукты питания, прежде всего, мясные [продукты].

Если в стране на самом деле появится дефицит, то в первую очередь пострадают отнюдь не богатые граждане Катара, а иностранные рабочие, которые составляют 90% из примерно 2,4 миллионов человек. Иностранцы обеспокоены. Пока будут найдены новые транспортные маршруты, могут пройти недели. Теоретически можно предположить, что корабли пойдут в Доху через иранские воды. Однако, следует помнить, что таким образом можно толкнуть катарцев прямо в руки тегеранских теократов. Катар и без того поддерживает прагматические отношения с Ираном и не согласился с агрессивной риторикой Эр-Рияда. Иранцы, в свою очередь, увидели свой шанс. Информационное агентство Fars в понедельник цитировало президента Альянса экспорта сельскохозяйственной продукции Реза Нурани, который заявил, что корабли с продовольствием из Ирана могут прибыть в Катар в течение двенадцати часов.

Кому много дано, с того много спросят

Кроме того, риал, национальная валюта, оказался под сильным давлением. В понедельник за доллар в Дохе можно было получить 3,65 риала, что является самым низким обменным курсом с июня 2016 года. Центральный банк Катара привязал риал к доллару и будет использовать свои валютные резервы, чтобы курс не снизился еще больше. У катарских банков не так много пространства для маневра: в марте сумма их иностранных обязательств составила 124 миллиарда долларов США. Несколько банков в Саудовской Аравии, ОАЭ и Бахрейне очень вяло обрабатывают заявки из Катара, а центральный банк Саудовской Аравии приказал банкам в стране не проводить больше никаких операций с катарскими банками в катарских риалах.

Международные последствия кризиса пока удается удерживать в рамках. Цена барреля нефти Brent незначительно выросла в понедельник, но затем упала во вторник ниже критической отметки в 50 долларов и во второй половине дня составила 49 долларов 24 цента. Но, что касается нефти, Катар в любом случае не является крупным игроком на мировом рынке. Хотя эмират и является членом ОПЕК, но он производит только около 600 тысяч баррелей в день, примерно 2% объемов ОПЕК. Сильным Катар делает газ. Ни одна страна не экспортирует больше СПГ, доля на мировом рынке составляет 30%. Прибыль от этого бизнеса позволила не только накопить солидные валютные резервы, она также наполнила государственные фонды до внушительных 335 миллиардов долларов США.

Международная сеть

Катарцы всегда щедро инвестировали. В VW госфонд является крупнейшим акционером, с инвестициями на сумму около 11,6 миллиарда долларов США, или 17% от общего объема. В Deutsche Bank у катарцев 6%, доля в Credit Suisse только что была увеличена до 5,01%. У катарцев есть доли в Роснефти, SolarWorld, Glencore и Barclays, они инвестировали в лондонский универмаг Harrods и ювелирный магазин Tiffany's. Ни одна из этих компаний не хочет эскалации. Они безусловно дадут понять это арабским государствам.

Большой вопрос в том, как штрафные меры арабов повлияют на торговлю СПГ. Но, похоже, в западных финансовых центрах нет особой тревоги по этому поводу. Около половины экспорта уходит в Японию, Южную Корею и Индию, европейский рынок составляет одну треть. Если катарские корабли смогут и дальше пересекать Ормузский пролив, маленькая страна-изгой в Персидском заливе сможет сохранить главный источник дохода.

geo-politica.info

Саудовская Аравия и Катар 22 года спорят из-за газа

В понедельник Бахрейн, ОАЭ, Саудовская Аравия, Египет, Йемен, Ливия, Мальдивы и Маврикий объявили о разрыве дипломатических отношений с Катаром. Экономические причины произошедшего анализирует World Oil в статье Saudi dispute with Qatar has 22-year history rooted in gas. Изоляция Катара Саудовской Аравией началась в 1995 году, и причиной тому стал природный газ. В тот год, когда отец нынешнего эмира Шейха Тамима ибн Хамада Аль-Тани сверг своего собственного просаудовского отца, крошечный пустынный полуостров сделал свою первую отправку СПГ крупнейшего в мире месторождения. Оффшорное месторождение ”Северное”, которое обеспечивает практически весь газ Катара, является общим с Ираном, главным соперником Саудовской Аравии.

Богатство, полученное в результате продаж СПГ, превратило Катар не только  в самую богатую страну мира с ежегодным доходом на душу населения в размере $130 тыс., но и крупнейшего в мире экспортера СПГ. Газовое направление отделило его от нефтедобывающих соседей в Совете сотрудничества арабских стран Персидского залива и позволило выйти из-под контроля Саудовской Аравии.

Катар наладил связи с другими державами, в том числе с Ираном, США (в Катаре располагается Центральное командование США), и недавно - с Россией. В прошлом году суверенный фонд богатства Катара вложил $2,7 млрд в государственную нефтяную компанию ”Роснефть”.

”Когда-то Катар был своего рода вассальным государством Саудовской Аравии, но он использовал автономию, которая была создана за счет газового богатства для самостоятельной деятельности, - сказал Джим Крейн, эксперт по энергетическим исследованиям в Институте Бейкера Университета Райса, в Хьюстоне, штат Техас. - Остальная часть региона искала возможность обрезать крылья Катару”.

Визит Трампа

Эта возможность появилась, благодаря недавнему визиту президента США Дональда Трампа в Саудовскую Аравию, когда он призвал ”все сознательные народы” изолировать Иран. Когда Катар не согласился на это публично (в заявлении, которое, по словам правительства, было результатом хакерской атаки), последовало вопиющее наказание Саудовской Аравии.

Добыча природного газа Катара не связана с ОПЕК, нефтяным картелем, во главе которого стоит Саудовская Аравия. Новый эмир, переживший в 1996 году попытку переворота, не построил трубопроводы, которые бы интегрировали Катар на рынки соседей в  Персидском заливе. Согласно сообщениям Би-би-си, два высокопоставленных чиновника правительства Катара в 2000 году в ходе судебного процесса над заговорщиками признались,  что Саудовская Аравия помогла Бахрейну организовать попытку переворота.

В то время более богатые нефтяные государства рассматривали природный газ как практически бесполезный продукт, который использовался главным образом для ″впрыска″ в нефтяные скважины для повышения уровня добычи. Они были готовы платить лишь часть мировой рыночной цены на СПГ.

Единственный трубопровод, проект ”Дельфин”, соединяющий ”Северное” месторождение Катара с Объединенными Арабскими Эмиратами и Оманом, работает наполовину или две трети от мощности. Контракты, подписанные в прошлом году, должны загрузить оставшиеся мощности, однако подавляющее большинство экспорта Катара будет продолжать поступать на рынки Азии и Европы.

Рассерженные соседи

С недавних пор спрос на природный газ для производства электроэнергии начал расти в странах Персидского залива. Им приходится прибегать к более дорогостоящему импорту СПГ и исследовать сложные внутренние газовые образования, добыча которых крайне дорогостоящая. Катарский газ имеет самые низкие издержки добычи в мире. Газовое богатство Катара позволило ему разработать внешнюю политику, вызывавшую раздражение соседей. Страна поддерживала ”Братьев-мусульман” в Египте, ХАМАС в секторе Газа и вооруженные группировки, против которых выступали ОАЭ или Саудовская Аравия, в Ливии и Сирии. Глобальная телевизионная сеть ”Аль-Джазира”, которая в разное время компрометировала или возмущала большинство стран Ближнего Востока, также была оплачена с помощью газа.

Во вторник Трамп написал в Twitter, что, когда он говорил о необходимости прекратить финансирование радикальной идеологии во время своей поездки на Ближний Восток, ”лидеры указали на Катар”. 

Газ побудил Катар содействовать региональной политике взаимодействия с шиитским Ираном, чтобы обеспечить источник своего богатства. ″Газ не является непосредственной причиной нынешнего обострения отношений, но можно задаться вопросом, почему Катар не желает поставлять газ в соседние страны, лишая их этого ресурса, - сказал академик Райт по телефону из столицы Катара, Дохи. - Вероятно, ожидалось, что Катар будет продавать газ им по сниженной цене”. 

Что дальше?

В 2005 году к региональным разочарованиям было добавлено решение Катара объявить мораторий на дальнейшее развитие Северного месторождения, которое могло бы обеспечить больше газа для местного экспорта. Катар сказал, что необходимо проверить, как месторождение реагирует на  эксплуатацию, отрицая, что государство пошло на уступки Ирану, который гораздо медленнее добывал газ со своей стороны общей территории. Этот двухлетний мораторий был отменен спустя десятилетие, после того, как Иран впервые сравнялся с показателями добычи Катара.

”Люди не понимают, что саудовцы ожидают от Катара, - сказал Герд Нонман, профессор международных отношений и исследований Персидского залива из дохинского филиала Джорджтаунского университета. - Они, похоже, хотят, уничтожить Катар, но не будут называть ”Братьев-мусульман” террористической организацией, потому что это не так. И у них не получится испортить связи государства с Ираном, потому что это поставит под угрозу отношения, которые являются фундаментальными для экономического развития Катара”.

vestikavkaza.ru

Катар размораживает крупнейшее в мире газовое месторождение

катар.газовое месторождение

О новых планах по разработке Северного месторождения заявил глава государственной компании Qatar Petroleum (QP). Предполагается, что в основном нетронутая южная часть громадного месторождения, которое заходит и на сушу, будет со временем давать 2 млрд кубометров газа в сутки. Это, примерно, десятая часть от его суммарного потенциала. Учитывая, что при нынешних темпах добычи запасов газа в Катаре хватит на 135 лет, Доха вполне может позволить себе разморозить Северное месторождение, не боясь за будущее.

Наращивают добычу «голубого» золота и иранцы, которым принадлежит северная часть громадного месторождения, известная как Южный Парс. Иранские газовики намерены обойти по объемам добычи Северное месторождение к марту 2018 года. В ноябре прошлого года соглашение о разработке Южного Парса с правительством Ирана подписал французский нефтегазовый гигант Total SA. Французы, к слову, работают и на катарских месторождениях. Несмотря на четкое разграничение морской границы между Катаром и Ираном иранские «патриоты» и консерваторы недовольны уступкой Северного месторождения Катару.

QP сделала важное заявление в самый разгар продолжающегося уже три года кризиса на рынке сжиженного газа (LNG). Большинство экономистов считают, что отрасль выйдет из него не раньше 2020-22 годов. Решение возобновить добычу на Северном месторождения было принято и в разгар борьбы за титул крупнейшего экспортера газа планеты. Сейчас им является Катар, продающий ежегодно 78 млн тонн газа или 10,3 млрд кубометров в сутки. Однако уже в этом году его вполне может обойти Австралия. Громадье планов и у США с их дешевым сланцевым газом и пятью крупнейшими проектами, которые позволят довести экспорт голубого топлива до 74 млн т и не останавливаться на этом. Владимир Путин так же на днях заявил, что Россия станет крупнейшим экспортером газа, хотя и в будущем. Новый газ также может поступать из больших месторождений в Мозамбике и Танзании. 

Для главных игроков на газовом рынке ясно, что Катар вернулся в игру. Учитывая развитую инфраструктуру, специалисты прогнозируют, что катарский LNG будет самым дешевым в мире. Очевидно, что добыча газа дома значительно дешевле и менее рискованна, чем поиски новых месторождений в Марокко и на Кипре, которые сейчас ведет QP.

Частично разморозка Северного месторождения объясняется желанием сорвать новые проекты конкурентов по LNG. Решение точно рассчитано по времени. Первый катарский газ с Северного месторождения попадет на рынки в 2022 году, когда, по мнению большинства экономистов, цены на газ вновь поднимутся.

Конечно, Доха намерена привлечь к разработке месторождения партнеров. Аль-Кааби не назвал, кто будет участвовать в этом прибыльном проекте. Наиболее вероятными кандидатами являются нынешние партнеры Дохи: ExxonMobil Corp., Total и Royal Dutch Shell Plc.

Из заявления главы QP следует, что в Дохе пока не решили, в каком виде продавать газ с Северного месторождения: как LNG или в виде «других продуктов». Поскольку Катар не намерен строить дополнительную инфраструктуру по переводу газа из газообразного в жидкое состояние, то единственно возможным способом транспортировки газа остается трубопровод.

Здесь между Катаром и Ираном наверняка разгорится острая конкурентная борьба. В марте компания Dolphin Energy, совместное предприятие инвестфонда Абу-Даби - Mubadala Development Co. и компаний Total и Occidental Petroleum Corp., подписала соглашение с правительством эмирата об увеличении продаж катарского газа по газопроводу, который идет из ОАЭ в Оман. Этот султанат сейчас ведет переговоры с Ираном о строительстве подводного газопровода. Тегеран также предлагает свой газ ОАЭ, Бахрейну и Кувейту, но сотрудничеству мешала политика и санкции. Сейчас иранцы поставляют газ в соседний Ирак.

В начале столетия Катар хотел построить газопроводы в Бахрейн и Кувейт из-за борьбы с Саудовской Аравией за лидерство в арабском мире, которая не хотела усиления своего конкурента в Совете сотрудничества арабских государств Персидского залива, состоящем из 6 стран на берегах Залива. ОАЭ и Кувейт импортируют LNG, а Бахрейн сейчас строит крупный терминал, хотя все эти страны находятся рядом с Северным месторождением и могли бы резко удешевить доставку голубого топлива.

Получив дополнительный газ, Доха может даже попытаться продавать его КСА. Крупнейшее арабское королевство стремительно развивает собственную добычу газа, но пока не в состоянии даже удовлетворить быстро растущее потребление электроэнергии. В результате Эр-Рияд до сих пор вынужден сжигать летом каждый день миллион баррелей нефти. Саудиты собираются строить собственный терминал LNG скорее всего на побережье Красного моря, которое, кстати, находится довольно далеко от главных газовых месторождений. В любом случае, учитывая, что отношения между Катаром и Саудовской Аравией по-прежнему оставляют желать лучшего, импорт катарского газа в королевство выглядит проблематично, пишет Эксперт.

В заключение можно заметить, что возобновление добычи газа на Северном месторождении отвечает внутренним потребностям и самого Катара. Добыча нефти в эмирате медленно, но неуклонно снижается. После серьезного сокращения расходов катарская экономика нуждается в сильном катализаторе. Одного Кубка мира по футболу для этого мало. Крайне маловероятно, что Катар победит на домашнем футбольном турнире, но в «газовом» состязании разморозка Северного месторождения позволит ему сохранить первое место среди экспортеров голубого топлива.

rcc.ru


Смотрите также