Новости - Катар увеличивает поставки газа в Европу через Италию. Катар газ или нефть


Елена Ханенкова - Катар и газовое «болото» международной политики

Елена Ханенкова, 7 июня 2017, 00:55 — REGNUM  

Газовое богатство превратило Катар не только в самую богатую страну мира, с ежегодным доходом на душу населения в размере 130 000 долларов, но и сделало крупнейшим в мире экспортером СПГ (сжиженного газа). Сосредоточенность на газе отделила его и от соседей — собратьев по добыче нефти в Совете сотрудничества стран Персидского залива, позволив выйти из орбиты гегемонии Саудовской Аравии.

«Катар выстроил свои собственные связи с другими державами, в том числе с Ираном, США (Центральное командование США на территории Катара) и совсем недавно с Россией. В прошлом году суверенный фонд Катара вложил 2,7 млрд долларов в государственное акционерное общество «Роснефть».

«Катар когда-то был своего рода вассальным государством Саудовской Аравии, но он использовал автономию, которую позволяло ему его газовое богатство, для независимой деятельности, — говорит Джим Крайн, аналитик по энергетическим исследованиям Университета Райса в Хьюстоне, штат Техас. — Остальная часть региона искала возможность подрезать крылья Катару».

Эта возможность пришла с недавним визитом президента США Дональда Трампа в Саудовскую Аравию, когда он призвал «все народы совести» изолировать Иран. Когда Катар публично с этим не согласился, в заявлении, которое, по словам его правительства, стало результатом взлома, последовало наказание, инициированное Саудовской Аравией. Добыча природного газа Катара была неподвластна интригам Организации стран — экспортеров нефти, нефтяному картелю, в котором доминирует Саудовская Аравия.

Новый эмир, переживший в 1996 году попытку переворота, не построил трубопроводы, которые бы интегрировали Катар с рынками соседей по Персидскому заливу. Согласно сообщениям BBC, два высокопоставленных чиновника правительства Катара в ходе судебного процесса над заговорщиками в 2000 году признались, что помогли организовать попытку переворота с согласия Саудовской Аравии и Бахрейна.

Катарский козырь

Когда-то гораздо более богатые нефтяные государства считали природный газ практически бесполезным продуктом — необходимым, главным образом, для впрыска обратно в нефтяные скважины для повышения уровня добычи. Они соглашались заплатить лишь часть мировой рыночной цены на СПГ… Поэтому единственный трубопровод, «проект Дельфина», соединяющий месторождение «Северное» с Объединенными Арабскими Эмиратами и Оманом, работает на мощности от половины до двух третей. Контракты, подписанные в 2016 году, должны были заполнить все остальное, однако подавляющее большинство экспорта Катара продолжает поступать на рынки Азии и Европы.

Соседи

В последнее время спрос на СПГ для производства электроэнергии растет и в странах Персидского залива. Согласно исследованию, им приходится прибегать к более дорогостоящим способам добычи СПГ — исследовать сложные внутренние газовые образования на своей территории, это дорого. Самые низкие издержки добычи газа в мире в Катаре.

Катарский газ позволил ему вести внешнюю политику, которая вызывала раздражение соседей: мусульманское братство в Египте, ХАМАС в секторе Газа и другие вооруженные группировки, против которых выступали ОАЭ и Саудовская Аравия в Ливии и Сирии. Газ также «оплачивал» глобальную телевизионную сеть «Аль-Джазира», которая возмущала большинство стран Ближнего Востока.

Прежде всего, газ побудил Катар содействовать региональной политике взаимодействия с шиитским Ираном и обеспечить источник его богатства… Газ — не главная непосредственная причина нынешнего кризиса, но «вы можете задать вопрос, почему именно Катар не желал поставлять газ в соседние страны…» — говорит академик Райт из столицы Катара. «Вероятно, ожидалось, что Катар будет продавать газ со скидкой… В 2005 году Катар объявил мораторий на дальнейшее развитие месторождения Северное, что могло бы обеспечить газ для местного экспорта.

Катар заявил, что еще необходимо проверить, как поле реагирует на его эксплуатацию, отрицая, что он скорее сочувствовал Ирану, который гораздо медленнее собирал газ со своей стороны на общей территории. Этот «двухлетний мораторий» был отменен только в апреле этого года, спустя десятилетие, после того как Иран впервые сравнялся с показателями Катара по добыче», — пишет издание NDTV.

«Забудьте про Ормузский пролив. Реальное место кипящей дипломатической битвы между Саудовской Аравией и Катаром на 5500 километров к юго-востоку, в Малаккском проливе — между Малайзией и Индонезией. Это связано с тем, что центр тяжести нефтяного рынка, а также мировой экономики, находится в эти дни в Азии. Еще в 2003 году во время Иракской войны на США и Европу приходилось более половины мирового импорта нефти. Их доля сейчас сократилась почти до трети: импорт стран Северной Атлантики остался неизменным, в то время как объемы импорта Китая, Индии, Южной Кореи и Филиппин выросли», — пишет Bloomberg.

«У Азии львиная доля экспорта нефти на Ближнем Востоке. Это делает позицию основных азиатских торговых партнеров Катара — Японии, Южной Кореи, Индии и Тайваня — решающим фактором в том, как будет реализовано эмбарго. Более половины экспорта сжиженного природного газа эмирата отправляется в эти четыре страны, или около двух третей, если вы добавите сюда Китай и Таиланд.

Чтобы понять, как это может произойти, стоит рассмотреть динамику газового рынка Азии и различные степени, в которых страны зависят от Катара и его арабских конкурентов. Возьмем Японию. Это крупнейшее экспортное направление Катара и покупатель почти пятой части всего торгуемого им газа… Саудовская Аравия поставляет около 40% импортируемой сырой нефти в Японии.

Япония нуждается в нефти Саудовской Аравии гораздо больше, чем в катарском газе… Несоответствие усиливается еще и тем фактом, что Японии не хватает нефти, но она буквально «купается» в природном газе. Ее заводы по регазификации (производству газа из СПГ) работают на 44% мощности по сравнению с 88% нефтеперерабатывающих заводов. Если бы [японская энергетическая компания] Jera Co выбрала бы нынешний момент, чтобы «отжать» свой шанс для пересмотра условий газового контракта с Qatar Petroleum, она могла бы получить большое количество краткосрочных рычагов. И это уже не в первый раз, когда политика на Ближнем Востоке распространяется и на внутренний сектор Японии…

Это говорит о том, что у Катара есть несколько значимых карт в рукаве. В то время как стоимость и объем импорта нефти в Азию в разы уменьшили торговлю газом, потребителям СПГ надо быть разумными и осторожными и подумать, как использовать блокаду. Даже в такой стране, как Япония, где производство электроэнергии на основе нефти учитывает и другую долю рынка электроэнергии, потеря сырья приведет к подъему цен [на нефть] и для фабрик, и для перевозчиков. Также уменьшение поставок СПГ грозит и отключением электроэнергии. На этом фоне коммунальные предприятия Азии вряд ли захотят нарушить отношения с ключевым поставщиком, особенно после того, как в апреле правительство Катара вновь подтвердило свое господство на мировом рынке СПГ — решением снять мораторий на развитие «Северного поля».

Япония отличается от остальной Азии разнообразием поставок СПГ. Тайвань и Индия также зависят от Катара — из-за примерно половины импорта своего газа, а Южная Корея отстает — 36%. Индия и Китай между тем являются основными покупателями иранской нефти, что делает еще и крайне маловероятным тот факт, что они готовы выбирать стороны в прокси-размолвках по поводу более глубокого спора между Эр-Риядом и Тегераном. Силы с обеих сторон сбалансированы. Любой игрок, который захочет нарушить положение и использовать нынешний кризис, чтобы подчеркнуть свое преимущество, должен тщательно подумать, прежде чем сделать свой ход», — пишет Bloomberg.

regnum.ru

Переход количества в качество. Как Катар перестает быть повелителем сжиженного газа

В недавних публикациях мы обсуждали, что в ближайшие четыре-пять лет предложение на рынке СПГ увеличится на треть или более. А за счёт появляющегося избытка сжиженного газа Европа получит к 2020 году дополнительные несколько десятков (оценочно — до 50) миллиардов кубометров природного газа на свой рынок.

Остаётся вопрос: откуда возьмётся этот газ? С учётом того, что все новые производства (США, Австралия, «Ямал СПГ») ориентированы преимущественно на азиатский рынок. Ответов на этот вопрос может быть два — простой и сложный. Начнём с простого. И чтобы не создавать ненужной интриги, забегая вперёд, скажем сразу: реальность окажется чем-то средним, но больше будет тяготеть ко второму варианту. То есть к сложному.

Вариант первый: новый разворот катарского СПГ

Итак, самый простой ответ мы можем получить, если вспомним о производстве СПГ в Катаре. Хотя пока это самый крупный производитель СПГ в мире (77 млн тонн или свыше 100 млрд кубометров), в настоящее время Катар ушёл с первых полос сводок рынков сжиженного газа. Это связано с тем, что основной интерес сейчас прикован к новым проектам, которые увеличат предложение на рынке. А в Катаре расширение производств пока не планируется.

Напомним, что значительные объёмы катарского СПГ, которые предназначались изначально для США (но оказались не нужны после начала сланцевой добычи), эмират успешно пристраивал на рынке вне системы долгосрочных контрактов. А после аварии на АЭС «Фукусима», когда из-за дефицита газа спотовые цены взлетели вверх, ещё и зарабатывал на этом дополнительную премию.

Одновременно уже в начале текущего десятилетия появились опасения, что дефицит газа через несколько лет (то есть к настоящему времени) исчезнет, а спотовые цены упадут. Поэтому наблюдатели ожидали, что Катар начнёт оперативно связывать свои свободные объёмы в долгосрочные контракты с нефтяной привязкой на азиатском рынке. Однако таких контрактов за последние годы появилось не так уж много, а спотовая составляющая в структуре катарского предложения осталась высокой.

Как видно из рисунка, на ближайшие годы за рамками долгосрочных контрактов остаётся около 20% катарского газа. Но на самом деле гибких объёмов будет больше. Так как катарский газ оказывается самым дорогим в Азии, то покупатели будут выбирать газ по своим обязательствам до минимально возможного уровня (то есть в объёме долгосрочного контракта находится и СПГ, который не будет куплен данным импортёром). С другой стороны, в европейских долгосрочных контрактах с Катаром (точнее, в тех из них, где цена привязана к спотовому рынку) предусмотрена возможность поставщика перенаправить часть газа на другие рынки, если его не устроит европейская цена.

Для иллюстрации рассмотренных выше тезисов приведём текущие цены в Азии — спот 7–8 долл. за млн БТЕ, а долгосрочный контракт на катарский газ (для Китая) — 13 долл. за млн БТЕ (и КНР резко сократила импорт СПГ из Катара). И как можно убедиться по ссылке, это самые дорогие из поставок СПГ в Китай.

Так или иначе, Катар лишь частично решил свою задачу по связыванию свободных объёмов на азиатский рынок. Причины половинчатой реализации этой идеи следующие.

Катар всегда настаивал на высокой цене газа (даже в системе с нефтяной привязкой коэффициент, связывающий цену СПГ с ценами на нефть, может быть разный, и Катар хотел бы получить максимальную цифру в 0,145).

В свою очередь, азиатские импортёры последнее время выжидают. После истории с американским СПГ у них появилось настойчивое желание ввести в формулу цены хотя бы частичную привязку к ценам американского Henry Hub. И уж точно не контрактоваться по предельно высоким коэффициентам к нефти. Это противоречие и не позволило Катару максимально расширить свой портфель азиатских долгосрочных контрактов.

Ещё один фактор. Мы не знаем, в какой степени европейские и американские компании, являющиеся совладельцами катарских СПГ-заводов, участвуют в принятии решений. Но можно было бы предположить, что у них остаётся интерес сохранить гибкие объёмы, чтобы в случае крайней необходимости их можно было бы переправить в Европу.

Сейчас же цены на спотовом рынке Азии и Европы сравнялись, поэтому Катар может начать переводить часть газа в ЕС. Увеличивая тем самым европейское предложение СПГ.

Следует отметить один важный для глубины понимания момент. Транспортные расходы Катара при поставках на азиатский и европейский рынки примерно одинаковы, что позволяет ему разворачивать суда в том или ином направлении только на основании ценовой разницы. Но главное, что даже во время дефицита газа на азиатском рынке, Доха поставляла небольшие количества «гибкого» газа и в Европу. И хотя прибыли на европейском рынке были меньше, это позволило удерживать высокую спотовую цену в АТР. Таким образом, Катар был и регулятором рынка, и снимал основные сливки с аномально высоких азиатских цен, которые наблюдались последние годы.

И сейчас, переводя газ в Европу, Катар сможет поддержать азиатские спотовые цены (одновременно снизив европейские). Но интерес Катара в таком подходе уже не так велик как раньше. Ведь число выгодоприобретателей от повышения спотовых цен в АТР выросло.

Вариант второй: обменные операции между газом из США и Австралии

И здесь мы переходим ко второму варианту, который связан с австралийским и американским СПГ. Хотя топливо нацелено на АТР, в этих объёмах существует доля «гибкого» газа. Источники этих гибких объёмов в новом предложении СПГ разные. Это может быть (1) газ, покупаемый трейдерами, (2) перепродажа «лишнего» газа его импортёрами (напомним, что тот же Китай уже понял, что наконтрактовал слишком много австралийского СПГ), (3) оставленная для спотового рынка доля в СПГ-производстве, (4) невыбранная покупателем часть СПГ по долгосрочному контракту. Все эти объёмы теоретически могут быть перенаправлены в Европу.

Но остаётся необходимым решить вопросы логистики. Если Катару это сделать очень просто, учитывая равные транспортные плечи, то «лишнему» в Азии австралийскому СПГ на дорогу до Европы придётся потратиться.

Но тут на помощь приходят поставки американского СПГ. Которому путь до Европы в три раза короче, чем до Азии, но который ориентирован на азиатский рынок.

Решение очевидно. Тот «лишний» австралийский газ, который мог бы попасть в Европу, останется в АТР — обеспечивая контракты азиатских импортёров с американскими экспортёрами. В обмен — высвободившиеся объёмы американского газа пойдут в Европу в счёт австралийского СПГ (который оказался лишним в Азии).

Добавим, что эта схема, быть может, даже в большей степени важна и для азиатских импортёров газа из США, так как позволяет сэкономить на доставке в Азию. «В обмен» владельцы американского СПГ смогут предложить Европе чуть больше газа из своих запасов по ценам «спотового» рынка.

Такова идеальная схема. Разумеется, обменные (своповые) операции на рынке СПГ — явление не новое. И даже сейчас, если они бы применялись в полной мере, это позволило бы сократить расходы на транспорт как минимум на 30%. Проблема в том, что участники рынка не всегда могут или хотят договориться между собой. В результате газовозы по-прежнему перевозят товар далеко не самым рациональным способом.

Тем не менее, американский СПГ для Японии будет поставляться именно через такие варианты, о чём в явном виде заявил в недавнем интервью глава Jera, совместного предприятия японских импортёров TEPCO и Chubu Electric. Выгоды здесь слишком велики. И предварительная схема выглядит ещё проще, без взаимозачёта между владельцами СПГ: покупка газа в Азии на спотовом рынке (7–8 долл. за млн БТЕ) с одновременной продажей СПГ из США в Европе (за те же 7 долл.). В активе — экономия на доставке.

Ведь если оставить в стороне вопросы оптимизации поставок, трейдеру оказывается выгоднее доставлять газ из США в АТР, а не ЕС, если разница в цене между рынками достигает 2 долл. за млн БТЕ.

А ещё остаются динамично развивающиеся СПГ-рынки Латинской Америки. Куда, казалось бы, самое место прийти американскому СПГ. Тут тоже появляется дополнительный простор для обменных операций.

Параллели с нефтяным рынком: сходства и различия

Так или иначе, в ближайшие годы Катар в процессе перераспределения газа в Европу оказывается лишним. Скорее, новым участникам рынка даже предпочтительней, чтобы катарский СПГ оставался в Азии и не мешал «сливать» СПГ из США в Европу.

Более того, в дальнейшем (когда весь СПГ, производимый в Азии, найдёт покупателя на азиатском же рынке, а объёмы американского газа увеличатся), чтобы сэкономить на доставке из США, импортёрам СПГ придётся договариваться именно с Катаром, чтобы он уводил максимальные объёмы газа в Азию.

С другой стороны, к тому времени расширение Панамского канала приведёт к тому, что время транспортировки СПГ из США в Азию сократится в полтора раза.

Из вышесказанного ясно, что рынок СПГ становится глобальным (что не отменяет формальную привязку тех или иных контрактов к конкретным рынкам и странам), а схемы становятся всё более запутанными.

Дополнительным фактором гибкости рынка СПГ является растущий объём газа, продающегося за рамками долгосрочных контрактов. Доля спотовых и краткосрочных (длительностью менее четырёх лет) контрактов по итогам предыдущего года вновь увеличилась: до 29% от всего рынка (70 млн тонн).

В контексте глобализации рынки СПГ иногда сравнивают с нефтяными рынками. Но полной аналогии тут быть не может. С одной стороны, транспортировка нефти по-прежнему оказывается менее затратной, чем транспортировка даже уже произведённого СПГ. В случае нефти, прогнать супертанкер через полмира — не проблема. В случае газа — это уже заметная прибавка к конечной цене. Поэтому тут глобальный рынок формируется через обменные операции.

С другой стороны, поставки нефти часто оказываются привязанными к конкретным НПЗ, «заточенным» на тот или иной сорт нефти.

В этом контексте с СПГ — попроще. Различия между СПГ из различных источников существуют. Они в основном связаны с физическими характеристиками и теплотворной способностью топлива — и обусловлены разным составом сжижаемого газа. Где помимо метана есть примеси азота (снижает теплотворную способность), или этана (увеличивает). Тем не менее, эти различия не так критичны для импортёра. А последующими добавками азота/этана можно довести регазифицируемый газ до требуемой теплоты сгорания.

Если вернуться к началу материала, то до сих пор Катару удавалось очень успешно извлекать выгоду из своего уникального географического положения и специфично организованного портфеля контрактов. И выстраивать стратегию, направленную на максимизацию своих прибылей. Тем интересней будет следить за реакцией эмирата на новые вызовы.

Отметим в финале, что все эти рассуждения подразумевают, что нефть в среднесрочной перспективе будет стоить не менее 70 долларов за баррель. При сверхдешёвой нефти Европе окажется проще нарастить поставки подешевевшего трубопроводного газа из России, что дополнительно запутает ситуацию на рынке СПГ.

www.nalin.ru

Как разрыв отношений с Катаром повлияет на цены на нефть и газ? | Политика | ИноСМИ

Цены на нефть на мировых рынках устремились вверх на фоне возросшей напряженности на Ближнем Востоке после того, как ряд арабских стран приняли решение разорвать дипломатические отношения с Катаром. Нефтяной и газовый рынки осторожно отреагировали на ситуацию вокруг Катара, поскольку эмират является крупнейшим производителем сжиженного природного газа в мире.

Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет приняли решение разорвать дипломатические отношения с Катаром, что вызвало рост цен на нефть и колебания на фондовых рынках. Вот последствия, часть из которых приводит Wall Street Journal.

Реакции

Реакцию на нефтяном рынке отражает тот факт, что Катар хоть и входит в ОПЕК, но не является крупным нефтепроизводителем. В апреле он добывал 618 тысяч баррелей в день, что составляет около 2% от совокупной добычи.

Al Arabiya06.06.2017Financial Times06.06.2017Essada01.06.2017Кроме того, это небольшое государство считается важнейшим игроком на газовом рынке и является крупнейшим экспортером сжиженного природного газа в в мире. В 2016 году Доха экспортировала 77,2 миллиона тонн газа, что эквивалентно одной трети всех мировых поставок.

Большинство поставок катарского газа поступает из обширного газового месторождения, находящегося в Персидском заливе. В соответствии с годовым отчетом BP Россия и Иран обладают большими запасами газа, чем Катар.

Пока нет никаких признаков, влияющих на поставку Катаром газа на мировые рынки после того, как арабские страны разорвали отношения с Дохой.

Крупные газовые клиенты Катара, расположенные в Азии, — это Япония, которая импортирует 15% газа из Дохи, а также Китай и Индия, в то время как страны Ближнего Востока покупают у Катара менее 5% от суммарного экспорта природного газа.

Отложенный эффект

 

Японская компания Jera Co, являющаяся крупнейшим импортером сжиженного природного газа в мире, заявила, что получила гарантии от Qatargas в том, что последние события никак не повлияют на поставки.

Компания пояснила, что пока еще нет никаких последствий, но она будет внимательно наблюдать за геополитической ситуацией в регионе. По контракту компания Qatargas обязалась поставлять около 8 миллионов тонн сжиженного природного газа в год для Jera Co.

Цены на природный газ часто определяют долгосрочные контракты между потребителями и экспортерами. Изменения цен на нефть в последние годы связаны с увеличением объема поставок на мировой газовый рынок.

Структура и задачи ОПЕКРИА Новости30.11.2016Аналитики считают, что разрыв дипломатических отношений между арабскими странами и Катаром не будет иметь непосредственное влияние на ведущих потребителей энергоресурсов, но если произойдут другие события, то цены на нефть могут начать расти, что также повлияет на цены на газ.

Несмотря на то, что Катар не является крупным производителем нефти, есть опасения, что эскалация политической напряженности, особенно между Катаром и Саудовской Аравией, приведет к отказу эмирата от поддержки текущих соглашений ОПЕК о снижении добычи нефти, которое было продлено еще на 9 месяцев, до конца первого квартала 2018 года.

Но некоторые эксперты, вероятно, не обратили внимание на небольшую долю Катара в соглашении. Катар обязался урезать производство всего лишь на 30 тысяч баррелей в день.

Однако аналитики считают, что ценой разрыва отношений с Катаром может стать увеличение темпов добычи нефти Дохой, которая откажется соблюдать соглашение по сокращению производства. Этот шаг, возможно, подтолкнет другие страны ОПЕК к защите своей доли рынка и увеличению производства, что в свою очередь приведет к краху соглашения по снижению добычи нефти.

inosmi.ru

Катар увеличивает поставки газа в Европу через Италию / arafnews.ru

2016-08-29 09:01:00

Тамара Рыженкова, Arafnews по материалам alkhaleejonline / В прошлый вторник, 24 августа, катарская компания RasGasCompanyLtd. совершила первую поставку сжиженного природного газа на плавучий СПГ терминал Toscana для хранения и последующей регазификации. Это событие ознаменовало собой новый сдвиг в освоении Катаром европейских рынков газа, где Италия может стать в один ряд с Великобританией и Испанией в качестве импортеров катарского газа.

Партию СПГ приняла Dove Energy Trading - компания-посредник, базирующаяся в Швейцарии и специализирующаяся в области энергетических поставок. Терминал Toscana, расположенный у северного побережья Италии недалеко от Пизы, считается одним из крупнейших в Италии объектов по регазификации (обратной трансформации СПГ в газообразное состояние).

Сжиженный природный газ, наряду с сырой нефтью, является основным источником богатства в Катаре – эмирате Персидского залива, имеющем самый большой в мире доход на душу населения. Согласно данным Катарского управления статистики на 2012 год, нефтегазовый сектор обеспечивает более половины ВВП страны.

Несмотря на масштабы производства и экспорта, газовый сектор Катара находится на стадии расширения своего присутствия на мировых рынках. До недавнего времени катарский газ активно поставлялся на азиатские рынки, однако в последнее время началось его проникновение на рынки Европы.

Доха делит с Тегераном крупнейшее в мире нефтегазовое месторождение Северное/Южный Парс. В сфере добычи и производства СПГ Катар использует новейшую технологию, предоставленную западными компаниями. При этом Катар препятствует проникновению в Иран данной технологии, разработанной специально для сжижения природного газа для последующего экспорта. Такая технология является единственной в своем роде, что делает Иран неконкурентоспособным для Катара в сфере использования своей доли природного газа в регионе.

По данным статистики, предоставленной компанией BritishPetroleum (BP), Катар располагает третьими по величине запасами газа в мире, насчитывающими 885 трлн. кубических футов. Более половины этих запасов добывается на месторождении Северное/Южный Парс. Несмотря на это, Катар является лишь четвертым по величине производителем природного газа в мире с общим объемом производства 157 млрд. кубометров, согласно данным на 2012 год.

Производством СПГ в Катаре занимаются две компании – Qatargasи RasGas. При этом Катарская правительственная нефтяная компания (QatarPetroleum) владеет большей частью акций в обеих этих компаниях. Остальные акции распределены малыми долями между мировыми компаниями, которые владеют в Катаре отдельными предприятиями. Так, если QatarPetroleum владеет 70 % акций RasGas, то остальные 30 % находятся в руках Exxon Mobil Corporation.

Акциями Qatargas владеет группа компаний, среди которых Qatar Petroleum, Total, Exxon Mobil, Mitsui, Marubeni, ConocoPhillips и Royal Dutch Shell. Компании Qatargas и RasGasреализуют в общей сложности 14 производственные линии. В 2010 году их общий объем производства составил более 77 млн. тонн.

Порядка 80 % всех поставок из Катара приходятся на сжиженный природный газ. При этом около половины поставляется в Азию на морских танкерах. Часть газа экспортируется по трубопроводам в ОАЭ и Оман.

В Катаре был открыт крупнейший в мире завод по преобразованию газа в жидкое состояние общей стоимостью US$19 млрд. Этот завод, получивший имя Perl, был основан совместно с компанией Shell. Наивысшая производственная мощность завода составила в октябре 2012 года 140 тыс. баррелей в день. Работа другого аналогичного катарского предприятия под названием OryxGTL началась в 2007 году. Поначалу объемы производства составляли около 30 тыс. баррелей в сутки, однако на полную мощность завод заработал лишь в 2009 году.

41 % поставок всего импортируемого в мире СПГ идут из стран Ближнего Востока. При этом в 2013 году экспорт СПГ из Катара занимал 32 % всего мирового рынка. Согласно отчетуTheInternationalGroupofLiquefiedNaturalGasImporters(GIIGNL), Катар возглавляет список крупнейших в мире стран-производителей и экспортеров СПГ. Так, в 2012 году общий объем поставок СПГ из Катара составил 77 млн. тонн из 236, 3 млн. метрических тонн общемирового экспорта газа.

Газовая промышленность Катара опирается на гибкую маркетинговую политику, которая, с одной стороны, поддерживает основные рынки сбыта катарского газа, а с другой стороны, открывает возможности извлечь выгоду из возможного в будущем роста цен на нефть путем привязки цены за один миллион британских тепловых единиц – стандартной цены на газ – к ценам на нефть.

  • Страна: Катар
  • Отрасль: Нефть и газ

arafnews.ru


Смотрите также