В Тюмени прошла презентация книги о нефтедобыче. Книга о тюменской нефти


Здравствуй, тюменская нефть! читать онлайн, Лагунов Константин Яковлевич

Константин Яковлевич Лагунов

Здравствуй, тюменская нефть!

Ночь

Тайга — это огромный дремучий лес.

Без конца и без края.

Днём тайга — зелёная. Ночью — чёрная.

Ночью в ней темно и сыро.

И тихо.

Только слышно, как глухо и угрюмо ворчит верховой ветер, запутавшись в густых колючих космах великанов кедров.

На дне глубокого буерака, густо заросшего боярышником, рябиной и черёмухой, крепко спит косолапый хозяин тайги — медведь. Днём он до отвала наелся сочной малины и теперь посапывает на куче прошлогодней листвы.

Спит белка с бельчатами в уютном и тёплом дупле.

А на лесной полянке, меж двух невысоких густых ёлочек, устроилась на ночлег лосиха со своим малышом — совсем ещё крохотным жёлтым лосёнком. Весь день он вместе с лосихой бродил по тайге. И всё, что увидел за день, видит теперь во сне. Снится ему, как он узнал, что нельзя совать нос в муравейник. Настырные, вёрткие проныры муравьи сразу заползут в ноздри, уши и глаза — выгони-ка их потом оттуда. Снится ему, как пахнет большая серая рысь, которая наверняка разорвала бы его, если бы не заступилась мама. Как увидел во сне ту страшную рысь, сразу проснулся. Лосиха лизнула лосёнка в нос. Успокоенный малыш снова уснул.

А лосиха ещё долго не спала. Её чуткое ухо слышало, как где-то рядом, по-комариному тонко, позванивал прозрачный студёный родничок.

Как пролетела над поляной сова.

Как покашливал в своей норке старичок бурундучок.

Как далеко-далеко отсюда глубоко и тяжко вздыхала буровая. Оттуда ветер приносил острый запах металла и гари. А ещё оттуда пахло человеком…

Рысь

Перед самым рассветом поляну, где спала лосиха с лосёнком, затопил серый туман. Он беззвучно бился о стволы деревьев. Рваными хлопьями повисал на еловых лапах.

Но вот откуда-то примчался ветер. Начал он трепать, раздёргивать туман. И сразу посветлело на поляне, стали видны две маленькие ёлочки и лосиха с лосёнком.

Вдруг, будто зов сигнальной трубы, разнёсся над тайгой клик журавля.

Журавлиную побудку тут же подхватил дрозд-деряба.

Потом затянул свою бесконечную песенку зяблик.

И… будто невидимую запруду прорвало — грянули на разные голоса тысячи птиц.

От птичьего перезвона-переклички сразу проснулись все обитатели тайги.

Запрыгали по кедрам длиннохвостые полосатые бурундуки и пушистые вёрткие белки.

Прижавшись к толстому сучку, сверкающими маленькими глазками озирал тайгу соболь, одетый в мягкую, пушистую, словно посеребрённую шубку.

Стрелой мелькнул и пропал в зелени горностай.

Звери и птицы, муравьи и пчёлы — все принялись за дело. Кто корм добывал. Кто еду впрок на долгую зиму готовил…

А лосиха стала учить лосёнка, как по запаху отличать траву вредную от травы полезной. И так увлеклась обучением своего малыша, что не приметила, как рядом на кедре появилась рысь.

Рысь походила на огромную серую кошку. Большущие зелёные горящие глаза. Острые и крепкие, будто стальные, когти. На кончиках встопорщенных ушей болтаются кисточки.

Это была та самая рысь, которая вчера едва не сгубила лосёнка.

Припав к сучку, не спуская жарких глаз с лосей, рысь затаилась. В прорези приоткрытой пасти поблёскивали саблевидные влажные клыки.

Вот рысь взгорбила спину, подтянула к передним задние лапы и прыгнула на лосиху.

Женя Жаров — железный буровик

Женя Жаров — шестилетний сын поварихи из буровой бригады мастера Геннадия Михайловича Лёвина.

Мастер Лёвин и прозвал Женю «железным буровиком».

Прозвище это так понравилось мальчику, что когда его спрашивали «Как тебя звать?», Женя горделиво отвечал;

— Женя Жаров — железный буровик.

Женин папа тоже работал в бригаде Лёвина. Вместе с мамой и папой Женя жил в маленьком вагончике-балке́, здесь, на буровой.

Сама буровая вышка похожа на пирамиду высотой с одиннадцатиэтажный дом.

На буровой стоят машины, которые бурят в земле нефтяные скважины.

Нефть залегает глубоко под землёй. Чтоб добыть нефть, буровики сверлят скважины в земле. Иногда в полтора, а бывает, и в два с половиной, и в пять километров глубиной, пока не достигнут нефтеносного пласта.

По стальным трубам, вставленным в скважины, нефть поднимается из-под земли. Здесь её очищают от попутного газа, от соли, воды и других примесей и по нефтепроводам отправляют на заводы, где из нефти делают бензин и керосин, мазут и ещё многое, очень нужное и полезное людям.

Чем больше скважин пробурят буровики, тем больше вытечет из-под земли нефти, тем богаче будет наша страна. Ведь нефть — самое дорогое, самое важное топливо и сырьё.

Возле буровой вышки — маленький посёлочек. Тут и балки-вагончики, где живут рабочие, И котельная. И склад. И вагончик-баня. И вагончик-медпункт. И вагончик-библиотека.

В буровой бригаде двадцать пять рабочих. Делятся они на четыре вахты. Сменяя друг друга, вахты работают круглые сутки.

Женя Жаров — железный буровик пока ни в какой вахте не числился. Это — невысокий худенький мальчик. Волосы на его голове — рыжие и всегда встопорщенные, как иголки у рассерженного ёжика. Нос у Жени — курносый, маленький, на нём зимой и летом желтели четыре веснушки.

Иногда буровой мастер Геннадий Михайлович Лёвин, надев на Женину голову свою каску, брал мальчика на буровую. Там Женя вставал рядом с бурильщиком и вместе с ним двигал ручку тормоза лебёдки. Ему разрешали даже потрогать огромный ключ, похожий на раскрытую звериную пасть. Этим ключом свинчивались и развинчивались трубы.

На буровой все любили Женю. И все звали его Женя Жаров — железный буровик.

«Ты кто!»

Буровая стояла на таёжной поляне. Когда в тайге начинал цвести багульник, его пряный, терпкий аромат заглушал даже запах машинного масла и горящей солярки.

Из тайги пахло не только багульником, но и разогретой сосновой смолой, хвоей и прелью. Из тайги то и дело слышались пронзительные гортанные крики кедровки, уханье совы или частое «ку-ку».

Из тайги прилетали разноцветные бабочки, шмели и стрекозы. Приползали страшные рогатые жуки, которых Женя очень боялся. И даже змеи.

И всё равно тайга звала, манила мальчика. Бурундучьим посвистом и беличьим хрустом, шорохом трав, запахом поспевающих ягод.

Мама не раз строго-настрого запрещала Жене ходить в тайгу одному.

— Я буду тут. Я рядышком, — просительно говорил Женя и какое-то время действительно бродил вдоль опушки, на виду у всех.

Но вот он начинал погоню за бабочкой. Или видел необыкновенный цветок, бежал к нему и…

Женя наверняка давно бы заплутался в тайге, если бы не гул работающей буровой. По шуму буровой мальчик всегда находил обратную дорогу.

Гул буровой отпугивал зверей, и мальчику не грозила встреча ни с медведем, ни с рысью, ни с волком.

В это утро Женя не успел отойти далеко от буровой, как послышался треск сучьев.

Из чащи выскочил маленький жёлтый лосёнок. Крутнулся на месте и упал. Хотел подняться и не смог. Лишь тяжело поводил боками и натужно, хрипло дышал.

Подбежал Женя к лосёнку. Погладил лосёнка по голове, обтёр его мокрые бархатные губы. Тихо и участливо спросил:

— Ты кто?

Лосёнок рванулся, попытался встать, но опять не смог.

— Ты ушибся, да? Тебя напугали?.. — спрашивал Женя полуживого от страха лосёнка.

И вдруг закричал:

— Мама! Ма-а-а-ма!

Прибежала мама, прибежали рабочие. Обступили найдёныша.

Так появился на буровой лосёнок. Женя назвал лосёнка Рыжиком. И очень скоро Рыжик стал всеобщим любимцем и баловнем.

Лежнёвка

От бетонки — бетонной автомобильной дороги — до буровой Лёвина было всего десять километров. Но десять километров не посуху, а по топким болотам. Чтобы проехать по болоту, и построили эту лежнёвку.

Лежневку строят из брёвен. Кладут, как шпалы на железнодорожных путях, рядышком: к бревну — бревно, к бревну — бревно. Потом присыпают сверху песочком — и лежнёвка готова. Лежнёвка — ненадёжная, недолговечная дорога. Но всё-таки дорога…

В конце июня зарядили дожди и лили непрестанно шесть дней. Когда дождь стих, оказалось, что болота, по которым проложена лежнёвка, стали похожи на озёра. А на буровой очень ждали трубы. Мастер Лёвин вышел встречать трубовозы.

— Не проехать, — сказали водители трубовозов.

— Не проехать, — грустно согласился Лёвин, — а завтра трубы у нас кончатся. И буровая встанет…

…Когда начинают скважину бурить, на конце самой первой бурильной трубы устанавливают долото — похожее на огромный кулак приспособление, которое ввинчивается в землю, пробиваясь к подземным нефтяным пластам. Как толь ...

knigogid.ru

Константин Лагунов - Здравствуй, тюменская нефть!

Константин Лагунов - Здравствуй, тюменская нефть!

Книга о тюменских нефтяниках. Главный герой - шестилетний Женя Жаров - железный буровик.

Константин Яковлевич ЛагуновЗдравствуй, тюменская нефть!

Константин Лагунов - Здравствуй, тюменская нефть!Константин Лагунов - Здравствуй, тюменская нефть!

Ночь

Тайга - это огромный дремучий лес.

Без конца и без края.

Днём тайга - зелёная. Ночью - чёрная.

Ночью в ней темно и сыро.

И тихо.

Только слышно, как глухо и угрюмо ворчит верховой ветер, запутавшись в густых колючих космах великанов кедров.

На дне глубокого буерака, густо заросшего боярышником, рябиной и черёмухой, крепко спит косолапый хозяин тайги - медведь. Днём он до отвала наелся сочной малины и теперь посапывает на куче прошлогодней листвы.

Спит белка с бельчатами в уютном и тёплом дупле.

А на лесной полянке, меж двух невысоких густых ёлочек, устроилась на ночлег лосиха со своим малышом - совсем ещё крохотным жёлтым лосёнком. Весь день он вместе с лосихой бродил по тайге. И всё, что увидел за день, видит теперь во сне. Снится ему, как он узнал, что нельзя совать нос в муравейник. Настырные, вёрткие проныры муравьи сразу заползут в ноздри, уши и глаза - выгони-ка их потом оттуда. Снится ему, как пахнет большая серая рысь, которая наверняка разорвала бы его, если бы не заступилась мама. Как увидел во сне ту страшную рысь, сразу проснулся. Лосиха лизнула лосёнка в нос. Успокоенный малыш снова уснул.

А лосиха ещё долго не спала. Её чуткое ухо слышало, как где-то рядом, по-комариному тонко, позванивал прозрачный студёный родничок.

Как пролетела над поляной сова.

Как покашливал в своей норке старичок бурундучок.

Как далеко-далеко отсюда глубоко и тяжко вздыхала буровая. Оттуда ветер приносил острый запах металла и гари. А ещё оттуда пахло человеком…

Здравствуй, тюменская нефть!

Рысь

Перед самым рассветом поляну, где спала лосиха с лосёнком, затопил серый туман. Он беззвучно бился о стволы деревьев. Рваными хлопьями повисал на еловых лапах.

Но вот откуда-то примчался ветер. Начал он трепать, раздёргивать туман. И сразу посветлело на поляне, стали видны две маленькие ёлочки и лосиха с лосёнком.

Вдруг, будто зов сигнальной трубы, разнёсся над тайгой клик журавля.

Журавлиную побудку тут же подхватил дрозд-деряба.

Потом затянул свою бесконечную песенку зяблик.

И… будто невидимую запруду прорвало - грянули на разные голоса тысячи птиц.

От птичьего перезвона-переклички сразу проснулись все обитатели тайги.

Запрыгали по кедрам длиннохвостые полосатые бурундуки и пушистые вёрткие белки.

Прижавшись к толстому сучку, сверкающими маленькими глазками озирал тайгу соболь, одетый в мягкую, пушистую, словно посеребрённую шубку.

Стрелой мелькнул и пропал в зелени горностай.

Звери и птицы, муравьи и пчёлы - все принялись за дело. Кто корм добывал. Кто еду впрок на долгую зиму готовил…

А лосиха стала учить лосёнка, как по запаху отличать траву вредную от травы полезной. И так увлеклась обучением своего малыша, что не приметила, как рядом на кедре появилась рысь.

Константин Лагунов - Здравствуй, тюменская нефть!

Рысь походила на огромную серую кошку. Большущие зелёные горящие глаза. Острые и крепкие, будто стальные, когти. На кончиках встопорщенных ушей болтаются кисточки.

Это была та самая рысь, которая вчера едва не сгубила лосёнка.

Припав к сучку, не спуская жарких глаз с лосей, рысь затаилась. В прорези приоткрытой пасти поблёскивали саблевидные влажные клыки.

Вот рысь взгорбила спину, подтянула к передним задние лапы и прыгнула на лосиху.

Здравствуй, тюменская нефть!

Женя Жаров - железный буровик

Женя Жаров - шестилетний сын поварихи из буровой бригады мастера Геннадия Михайловича Лёвина.

Мастер Лёвин и прозвал Женю "железным буровиком".

Прозвище это так понравилось мальчику, что когда его спрашивали "Как тебя звать?", Женя горделиво отвечал;

- Женя Жаров - железный буровик.

Женин папа тоже работал в бригаде Лёвина. Вместе с мамой и папой Женя жил в маленьком вагончике-балке́, здесь, на буровой.

Сама буровая вышка похожа на пирамиду высотой с одиннадцатиэтажный дом.

На буровой стоят машины, которые бурят в земле нефтяные скважины.

Константин Лагунов - Здравствуй, тюменская нефть!

Нефть залегает глубоко под землёй. Чтоб добыть нефть, буровики сверлят скважины в земле. Иногда в полтора, а бывает, и в два с половиной, и в пять километров глубиной, пока не достигнут нефтеносного пласта.

По стальным трубам, вставленным в скважины, нефть поднимается из-под земли. Здесь её очищают от попутного газа, от соли, воды и других примесей и по нефтепроводам отправляют на заводы, где из нефти делают бензин и керосин, мазут и ещё многое, очень нужное и полезное людям.

Чем больше скважин пробурят буровики, тем больше вытечет из-под земли нефти, тем богаче будет наша страна. Ведь нефть - самое дорогое, самое важное топливо и сырьё.

Константин Лагунов - Здравствуй, тюменская нефть!

Возле буровой вышки - маленький посёлочек. Тут и балки-вагончики, где живут рабочие, И котельная. И склад. И вагончик-баня. И вагончик-медпункт. И вагончик-библиотека.

В буровой бригаде двадцать пять рабочих. Делятся они на четыре вахты. Сменяя друг друга, вахты работают круглые сутки.

Женя Жаров - железный буровик пока ни в какой вахте не числился. Это - невысокий худенький мальчик. Волосы на его голове - рыжие и всегда встопорщенные, как иголки у рассерженного ёжика. Нос у Жени - курносый, маленький, на нём зимой и летом желтели четыре веснушки.

Иногда буровой мастер Геннадий Михайлович Лёвин, надев на Женину голову свою каску, брал мальчика на буровую. Там Женя вставал рядом с бурильщиком и вместе с ним двигал ручку тормоза лебёдки. Ему разрешали даже потрогать огромный ключ, похожий на раскрытую звериную пасть. Этим ключом свинчивались и развинчивались трубы.

На буровой все любили Женю. И все звали его Женя Жаров - железный буровик.

Здравствуй, тюменская нефть!

"Ты кто!"

Буровая стояла на таёжной поляне. Когда в тайге начинал цвести багульник, его пряный, терпкий аромат заглушал даже запах машинного масла и горящей солярки.

Из тайги пахло не только багульником, но и разогретой сосновой смолой, хвоей и прелью. Из тайги то и дело слышались пронзительные гортанные крики кедровки, уханье совы или частое "ку-ку".

Константин Лагунов - Здравствуй, тюменская нефть!

Из тайги прилетали разноцветные бабочки, шмели и стрекозы. Приползали страшные рогатые жуки, которых Женя очень боялся. И даже змеи.

И всё равно тайга звала, манила мальчика. Бурундучьим посвистом и беличьим хрустом, шорохом трав, запахом поспевающих ягод.

Мама не раз строго-настрого запрещала Жене ходить в тайгу одному.

- Я буду тут. Я рядышком, - просительно говорил Женя и какое-то время действительно бродил вдоль опушки, на виду у всех.

Но вот он начинал погоню за бабочкой. Или видел необыкновенный цветок, бежал к нему и…

Женя наверняка давно бы заплутался в тайге, если бы не гул работающей буровой. По шуму буровой мальчик всегда находил обратную дорогу.

Гул буровой отпугивал зверей, и мальчику не грозила встреча ни с медведем, ни с рысью, ни с волком.

В это утро Женя не успел отойти далеко от буровой, как послышался треск сучьев.

Константин Лагунов - Здравствуй, тюменская нефть!

Из чащи выскочил маленький жёлтый лосёнок. Крутнулся на месте и упал. Хотел подняться и не смог. Лишь тяжело поводил боками и натужно, хрипло дышал.

Подбежал Женя к лосёнку. Погладил лосёнка по голове, обтёр его мокрые бархатные губы. Тихо и участливо спросил:

- Ты кто?

Лосёнок рванулся, попытался встать, но опять не смог.

- Ты ушибся, да? Тебя напугали?.. - спрашивал Женя полуживого от страха лосёнка.

И вдруг закричал:

- Мама! Ма-а-а-ма!

Прибежала мама, прибежали рабочие. Обступили найдёныша.

Так появился на буровой лосёнок. Женя назвал лосёнка Рыжиком. И очень скоро Рыжик стал всеобщим любимцем и баловнем.

Константин Лагунов - Здравствуй, тюменская нефть!Здравствуй, тюменская нефть!

profilib.net

В Тюмени прошла презентация книги о нефтедобыче

​В областном центре состоялась презентация новой книги "Нефтегазовый сектор России: трудный путь к многообразию".

Авторы книги - Юрий Шафранник, председатель комитета торгово-промышленной палаты РФ по энергетической стратегии и развитию ТЭК и Валерий Крюков, заместитель директора института экономики и организации промышленного производства СО РАН (Новосибирск). Это их третья совместная работа.

Соавторы, представляя новую книгу тюменским соратникам и друзьям, ученым и студентам, отметили, что Россия обладала, обладает и будет впредь обладать колоссальным ресурсным потенциалом добычи углеводородов. И этот потенциал не снижается. При этом они с иронией относятся к прогнозам, звучавшим еще с 70-х годов прошлого столетия, о наступлении пика добычи нефти, затем неизбежном ее спаде. Хотя не исключают, когда-то мир придет к определенному энергетическому балансу, и на фоне, полностью освоенной водородной или солнечной энергии роль углеводородной энергии может оказаться ненужной.

В настоящее время Россия и ее нефтегазовый сектор встретились с новыми вызовами и сегодня стоят непростые задачи, которые необходимо решить с учетом особенностей нашей страны, накопленного опыта и традиций. В этих условиях особую значимость приобретает отдача от энергетического сектора для всего российского населения. Это может быть обеспечено только на основе современных научно-технических и организационных решений, а также последовательного и поступательного формирования многообразия подходов к решению возникающих проблем и способов реализации потенциала самых разных участников.

Значимое место в книге соавторы отводят комплексному решению подходов и задач, которые предстоит решить в нефтегазовом секторе. Важнейшие из них: создание адекватных условий для освоения колоссального ресурсного потенциала - как ранее вовлеченные в освоение и сильно выработанных месторождений, так и ресурсов тяжелой нефти и нетрадиционных залежей нефти и газа. Особенно актуальна эта задача в отношении мировых ресурсов нефти. При этом соавторы кники отмечают, что, несмотря на все отличия и особенности, газовая промышленность с определенным лагом (отсрочка времени) повторяют путь, который сегодня проходит нефтяная промышленность: объекты становятся все сложнее, издержки все выше, все настоятельнее применение новейших технологий.

Вторая задача, которую необходимо решить, предусматривает установление более устойчивой связи развития нефтегазового сектора с развитием национальной экономики и повышения научно-технического уровня смежных отраслей. Поскольку важнейшая особенность современного этапа развития нефтегазового сектора, как в России, так и мире, состоит в том, что "ресурсная рента" в чистом виде становится исключением и все чаще "предпринимательской рентой". То есть, большую отдачу, для своего бизнеса, и для национальной экономики получает тот хозяйствующий субъект и та страна, которые создают и развивают современные технологии и формы организации функционирования и взаимодействия участников цепочки создания стоимости.

При этом соавторы подчеркивают, что процессы, происходящие в мировом нефтегазовом секторе, ведут к нарастанию степени его сложности и внутреннего многообразия: от умения адаптироваться к формированию условий работы "под себя" - решения своих задач и целевых направлений своего развития. Именно поэтому в название книги вынесено слово "многообразие" как основа развития.

В заключение встречи соавторы подарили всем присутствующим свою новую книгу с индивидуальными пожеланиями и автографом. По отзывам, участников презентации, книга представляет интерес не только специалистов нефтегазового сектора, но и всех кто интересуется вопросами научно-технологического развития и удовлетворения колоссальных потребностей человечества в сырье и энергетике.

www.sib-science.info


Смотрите также

">