Откажется ли человечество от нефти и газа. Когда откажемся от нефти


КОГДА МИР ОТКАЖЕТСЯ ОТ РОССИЙСКОГО ГАЗА И НЕФТИ, РОССИЮ МОЖНО ПОСТАВИТЬ НА КОЛЕНИ

 

Главный редактор интернет-портала «Слон.ру» Андрей Горянов обсудил с экономистом, инвестиционным банкиром Андреем Мовчаном перспективы российской экономики.

Горянов: Буквально сегодня, несколько минут назад Антон Силуанов, министр финансов, сказал, что стоит задуматься о том, чтобы ввести налог с продаж обратно, как он когда-то существовал, в районе 3% он думает, что можно отдать регионам. Что вы об этом думаете, это правильная идея или нет?

Мовчан: Думать об этом сложно, поскольку пока только об этом задумались, никто не знает, в какой это будет форме. То, что сказано Антоном Силуановым, к сожалению, взаимно противоречиво внутри себя, невозможно подкармливать слабые регионы налогом с продаж, весь налог с продаж получат регионы сильные. Можно его потом начать перераспределять, но тогда это федеральный налог, перераспределяющийся между регионами. И тогда нужно говорить о федеральном налоге, который дальше идет дотациями в регион. Так что в том виде, в котором это произнесено, конечно, введено не будет, поэтому, может, не стоит и обсуждать.

Горянов: А какие есть варианты для того, чтобы осуществить ту самую бюджетную централизацию в ее финансовой части? Что нужно сделать, как вам кажется, сейчас? Потому что регионы буквально стонут под, с одной стороны, путинскими обязательствами, а с другой стороны, сокращением инвестиционных программ. Что делать, как вам кажется?

Мовчан: Может быть, нам надо перестать делать вид, что у нас есть регионы. Весь бюджет РФ на примерно 40 с небольшим процентом состоит из нефтяных денег,  а косвенно процентов на 70, может быть, 70-75%. Это совершенно централизованный процесс, нефть централизованно продается, централизованно получаются деньги, через границу централизованно приезжают товары и с них взимаются пошлины. Не надо фантазировать, у нас нет регионов, у нас есть унитарное производство в стране, и бюджет должен быть унитарным, распределять его надо по регионам.

Если бы у регионов было собственное большое производство, они сами могли бы продавать на экспорт, скажем, или продавать в другие регионы большие объемы не нефтяной продукции, то могли бы говорить о региональных бюджетах. Сейчас этого нет.

Горянов: Но частично это так и происходит в виде трансфертов обратно в регионы.

Мовчан: В общем-то, так оно и будет продолжать происходить, пока у нас будет экономика централизованная вокруг одного товара.

Горянов: А есть другие варианты? Вы недавно написали текст о том, что вы знаете, как сделать так, чтобы увеличить часть российской экономики без нефти и газа. Как это сделать? Неужели это возможно?

Мовчан: Я написал один из двадцати способов создания малого бизнеса, принципиальное таргетированное создание малого бизнеса в стране. Если мы доведем, как я писал в этом тексте, долю малого бизнеса до тех же 50% ВВП, что сегодня в США,  и вообще это норма для развитого мира, то тогда мы будем иметь еще плюс триллион 100 миллиардов долларов  ВВП в год. И налогов с этого с лихвой хватит всем регионам.

Горянов: Но мы точно не являемся развитым миром, и такое ощущение, что не стремимся в эту категорию.

Мовчан: Вы навешиваете ярлыки.

Горянов: Расскажите?

Мовчан: Развитый мир – это ярлык. Если мы будем вести себя как развитый мир …

Горянов: G7, например.

Мовчан: Мы были G8 только что.

Горянов: И уже больше не там

Мовчан: Ну это не экономический вопрос. Мы – страна с уникальной экономикой в некотором смысле, у нас огромная доля природных ресурсов и огромная доля экспортно-импортных операций с природным ресурсом. Мы, конечно, никогда не будем развитым миром в смысле экономики, пока мы не сможем диверсифицироваться. Диверсифицироваться через малый бизнес, наверное, удобно.

С другой стороны, вы знаете, что современная экономическая тенденция в России, наоборот, к монополизации у государства, мы создаем все более и более крупные, все менее и менее эффективные компании. Соответственно, надо на 180 градусов менять курс, наверное, нужно сделать достаточно жесткие и резкие шаги в пользу малого бизнеса. И тогда, наверное, это будет через какое-то время работать, наверное, мы снимем вопрос бюджетного распределения налогов.

Горянов: Это какая-то идеальная модель. Вы видите реальные шаги в эту сторону?

Мовчан: Нет.

Горянов: При каких условиях они могут случиться? Что должно случиться в реальности…

Мовчан: Во-первых, лирическое отступление – вам любой врач скажет: «Я вам выписываю рецепт, а пить или не пить – решать вам». Экономисты, никто – ни лауреат Нобелевской премии, ни скромный инвестиционный банкир – не могут заставить государство действовать в связи с рекомендациями. С другой стороны, есть много умных людей в правительстве, они же неглупые люди, по крайней мере, они смогли туда попасть, пусть думают, что будет через пять лет.

Горянов: А как вам кажется, что будет через пять лет? Ведь все тенденции говорят, что в России будет все несладко. Мы сейчас уже видим довольно серьезную рецессию, мы сейчас понимаем, что углеводороды мы, скорее всего, не сможем продавать, может быть, не через 5 лет, но через 10 лет так много, как продаем сейчас в Европу. Можно ли заменить этот поток Китаем, пока непонятно. Мы видим стареющее население. В общем, все тенденции более-менее понятны. Как вы видите Россию через 5 и 10 лет?

Мовчан: Видеть можно по-разному, опять же это очень сильно зависит от того, какой будет политика. Если мы будем продолжать двигаться в эту же сторону, то мы можем вообще упереться в бетонную стену, Европе нужно 3-4 года на то, чтобы отказаться от российского газа. Если они это всерьез захотят, как только Европа сможет отказаться от российского газа, мир легко откажется от российской нефти. И тогда через те же самые 3-4 года можно будет диктовать России любые условия, потому что с 70-80% федерального бюджета, получаемыми на экспорте одного товара, вы можете поставить страну на колени за несколько дней.

Горянов: И что тогда произойдет внутри России, как вам кажется?

Мовчан: У меня нет романтических ожиданий Америки и Европы. Конечно, если у них будет такой рычаг, и они это сделают, дальше возникает вопрос, а что они будут требовать за продолжение покупки российских углеводородов. Это большой вопрос.

Горянов: А что они могут потребовать, как вам кажется?

Мовчан: Они могут потребовать политических изменений. Но политические изменения их как раз мало волнуют, потому что российская политика сегодня им крайне удобна, мы, в конечном итоге, поставляем им за резанную бумагу углеводороды, а за нарезанную бумагу покупаем китайский ширпотреб.

Горянов: Под нарезанной бумагой вы имеете в виду доллар?

Мовчан: Любая валюта является резанной бумагой. Если кто-то поставляет природный ресурс, получает валюту, а затем валюту либо хранит в Швейцарии, либо отдает за китайскую одежду, то считайте, что он бесплатно поставляет углеводороды в мир. Это их вполне устраивает. Другое дело, что они захотят зайти глубже, они захотят получить доступ к ресурсам, они захотят поставить свои предприятия, они захотят поставлять все оборудование свое, они захотят использовать дешевую рабочую силу. В общем, это не совсем то, что хочется России.

Горянов: Андрей, так, может быть, российское правительство в некотором смысле идет по правильному пути некого изоляционизма и абсолютного отстраивания от глобального мира для того, чтобы найти свой альтернативный путь?

Мовчан: Российское правительство не идет по пути отстраивания.

Горянов: Во всяком случае, мы слышим такую риторику.

Мовчан: Это риторика. Изолирование будет тогда, когда наш бюджет будет больше наполняться не нефтяными доходами. А пока что он с каждым годом наполняется нефтяными доходами на всю большую долю. Это не называется «изолировать страну». Мы можем кричать и строить танки на границах, но пока мы продаем столько нефти и потребляем столько нефтяных доходов, просто перекрытие крана на продажу нефти – и мы на коленях.

Горянов: Но это невозможно в текущий момент, потому что энергозависимость даже Европы от российского газа и нефти просто огромная. В Германии…

Мовчан: От газа.

Горянов: Да, в первую очередь от газа, 40% энергобаланса, от Германии, крупнейшей экономики еврозоны.

Мовчан: Правильно. Поэтому сегодня исполняется некий большой политический танец и будет исполняться еще несколько лет. Но, судя по принятию решений в Евросоюзе, они окончательно решили избавиться от зависимости, избавиться от тормоза, который останавливает их политику. Американцы очень сильно будут давить в эту сторону, и у них есть очень мощные союзники – тот же самый Ближний Восток.

Горянов: Который тоже заинтересован в замене своего газа и нефти.

Мовчан: Абсолютно. Сейчас лобби стратегическое, антироссийское газовое лобби, если хотите, тут ничего личного – это бизнес.

Горянов: Получается, что оно сейчас глобальное: и со стороны Европы, Америки и даже Ближнего Востока?

Мовчан: Конечно. Когда вы делите рынки природных ресурсов, вы всегда будете сталкиваться с жестокой конкуренцией. Опять же, ничего личного, чисто бизнес.  И если Европа такое решение принципиально принимает, то ей нужно несколько лет на перестройку, и если она перестроится, плохая новость – обратно уже не перестроишься. И если придет к власти новый Горбачев, который скажет: «Мы опять с Европой», Европа только разведет рукой и скажет: «Мы слишком много потратили денег уже».

Горянов: Спасибо, но нет. Спасибо.

Мовчан: Да, к сожалению, так.

Горянов: Вы довольно много пишете, что на фоне геополитического конфликта Россия продолжает себя вести, как, вы говорите, примитивная группа. Как вам кажется, это не слишком ли упрощенный взгляд на природу страны? Она ведь, собственно говоря, довольно большая, есть Россия 1, Россия больших городов, и есть Россия 3 и 4, которая оправдывает действия российского государства и очень рада тому, что  Россия, наконец-то, расправила плечи и может себя вести на геополитическом пространстве адекватно, мощно, как было раньше в Советском союзе.

Мовчан: Два замечания очень важных, мне кажется. Во-первых, примитивная группа – это не оскорбление. Примитивная группа – это распространенный способ поведения и взаимодействия, который еще иногда называется агрессивно-конфликтным. Существует альтернативное поведение, так называемое эгалитарное, когда люди или субъекты, страны, может быть, ведут себя в рамках примата сотрудничества, а не в рамках примата соперничества.

То есть говорить, что зачем же мы так обзываем Россию, но Россия – не единственная страна, в которой преобладает эта тенденция. И сто лет назад эта тенденция была глобальной, не было стран, которые по-другому себя вели. И вообще, если говорить о парадигме, до Второй Мировой войны в мире, в основном, была агрессивно-конфликтная парадигма. Если государство было просто несостоятельным, его просто съедали, и все считали, что это нормально. Более того, обсуждали, какое государство должны съесть, какое не должны съесть и так далее.

Горянов: Поэтому существовали большие империи, которые защищали сами себя?

Мовчан: Конечно. А потом ели их. После Второй Мировой войны был принят определенный миропорядок, в чем-то хороший, в чем-то плохой, основанный на эгалитарном сотрудничестве, поэтому Афганистан состоит из трех разных народов, которые не могут договориться, но никто в это не может вмешаться, потому что так принято теперь. Мы теперь сотрудничаем, мы теперь не меняем границы.

Сама по себе идея прийти за стол переговоров государству, которое полностью зависит от своего экспорта, которое не умеет конкурировать на рынке высокой добавленной стоимости и высоких технологий, которое напрямую зависит от своих партнеров, с разговором «мы будем делать, как мы хотим, а не как мы договорились», это стратегическая ошибка вне зависимости от того, какие у вас планы.

Горянов: Подождите, Путин последние 10 лет всячески показывал свою не только лояльность, но и пытался показать, что мы являемся частью этого нового мира, который образовался после распада Советского союза. Но западный мир по-прежнему демонстрирует, что вы не с нами, вас нет в этой семье.  

Мовчан: На мой взгляд, это принципиальная ошибка. Поведение разного рода не связано с реализацией разного рода целей. Вы можете конкурировать эгалитарными методами, вы можете конфликтовать эгалитарными методами. Вы можете дружить эгалитарными методами. С Россией никто на рынках, где господствует интерес, не будет дружить, там будут конкурировать. При этом можно работать внутри эгалитарной модели, можно сотрудничать, конкурируя.

И если бы мы хотели сотрудничать, конкурируя, мы за 10 лет отстроили бы бизнес высоких технологий, мы отстроили бы собственное нефтяное производство, как это произошло в Польше, как это произошло в Чехии, как это происходило в Сингапуре. Мы дали бы развитие собственной экономике, а не превратились бы окончательно в нефтяной придаток.

Горянов: Но, помните, до 2007 года мы видели резкий подъем промышленного производства, открытие новых предприятий и инвестиций в реальный сектор?

Мовчан: Нет, мы не видели. Мы видели общий рост монетарного агрегата за счет притока нефтяных денег, из которого малая часть тратилась на развитие производства. Если вы посмотрите на нашу долю импорта в потреблении, она с каждым годом росла.

Горянов: Это правда.

Мовчан: И это не называется «развиваться». Это мультипликация инфляционной модели, в которой вы теряете ненефтяной сектор.

Горянов: С другой стороны, мы видим то, что американская модель тоже вроде не слишком работает. Например, последний квартальный отчет Америки показал сокращение довольно существенное американской экономики, сокращение роста ВВП, динамики я имею в виду. И у российских экономистов зреет представление, я имею в виду кремлевских, что все не так хорошо и в их королевстве. Возможно, мы идем абсолютно своим правильным путем.

Мовчан: Еще раз: это вопрос грамотности элементарной. У Америки ВВП – примерно 52 тысячи долларов на человека, он может много лет сокращаться и будет себя чувствовать прилично. У нас ВВП ненефтяной – около 9 тысяч долларов на человека, а вместе с нефтью – 13 тысяч долларов на человека. Нам нужно очень быстро расти, чтобы когда-нибудь наши внуки приблизились к упавшему ВВП в США на человека.

Горянов: То есть запас прочности очень невысокий?

Мовчан: Мы говорим совершенно не о том. В Америке жаркое лето, а у нас тяжелая зима, но мы радуемся, что у них стало не 35, а 33, и говорим, что теперь очень плохо, хотя у нас минус 20. Темпы роста – это придуманные показатели, в стране могут стагнировать много лет темпы роста, экономика может перестраиваться, становится более эффективной, реструктурироваться.

В Америке свои проблемы. Когда крупные американские экономисты говорят, что мы на грани серьезных изменений, потому что у нас 2% самых богатых владеют 30% дохода, в России людям в правительстве должно становится страшно, потому что у нас 1% самых богатых владеет 55% дохода. В мире ни одна страна за 19 и 20 век не пережила 10 лет при том, что 1% самых богатых владел более чем 55% дохода. Ни одна, нет такого прецедента. Все страны умирали либо в войне, либо в революции. У нас 55%.

Горянов: Вы довольно часто еще сравниваете Россию, помимо примитивной группы, вы еще говорите о том, что корни российской экономики, поведения российского общества они растут из зоны, грубо говоря.

Мовчан: Я говорил, что зона, колония – это классический пример современной примитивной группы. Здесь вопрос не в тюремной психологии как таковой, люди в России, в общем, сейчас чувствуют себя достаточно свободно. Нет ощущения посаженности в тюрьму.

Горянов: Нет, и нет такого серьезного идеологического навеса, который был 20 лет назад. В общем-то, мы – относительно свободное общество.

Мовчан: Абсолютно. Здесь речь идет не о свободе, как об атрибуте индивидуума, а о способе мышления, который принят в группах, где от человека ничего не зависит, и поэтому его ценность для группы только в том, как много он может оторвать от общего пирога, создание которого от него тоже не зависит. Это классическая модель и зоны, и современной ресурсной России.

Горянов: А вы видите попытки это изменить? И как вам кажется, как это можно изменить?  Изменить психологию в обществе практически невозможно, за последние 20 лет мы не видим какой-то серьезной риторики.

Мовчан: К сожалению, невозможно. Есть же огромное количество наблюдений за животными, действительно, там, где животные живут собирательством, то есть они не знают объема ресурса, они соберут все равно весь ресурс, от индивидуума не зависит, сколько ему удастся собрать и так далее, как правило, эти животные, высокоорганизованные животные, организуются в примитивную группу классическую. У них есть свой президент, который все распределяет, при нем есть авторитетная группа, кооператив «Озеро», который все это использует вместе с президентом, у них есть животные, которые получают распределение из его рук, и очень жесткое охранение иерархии, в которой слабые самцы оказываются внизу, сильные – наверху.

Если мы встречаемся с животными, которым нужно проявлять индивидуальные качества для коллективного достижения успеха стаи, там абсолютно другие отношения, там абсолютно другая психология. Но животные не умеют вырабатывать психологию, она для них естественно вырабатывается в процессе отбора.

То же самое происходит в странах. Наша психология – это психология ресурсной страны. Не будет нефти – придется нам пережить катарсис, нищету, построение собственного диверсифицированного производства, создание собственной экономики нормальной, которая будет функционировать вне зависимости от ресурса, мы придем к другой психологии.

Горянов: Так, может быть, прав Путин и Кремль в том, что, понимая сложности страны, которые случились во многом помимо его воли, насаждаем новую консервативную идеологию, в которой есть несколько иные ценности, нежели чем, условно, потребительские, которые нам диктовала рыночная экономика, и вот такая реставрация Советского союза с ее нравственной риторикой?

Мовчан: Это же риторика, это не идеология. Возвращаюсь к тому, что я сказал: идеологию нельзя построить сверху. Идеология в каком-то смысле, в большом, на самом деле – продукт экономики. Что могло бы, на мой взгляд, делать правительство в реальности, оно могло бы стараться менять экономику, параллельно меняя идеологию.

Менять экономику каким образом? Надо уменьшать влияние нефтяного фактора на экономику в стране. Сделать это можно только одним способом – делать все для того, чтобы вырастала независимая экономика, но независимая экономика – это рост богатства среднего класса и рост богатства людей в целом, это рост экономической активности людей, а значит и политической активности, это естественное требование людей дать им свободные выборы и возможность выбирать из альтернатив. И в общем, когда растет экономика, страны приходят к демократии.

Горянов: То, о чем вы говорите, это…

Мовчан: Это не то, что нужно правительству.

Горянов: То, о чем вы говорите, это некая буржуазная революция, которая происходила в других странах чуть раньше, а у нас до сих пор не произошла. Вы верите в то, что это в ближайшее время произойдет, когда случится тот самый средний класс, который потребует участия в экономике и большего участия в политическом процессе?

Мовчан: Буржуазные революции 19 века происходили, потому что эффективность производства позволяла создать производственный фактор, который был уже существенен на фоне добычи и продажи сырья, на использование, грубо говоря, зерна, производимого землей как сырьем. У нас ситуация обратная, у нас экономический фактор нефти должен уменьшиться до уровня, когда он станет сопоставим с тем производством, которое у нас так или иначе есть. В противном случае мы все равно будем пренебрегать всем остальным.

Горянов: То есть слезть с той самой пресловутой нефтяной иглы?

Мовчан: Да, но слезть с нее можно только вниз.

Горянов: А нельзя немножко перепрыгнуть, чтобы не было этого драматического падения, о котором вы говорите?

Мовчан: Я боюсь, что нет. Это можно было бы, если бы у власти оказалось волшебным образом правительство, которое не пошло бы на поводу у общей тенденции, а всерьез создавало бы альтернативный бизнес. Не знаю, налоги бы обнулило на все, кроме нефти и газа, суд бы сделало бы честным и справедливым, и вынесло бы Верховный суд в Лондон, как Сингапур сделал, еще бы субсидии раздавало бы всем бизнесменам и давало бы гражданство людям, которые готовы открыть компанию в России.

Горянов: Грубо говоря, вы говорите, чтобы прислушивались очень сильно к либеральному крылу, то, которое есть сейчас в правительстве?

Мовчан: Я говорю даже не о том, чтобы прислушиваться к либеральному крылу, а говорить либералам, что они никакие не либералы, а они консерваторы, а мы будем еще более либеральные, мы сделаем еще больше, мы подвергнем страну текущим рискам ради того, чтобы создать альтернативные источники экономики.

Горянов: Еще одна программа «500 дней»?

Мовчан: «500 дней» не обойдешься. Пока у вас нормально завод заработает, пройдет больше, чем 500 дней. Ведь нам же нужна реальное производство с высокой добавленной стоимостью, нам не нужна имитация. Торговля не создает альтернативного фактора создания стоимости.

Горянов: Вот недавно Якунин говорил, что совсем необязательно высокой добавленной стоимости, достаточно было  инвестировать в инфраструктуру, нужна промышленная революция.

Мовчан: Промышленная революция не происходит, и инфраструктура сегодня, Якунин отстал лет на 100, а то и на 150 от реальности. Сегодня добавленная стоимость нужна, потому что она есть у конкурентов, вас конкуренты забьют более низкой стоимостью в этой ситуации, вы никуда не денетесь. Кроме того, у нас же РЖД – первое место, с которым нужно что-то делать. Россия же не уникум в этом плане, Америка приватизировала свои железные дороги меньше ста лет назад чуть-чуть, и эффективность их и добавленная стоимость повысилась за 10 лет в 4 раза. У нас она меньше нуля добавленная стоимость, у нас РЖД съедает добавленную стоимость.

Горянов: В течение пяти лет мы будем видеть продолжающийся спад российской экономики, да?

Мовчан: Это же очень сильно зависит от цен на нефть. Если цены на нефть будут продолжать расти, то мы будем продолжать видеть балансирование российской экономики между ростом нефтяного крыла и падением не нефтяного. Если цены на нефть стабилизируются, мы будем видеть стагнацию около нуля.

Горянов: Которая не приведет к общественно-политическим изменениям?

Мовчан: Нет, абсолютно. Когда меня спрашивают: «А правда ли, что вы говорите, что в России плохая экономика», я говорю: «Нет, ни в коем случае. В России хорошая экономика, только риски очень большие. Она хорошая, но вот до угла, а за углом конец». Собственно, в этом проблема. 

maxpark.com

Мир отказывается от нефти | ВОПРОСИК

Очередная энергетическая революция, о которой давно говорили (и АРИ в том числе)  свершилась. Сначала революция была на бумаге и о перспективах говорили эксперты. Дальше была революция в законодательстве наиболее передовых стран, в частности правительство США обязало своих автопроизводителей выпускать определенный процент машин-гибридов, которые могли бы ездить и на бензине и на электричестве. Процент этот с каждым годом рос, а в армию США закупались новые машины ТОЛЬКО гибриды, в то время как старые успешные проекты (например внедорожник "Хаммер") продавались в другие страны. И вот, революция дошла и до обычных граждан. Хотя пока мало кто заметил мировую сенсацию, которая переворачивает энергетическую ситуацию в мире.

В США начались  продажи принципиально новых автомобилей от инновационного концерна Teslamotors.

На сегодня покупателям доступны три базовые модели с батареей для двигателя на 60 киловатт, 85 киловатт и форсированного  мотора на 85 киловатт.  На одной заправке автомобиль проезжает 208 - 265 миль, то есть 335 - 425 километров. Скорость до 200 километров в час, а разгон как у спортивного Порше. Заправка батареи на 100 процентов - 75 минут. Заправка батареи на 80 процентов - 40 минут.  Гарантия на батарею даётся на 8 лет и на 125 000 миль пробега (200 000 километров). Если нужна быстрая зарядка, на станциях зарядки есть опция замены батареи за 90 секунд и езжай ещё 400 км.

Автомобиль мог появиться на рынке и раньше, но до продажи производители усиленно создавали сеть электрозаправок и сервисных центров в наиболее перспективных для рынка районах и там эта сеть уже достаточная.  К 2015-му году сеть охватит практически весь мир - включая Австралию. Но даже сегодня только в США, кроме собственой сети Teslamotors,  должно работать 20 000 станций Recargo. То есть США впереди всего мира, и уже буквально завтра транспорт американцев будет базироваться не на нефти, а на электричестве, которое можно получать десятками способов - начиная от ГЭС и заканчивая солнечными электростанциями в пустынях.

Электричество само по себе для электромобилей в 6-8 раз дешевле бензина, однако производители стремятся сделать его почти бесплатным. Так, на каждой станции подзарядки навесы будут покрыты  солнечными батареями, чтобы получить часть электричества. Такие же батареи можно поставить на крышу гаража где паркуется машина.

Таких цен ещё не было, поскольку самое дорогое в современном автомобиле это двигатель и связанные с ним механизмы. В электромобиле другой принцип движения, другая механика и ему не только не нужен бензин но и коробка передач, которая таким образом тоже выпадает из стоимости продукта. Минус налоги за порчу окружающей среди выхлопом. Само собой минус расходы на бензин и сильно уменьшенные расходы на текущий ремонт ибо в электромобиле гораздо меньше крутящихся и ломающихся штук. Годовое техобслуживание автомобилей Tesla всего 600 долларов. Таким образом революцию  в энергетике стимулирует очень серьёзная экономия в расходах.

К этому нужно добавить, что с 2014 года в Америке можно выпускать только автомобили с гибридным двигателем либо только с электрическим. Более того, автомобили Tesla продаются уже во всём мире. Кроме США базы продаж есть почти во всех странах Европы, в Австралии, Японии и Китае.

Более всего революция ударит по нефтедобывающим странам, ибо если автомобили начнут потреблять все меньше бензина, нефть ещё нужно на другие нужды - производство пластмасс, масел, мазута для котельных  и прочего. Но всё это потребляет гораздо меньше, чем автомобили и для производства пластмассы для всей Европы хватит месторождений Румынии. Румыны ещё и арбам продавать свою нефть будут. Арабы тоже будут продавать поскольку для пластмассы как раз такая как у них нефть и нужна. А вот у России  с её дорогой для добычи нефтью, есть сложности.

Само собой цены на нефть упадут - даже на хорошую нефть, добываемую в Персидском заливе. Кому нужна будет российская нефть, добываемая на 40-м морозе, которую нужно потом транспортировать через полконтинента - большой вопрос. Более того, страна может превратится из нефтепродающей в нефтепокупающую страну, так как покупать нефть за 40 долларов у иранцев или арабов будет дешевле чем добывать здесь.

Правящая группировка в России проморгала благоприятнейшее время для перестройки экономики на современный лад - это почти свершившийся факт.  Время, отпущенное советской номенклатуре в 1991-м году, ребята просрали на подкуп люмпенов, пиар, ну и главное, на рассовывание народных денег по личным счетам. В российскую экономику не вложено практически ничего и потому перспектив в новом мире у старой власти нет никаких.  Соответственно перемены в стране будут вне зависимости от того захочет этого кто-то или нет. Жизнь заставит, как в своё время случилось с совком.

http://ari.ru/news/c19abd702

voprosik.net

Что поможет России отказаться от нефти: Бизнес: Экономика: Lenta.ru

Публичные заявления российских властей изобилуют негативной риторикой в отношении криптовалют. Чиновники напирают на то, что анонимность транзакций бьет по государственному суверенитету, а криптовалюты могут использовать террористы и преступники. Однако отрицать прогресс и перспективность новых технологий бессмысленно, поэтому к криптовалютам присматривались достаточно непублично. «Лента.ру» разбиралась, как тяжелая на подъем Россия хочет вклиниться в передовой мир криптовалют.

Отличить реальный продукт от информационного пшика на крипторынке становится нереально сложно, как, впрочем, и оценить, когда представитель российской власти говорит всерьез или просто пытается вклиниться в новомодный тренд. Отсюда и изобилие новостей вроде «депутат предложил построить Биткоин-Сити». На этом конкретика о проекте заканчивается, но это уже неважно — звучит-то стильно, модно, молодежно — особенно с учетом того, что депутат прямого отношения к экономике не имеет и сидит в комитете по образованию.

От слов к делу российские криптовалютчики перешли после того, как в ходе Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ) президент России Владимир Путин встретился в кулуарах с основателем блокчейн-платформы Ethereum Виталиком Бутериным.

Виталик Бутерин

Виталик Бутерин

Фото: John Phillips / Getty Images

«Бутерин рассказал о возможностях использования разработанных им технологий в России. Президент поддержал идею налаживания деловых контактов с возможными российскими партнерами», — гласил сухой релиз на сайте Кремля.

Блокчейн — технология обмена данными с помощью беспрерывной цепочки блоков информации. Каждая транзакция внутри системы записывается в блок, содержание которого практически сразу становится известно всем участникам сети. Система удобна тем, что она децентрализована, ей не нужен единый data-центр, а о всех изменениях все участники узнают практически моментально, отчего вероятность обмана сводится практически к нулю.

Публично о подробностях встречи не рассказывали, однако ряд экспертов считает, что Путину очень понравилась технология — ведь с ее помощью можно быстро поднять экономику. «Майнить биткоины прибыльнее, чем качать нефть», — убежден, например, эксперт Том Луонго. Он уверен, что российские власти осознали огромный потенциал блокчейна для финансовой и банковских систем и решили сделать ставку на проект Бутерина.

Слова отчасти подтверждаются делом — в октябре президент России поручил правительству вместе с Банком России создать необходимую законодательную базу под криптовалюты. Также Путин потребовал законодательно прописать основные понятия криптомира: «технология распределенных реестров», «цифровой аккредитив», «цифровая закладная», «криптовалюта», «токен», «смарт-контракт». Цифровые деньги же, видимо, будут приравнены к биржевым продуктам.

Ethereum Бутерина — вторая по капитализации криптовалюта на рынке после классического биткоина — 32 миллиарда долларов против 125 миллиардов. Однако у «эфира» есть конкурентное преимущество, которое крайне перспективно как раз в мире финансов, — платформа позволяет заключать «умные (или smart — «Лента.ру») контракты».

Smart-контракт — компьютерный алгоритм, позволяющий участникам системы блокчейн заключить сделку, после которой алгоритм полностью просчитывает и отслеживает все движения по ней. Технология позволяет создать полностью самодостаточный автоматически исполняемый договор, сокращающий издержки, например, на юридическое сопровождение.

О старте разработок на базе Ethereum в августе объявил Внешэкономбанк (ВЭБ). Бизнес-омбудсмен и лидер «Партии Роста» Борис Титов заявлял о необходимости использовать блокчейн на выборах, а также в государственных делах. По его мнению, блокчейн на выборах значительно бы повысил уровень доверия к институту, а также помог бы сократить аппарат государственных чиновников и ускорить процесс принятия решений. Правда, заявления Титова больше похожи на предложение депутата создать «Биткоин-сити», в отличие от, вероятно, самого масштабного и самого практичного проекта на территории России — проект «Мастерчейн» — российская автономная платформа на базе решений Ethereum.

«Мастерчейн» создается ассоциацией «ФинТех» при поддержке Банка России, то есть он уже имеет юридическое преимущество над большинством проектов, которые по-прежнему находятся в «серой зоне» из-за отсутствия законодательства. Проект включает в себя три амбициозных пласта: децентрализованная депозитарная система для учета закладных, система распознавания клиента (KYC) и реестр цифровых банковских гарантий.

В консорциуме участвуют ведущие игроки российского рынка: Сбербанк, ВТБ, Альфа-банк, ФК «Открытие», Тинькофф-банк, платежный сервис Qiwi и авиакомпания S7. По задумке проекта, к ним должны будут присоединиться такие государственные структуры как Агентство ипотечного жилищного кредитования (АИЖК), Росреестр и другие. Основная цель проекта — создание единой базы мгновенного обмена финансовыми данными, документами и информацией о клиентах.

Фото: Jemima Kelly / Reuters

Лидер блокчейн-дискурса — Сбербанк, кстати, недавно объявил о вступлении в мировой некоммерческий консорциум на базе Ethereum — Enterprise Ethereum Alliance (EEA). Альянс создан в феврале 2017 года для поиска возможностей применения технологии блокчейн на платформе Ethereum в реальном бизнесе.

В объединение уже вступили около 180 крупных компаний, среди которых: CME Group, Credit Swiss, DTCC, ING, JPMorgan, Santander, UBS, Accenture, Deloitte, Intel, Microsoft, MasterCard и др. Таким образом экспансия Ethereum не заканчивается Россией, а вполне себе становится мировым финансовым решением.

Сбербанк, кстати, лидер крипторазработок не только на словах, но и на деле — в середине ноября старший вице-президент финорганизации Александр Ведяхин признался, что Сбер скупил огромное количество необходимых для сложных вычислений видеокарт. Как пояснил вице-президент, массовая закупка видеокарт была необходима для лаборатории искусственного интеллекта. А глава банка Герман Греф неоднократно рассказывал, что сам пользовался криптовалютами, в том числе и для покупки футболки за 12 биткоинов.

Российские наработки в области главной финансовой темы 2017 года не ограничиваются только техническим апдейтом и повсеместным внедрением блокчейна. Россия вполне может выйти на рынок майнинга криптовалют, самым перспективным и амбициозным проектом здесь представляется Russian Miner Coin (RMC). Это проект российского интернет-омбудсмена, предпринимателя и главы компании Radius Group Дмитрия Мариничева.

Initial Coin Offering (ICO) — первичное размещение монет. Запуск собственной криптовалюты проекта — токена или брендированной монеты, которыми можно воспользоваться только внутри архитектуры компании, например, на определенной территории. Покупая токен, инвестор вкладывается в развитие проекта, однако выгода от инвестиций наступит только тогда, когда проект заработает и сможет выполнить условия, заявленные при ICO.

Первое, что вы увидите, попав на сайт RMC, — это нефтяные вышки, которые качают биткоины. RMC — это криптоконгломерат: компания занимается майнингом и разработкой майнеров, для развития собственных добывающих мощностей компания провела ICO. Мариничев и его коллеги планировали привлечь в ходе первичного размещения токенов около 100 миллионов долларов, однако подняли только 43,2 миллиона, что при этом является абсолютным рекордом для российских проектов.

Средства компания намерена инвестировать в развитие нового майнера под названием Multiclet. Компания утверждает, что с его помощью можно будет сократить потребление электроэнергии в 220 раз, а скорость окупаемости инвестиций довести до 24 часов. Компания продает майнеры, а также предлагает новым клиентам вступить в собственный клуб, что наделяет участника определенными преференциями и скидками внутри экосистемы RMC.

Майнинг — процесс добычи криптовалют путем обработки сложных математических вычислений внутри сети. Каждая транзакция требует вычислений, чтобы записать новый блок. За проведение подсчетов владелец вычислительных мощностей вознаграждается за поддержку сети.

Майнер — устройство, которое производит вычисления. Во время «кустарного майнинга» майнером могла быть обычная видеокарта. В настоящий момент их мощности исчерпались, поэтому разработчики собирают собственные майнеры, которые по внешнему виду похожи на стационарные компьютеры.

Майнинг пул — объединение владельцев майнеров или майнинг ферм с целью объединения мощностей и более эффективной добычи криптовалют.

Объемы майнинга RMC на текущем этапе не раскрываются, оценить эффективность продуктов RMC достаточно сложно. Однако значительные инвестиции в проект вкупе с дешевой по мировым меркам электроэнергией действительно делает компанию перспективной. Более того, Мариничев занимает формальную государственную должность — интернет-омбудсмен, а среди его партнеров значится Оксана Бобылева, которая возглавляет ту самую блокчейн-лабораторию в «Партии Роста», о которой рассказывал уже бизнес-омбудсмен и глава партии Борис Титов.

Дмитрий Мариничев

Дмитрий Мариничев

Фото: Vpetrov-71 / Wikimedia

В проекте также задействован генеральный директор торговой сети компьютерной техники Sunrise и муж Бобылевой Сергей Бобылев. Торговая сеть разорилась в 2007 году из-за экономического кризиса, а сам Бобылев в 2009 году был арестован по делу о мошенничестве и выводе активов из компании. В 2010 году Бобылев вышел на свободу под залог. Примечательно, что один из майнеров RMC получил название Sunrise.

Россия не входит в число лидеров майнинга криптовалют, однако RMC очень рассчитывает этот тренд изменить. В настоящий момент абсолютным лидером майнинга является Китай, на него приходится до двух третей мировой добычи криптовалют. Эпоха домашнего или кустарного майнинга уже прошла — мощностей небольших ферм просто не хватает для обработки информации по новым блокам, они не окупаются, поэтому владельцы ферм начали основывать так называемые пулы, в которых они объединяли собственные мощности и получали доход пропорционально вкладу в совокупную мощность.

Самые крупные пулы находятся в Китае. Antpool, который принадлежит компании BitMain, вырабатывает около 25 процентов всех блоков. На BTC.top приходится около 11,2 процентов, замыкает тройку BTC.com с долей в 10 процентов. Конкуренцию китайским пулам пока составляет только один международный блокчейн-конгломерат — Bitfury, с основными мощностями в Грузии и Исландии.

Ольга Скоробогатова

Ольга Скоробогатова

Фото: Игорь Руссак / РИА Новости

Конкурентное преимущество России на этом рынке — дешевая электроэнергия и возможность размещения мощных дата-центров в холодных регионах страны — это решит проблему с тепловыведением пулов. Однако действия российских властей могут снизить привлекательность развития майнинга в России. Недавно зампред Ольга Скоробогатова, которая курирует блокчейн-технологии в ЦБ, анонсировала введение налога на майнинг, причем как для физических, так и для юридических лиц.

Размер или ставка налога не называлась, однако любая дополнительная нагрузка на майнинг сделает развитие этой индустрии на территории России менее привлекательным, чем в других странах, где о подобных инициативах речи пока не идет. Вдобавок сложности ощущаются на стадии создания юридической базы. Если в прошлом месяце чиновники утверждали, что проработают вопрос до конца 2017 года, то теперь же соответствующие законы придется ждать до второй половины 2018 года.

Рынок криптовалют децентрализован, не имеет границ, а транзакции невозможно отследить регулятором — именно этим преимуществом также может быть обусловлен интерес российских властей. Криптовалюты могут стать нестандартным решением проблемы доступа к зарубежным капиталам в условиях западных санкций. А еще с помощью криптовалют в разы проще выводить средства за рубеж — никаких офшоров и минимум посредников.

Фото: Ueslei Marcelino / Reuters

Однако не все разделяют эту позицию, есть мнение, что в системе блокчейна вас, может, и не вычислят, зато поймают в тот момент, когда вы попробуете обналичить деньги в локальных валютах, а также тогда, когда захотите пополнить свой криптокошелек — ведь переводить деньги придется все равно с помощью сервиса, который регулируется местными властями. Сторонники этой теории почему-то не допускают, что платежный сервис или банк будут в сговоре с бенефициаром, видимо, не следили, что значительная часть банковских лицензий в России отзывается именно за отмывание преступных доходов.

В 2017 году главная криптовалюта мира почти ежемесячно обновляла исторические рекорды. В пятницу, 17 ноября, курс впервые достиг 8 тысяч долларов за один биткоин. Курс, конечно, чувствителен к новостям криптомира вроде запрета бирж и ICO в Китае, однако основные успехи и рекорды криптовалюта била без особого информационного фона. Кто знает, возможно, богачи уже выводят свои деньги в электронные деньги.

lenta.ru

Пост «Гибель автопрома. Мир откажется от нефти и газа. Идеи для долгосрочных инвестций» в блоге Клуб Инвесторов "RoS"

Транспорт будущего – это сеть беспилотных капсул. / Фото – кадр из к/ф «Вспомнить все» (Total Recall), Universal Pictures

«Металлы, особенно дефицитные, будут востребованы в будущем, но не все. Литий, например, сегодня ценится из-за многих факторов. Но если вы держите акции, 'завязанные' на литии, продайте их. Литий нужен для изготовления аккумуляторов, которые не пригодятся транспорту в будущем. Энергия будет поступать прямо с дорожного полотна через токоприемники.

Помните игрушечные машинки, которые ездят по трассе, цепляясь «хвостиками» за металлические контактные линии?

Ян Пирсонфутуролог

Такой же принцип. Зачем волноваться о замене батареи, когда можно убрать ее из механизма?»

Попытки автомобильных гигантов удержать существующий порядок провалятся из-за доступности технологий. Пирсон ставит под сомнение многие дорогостоящие исследования: «Вам не нужен опыт в создании машины, чтобы создать капсулу из стекловолокна с двумя металлическими пластинами на дне. Это обойдется в 300 долларов. Вам не нужны колеса, тормоза, двигатель и огромное количество электроники внутри».

Футуролог уверен, что расстояния — не проблема. «Подключение» дороги – это дополнительные 5% от стоимости. На дорожное покрытие нужно положить каучуковый слой для полупроводимости.

Для междугородних путешествий будут использоваться поезда, которые разгонятся до 1200 километров в час в трубах-тоннелях с пониженным давлением.

Что уже сделано?

  • Пять лет назад концерн Volkswagen купил китайский проект транспорта на магнитной подушке, но дальше концепта дело не пошло.
  • Современные разработки новых видов транспорта связаны с форматом привычных автомобилей. Автогиганты тоже тратят огромные средства на исследования, чтобы не проиграть в гонке. Некоторые из них склоняются к будущему, где распространен как раз райдшеринг - совместные поездки. Ford вложил миллиард долларов в стартап Argo AI, который основали бывшие сотрудники Uber и Google. Argo AI придумывает идеального «виртуального водителя».
  • В Москве проектом беспилотников занимаются каршеринговые компании. Первые автомобили протестируют уже в этом году.
6

Прогноз: виртуальная реальность потеснит реальность

Дополненная реальность (AR) и виртуальная реальность (VR) станут обыденностью. Изменятся индустрия развлечений и образование. Уже к 2025 году игры будут соперничать с кинематографом в уровне детализации и проработке сюжета. «Виртуальные актеры» появляются уже сейчас и скоро станут привычными героями. Первый большой фильм, созданный по технологии 360 градусов, получит «Оскар».

Образование станет глубоко интерактивным. Дополненная реальность поможет в визуализации правил и законов физики и химии. Уроки биологии, истории в VR-кабинетах будут захватывать своей масштабностью.

Революция 1917 года, подписание капитуляции в Реймсе, полет Гагарина — все это школьники увидят без скучных учебников.

Ян Пирсонфутуролог

Слияние с искусственным интеллектом позволит создать виртуальный мир. Пирсон выделяет психологическую проблему, сейчас ее называют синдром упущенной выгоды (FOMO — fear of missing out). Люди листают фото в соцсетях и волнуются, что живут хуже других.

Пирсон прогнозирует новый синдром: «У всех будет шанс на особенную жизнь, виртуальность смоделирует что угодно: богатство, известность. И многие будут ощущать дискомфорт, когда придется возвращаться в реальность".

Проблема будущего – как смириться с несовершенством реальности. / Фото – кадр из к/ф «Матрица» (The Matrix), Warner Bros.

Что уже сделано?

  • Игра Pokemon Go, основанная на дополненной реальности, взорвала мир. Однако технология AR используется не так часто. Pokemon Go показала и потенциал AR, и проблемы. Основная — одной лишь дополненной реальности недостаточно, это не формат, а средство. Apple, по слухам, добавит AR в новый айфон. Под эту функцию «яблочники» купили сразу несколько стартапов. Виртуальная реальность Apple пока не так интересна, потому что изолирует пользователя от мира.
  • Видео на 360 градусов становится обыденностью. Признанием нового формата стала номинация простенького мультика «Пёрл» на «Оскар». Facebook запустил приложение для просмотра VR-видео, а телеканал CNN открыл для них раздел.
  • Российский рынок AR/VR-технологий растет и насчитывает 183 компании. В 2016 году их было в три раза меньше.
7

Прогноз: Россия сблизится с Западом, Китай и Индия поборются за господство

«Россия пережила идеи коммунизма и движется к капитализму в западном формате, - считает Пирсон. - Конфликты между политиками – временное явление. Это раньше Россия считалась врагом Европы, сейчас люди не видят большой разницы в мышлении европейца и русского. За чертой политики мы уже работаем вместе, например, ученые и инженеры.

В 2050 году Россия будет мало отличаться от Европы, которая движется к форме общего гражданства или базового универсального дохода. Эта модель – среднее между капитализмом и коммунизмом. Мы, конечно, все равно найдем, в чем друг с другом не согласиться. Однако экономическая среда изменится, что решит многие проблемы».

Пирсон считает, что русский менталитет стал ближе к западному. / Фото – кадр из к/ф «Брат-2», кинокомпания «СТВ»

Пирсон указывает на важность тенденций, набирающих силу в Китае, Индии и на Ближнем Востоке. «Формируется новый мировой порядок. Европа теряет значение. Америка, вероятно, тоже переживет спад. Россия сейчас стабильна. Но Китай и Индия движутся вперед. К 2050 году они будут бороться за [мировое] господство.

Население Китая огромно, население Индии растет. При этом у них очень разный менталитет.

Ян Пирсонфутуролог

Индийский менталитет более западный, вероятно, из-за влияния британцев. Мировоззрение жителей Китая отличается. Там не ценится индивидуальность, быть одинаковым приветствуется. Такая концепция чужда Западу, поэтому у нас больше общего с русским мышлением в плане личной свободы. У Китая свое видение мира. И хорошо, если мы просто будем торговать друг с другом и жить мирно».

Что уже сделано?

  • Последние два десятилетия экономики Китая и Индии рвутся вперед. Глобализация ускорила развитие стран. С середины 90-х средний доход на человека в Китае увеличился в десять раз, Индия увеличила цифру вчетверо.
  • В ближайшие десятилетия Китай и Индия будут в числе топовых экономик мира по объему ВВП. Такой анализ сделал Леонид Гринин, ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН. Он уверен, что у Индии в перспективе больше ресурсов для поддержания высоких темпов развития. 
  • Источник :https://hi-tech.mail.ru/review/ian-pearson/

rostoksequoia.whotrades.com

Откажется ли человечество от нефти и газа, альтернативные источники энергии

В ближайшие 10 лет человечество может отказаться от традиционных источников энергии и перейти на экологичные. Так считает профессор из британского университета Сассекса Бенджамин Совакул. /epochtimes.ru/

По мнению профессора, эра углеводородов в ближайшее время может закончиться, и люди откажутся от нефти, угля и газа. Учёные объяснил свою теорию тем, что человечество всегда совершенствовало свои ресурсы. Известно, что раньше люди использовали дрова, а потом перешли на уголь. Позже человек стал применять электричество. При этом в Европе электричество внедрялось в течение примерно 69 лет. На этот раз пришла очередь экологически чистых ресурсов.

Солнечные батареи на крыше дома в Южной Африке. Фото: pixabay.com/CC0 Public Domain

Солнечные батареи на крыше дома в Южной Африке. Фото: pixabay.com/CC0 Public Domain

Профессор объяснил, что переход от одних источников энергии к другим и ранее случался очень быстро, однако это происходило при сочетании нескольких факторов: «сильной поддержки государства» и некоторых экономических и экологических стимулов. Канадская провинция Онтарио, к примеру, всего за 11 лет полностью отказалась от угольной энергетики. «Переход к новой экологически чистой энергетической системе потребует значительных изменений в технологиях, политических нормах, тарифах и ценообразовании, а также в поведенческих привычках потребителей», — отметил учёный.

Профессор объяснил, что смена ресурсов очень важна для человечества, поскольку использование углеводородов сильно вредит экологии планеты. Топливно-энергетические предприятия выбрасывают в атмосферу токсичные вещества, что приводит к образованию парниковых газов. Всё это приводит к повышению температуры на планете и к глобальному потеплению.

Фото: pixabay.com/CC0 Public Domain

Фото: pixabay.com/CC0 Public Domain

Переработка нефти загрязняет не только атмосферу, но и гидросферу Земли. Сточные воды нефтеперерабатывающих предприятий попадают в естественные водоёмы, занося туда фенолы, бензолы, алканы, алкены и другие углеводородные соединения. Очистка сточных вод от нефтяных отходов показала себя полностью неэффективной.

Что мешает использованию альтернативной энергетики?

Тогда, если человечество постоянно развивается, почему же оно застряло на использовании угля и нефти? Полное количество солнечной энергии, поступающей на поверхность Земли за неделю, превышает энергию всех мировых запасов нефти, газа, угля и урана. Однако на всей планете солнечный свет распределяется неравномерно, к тому же есть ещё и ночь. Поэтому необходима аккумуляция энергии. Кроме того, для использования солнечной энергии нужны дорогостоящие конструкции с применением редких элементов.

Солнечные батареи

Солнечные батареи. Фото: pixabay.com/CC0 Public Domain

С ветрогенераторами тоже не так всё просто. В холодных регионах лопасти ветрогенераторов должны быть изготовлены из специальных морозостойких материалов, а жидкость в них должна быть незамерзаемой. При замерзании такое оборудование работать не будет. При резких колебаниях скорости ветра срабатывает электрическая защита, снижая эффективность работы системы в целом. Кроме того, работу генераторов могут повредить удары молний, пожары и прочие катаклизмы, также они причиняют вред птицам. Кроме того, само оборудование очень дорогостоящее, а его утилизация отнюдь не экологичная.

Ветрогенератор. Фото: pixabay.com/CC0 Public Domain

Ветрогенератор. Фото: pixabay.com/CC0 Public Domain

Между тем экологи-активисты считают, что наше человечество вполне могло бы использовать альтернативные источники энергии, однако об их потенциале умышленно умалчивают. Технологии по использованию возобновляемых энергетических источников блокируются нефтяными компаниями из-за заинтересованности в прибыли. Разработки учёных в области альтернативных источников энергии представляют серьёзную угрозу для нефтяных магнатов, поэтому они стараются тормозить подобные исследования.

Таким образом, ускоренный переход к альтернативным источникам энергии может не наступить до тех пор, пока политические и экономические преимущества не станут очевидными даже для противников таких изменений.

www.epochtimes.ru

нефтяники отказываются от доллара — Рамблер/финансы

«Никчемный клочок бумаги»

 

Гегемония доллара на нефтяном рынке установилась в 1970-х гг. Тогда за счет военной помощи и ряда уступок Соединенным Штатам удалось договориться о переходе в расчеты за нефть на доллары сначала с Саудовской Аравией, а затем с остальными членами ОПЕК. Развитие биржевой спотовой торговли и запуски фьючерсов на сырую нефть в Нью-Йорке укрепили позиции американской валюты, а нефтедоллар стал прочной основой американской экономики.

 

Однако далеко не всех и не всегда такая ситуация устраивала. Еще в 2007 году Махмуд Ахмадинежад, будучи президентом Ирана, призывал страны ОПЕК отойти от долларовых расчетов, называя американскую валюту «никчемным клочком бумаги». В 2009 году от доллара во взаиморасчетах отказались Куба, Боливия, Венесуэла, Гондурас, Никарагуа и Эквадор.

 

О намерениях перейти на «золотой динар» вместо доллара при расчетах за энергоносители незадолго до переворота в стране заявлял глава Ливии Муаммар Каддафи. Имея большой авторитет среди африканских нефтедобывающих государств, Каддафи рассчитывал, что другие страны континента поддержат его. Еще раньше о намерении сменить доллар на евро при расчетах за бензин говорил бывший иракский лидер Саддам Хусейн.

 

Им не удалось реализовать планы отказа от нефтедоллара – Каддафи был убит в ходе гражданской войны, а Хусейна повесили проамериканские власти.

 

Попытки дедолларизации в нефтяных сделках предпринимались в Ливии, Египте, Тунисе, а также крупнейшими российскими нефтяные компании («Транснефть», «Газпром нефть», «Роснефть», «Зарубежнефть»), напоминает аналитик VYGON Consulting Екатерина Колбикова.

 

Иранский путь

 

Один из самых перспективных борцов с нефтедолларовой доминантой - Иран. На фоне обостряющейся риторики в отношении Тегерана со стороны президента США Дональда Трампа и угрозы возвращения американских санкций (дедлайн по их заморозке, а заодно и срок внесения изменений в ядерную сделку с Ираном, установленный Соединенными Штатами, истекает 12 мая) иранские власти в середине апреля заявили о полном отказе от доллара.

 

«Все министерства, государственные организации и фирмы обязаны использовать евро как основную валюту в отчетах и при публикации статистики, информации и финансовых данных (при зарубежных транзакциях)», - говорится в официальном заявлении правительства Ирана.

 

Давление со стороны Белого дома и готовность ЕС присоединиться к санкциям создает неопределенность касательно будущих объемов экспорта иранской нефти в Европу, обращает внимание Колбикова. Между тем экспорт иранской нефти с 2015 по 2017 гг. увеличился в 1,6 раз и уже составляет 2,2 млн баррелей в сутки.

 

Демарш против доллара Тегеран предпринимал и раньше: в 2008 году она даже запустил сырьевую биржу, где велись торги нефтью, нефтепродуктами и газом в иранском реале. В январе 2015 года иранский нацбанк анонсировал отказ от американской валюты для расчетов с зарубежными партнерами.

 

Регулятор подчеркнул, что при заключении контрактов будут использоваться другие валюты, в том числе юань, евро, турецкая лира, российский рубль и южнокорейская вона. Однако это не привело к полному отказу от долларовых контрактов.

 

Иран заявляет о том, что будет продавать нефть за евро, в популистских целях: он не поставляет нефть в США, он и так будет продавать ее Европе и Азии, поэтому доллар в расчетах и не нужен, рассуждает генеральный директор ИК «Харитонов Капитал» Максим Харитонов. Однако если Иран будет активно пропагандировать отказ от доллара, в эту кампанию могут внезапно включиться другие страны, и, возможно, когда-нибудь, эта тенденция станет заметной и оказывающей влияние на мировую торговлю, добавляет эксперт.

 

Доллар, подвинься!

 

Другие страны уже подключились. В начале апреля министр энергетики РФ Александр Новак сказал журналистам, что Москва изучает возможность принятия национальных валют в своих нефтяных сделках с Анкарой и Тегераном.

 

«В этом есть необходимость, а также желание с обеих сторон», — сказал министр, добавив, что это потребует некоторых изменений в финансовом, экономическом и банковском секторах.

 

Россия в вопросе перехода на расчёты в национальные валюты может пока играть скорее теневую роль, заключая официальные и неофициальные двусторонние договорённости, может исподволь совместно с Китаем и другими странами этот процесс направлять, но не более, полагает шеф-аналитик ГК TeleTrade Пётр Пушкарев.

 

Активно помогать строить параллельную систему расчётов логично при таком мощном политическом давлении и экономически сдерживающих развитие санкциях, которые заметно осложняют нам жизнь.

 

В конце марта Китай запустил торги нефтяными фьючерсами, номинированными в юанях, на Шанхайской международной энергетической бирже. И перспективы у КНР серьезные. Последние три года потребление нефти в стране растет в среднем на 5% в год против среднемировых темпов в 1,7%.Сейчас на долю Китая приходится около четверти прироста спроса на нефть в мире. В 2017 году КНР импортировал 420 млн тонн нефти.

 

Дальнейший прирост потребления жидких углеводородов, по прогнозу Международного энергетического агентства, в большой степени будет обеспечено именно за счет КНР. Сам же Китай недвусмысленно заявлял о намерении подвигать юань в международных расчетах. А развязанная президентом США Дональдом Трампом торговая война только подливает масла в огонь.

 

Эксперты не исключают, что на этом фоне продавцы нефти в Китай могут перейти на расчеты в юанях. Например, частично сделать это может Саудовская Аравия, допускает ведущий аналитик Forex Optimum Иван Капустянский.

 

Китай один из главных потребителей саудовской нефти. Аналогичная ситуация с Венесуэлой, тем более, в условиях, когда США давит санкциями этот процесс может ускориться.

 

От долларовых расчётов легче всего отходить странам с собственной стабильной относительно валютой, но таких не так и много, отмечает Пушкарев. Поэтому в ближайшей перспективе самый разумный выход для большинства - опираться на юань, который укрепился за последний год почти на 10% к доллару, несмотря на условную закрытость китайского валютного рынка, и евровалюту.

 

Присоединятся к этому клубу постепенно, прежде всего, страны Азии и Латинской Америки, другие страны БРИКС - Бразилия, возможно ЮАР или Индия.

 

Но происходить это будет постепенно, сохраняя и расчёты в долларах, и увеличивая долю торговли за другие валюты, полагает аналитик.

 

В числе потенциальных «отказников» от доллара также Ирак и Ливия, которые больше зависят от импорта в Европу, чем в США.

 

Недавно руководство французской компании Total заявило, что, если цены на нефть исторически номинированы в долларах, это не означает обязательное ведение расчётов по ней также в долларах.

 

Дядя Сэм не отпускает

 

Юань и евро в перспективе, безусловно, частично вытеснят доллар в качестве валюты расчета за нефть. Однако повального отказа от «американца» ожидать не стоит, отмечают эксперты.

 

Цены на нефть котируются к доллару, а не к евро, поэтому любой нефтяной договор, даже если он будет заключен в евро, все равно будет апеллировать к долларовым котировкам рынков нефти, напоминает Кобикова.

 

Ценообразование на нефтяном рынке напрямую привязано к доллару. Кроме того, большинство стран производителей и потребителей нефти имеют торговые отношения с США, чья экономика по-прежнему является сильнейшей в мире.

 

Если основные поставщики нефти на мировой рынок имеют взаимные торговые отношения с Китаем или Европой, то это потенциальная возможность перейти в расчеты за поставки в альтернативных к доллару валютах.

 

Однако не стоит сбрасываться со счетов тот факт, что в мире сильное американское лобби, а также доллар является надежной и стабильной валютой в рамках нынешней финансовой системы, добавляет Капустянский.

 

Тем не менее процесс трансформации мировой системы расчетов идет будет нарастать. Особенно по мере того, как, возможно, начнет иссякать приток новых капиталов в долговую систему США, и станет окончательно ясно, что этот приток не сможет покрывать процентов по уже накопленному долгу, полагает Пушкарёв.

 

КНР уже начал заключать контракты, в обеспечение которых он даёт частично вместо денег активы своего суверенного фонда, обеспеченные долговыми бумагами США и накапливать долларовые расчёты Китаю в этих условиях ни к чему, добавляет он.

 

В мире уже отмечается тенденция снижения доли международных и внутренних операций, проводимых в долларах, обращает внимание Колбикова. В 2014-2017 гг. она особенно усилилась, в результате чего доля долларовых платежей сократилась с 46,6% до 39,9%.

 

Мировая финансовая система расчётов естественным путём будет превращаться в многополярную, уверен Пушкарев.

 

Дональд Трамп и стоящая за ним «иная» элита отлично понимают, что вечно кормить Америку весь остальной мир не будет. Даже если они утверждают, что это США всех содержит, на самом деле это не более чем удобная переговорная позиция, которая призвана оттянуть неизбежные изменения до того момента, когда США будут способны эти изменения переварить и пережить за счёт концентрации на собственной экономике, оставив в стороне былые глобалистские замашки, добавляет эксперт.

finance.rambler.ru

Отказаться от нефти | Мир | ИноСМИ

Мир без нефти - это как солнце круглый год или вечный двигатель: звучит прекрасно, но на практике трудноосуществимо. Общество настолько привыкло к 'черному золоту', что эта зависимость, судя по всему, уже навсегда.

Но ведь если это правда, то получается, что все прекраснодушные разговоры о борьбе с изменением климата по большому счету мало что значат. Конечно, такие технологии, как секвестр углерода и повышение топливной эффективности, могут снизить наносимый нефтью ущерб, но в любом случае все выгоды будут съедены ростом экономики во всем мире. Выступая вчера с речью, Дэвид Милибэнд (David Miliband, министр Великобритании по вопросам окружающей среды, продовольственного обеспечения и делам сельских территорий - прим. перев.) заявил: "наша задача яснее ясного: с целью обеспечения энергетической и климатической безопасности мы должны отказаться от использования углерода в поставках топлива".

Для этого придется совершить столь же быстрый и кардинальный переход, каким был переход с угля на электричество и нефть в начале прошлого века. Если в 1914 году нефть только начала использоваться в качестве универсального топлива, то к 2014-му, по словам Милибэнда, ее нужно будет уже убирать из топливного баланса. Но возможно ли это?

Судя по поведению политиков - по крайней мере, в Европе - в последнее время, они считают, что возможно. Тот же Милибэнд утверждает, что от перемен в будущем обществу все равно не уйти, причем не только из-за изменения климата, но еще и потому, что непонятно, откуда в будущем панируется брать нефть. В Северном море, на которое Великобритания когда-то возлагала самые большие надежды как на источник энергии для постугольной экономики, нефти осталось всего на несколько лет промышленной добычи. К тому же, пока нефть дешева и легка в использовании, от нее будет невероятно сложно отказаться, в особенности потому, что выгоды от использования новых топлив - в частности, меньшее количество выбросов углекислого газа в атмосферу - достанутся по большей части будущим поколениям. В прошлом переход от одной энергетической технологии к другой всегда облегчал жизнь тем, кто использовал новые технологии; сегодняшний переход, напротив, скорее всего, сделает нашу жизнь более дорогой и сложной.

Именно поэтому перемены должны продвигать сразу все - и граждане, и правительства, и международные организации, и компании. Доклад Стерна (обзорный доклад об экономических аспектах изменения климата, выполненный по заказу правительства Великобритании группой экспертов под руководством главы Экономической службы правительства Николаса Стерна и оглашенный 12 февраля 2007 г. - прим. перев.) показал, что, хотя ограничение изменения климата все равно будет необходимо с чисто экономической точки зрения, рынок вряд ли найдет решение этой проблемы самостоятельно. По словам Милибэнда, сложность вопроса такова, что им будут заниматься только радикалы прогресса, для которых серьезное значение имеет распределение издержек.

- Чтобы выступать за окружающую среду, необходимо также выступать как за рыночные решения, так и за вмешательство государства; кроме того, нужно поддергивать реформы и инновации в Европе, - заявил он вчера. Да, здесь согласился бы даже Дэвид Кэмерон (David Cameron, лидер оппозиционной Консервативной партии Великобритании - прим. перев.).

Министр с энтузиазмом говорил об электромобилях, о том, каких больших успехов достигла в этом деле Швеция, и о том, что ЕС должен стать тем фундаментом, на котором будет строиться глобальный ответ на возникшую проблему.

За технику и убедительность исполнения Милибэнду, в принципе, можно поставить такие же оценки, как и за представление, которое он устроил в правительстве на прошлой неделе и с которого министры ушли в полной уверенности, что нынешний ответ Великобритании никак нельзя считать адекватным. С реальными фактами, подтверждающими, что британское правительство действительно намеревается принимать некие политические решения по строительству постнефтяной экономики, дело обстояло хуже. Как сказал сам Милибэнд, 'политики вообще любят использовать такие слова, как 'трансформация' и 'радикальные перемены''.

Серьезно или нет мировые лидеры настроились на решение климатической проблемы, будет ясно к концу 2007 года. Что касается ЕС, то для него момент истины наступит уже на этой неделе на встрече Европейского совета, на которой все 27 его членов должны проголосовать за снижение общего объема выбросов углекислого газа на 20 процентов. В этом процессе Великобритания до сих пор играла конструктивную роль, и в том числе с ее подачи было сформулировано предложение ЕС поставить себе планку даже в 30 процентов, если это будет делаться совместно с другими странами - например, с США. В июне об этом попытаются договориться в формате 'большой восьмерки', а в декабре ООН начнет процесс определения целевых показателей на период после 2012 года, когда истечет срок Киотского соглашения. Меняется настроение всего мирового сообщества - не только Соединенных Штатов, но и таких стран, как Китай, а также Австралия, где этой осенью пройдут всеобщие выборы, на которых главным вопросом будет состояние окружающей среды.

Задача Милибэнда - поставить Великобританию в число лидеров этого процесса. Уже вчера в Guardian можно было прочесть материал обо всех сложностях, которые нас подстерегают: наша страна может и не выполнить задачу снижения объема выбросов на 30 процентов к 2020 году, причем с 1997 года выбросов стало только больше. На следующей неделе выйдет законопроект, который поможет наполнить политические декларации реальным содержанием. Опубликован будет только проект, который к 2008 году, когда он должен будет вступить в силу в виде закона, должен быть значительно усилен парламентом.

Мечтать о будущем без нефти легко. Но дорога в это будущее трудна и болезненна.

__________________________________________

На что сделает ставку Россия - на талант народа или нефтяные скважины? ("The New York Times", США)

Российская нефть: осторожно, не поскользнитесь! ("The Guardian", Великобритания)

inosmi.ru


Смотрите также