Александр Крылов Газпромнефть: почему рынок изменился? Крылов александр газпром нефть


ХК "Авангард" | Новости | Совет директоров ХК "Авангард" возглавил Александр Крылов

Собрание членов Ассоциации «Хоккейный клуб «Авангард» приняло заявление председателя совета директоров Александра Дыбаля о сложении с себя полномочий. Новым председателем совета директоров клуба избран директор по региональным продажам «Газпром нефти» Александр Крылов.

«В последние годы «Авангард» добился существенного прогресса в важных направлениях деятельности. Прежде всего, это касается развития хоккейной школы: в прошедшем сезоне почти половину игроков «Авангарда» составляли воспитанники клуба, а молодежное звено главной команды на протяжении всего сезона демонстрировало лидерство. Проект нашей хоккейной Академии вышел на финишную прямую: до конца года совместно с коллегами из «Газпрома» мы планируем ввести её центральный комплекс с двумя ледовыми площадками, медицинским центром и общежитием. После этого комплекс будет объединен с хоккейной школой в рамках Академии. Для нас также очень важно, что «Авангард» входит в тройку по посещаемости среди российских клубов КХЛ. Но сейчас настало время сделать следующий шаг прежде всего в спортивных результатах. Именно для этого мы пригласили на должность президента клуба Максима Сушинского, который имеет ясное понимание стоящих перед клубом целей и путей их достижения. У клуба должна появиться стратегия развития и план преобразований, руководить созданием которых будет новый председатель совета директоров. Мой коллега Александр Крылов хорошо знает хоккейную специфику и у него есть необходимые управленческие качества, чтобы реализовать задачи, стоящие перед клубом. Я же остаюсь болельщиком «Авангарда» и продолжу поддерживать клуб как на арене, так и вне ее», - заявил Александр Дыбаль.

«Я вижу свою задачу в том, чтобы «Авангард» укреплял свой статус клуба-лидера КХЛ, показывал красивый, искрометный хоккей, который нравится зрителям, и всегда достигал максимально высоких результатов. Обещаю сделать все, чтобы каждая игра превращалась в праздник, а зал «Арены Омск» был заполнен болельщиками и ценителями спорта. Председатель правления «Газпром нефти» Александр Дюков на личной встрече перед моим избранием обещал оказывать клубу поддержку как в отношении усиления состава, так и в плане развития и работы новой клубной академии. Вместе с новым президентом клуба Максимом Сушинским я обращаюсь ко всем болельщикам – давайте вместе поддержим клуб так же, как и в прошедшем плей-офф. Вместе – мы победим!» - сказал председатель совета директоров клуба Александр Крылов.

Александр Владимирович Крылов

Директор по региональным продажам «Газпром нефти»

Родился 17 марта 1971 года в Ленинграде. В 1992 году окончил ЛМУ (г. Ленинград), в 2004 году – юридический факультет СПбГУ, в 2007 году – Московскую международную высшую школу бизнеса «МИРБИС» МВА по специальности «Стратегический менеджмент и предпринимательство». Также в 2014 году получил MBA по нефтяному бизнесу Стокгольмской школе экономики.

С 1994 по 2005 год работал на руководящих должностях в сфере недвижимости (генеральный директор, президент) в компаниях Российско-канадское СП «Петробилд», ЗАО «Городской центр недвижимости», ЗАО «Алпол».

С 2005 года занимал должность Заместителя руководителя дирекции по реализации в ООО «Сибур». В 2007 году перешел на должность Начальника департамента нефтепродуктообеспечения «Газпром нефти». С декабря 2009 – Директор по региональным продажам «Газпром нефти».

Неоднократно входил в рейтинг «Топ-1000 российских менеджеров», по версии издательского дома «КоммерсантЪ», а также был признан лучшим коммерческим директором России по направлению «Энергетика и топливный комплекс». В октябре 2014 года получил премию «Аристос», став первым в номинации «Лучший коммерческий директор».

Дирекция региональных продаж ПАО «Газпром нефть» управляет сбытом моторного топлива в России, СНГ и странах Восточной Европы. Сеть АЗС «Газпромнефть» объединяет более 1700 современных автозаправочных станций различных форматов в  России, странах СНГ и Восточной Европы.

Пресс-служба ХК «Авангард»

www.hawk.ru

Александр Крылов Газпромнефть: почему рынок изменился? |

Возникает закономерный вопрос: стоят ли эти 2% тех средств и усилий, что нефтяная компания затрачивает на развитие собственной розничной сети? Все-таки розница — это не основной бизнес ВИНК.

Мы для себя так вопрос не ставим. Вы же понимаете, у нас непрерывное производство. Если сбыта нет, производство останавливается. А собственная розничная сеть — это в первую очередь канал гарантированного сбыта. В Америке нефтяные компании как раз пришли к выводу, что 2% — это не повод содержать собственную розничную сеть. Поэтому они, в конечном итоге, от собственной розницы отказались. Но они могли себе это позволить. Потому что постоянный сбыт они могут гарантировать длинными, десятилетними, контрактами с собственниками точек продаж.

А в Европе другая ситуация. Там более жесткое антимонопольное регулирование. В Евросоюзе, например, длина эксклюзивных контрактов на поставку топлива дилерам ограничена пятью, насколько я помню, годами. Поэтому, чтобы гарантировать себе постоянный сбыт, нефтяной компании нужны станции в собственности. Даже там, где на топливный рынок пришли большие гипермаркеты, такие как Carrefour и Tesco, и фактически лишили их доходности в розничном звене. Чтобы хоть как-то конкурировать, нефтяным компаниям пришлось серьезно заниматься эффективностью собственных розничных сетей.

А в России какой сценарий вам представляется наиболее вероятным?

Я не готов говорить за весь рынок. Для себя мы видим решение в том, чтобы найти баланс между гарантией постоянного сбыта и издержками, связанными с ее обеспечением. Наша задача — продать максимальный объем с минимальными издержками. Эта задача решается на нескольких уровнях. Во-первых, на уровне организационно-управленческих решений. Это когда затраты сокращаются, например, за счет передачи функций по обслуживанию станций на аутсорсинг. А дополнительный трафик и доход генерятся за счет развития нетопливной составляющей — кафе, магазина и так далее. Следующий уровень — более тонкий. Для управления затратами и привлечения дополнительного трафика мы используем партнерский ресурс. Следующий уровень — цифровой. Это создание единой технологической платформы для всего сбыта. Ресурс организационно-управленческих решений мы использовали практически весь. Сейчас вплотную приступаем к работе с партнерами и созданию сбытовой платформы.

Под работой с партнерами вы что имеете в виду?

Я имею ввиду привлечение партнеров к операционному управлению нашими собственными станциями. После реорганизации мы видим доходность не просто в каждом канале. Мы видим доходность каждого объекта — то есть каждой отдельно взятой АЗС. И причины, по которым у одной станции доходность высокая, а у другой — низкая. Это дает нам возможность для каждой станции просчитать оптимальную модель работы — в зависимости от локации, трафика и рынка. Это уже тонкие настройки. Есть пул станций, которые работают максимально эффективно под нашим собственным управлением. Есть станции, которые будут эффективнее, если их перевести в автоматический режим. И есть станции, для которых оптимальное решение — отдать их в операционное управление партнеру.

Такой подход к управлению пулом собственных станций — это общепринятая мировая практика. Именно таким путем пошли европейские нефтяные компании в свое время. Например, BP сама управляет только третью своих станций. Остальными станциями управляют партнеры.

Как именно вы планируете задействовать партнеров?

Базовых моделей работы с партнерами мы для себя выбрали три. Станция передается в управление дилеру. Станция передается в управление профессиональному ритейлеру. Станция передается в операционное управление индивидуальному предпринимателю. В каждой из моделей есть свои нюансы. Но принцип у всех один. Компания управляет доходной частью — поставками топлива, а партнер расходной — эксплуатацией АЗС. Партнер при этом прямо заинтересован и в росте прокачки, и в сокращении операционных расходов. Потому что от этого зависит его доход. Пилотные проекты у нас идут с 2014 года. Результатом мы довольны. Посмотрим, какой будет эффект от масштабирования. В любом случае мы не собираемся передавать партнерам все наши станции. Только те, управлять которыми партнер сможет лучше, чем мы, — в силу тех или иных причин.

А нет ли опасений, что партнеры не смогут обеспечить принятые в компании стандарты качества сервиса, да и самого продукта? Не зря же говорят — хочешь сделать хорошо, сделай сам…

Контроль качества топлива и сервиса мы оставляем за собой. Это даже не обсуждается. Всем партнерам ставится жесткое условие — они должны соблюдать наши внутренние стандарты операционной деятельности.

Все станции, которые работают под брендом сети АЗС «Газпромнефть», мы контролируем одинаково, по единому корпоративному стандарту. Вне зависимости от того, кто ими управляет — мы или партнер.

Напрашивается еще один вопрос: в компании очень хорошо развита компетенция «управление сопутствующим бизнесом», есть собственный успешный нетопливный бренд. Зачем нужен профессиональный ритейлер? Нет ли здесь противоречия или даже конфликта интересов?

Противоречия нет. Есть две взаимодополняющие истории. Профессиональный ритейлер, работающий в отрасли, в любом случае обладает бОльшими возможностями и компетенциями в части организации работы магазина, чем нефтяная компания. Он может качественно изменить предложение товаров на станции. А это дополнительный трафик и дополнительные литры реализованного продукта. Мы же не все станции отдаем в управление ритейлерам. Только те, локация которых позволяет перевести магазин на АЗС в формат «удобного магазина» с расширенным ассортиментом товаров, где будут, в том числе, свежие продукты. Мы можем сделать это своими силами. Вопрос — зачем. Профессионал сделает это лучше и с меньшими затратами. Это во-первых.

Во-вторых, нетопливный бизнес — это ведь не только кафе и магазин. Например, мы сейчас работаем над новым дизайном наших станций. Прототип уже построили. Так вот, идея разработки нового дизайна станции была не в красоте. Нам важно, чтобы станция не просто была красивой, а чтобы она еще и дополнительный доход приносила. В этом ее ключевая идея. На новой станции приносить доход будут даже стены. Буквально. Потому что мы превратили их в рекламные площади — с внешней стороны в стены вмонтированы LCD-экраны для трансляции рекламы. Сторонних рекламодателей в том числе.

Вы удивитесь, но АЗС — это одна из немногих точек, где можно гарантированно получить рекламную аудиторию. Вы когда по трассе едете, вы же смотрите на дорогу, а не на рекламные щиты. А когда вы вышли из машины, чтобы заправиться, вы фиксируете взгляд на том, что привлекает внимание. А теперь давайте посчитаем годовой трафик федеральной сети АЗС. Сколько это сотен миллионов глаз? Я, кстати, вполне допускаю, что на «сопутке» и рекламе мы в конечном итоге будем зарабатывать больше, чем на топливе.

То есть вы считаете, что будущее в топливной рознице за развитием нетопливной составляющей бизнеса?

Нетопливный бизнес — это частность. Ключевая история в другом. Мы начали разговор с того, что топливная розница — бизнес низкомаржинальный. Его доходность напрямую зависит от того, насколько эффективно компания управляет затратами. Поэтому будущее — это очевидно — за решением, которое позволит кратно снизить издержки. И я считаю, что такое решение есть — это сбытовая платформа. У нас есть производитель — нефтяная компания. Есть продукт. Есть потребитель. Есть точка налива. Есть партнеры и прочие заинтересованные стороны. Платформа, о которой я говорю, — это цифровая площадка, где любой из участников рынка моментально получает необходимое ему решение. Потребитель получает продукт на тех или иных условиях. Партнер — договор на управление станцией. Сторонняя АЗС — контракт на поставку топлива. И так далее. А нефтяная компания — владелец платформы — получает сбыт. Объемы при этом растут кратно — за счет скорости и числа транзакций. А издержки минимальны.

Все основные компоненты бизнес-составляющей сбытовой платформы у нас есть. Собственно, это все наши бизнесы — не только розничный, но и мелкий опт, и корпоративные продажи, и доставка, и хранение, и перевалка, и контроль качества. С технологической составляющей сложнее — все-таки степень автоматизации и проникновения цифровых технологий нужна очень высокая. Но и над этим мы уже работаем.

Так вот. Как только мы объединим бизнес-компоненты и технологическую составляющую в единую экосистему и обеспечим доступ в нее из внешнего контура, мы создадим сбытовую платформу. Как только мы ее создадим, мы изменим ландшафт рынка. В этом я убежден. Потому что это совершенно другой уровень борьбы с затратами. Сейчас недостижимый.

magazine.gasad.ru

Александр Крылов: цифровая стратегия Газпромнефть |

Мобильное приложение АЗС «Газпромнефть» скачали более 1 миллиона клиентов.

Среди всех сетей АЗС в России «Газпромнефть» первой перешагнула этот рубеж. Порядка 10 тысяч человек оценили приложение. Оценка в Apple Store составляет 4,6 балла, в Google Play – 4 балла. Практически каждый второй клиент оставил отзыв, показав высокую заинтересованность в продукте.

С февраля по декабрь 2017 года вышло 35 обновлений мобильного приложения, что позволило обеспечить качественно новый функционал для клиентов сети автозаправочных станций. За это время количество пользователей увеличилось в 5 раз, количество активных сессий в месяц выросло в 2,5 раз.

Самые популярные разделы в приложении – личный кабинет программы лояльности и действующие акции. Кроме этого, с помощью приложения автомобилисты прокладывают маршрут до ближайшей станции «Газпромнефть», заранее узнают, какие виды топлива на ней доступны и по каким ценам. Также они могут оценить работу персонала, узнать о выгодных предложениях и акциях, задать вопрос онлайн-консультанту, посмотреть детализацию всех заправок с применением бонусной карты. Накануне новогодних праздников пользователям был доступен развлекательный функционал дополненной реальности в рамках федеральной рекламной акции #этомечта.

Александр Крылов, директор по региональным продажам «Газпром нефти», комментирует: «Развитие мобильного приложения – часть цифровой стратегии сети АЗС «Газпромнефть» и результат внедрения методов гибкой разработки в компании. Благодаря Agile в разы выросла эффективность работы команды сотрудников и разработчика. Мы научились не только быстро внедрять новый функционал, но и «слышать рынок», получая моментальную обратную связь через аналитику и отзывы клиентов».

magazine.gasad.ru

Большое интервью: Александр Крылов | Autosport.com.ru

Вот уже несколько лет в чемпионате мира по гонкам на выносливость (WEC) россиянам есть за кого болеть – команда G-Drive Racing радует нас своими победами. AUTOSPORT.com.ru встретился с директором по региональным продажам компании «Газпром нефть» и руководителем проекта G-Drive Racing Александром Крыловым, чтобы узнать, как начинался этот амбициозный проект.

Александр Владимирович, расскажите, как родилась идея создать гоночную команду G-Drive Racing?

Александр Крылов: В 2011 году сеть АЗС «Газпромнефть» вывела на рынок брендированное топливо G-Drive. Для его продвижения мы искали маркетинговую площадку, и поскольку G-Drive улучшает разгонную динамику двигателя и повышает его мощность, мы пришли к выводу, что автоспорт идеально подходит для этого.

Почти год мы изучали различные виды гонок, от ралли до формульных состязаний, и решили, что нам интересен чемпионат WEC. Во-первых, здесь имеет место жесточайшая конкуренция среди машин [гонки длятся 6 и 24 часа] и пилотов, которые демонстрируют свое мастерство и выносливость в течение таких марафонов. Во-вторых, этот чемпионат включает в себя культовую гонку «24 часа Ле-Мана». В результате мы остановились именно на этом варианте, нашли технического партнера и создали команду G-Drive Racing.

Рассматривался ли вариант с Формулой 1?

А.К.: Да, в момент анализа автоспорта в целом, мы сначала обратили свой взгляд именно на Формулу 1. Этот вариант был самым заманчивым, так как ни для кого не секрет, что наибольшее количество болельщиков именно у Больших Призов.

Но, во-первых, само вхождение в эти элитные соревнования является очень дорогим, а во-вторых, это регламентированный чемпионат и использовать собственное топливо на данных гоночных машинах невозможно.

То есть машины заправляются топливом G-Drive?..

А.К.: Мы заправляем наши автомобили топливом G-Drive в момент тестов, тренировок и подготовки машины к чемпионату. Таким образом, получая информацию от инженеров, у нас есть возможность анализировать эксплуатационные характеристики, которыми обладает наше топливо.

В прошлом году мы видели яркую рекламную кампанию на АЗС «Газпромнефть» с участием Романа Русинова. Насколько эффективно это работает?

А.К.: Я считаю гоночный проект успешным: прекрасный пример синергии спорта и маркетинга. Эффективность проекта подтверждают результаты: объем продаж премиального топлива G-Drive по итогам 2014 года вырос на 34%.

Расскажите о вашем совместном продукте с Red Bull...

А.К.: Помимо топлива на сети АЗС «Газпромнефть» активно продаются сопутствующие товары. Мы в своё время стали использовать успешный бренд G-Drive для продажи так называемых товаров под собственной торговой маркой. И одним из таких товаров стал энергетик. Это произвело фурор: в лучшие периоды мы продавали 70 000 - 80 000 банок в месяц. И это стало бизнесом.

Мы начали конкурировать с Red Bull на полках наших АЗС. Так родилась идея сделать совместный продукт, и мы ее реализовали. Выпуск напитка Red Bull for G-Drive вызвал большой резонанс. И речь здесь не только о коммерции, важно и то, что на одной волне оказалась и философия наших брендов.

Возвращаясь к спортивной части нашей беседы, Александр Владимирович, есть ли задумки шагнуть выше LMP2?

А.К.: Для нас LMP2 – оптимальный вариант. Класс LMP1 – это состязание автопроизводителей, таких как AUDI, Porsсhe, Toyota, в этом году пришел и Nissan. Нам просто нет смысла там участвовать. Мы не строим автомобили, мы продаем топливо для них. В первую очередь мы продвигаем G-Drive, а не участвуем в "звёздных войнах" автопроизводителей.

А в команде G-Drive есть российские механики или инженеры?

А.К.: Да, конечно, есть. Скажу по секрету, за последние время в чемпионате WEC вообще появилось очень много российских специалистов.

Сейчас у российского зрителя очень низкий интерес к автоспорту [кроме Формулы 1]. Что делать, чтобы гонки на выносливость смогли конкурировать, скажем, с биатлоном?

А.К.: Здесь должна быть совокупность усилий, причём не только тех российских коллективов, которые участвуют в международных гонках [G-Drive Racing, SMP Racing]. В первую очередь государство должно думать о привлечении молодёжи в автоспорт. Во-вторых, телевидение должно соответствующим образом продвигать эту идеологию, а уже потом мы, кто едет в гонках, вступаем в игру, показывая достойные результаты.

Не рассматривала ли компания «Газпром нефть» вариант приглашения в Россию международных чемпионатов, в которых она принимает участие (WEC, ELMS) в качестве промоутера?

Александр Крылов: У нас было и есть желание сделать городскую гонку в Санкт-Петербурге, где находится главный офис «Газпром нефти». Мы сейчас над этим работаем и, я верю, если не в этом году, то в будущем, у нас это получится.

...

autosport.com.ru

Крылов не случайно стал новым председателем совета директоров ХК «Авангард» - Новости

В среду, 28 марта, в руководстве «Авангарда» произошла кадровая перестановка. Заместитель генерального директора «Газпром нефти» Александр Дыбаль покинул пост председателя совета директоров омского клуба ХК «Авангард». На его место назначили директора по региональным продажам «Газпром нефти» Александра Крылова, со спортивной биографией которого омичи совершенно незнакомы.

Дыбаля в совете директоров омского «Авангарда» сменил Крылов

Om1.ru удалось выяснить, что Александр Крылов не случайно оказался в совете директоров хоккейного клуба, он очень близок со спортом и имеет непосредственное отношение к профессиональному хоккею. Александр Крылов играл в молодежной хоккейной лиге за питерский СКА, а сейчас выступает за команду G-Drive на корпоративных турнирах.

Новый председатель совета директоров пообещал сделать все, чтобы каждая игра превращалась в праздник, а зал «Арены Омск» был заполнен болельщиками и ценителями спорта. Вместе с новым президентом клуба Максимом Сушинским он попросил болельщиков поддержать «ястребов».

— Вместе мы победим!

С приходом Крылова в «Авангард» коммуникация клуба с аудиторией может технологически измениться. Такие планы активно обсуждаются.

Бывших хоккеистов не бывает

Стоит отметить, что 47-летний Александр Крылов — топ-менеджер «Газпром нефти». Дирекция региональных продаж ПАО «Газпром нефть» управляет сбытом моторного топлива в России, СНГ и странах Восточной Европы.

Александр — сторонник современных цифровых технологий и информатизации экономических процессов. СМИ приписывают ему заслуги в тотальном внедрении методов agile в работу автозаправочных станций.

Сеть АЗС «Газпромнефть» объединяет более 1 700 современных автозаправочных станций различных форматов в России, странах СНГ и Восточной Европы. Александр Крылов зачастую сам присутствует на открытии новых АЗС и не единожды приезжал в Омск, чтобы совместно с «ястребами» торжественно перерезать красную ленточку.

Александр Крылов

Он пришел в «Газпром нефть» на должность начальника департамента нефтепродуктообеспечения в 2007 году, а через два года был назначен директором по региональным продажам «Газпром нефти».

По версии издательского дома «КоммерсантЪ» он неоднократно входил в рейтинг «Топ-1000 российских менеджеров» и был признан лучшим коммерческим директором России по направлению «Энергетика и топливный комплекс». Осенью 2014 года Александр получил премию «Аристос», став первым в номинации «Лучший коммерческий директор».

Фото: hawk.ru Подписывайтесь на наш канал в Яндекс Дзен.

Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

www.om1.ru

Новости Руспрес - С чего начинался питерский нефтяной бизнес

[…] в 38-м номере «Новой газеты» за 11 апреля 2011 года мы рассказывали о том, что спецслужбы и полиция Монако, расследуя факты отмывания денег, вышли, в частности, на компанию Sotrama, которая, по мнению шефа разведки княжества, была «связана с тамбовской преступной группировкой и с Путиным лично». «Новая газета» начала собственное расследование, в ходе которого нам удалось получить оперативные файлы отдела уголовных расследований департамента внутренних дел княжества Монако (копии — на сайте «Новой газеты»), в них говорилось, что бенефициаром компании Sotrama являлся умерший в Ницце в 2003 году Дмитрий Скигин — «руководитель группировки, занимающейся отмыванием доходов». В файлах полиции Монако также упоминался Илья Трабер, который «связан с тамбовской преступной группировкой» и вместе со Скигиным стоит за несколькими компаниями, «занимающимися перепродажей нефти», — говорилось в оперативных отчетах отдела уголовных расследований. В отчете также перечислялись дочерние структуры монакской Sotrama, одна из которых — Horizon International Trading из Лихтенштейна — заключала контракты на сотни миллионов долларов с крупнейшими российскими нефтяными компаниями. Как удалось выяснить «Новой газете», номинальным управлением этих нефтетрейдерских фирм занимались два юриста из города Руггель в Лихтенштейне — Маркус Хаслер и Грэхам Смит. Они, как рассказывал знакомый с ними юрист из Европы, имели когда-то «отношение к распространению коммунистической литературы» на страны Запада, а с развалом Советского Союза занялись трастовым управлением бизнесов, в том числе принадлежавших российским предпринимателям.

От экспорта леса и антиквариата до заправки самолетов

Пресс-секретарь премьера Дмитрий Песков заявил «Новой газете», что «Путин никогда не имел отношения ни к компании Sotrama, ни к созданию нефтетрейдерских компаний где бы то ни было». При этом на вопрос, был ли знаком Путин с Дмитрием Скигиным и Ильей Трабером, Песков ответил, что они «в свое время работали в Санкт-Петербурге над проектом по строительству нефтеналивного терминала, в связи с чем неоднократно официально обращались к руководству мэрии Санкт-Петербурга».

Бывший российский партнер Дмитрия Скигина на условиях анонимности также рассказал «Новой газете», что Скигин был близко знаком с Владимиром Путиным и даже «не раз виделся с ним с глазу на глаз» в Кремле. А испанский адвокат Пабло Себастьян, давно знающий семью Скигина и представляющий сегодня интересы его первой жены, уверен, что Владимир Путин в бытность председателем Комитета по внешним связям (КВС) Санкт-Петербурга регистрировал немало компаний, принадлежавших Дмитрию Скигину.

Согласно положению о КВС, подписанному тогдашним мэром Санкт-Петербурга Анатолием Собчаком, на комитет возлагалась обязанность регистрировать все компании с иностранными инвестициями. Среди зарегистрированных тогдашним председателем КВС фирм нам удалось обнаружить и те, что принадлежали Дмитрию Скигину.

КВС зарегистрировал как минимум пять компаний, связанных с Дмитрием Скигиным. АОЗТ «Вингс оф Америка» было зарегистрировано в 1992 году КВС мэрии Санкт-Петербурга (регистрационный номер АОЛ-2449). Основными акционерами этой фирмы были Дмитрий Скигин и Horizon International Trading, которую полиция Монако считала дочерней структурой Sotrama. В том же году было зарегистрировано АОЗТ «Невская инвестиционная компания» (№АОЛ-3350) — среди ее акционеров были Дмитрий Скигин и все та же Horizon International Trading. В 1994 году КВС зарегистрировал АОЗТ «Совэкс Ко» (№АОЛ-6877), 50% которого принадлежало Дмитрию Скигину. В том же году председателем КВС было зарегистрировано АОЗТ «Петробилд» (№АОЛ-8040), которое занималось недвижимостью. Эта компания примечательна тем, что партнерами Дмитрия Скигина в ней были авторитетный в Санкт-Петербурге предприниматель Сергей Васильев, в покушении на которого сегодня обвиняется Владимир Кумарин (Барсуков), и Александр Крылов — нынешний начальник департамента региональных продаж «Газпром нефти». Александр Крылов в ответе на запрос «Новой газеты» подтвердил, что он был учредителем компании «Петробилд», «занимавшейся проектами по управлению недвижимости», и что был знаком с Дмитрием Скигиным и Сергеем Васильевым — они «осуществляли совместные проекты в рамках «Петробилда». Крылов также пояснил, что деятельность «Петробилда», «как любого совместного предприятия, курировалась Комитетом по внешним связям Санкт-Петербурга в рамках законодательства», но «совместных проектов с руководителем комитета Путиным компания не вела».

Пресс-секретарь премьера Дмитрий Песков сообщил «Новой газете», что «через Путина как председателя комитета проходили документы о регистрации всех компаний с иностранными инвестициями». При этом Песков затруднился ответить, были ли среди них те, что удалось найти «Новой газете». «В настоящее время установить не представляется возможным», — заявил пресс-секретарь Владимира Путина.

Дмитрий Скигин начинал с экспорта леса в Карелии, однако по-настоящему богатым стал после того, как занялся нефтяным бизнесом, — с тех пор он имел отношение ко многим ключевым активам Санкт-Петербурга. Согласно отчетам об итогах выпуска ценных бумаг, Дмитрию Скигину в середине 90-х годов принадлежала компания «Сигма», которая, в свою очередь, владела 66% в ЗАО «Совэкс». Другие 34% «Совэкса» принадлежали лихтенштейнскому офшору Horizon International Trading. ЗАО «Совэкс», как и остальные фирмы, было зарегистрировано КВС.

«Совэкс» был создан на базе имущественного комплекса горюче-смазочных материалов аэропорта «Пулково», говорится на сайте аэропорта. То есть если раньше заправкой самолетов занималась простая служба, то с образованием «Совэкса» служба превратилась в фирму, а прибыль от заправки авиаперевозчиков стала доставаться не государству — на тот момент стопроцентному акционеру «Пулково» — а Дмитрию Скигину и лихтенштейнскому офшору Horizon International Trading. С тех пор «Совэкс» стал практически монопольным заправщиком всех самолетов в санкт-петербургском аэропорту, а в 2008 году компания была приобретена «Газпром нефтью» и ЛУКОЙЛом.

С развитием нефтяного и топливно-заправочного бизнеса Дмитрий Скигин вошел в тот избранный круг санкт-петербургских предпринимателей и чиновников, среди которых было множество знакомых нынешнего премьер-министра Владимира Путина. В нефтяном бизнесе Дмитрий Скигин, видимо, познакомился и с Ильей Трабером — одним из самых влиятельных бизнесменов Санкт-Петербурга.

Илья Трабер, о котором в файлах полиции Монако говорится, что он «связан с тамбовской группировкой», — хорошо известен не только в России, но и в Европе. Широкую огласку его имя обрело во время операции «Тройка», в ходе которой были задержаны предприниматели Геннадий Петров и Александр Малышев, по мнению испанской полиции, руководители тамбовско-малышевской группировки. Из материалов расследования и «прослушек» телефонов обвиняемых, которые есть в распоряжении «Новой газеты», видно, что Илья Трабер имел тесные деловые и дружеские отношения с арестованными. Трабер не ответил на вопросы «Новой газеты», переданные более месяца назад представляющим его интересы адвокатам в России.

Илья Трабер начинал свой бизнес с антиквариата — он имел отношение к ОАО «Реставрационно-коммерческий центр «Антиквар», которое решением Ленсовета в 90-х годах стало практически монополистом на рынке санкт-петербургского антиквариата. Исключительному положению компании, как считали эксперты, во многом способствовали городские власти, и в особенности тогдашний мэр Анатолий Собчак, с которым Илья Трабер был хорошо знаком. И, видимо, благодаря тесным отношениям с Собчаком Трабер мог познакомиться и с тогдашним вице-мэром Санкт-Петербурга Владимиром Путиным.

Согласно базе данных о российских предприятиях СКРИН, учредителями ОАО «Реставрационно-коммерческий центр «Антиквар» был Комитет по управлению городским имуществом (КУГИ), «Малое предприятие «Петербург» и «Информационно-юридическое бюро «Петер» («ИЮБ «Петер»).

Как говорилось в одном из постановлений арбитражного суда Северо-Западного округа за 2003 год, участниками «ИЮБ «Петер» были четыре физических лица: Илья Трабер, Виктор Корытов, Александр Уланов и Борис Шариков. Они же вместе с центром «Антиквар» были учредителями в охранном предприятии «ВИАБ». У каждого из четырех партнеров любопытная биография: достаточно отметить, что Борис Шариков — бывший сотрудник правоохранительных органов и судья, а Виктор Корытов сегодня — заместитель председателя правления Газпромбанка. Как сообщил «Новой газете» пресс-секретарь премьер-министра Дмитрий Песков, Корытов «примерно в одно время с Путиным работал в Ленинградском управлении КГБ СССР». Правда, при этом Песков подчеркнул, что они «с тех пор отношений не поддерживают». Виктор Корытов не ответил на отправленный более двух недель назад запрос «Новой газеты».

Начав с антикварного и охранного бизнесов, партнеры стали постепенно завоевывать и более крупные сектора экономики, и к середине 90-х годов «ИЮБ «Петер» уже владело долями во многих крупнейших и ключевых предприятиях Ленинградской области, в которых среди партнеров можно было найти немало близких знакомых премьер-министра Владимира Путина.

Дмитрий Скигин, Илья Трабер и друзья Путина

По данным ЕГРЮЛ, «Совэкс» Дмитрия Скигина и «ИЮБ «Петер» Ильи Трабера владели по 25% в ЗАО «Балтийская бункерная компания» (ЗАО «ББК»). Еще четверть ЗАО «ББК» принадлежала «Финансовой компании «Петролиум», аффилированной с Геннадием Петровым — авторитетным предпринимателем, арестованным в 2008 году в Испании в ходе операции «Тройка».

Принадлежавшее Петрову, Траберу и Скигину ЗАО «ББК», в свою очередь, владело 25% в «Петербургском нефтяном терминале», говорилось в отчетности последнего за 1998 год. История создания этого терминала, через который шла значительная часть российского нефтяного экспорта, весьма любопытна.

После развала Советского Союза основные мощности по перевалке нефтепродуктов оказались в странах Балтии. В связи с чем в начале 90-х годов было принято решение построить в Санкт-Петербурге современный нефтяной терминал, и проект получил название «Золотые ворота». Учредителями «Золотых ворот» стала мэрия Санкт-Петербурга, в которой тогда трудился Владимир Путин, и «Киришинефтехимэкспорт», в котором работал давний знакомый премьер-министра Геннадий Тимченко — сегодня совладелец Gunvor. Было выпущено специальное распоряжение правительства, однако «Золотые ворота» по непонятным причинам так и не открылись. Зато в 1996 году в качестве нового оператора для реализации проекта было выбрано ЗАО «Петербургский нефтяной терминал». Как рассказывал президент «Газпром нефти» (а в те времена — генеральный директор терминала) Александр Дюков, «очень серьезную помощь и поддержку» новому оператору оказывал вице-мэр Владимир Путин.

И в итоге, согласно отчетности компании, совет директоров ЗАО «Петербургский нефтяной терминал» возглавил Илья Трабер, а вместе с ним в совет вошел и Дмитрий Скигин. Интересно, знал ли в то время вице-мэр Владимир Путин, оказывая «серьезную поддержку» новому оператору нефтяного терминала, что оказывает он ее людям, один из которых будет впоследствии арестован в Испании, а двое других будут упоминаться в оперативных сводках отдела уголовных расследований полиции Монако?

Благодаря столь весомой административной поддержке терминал заработал и стал использоваться нефтетрейдерами, в том числе и Геннадием Тимченко, торговавшим в то время нефтью Киришского НПЗ, от которого был проложен нефтепровод к нефтяному терминалу в Санкт-Петербурге. «Компании, принадлежащие Геннадию Тимченко, пользуются услугами санкт-петербургского терминала более 15 лет», — рассказал «Новой газете» представитель совладельца Gunvor. Имя Геннадия Тимченко вместе с именами Дмитрия Скигина и Ильи Трабера также упоминается в оперативных файлах полиции Монако, однако Тимченко через своего представителя заявил, что он был знаком с Дмитрием Скигиным, но не осуществлял с ним никаких совместных проектов.

Благоволил вице-мэр Владимир Путин и другой ключевой компании Санкт-Петербурга, к которой имели непосредственное отношение те, кто находился в поле зрения полиции Монако. «Петербургская топливная компания» («ПТК») создавалась по инициативе мэрии Санкт-Петербурга, а в 1995 году, как говорится на сайте компании, мэрия уполномочила «ПТК» «осуществлять снабжение нефтепродуктами предприятия городского хозяйства, обеспечивать хранение городского резерва и мобилизационного запаса нефтепродуктов». В марте 1995 года Владимир Путин подписал распоряжение мэрии, согласно которому «ПТК» поручалось «приобрести и хранить городской резерв автомобильного топлива», что практически сделало «ПТК» монополистом на бензиновом рынке.

При создании «ПТК» в 1994 году, как говорится на сайте компании, среди ее акционеров был банк «Россия», совладельцы которого — давние знакомые нынешнего премьер-министра, учреждавшие с ним кооператив «Озеро», — Юрий Ковальчук и Николай Шамалов. Любопытно, что в 1998–1999 годах совладельцем банка «Россия» был и арестованный в Испании Геннадий Петров, которого один из обвиняемых по «испанскому делу» называл «другом Путина». Другим акционером «ПТК» при создании, как говорится на сайте компании, было принадлежавшее Илье Траберу и сослуживцу Путина Виктору Корытову «ИЮБ «Петер».

После 1996 года структура собственности и управления «ПТК» поменялась. Согласно отчетности компании, генеральным директором, а затем и председателем совета директоров стал другой давний знакомый Владимира Путина — Владимир Смирнов (руководитель кооператива «Озеро»), а вице-президентом стал находящийся сегодня под следствием Владимир Кумарин (Барсуков).

5% «ПТК» стали принадлежать однокурснику Владимира Путина — Виктору Хмарину через компанию «Вита-Х». А более крупные пакеты акций достались ЗАО «Петролиум» (12%), аффилированному с Геннадием Петровым, и «Балтийской бункерной компании» (13%), которую контролировали фирмы Дмитрия Скигина и Ильи Трабера. И несмотря на то, что крупнейший пакет «ПТК» (14 %) держал город в лице КУГИ, если сложить доли, принадлежавшие через различные структуры Геннадию Петрову, Илье Траберу и Дмитрию Скигину, можно предположить: именно они вместе с Владимиром Кумариным (хотя он официально в число акционеров и не входил) владели бензиновым монополистом, который пользовался весомой поддержкой мэрии Санкт-Петербурга и Владимира Путина.

Однако вскоре пути бывших партнеров по «Петербургской топливной компании» разошлись. И камнем преткновения, видимо, стал более ценный актив — Петербургский нефтяной терминал. В конце 90-х — начале 2000-х годов Дмитрий Скигин и Илья Трабер, став гражданами Греции, перебрались за границу. Как рассказывал «Новой газете» бывший партнер Скигина, он уезжал, чтобы быть поближе к центрам управления бизнеса в Монако и Лихтенштейне. И, как считали участники рынка, совладельцем нефтяного терминала стал влиятельный питерский бизнесмен и давний партнер Дмитрия Скигина Сергей Васильев.

В 2006 году на Сергея Васильева было совершено покушение, в его организации сегодня обвиняется находящийся под следствием Владимир Кумарин (Барсуков). Газета «Ведомости», ссылаясь на мнение двух предпринимателей, знакомых с Сергеем Васильевым и Геннадием Тимченко, предполагала, что это совладелец Gunvor «мог убедить» Владимира Путина изолировать Владимира Кумарина от общества. Кумарин, по словам собеседников газеты, не смог договориться с Сергеем Васильевым по поводу терминала, после чего на последнего было совершено покушение. Оправившись, Васильев, по версии «Ведомостей», мог попросить помощи у Геннадия Тимченко в обмен на долю в терминале. Геннадий Тимченко заявил «Новой газете», что «эти утверждения не соответствуют действительности» и что ни он сам, ни принадлежащие ему компании не владеют долей в терминале. Владимир Кумарин (Барсуков) на вопросы «Новой газеты» не ответил.

Как бы то ни было, нетрудно догадаться, кто вышел победителем в этом конфликте. Некогда самый влиятельный бизнесмен Санкт-Петербурга Владимир Кумарин сегодня под следствием, а ЗАО «Петербургский нефтяной терминал», согласно отчетности компании за 2008 год, принадлежит пяти офшорам с Кипра. Совет директоров предприятия возглавляет Михаил Скигин — старший сын Дмитрия Скигина. Михаил Скигин на запрос «Новой газеты» не ответил.

Изучая многочисленные бизнесы знакомых Владимира Путина, безусловно, невозможно обнаружить те, что связаны с премьером лично, в связи с чем всегда возникает вопрос: действительно ли премьер заинтересован в том, чтобы бизнес был поделен между теми, кому он доверяет, или это кто-то очень удачно использует его имя для решения собственных вопросов?

Роман Анин

www.rospres.org

Новости Руспрес - С чего начинался питерский нефтяной бизнес

[…] в 38-м номере «Новой газеты» за 11 апреля 2011 года мы рассказывали о том, что спецслужбы и полиция Монако, расследуя факты отмывания денег, вышли, в частности, на компанию Sotrama, которая, по мнению шефа разведки княжества, была «связана с тамбовской преступной группировкой и с Путиным лично». «Новая газета» начала собственное расследование, в ходе которого нам удалось получить оперативные файлы отдела уголовных расследований департамента внутренних дел княжества Монако (копии — на сайте «Новой газеты»), в них говорилось, что бенефициаром компании Sotrama являлся умерший в Ницце в 2003 году Дмитрий Скигин — «руководитель группировки, занимающейся отмыванием доходов». В файлах полиции Монако также упоминался Илья Трабер, который «связан с тамбовской преступной группировкой» и вместе со Скигиным стоит за несколькими компаниями, «занимающимися перепродажей нефти», — говорилось в оперативных отчетах отдела уголовных расследований. В отчете также перечислялись дочерние структуры монакской Sotrama, одна из которых — Horizon International Trading из Лихтенштейна — заключала контракты на сотни миллионов долларов с крупнейшими российскими нефтяными компаниями. Как удалось выяснить «Новой газете», номинальным управлением этих нефтетрейдерских фирм занимались два юриста из города Руггель в Лихтенштейне — Маркус Хаслер и Грэхам Смит. Они, как рассказывал знакомый с ними юрист из Европы, имели когда-то «отношение к распространению коммунистической литературы» на страны Запада, а с развалом Советского Союза занялись трастовым управлением бизнесов, в том числе принадлежавших российским предпринимателям.

От экспорта леса и антиквариата до заправки самолетов

Пресс-секретарь премьера Дмитрий Песков заявил «Новой газете», что «Путин никогда не имел отношения ни к компании Sotrama, ни к созданию нефтетрейдерских компаний где бы то ни было». При этом на вопрос, был ли знаком Путин с Дмитрием Скигиным и Ильей Трабером, Песков ответил, что они «в свое время работали в Санкт-Петербурге над проектом по строительству нефтеналивного терминала, в связи с чем неоднократно официально обращались к руководству мэрии Санкт-Петербурга».

Бывший российский партнер Дмитрия Скигина на условиях анонимности также рассказал «Новой газете», что Скигин был близко знаком с Владимиром Путиным и даже «не раз виделся с ним с глазу на глаз» в Кремле. А испанский адвокат Пабло Себастьян, давно знающий семью Скигина и представляющий сегодня интересы его первой жены, уверен, что Владимир Путин в бытность председателем Комитета по внешним связям (КВС) Санкт-Петербурга регистрировал немало компаний, принадлежавших Дмитрию Скигину.

Согласно положению о КВС, подписанному тогдашним мэром Санкт-Петербурга Анатолием Собчаком, на комитет возлагалась обязанность регистрировать все компании с иностранными инвестициями. Среди зарегистрированных тогдашним председателем КВС фирм нам удалось обнаружить и те, что принадлежали Дмитрию Скигину.

КВС зарегистрировал как минимум пять компаний, связанных с Дмитрием Скигиным. АОЗТ «Вингс оф Америка» было зарегистрировано в 1992 году КВС мэрии Санкт-Петербурга (регистрационный номер АОЛ-2449). Основными акционерами этой фирмы были Дмитрий Скигин и Horizon International Trading, которую полиция Монако считала дочерней структурой Sotrama. В том же году было зарегистрировано АОЗТ «Невская инвестиционная компания» (№АОЛ-3350) — среди ее акционеров были Дмитрий Скигин и все та же Horizon International Trading. В 1994 году КВС зарегистрировал АОЗТ «Совэкс Ко» (№АОЛ-6877), 50% которого принадлежало Дмитрию Скигину. В том же году председателем КВС было зарегистрировано АОЗТ «Петробилд» (№АОЛ-8040), которое занималось недвижимостью. Эта компания примечательна тем, что партнерами Дмитрия Скигина в ней были авторитетный в Санкт-Петербурге предприниматель Сергей Васильев, в покушении на которого сегодня обвиняется Владимир Кумарин (Барсуков), и Александр Крылов — нынешний начальник департамента региональных продаж «Газпром нефти». Александр Крылов в ответе на запрос «Новой газеты» подтвердил, что он был учредителем компании «Петробилд», «занимавшейся проектами по управлению недвижимости», и что был знаком с Дмитрием Скигиным и Сергеем Васильевым — они «осуществляли совместные проекты в рамках «Петробилда». Крылов также пояснил, что деятельность «Петробилда», «как любого совместного предприятия, курировалась Комитетом по внешним связям Санкт-Петербурга в рамках законодательства», но «совместных проектов с руководителем комитета Путиным компания не вела».

Пресс-секретарь премьера Дмитрий Песков сообщил «Новой газете», что «через Путина как председателя комитета проходили документы о регистрации всех компаний с иностранными инвестициями». При этом Песков затруднился ответить, были ли среди них те, что удалось найти «Новой газете». «В настоящее время установить не представляется возможным», — заявил пресс-секретарь Владимира Путина.

Дмитрий Скигин начинал с экспорта леса в Карелии, однако по-настоящему богатым стал после того, как занялся нефтяным бизнесом, — с тех пор он имел отношение ко многим ключевым активам Санкт-Петербурга. Согласно отчетам об итогах выпуска ценных бумаг, Дмитрию Скигину в середине 90-х годов принадлежала компания «Сигма», которая, в свою очередь, владела 66% в ЗАО «Совэкс». Другие 34% «Совэкса» принадлежали лихтенштейнскому офшору Horizon International Trading. ЗАО «Совэкс», как и остальные фирмы, было зарегистрировано КВС.

«Совэкс» был создан на базе имущественного комплекса горюче-смазочных материалов аэропорта «Пулково», говорится на сайте аэропорта. То есть если раньше заправкой самолетов занималась простая служба, то с образованием «Совэкса» служба превратилась в фирму, а прибыль от заправки авиаперевозчиков стала доставаться не государству — на тот момент стопроцентному акционеру «Пулково» — а Дмитрию Скигину и лихтенштейнскому офшору Horizon International Trading. С тех пор «Совэкс» стал практически монопольным заправщиком всех самолетов в санкт-петербургском аэропорту, а в 2008 году компания была приобретена «Газпром нефтью» и ЛУКОЙЛом.

С развитием нефтяного и топливно-заправочного бизнеса Дмитрий Скигин вошел в тот избранный круг санкт-петербургских предпринимателей и чиновников, среди которых было множество знакомых нынешнего премьер-министра Владимира Путина. В нефтяном бизнесе Дмитрий Скигин, видимо, познакомился и с Ильей Трабером — одним из самых влиятельных бизнесменов Санкт-Петербурга.

Илья Трабер, о котором в файлах полиции Монако говорится, что он «связан с тамбовской группировкой», — хорошо известен не только в России, но и в Европе. Широкую огласку его имя обрело во время операции «Тройка», в ходе которой были задержаны предприниматели Геннадий Петров и Александр Малышев, по мнению испанской полиции, руководители тамбовско-малышевской группировки. Из материалов расследования и «прослушек» телефонов обвиняемых, которые есть в распоряжении «Новой газеты», видно, что Илья Трабер имел тесные деловые и дружеские отношения с арестованными. Трабер не ответил на вопросы «Новой газеты», переданные более месяца назад представляющим его интересы адвокатам в России.

Илья Трабер начинал свой бизнес с антиквариата — он имел отношение к ОАО «Реставрационно-коммерческий центр «Антиквар», которое решением Ленсовета в 90-х годах стало практически монополистом на рынке санкт-петербургского антиквариата. Исключительному положению компании, как считали эксперты, во многом способствовали городские власти, и в особенности тогдашний мэр Анатолий Собчак, с которым Илья Трабер был хорошо знаком. И, видимо, благодаря тесным отношениям с Собчаком Трабер мог познакомиться и с тогдашним вице-мэром Санкт-Петербурга Владимиром Путиным.

Согласно базе данных о российских предприятиях СКРИН, учредителями ОАО «Реставрационно-коммерческий центр «Антиквар» был Комитет по управлению городским имуществом (КУГИ), «Малое предприятие «Петербург» и «Информационно-юридическое бюро «Петер» («ИЮБ «Петер»).

Как говорилось в одном из постановлений арбитражного суда Северо-Западного округа за 2003 год, участниками «ИЮБ «Петер» были четыре физических лица: Илья Трабер, Виктор Корытов, Александр Уланов и Борис Шариков. Они же вместе с центром «Антиквар» были учредителями в охранном предприятии «ВИАБ». У каждого из четырех партнеров любопытная биография: достаточно отметить, что Борис Шариков — бывший сотрудник правоохранительных органов и судья, а Виктор Корытов сегодня — заместитель председателя правления Газпромбанка. Как сообщил «Новой газете» пресс-секретарь премьер-министра Дмитрий Песков, Корытов «примерно в одно время с Путиным работал в Ленинградском управлении КГБ СССР». Правда, при этом Песков подчеркнул, что они «с тех пор отношений не поддерживают». Виктор Корытов не ответил на отправленный более двух недель назад запрос «Новой газеты».

Начав с антикварного и охранного бизнесов, партнеры стали постепенно завоевывать и более крупные сектора экономики, и к середине 90-х годов «ИЮБ «Петер» уже владело долями во многих крупнейших и ключевых предприятиях Ленинградской области, в которых среди партнеров можно было найти немало близких знакомых премьер-министра Владимира Путина.

Дмитрий Скигин, Илья Трабер и друзья Путина

По данным ЕГРЮЛ, «Совэкс» Дмитрия Скигина и «ИЮБ «Петер» Ильи Трабера владели по 25% в ЗАО «Балтийская бункерная компания» (ЗАО «ББК»). Еще четверть ЗАО «ББК» принадлежала «Финансовой компании «Петролиум», аффилированной с Геннадием Петровым — авторитетным предпринимателем, арестованным в 2008 году в Испании в ходе операции «Тройка».

Принадлежавшее Петрову, Траберу и Скигину ЗАО «ББК», в свою очередь, владело 25% в «Петербургском нефтяном терминале», говорилось в отчетности последнего за 1998 год. История создания этого терминала, через который шла значительная часть российского нефтяного экспорта, весьма любопытна.

После развала Советского Союза основные мощности по перевалке нефтепродуктов оказались в странах Балтии. В связи с чем в начале 90-х годов было принято решение построить в Санкт-Петербурге современный нефтяной терминал, и проект получил название «Золотые ворота». Учредителями «Золотых ворот» стала мэрия Санкт-Петербурга, в которой тогда трудился Владимир Путин, и «Киришинефтехимэкспорт», в котором работал давний знакомый премьер-министра Геннадий Тимченко — сегодня совладелец Gunvor. Было выпущено специальное распоряжение правительства, однако «Золотые ворота» по непонятным причинам так и не открылись. Зато в 1996 году в качестве нового оператора для реализации проекта было выбрано ЗАО «Петербургский нефтяной терминал». Как рассказывал президент «Газпром нефти» (а в те времена — генеральный директор терминала) Александр Дюков, «очень серьезную помощь и поддержку» новому оператору оказывал вице-мэр Владимир Путин.

И в итоге, согласно отчетности компании, совет директоров ЗАО «Петербургский нефтяной терминал» возглавил Илья Трабер, а вместе с ним в совет вошел и Дмитрий Скигин. Интересно, знал ли в то время вице-мэр Владимир Путин, оказывая «серьезную поддержку» новому оператору нефтяного терминала, что оказывает он ее людям, один из которых будет впоследствии арестован в Испании, а двое других будут упоминаться в оперативных сводках отдела уголовных расследований полиции Монако?

Благодаря столь весомой административной поддержке терминал заработал и стал использоваться нефтетрейдерами, в том числе и Геннадием Тимченко, торговавшим в то время нефтью Киришского НПЗ, от которого был проложен нефтепровод к нефтяному терминалу в Санкт-Петербурге. «Компании, принадлежащие Геннадию Тимченко, пользуются услугами санкт-петербургского терминала более 15 лет», — рассказал «Новой газете» представитель совладельца Gunvor. Имя Геннадия Тимченко вместе с именами Дмитрия Скигина и Ильи Трабера также упоминается в оперативных файлах полиции Монако, однако Тимченко через своего представителя заявил, что он был знаком с Дмитрием Скигиным, но не осуществлял с ним никаких совместных проектов.

Благоволил вице-мэр Владимир Путин и другой ключевой компании Санкт-Петербурга, к которой имели непосредственное отношение те, кто находился в поле зрения полиции Монако. «Петербургская топливная компания» («ПТК») создавалась по инициативе мэрии Санкт-Петербурга, а в 1995 году, как говорится на сайте компании, мэрия уполномочила «ПТК» «осуществлять снабжение нефтепродуктами предприятия городского хозяйства, обеспечивать хранение городского резерва и мобилизационного запаса нефтепродуктов». В марте 1995 года Владимир Путин подписал распоряжение мэрии, согласно которому «ПТК» поручалось «приобрести и хранить городской резерв автомобильного топлива», что практически сделало «ПТК» монополистом на бензиновом рынке.

При создании «ПТК» в 1994 году, как говорится на сайте компании, среди ее акционеров был банк «Россия», совладельцы которого — давние знакомые нынешнего премьер-министра, учреждавшие с ним кооператив «Озеро», — Юрий Ковальчук и Николай Шамалов. Любопытно, что в 1998–1999 годах совладельцем банка «Россия» был и арестованный в Испании Геннадий Петров, которого один из обвиняемых по «испанскому делу» называл «другом Путина». Другим акционером «ПТК» при создании, как говорится на сайте компании, было принадлежавшее Илье Траберу и сослуживцу Путина Виктору Корытову «ИЮБ «Петер».

После 1996 года структура собственности и управления «ПТК» поменялась. Согласно отчетности компании, генеральным директором, а затем и председателем совета директоров стал другой давний знакомый Владимира Путина — Владимир Смирнов (руководитель кооператива «Озеро»), а вице-президентом стал находящийся сегодня под следствием Владимир Кумарин (Барсуков).

5% «ПТК» стали принадлежать однокурснику Владимира Путина — Виктору Хмарину через компанию «Вита-Х». А более крупные пакеты акций достались ЗАО «Петролиум» (12%), аффилированному с Геннадием Петровым, и «Балтийской бункерной компании» (13%), которую контролировали фирмы Дмитрия Скигина и Ильи Трабера. И несмотря на то, что крупнейший пакет «ПТК» (14 %) держал город в лице КУГИ, если сложить доли, принадлежавшие через различные структуры Геннадию Петрову, Илье Траберу и Дмитрию Скигину, можно предположить: именно они вместе с Владимиром Кумариным (хотя он официально в число акционеров и не входил) владели бензиновым монополистом, который пользовался весомой поддержкой мэрии Санкт-Петербурга и Владимира Путина.

Однако вскоре пути бывших партнеров по «Петербургской топливной компании» разошлись. И камнем преткновения, видимо, стал более ценный актив — Петербургский нефтяной терминал. В конце 90-х — начале 2000-х годов Дмитрий Скигин и Илья Трабер, став гражданами Греции, перебрались за границу. Как рассказывал «Новой газете» бывший партнер Скигина, он уезжал, чтобы быть поближе к центрам управления бизнеса в Монако и Лихтенштейне. И, как считали участники рынка, совладельцем нефтяного терминала стал влиятельный питерский бизнесмен и давний партнер Дмитрия Скигина Сергей Васильев.

В 2006 году на Сергея Васильева было совершено покушение, в его организации сегодня обвиняется находящийся под следствием Владимир Кумарин (Барсуков). Газета «Ведомости», ссылаясь на мнение двух предпринимателей, знакомых с Сергеем Васильевым и Геннадием Тимченко, предполагала, что это совладелец Gunvor «мог убедить» Владимира Путина изолировать Владимира Кумарина от общества. Кумарин, по словам собеседников газеты, не смог договориться с Сергеем Васильевым по поводу терминала, после чего на последнего было совершено покушение. Оправившись, Васильев, по версии «Ведомостей», мог попросить помощи у Геннадия Тимченко в обмен на долю в терминале. Геннадий Тимченко заявил «Новой газете», что «эти утверждения не соответствуют действительности» и что ни он сам, ни принадлежащие ему компании не владеют долей в терминале. Владимир Кумарин (Барсуков) на вопросы «Новой газеты» не ответил.

Как бы то ни было, нетрудно догадаться, кто вышел победителем в этом конфликте. Некогда самый влиятельный бизнесмен Санкт-Петербурга Владимир Кумарин сегодня под следствием, а ЗАО «Петербургский нефтяной терминал», согласно отчетности компании за 2008 год, принадлежит пяти офшорам с Кипра. Совет директоров предприятия возглавляет Михаил Скигин — старший сын Дмитрия Скигина. Михаил Скигин на запрос «Новой газеты» не ответил.

Изучая многочисленные бизнесы знакомых Владимира Путина, безусловно, невозможно обнаружить те, что связаны с премьером лично, в связи с чем всегда возникает вопрос: действительно ли премьер заинтересован в том, чтобы бизнес был поделен между теми, кому он доверяет, или это кто-то очень удачно использует его имя для решения собственных вопросов?

Роман Анин

www.rospres.com