Цены на нефть вновь отступают. Будем ждать цунами роста. Кривая цены на нефть


Кривая выведет: как менялись цены на нефть за последнее столетие

1910-е годы. Цена нефти: от 0,6 до 2 долларов за баррель

Если в 1900 году на долю нефти приходилось 3% мирового энергопотребления, то к 1914 году её доля постепенно выросла до 5%. Крупнейшими странами-производителями в то время были США, Россия, современная Индонезия, Австро-Венгрия, Румыния и Индия.

1917 год в России

Фото с сайта playbuzz.com

Ровно 100 лет назад, в 1917 году в Российской империи произошла буржуазно-демократическая революция, власть перешла в руки Временного правительства, которое в октябре было свергнуто большевиками. Началась гражданская война. В Казахстане в тот год было жестоко подавлено национально-освободительное восстание. К концу 1917-го во всей стране была установилась советская власть.

1920-е годы. Цена нефти: от 1,3 до 3 долларов за баррель

В Советской России прошла национализация нефтяной промышленности. Иностранные государства решили бойкотировать страну из-за отказа правительства выплатить стоимость активов иностранным нефтяным компаниям. Однако как бы там ни было, отныне монополия на добычу "чёрного золота" в Советской России принадлежала государству. К 1929 году страна достигла дореволюционного уровня добычи углеводородов.

1930-е годы. Цена нефти: от 0,7 до 1,2 доллара за баррель

В 1932 году месторождения нефти были открыты в Бахрейне, в 1938-м – в Кувейте и Саудовской Аравии. Началась добыча нефти в Техасе (США). К 1939 году доля нефти в мировом энергопотреблении возросла до 17,5%.

Производство Генри Форда

Фото с сайта drevol.com

Автомобили с бензиновым двигателем стали набирать популярность. В 1916 году в США было 3,4 млн машин, а уже через три года их количество возросло почти в семь раз – до 23,1 млн. Развитие автомобилестроения привело к бурному росту числа АЗС. Если в начале 1920-х в США их было 12 000, то в 1929 году – уже 143 000. Нефть стала рассматриваться прежде всего как сырьё для производства бензина.

1940-е годы. Цена нефти: 1-2 доллара за баррель

В 1940 году СССР добывал свыше 31 млн тонн нефти – на долю страны приходилось порядка 10% мировой добычи. Главным районом нефтедобычи был Азербайджан (71,4%) и Северный Кавказ (14,8%). В Урало-Поволжье, Средней Азии и Казахстане тогда добывалось чуть более 10% от общесоюзного объёма. Война повлекла почти двукратное снижение производства – в 1943 году добыча нефти в Советском Союзе находилась на уровне 18 млн тонн. Довоенный уровень добычи нефти будет превышен только в 1949 году.

1950-е годы. Цена нефти: от 1,7 до 2 долларов за баррель

В 1951-м нефть впервые в истории США стала главным источником энергии, оттеснив уголь на второе место. Доля нефти в мировом энергопотреблении достигла 24%. Разразившийся в 1956 Суэцкий кризис и вторжение англо-французских войск в Египет спровоцировали рост цен на нефть. В Казахстане в 1953 году на семипалатинском ядерном полигоне была взорвана первая в мире водородная бомба.

1960-е годы. Цена нефти: от 1,8 до 1,9 доллара за баррель

Иран, Ирак, Кувейт, Саудовская Аравия и Венесуэла создали в 1960 году Организацию государств-экспортёров нефти (ОПЕК). Сейчас в её состав входит 13 стран.

ОПЕК

Фото с сайта kapital.kz

Цены на нефть изменялись незначительно, наибольший рост в 20% произошёл во время шестидневной войны между Израилем и коалицией арабских государств в 1967 году. В Казахстане добыча нефти к 1960-м достигает 2 млн тонн в год.

1970-е годы. Цена нефти: от 1,8 до 31 доллара за баррель

Доля нефти в мировом энергопотреблении к 1972 году поднялась до 41,5%, и впервые страны – члены ОПЕК приняли согласованное решение поднять цены на энергоносители. Нефть поднялась в цене с 2,6 до 3,5 доллара за баррель. Но к гораздо более существенному взлёту привела Арабо-израильская война 1973 года, продлившаяся 18 дней. Войска Сирии и Египта атаковали Израиль, тот обратился за помощью к США и получил согласие. В ответ ОПЕК снизил добычу нефти и запретил её поставки США, а также некоторые страны Западной Европы. Нефть взлетела с 3 до 12 долларов.

США в условиях эмбарго столкнулись с дефицитом нефти и резким удорожанием бензина. Страна перешла на режим топливной экономии и начала строить нефтепровод с Аляски. Тогда же было решено начать поиск альтернативных источников энергии и создать стратегический нефтяной запас, колебания которого влияют и на сегодняшние котировки. Как бы там ни было, Западная Европа и США оказались в середине 1970-х в тяжёлом экономическом кризисе.

СССР, выступавший на стороне Сирии и Египта, напротив, получил в тот год колоссальные доходы и довёл свою долю в мировой добыче до 15%. В Советском Союзе Казахстан вышел на второе место по объёмам добычи – производство "чёрного золота" на Мангышлаке достигло 21 млн тонн в год.

Исламская революция в Иране

Иран, 1979 год / Фото с сайта kommersant.ru

1979 год стал переломным в истории двух стран. В Иране произошла исламская революция, а в Ираке к власти пришёл Саддам Хусейн, начавший ирано-иракскую войну, продлившуюся до 1989 года. Отражая нестабильную картину региона, цены на нефть взлетели до 30 долларов за баррель.

1980-е годы. Цена нефти: от 33 до 14 долларов за баррель

В начале 1980-х ОПЕК поддерживал высокие цены на энергоносители, сократив нефтедобычу и установив на неё квоту. Но хотя страны ОПЕК, в том числе Саудовская Аравия, снижали добычу, другие государства, напротив, сделали ставку на её наращивание – высокие цены делали продажу энергоносителей крайне прибыльной. Переломный момент наступил в 1986-м. Саудовская Аравия решила увеличить добычу вдвое, и рынок постиг коллапс. Спад потребления и перепроизводство привели к тому, что цены на нефть упали более чем вдвое.

Чернобыльская АЭС после аварии

Чернобыльская АЭС после аварии / Фото с сайта yandex.ru

СССР в 1986 году пережил катастрофу на Чернобыльской АЭС. По официальным данным, авария унесла жизни около 600 000 людей. Тремя годами позже у побережья Аляски произошла крупнейшая на тот момент авария нефтяного танкера – около 40,9 млн литров нефти вылилось в море, загрязнёнными оказались более 2000 км побережья.

1990-е годы. Цена нефти: от 9 до 41 доллара за баррель

Серьёзный скачок цен произошёл в 1990 году, когда иракские войска вторглись в Кувейт. "Чёрное золото" подорожало с 15 до 41 доллара за баррель. После окончания военных действий в Персидском заливе в 1991-м цены вновь упали до 18 долларов. Развал Советского Союза серьёзно на рынок не повлиял, а вот грянувший в 1998-м Азиатский финансовый кризис опустил цены до 9,1 доллара за баррель. Резкое падение цен на энергоносители стало одной из причин объявления дефолта в России. Спустя год нефть вновь торговалась на докризисном уровне – около 15-20 долларов. Казахстан в 1999 году отметил 100-летие нефтяной отрасли, берущей своё начало от первого нефтяного фонтана на Карашунгуле, запущенного в 1899 году.

2000-е годы. Цена нефти: от 24 до 147 долларов за баррель

С 2000 года цена на нефть превращается в финансовую переменную, как и курс валют, цены на золото и котировки ценных бумаг. Стоимость "чёрного золота" в начале XXI века уверенно пошла вверх. В Казахстане объявляют об открытии Кашагана – одного из крупнейших нефтяных месторождений мира.

11 сентября 2001 года в США случился самый страшный в мировой истории теракт – жертвами стали почти 3000 человек. После случившейся трагедии котировки на нефть поднялись с 27 до 29 долларов за "бочку", однако вскоре опустились ниже 18 долларов за баррель. В целом за год падение составило 26%.

Теракт 11 сентября в США

Фото с сайта interpolit.ru

Начало серьёзному взлёту было положено в 2002 году. США вторглись в Ирак, Мексика столкнулась с небывалыми ураганами, спрос на нефтепродукты показывал рост, – всё это подтолкнуло вверх котировки. Любые новости о ситуации на Ближнем Востоке только повышали цену. В феврале 2008 года впервые за всю историю нефть стала стоить дороже 100 долларов за баррель, а в июле побила рекорд, перевалив за отметку в 145 долларов.

Взлёт оказался недолгим. Мир столкнулся с экономическим кризисом, и уже в декабре "чёрное золото" торговалось вблизи отметки в 30 долларов за баррель.

2010-е годы. Цена нефти: от 27 до 124 долларов за баррель

Нефтяное падение не продлилось долго – уже в 2009 году цены вновь начали подниматься и в 2012-м достигли 124 долларов за баррель. Однако падение спроса на энергоносители, избыточное предложение и нестабильная политическая ситуация в ряде стран изменили динамику. Начавшееся в 2013-м снижение усугубилось в 2014-м. Гражданская война в Сирии привела к наплыву в страну джихадистов со всего мира и появлению террористической организации "Исламское государство". В 2014 году мир увидел их массовые религиозные чистки. Украинский кризис закончился присоединением Крыма к России и введением против неё санкций, что послужило началом конфликта РФ с западными государствами. В тот же год Казахстан девальвировал валюту на 20%.

В 2015 году нефть опустилась ниже 35 долларов за "бочку". На фоне сложившейся ситуации в мировой экономике Казахстан отпустил тенге в свободное плавание. В первый же день курс поднялся со 188 до 255 тенге за доллар. При этом усилились интеграционные процессы. Так, с 2015 года начал действовать Евразийский экономический союз. В январе 2016-го "чёрное золото" подешевело до минимума в 27 долларов за баррель.

Кашаган

Кашаган / Фото с сайта liter.kz

Найдя дно, цены медленно, но верно пошли вверх. Уже к весне энергоносители подорожали до 40 долларов и к 2017-му превысили отметку в 50 долларов за баррель. Главным политическим событием 2016-го стали президентские выборы в США, в результате которых лидером страны стал миллиардер Дональд Трамп. Многие эксперты предрекают улучшение отношений США и России, что должно благоприятно повлиять на рынок энергоносителей. В Казахстане в 2016 году наконец был запущен самый долгожданный нефтегазовый проект – Кашаган, который должен принести стране существенные бюджетные поступления.

informburo.kz

четыре фактора неопределенности :: Экономика :: РБК

Правила игры на нефтяном рынке меняются так быстро, что разговоры о стабилизации цен на том или ином уровне не имеют смысла

Возвращение нефтяных цен к отметкам, близким к $50 за баррель, многими было воспринято как признаки стабилизации на рынке. Но я бы предложил «пройтись» по четырем реперным географическим точкам, развитие событий в привязке к которым, на мой взгляд, может перевернуть ситуацию на рынке нефти, что называется, «оверкиль». Ибо во всех этих четырех случаях можно говорить об усилении неопределенности.

Париж — COP-21

Существуют фундаментальные долгосрочные явления, которые могут определить будущие тренды. Для меня таким важнейшим сегодняшним фактором является COP-21 — Парижское соглашение (179 подписавших его государств) в рамках Рамочной конвенции ООН об изменении климата, регулирующее меры по снижению выбросов углекислого газа в атмосферу с 2020 года. Соглашение было подготовлено в ходе Конференции по климату в Париже, принято консенсусом 12 декабря 2015 года, подписано 22 апреля 2016 года.

Было известно и ранее, но сейчас в связи с COP-21 особенно четко артикулируется, что если мы хотим ограничить глобальное потепление двумя градусами Цельсия (2°C) без масштабного применения технологий сбора и хранения CO2 (т.н. CCS — carbon capture and storage), то мы не сможем потребить до 2050 года больше чем одну треть мировых доказанных извлекаемых запасов углеводородов. Международное энергетическое агентство (МЭА) выяснило это еще в 2012 году путем расчета возможных выбросов CO2 от потребления доказанных запасов углеводородного сырья (УВС) по всем звеньям соответствующих энергетических цепочек, то есть от добычи до конечного их использования по каждому органическому виду топлива (уголь, нефть, газ). По данным МЭА, почти две трети этих потенциальных выбросов приходятся на долю угля, 22% на нефть и 15% на газ.

Это означает, что парадигма дальнейшего развития энергетики может кардинально поменяться: вместо дискутировавшихся ранее (пусть и не скорых) возможных ограничений по ресурсной базе, то есть на стороне предложения, начинает вырисовываться возможное ограничение со стороны спроса, вызванное климатическими ограничениями по выбросам. И оно может наступить раньше, чем ожидавшиеся некоторыми специалистами ограничения со стороны предложения.

Раньше дискуссии велись в основном о приближении пика «кривой Хабберта», то есть о времени выхода добычи на максимальный уровень, обусловленный описанными еще в 1949 году американским геофизиком Кингом Хаббертом закономерностями нефтедобычи. Эта колоколообразная кривая — основной компонент теории «пика нефти», которая позволяла пугать скорым исчерпанием нефтяных ресурсов. Для экономистов должно быть понятно, что пик этой кривой постоянно сдвигается вправо вверх. Это происходит по мере того, как бывшие ранее «нетрадиционными» (то есть неизвестными, или неизвлекаемыми из-за отсутствия соответствующих технологий, или известными, технически извлекаемыми, но нерентабельными для освоения) и посему располагавшиеся вне пределов «кривой Хабберта» энергоресурсы, по мере появления новых и совершенствования существующих технологий, превращаются в «традиционные», то есть рентабельные для разработки.

Об ограничениях на стороне предложения говорит и правило Хотеллинга, представленное в его работе 1931 года по экономике невозобновляемых природных ресурсов. Его суть в том, что продажная цена (за вычетом затрат на добычу) единицы остающегося в недрах ресурса растет темпами, равными текущей процентной ставке. Получается, что рента — это надбавка к цене за исчерпание ресурса. Обе теории исходили из отсутствия спросовых ограничений на невозобновляемый природный ресурс. Поэтому будущая стоимость такого ресурса в недрах растет с течением времени.

Подобная логика отразилась и в Первом докладе римскому клубу «Пределы роста» (1972 год), который содержит результаты моделирования роста человеческой популяции и исчерпания природных ресурсов. В ответ на этот алармистский доклад шейх Ахмед Заки Ямани, с 1962 по 1986 год занимавший пост министра нефти и минеральных ресурсов Саудовской Аравии, сказал ставшую широко известной фразу: «Каменный век закончился не потому, что в мире кончились камни. Также и нефтяной век закончится не потому, что у нас кончится нефть».

Но если главным ограничителем станет не предложение, а спрос, как следует из соглашения COP-21, то нефть в недрах (ее доказанные извлекаемые запасы) может не дорожать, но дешеветь с течением времени, поскольку не все доказанные запасы могут оказаться востребованными мировой экономикой. Значит, на рынке может сложиться избыток отложенного (аккумулированного в доказанных извлекаемых запасах) предложения, который и может вести к удешевлению (не по издержкам добычи, а по цене, которую общество готово будет за нее заплатить) будущей нефти. Это формирует стимулы к быстрейшей выработке и использованию текущих доказанных извлекаемых запасов углеводородов, что подстегивает ожидание эры дешевой нефти.

Эр-Рияд — «Стратегия 2030»

Саудовская Аравия​ устами молодого наследника престола, министра обороны и главы Совета по экономике и развитию принца Мухаммеда бен Сальмана, выдвинула недавно экономическую программу «Видение Королевства Саудовская Аравия: 2030». В апреле она была одобрена кабинетом министров. Ее суть — диверсификация экономики, а если жестче — уход от нефти. Не потому ли, что страна почувствовала угрозу возможных спросовых ограничений?

Эта программа для меня означает помимо прочего следующее. Понятно, что королевство располагает огромными доказанными извлекаемыми запасами «традиционной» нефти. Страна расположена между основными мировыми центрами потребления, имеет выход к глубоководной акватории Персидского залива и прямой выход в Мировой океан (гибкость поставок, отсутствие физической привязки к покупателям), месторождения расположены рядом с побережьем. В итоге в королевстве едва ли не самые низкие в мире издержки добычи и транспортировки, гарантирующие компании АРАМКО в любой ценовой войне самый низкий уровень цен отсечения. В стране существует довольно большой объем неиспользуемых мощностей по добыче, который она раньше задействовала для регулирования рынка.

Саудовская Аравия и сейчас может это делать. Но уже не хочет. И не потому, что собирается объявлять ценовую войну, защищая свою долю рынка. Я предполагаю, что в основе этой стратегии лежит макроэкономическая логика. Королевство хочет понизить энергетические издержки для обрабатывающей промышленности, различные отрасли которой собирается развивать. В новой стратегии четко заявлено стремление к диверсификации — но она неизбежна и экономически обоснованна в первую очередь на базе продукции нефтегазового комплекса.

Поэтому для меня главное в «Видении» не частичная приватизация (до 5% акций) АРАМКО, считающейся самой дорогой компанией в мире, а иное. Возможно, в Эр-Рияде поняли: порог спроса на нефть будет сокращаться (например, из-за климатических ограничений), делить его с кем-то невыгодно. И единственное, что может хоть как-то продлить эру нефти, — это действительно низкие, в районе $10–20 за баррель, цены, приемлемые для монархии, но убийственные для многих других производителей.

Об этом же говорит и опыт 1980-х годов. Тогда Саудовская Аравия поначалу пыталась регулировать рынок, борясь с партнерами по ОПЕК за удержание высоких цен, играя роль балансирующего поставщика. В итоге всю первую половину 1980-х ей пришлось сокращать фактическую добычу и экспорт ниже установленной ей в рамках ОПЕК квоты, дабы компенсировать превышение квот другими членами картеля, которые пытались таким образом компенсировать падение своих бюджетных доходов. Когда накопленные потери Саудовской Аравии достигли неприемлемой величины, а снижение цен так и не прекратилось, страна в конце 1985 года резко увеличила свою добычу до уровня установленной квоты. Это сбросило мировые цены на нефть резко вниз, сделало нерентабельными многие нефтяные инвестпроекты, ударило еще больнее по бюджетам других стран ОПЕК, паразитировавших ранее на политике королевства по удержанию цен. При этом вся саудовская добыча была востребована рынком и оставалась рентабельной.

США — сланцевая нефть

Если раньше Саудовская Аравия была единственным регулятором рынка физической нефти, а США начиная с конца 1990-х и все 2000-е годы были регулятором рынка «бумажной» нефти, то сейчас, с развитием сланцевой добычи, Соединенные Штаты как бы «встали в пару» с саудитами по влиянию на рынок физической нефти. Но если Эр-Рияд может влиять на него централизованно, поскольку добычу ведет полностью подконтрольная правительству компания АРАМКО, то в США ситуация принципиально иная. Добыча сланцевых углеводородов — это извлечение, в первую очередь не ресурсной (за счет «эффекта масштаба»), а технологической (за счет постоянного внедрения технических усовершенствований) ренты. Поэтому сланцевую добычу в США обеспечивает огромное количество мелких и средних компаний, которые имеют очень большой диапазон по уровню издержек добычи (например, по расчетам Rystad Energy, — от $10 до $80 и выше за баррель).

В итоге, если Саудовская Аравия или другие крупные производители «традиционной» нефти, в первую очередь крупные госкомпании, могут выступать в качестве «раздражителей» рынка, то у США в нынешних условиях возникает иная роль: стабилизатора рынка. При этом стабилизатора весьма маневренного, но, в отличие от Саудовской Аравии и других крупных производителей, не управляемого из единого центра. Если на рынке нефти происходит резкое возмущение, которое бросает цены вниз и образует избыток предложения, то временно закрываются нерентабельные сланцевые скважины (например, на пробуренных горизонтальных скважинах приостанавливается применение гидроразрыва) и избыток предложения сокращается. Если цены идут вверх, то предложение увеличивается и это сдерживает дальнейший рост цен.

Но в чем главное отличие сланцевой добычи от «традиционной»? В сланцевой очень короткий инвестиционный цикл, потому что дебиты падают очень круто — на 50–60% за первый год, на 80–90% за два-три года. Но это же означает, что в рамках либеральной модели американской экономики формируется такая же крутая «кривая обучения» (learning curve) в сланцевой нефтегазодобыче, то есть возможность постоянного усовершенствования существующих технологий. Издержки можно снижать почти в режиме реального времени.

Это означает, что ценовые возмущения, которые происходят на рынке в силу тех или иных событий, американская нефтяная промышленность может очень быстро гасить, причем в обе стороны (в отличие от весьма инерционной «традиционной» нефтяной отрасли, которая реагирует на ценовые возмущения с лагом), при этом продолжая быстро снижать издержки.

Великобритания — Brexit

Последним в данном квартете источником неопределенности является Brexit. Я не убежден в том, что он действительно состоится. Новый премьер-министр Тереза Мэй, сама, кстати, голосовавшая за Remain, уже заявила, что будет последовательно следовать всем процедурам по выходу из ЕС. Однако неясны сроки, условия и формат реального выхода.

Само ожидание выхода Великобритании из ЕС уже взбудоражило финансовые рынки. Половина лондонского Сити, который обслуживает около 20% мирового кредитования, задумалась о возможном переезде в другие финансовые центры ЕС. Какие будут последствия для рынка нефти?

В условиях неопределенности по итогам референдума, когда фунт стерлингов уже стремительно рухнул, инвесторы будут стремиться вложиться в физические, осязаемые, состоятельные активы. Цена на золото уже пошла вверх. Будут вкладываться в другие драгметаллы, недвижимость, антиквариат, в иные «истинные ценности». А относится ли к ним нефть? Является ли она в связи с вышеизложенным тем же устойчивым активом, который был притягателен для компенсации снижения курса доллара в 2000-е годы? Не убежден…

Вот эти четыре проблемы создают сегодня такое поле неопределенностей, что слова о «некоторой стабилизации» на рынке нефти, на мой взгляд, уместно трактовать как «затишье перед бурей».

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.

www.rbc.ru

Вести Экономика ― Нефть не сможет пробить потолок $65 за баррель?

Распечатать

01.03.2018 09:06

Москва, 1 марта - "Вести.Экономика". Ралли цен на нефть, начавшееся год назад, находится на перепутье. В феврале фьючерсы на WTI упали с 3-летнего максимума с более чем $66 за баррель до менее $60 за баррель, но с тех пор они восстановили почти 70% стоимости.

Была ли это временная корректировка на длинном пути до $70 или цены достигли потолка около $65 за баррель?

Восстановление цен на нефть, 2017-2018

WTI в среднем составила около $42 за баррель за 12 месяцев до начала производственных сокращений ОПЕК+ в ноябре 2016 г. Цены сразу выросли до более чем $50 на фоне ложных ожиданий быстрой перебалансировки нефтяных рынков. К марту 2017 г. возникла обеспокоенность по поводу того, что сокращения не дадут нужного эффекта, а к июню цены упадут до уровня, отмеченного до начала сокращений. Примерно в то же время глобальные запасы нефти начали снижаться, а перспективы экономического роста улучшились. В конце января 2018 г. цена на WTI стабильно превышала $66. Это стало ростом на 57% и привело к повышению уровня цен, который не наблюдался с декабря 2014 г.

Недавнее падение цен на нефть, вероятно, было спровоцировано в основном более широкой распродажей на рынке, а не факторами нефтяного рынка.

Некоторые аналитики отклоняют распродажу как коррекцию на переоцененных рынках акций наряду с опасениями в отношении инфляции и повышения процентных ставок. Есть и более мрачная перспектива: медленный рост производительности, увеличение задолженности и повышение цен на сырьевые товары в дополнение к этим факторам уже ограничивают экономический рост.

Как нефтяные трейдеры воспринимают ситуацию

Длительные позиции хедж-фондов по нефти упали на 125 млн баррелей с рекордного максимума в конце января. Длинные позиции по-прежнему превосходят короткие позиции в 11 раз, но этот сдвиг является важным изменением в настроениях крупных поставщиков капитала, и это влияет на то, как нефтяные трейдеры воспринимают рынок. Некоторые трейдеры считают 200-месячную скользящую среднюю для цены фьючерсов важным верхним пределом.

Конвергенция 200-месячной средней и других трендов предполагает, что границы диапазона находятся в районе от $55 до $65. Многие считают, что цены на нефть более склонны к снижению, нежели к росту.

Сравнительные запасы и направление цен на нефть

Сравнительные запасы - это разница между текущими уровнями запасов нефти и отдельной группы продуктов нефтепереработки и их 5-летней средней за тот же недельный период.

Поскольку это расчет, который производится год за годом, он нормализует сезонные колебания в производстве, потреблении и использовании НПЗ.

Это показатель превышения поставок или, напротив, недостаточного уровня поставок нефти. Это показывает, что превышение объемов поставок нефти в США закончилось. С апреля 2015 г. показатель сравнительных запасов упал на 236 млн баррелей, а с февраля 2017 г. - на 209 млн баррелей.

Сейчас он всего на 3 млн баррелей выше среднего уровня за 5 лет. Последний раз, когда показатель сравнительных запасов был на 5-летней средней в конце ноября 2014 г., цена WTI составляла $72,36 за баррель.

Почему нефть торгуется сейчас на уровне $60?

На рисунке 5 представлены те же данные о сравнительных запасах по сравнению с ценами, что и на сводном графике. Полученная "кривая доходности" дает возможность составить структуру, казалось бы, случайных колебаний цен на нефть.

Долгосрочная кривая доходности дает полезное решение для рыночных сил, которые соотносят сравнительные запасы и цену за последние 3 года.

На рисунке показана возможность новой кривой доходности в 2018 г., которая может предложить лучшее решение для оценки запасов-цены, поскольку текущая цена меньше прогноза долгосрочной кривой.

Эта новая кривая доходности предполагает, что средняя цена WTI может составлять $65 за баррель или ниже вместо более высокой цены, связанной с долгосрочной кривой.

Это не означает, что цены не превысят $65 за баррель. Это означает, что $65 - это правильная цена в среднем за 5 лет. Если показатель сравнительных запасов становится все более негативным, цены должны расти.

Все это на уровне гипотез и может быть временным явлением, вызванным спекулятивным давлением и "медвежьим" настроением на рынке. Это может также указывать на то, что рынок переоценил WTI из-за новых рыночных сил.

IEA и EIA поддержали широко распространенное мнение о том, что в 2018 и 2019 гг. резко вырастет добыча нефти в США. Производители и аналитики утверждают, что производительность и технология снизили безубыточные цены намного ниже текущих контрольных уровней. Возможно, рынок решил поверить в эти рассказы.

Если более высокие цены на нефть - это то, в чем нуждаются производители, им следует сохранять осторожность в том, во что они пытаются заставить поверить инвесторов.

www.vestifinance.ru

Цены на нефть вновь отступают. Будем ждать цунами роста

Основные тренды.

Цены на нефть в последние месяцы потеряли 40% от своей величины. Бочка европейской нефти, с зафиксированных в начале лета $115 докатилась до $70 (рис.1). Глубокое снижение нефтяных цен за последние месяцы уже стало фактом, и нам нужно привыкать жить в другой реальности. А прогнозы становятся все более пугающими. Так, министр энергетики Кувейта прогнозирует снижение средних цен до $76-77, мелькают цифры и ниже $60 за баррель. Да и технически поход к 60 долларам по нефти марки Brent кажется все более вероятным. Для российской экономики, критическим образом зависящей от экспортных поставок энергоносителей, крайне важным является реальный предел, до которого могут опуститься цены, а так же то, как долго будут оставаться цены низкими. 

Цены на нефть вновь отступают. Будем ждать цунами роста 

Спрос – предложение

Основной причиной текущего снижения цен стало накопившееся смещение баланса спроса и предложения.

  • Главная составляющая роста предложения — это увеличивающиеся поставки сланцевой нефти. За счет нее объемы добычи нефти в США росли примерно на 1 млн. баррелей в день за год и возросли уже в полтора раза, обеспечив годовую прибавку в 3,5 млн. баррелей (рис.2).Цены на нефть вновь отступают. Будем ждать цунами роста
  • Следующее слагаемое  — это увеличение добычи. Согласно исследованию МЭА с мая по октябрь 2014 года количество незагруженных мощностей добычи нефти сократилось почти на миллион баррелей. Так, только в Ливии, несмотря на ведущуюся там гражданскую войну, объемы поставок за это время выросли на 0,6 млн. баррелей в сутки (рис.3).
  • Особняком стоят планы по увеличению до 4 млн. баррелей поставок нефти из Ирана. Со страны уже снята часть санкций на поставку энергоносителей, а далее ожидается их полная отмена.
  • До недавних пор растущий спрос Китая и некоторых других стран уравновешивал увеличивающееся предложение нефти. Но в последнее время вместе с замедлением темпов роста экономики Китая происходит замедление роста потребления нефти. Кроме того, Китай сам активно наращивает добычу.
  • К этому добавились стагнация экономики Еврозоны и снижение потребления нефти в развитых странах. Там постепенное снижение спроса на нефть стало уже достаточно выраженной тенденцией. Так, наступившая после 2005 года эпоха высоких цен на бензин постепенно стала изменять психологию водителей в США, где наблюдается снижение среднего пробега и снижение использования моторного топлива (рис. 4). Снижение потребления нефти происходит за счет увеличения энергоэффективности и действия программ энергосбережения. Кроме того, на цены давит замедление темпов роста мировой экономики.Цены на нефть вновь отступают. Будем ждать цунами роста

В результате действия указанных факторов предложение нефти на рынке стало превышать спрос на 1-2 млн. баррелей в сутки. Образовавшийся избыток предложения явился основной причиной снижения цен — долгосрочные тренды определяются балансом желаний производителей и возможностей потребителей.

 

 

Кому выгоден провал цен?

 

Можно попытаться выделить явных «заинтересантов» в снижении цен. Россия из этого списка явно выпадает. Кроме того наша страна не может резко изменять объемы добычи, а, значит, имеет ограниченные возможности влияния на цены.  В России для объяснения снижения нефтяных цен популярна версия заговора США и Саудовской Аравии против России. Тем более что в прошлом, в критические для СССР годы, со средины восьмидесятых годов, Саудовская Аравия в три раза нарастила объемы добычи нефти. Происходившее тогда снижение цен на нефть было одной из причин развала Советского Союза и колоссальных трудностей России на стадии ее становления. И сейчас Россия уже понесла большие убытки от снижения цен на нефть.

 

США в целом, как крупнейший импортер нефти,  конечно, заинтересованы в снижении цен. Но, возможно, более важной геополитической задачей для США является провозглашенная представителями Запада цель по ослаблению и даже разрушению экономики России. А снижение цен на нефть является более эффективным видом санкций против нашей страны.

 

В качестве косвенной версии причастности США к наблюдающемуся провалу рассматривают то обстоятельство, что максимум нефтяных цен марки Brent пришелся на 19 июня. То есть «принятие решения» о начале штопора нефтяных цен, произошло сразу после крушения Боинга (17.06.14) на Украине. В таком ключе легко объясним резкий разворот политики США по отношению к Ирану. Готовясь к повышению давления на Россию и вытеснению ее с энергетического рынка Европы, США приложили усилия для переформатирования Ближнего Востока, а параллельно сделали огромные вложения, обеспечившие движение по направлению к собственной энергонезависимости.  

 

Однако основной мейнстрим западных публикаций винит во всем действия стран ОПЕК во главе с Саудовской Аравией. Тем самым СА демонстрирует недовольство разворотом политики США лицом к Ирану. Предстоящие переговоры Ирана с шестеркой могут в ближайшее время дать толчок решению о полной отмене санкций. В лице Ирана рынки получат мощного и изголодавшегося поставщика. Снятие санкций будет изменять географию нефтяных поставок и имеет долгосрочное влияние на цены. Увеличение поставок нефти Ираном вызовет сильное напряжение среди экспортеров и противоречия в картеле ОПЕК, члены которого не желают уменьшать объемы поставок и терять долю рынка. Иран является традиционным соперником СА, и ей не могут нравиться происходящие кульбиты внешней политики США.

 

Саудовская Аравия одной из первых стала снижать отпускные цены и дала рынку сигнал, что намерена опустить цены на нефть до $80 за баррель и держать их на этом уровне в течение 2 лет. Так, Saudi Aramco объявила о планах инвестировать $40 млрд. в год в течение следующего десятилетия, чтобы сохранить производственные мощности нефти. Кто-то рассуждает, что саудиты начали демпинговать, чтобы сохранить свои объемы поставок в условиях падения цен из-за избыточного предложения. Такая стратегия может быть направлена и против США, которые проводят курс на увеличение добычи нефти из сланцевых источников и тратят для поддержки отрасли более полутриллиона долларов в год. Показатели феерического роста извлечения нефти из сланцевых пород уже давно доставляют беспокойство и странам экспортерам, и крупнейшим нефтяным компаниям. А острие снижения цен на нефть как раз жалит в первую очередь производителей нефти из плотных коллекторов.

 

Долгосрочные пределы падения цены.

Многие компании США, занимающиеся добычей сланцевой нефти, уже испытывали трудности даже при недавних высоких ценах. У них образовывалась разница между получаемой выручкой и огромными затратами требующимися на бурение новых скважин. Напомним, что особенностью сланцевых месторождений является резкое снижение объемов добычи со временем. Так часто, за год дебет скважины снижается  более чем наполовину, а за четыре года добыча падает в пять раз. Значит, если нового бурения не будет, то объемы добычи будут быстро снижаться. Пока бурение в США идет колоссальными темпами. Только на одном сланцевом месторождении Баккен в США ежемесячно вводится в эксплуатацию около 200 скважин. Затраты на их бурение составляют порядка 10 млрд. долларов в год. А всего в США за год бурят порядка 20 тыс. скважин. Пока такие бешеные темпы дают приращение добычи. Но при остановке бурения добыча начнет быстро снижаться.

 

Для компаний участие в добыче нефти из сланцевых пород стало подобно езде на велосипеде, когда минимальная устойчивость достигается только при стремительном наращивании числа новых скважин. Зачастую выручка не покрывает понесенные затраты и возникающие дыры в бюджете компании закрывали заемными деньгами. Для компаний, работающих на сланцевых месторождениях, объем долга за четыре года вырос в два раза.  Благо, что финансовые ресурсы в США были практически бесплатны и инвесторы с удовольствием клевали на лукаво созданные подретушированные и более привлекательные картинки. Однако, даже при высоких ценах на нефть росло число нефтедобывающих компаний, испытывавших финансовые трудности.  При снижении цен трудности компаний резко возрастут. Об этом свидетельствует существенный рост доходности облигаций нефтедобывающих компаний. (Для сохранения устойчивости сланцевому велосипедисту не только нельзя остановиться, но еще и придется двигаться в гору с возрастающим уклоном). Ситуация с ценами на нефть станет серьезной проверкой на прочность для сланцевой отрасли США. Гонка на истощение начнет захлебываться при повышении ключевых ставок.

Зная о приближающихся трудностях добычи, можно попытаться оценить пределы снижения цены, ниже которых будет трудно рассчитывать на рост добычи. Для этого можно использовать пусть даже «подретушированные» картинки, которыми снабжали инвесторов. На рис. 5 приведены средние себестоимости добычи нефти в различных зонах. Видим, что уже сейчас североамериканские сланцы занимают достойную нишу в общем мировом объеме со средней себестоимостью добычи около 65 долларов за баррель. Но более важны оценки себестоимости добычи на месторождениях, которые в перспективе будут обеспечивать приращение объемов производства нефти. Такая картина зависимости себестоимости нефтедобычи представлена на рис. 6. (График построен по данным Morgan Stanely).  Каждый квадратик на рисунке примерно соответствует новому объему в 0,7 млн. баррелей. В себестоимость включена минимальная рентабельность в 10%, что на самом деле очень мало для проектов такого уровня сложности и высоких рисков. Как видим из рисунка, ожидаемое приращение объемов добычи в 32 млн. баррелей произойдет только в том случае, если цена нефти поднимется выше 120 долларов за баррель. Большое приращение объемов добычи обеспечивается проектами, в диапазоне 60-80  долларов за баррель.

 Цены на нефть вновь отступают. Будем ждать цунами роста

Стоит сразу оговориться, что такого рода оценки имеют приближенный характер. Да даже по одному месторождению имеется широкий диапазон оценок себестоимости добычи, который зависит от целого ряда параметров, включая геологические особенности, доступность месторождения и его близость от транспортной инфраструктуры. Так, исследование другого банка (Scotiabank, Канада), представленное на рисунке 7. Демонстрирует себестоимость добычи нефти на месторождениях США и Канады. Картинки на рис. 6 и 7 весьма похожи, но можно найти много отличий в деталях.Цены на нефть вновь отступают. Будем ждать цунами роста 

Для каждого типа месторождений кривая себестоимости от нового объема добычи имеет свой уникальный вид. Большие надежды нефтедобычи в последнее время связаны с добычей нефти из плотных коллекторов. Себестоимость новых разработок ряда таких месторождений находится вблизи 80 долларов за баррель. Большое количество потенциально извлекаемой нефти при такой себестоимости хорошо видно на рис. 8. Судя по этому графику, можно рассчитывать на добычу около 10 млн. баррелей в день за счет новых скважин из месторождений сланцевой нефти.

В оценке себестоимости не последнюю роль играет степень развития технологии.  В связи с быстрым развитием технологий себестоимость добычи нефти может значительно изменяться. В результате, и кривые оценки роста предложения с ростом цены отсечения изменяются со временем. Последние годы изменения таких кривых были довольно выразительными, как это показано на рис. 9. В связи со снижением цен на нефть многие аналитики сейчас пересматривают в меньшую сторону оценки порога нулевой рентабельности для разработки сложных проектов.  Например, аналитики HIS снизили свои прошлогодние оценки с 70 до 57 долларов за баррель. Технологический прогресс будет и дальше стремиться снижать цены нулевой рентабельности, но это все-таки не столь быстрый процесс.

Несмотря на «плаванье» указанных кривых и их довольно быструю модификацию со временем, можно делать вывод, что на сегодня в зоне 70-80 долларов за баррель у цен на нефть имеются мощные поддержки, которые будут пресекать длительное пребывание цен ниже указанного коридора.  По распространенным оценкам при цене нефти в $80 за баррель приращение добычи на сланцевых месторождениях будет замедляться, а при цене $70 за баррель прирост добычи упадет до нуля. Так, на крупнейшем месторождении США Баккен при снижении долгосрочных цен до $70 за баррель добыча нефти сократится до 800 тыс. баррелей с сегодняшних 1,1 млн. баррелей.

Но еще раньше на снижение нефтяных цен будут реагировать более затратные проекты освоения глубоководных и арктических шельфов, а так же в Канаде добыча из нефтеносных песков глубокого залегания. Да и казахский проект Кашаган по разработке крупнешего месторождения на Каспии, стоимостью разработки порядка 50 млрд долларов при таких ценах на нефть тоже, возможно, придется замораживать.

Снижение цен на нефть уже начинает приносить свои печальные плоды. Число разрешений на бурение новых скважин в США в ноябре месяце упало на 40% по сравнению с октябрем (до 4,5 тысяч). А через 2-3 месяца начнет сокращаться число вновь введенных в строй новых скважин. При быстром снижении дебита сланцевых скважин через полгода можно прогнозировать остановку роста добычи нефти в США.

Между тем в ограничении дальнейшего снижения цен заинтересованы все государства экспортеры нефти, ведь снижение цен снизило прибыли компаний и стало создавать трудности государственным бюджетам. На рис. 10 представлены уровни цен нефти, которые закладывались экспортерами для верстки своих бюджетов.

Кроме того, долгосрочное снижение цен на нефть вызовет рост спроса. Крупнейший импортер нефти – Китай уже взвинчивает закупки. Так, в сентябре импорт нефти в Китай вырос на 7,8%, составив 27,6 млн. тонн, или 6,74 млн. баррелей в день, по сравнению с прошлым годом. А в средине октября количество танкеров, направляющихся в порты Китая, достигло максимальной величины за последние 9 месяцев.

 

Резюмируя можно заключить, что долгосрочно цены на нефть не смогут провалиться ниже важной зоны 70-80 долларов за баррель.

 

О возможной дальнейшей динамике. Монетарные и иные факторы.

Закрепление цен на достигнутых пусть и пониженных уровнях позволило бы производителям постепенно адаптироваться к сложившимся реалиям. Хотя сделать это будет непросто, в том числе и для многих стран ОПЕК, поскольку государственные бюджеты стран экспортеров верстались в расчете на более высокие нефтяные цены рис.10. В конце ноября страны ОПЕК не смогли договориться о снижении квот для того, чтобы удержать цены от дальнейшего снижения — воззрения стран участниц на разумные уровни цен теперь сильно разнятся. И на арену вновь вышли спекулятивные факторы.

Цены на нефть вновь отступают. Будем ждать цунами роста 

Финансовые механизмы и кризисные явления могут привести к очень сильным краткосрочным изменениям цен. Напомним, что во время кризиса в 2008 году цены на нефть опускались в 4 раза. (Никто же не будет утверждать, что кривые спроса и предложения за считанные месяцы могли измениться до такой степени). Но аналогичные явления могут произойти и сейчас. В условиях сворачивания программы выкупа облигаций QE3 на рынках могут получить развитие дефляционные эффекты сжатия. А для ускоренного снижения цен нефти могли быть целенаправленно задействованы дополнительные механизмы.

Краткосрочному снижению цен могут способствовать продажи стратегических резервов (SPR). (Согласованная продажа резервов стран потребителей может на месяцы существенно снизить мировые цены). Продажей SPR США уже пользовались в прошлом. А весной текущего года в период наибольшего обострения кризиса на Украине США провели тестовые продажи 5 млн. баррелей нефти из своих стратегических резервов. Осенью текущего года в течение трех недель происходило снижение SPR с минимальным шагом. Вероятно, таким приемом власти США напоминали рынкам о возможности продаж нефти из своих стратегических резервов. Такие опасения более чем обоснованы. Дело в том, что в условиях сильно увеличившихся объемов добычи нефти США нет необходимости держать столь высокий уровень резервов. Если десяток лет назад при объеме нетто импорта суммарные запасы нефти и нефтепродуктов в США обеспечивали около 4 месяцев замещения импорта, то на сегодня при трехкратном снижении объемов нетто-импорта обеспеченность запасами достигает года. В таких условиях возможное решение о сокращении запасов нефти из SPR может стать серьезным аргументом за дальнейшее снижение нефтяных цен.  

Вызревает и важный самоподдерживающийся механизм снижения цен на нефть. Он вязан с растущими финансовыми трудностями компаний по добыче нефти. Уже приходят сигналы о трудностях банков, финансирующих сланцевые разработки.  При дальнейшем снижении цен на нефть начнутся цепочки банкротств компаний и банков. А за ним последует провал отрасли и целых сланцево добывающих регионов. Продавцы фьючерсных контрактов на нефть уже чувствуют приближение крови. В ноябре зафиксировано достижение почти 2-летнего пика спекулятивных коротких позиций по нефти на рынке фьючерсов. Игра по манипулированию ценами на рынке на начальном этапе, конечно, стоит больших денег, но при ее успешности с лихвой окупается полученным результатом.

Помним, что возможности финансовых структур по манипулированию ценами ничуть не меньше, чем возможности государственных механизмов по поддержанию добычи из сланцевых структур. Дальнейшее снижение цен на нефть сейчас очень выгодно финансовым структурам, которые за последние годы накопили колоссальную избыточную ликвидность. Горячие инвестиционные деньги ждут низких цен для своей реализации. Возможный дефляционный коллапс как раз мог бы позволить финансовому капиталу скупить дешевые активы. Именно поэтому крупные финансы легко можно заподозрить в начальном провоцировании и последующем подыгрывании снижению нефтяных цен.  В случае сваливания в дефляционный штопор ситуацию придется вновь спасать за счет государства, реанимируя наиболее важные падающие структуры. Поэтому есть красные флажки в снижении цен, за которые постараются не пустить даже самых алчных интересантов.

Но пока падение цен продолжается. Поставщикам сырья только остается довольствоваться существенно меньшими объемами поступлений, а игрокам на рынке – необходимостью встраиваться в понижательный тренд нефтяных цен. Однако долгосрочный спрос на энергоносители отменить никто не может. Значит, если игры на понижение цен продолжатся, и ключевые игроки смогут продавить цены на нефть существенно ниже достигнутых уровней, то тогда достаточно уверенно можно прогнозировать последующий мощный отскок. На такой отскок и последующий рост цен тем более стоит рассчитывать с учетом проходившей в последние годы огромной накачки ликвидностью мировой финансовой системы.

В сокращенном виде заметка опубликована на сайте Вести Финанс: http://www.vestifinance.ru/articles/49398  

smart-lab.ru


Смотрите также