Колебания цен на нефть: виноват ли алгоритмический трейдинг? Колебания цены на нефть


Колебания цен на нефть: виноват ли алгоритмический трейдинг?

В течение первого полугодия 2017 года цены на нефть подвергались серьезным колебаниям, демонстрируя тенденции к снижению, свойственные «медвежьему рынку», даже несмотря на сокращение предложения сырья.

Обычно инвесторы и энергетические аналитики винят в непредсказуемости цен алгоритмический трейдинг, однако в сложившейся ситуации даже они были удивлены: основываясь на фундаментальной информации, рост цен казался им очевидным, пишет The Australian.

По словам нефтяных инвесторов, добыча сырья и спрос на него больше не являются движущими силами ценообразования на рынке. Они утверждают, что программный трейдинг искажает ситуацию и провоцирует ценовые перепады. Взять к примеру ситуацию от 25 мая: даже после того, как страны-члены ОПЕК решили продолжить сокращение добычи сырья, цены на нефть упали практически на 5%.

Ввиду происходящего, одни аналитики связали падение цен с, возможно, еще большим сокращением поставок со стороны ОПЕК, другие же объяснили ситуацию действиями алгоритмических трейдеров.

Премьер-министр Саудовской Аравии Халид аль-Фалих был одним из тех, кто связал события 25 мая с действиями технических трейдеров. «Тогда многие люди хотели продать акции», — сказал он после встречи ОПЕК 25 мая. «Но падение цен усилилось после того, как цена преодолела определенные технические барьеры».

По данным Комиссии по торговле товарными фьючерсами, автоматизированная торговля «энергетическими» контрактами (акциями) с конца 2014 по конец 2016 года составила 58 процентов, тогда как в предыдущем двухлетнем периоде её уровень составлял 47 процентов.

Еженедельные отчеты EIA об изменении запасов нефти и нефтепродуктов в США по-прежнему играют важную роль на рынке сырья, однако ценовые перепады усилились не из-за них, но за счет алгоритмической торговли.

8 и 9 марта запасы США продемонстрировали рекордный уровень. Однако после того, как в игру вступили алгоритмы, цена на нефть упала ниже 50 долларов за баррель – впервые за год.

«Всё больше трейдеров ведутся на кричащие заголовки, а не считают реальные объемы нефти, — сказал Майкл Тран, директор по энергетическим стратегиям RBC Capital Markets. — Многие из них — это алготрейдеры или кванты».

У каждого из фондов – свои стратегии, из-за этого влияние на них алгоритмов и автоматизации бывает крайне сложно определить. Как говорит Майкл Помада, исполнительный директор Crabel Capital Management, «люди склонны винить в происходящем те вещи, которые они не понимают».

Да, действительно, в основе алгоритмов часто лежит непростая методология. Время покупки и продажи акций определяется с помощью следующих индикаторов – скользящих средних (MA) и волатильности.

Трейдеры же могут сочетать знание математических моделей вместе с собственными наблюдениями, чтобы делать финансовые ставки на движение цен от одного дня до нескольких месяцев.

Несмотря на то, что и люди, и алгоритмы пользуются автоматизированными механизмами на бирже, увеличение числа таких операций свидетельствует о растущем влиянии и повышении скорости компьютеров в нефтяной торговле.

Автоматизированная торговля захватывает и другие сферы: например, согласно отчету CFTC, в сельском хозяйстве её уровень возрос до 49% в течение последних двух лет (до конца 2016 года) относительно 38% в прошлом периоде. То же самое можно сказать и о рынке металла, где процент алгоритмического трейдинга составил 54% в сравнении с 47% с 2012 по 2014 годы.

Однако цены на нефть всё-таки более подвержены колебаниям, нежели цены в других отраслях, в том числе, и из-за последних действий ОПЕК. Моментум-трейдеры, использующие алгоритмы, чувствуют тенденции на рынке, утверждает Питер Хан из Bridgeton Research Group. Он также сказал о том, что рынок нефти сейчас находится в переходном состоянии. «На таком рынке торговые системы на базе импульсных алгоритмом будут «выбиваться» из длинных и коротких позиций».

Некоторые алгоритмические стратегии неплохо финансируются: например, в прошлом году 25,5 млрд долларов было инвестировано в деятельность биржевых консультантов по товарным опционам (CTA, commodity trading adviser), многие из которых, по данным Preqin, используют алгоритмы для отслеживания трендов на рынке фьючерсов. В первом квартале этого года CTA привлекли еще 7,2 млрд долларов, после чего общий объём их средств составил 256 млрд долларов.

По мнению Goldman Sachs, биржевые консультанты могут создавать новые торговые возможности на рынке. «Фундаментальным инвесторам не стоит опасаться CTA-фондов. Их деятельность следует рассматривать как источник новых возможностей для заработка, поскольку они уводят рынок в сторону от жесткого следования фундаментальным показателям», пишет инвестиционный банк в своем отчете по сырьевым продуктам от 29 июня.

Другие материалы по теме финансов и фондового рынка от ITinvest:

Образовательные ресурсы ITinvestАналитика и обзоры рынкаКак определить наилучшее время для сделки на фондовом рынке: Алгоритмы следования трендуКак Big Data используют для анализа фондового рынкаПоиск неэффективностей: Что нужно знать о создании стратегий для торговли на биржеЭксперимент: Использование Google Trends для прогнозирования обвалов фондового рынка

Источник: http://habrahabr.ru/post/334940

divi.itshnick.ru

виноват ли алгоритмический трейдинг? / Блог компании ITI Capital / Хабр

В течение первого полугодия 2017 года цены на нефть подвергались серьезным колебаниям, демонстрируя тенденции к снижению, свойственные «медвежьему рынку», даже несмотря на сокращение предложения сырья.

Обычно инвесторы и энергетические аналитики винят в непредсказуемости цен алгоритмический трейдинг, однако в сложившейся ситуации даже они были удивлены: основываясь на фундаментальной информации, рост цен казался им очевидным, пишет The Australian.

По словам нефтяных инвесторов, добыча сырья и спрос на него больше не являются движущими силами ценообразования на рынке. Они утверждают, что программный трейдинг искажает ситуацию и провоцирует ценовые перепады. Взять к примеру ситуацию от 25 мая: даже после того, как страны-члены ОПЕК решили продолжить сокращение добычи сырья, цены на нефть упали практически на 5%.

Ввиду происходящего, одни аналитики связали падение цен с, возможно, еще большим сокращением поставок со стороны ОПЕК, другие же объяснили ситуацию действиями алгоритмических трейдеров.

Премьер-министр Саудовской Аравии Халид аль-Фалих был одним из тех, кто связал события 25 мая с действиями технических трейдеров. «Тогда многие люди хотели продать акции», — сказал он после встречи ОПЕК 25 мая. «Но падение цен усилилось после того, как цена преодолела определенные технические барьеры».

По данным Комиссии по торговле товарными фьючерсами, автоматизированная торговля «энергетическими» контрактами (акциями) с конца 2014 по конец 2016 года составила 58 процентов, тогда как в предыдущем двухлетнем периоде её уровень составлял 47 процентов.

Еженедельные отчеты EIA об изменении запасов нефти и нефтепродуктов в США по-прежнему играют важную роль на рынке сырья, однако ценовые перепады усилились не из-за них, но за счет алгоритмической торговли.

8 и 9 марта запасы США продемонстрировали рекордный уровень. Однако после того, как в игру вступили алгоритмы, цена на нефть упала ниже 50 долларов за баррель – впервые за год.

«Всё больше трейдеров ведутся на кричащие заголовки, а не считают реальные объемы нефти, — сказал Майкл Тран, директор по энергетическим стратегиям RBC Capital Markets. — Многие из них — это алготрейдеры или кванты».

У каждого из фондов – свои стратегии, из-за этого влияние на них алгоритмов и автоматизации бывает крайне сложно определить. Как говорит Майкл Помада, исполнительный директор Crabel Capital Management, «люди склонны винить в происходящем те вещи, которые они не понимают».

Да, действительно, в основе алгоритмов часто лежит непростая методология. Время покупки и продажи акций определяется с помощью следующих индикаторов – скользящих средних (MA) и волатильности.

Трейдеры же могут сочетать знание математических моделей вместе с собственными наблюдениями, чтобы делать финансовые ставки на движение цен от одного дня до нескольких месяцев.

Несмотря на то, что и люди, и алгоритмы пользуются автоматизированными механизмами на бирже, увеличение числа таких операций свидетельствует о растущем влиянии и повышении скорости компьютеров в нефтяной торговле.

Автоматизированная торговля захватывает и другие сферы: например, согласно отчету CFTC, в сельском хозяйстве её уровень возрос до 49% в течение последних двух лет (до конца 2016 года) относительно 38% в прошлом периоде. То же самое можно сказать и о рынке металла, где процент алгоритмического трейдинга составил 54% в сравнении с 47% с 2012 по 2014 годы.

Однако цены на нефть всё-таки более подвержены колебаниям, нежели цены в других отраслях, в том числе, и из-за последних действий ОПЕК. Моментум-трейдеры, использующие алгоритмы, чувствуют тенденции на рынке, утверждает Питер Хан из Bridgeton Research Group. Он также сказал о том, что рынок нефти сейчас находится в переходном состоянии. «На таком рынке торговые системы на базе импульсных алгоритмом будут «выбиваться» из длинных и коротких позиций».

Некоторые алгоритмические стратегии неплохо финансируются: например, в прошлом году 25,5 млрд долларов было инвестировано в деятельность биржевых консультантов по товарным опционам (CTA, commodity trading adviser), многие из которых, по данным Preqin, используют алгоритмы для отслеживания трендов на рынке фьючерсов. В первом квартале этого года CTA привлекли еще 7,2 млрд долларов, после чего общий объём их средств составил 256 млрд долларов.

По мнению Goldman Sachs, биржевые консультанты могут создавать новые торговые возможности на рынке. «Фундаментальным инвесторам не стоит опасаться CTA-фондов. Их деятельность следует рассматривать как источник новых возможностей для заработка, поскольку они уводят рынок в сторону от жесткого следования фундаментальным показателям», пишет инвестиционный банк в своем отчете по сырьевым продуктам от 29 июня.

Другие материалы по теме финансов и фондового рынка от ITinvest:

habr.com

Нефтяные кризисы и колебания цен на нефть. Ближний Восток: война и политика

Нефтяные кризисы и колебания цен на нефть

Четырехкратное повышение цен на нефть, связанное с арабским нефтяным эмбарго, вызвало ощущение полного контроля производителей над ценами и привело к коренным переменам во всех сферах мировой экономики, а также к расколу в лагере стран – членов ОПЕК. Суммарные доходы стран-экспортеров выросли с 23 миллиардов долларов в 1972 г. до 140 миллиардов долларов в 1977 г., весомый довод для «нефтяных ястребов» продолжать свою нефтяную политику в русле постоянного повышения цен на нефть. Основная борьба развернулась между ослепленным амбициями шахом Ирана и придерживающимися умеренной нефтяной политики саудовцами, которые справедливо опасались того, что постоянные повышения цен приведут к переходу от нефти к традиционным и альтернативным энергоносителям, а это сократит их рынок и, таким образом, уменьшит значение их ресурсов. К тому же дальнейшее повышение цен на нефть стимулирует повторение циклов экономического спада и инфляцию в странах-импортерах, что опять же приведет в конечном счете к падению спроса на нефть.

Ответ западных стран не заставил себя долго ждать. Середина 70-х годов ознаменовалась настойчивыми попытками стран-импортеров слезть с арабской нефтяной иглы; основными направлениями их политики теперь были – более умеренное использование энергии, разведка и начало эксплуатации новых нефтяных месторождений (главным образом в Северном море, на Аляске и в Мексиканском заливе) и поиск альтернативных энергоносителей. К концу 1978 г. во всем мире, включая Соединенные Штаты, начали ощущаться результаты политики, принятой после введения эмбарго: повсеместно шли разведывательные работы, огромные инвестиции направлялись в британский и норвежский сектора Северного моря, нефтяные компании, лихорадочно запасающиеся дополнительными нефтяными объемами в условиях фактически ежедневного повышения цен на нефть и нестабильности мировой нефтяной промышленности, оказались хозяевами огромных запасов сырой нефти.

Впрочем, западный мир вскоре ожидало новое потрясение – в начале 1979 г. сломленный и физически и морально Иран покинул шах Мохаммед Пехлеви, а 1 февраля в Тегеран из своего изгнания с триумфом вернулся аятолла Хомейни. Иран захлестнула Исламская революция. «Волна паники, прокатившаяся по всему индустриальному миру, принесла второй нефтяной шок, подняв цены с 13 до 34 долларов за баррель, и коренные перемены не только в мировой нефтяной промышленности, но и во второй раз в течение менее одного десятилетия в мировой экономике и геополитике». Новый нефтяной шок прошел через несколько стадий. Первая растянулась с конца декабря 1978 г. (прекращение импорта нефти из Ирана) до осени 1979 г. Потери после прекращения нефтедобычи в Иране были частично возмещены ее ростом в других странах. К концу 1978 года Саудовская Аравия повысила объем нефтедобычи от установленного ею самой потолка в 8,5 млн баррелей в день до 10,5 миллиона. В первом квартале 1979 года ее нефтедобыча сократилась до 10,1 млн баррелей, но все же это было выше прежнего потолка в 8,5 млн. Увеличили нефтедобычу и другие страны ОПЕК. В критические первые три месяца 1979 г. суммарное производство нефти в капиталистическом мире было примерно на 2 млн баррелей в день меньше, чем в последнем квартале 1978 г.

Все же в начале марта 1979 года, гораздо скорее, чем ожидалось, на мировые рынки начал возвращаться иранский экспорт, хотя и в значительно меньшем объеме, чем до падения шаха. С очевидным ослаблением напряженности с поставками цены на рынке наличного товара начали падать и приближаться к официальным продажным ценам. Это был период, когда мог бы быть восстановлен определенный порядок, обеспечивающий некоторое спокойствие. В начале марта страны – члены Международного энергетического агентства в целях стабилизации рынка приняли решение сократить спрос на 5 %. Но паника и лихорадочная конкуренция на рынке теперь уже приобрели инерцию.

В конце марта состоялась очередная конференция ОПЕК. Цены на наличную сырую нефть поднялись уже на 30 %, на нефтепродукты – на 60 %. ОПЕК решила, что ее члены могут повышать официальные цены за счет дополнительных налогов и надбавок, «какие они считают оправданными в свете их собственного положения». И теперь на мировом рынке нефти начались два вида игр. Одним была погоня друг за другом: производители состязались в повышении цен. Другим – «схватка», жестокая конкуренция покупателей за поставки.

22 сентября 1980 г. снова пошатнуло всю систему поставок нефти, предвещая начало третьего нефтяного кризиса, – разразилась долгая кровопролитная война между Ираном и Ираком. На второй день, 23 сентября 1980 г., иракские военные самолеты начали массированные бомбардировки иранского нефтеперерабатывающего комплекса в Абадане, самого большого в мире, которые продолжались в следующем месяце и вызвали серьезные разрушения. Бомбардировкам подверглись также и все иранские порты, и нефтяные центры. Проведенное Ираном контрнаступление полностью лишило Ирак возможности экспортировать нефть через Персидский залив. В результате войны иранский экспорт нефти сократился, однако, экспорт Ирака был почти полностью прекращен.

На первой стадии Ирано-иракской войны мировой рынок ежедневно недополучал почти 4 млн баррелей нефти, то есть 15 % нефтедобычи стран ОПЕК и 8 % потребности западного мира. Цены на рынке наличного товара снова подпрыгнули. Легкие сорта арабской нефти достигли небывалой до того цены – 42 доллара за баррель. Паника, однако, продолжалась недолго. Началось повсеместное снижение деловой активности, причинами которого послужили и повышение цен, и решимость правительств западных стран бороться с инфляцией. При высоких запасах спрос резко падал, и цены на рынке понижались. Такое сочетание делало все более экономически невыгодным придерживание запасов, и использование их вместо дополнительных закупок росло.

Высокие процентные ставки в США и нехватка денежной массы вместе со снижением покупательской способности в результате повышения цен на нефть привели к глубочайшему со времен Великой депрессии спаду, имевшему два низких уровня, первый в 1980 г. и второй, более серьезный, в 1982 г. Свертывание экономической активности значительно уменьшило спрос на нефть в промышленных странах.

Изменения, происходившие в самой энергетике, вызванные прежде всего наращиванием нефтедобычи в альтернативных месторождениях Аляски, Северного моря и Мексики, повышением роли таких экспортеров, как Малайзия, Китай и Ангола, возвращение в промышленность угля и развитие ядерной энергетики привели к значительному уменьшению спроса на нефть.

Все эти тенденции в совокупности сократили обращение к нефти ОПЕК приблизительно на 13 млн баррелей в день, то есть на 43 % от уровня 1979 г. Вместо нехватки, которой все опасались, внезапно образовались большие излишки, превышавшие спрос на рынке – короче, возникло перенасыщение рынка, ведущее к существенному снижению цен.

ОПЕК находилась в тяжелом положении и была поставлена перед выбором – или снизить цены, чтобы вернуть себе рынки, или же сократить нефтедобычу для поддержания цены. В марте 1982 года ОПЕК, которая в 1979 г., всего лишь три года назад, производила 31 млн баррелей в день, установила общий для своих членов лимит в 18 млн баррелей в день и квоты для каждой отдельной страны, за исключением Саудовской Аравии, которая должна была регулировать объем нефтедобычи в целях поддержания всей системы.

В течение первой половины 80-х годов цены на нефть неуклонно падали, способствуя реорганизации самой нефтяной промышленности. Время международных нефтяных гигантов, контролирующих все вертикальные и горизонтальные операции прошло. Центр внимания нефтяных компаний переместился с рынка долгосрочных контрактов на рынок наличного товара. В целом реструктурирование означало переход к меньшей по размаху и более консолидированной нефтяной промышленности. К 1985 г. западный мир переживал третий год относительно оживленного экономического роста. Но на этот раз экономическое возрождение радикально отличалось от послевоенного подъема: его не питал рост спроса на нефть. Экономики индустриальных стран быстро адаптировались к высоким ценам на нефть, сделав ее потребление относительно вялым. Создавалось впечатление, что нефть потеряла свое стратегическое значение, став всего лишь «одним из товаров».

Несмотря на принятие ОПЕК еще более ограничительных мер, в 1984 году система ее новых квот перестала работать. Нефтедобыча за пределами стран ОПЕК росла; уголь, атомная энергетика и природный газ продолжали вытеснять нефть с рынка; энергосбережение сокращало спрос. Доходы стран ОПЕК сокращались, и манипуляции с квотами среди них становились все более очевидными.

После проведенной в начале июня 1985 г. встречи министров ОПЕК Саудовская Аравия пересмотрела свою нефтяную политику, перейдя от защиты цены к защите объема нефтедобычи – своего желаемого уровня, и выбрала для этого оригинальное оружие: сделки «нет-бэк» с партнерами Арамко и другими нефтяными компаниями, занимавшими стратегическое положение на ключевых рынках. По таким сделкам Саудовская Аравия не устанавливала фиксированной цены для переработчика и получала оплату, исходя из того, сколько давала продажа нефтепродуктов на рынке. Но рост объема продаж и ослабление тревоги по поводу продажной цены становились идеальным средством, вызывавшим падение цен. Со своей стороны, саудовцы надеялись, что потери из-за более низких цен они восполнят за счет более высоких объемов. Однако они старались также и не создавать слишком большой конфронтации, их целью было вернуться на уровень установленной квоты и только, и они приняли фиксированный максимум объема, покрываемого их новыми сделками «нет-бэк». Таким образом, их новая политика была направлена как против других стран ОПЕК, которые, нарушая квоты, забирали их долю рынка, так и против не входящих в ОПЕК стран.

Однако и эта политика не привела к желаемому удержанию цен от дальнейшего падения. За несколько месяцев цена эталонной «Уэст тексас интермедиат» упала до 10 долларов за баррель, то есть на 70 % от своей высшей точки в 31,75 доллара в конце ноября 1985 г. Некоторые грузы из Персидского залива продавались примерно за 6 долларов за баррель. Во время двух предыдущих кризисов в результате маргинальных потерь и срыва поставок цены подскочили вверх. Теперь также маргинальными были фактические изменения объемов.

Это был действительно третий нефтяной кризис, только его последствия шли в обратном направлении. Теперь экспортеры сражались за рынки, а не покупатели за поставки. И продавцы, а не покупатели, расталкивали друг друга в погоне за самой дешевой ценой.

Падение цен вышло из-под контроля. Впервые за все прошедшее время не существовало ценообразующей структуры. Не существовало даже официальной цены ОПЕК. Рынок одержал победу, по крайней мере на данное время. Цена теперь не устанавливалась в результате напряженных переговоров между странами ОПЕК, а складывалась на основе тысяч отдельных сделок – сделок «нет-бэк», компенсационных, бартерных сделок, сделок с переработкой, аукционных и множества других. В атмосфере жесточайшей конкурентной борьбы дело сводилось к предложению скидки за скидкой ради удержания рынков.

ОПЕК переживала глубокий раскол: Иран, Алжир и Ливия настаивали на том, чтобы ОПЕК приняла новые и гораздо более низкие квоты и таким образом вернула цену к 29 долларам за баррель. Страны с большим объемом нефтедобычи, главным образом Саудовская Аравия и Кувейт, оставались верны своему стремлению вернуть утраченный рынок. Итак, при отсутствии согласия как внутри ОПЕК, так и между ОПЕК и не входящими в нее странами, третий кризис продолжался всю весну 1986 г.

В условиях лихорадочного поиска выхода из сложившейся критической ситуации группа экспертов стран-экспортеров разработала систему с новым ценовым уровнем в 18 $/б. С поправкой на инфляцию она возвращала нефтяные цены к уровню середины семидесятых годов, то есть накануне второго нефтяного кризиса. Теперь цена 18 долларов казалась той точкой, при которой нефть вновь обретала конкурентоспособность как по отношению к другим энергоносителям, так и в сфере энергосбережения. Она представлялась наивысшим уровнем, которого могли достичь экспортеры, и при этом стимулировать экономический рост во всем мире и таким образом – потребление энергии. Стратегия завоевания доли рынка закончилась. Но, объявляя восстановление квот, ОПЕК настаивала, что это бремя не должно лечь только на ее плечи – его должны разделить и не входящие в ОПЕК страны (к примеру, Мексика, Норвегия и Советский Союз). И впоследствии были выработаны соглашения, в которых эти страны указывали, что они выполнят свою часть обязательств. К удивлению многих, рамочные соглашения, хотя и претерпев значительные изменения, сохранялись на протяжении 1987, 1988 и 1989 годов и в условиях повторявшегося и иногда очень резкого нажима рынка.

К концу 80-х гг. состояние нефтяной промышленности, казалось, стабилизировалось. 17 июля 1988 г. Иран информировал Организацию Объединенных Наций о своем желании пойти на перемирие. После вступления в силу перемирия Ирак сразу же приступил к символическим поставкам нефти из своих портов в Персидском заливе, чего он был лишен в течение восьми лет. Иран объявил о своем намерении заново построить огромный нефтеперерабатывающий комплекс в Абадане. И тем не менее с экономической точки зрения ситуация с нефтью в меньшей степени походила на начало восьмидесятых годов, нежели на начало семидесятых, за которыми последовал нефтяной кризис 1973 года. Мировой рынок нефти уплотнился. Спрос рос достаточно энергично. Добыча в США с 1986 по 1990 год резко упала на два миллиона баррелей в день, что по объему больше, чем добыча Кувейта или Венесуэлы. Импорт нефти в США достиг самого высокого уровня и продолжал расти. Мир снова оказывался в зависимости от Персидского залива. «Резерв безопасности» – разница между спросом и производственными возможностями – сокращался, что делало рынок более уязвимым в случае конфликтов или чрезвычайных ситуаций. Такой резерв был достаточно большим лишь в начале и середине 80-х годов, чтобы компенсировать падение объемов добычи во время Ирано-иракской войны, но никогда позднее.

Новый конфликт в Персидском заливе полностью оправдал существовавшие опасения. В 2 часа ночи 2 августа 1990 г. стотысячная армия Ирака начала вторжение в Кувейт.

Вторжение Ирака повергло ОПЕК в самый тяжелый из кризисов. Теперь на карту была поставлена не просто цена на нефть, а суверенитет и выживание наций, и большинство членов ОПЕК без колебаний сделали шаг к увеличению добычи, с тем чтобы компенсировать потерю добычи Кувейтом и Ираком, углубляя изоляцию Ирака и фактически одобряя новые взаимоотношения с потребителями.

Рынок внезапно лишился четырех миллионов баррелей нефти из-за разрушений и эмбарго, что сопоставимо с масштабами кризисов 1973 и 1979 гг. Степень неопределенности была высока, и, как и в предыдущие кризисы, лишенные уверенности фирмы и потребители стали создавать запасы. Цены на нефть взлетели, и финансовые рынки обвалились. Близился новый кризис.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Колебания цены на нефть изменят картину мира до неузнаваемости

Нефть - не только энергоноситель.это геополитическое оружие изменения карты мира. Мировой финансовый кризис вызывает эффект домино. И этот эффект может закончиться переделом мира и новыми военными столкновениями. При этом новой мировой валютой может стать… китайский юань.

Мировой финансовый кризис вызывает эффект домино. Падение доллара ударило по банкам, банки по экономике, последняя по производству. В результате в одно мгновение нефти в мире стало больше, чем её можно потребить. И спрос на неё упал. Ответ на ситуацию быстрый и жесткий.

Члены ОПЕК уменьшат объемы добычи на 1–3 миллиона баррелей в сутки, дабы восстановить баланс между спросом и предложением. ОПЕК намерена срочно снизить добычу нефти, причем довольно существенно. Падение цен на сырье стало для картеля критичным. Объемы сокращения производства будут названы уже 24 октября на экстренном заседании стран в Вене. Об этом заявил глава организации Шакиб Хелиль .

Ранее встреча планировалась на ноябрь. Причина экстренности вполне объяснима. В июле один баррель нефти стоил 145 долларов, а в конце прошлой недели его цена упала ниже 70 долларов впервые за 14 месяцев. Только за последние три недели цена на баррель нефти сократилась на 40 долларов. Для нефтяного картеля столь резкое падение цен грозит катастрофическими последствиями.

Картелю нужна стабильность, чтобы спокойно планировать развитие новых источников нефти. Без уверенности в стабильной отдаче от своих инвестиций ОПЕК обычно перекрывает кран, искусственно повышая спрос на нефть и цены на нее. Вполне возможно ОПЕК сократит добычу нефти на один миллион баррелей в день. При этом надо отметить, что ОПЕК контролирует 40 процентов мирового экспорта нефти.

Пока трудно сказать, как будет выглядеть ценовая политика ОПЕК, но уже сам перенос встречи даёт сигнал, что ОПЕК озабочена той скоростью, с которой цены скользят вниз. Иранский министр нефтяной промышленности Голамхоссейн Нозари заявил на днях репортерам: "Понижение цен наносит ущерб будущему производству нефти". Нефтедобывающая промышленность исторически постоянно проходит циклы коллапса цен.

Такой коллапс, например, в 80-х годах заставил нефтяные компании сократить инвестиции и вызвал волну слияния фирм. Кризис на кредитных рынках уже привел к отказу от многих проектов. Правда, за последнее десятилетие потребление нефти опережало производство. Исходя не исключено, что цены на нефть вновь перевалят за 100-долларовую отметку за баррель в результате очередного превышения спроса. Падение цен на нефть уже больно ударило по Ирану и Венесуэле. Обеим этим странам для сбалансирования своих госбюджетов необходимо как минимум, чтобы цена за баррель нефти не опускалась ниже 95 долларов.

Президент Венесуэлы Уго Чавес намерен предложить членам Организации стран-экспортеров нефти сократить производство нефти, чтобы не допустить падение цен на нефть ниже 80 долларов за баррель. "Сейчас, когда цена на нефть резко упала, мы собираемся предложить (ОПЕК) сократить производство", - сказал Чавес во время посещения нефтепровода в Кумане, расположенном в северо-восточной части Венесуэлы. "Наша позиция за прошедшие десять с лишним лет была таковой, что мы - те, кто должны управлять производством нефти", - сказал Чавес. По мнению алжирского министра нефтяной промышленности Хакиба Хелила, "идеальная цена" за баррель сырой нефти должна колебаться между 70 и 90 долларами .

Однако даже информация о возможном сокращении добычи нефти вызвало бурную реакцию. Нефть сразу подорожала почти на 2% . Цена фьючерсного контракта в понедельник утром выросла на 1,34 доллара относительно уровня закрытия торгов 17 октября и составляет 73,19 доллара за баррель. Цена ноябрьского контракта поднялась на 2 доллара (на 2,9%) - до 71,85 доллара за баррель. При этом падение котировок за всю прошлую неделю составляло 7,5%.

Организация стран - экспортёров нефти, сокращённо — ОПЕК , — картель, созданный нефтедобывающими державами для стабилизации цен на нефть. Членами данной организации являются страны, чья экономика во многом зависит от доходов от экспорта нефти. ОПЕК как постоянно действующая негосударственная организация была создана на конференции в Багдаде 10—14 сентября 1960 года. Первоначально в состав организации вошли Иран, Ирак, Кувейт, Саудовская Аравия и Венесуэла (инициатор создания). К этим пяти странам, основавшим организацию, позднее присоединились ещё девять: Катар (1961), Индонезия (1962), Ливия (1962), Объединённые Арабские Эмираты (1967), Алжир (1969), Нигерия (1971), Эквадор ( 1973 — 1992 , 2007), Габон (1975 — 1994), Ангола (2007).

В настоящее время в ОПЕК входит 13 членов, с учетом изменений состава, произошедших в 2007 г.: появления нового члена организации - Анголы и возвращения организацию Эквадора. Штаб-квартира ОПЕК первоначально находилась в Женеве, затем 1 сентября 1965 года переместилась в Вену.

Целью ОПЕК является координация деятельности и выработка общей политики в отношении добычи нефти среди стран участников организации, поддержания стабильных цен на нефть, обеспечения стабильных поставок нефти потребителям, получения отдачи от инвестиций в нефтяную отрасль. Министры энергетики и нефти государств членов ОПЕК дважды в год проводят встречи для оценки международного рынка нефти и прогноза его развития на будущее. На этих встречах принимаются решения о действиях, которые необходимо предпринять для стабилизации рынка.

Решения об изменениях объёма добычи нефти в соответствии с изменением спроса на рынке принимаются на конференциях ОПЕК. Страны члены ОПЕК контролируют около 2/3 мировых запасов нефти. На их долю приходится 40 % от всемирной добычи или половина мирового экспорта нефти.

Но в этой ситуации может начаться интереснейшая политико-экономическая комбинация, где основным союзником ОПЕК окажется Китай. Накопив огромные валютные запасы в долларовом эквиваленте, более полутора триллионов долларов, он сыграет на резком повышении цен на нефть. С одной стороны освобождаясь от «бумажной» массы, с другой, обеспечивая себе долгосрочные и реальные поставки энергоресурсов.

При этом перенацеливая, нефтяные потоки на себя, он одновременно обескровит экономику США и поставит в полную зависимость от своих действий Европу, не способную выдержать предложенную ценовую политику. При любых кризисах китайский юань оставался незыблем и никак не привязанным к американскому доллару. Нефтяной дефицит, вброс в мировую экономику огромной массы необеспеченных долларов может превратить финансовую систему мира в кошмар.

Эффект домино может закончиться переделом мира и новыми военными столкновениями. Трудно представить, что юань станет мировой валютой, но то что у Вашингтона уже нет перспектив вполне ощутимо.

← Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook

www.pravda.ru


Смотрите также