Ливия: разборки вокруг нефти. Кому принадлежит ливийская нефть


Вокруг ливийской нефти - iv_g

22.02.2011Большинство нефтяных компаний, работающих в Ливии, отреагировали на беспорядки, уже неделю продолжающиеся в стране. Они срочно эвакуируют своих сотрудников-экспатриантов и их семьи, а также приостанавливают или вовсе закрывают свои операции. Нефтяные компании, работающие в Ливии, начали массово останавливать свою деятельность в этой стране из-за беспорядков, охвативших Ливию на прошлой неделе и продолжающихся до сих пор.

Первой компаний, объявившей об остановке своего ливийского производства, стала немецкая Wintershall (дочерняя компания BASF). В понедельник Wintershall заявила о том, что достигла договоренности со своим ливийским партнером и готовится к постепенному прекращению производства нефти. Сейчас ежедневный объем нефти, добываемый Wintershall в Ливии, составляет около 100 тыс. баррелей. Кроме того, Wintershall вывезет 130 своих сотрудников, среди которых немцы, голландцы, британцы, канадцы.

Следом за Wintershall о приостановке своей деятельности заявила британская BP. Представитель BP сказал, что компания приостановила разведывательные работы в Ливийской пустыне и приступила к эвакуации некоторых сотрудников и их семей. Представитель компании отметил, что в настоящий момент BP не ведет работ по добыче нефти в Ливии, они должны были начаться только через несколько лет.

Кроме того, норвежская Statoil закрыла свои офисы в Триполи, а Royal Dutch Shell заявила о том, что эвакуирует членов семей своих сотрудников. Австрийская OMV и немецкая OMV заявили о том, что частично эвакуировали своих сотрудников еще на прошлой неделе.

Наибольшую угрозу беспорядки в стране представляют для итальянской ENI, так как из всех зарубежных компаний ENI — крупнейший инвестор в Ливии. Каждый день ENI добывает около 250 тыс. баррелей нефти в этой стране, что составляет около 14% от общего объема производства компании. В понедельник ENI заявила, что продолжает деятельность, как обычно. Кроме нее о продолжении деятельности заявили «Газпром», французская Total и испанская Repsol.

Ливия — это один из важнейших поставщиков нефти в Европу, в прошлом году почти половина всей добытой в стране нефти была экспортирована в Италию, Германию и Францию. По объему экспорта нефти Ливия занимает 12-е место в мире, ежедневный уровень добычи нефти в стране составляет около 1,7 млн баррелей. Из-за беспорядков в стране цена на сырую нефть поднялась до максимума за последние два с половиной года, до $105 за баррель.http://www.kommersant.ru/Doc/1590400

23.08.2011В дореволюционной Ливии нефтяными проектами занимались две российские компании. Одна из них уже признала, что в республику при новой власти ей не вернуться.

В 2005 году "Татнефть" получила концессию на разработку нефтяного блока в Ливии. В декабре 2006 года компания выиграла права еще на 3 нефтяных блока. В марте 2011 года президент Татарстана и председатель совета директоров "Татнефти" Рустам Минниханов заявил, что компания приостановила деятельность в Ливии и сомневается в том, что сможет возобновить там работу. Потери компании он оценил в $260 млн.

В декабре 2006 года "Газпром" выиграл на тендере лицензии на геологоразведку и добычу нефти на блоке южнее Триполи и на шельфе Средиземного моря. В апреле 2007 года российская монополия получила почти 50% в ливийских концессиях немецкой Wintershall. Кроме того, в феврале 2011 года "Газпром" купил у итальянской Eni треть в одном из крупнейших в Ливии нефтегазовых месторождений Elephant с запасами в 110 млн тонн. Однако правительство Каддафи не успело одобрить сделку.http://www.kommersant.ru/doc/1756753/

02.09.2011Как сообщила вчера французская газета Liberation, Париж еще в апреле заручился обещанием переходного национального совета (ПНС) Ливии передать Франции контроль над 35% ливийской нефти в обмен на военную и политическую поддержку.http://www.kommersant.ru/doc/1763489

16.09.2011"Газпром" возобновит добычу нефти в Ливии. Итальянская компания Eni сообщила о подписании с российским газовым монополистом соглашения, которое подтверждает более ранний контракт по добыче нефти в месторождении Elefant. Дело в том, что в феврале стороны уже участвовали в церемонии подписания документов, однако исполнение контракта было сорвано из-за гражданской войны.С одной стороны "Газпром нефть" полностью сохраняет те планы, которые были по Ливии до начала известных событий. С другой стороны, нужно понимать, что это не является каким-то крупным направлением развития компанииВ начале 2010 года итальянская Eni и "Газпром" договорились о том, что "Газпром нефть" получит долю в ливийском проекте – нефтяном месторождении Elefant. За долю в 33% "Газпром" обязался заплатить $170 млн. Однако фактически договор был недоподписан –– его должны были одобрить ливийские власти, но в стране разразилась гражданская война. В апреле "Газпром" отложил вхождение в консорциум. Тогда же сообщалось, что работы на месторождении Elefant будут отложены до стабилизации ситуации в Ливии.Помимо Eni и "Газпрома", месторождение будут разрабатывать корейская и ливийская национальные нефтяные корпорацииhttp://www.kommersant.ru/doc/1776011

26.09.2011итальянская нефтяная компания ENI сообщила о возобновлении добычи в Ливии. В заявлении компании говорится, что добыча началась на месторождении Абу-Аттифель. До свержения Каддафи ENI занимала первое место среди иностранных нефтедобывающих компаний в Ливии.http://www.kommersant.ru/news/1781734

05.10.2011Политическая нестабильность в Ливии не препятствует западным компаниям в освоении местного сырьевого сектора. Британская нефтегазовая компания Heritage Oil приобрела контрольный пакет акций в Sahara Oil Services Holdings Ltd, расположенной в Бенгази. В результате сделки компания получит доступ к основным ливийским месторождениям.Британская нефтегазовая компания Heritage Oil, входящая в индекс FTSE 250, сообщила о том, что за $19,5 млн приобрела 51% акций в Sahara Oil Services, штаб-квартира которой располагается в Бенгази, городе, являющемся фактической столицей оппозиции. Таким образом, британская фирма стала первой иностранной компанией, заключившей сделку в нефтяной отрасли Ливии с начала политической нестабильности в стране. Как сообщили в Heritage, открывшей свое представительство в Ливии в мае, доля в Sahara Oil Services позволит компании получить доступ к ключевым нефтегазовым месторождениям Ливии.

Sahara Oil Services была создана в апреле 2009 года. Компания владеет обширной эксплуатационной базой, оборудованием, а также разрешениями и лицензиями на предоставление услуг на шельфовых и прибрежных месторождениях Ливии. Кроме того, компания имеет право участвовать в тендере на нефтегазовые лицензии страны.

Как сообщил генеральный директор Heritage Oil Энтони Букингем, основное участие в переговорах по сделке, продолжавшихся в течение последних пяти месяцев, принимали члены Национального переходного совета Ливии, исполнительного комитета и Ливийской национальной нефтяной компании. Кроме того, стало известно о том, что консультационные услуги Heritage Oil оказал Джон Холмс, бывший командир специальной авиационной службы (элитный спецназ). Одновременно представители Heritage Oil совместно с Sahara Oil Services Holdings «изучали возможности оказания помощи Совету, а также нефтяным госкомпаниям в восстановлении некоторых из уже существующих месторождений и возобновлении добычи».

Heritage Oil — независимая международная компания, с 1993 года занимающаяся добычей нефти и газа. Ведет активную деятельность в таких неблагополучных странах, как Ирак, Конго, Пакистан, Мали, Танзания, Пакистан.

В результате сделки британская компания получила лицензии на оказание услуг на местных нефтяных месторождениях. Глава Heritage Oil сообщил, что остался «невероятно доволен сделкой», поскольку компания «получит солидную позицию и сможет в будущем сыграть значительную роль в нефтегазовой отрасли в Ливии». При этом представители компании подчеркнули, что для получения разрешений на разработку и добычу Heritage Oil необходимо принять участие в тендере». По прогнозам руководства нефтяной отрасли Ливии, новые лицензии на добычу нефти и газа могут быть выданы только после окончательного назначения правительства страны. Планируется, что в ближайшее время Heritage начнет сотрудничать с Sahara Oil Services в рамках геологоразведочных работ на шельфе у берегов Мальты.http://www.kommersant.ru/doc-rm/1788225

06.10.2011Итальянская нефтяная корпорация Eni обвинила М.Каддафи в разрушении крупнейшего из принадлежащих ей нефтяных месторождений. Месторождение под названием Elephant находится в Ливии.В компании считают, что войска М.Каддафи уничтожили месторождение, отсрочив возвращение Ливии на мировой нефтяной рынок.До начала войны в Ливии на Elephant добывали около 130 тыс барр нефти в день, но недавно оно было обнаружено разрушенным. По словам операционного менеджера Eni в Ливии М. Абугфиифа, представитель компании побывал на месте разрушения и запечатлел на фото царящий там хаос. Аэропорт Elephant уничтожен полностью, а кроме него - важные мониторы и ключевые электроприборы.М.Абугфиифа заявил, что не может сделать никаких прогнозов относительно сроков возобновления эксплуатации месторождения, подчеркнув, что солдаты Каддафи уничтожили все. При этом в районе месторождения все еще продолжаются вооруженные столкновения, что еще больше осложняет восстановление месторождения.Eni работает в Ливии в добыче углеводородов еще с 1959 г. Компания первой осмелилась восстановить нефтедобычу в Ливии при не останавливающихся перестрелках между противниками. Так, на 15 ливийских скважинах месторождения Абу-Аттифель нефтедобыча возобновлена еще в начале сентября.Многие эксперты полагают, что несмотря на поражение в войне, М.Каддафи еще может вывести из равновесия политическую и экономическую ситуацию в десятке государств. Под угрозой, кроме самой Ливии, Алжир, Мали, Центральноафриканская Республика, Чад, Нигер, Буркина-Фасо, Мавритания, Демократическая Республика Конго, а также Судан.http://neftegaz.ru/news/view/100316/

Инфраструктура нефтяного месторождения Elephant в Ливии, соглашение о разработке которого "Газпром" и итальянская компания Eni подписали в сентябре 2011 года, разрушена, сообщает Reuters со ссылкой на представителя Eni в стране. Плачевное состояние участка может поставить крест на скором восстановлении нефтедобычи в Ливии, а также нарушить планы российского концерна по выходу на рынок Ливии.Размер ущерба, который могли причинить инфраструктуре Elephant боевые действия в Ливии, только предстоит оценить, однако уже известно, что полностью разрушен близлежащий аэропорт, а также ряд ключевых объектов, обслуживавших участок. Не исключено, что Eni не удастся восстановить добычу на месторождении до конца года.

Ситуацию усугубляет и то, что в районе, где расположено месторождение, все еще идут столкновения повстанцев и сторонников бывшего ливийского лидера Муаммара Каддафи.

В итальянском офисе Eni Reuters заявили, что пока преждевременно давать какую-либо оценку тому, насколько сильно пострадало месторождение. Сообщения о том, что инфраструктура Elephant полностью разрушена, представители головного офиса Eni также не подтвердили.http://lenta.ru/news/2011/10/06/oilfield/

iv-g.livejournal.com

Кому достанется ливийская нефть | Rusbase

Боевые действия в Триполи еще не окончены, а борьба за безопасный доступ к ливийским нефтяным запасам уже началась, пишет The New York Times. Крупнейшие нефтяные корпорации отчаянно борются за контракты, а правительства их стран занимаются активным лоббированием их интересов.

Как отмечает издание, до начала февральского восстания, Ливия экспортировала 1,3 млн баррелей нефти в день, что составляет менее 2% мировых поставок. Возобновление поставок ливийской нефти поможет снизить цены на этот продукт в Европе, а также цены на бензин на восточном побережье США. Поэтому страны Запада, входящие в НАТО и поддерживающие ливийских повстанцев, хотят добиться приоритетных условий для своих компаний при освоении ливийской нефти.

Италия ссорится с Францией

В центре этой экономической войны сейчас находится Италия - крупнейший европейский инвестор Ливии. В понедельник министр иностранных дел Италии Франко Фраттини пригрозил, что если командование операцией не перейдет к НАТО, он перекроет доступ коалиционных сил к итальянским авиабазам. В настоящее управление осуществляют французы, британцы и американцы.

Опасения Италии понятны - после свержения режима Муаммара Каддафи мятежники могут "отблагодарить" Британию и Францию, отдав им наиболее ценные проекты по реконструкции и разработки нефти. Но если контроль возьмет на себя НАТО, влияние Британии и Франции немного уменьшится, и тогда Италия на равных будет делить со всеми ливийскую нефть.

Против передачи военного контроля НАТО выступала Франция. Но, скорее всего, военный контроль все же будет под аудиенцией Североатлантического альянса, хотя это решение еще будет согласовано с Катаром и ОАЭ.

Итальянская национальная нефтяная компания Eni является четвертой по величине нефтяной компанией Европы и крупнейшим инвестором Ливии. До начала войны компания добывала примерно 250 тысяч баррелей ливийской нефти в день, большая часть которой шла в Европу.

Также до начала военных действий в Ливии работал и французский нефтяной гигант Total. Если после свержения Каддафи, повстанцы предоставят пространство для инвестиций французской Total, Италия будет в гневе. Экономические отношения между Францией и Италией уже натянуты.

Запад надеется на новое лояльное правительство

"До сих пор неизвестно, будет ли правительство повстанцев выполнять контракты, заключенные режимом Каддафи, и чем оно будет руководствоваться при переговорах о разделе продукции с компаниями-инвесторами, - пишет корреспондент The New York Times Клиффорд Краус. - Повстанцы с самого начала давали понять, что не забудут своих друзей и врагов".

"У нас нет проблем с такими западными странами, как Италия, Франция и Великобритания, - цитирует газета представителя подконтрольной восставшим нефтяной компании Agoco Абдельджалиля Майуфа. - Но с Россией, Китаем и Бразилией могут возникнуть политические проблемы". Газета напоминает, что эти "недружественные" ливийским повстанцам страны, чьи нефтяные компании также пытаются заключить новые контракты в Африке, не поддержали радикальные меры в отношении режима Каддафи.

"Западные страны надеются, что в отличие от Каддафи, новое правительство будет более сговорчивым. Некоторые эксперты считают, что если нефтяным компаниям предоставят  свободу действий, то в Ливии "отыщется" гораздо больше нефти ", - пишет газета.

Эксперты вспоминают ИракСегодня на finam.ru прошла он-лайн конференция "нефть и нефтяные акции: ливийский фактор". Эксперты-участники конференции считают, что для восстановления нефтедобычи в полном объеме Ливии может понадобиться как минимум год, и это при самом благоприятном развитии событий.

Аналитик ИК "Грандис Капитал" Тимур Хайруллин напомнил про Иракский сценарий передела прежних аукционов - после войны позиции многих игроков изменились, некоторые ушли, некоторые пришли (причем среди пришедших были не только интернациональные корпорации, но и национальные компании развивающихся стран). Схожая ситуация может повториться и в Ливии, говорит эксперт. Однако, скорее всего, доминирующая роль итальянских, немецких и французских компаний в нефтегазовой отрасли Ливии сохранится.

Старший аналитик Банка Москвы Денис Борисов также обратился к опыту этой страны: "В прошлом году добыча нефти Ирака составила 120 млн тонн, в то время как до "Бури в пустыне" 140 млн тонн, до "Шок и трепета" - 130 млн тонн, то есть в среднем на восстановление уходило где-то 7 лет".

Перспективы России неважные

"Пока ливийская нефть - это шкура неубитого медведя, - комментирует аналитик УК "Финам Менеджмент" Владислав Исаев. - Даже если повстанцам удастся быстро дожать Каддафи, разрушенную инфраструктуру придется еще долго восстанавливать. И не факт, что разрушения прекратятся со сменой власти в Триполи - сторонники Джамахирии сейчас поставлены в положение, из которого им невозможно будет вернуться к нормальной жизни - их очернили, объявили убийцами и насильниками. Поэтому просто убежать за границу они не смогут - риск того, что их выдадут "справедливому суду" слишком велик. Но и оставаться в Ливии они не смогут - новое правительство будет видеть в них угрозу, кто-то будет мстить".

В таких условиях аналитик считает вполне реальным вариантом затяжную партизанскую войну, только уже на этот раз в качестве повстанцев будут выступать бывшие сторонники нынешней власти. И поддержку они могут получить весьма серьезную, поскольку новые власти не смогут обеспечить населению тот уровень благосостояния, который существовал при Каддафи, говорит эксперт.

"Среди тех племенных вождей, которые сейчас на стороне оппозиции, может оказаться немало недовольных тем, как будет поделен пирог, - считает Исаев. - Весьма вероятен сценарий дальнейшей "афганизации" Ливии, а значит, инфраструктуру будет не только сложно восстановить, но ее еще и придется постоянно охранять от диверсионных атак".

Гадать, кому достанутся ливийские нефть и газ эксперт считает делом неблагодарным. Сильные позиции у французских и итальянских компаний в регионе были и до войны, они, видимо, их сохранят, хотя, несомненно, американцы и британцы также предъявят претензии на свою долю, говорит аналитик. В этой обстановке для российских компаний, с учетом нейтралитета нашей страны в конфликте и прежних тесных связей с Каддафи, перспективы невелики.

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

rb.ru

Три вещи, которые нужно знать о ливийской нефти

Три вещи, которые нужно знать о ливийской нефтиhttp://www.france24.com/en/20180626-three-things-know-about-libyan-oil

AFP - ПАРИЖ, 26 июня 2018 года

Силы контрреволюционеров в Ливии борются за контроль над огромными нефтяными богатствами страны, самыми богатыми запасами Африки.

Вот некоторые факты о нефтяном секторе Ливии:

- «Нефтяной полумесяц» -

Это регион северо-восточной Ливии, самого сердца экономики страны, которая сильно зависит от нефтедолларов.

Это "бассейн Сирт", где разведаны 80 процентов запасов нефти в Ливии. Это также зона, в которой расположены четыре нефтяных терминала, и порт Харика в Тобруке, недалеко от границы с Египтом, откуда экспортируется нефть.

Борьбу за контроль над этим Нефтяным полумесяцем ведет присланное ООН "правительство" ПНС-2 в Триполи, против временного правительства в восточной части Ливии, поддерживаемого "Ливийской" "национальной" "армией", группировкой Халифы Хафтара.

- Неравномерное производство, обильные запасы -

Ливия производила 1,6 миллиона барил нефти в день до нападения НАТО в феврале 2011 года и убийства Моамара Каддафи [в октябре того же года].

Впоследствии производство упало примерно до "20" процентов от довоенного, прежде чем поднялось до "одного миллиона" барил в день к концу 2017 года.

Но производство снова упало на 450 000 барил в день после нападения 14 июня разбоев Джадарана .

ОПЕК оценила запасы нефти в Ливии на уровне 48 миллиардов барил, что делает их крупнейшими в Африке.

- Иностранные компании -

Добыча нефти в Ливии разделяется между ННК и иностранными компаниями, которые связаны с государственной корпорацией.

Итальянская энергетическая группа ENI является крупнейшей иностранной компанией в Ливии, бывшей итальянской колонией, она работает там с 1959 года. В прошлом году ENI заявила, что ее производство выросло до эквивалента 384 000 барил в день, что является самым высоким уровнем в стране.

Французский нефтяной гигант Total также в Ливии с 1950-х годов. Его производство достигло эквивалента 31 000 барил в день в прошлом году, что вдвое превышает уровень предыдущих лет.

Прошлой весной Total взяла на себя долю в нефтяном месторождении «Ваха» в Ливии, где американская нефтяная компания ConocoPhilips владела 16,33% акций. Через ННК "государство" сохраняется контроль над большинством месторождений.

Другие группы, действующие в Ливии, включают Испанскую Repsol, средний объем производства которой составлял 25 400 барил в день в 2017 году, в то время как австрийская OMV добывала в среднем 25 000 барил в день в тот же период и заявила, что может увеличить добычу до 40 000 барил в день, "если политическая ситуация улучшится".

Норвежская Equinor - ранее Statoil - также присутствует в Ливии.

Англо-Катарский (бывш. РФия - пер.) нефтяной гигант «Rosneft» подписал соглашение о сотрудничестве с "ливийским" "государственным" оператором ННК(Триполи) в 2017 году с целью "инвестирования в углеводороды страны".

Прим. пер.: Есть еще одна "вещь" - фактический контроль над экспортом "ливийской" нефти со стороны пиндостана.По установленной пиндосами схеме деньги за нефть от "традиционных нефтетрейдеров" по "старым контрактам" переводятся в ЦБЛ(Триполи), откуда частично расходуются, нет, не в бюджет, а по "чрезвычайной смете", так как бюджета нет вследствие незаконности ПНС-2 в Триполи. Включая содержание банд разбоев, вооружение, обучение, обеспечение их действий. Часть должна передаваться из ЦБЛ(Триполи) в ННК(Триполи) по "утвержденной смете расходов", но часть куда-то девается, из этих денег оплачиваются услуги многочисленных "инвесторов" и "добытчиков". Уровень экспортных "цен по старым контрактам" составлял 70% от рыночной (без махинаций при погрузке танкеров "по грузовой марке" в отсутствие приборов учета). Это тоже нужно знать о "ливийской нефти".

za-kaddafi.org

Ливия: разборки вокруг нефти

Ливия: разборки вокруг нефти

На прошлой неделе Ливийская Национальная армия (ЛНА) завершила операцию по восстановлению контроля над нефтяными терминалами Рас-Лануф и Аль-Сидра. Это случилось через неделю после того, как терминалы были захвачены самостийными вооруженными группировками, которых на Западе называют ополчением. Звучит правдоподобно, но лишь с точки зрения западных СМИ, которым дана установка обелять и восхвалять любые силы, воюющие против генерала Хафтара.

После этого командование Ливийской Национальной армии в лице ее командующего генерала Халифы Хафтара заявило, что ЛНА изгнала конкурирующие вооруженные группировки из т.н. «нефтяного полумесяца» страны и восстановила «полный контроль» над этим районом. Хафтар заявил также, что он передает контроль над ключевыми нефтяными объектами Ливии соперникам правительства, поддерживаемого ООН.

Речь идет о передаче контроля политическим оппонентам т.н. Ливийского правительства в изгнании (ЛПИ), которое было сформировано при поддержке ООН т.н. «Президентским советом Ливии», базирующимся в соседнем Тунисе. ЛПИ не признает власть Хафтара и призвает мировое сообщество прекратить отношения с ним и с любыми другими политическими силами внутри Ливии. Это не мешает Хафтару выступать в роли политического лидера Ливии.

Однако, какая бы власть не правила в Ливии, понятное дело, что имеющиеся в стране нефтяные ресурсы и инфраструктура имеют фундаментальное значение для ее экономики. Добыча нефти при Каддафи составляла 1,6 млн. баррелей в день. В 2011 году, после падения режима и расправы над Каддафи производство нефти сократилось примерно до 20 процентов от упомянутого выше уровня. Однако к концу 2017 года стало добываться до более чем одного миллиона баррелей в день. Этих объемов вполне достаточно для того, чтобы работала схема, согласно которой, тот, кто владеет нефтяными ресурсами и инфраструктурой, тот владеет и Ливией. На данный момент, таковым лидером является генерал Хафтар.

Пресс-служба генерала заявила, что все нефтяные объекты, контролируемые Ливийской Национальной армией, передаются национальной нефтяной компании, зависящей от временного восточного правительства. Было заявлено также и о том, что доходы от продажи нефти с четырех терминалов, которые сейчас находятся под контролем ЛНА, будут поступать в распоряжение восточной администрации, поддерживаемой Хафтаром. До этого терминалы находились под управлением Национальной нефтяной компании, которая связана с Правительством Ливии в изгнании.

Айдар Хайрутдинов

Если вы нашли ошибку, выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.

islam-today.ru

Кому досталась ливийская нефть | Политика, экономика, криминал

Новость на Newsland: Кому досталась ливийская нефть

Нефть – любимая субстанция конспирологов, в ней универсальный ответ на все вопросы. Что бы ни происходило в мире, подробности не важны, ведь в конечном итоге первопричиной все равно окажется нефть. Свергли Саддама – из-за нефти, терки с Венесуэлой или Ираном – из-за нефти, Украина, правда, случилась из-за сланцевого газа, но он суть та же нефть. Пускай в Афганистане нефть видели только по единственному телевизору в Ленинской комнате – не важно, если не из-за самой нефти, так, значит, из-за нефтепроводов, чтобы их там построить или, наоборот, не дать построить.  

Само собой, революция в Ливии тоже никак не могла обойтись без нефти. Страна входит в первую десятку по разведанным нефтяным запасам, в Африке – так вообще на первом месте. Здесь и думать нечего – понятно, что патриот Каддафи мешал Западу расхищать ливийские недра, и за это они его свергли. В этой версии не очень понятно, почему Запад сорок два года Каддафи терпел, а тут вдруг стало невмоготу, но, положим, ждали благоприятных обстоятельств. В 2011 году Запад этих благоприятных обстоятельств дождался, сверг полковника и теперь, три года спустя, по идее должен купаться в ливийской нефти. Но в реальности дела обстоят ровно наоборот.

Треть за счастье

Если попытаться назвать какую-нибудь одну сторону, которой досталось больше всего нефти благодаря падению режима Каддафи, то ею окажутся будущие поколения ливийцев. Просто потому, что сейчас большая часть ливийской нефти не достается никому – она спокойно лежит в земле, дожидаясь лучших времен. 18 августа ливийские власти радостно объявили, что им удалось вернуть контроль над несколькими нефтяными месторождениями, которые ранее были блокированы боевиками, и теперь Ливия сможет увеличить добычу нефти до 550 тысяч баррелей в день. 

То есть сейчас в Ливии как большое достижение подается уровень добычи нефти, который в три раза меньше, чем был при Каддафи в последние месяцы перед революцией. Тогда Ливия стабильно добывала 1,65 млн баррелей в день: 300 тысяч из них шли на внутренние нужды, а все остальное (более 1,3 млн баррелей) – на экспорт, что позволяло Ливии быть одним из крупнейших в мире нефтеэкспортеров, выступая на равных с Кувейтом, Катаром или Мексикой. 

Сколько баррелей в день идет на экспорт сейчас, подсчитывать довольно бессмысленно, потому что поставки слишком нестабильны. Например, в начале этой недели после годового перерыва в крупнейшем нефтяном терминале в Эс-Сидре удалось чего-то налить в итальянский танкер, который отплыл в Триест по заказу австрийской OMG, – и уже хорошо. А завтра, возможно, опять не удастся ничего продать, потому что терминал кто-нибудь захватит. Или потому, что нечего будет продавать: за последние три года в Ливии были периоды, когда нефтедобыча падала до 200 и даже 100 тысяч баррелей в день, а это меньше собственных потребностей. 

Происходит это все из-за того, что в Ливии, по сути, не осталось государства. Там, конечно, есть люди, которые называют себя премьер-министрами, членами правительства, спикерами парламентов, депутатами, но это скорее для приличия, чтобы иностранные корреспонденты знали, у кого брать интервью. А на практике эти персонажи имеют очень слабое влияние на суровую ливийскую реальность. Премьер-министра могут в любой момент похитить и увезти неизвестно куда или просто не пустить в аэропорт, чтобы не задавался. Избранные в июне депутаты вынуждены проводить заседания парламента по провинциальным отелям и не в полном составе, потому что парламентские фракции бойкотируют друг друга. В крупнейших городах – Триполи и Бенгази – непрерывно идут бои. Большая часть иностранных посольств давно эвакуирована. На этой неделе дошло до того, что Триполи бомбили неопознанные самолеты. Какие-то неизвестные люди достали где-то бомбардировщики и бомбы к ним и теперь лупят по столице.

Захват – деньги – вентиль

Сейчас страна поделена между десятками враждующих между собой вооруженных группировок, которые сформированы по региональному, родственному, идеологическому, религиозному и другим принципам. Назвать этих людей антиправительственными повстанцами затруднительно, потому что многие из них люди вполне правительственные. Среди лидеров этих группировок в избытке генералов, депутатов, бывших министров, считающих свою отставку незаконной. 

Или, например, когда очередная банда боевиков захватила крупное нефтяное месторождение, ливийские власти ответили на это повышением зарплат пограничникам на 20 процентов. Логика подсказывает, что это было сделано для того, чтобы мотивированные более высокими зарплатами пограничники пошли и разогнали незаконных захватчиков. Но нет, для Ливии логика не годится. На самом деле это захватчики сами и были пограничниками, и власти таким образом пытались от них откупиться. 

Естественно, ливийские бандформирования не ставят себе цель уничтожить отечественную нефтяную промышленность. Просто захват скважин и портовых терминалов – это для них единственный способ выбить денег из центральных властей. Они бы с радостью поддерживали нефтедобычу, если бы могли продавать нефть сами, но нефть – это не наркотики, не драгметаллы и не сигареты, с ней на нелегальной торговле вразнос много денег не заработаешь, тут нужна соответствующая логистика и серьезные покупатели. А их нет, потому что пока все понимают, что деньги, уплаченные ливийским боевикам за танкер нефти, запросто могут вернуться обратно в виде бомб в общественном транспорте. 

Хотя ливийские бандформирования активно работают в этом направлении. Например, крупнейшие нефтяные терминалы восточной Ливии простаивали почти год, с августа 2013-го до конца этой весны, потому что их захватили отряды одного из местных лидеров, который по совместительству был в руководстве правительственных подразделений по охране нефтяной инфраструктуры. Под лозунгами о большей автономии и справедливом разделении нефтедолларов эти люди даже создали что-то типа местных органов самоуправления и пытались найти хоть кого-нибудь, кто бы покупал у них нефть. 

В марте боевикам удалось найти танкер, плавающий под северокорейским флагом, загрузить его нефтью на несколько десятков миллионов долларов и отправить неизвестным покупателям. Но в районе Кипра судно было перехвачено американскими войсками, которые силой вернули его в Триполи, а команду арестовали. После этой неудачи боевики смирились и согласились на сделку с правительством: они разблокировали терминалы в обмен на выкуп в виде зарплат для охранников порта (то есть для них) и общую амнистию. Собственно, сейчас это и есть базовый принцип, по которому организован нефтяной экспорт Ливии: группа вооруженных людей захватывает кусок нефтяной инфраструктуры и блокирует его, правительство дает им денег, и они взамен открывают вентиль, правительство какое-то время экспортирует нефть, потом деньги у боевиков заканчиваются, они снова захватывают что-нибудь нефтяное, и так по кругу.

Откопаем полковника

Брат-лидер Каддафи был не самым договороспособным человеком, но работать в Ливии в нынешних условиях международным нефтяным компаниям стало совсем сложно. Лучше всех справляться с трудностями сейчас, как и до революции, получается у итальянской Eni. Значительная часть добычи у нее расположена на шельфе, куда боевикам не так-то просто добраться. Кроме того, итальянцы работают в Ливии уже около ста лет и лучше всех знают, как и с кем из местных надо договариваться, чтобы минимизировать потери для бизнеса. Хотя даже итальянцам пока не удалось довести свои объемы добычи до тех, которые были у них в благословенные времена Каддафи. 

У остальных дела идут гораздо хуже. Первой крупной международной компанией, которой пришлось прекратить свою работу в Ливии из-за постоянных нападений, стала Royal Dutch Shell. Она подписала соглашения с Каддафи еще в 2004–2005 годах при неофициальной поддержке британского правительства – это было частью платы за то, что Запад простил полковнику Локерби. В планах были геологоразведка, производство сжиженного газа, инвестиций на $650 млн. Но сначала работы пришлось временно прервать из-за начавшейся в 2011 году гражданской войны, а весной 2012 года Royal Dutch Shell совсем остановила свою деятельность в Ливии, так и не успев ничего оттуда экспортировать. 

Похожая история произошла и с BP. Сначала в 2007 году, еще при Каддафи, они объявили о совместных проектах с ливийцами на $900 млн, после революции сумма выросла до $2 млрд. Но в начале этого года BP пришлось заморозить на неопределенный срок все наземные разведочные работы – по соображениям безопасности. А в июне компания объявила, что на ливийском шельфе тоже не все спокойно, поэтому там начало работ откладывается как минимум до 2015 года. 

Франция была самой активной сторонницей того, чтобы Запад принял участие в свержении Каддафи. Но французская Total ничего от этого не выгадала. В мае компании пришлось вывезти из Ливии практически всех своих работников, и сейчас ее активность в стране ограничивается небольшими работами на шельфе. У одной из крупнейших среди работающих в Ливии нефтяных компаний, американской ConocoPhillips, объемы добычи в начале этого года упали более чем в 20 раз по сравнению с прошлым годом – все из-за тех же проблем с безопасностью и постоянных бандитских блокад. Другая американская компания, Marathon Oil, уже почти год пытается продать свои ливийские активы. 

Так что ни о каких сказочных выгодах, которые получили западные нефтяные корпорации от смены режима в Ливии, речи не идет. Наоборот, одни убытки. Какие могут быть выгоды, когда добыча регулярно падает в три-пять раз по сравнению с дореволюционными временами, и даже самые щедрые расходы на охрану не помогают, а дают противоположный эффект – эти же охранники вас и захватят, накупив на ваши деньги оружия.

maxpark.com

Кому досталась ливийская нефть | Первый Угольный портал Украины

31.08.2014 19:50 /

Нефть любимая субстанция конспирологов, в ней универсальный ответ на все вопросы. Что бы ни происходило в мире, подробности не важны, ведь в конечном итоге первопричиной все равно окажется нефть. Свергли Саддама из-за нефти, терки с Венесуэлой или Ираном из-за нефти, Украина, правда, случилась из-за сланцевого газа, но он суть та же нефть. Пускай в Афганистане нефть видели только по единственному телевизору в Ленинской комнате не важно, если не из-за самой нефти, так, значит, из-за нефтепроводов, чтобы их там построить или, наоборот, не дать построить.Само собой, революция в Ливии тоже никак не могла обойтись без нефти. Страна входит в первую десятку по разведанным нефтяным запасам, в Африке так вообще на первом месте. Здесь и думать нечего понятно, что патриот Каддафи мешал Западу расхищать ливийские недра, и за это они его свергли. В этой версии не очень понятно, почему Запад сорок два года Каддафи терпел, а тут вдруг стало невмоготу, но, положим, ждали благоприятных обстоятельств. В 2011 году Запад этих благоприятных обстоятельств дождался, сверг полковника и теперь, три года спустя, по идее должен купаться в ливийской нефти. Но в реальности дела обстоят ровно наоборот.Треть за счастье Если попытаться назвать какую-нибудь одну сторону, которой досталось больше всего нефти благодаря падению режима Каддафи, то ею окажутся будущие поколения ливийцев. Просто потому, что сейчас большая часть ливийской нефти не достается никому она спокойно лежит в земле, дожидаясь лучших времен. 18 августа ливийские власти радостнообъявили, что им удалось вернуть контроль над несколькими нефтяными месторождениями, которые ранее были блокированы боевиками, и теперь Ливия сможет увеличить добычу нефти до 550 тысяч баррелей в день.То есть сейчас в Ливии как большое достижение подается уровень добычи нефти, который в три раза меньше, чем был при Каддафи в последние месяцы перед революцией. Тогда Ливия стабильнодобывала1,65 млн баррелей в день: 300 тысяч из них шли на внутренние нужды, а все остальное (более 1,3 млн баррелей) на экспорт, что позволяло Ливии быть одним из крупнейших в мире нефтеэкспортеров, выступая на равных с Кувейтом, Катаром или Мексикой.Сколько баррелей в день идет на экспорт сейчас, подсчитывать довольно бессмысленно, потому что поставки слишком нестабильны. Например, в начале этой недели после годового перерыва в крупнейшем нефтяном терминале в Эс-Сидреудалосьчего-то налить в итальянский танкер, который отплыл в Триест по заказу австрийской OMG, и уже хорошо. А завтра, возможно, опять не удастся ничего продать, потому что терминал кто-нибудь захватит. Или потому, что нечего будет продавать: за последние три года в Ливии были периоды, когда нефтедобыча падала до 200 и даже 100 тысяч баррелей в день, а это меньше собственных потребностей.Происходит это все из-за того, что в Ливии, по сути, не осталось государства. Там, конечно, есть люди, которые называют себя премьер-министрами, членами правительства, спикерами парламентов, депутатами, но это скорее для приличия, чтобы иностранные корреспонденты знали, у кого брать интервью. А на практике эти персонажи имеют очень слабое влияние на суровую ливийскую реальность. Премьер-министра могут в любой моментпохититьи увезти неизвестно куда или простоне пуститьв аэропорт, чтобы не задавался. Избранные в июне депутаты вынужденыпроводить заседанияпарламента по провинциальным отелям и не в полном составе, потому что парламентские фракции бойкотируют друг друга. В крупнейших городах Триполи и Бенгази непрерывно идут бои. Большая часть иностранных посольств давно эвакуирована. На этой неделе дошло до того, что Триполибомбилинеопознанные самолеты. Какие-то неизвестные люди достали где-то бомбардировщики и бомбы к ним и теперь лупят по столице.Захват деньги вентиль Сейчас страна поделена между десятками враждующих между собой вооруженных группировок, которые сформированы по региональному, родственному, идеологическому, религиозному и другим принципам. Назвать этих людей антиправительственными повстанцами затруднительно, потому что многие из них люди вполне правительственные. Среди лидеров этих группировок в избытке генералов, депутатов, бывших министров, считающих свою отставку незаконной.Или, например, когда очередная банда боевиков захватила крупное нефтяное месторождение, ливийские власти ответилина это повышением зарплат пограничникам на 20 процентов. Логика подсказывает, что это было сделано для того, чтобы мотивированные более высокими зарплатами пограничники пошли и разогнали незаконных захватчиков. Но нет, для Ливии логика не годится. На самом деле это захватчики сами и были пограничниками, и власти таким образом пытались от них откупиться.Естественно, ливийские бандформирования не ставят себе цель уничтожить отечественную нефтяную промышленность. Просто захват скважин и портовых терминалов это для них единственный способ выбить денег из центральных властей. Они бы с радостью поддерживали нефтедобычу, если бы могли продавать нефть сами, но нефть это не наркотики, не драгметаллы и не сигареты, с ней на нелегальной торговле вразнос много денег не заработаешь, тут нужна соответствующая логистика и серьезные покупатели. А их нет, потому что пока все понимают, что деньги, уплаченные ливийским боевикам за танкер нефти, запросто могут вернуться обратно в виде бомб в общественном транспорте.Хотя ливийские бандформирования активно работают в этом направлении. Например, крупнейшие нефтяные терминалы восточной Ливиипростаивалипочти год, с августа 2013-го до конца этой весны, потому что их захватили отряды одного из местных лидеров, который по совместительству был в руководстве правительственных подразделений по охране нефтяной инфраструктуры. Под лозунгами о большей автономии и справедливом разделении нефтедолларов эти люди даже создали что-то типа местных органов самоуправления и пытались найти хоть кого-нибудь, кто бы покупал у них нефть.В марте боевикам удалось найти танкер, плавающий под северокорейским флагом, загрузить его нефтью на несколько десятков миллионов долларов и отправить неизвестным покупателям. Но в районе Кипра суднобыло перехваченоамериканскими войсками, которые силой вернули его в Триполи, а команду арестовали. После этой неудачи боевики смирились и согласились на сделку с правительством: они разблокировали терминалы в обмен на выкуп в виде зарплат для охранников порта (то есть для них) и общую амнистию. Собственно, сейчас это и есть базовый принцип, по которому организован нефтяной экспорт Ливии: группа вооруженных людей захватывает кусок нефтяной инфраструктуры и блокирует его, правительство дает им денег, и они взамен открывают вентиль, правительство какое-то время экспортирует нефть, потом деньги у боевиков заканчиваются, они снова захватывают что-нибудь нефтяное, и так по кругу. Откопаем полковника Брат-лидер Каддафи был не самым договороспособным человеком, но работать в Ливии в нынешних условиях международным нефтяным компаниям стало совсем сложно. Лучше всех справляться с трудностями сейчас, как и до революции, получается у итальянской Eni. Значительная часть добычи у нее расположена на шельфе, куда боевикам не так-то просто добраться. Кроме того, итальянцы работают в Ливии уже около ста лет и лучше всех знают, как и с кем из местных надо договариваться, чтобы минимизировать потери для бизнеса. Хотя даже итальянцам покане удалось довестисвои объемы добычи до тех, которые были у них в благословенные времена Каддафи.У остальных дела идут гораздо хуже. Первой крупной международной компанией, которой пришлось прекратить свою работу в Ливии из-за постоянных нападений, стала Royal Dutch Shell. Она подписала соглашения с Каддафи еще в 20042005 годах при неофициальной поддержке британского правительства это было частью платы за то, что Запад простил полковнику Локерби. В планах были геологоразведка, производство сжиженного газа, инвестиций на $650 млн. Но сначала работы пришлось временно прервать из-за начавшейся в 2011 году гражданской войны, а весной 2012 года Royal Dutch Shellсовсем остановиласвою деятельность в Ливии, так и не успев ничего оттуда экспортировать.Похожая история произошла и с BP. Сначала в 2007 году, еще при Каддафи, они объявили о совместных проектах с ливийцами на $900 млн, после революции сумма выросла до $2 млрд. Но в начале этого года BP пришлосьзаморозитьна неопределенный срок все наземные разведочные работы по соображениям безопасности. А в июне компанияобъявила, что на ливийском шельфе тоже не все спокойно, поэтому там начало работ откладывается как минимум до 2015 года.Франция была самой активной сторонницей того, чтобы Запад принял участие в свержении Каддафи. Но французская Total ничего от этого не выгадала. В мае компаниипришлось вывезтииз Ливии практически всех своих работников, и сейчас ее активность в стране ограничивается небольшими работами на шельфе. У одной из крупнейших среди работающих в Ливии нефтяных компаний, американской ConocoPhillips, объемы добычи в начале этого годаупалиболее чем в 20 раз по сравнению с прошлым годом все из-за тех же проблем с безопасностью и постоянных бандитских блокад. Другая американская компания, Marathon Oil, уже почти год пытается продать свои ливийские активы.Так что ни о каких сказочных выгодах, которые получили западные нефтяные корпорации от смены режима в Ливии, речи не идет. Наоборот, одни убытки. Какие могут быть выгоды, когда добыча регулярно падает в три-пять раз по сравнению с дореволюционными временами, и даже самые щедрые расходы на охрану не помогают, а дают противоположный эффект эти же охранники вас и захватят, накупив на ваши деньги оружия.

Максим Саморуков

ukrcoal.com

Ливийская нефть .. между финансами и блокадой.

Ливийская нефть .. между финансами и блокадой.http://www.afrigatenews.net/node/187555

Afrigate News 21 февраля 2018 г.   Абдель Бассет Габара

Нефтяное богатство является одним из самых важных завоеваний ливийского народа, Ливия явлась "одной из самых богатых стран в регионе". После того, как в последние годы нефтяной сектор пережил кризис, появились "надежды на улучшение экономической ситуации" в стране, но эти надежды по-прежнему сталкиваются с реальностью финансовых и экономических проблем, отсутствием безопасности, угрожающим "обещаниям стабильности и лучшей жизни" для арабской страны, раздираемой расколами.

Ливия удивила многих наблюдателей, когда ей "удалось увеличить" производство до "более миллиона баррелей в день", нефть - единственный важный источник дохода. Недавно американская компания Jane Scape показала, что темпы добычи нефти в Ливии равны тем, которые были в июле 2013 года. Нефтяная и энергетическая компания заявила в своем отчете, что добыча нефти в Ливии в январе составляла "один миллион восемьдесят три тысячи баррелей в день" сырой нефти.

Несмотря на улучшение добычи нефти в стране, сообщается о препятствиях на пути этого улучшения, они все время нарастают, а в последнее время главарь ННК(Триполи) предупредил, что финансовые проблемы во всем нефтяном секторе могут обернуться серьезными последствиями, угрожающими уровню производства, который будет значительно сокращен, если "Министерство" "финансов" не предоставит финансовые средства, необходимые для завершения ряда проектов и выплаты заработной платы сотрудникам.

В заявлении, опубликованном во вторник, "министерство" заявило, что последствия финансовых проблем, с которыми оно сталкивается, нарушают предложения по планам "развития", которые должны быть реализованы для развития нефтяного сектора и поддержки его производства. Это произошло после встречи главаря ННК(Три поли) с Председателем Правления компании Al-Jouf Oil Technology Majdi Jibril Al-Derasi для обсуждения проблем и трудностей, которые препятствуют функционированию компании.

Фонд «Национальной нефтяная корпорации»(Триполи) получает свой бюджет через Центральный банк и "международно" "признанное" "правительство" в Триполи. В публикации на своей официальной странице на сайте Facebook Фонд собщил, что «любая задержка со стороны Минфина по финансированию расходованию ННК(Триполи) на 2018 год даст сигнал "ливийскому народу", что "министерство" "финансов" не хочет "добывать ливийскую нефть" для "восстановления". Фонд пишет, что «поля, станции, скважины и системы, находящиеся в эксплуатации до сих пор - это и есть "амбициозный и всеобъемлющий план для реализации Национальной нефтяной корпорации" в 2018 году, который "будет способствовать" значительному "увеличению производства" и "стабильности".

«Так кто же его блокирует?».

ННК(Триполи) уже не первый раз жаловалась на финансовые трудности. В январе в своем выступлении на Энергетической конференции на Ближнем Востоке и в Северной Африке, организованной Королевским институтом международных отношений (Chatham House, London) заявлено, что добыча сырой нефти в Ливии постоянно прерывается из-за "постоянных ограничений бюджета" ННК(Триполи), что Фонд получил только 50% своего бюджета в 2017 году.

«Если у нас не будет денег, мы не только не сможем увеличить производство, но мы не сможем его поддерживать на нынешнем уровне», - сказал Санала Рейтер по возвращении из поездки на поля "Шарара" и "Элефант" на юго-западе.

На один дирхам.

Плохие отношения между "правительством" ПНС-2 и ННК(Триполи) сорвали контракт с немецкой нефтяной фирмой Wintershall, которая имеет две концесии на востоке. В мае 2017 года ННК(Триполи) обвинила "правительство" в том, что оно эксплуатирует эти споры о контракте, чтобы распространить свою власть на нефтяной сектор, и обвинил Wintershall в закулисной сделке с ПНС-2. Санала заявил, что "политикам необходимо прекратить борьбу за контроль над нефтяными ресурсами" и предоставить ННК(Триполи) бюджет, в котором она нуждается.

"Ливия страдает от серьезного финансового кризиса" из-за "политического раскола", хаоса, отсутствия безопасности, отсутствия государственных институтов, войн, которые произошли в "нескольких" ливийских городах с 2011 года, принудительного закрытия портов и нефтяных месторождений и резкого снижения нефтяных доходов[в результате нападения НАТО].

С другой стороны, угрозы безопасности по-прежнему "затмевают" нефтяной сектор в Ливии в свете продолжающихся нападений вооруженных групп на порты и на нефтяные объекты, особенно, в городах Юга, где несколько месяцев назад граждане [начали] жаловаться и досиз пор жалуются на острую нехватку топлива, что привело к долгим "часам" ожидания на заправках, и расцвету "черного рынка по фантастическим ценам". (а на "черном рынке" бензин с неба льется? - прям как в СССР в конце перестройки, когда из Питера и Киришского НПЗ Тимченко с Пуссиным бензин вывозили в Эстонию - пер.)

В заявлении, во вторник, 20 февраля 2018 года, Brega Oil Marketing Company подтвердила наличие топлива на своих складах в Триполи, Мисурате и Завии, но указала, что "отсутствие безопасности", которое угрожает разграблением танкеров, вынудило ассоциации и транспортные компании прекратить поставки нефтепродуктов на нефтебазу Сабха.

Компания отметила, что водителей грабят и на основных дорогах, и их груз постоянно "под прицелом". Она подчеркнула, что она не раз обращалась к "службам безопасности" и "министерству" "внутренних дел" с просьбой о "защите дорог", но никаких действий к этому не предпринималось. Согласно заявлению, компания сможет предоставлять топливо на юг при наличии охраны. (но поскольку мисуратян выперли с Юга, они устроили блокаду - пер.)

Жители южно-ливийских городов "всегда жаловались на нехватку топлива и услуг", что привело к восстановлению черного рынка. В октябре прошлого года два совета, муниципалитет, а также старейшины и вожди Сабхи дали "властям" Триполи "72 часа для снабжения города топливом", пригрозив блокировать поля Элефант и Шарара и систему Великой рукотворной реки, если топливо не поставят на Юг. Ливия имеет самые большие запасы нефти в Африке и явлась одной из самых богатых стран в регионе, запасы нефти оцениваются в 46,6 млрд. барил, самыми крупными в Африке. До нападения НАТО в 2011 года Ливия производила в среднем 1,6 млн. барил в день. За последние четыре года "Ливия" зафиксировала "убытки" на сумму более "140 млрд" долл. США из-за неоднократного закрытия нефтяных месторождений и портов и низких цен на мировом рынке. Затем силы хафтарников "восстановили" контроль над крупными нефтяными терминалами в прибрежном Нефтяном полумесяце, крупнейшими запасами нефти в Ливии, С ноября 2016 началось увеличение добычи.

Прим. пер.: За прошлый год было разворовано и выведено 50% доходов ННК(Триполи) от ливийской нефти, и это не считая финансирование терроризма в Ливии под видом "государственных расходов" на разбоев, вывода денег под "мертвые души" - 9 млн ИНН, крышевания организаций, грабежей банков, граждан и вымогательства с захватом заложников. И еще тщательно скрываются цены, по которым "международные сообщники" в лице "признанных трейдеров" выкачивают ливийскую нефть. До падения цен на нефть это было "Лондон - 40%"

za-kaddafi.org


Смотрите также