Нефть сыграла с нами злую шутку наша аналитика. Кто играет с нефтью


Против кого играют падающие цены на нефть?

Neft Oil Dengi Dollar

Цены на нефть уже снижались ниже $77 за баррель марки Brent, и многие люди, не являющиеся специалистами в данной сфере экономики, не могут понять, почему некоторые производители нефти, которые на протяжении многих лет при каждом удобном случае старались добиться повышения цен, не так активно противятся падению сразу на $40.

Нефть марки Brent опустилась ниже очередной психологически важной отметки в $80. Кризис на Ближнем Востоке, Украине и в Ливии способствовал восходящей динамике, но фундаментальные факторы стали превышать геополитические проблемы.

Саудовская Аравия, крупнейший производитель нефти и газа на Ближнем Востоке, ранее сообщила даже о снижении цен для некоторых своих покупателей. Так что же происходит на самом деле?

Официальное объяснение достаточно простое и логичное: добывающие страны не могут сократить добычу, так как им необходимо бороться за долю рынка, поэтому в некоторых случаях они, наоборот, цены снижают. Действительно, конкуренция на рынке нефти в последнее время выросла весьма сильно, что связано с растущими поставками сжиженного природного газа и сланцевой революцией в США.

Но есть еще один фактор. Возможно, нужное объяснение можно найти, если рассмотреть те страны, которые ощутимо пострадают от снижения цен на нефть.

В некоторых странах очевидными победителями будут потребители, так как цены на бензин в общем случае должны снижаться, особенно для импортеров. Но ОПЕК сокращает цены явно не из-за заботы о потребителях.

Основными производителями нефти сейчас являются Саудовская Аравия, США, Россия, Катар, ОАЭ, Иран и даже террористическая организация “Исламское государство”.

И между ними есть довольно четкое различие. Саудовская Аравия, США, Катар и ОАЭ имеют стабильные и сильные экономики, и также у них есть достаточно количество денежных резервов, за счет которых они могут выдержать резкое падение нефтяных доходов. И все эти страны сейчас ведут борьбу против ИГ.

И вполне очевидно, что наиболее сильный удар на себе почувствуют Россия, Иран и “Исламское государство”.

Так совпало, что эти страны в настоящее время также сталкиваются с давлением со стороны США и Запада в целом.

Иран уже пострадал от санкций, введенных Западом из-за реализации ядерной программы, и многие страны по-прежнему скептически относятся к намерениями Ирана использовать энергию атома исключительно в мирных целях.

Кроме того, “Исламское государство” участвует в гражданской войне в Сирии, поддерживая президента Башара Асада, которого США и их союзники не хотели бы видеть на посту президента. Иран также поддерживает и финансирует “Хезболла”.

И Иран слишком сильно зависит от ограниченного экспорта нефти, так как поставки необходимы для поддержания слабой экономики. Президент страны Хасан Рухани сказал, что нефтегазовые доходы упали на 30%.

Что касается “Исламского государства”, то эта группировка сейчас контролирует около 80 нефтяных скважин в Сирии и Северном Ираке. Продавая нефть за $20-30 долларов за баррель, ИГ обеспечивает спрос на свою контрабандную нефть, и эти деньги идут на финансирование военных операций.

Но если снижаются рыночные цены, то становится все меньше желающих покупать нефть у ИГ, а еще по нефтяной промышленности наносятся авиаудары, что добавляет давления на экономику.

Эксперты отмечают, что ситуация на рынке сходна с той, когда Вашингтон оказывал давление на Москву в конце холодной войны как раз перед падением Берлинской стены. Одним из последствий низких цен тогда стал распад Советского Союза.

Конечно, различные теории заговора могут быть весьма привлекательными, но с тех пор рынок изменился заметно, да и снижение цен на нефть сейчас уже невыгодно и самим странам ОПЕК, а также США.

Экономика России и цены на нефть

Только около половины бюджета России приходится на нефтегазовые доходы, поэтому любое падение цен может иметь свои последствия. В последние годы российская экономика стала более зависимой от экспорта нефти. В 2013 г. ненефтегазовый дефицит бюджета достиг 10,3% ВВП, а это самый высокий уровень за последние три года.

При снижении цен на нефть на $1 Россия теряет $2,1 млрд бюджетных доходов в год. Из-за падения цен в последние месяцы доходы могут сократиться на $30-40 млрд.

Экономика России в этом году, по оценкам МЭР, вырастет на 0,5% и больше. Экономисты, опрошенные Bloomberg, ожидают роста ВВП на уровне 0,4% в 2014 г. и 1% в 2015 г. При этом они отмечают, что Россия сталкивается с рисками начала рецессии.

В начале октября цены на нефть опустились к $92 за баррель. Этот уровень не предполагает экономического кризиса, но для балансировки бюджета необходима стоимость на уровне $105.

Российский бюджет на 2015 г. сверстан из расчета $96 за баррель нефти марки Urals, а прогнозная цена МЭР предполагает уровень в $100.

Тем не менее даже прогнозный уровень цен сейчас предполагает возможность ослабления рубля, сохранение относительно высокого уровня инфляции и потенциальную возможность использования резервных фондов для финансирования бюджета.

В результате, если цены на нефть продолжат снижаться в течение ближайших месяцев, ситуация в экономике может ухудшиться. Банк России не исключает, что включит кризисный сценарий падения цен на нефть в проект денежно-кредитной политики (ДКП).

Он может предполагать падение цен до $60 за баррель и резкое ослабление рубля, что может привести к необходимости дополнительных действий со стороны ЦБ. Регулятор отмечает, что в случае если сформируется долгосрочная тенденция к снижению цен на нефть, замедление роста отечественной экономики будет носить также структурный характер.

Также не стоит забывать, что постепенно Россия снижает свою зависимость от экспорта “черного золота”. Так, доля нефтегазовых доходов в общем объеме доходов бюджета в 2015 г. составит 51%, а уже к 2017 г. снизится до 49,6%.

Чем низкие цены на нефть опасны для США

Нефть марки Brent пробила очередную психологически важную отметку в $80 за баррель. Добыча сланцевой нефти в США может пойти на спад.

Американские нефтяные компании сокращают инвестиции в новые месторождения, а это в конечном итоге приведет к сокращению добычи. Вопрос в том, будет ли это изменение достаточным и быстрым.

Менее вероятно, что сланцевое бурение будет сворачиваться намеренно и быстро. Компании взяли в аренду огромные площади месторождений и неохотно будут отступать.

С одной стороны, часть расходов они уже понесли, снижая издержки в будущем по месторождениям, которые находятся в стадии разработки. С другой – у них есть большой объем долга, который должен быть погашен, и действующие контракты по буровым установкам, трубопроводам и прочему.

Некоторые, возможно, будут использовать деривативы, чтобы смягчить воздействие падения цен на нефть в течение некоторого времени. Все эти факторы говорят о том, что добыча будет продолжаться, по крайней мере еще некоторое время.

Тем не менее сланцевым бурильщикам придется сокращать добычу нефти, хотят они этого или нет, но в долгосрочной перспективе. Из-за снижения цен на нефть будет сокращаться денежный поток, и довольно скоро компании будут сокращать масштабы бурения. Альтернативой может стать наращивание заимствований.

И некоторые компании уже сталкиваются с сокращением денежных потоков достаточно давно, поэтому ситуация может оказаться еще хуже, чем предполагается.    :///

Источник

 

teknoblog.ru

против кого играет Саудовская Аравия?

 

Есть ли у саудитов какая-то вменяемая стратегия, стоящая за стремлением добывать больше нефти, чтобы сохранить свою долю рынка? Им безразлично, в каких странах выживет нефтяная индустрия?

Или же они, напротив, преследуют цель убрать с рынка конкретных конкурентов или выйти на определенный рынок?

Начали ли они ведение определенной стратегии в ноябре 2014 года, после того, как саудовский министр Али Аль-Наими объявил о новой политике после саммита ОПЕК в Вене, которой они придерживаются до сих пор?

Общепринятое мнение

Согласно общепринятому мнению, Саудовская Аравия стремится в первую очередь к краху сланцевой индустрии в США.

Саудиты часто винят США в том, что они нарушили баланс спроса и предложения на рынке, и этот дисбаланс стал особенно остро чувствоваться в 2014 году. Данные по добыче в США вполне соответствуют этой теории.

В период с 2009 по 2014 год добыча нефти и газоконденсата в США выросла почти на 4 млн баррелей в сутки, в то время как в Саудовской Аравии добыча выросла в этот период всего на 1,64 млн баррелей в сутки, в Канаде – на 1.06 млн, в Ираке – на 0.9 млн, в России – на 0.7 млн.

Кроме того, Саудовская Аравия, как и многие другие, верит в то, что сланцевая индустрия США будет особенно уязвима к саудовской стратегии, учитывая относительно высокие производственные затраты по сравнению с производственными затратами Саудовской Аравии.

Кроме того, значение имеет и быстрая скорость снижения объемов в сланцевой индустрии требует постоянного инвестирования в бурение новых скважин, чтобы поддерживать объем добычи.

Однако если саудиты стремились убрать американских конкурентов с рынка, то они в этом не преуспели, по крайней мере, в 2015 года.

Как показывает таблица, рост добычи в США в 2015 года превзошел рост добычи в Саудовской Аравии и в других крупных нефтедобывающих странах в абсолютных показателях.

Кроме того, многие наблюдатели также пришли к выводу о том, что сланцевая добыча в США восстановится быстрее, чем добыча на традиционных месторождениях, после того, как рынок сбалансируется. Это связано с уникальным ускоренным производственным циклом.

Являются ли США основной целью?

Все вышесказанное означает, сто саудиты, если они действительно решили ударить по США, запустили кампанию по самоуничтожению в ноябре 2014 года, что в лучшем случае могло принести пиррову победу и серьезные убытки в сотни миллиардов долларов.

Так являются ли США основной целью этой кампании? Данные МЭА по импорту США говорят о том, что в настоящий момент США не являются основной целью саудитов, да и вряд ли когда-то были.

Как и другие нефтедобывающие страны, саудиты работают в определенных рамках и с определенными ограничениями. Одно из них - внутренние мощности.

В своем отчете 2015 Medium Term Market Report (Oil), МЭА оценивает мощности добычи нефти в Саудовской Аравии в 12.34 млн баррелей в сутки в 2015 году и в 12.42 млн в 2016 году.

Совсем другое дело – это экспортные мощности, то есть добыча минус внутренний спрос.

В 2015 году, вместо того, чтобы сохранить добычу нефти на уровне 2014 года, Саудовская Аравия постоянно наращивала добычу после заявления Аль-Наими в Вене.

Это позволило нарастить дневной объем экспорта на 460 0000 баррелей в 2015 года по сравнению с экспортом в 2014 году, даже несмотря на то, что внутренний спрос на рынке Саудовской Аравии вырос. Экспорт достиг максимума в четвертом квартале 2015 года - 7.01 млн баррелей в сутки.

Саудиты не нарастили объем экспорта в США, они не сдерживали напрямую добычу в США и не стремились к росту доли рынка США.

Согласно данным МЭА, уровень импорта США из Саудовской Аравии снизился с 1,191 млрд баррелей в сутки в 2014 году до 1.045 млрд баррелей в сутки в 2015 году.

Более того, объем импорта из Саудовской Аравии постепенно снижался с 2012 году, когда он достиг максимального значения в 1,396 млрд баррелей в сутки.

С другой стороны, Канада, которая постепенно наращивала объемы поставок в США с 2009 года, нарастила экспорт в США до 306 000 баррелей в сутки в 2015 году.

Кроме того, доля Саудовской Аравии в общем объеме импорта нефти в США снизилась на 1,9 процентных пункта в 2015 году по сравнению с 2014 годом и на 2.6 процентных пункта после достижения максимального значения в 16.9% в 2013 году.

За тот же самый период доля Канады выросла на 4.5 и 9.9 процентных пунктов соответственно (и выросла более чем вдвое с 2009 года).

Другие рынки

Саудиты экспортировали дополнительные 606 000 баррелей в сутки на свои основные рынки сбыта.

Если говорить о других рынках, то, как правило, данные по импорту менее доступны и полны, чем данные по импорту США.

В своем отчете 2015 Medium Term Market Report (Oil), МЭА прогнозирует, что основной рост импорта в период с 2015 по 2020 год будет приходиться на долю Китая, другие азиатские страны, страны Ближнего Востока и Африки, при этом спрос останется примерно на том же уровне в странах ОЭСР, США и Европе.

Таким образом, Саудовская Аравия оказалась в самом центре непростой битвы за долю рынка в Китае, который стал вторым крупнейшим импортером в мире.

Кроме того, Китай – это страна, в которой МЭА прогнозирует наибольший рост объемов импорта до 2020 года — 1.5 млн баррелей в сутки, в то время как рост спроса в других странах Азии составит 2 млн баррелей.

Саудовская Аравия является ведущим поставщиком Китая. Тем не менее, их позиция находится под угрозой конкуренции со стороны крупных и небольших добывающих стран.

Например, в течение первых 11 месяцев 2015 года импорт из Саудовской Аравии вырос лишь на 2.1% до 46.08 млн метрических тонны, а импорт из России вырос на 28% до 37.62 млн, из Омана – на 9.1% до 28.94 млн, и Ирака – на 10.3% до 28.82 млн, из Венесуэла – на 20.7% до 14.77 млн, из Кувейта – на 42.6% до 12.68 млн, и из Бразилии – на 102.1% до 12.07 млн.

В результате этой конкуренции доля Саудовской Аравии на китайском рынке снизилась примерно с 20% в 2012 году до приблизительно 15% в 2015 году, даже несмотря на то, что спрос в Китае вырос на 16.7% или 1.6 млн баррелей в сутки, с 9.6 млн в 2012 году до 11.2 млн в 2015 году.

Более того, конкуренция за китайский рынок усилится после того, как будут сняты санкции с Ирана, который занимал второе место на китайском рынке до того, как были введены санкции. А недавно Иран заявил о своем намерении вернуть себе долю китайского рынка.

Кроме того, некоторые конкуренты Саудовской Аравии имеют ряд преимуществ. Так, у России два основных преимуществах.

Первое – это нефтепровод ВСТО (Восточная Сибирь – Тихий Океан), который напрямую соединяет Россию с Китаем. Он играет очень важную роль, так как Китай опасается, что ВМС США могут помешать морским поставкам.

В настоящий момент его мощность составляет 15 млн метрических тонн в год (примерно 300 000 баррелей в сутки). Прогнозируется, что его мощность вырастет вдвое в 2017 году.

Второе преимущество – это соглашение, которое заключила компания «Роснефть» с китайской Национальной нефтяной корпорацией о поставке около 400 млн метрических тонны нефти в течение двадцати пяти лет, в рамках которого Китай уже сейчас делает предоплату.

Есть еще одно преимущество, которым пользуется не только Россия, но и другие поставщики. Контракты с Саудовской Аравией имеют ограничения по региону поставки и другие пункты, которые ограничивают возможности страны торговать нефтью, в то время как другие поставщики не имеют таких ограничений.

Однако помимо борьбы за рынок Китая, Саудовская Аравия вынуждена также бороться за рынки медленно развивающихся или стагнирующих стран-членов ОЭСР.

Экспорт Саудовской Аравии на эти рынки снизился на 310 000 баррелей в сутки в период с 2012 по 2014 год, и на 490 000 баррелей в сутки в период с 2012 по 2015 год (первые три квартала).

Только в Океании объемы экспорта Саудовской Аравии выросли в 2015 году, в итоге объем экспорта за первые три квартала года сравнялся с объемом экспорта в 2012 году.

В течение того же периода времени Ирак нарастил экспорт в Европу на 340 000 баррелей в сутки, согласно ежемесячному отчету МЭА Oil Market Report.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что Саудовская Аравия в четвертом квартале 2015 года стала агрессивно насаждать свою нефть в странах Европы, добиваясь расположения традиционных российских клиентов в Северной и Восточной Европе.

Могут ли США стать союзником?

Таким образом, Саудовская Аравия должна выбрать мировые рынки, за долю которых ей придется вести войну и, соответственно, против каких конкурентов ей выступать.

Так почему же саудиты игнорировали американский рынок?

Во-первых, американская нефть не представляет угрозы для саудитов на других мировых рынках сбыта. До 2015 года, когда был принят закон, отменяющий ограничение на экспорт нефти, США вообще не могли экспортировать сырую нефть.

Но даже несмотря на то, что этот запрет был снят, маловероятно, чтобы США стали значительным конкурентом, учитывая тот факт, что США является чистым импортером нефти.

Во-вторых, нефтяная промышленность США является одной из наименее уязвимых к давлению со стороны Саудовской Аравии.

Низкие производственные затраты – это существенное преимущества, но оно не единственное и, вероятно, не самое важное.

Финансирование, технологии, оборудование и профессиональный персонал – это все тоже имеет огромное значение, помимо политической стабильности, физической безопасности, благоприятной законодательной базы для добычи нефти.

Главные конкуренты Саудовской Аравии – Россия, Иран и Ирак – намного слабее, чем США во всех этих сферах, равно как и более мелкие конкуренты, такие как Нигерия, Ливия, Венесуэла и Ангола, а также Бразилия.

В-третьих, на американском рынке Саудовская Аравия сталкивается с серьезными внутренними конкурентами, а также с одним важным зарубежным конкурентом – Канадой, которая имеет целый ряд преимуществ, включая близкое географическое расположение, трубопроводную инфраструктуру и торговые соглашения, чего нет у Саудовской Аравии.

В конце концов, Саудовская Аравия может быть сосредоточена на получение прибыли в долгосрочной перспективе на других рынках, не на рынке экспорта сырой нефти, а на рынке более ценном рынке нефтепродуктов.

Saudi Aramco поставила себе цель увеличить вдвое свои перерабатывающие мощности до 10 млн баррелей в сутки к 2025 году.

И в этом вопросе США могут стать союзником Саудовской Аравии.

В 2012 году США стали чистым экспортером нефтепродуктов, и чистый экспорт стабильно рос и в течение 2015 года. Рост продолжился и в январе, а его объем в среднем составил 1 802 млн баррелей в сутки.

Намерения Саудовской Аравии

Те, кто считает, что Саудовская Аравия ведет войны с американской сланцевой индустрией, с замиранием сердца ждут еженедельных отчетов МЭА и отчета Baker-Hugh о числе буровых в США.

Однако все может быть совсем не так просто, как кажется на первый взгляд. Да, многие американские компании терпят убытки и разоряются.

Но Саудовская Аравия может не изменить свою стратегию до тех пор, пока добыча не начнет снижаться в России, и не выровняется в Ираке. И все это приведет к снижению добычи в более слабых добывающих странах, как входящих, так и не входящих в ОПЕК.

nangs.org

Рокфеллеры затеяли хитрую игру с нефтью - Свободная Пресса

Немецкий фонд имени Генриха Белля, известный как «зеленый» интернационал, сообщил, что более 600 институтов развития из 76 стран, чьи активы суммарно превышают $ 5 трлн., планируют отказаться от финансовых вложений в ископаемое топливо, главным образом в уголь и нефть. Среди них — крупнейшие инвестфонды: GPFG (Норвегия), Allianz (Германия), AXA Group (Франция), и также RFF (Фонд семьи Рокфеллеров).

Отныне бизнес-модель этого сообщества будет строиться на перекладывании капитала, включая акции и облигации, из нефтяных и угольных компаний в фирмы, производящих экологически чистое оборудование или генерирующих альтернативную энергию.

Свое решение члены этого движения объясняют моральными принципами и борьбой против глобального потепления климата. Вдохновителем этой идеи стал Билл Маккиббен, один из ведущих мировых политических деятелей по противодействию углеводородной энергетике и основатель экологической организации 350.org.

Читайте также

«Северный поток-2»: Брюссель ставит Польшу, Украину и прибалтов на место «Северный поток-2»: Брюссель ставит Польшу, Украину и прибалтов на место

Еврокомиссия готова начать переговоры с «Газпромом», несмотря на противодействие стран-иждивенцев

По расчетам Маккиббена, повышение средней температуры на планете всего на 2 градуса Цельсия по отношению к текущему уровню приведет к необратимым природным последствиям. Всё, что осталось у человечества перед апокалипсисом, — это выброс в атмосферу каких-то 565 гигатонн углекислого газа.

На этом фоне решение Рокфеллеров выглядит пророческим символом грядущих перемен, так как историки называют отцом современного крупного нефтяного бизнеса Джона Д. Рокфеллера, основателя компании Standard Oil, которая позднее трансформировалась в гигант Exxon Mobil. Ситуация в какой-то мере напоминает слова Тараса Бульбы: «Я тебя породил, я тебя и убью».

Одновременно другая нефтяная компания Shell в Гарвардской школе государственного управления имени Кеннеди показала фильм «Великий переход», в котором, по сути, делается попытка найти золотую середину между сторонниками и противниками углеводородной энергии. Кстати, на создание «Великого перехода» и его презентацию компания Shell потратила порядка $ 3,75 млн. только для того, чтобы контраргументировать доводы Билла Маккиббена, призывающего отказаться вообще от ископаемого сырья.

Эми Майерс Джаффе, участвовавший в фильме в качестве исполнительного директора энергетики и устойчивого развития Калифорнийского университета, убеждает, что сейчас нереально полностью уйти от углеводородных источников. Но чтобы «волки были сыты, и овцы целы», он призывает переходить на природный газ везде, где это возможно. «Вы можете получить 50-процентное сокращение выбросов по сравнению с углем за счет метана», — утверждает Эми Майерс Джаффе.

«Я полностью согласен с этим, поскольку переход электростанций с угля и мазута на газ резко снизит остроту проблемы перегрева атмосферы, — говорит директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов. — С другой стороны, Shell заявляет о своих газовых амбициях и одновременно старается сбить накал критики со стороны „зеленых“. В любом случае, природный газ становится самым привлекательным товаром на энергетическом рынке».

«СП»: — Вы говорите, что привлекательность «голубого топлива» по сравнению с черным золотом будет только расти. А как же тогда с привязкой цены природного газа к нефтяным котировкам?

— Это очень сложный вопрос. Безусловно, несправедливо, что, скажем, «грязный мазут» в той или иной мере влияет на стоимость «чистого» природного газа. Но в данном случае ценообразование «голубого топлива» попало в ситуационную ловушку, из которой, конечно, нужно выбираться, хотя сделать это будет непросто.

Напомню, что газ, как товар, привязывали к нефти только потому, что к тому времени, когда начался экспорт «голубого топлива» в Европу, «черное золото» вполне успешно котировалось с помощью рыночных механизмов. А сейчас, примеру, российский газ занимает порядка трети европейского рынка, и попробуй заяви, что цена несправедлива! Сразу же заклюют и обвинят в монополизме. И всё-таки уже появляются новые участники рынка — производители сжиженного газа. Это дает надежду на формирование в будущем справедливых правил ценообразования.

«СП»: — Значит ли это, что нефть и уголь будут вытесняться природным газом? И вообще, что говорят по этому поводу авторитеты?

— Сейчас публикуется достаточно много сценариев поведения энергетического рынка, в том числе и «авторитетами», которые регулярно ошибаются, но с завидным упорством продолжают «штамповать» прогноз за прогнозом. Но ясно одно: в ближайшее десятилетие мировое потребление нефти не снизится. Более того, скорей всего увеличится за счет новых автомобилистов в Индии и в Китае. Эти страны станут драйвером роста спроса на бензин и, соответственно, на нефть.

Что касается угля, то его доля, наверняка, будет сокращаться. Те же индусы и китайцы анонсировали грандиозное строительство атомных электростанций. В целом, в мире есть понимание, что уголь и мазут несут серьезный экологический вред.

«СП»: — Может ли возобновляемая энергия стать реальной альтернативой углеводородным источникам? И действительно ли, что борцы против потепления климата во главу угла ставят экологию, а не другие скрытые интересы?

— Гегемоном в области альтернативной энергетики является Германия. Но, если заглянуть за кулисы, то можно увидеть, что немцы, прежде всего, реализовывают концепцию национальной энергетической безопасности, а также стимулируют профильную отрасль. Но что любопытно, являясь лидером по солнечным батареям и будучи антагонистом АЭС, ФРГ закупает во Франции в больших объемах электроэнергию, что производится на атомных реакторах.

Но при этом некоторые влиятельные политики, в том числе и немецкие, искренне верят, что спасают человечество от ужасных последствий потепления климата. Их позиция заслуживает уважение и отражена в Киотском протоколе и в решении Парижской конференции. Иначе говоря, помимо прагматиков, зарабатывающих на «зеленых технологиях», безусловно, есть убежденные идеалисты. И их ряды множатся. Это факт.

Читайте также

Китай закрыл технологический разрыв с Америкой Китай закрыл технологический разрыв с Америкой

Начавшаяся обратная утечка мозгов вывела Поднебесную в лидеры научного прогресса

«СП»: — Рокфеллеры тоже стали идеалистами?

— Я так не думаю. Рокфеллеры и иже с ними, примкнувшие к идеалистам, скорей всего ведут свою игру на понижение, с целью сбить цену на нефть и уголь. И хотя они говорят, что эти ресурсы уходят в прошлое, но, как только рынок рухнет (если рухнет), они тут же займутся скупкой подешевевших активов. Сущность капитализма еще никто не отменял.

svpressa.ru

42 доллара за баррель — новая цена нефти, пессимисты переписывают прогнозы

42 доллара за баррель нефти сегодня звучит, как песня. Биржи обновили максимум и зафиксировались на неделе. А пессимисты, предрекавшие падение, начали срочно переписывать прогнозы - и кредит "Суис" уже говорит, что к маю цена подскочит до 50 долларов, если дело так дальше пойдет. Вероятно, все еще работают на повышение слухи о том, что России, Персидскому заливу и Латинской Америке удастся договориться о замораживании объемов добычи - обсуждать это будут уже в следующем месяце. Ведь до сих пор неясно, чем могут огорошить Иран и Ирак, которые пока молчат и ждут.

Нефтяной кран - это самый жесткий и самый действенный гаджет в мире. И большинство теорий заговора сегодня именно о том, кто, с кем и против кого играет вентилем. Причем именно история доказывает - это может быть правдой.

То, что происходит с нефтью все последнее время, - свидетельство того, насколько изменился и усложнился мир за последнее десятилетие. Старые схемы уже не работают. Однако для тех, кто смотрит за происходящим через замутненную от времени призму холодной войны, все эти изменения не очевидны. Действительно, почему бы не попробовать еще раз обвалить цену на нефть сейчас, если 30 лет назад это обернулось победой. 

"Никто не может предсказать стоимость барреля на завтра. Потому что положение вещей на рынке искусственное", - считает писатель, журналист, автор книги "Нефть: ложь, тайны, махинации" Эрик Лоран.

Французский журналист Эрик Лоран написал книгу о нефтяном рынке еще 11 лет назад, когда цены на нефть били рекорды. Лоран пытался понять, почему нефть — это товар, который радикально меняет стоимость, и от чего это зависит?

"Цены на нефть не определяются только законами рынка. Они зависят от политических факторов. Нефтяные войны велись США против России еще при Рейгане", - отмечает Эрик Лоран.

Сейчас уже никто не отрицает, что сговор между США и Саудовской Аравией в середине 80-х привел к обвалу цены на нефть. Сын Рональда Рейгана дал откровенное интервью о том, как его отец смог оказать влияние и резко увеличить мировые поставки: с двух миллионов баррелей в сутки до 10. В итоге нефть всего за полгода стала дешевле в четыре с половиной раза. 

"Я считаю, что Обама мог бы изучить, как Рональд Рейган победил СССР. Он сделал это без единого выстрела, как мы знаем. Но у него было супероружие - нефть", - отмечает Майкл Рейган.

Интервью, где Майкл Рейган поучает Обаму вышло в марте 2014-го. В тот момент цена на нефть была 107 долларов за баррель.

"Падение цен на нефть с лета 2014 года имеет несколько причин: встреча лидеров США и саудитов с целью оказать давление на РФ, а также мотивы самих саудитов, а именно уничтожение средних по размеру американских шельфовых компаний. Это две главные цели, которые иногда пересекаются, а иногда совпадают", - отмечает американский экономист, политолог Уильям Энгдаль.

Цены на нефть стали падать, и руководство США начало усиленные консультации с Саудовской Аравией. Так казалось. А теперь уже не понятно, что было причиной, а что следствием.

"Мы не знаем работу консультантов, мы знаем точно, что министр нефти Саудовской Аравии в декабре 2014 года, когда они отказались хоть как-то воздействовать на рынок, он выступил с довольно пространным интервью и сказал: мы очень эффективные, Саудовская Аравия, а почему-то среди неэффективных он первым назвал Россию. И даже прямо сказал, что как страна с такой вот устаревшей нефтяной отраслью может выдержать этот уровень добычи", - рассказывает директор Фонда "Институт энергетики и финансов" Владимир Фейгин.

Цены на нефть с тех пор только снижались. Эксперты и аналитики, взвесив объективные законы рынка, говорили, что нет причин для падения и не раз предсказывали рост, но прогнозы не сбывались.

"В том числе и мои прогнозы, дело в том, что мы все неверно оценили факторы, которые влияют на цену нефти сейчас. Очень много говорится о соотношении спроса и предложения, но этот фактор в настоящий момент второстепенный, вообще второстепенный на нефтяном рынке. Главными факторами является изменение курса доллара по отношению к золоту и распад ОПЕК", - считает ведущий эксперт Союза нефтегазопромышленников России Рустам Танкаев.

"Цены сейчас опустились, а несколько лет назад так же необоснованно взвинтились до 150 долларов за баррель, и тут тоже не было никакой логики, чистые спекуляции, потому что в этом бизнесе они играют решающую роль. На внутреннем рынке нефти 1 баррель реальной нефти торгуется наряду с 550 баррелями чисто виртуальных ресурсов", - отмечает Эрик Лоран.

В последние месяцы мировой рынок нефти был как футбольное поле, где на одних воротах Россия с Ираном, на других - Саудовская Аравия и США. Причем старый трюк - искусственно снижать цену и ждать, пока кто-то разорится и выйдет из игры - не сработал. 

"Российская нефтяная отрасль оказалась очень устойчивой, они не понимали, видимо, те, кто это, как говорится, инициировали, что у нас низкая себестоимость добычи, очень низкая, сопоставимая с их, что система налоговая устроена так, что государством во многом берет на себя вот эти риски, и нефтяные компании могут существовать при более низких уровнях цен, вот то, что они продемонстрировали сейчас", - поясняет Владимир Фейгин.

"Можно провести параллели между тем, что Вашингтон делал с Саудовской Аравией в 1986 году и в 2013, для того чтобы уронить цены на нефть и оказать давление на Россию. Но, повторяя одну и ту же стратегию, без учета перемен на нефтяном рынке за последнее время, Вашингтон загнал сам себя в ловушку к началу 2014 года, повредив собственной нефтяной инфраструктуре", - отмечает Уильям Энгдаль.

В январе этого года нефть пробила ценовую отметку — ниже 30 долларов за баррель. И это стало неожиданностью даже для тех, кто изначально играл на понижение.

"Здесь сложно сказать, до какой цены они согласны, вопрос в том, до какой цены выдержат все остальные. Потому что, если кто-то демпингует, и цены падают, то это похоже тоже на нефтяной покер, когда Саудовская Аравия имеет очень серьезные карты и ждет, когда все остальные выйдут из игры. И вот, похоже, что страны уже выходят из игры, страны, не входящие в ОПЕК, там пик добычи нефти пройден в прошлом году", - отмечает генеральный директор компании "Спутник - управление капиталом" Александр Лосев.

Сенсацией стало недавнее сообщение телеканала "Блумберг" о том, что страны ОПЕК и другие производители нефти впервые решили сесть за стол переговоров, чтобы вместе ограничить добычу. На данный момент известно, что эта встреча, вероятно, состоится 17 апреля в столице Катара Дохе. Это может означать, что предыдущая стратегия поменялась. 

"Американцы постоянно утверждают, что низкие цены на нефть убьют Россию, также, как это было с Советским Союзом. Понимаете, Советский Союз в чем-то напоминал Саудовскую Аравию, мы не могли жить без чужой пшеницы, Советский Союз импортировал огромные объемы пшеницы и вообще продовольствия всякого, Россия — главный экспортер пшеницы. То есть современная Россия себя прокормить может. Советский Союз — не мог", - отмечает Рустам Танкаев.

Игрокам на рынке нефти стало понятно, что сценарий 1986 года не повторится. Экономисты на этот раз остерегаются давать прогнозы, сколько еще продлится демпинг и состоится ли вообще заявленная встреча в Дохе. График цены на нефть по-прежнему нестабилен. Однако эта нервная кривая все-таки пересекла психологически важную отметку в 40 долларов за баррель и с мелкой дрожью движется вверх. 

 

www.1tv.ru

Нефть: против кого играет Саудовская Аравия?

YKTIMES.RU – Есть ли у саудовцев какая-то вменяемая стратегия, стоящая за стремлением добывать больше нефти, чтобы сохранить свою долю рынка? Им безразлично, в каких странах выживет нефтяная индустрия? Или же они, напротив, преследуют цель убрать с рынка конкретных конкурентов или выйти на определенный рынок?

Начали ли они ведение определенной стратегии в ноябре 2014 г., после того как саудовский министр Али Аль-Наими объявил о новой политике после саммита ОПЕК в Вене, которой они придерживаются до сих пор? На эти вопросы пытается найти ответы “Вести.Финанс”.

Общепринятое мнение

Согласно общепринятому мнению Саудовская Аравия стремится в первую очередь к краху сланцевой индустрии в США.

Саудиты часто винят США в том, что они нарушили баланс спроса и предложения на рынке и этот дисбаланс стал особенно остро чувствоваться в 2014 г. Данные по добыче в США вполне соответствуют этой теории.

В период с 2009 по 2014 гг. добыча нефти и газоконденсата в США выросла почти на 4 млн баррелей в сутки, в то время как в Саудовской Аравии добыча выросла в этот период всего на 1,64 млн баррелей в сутки, в Канаде – на 1,06 млн, в Ираке – на 0,9 млн, в России – на 0,7 млн.

Кроме того, Саудовская Аравия, как и многие другие, верит в то, что сланцевая индустрия США будет особенно уязвима к саудовской стратегии, учитывая относительно высокие производственные затраты по сравнению с производственными затратами Саудовской Аравии.

Кроме того, значение имеет и то, что быстрая скорость снижения объемов в сланцевой индустрии требует постоянного инвестирования в бурение новых скважин, чтобы поддерживать объем добычи.

Однако если саудовцы стремились убрать американских конкурентов с рынка, то они в этом не преуспели, по крайней мере в 2015 г.

Как показывает таблица, рост добычи в США в 2015 г. превзошел рост добычи в Саудовской Аравии и других крупных нефтедобывающих странах в абсолютных показателях.

Кроме того, многие наблюдатели также пришли к выводу о том, что сланцевая добыча в США восстановится быстрее, чем добыча на традиционных месторождениях, после того как рынок сбалансируется. Это связано с уникальным ускоренным производственным циклом.

Являются ли США основной целью?

Все вышесказанное означает, что саудиты, если они действительно решили ударить по США, запустили кампанию по самоуничтожению в ноябре 2014 г., что в лучшем случае могло принести пиррову победу и серьезные убытки в сотни миллиардов долларов.

Так являются ли США основной целью этой кампании? Данные МЭА по импорту США говорят о том, что в настоящий момент США не являются основной целью саудовцев, да и вряд ли когда-то были.

Как и другие нефтедобывающие страны, саудовцы работают в определенных рамках и с определенными ограничениями. Одно из них – внутренние мощности.

В своем отчете 2015 Medium Term Market Report (Oil) МЭА оценивает мощности добычи нефти в Саудовской Аравии в 12,34 млн баррелей в сутки в 2015 г. и в 12,42 млн в 2016 г.

Совсем другое дело – это экспортные мощности, то есть добыча минус внутренний спрос.

В 2015 г., вместо того чтобы сохранить добычу нефти на уровне 2014 г., Саудовская Аравия постоянно наращивала добычу после заявления Аль-Наими в Вене.

Это позволило нарастить дневной объем экспорта на 460 тыс. баррелей в 2015 г. по сравнению с экспортом в 2014 г., даже несмотря на то, что внутренний спрос на рынке Саудовской Аравии вырос. Экспорт достиг максимума в IV квартале 2015 г. – 7,01 млн баррелей в сутки.

Саудовцы не нарастили объем экспорта в США, они не сдерживали напрямую добычу в США и не стремились к росту доли рынка США.

Согласно данным МЭА уровень импорта США из Саудовской Аравии снизился с 1,191 млрд баррелей в сутки в 2014 г до 1,045 млрд баррелей в сутки в 2015 г.

Более того, объем импорта из Саудовской Аравии постепенно снижался с 2012 г., когда он достиг максимального значения в 1,396 млрд баррелей в сутки.

С другой стороны, Канада, которая постепенно наращивала объемы поставок в США с 2009 г., нарастила экспорт в США до 306 тыс. баррелей в сутки в 2015 г.

Кроме того, доля Саудовской Аравии в общем объеме импорта нефти в США снизилась на 1,9 процентного пункта в 2015 г. по сравнению с 2014 г. и на 2,6 процентного пункта после достижения максимального значения 16,9% в 2013 г.

За тот же самый период доля Канады выросла на 4,5 и 9,9 процентного пунктов соответственно (и выросла более чем вдвое с 2009 г.).

Другие рынки

Саудовцы экспортировали дополнительные 606 тыс. баррелей в сутки на свои основные рынки сбыта.

Если говорить о других рынках, то, как правило, данные по импорту менее доступны и полны, чем данные по импорту США.

В своем отчете 2015 Medium Term Market Report (Oil) МЭА прогнозирует, что основной рост импорта в период с 2015 по 2020 гг. будет приходиться на долю Китая, другие азиатские страны, страны Ближнего Востока и Африки, при этом спрос останется примерно на том же уровне в странах ОЭСР, США и Европе.

Таким образом, Саудовская Аравия оказалась в самом центре непростой битвы за долю рынка в Китае, который стал вторым крупнейшим импортером в мире.

Кроме того, Китай – это страна, в которой МЭА прогнозирует наибольший рост объемов импорта до 2020 г.: 1,5 млн баррелей в сутки, в то время как рост спроса в других странах Азии составит 2 млн баррелей.

Саудовская Аравия является ведущим поставщиком Китая. Тем не менее их позиция находится под угрозой конкуренции со стороны крупных и небольших добывающих стран.

Например, в течение первых 11 месяцев 2015 г. импорт из Саудовской Аравии вырос лишь на 2,1% до 46,08 млн метрических тонн, а импорт из России вырос на 28% до 37,62 млн, из Омана – на 9,1% до 28,94 млн, из Ирака – на 10,3% до 28,82 млн, из Венесуэла – на 20,7% до 14,77 млн, из Кувейта – на 42,6% до 12,68 млн и из Бразилии – на 102,1% до 12,07 млн.

В результате этой конкуренции доля Саудовской Аравии на китайском рынке снизилась примерно с 20% в 2012 г. до приблизительно 15% в 2015 г., даже несмотря на то, что спрос в Китае вырос на 16,7%, или 1,6 млн баррелей в сутки, с 9,6 млн в 2012 г. до 11,2 млн в 2015 г.

Более того, конкуренция за китайский рынок усилится, после того как будут сняты санкции с Ирана, который занимал второе место на китайском рынке, до того как были введены санкции. А недавно Иран заявил о своем намерении вернуть себе долю китайского рынка.

Кроме того, некоторые конкуренты Саудовской Аравии имеют ряд преимуществ. Так, у России два основных преимущества.

Первое – это нефтепровод ВСТО (Восточная Сибирь – Тихий океан), который напрямую соединяет Россию с Китаем. Он играет очень важную роль, так как Китай опасается, что ВМС США могут помешать морским поставкам.

В настоящий момент его мощность составляет 15 млн метрических тонн в год (примерно 300 тыс. баррелей в сутки). Прогнозируется, что его мощность вырастет вдвое в 2017 г.

Второе преимущество – это соглашение, которое заключила компания “Роснефть” с китайской Национальной нефтяной корпорацией о поставке около 400 млн метрических тонны нефти в течение двадцати пяти лет, в рамках которого Китай уже сейчас делает предоплату.

Есть еще одно преимущество, которым пользуется не только Россия, но и другие поставщики. Контракты с Саудовской Аравией имеют ограничения по региону поставки и другие пункты, которые ограничивают возможности страны торговать нефтью, в то время как другие поставщики не имеют таких ограничений.

Однако, помимо борьбы за рынок Китая, Саудовская Аравия вынуждена также бороться за рынки медленно развивающихся или стагнирующих стран-членов ОЭСР.

Экспорт Саудовской Аравии на эти рынки снизился на 310 тыс. баррелей в сутки в период с 2012 по 2014 гг. и на 490 тыс. баррелей в сутки в период с 2012 по 2015 гг. (первые три квартала).

Только в Океании объемы экспорта Саудовской Аравии выросли в 2015 г., в итоге объем экспорта за первые три квартала года сравнялся с объемом экспорта в 2012 г.

В течение того же периода времени Ирак нарастил экспорт в Европу на 340 тыс. баррелей в сутки согласно ежемесячному отчету МЭА Oil Market Report.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что Саудовская Аравия в IV квартале 2015 г. стала агрессивно насаждать свою нефть в странах Европы, добиваясь расположения традиционных российских клиентов в Северной и Восточной Европе.

Могут ли США стать союзником?

Таким образом, Саудовская Аравия должна выбрать мировые рынки, за долю которых ей придется вести войну и соответственно против каких конкурентов ей выступать.

Так почему же саудовцы игнорировали американский рынок?

Во-первых, американская нефть не представляет угрозы для саудитов на других мировых рынках сбыта. До 2015 г., когда был принят закон, отменяющий ограничение на экспорт нефти, США вообще не могли экспортировать сырую нефть.

Но даже несмотря на то, что этот запрет был снят, маловероятно, чтобы США стали значительным конкурентом, учитывая тот факт, что США являются чистым импортером нефти.

Во-вторых, нефтяная промышленность США является одной из наименее уязвимых к давлению со стороны Саудовской Аравии.

Низкие производственные затраты – это существенное преимущество, но оно не единственное и, вероятно, не самое важное.

Финансирование, технологии, оборудование и профессиональный персонал – это все тоже имеет огромное значение, помимо политической стабильности, физической безопасности, благоприятной законодательной базы для добычи нефти.

Главные конкуренты Саудовской Аравии – Россия, Иран и Ирак – намного слабее, чем США во всех этих сферах, равно как и более мелкие конкуренты, такие как Нигерия, Ливия, Венесуэла и Ангола, а также Бразилия.

В-третьих, на американском рынке Саудовская Аравия сталкивается с серьезными внутренними конкурентами, а также с одним важным зарубежным конкурентом – Канадой, которая имеет целый ряд преимуществ, включая близкое географическое расположение, трубопроводную инфраструктуру и торговые соглашения, чего нет у Саудовской Аравии.

В конце концов Саудовская Аравия может быть сосредоточена на получение прибыли в долгосрочной перспективе на других рынках, не на рынке экспорта сырой нефти, а на более ценном рынке нефтепродуктов.

Saudi Aramco поставила себе цель увеличить вдвое свои перерабатывающие мощности до 10 млн баррелей в сутки к 2025 г.

И в этом вопросе США могут стать союзником Саудовской Аравии.

В 2012 г. США стали чистым экспортером нефтепродуктов, и чистый экспорт стабильно рос и в течение 2015 г. Рост продолжился и в январе, а его объем в среднем составил 1 802 млн баррелей в сутки.

Намерения Саудовской Аравии

Те, кто считает, что Саудовская Аравия ведет войны с американской сланцевой индустрией, с замиранием сердца ждут еженедельных отчетов МЭА и отчета Baker-Hugh о числе буровых в США.

Однако все может быть совсем не так просто, как кажется на первый взгляд. Да, многие американские компании терпят убытки и разоряются.

Но Саудовская Аравия может не изменить свою стратегию, до тех пор пока добыча не начнет снижаться в России и не выровняется в Ираке. И все это приведет к снижению добычи в более слабых добывающих странах, как входящих, так и не входящих в ОПЕК.

www.yktimes.ru

Нефть сыграла с нами злую шутку

Жертвы нефтяного кризиса предлагают свои рецепты избавления от паралича, сковавшего мировое сообщество. Причем каждая свой, зачастую противоречащий предложениям друг другу.

Путин, например, недавно успокоил разволновавшихся было россиян рассуждениями о том, что все это – падение цен, затем взлеты – дело привычное, так было, дескать, так и будет. Потом все уладится. Его противники припоминают, что так было и в конце 80-х – все началось с падения цен на нефть, а затем рухнул Советский Союз.

Интересны не столько умозаключения президента, сколько то, что еще совсем недавно все были согласны с тем, что мол, нефтяной кризис времен Горбачева был спровоцирован США, по наущению которых главные производители энергоресурсов – арабские страны делали то же, что сейчас происходит на рынках. То есть, падение и взлеты цен на энергоносители не стихийное явление, а управляемый процесс. Но что делать, если даже международное сообщество имеет дело со слепой волей стихии? В контексте сказанного интерес представляют только что ставшие достоянием гласности предложения президента Венесуэлы Николаса Мадуро.

На этой неделе он объявил ни много ни мало - о начале «крестового похода» вместе с ОПЕК за стабилизацию нефтяных цен. «Мы объявляем о начале постоянной битвы за нефтяные цены, о постоянной работе по созданию нового альянса, необходимого для экономики и человечества, ибо нынешняя ситуация с ценами на нефть бьет по инвестициям нашего мира, по нашим ближайшим годам», - заявил Мадуро на торжественном мероприятии в Каракасе, приуроченном к 55-летию образования ОПЕК.

Российская дилемма

По словам венесуэльского лидера, Каракас предлагает выработать и согласовать базовые параметры нефтяных цен для регионов мира. Данное предложение готовится им для обсуждения как в рамках ОПЕК, так и со странами-производителями нефти, не входящими в картель.

Кстати, в начале сентября Мадуро уже предлагал провести саммит ОПЕК для согласования механизмов, которые позволят стабилизировать цены. Венесуэльскому лидеру есть от чего волноваться: с начала лета 2014 года к началу 2015 года цены на нефть обвалились более чем вдвое - со 100 до 45 долларов за баррель марки Brent.

Этот обвал в прошлом году усилило решение стран ОПЕК от 27 ноября сохранить квоту на добычу нефти на уровне 30 миллионов баррелей в сутки. В настоящее время нефть марки Brent торгуется вблизи уровня в 49 долларов за баррель.

Все нефтедобывающие страны, что бы они не заявляли своим гражданам, несут от этого огромные убытки, в том числе Азербайджан и Россия. Последняя и вовсе погрузилась на фоне западных санкций, введенных из-за событий на Украине, в полномасштабный экономический кризис.

Однако, пожалуй, из всех нефтедобывающих стран под самым серьезным ударом оказалась как раз Венесуэла, экономика которой во многом зависит от экспорта нефти. Достаточно сказать, что национальная валюта боливар упала на «черном рынке» до 700 за доллар при официальном курсе 6,3 боливара за доллар. Единственный выход для Каракаса – попытаться сделать так, чтобы нефтяные цены в мире снова начали расти, и стабилизировались хотя бы на рубеже 60-70 долларов за баррель.

Сама Венесуэла в силу того, что она добывает относительно небольшие объемы «черного золота» (в мировом масштабе), развернуть мировые тренды не в состоянии – вот она и ищет заинтересованных партнеров.

Забрасывала удочки и в Россию – во всяком случае, свою идею Мадуро уже обсуждал с Путиным во время их недавнего визита в Пекин. Смысл ее в том, чтобы несколько крупных игроков договорились о синхронном снижении добычи нефти, что по замыслу венесуэльского лидера, заметно охладит рынок. Вот только вряд ли на сегодняшний день кто-то согласится на такое предложение. Ведь на глобальном рынке нефти предложение – на 3 млн баррелей в день – серьезно превышает спрос.

Это означает, что если кто-то из стран, торгующих нефтью, добровольно сократит поставки на мировой рынок, освободившуюся нишу немедленно займут другие участники. В результате цена барреля никак не изменится, а конкретная страна или несколько стран, наложившие на себя ограничения, во-первых понесут убытки, а во-вторых, уступят без боя свою долю рынка. Поэтому пока никто на предложение Мадуро не спешит откликнуться, в том числе и Россия. Да, по российской экономике обрушившиеся нефтяные цены ударили не меньше, чем по Венесуэле, однако планов по снижению добычи пока что у отечественных нефтяников нет.

В рисковом варианте макропрогноза, представленном недавно Минэкономразвития РФ, цены на нефть в будущем году могут скатиться ниже 40 долларов за баррель. Однако снижать добычу Россия не намерена. Минэнерго ожидает, что по итогам 2015 года в России будет добыто 526 миллионов тонн нефти. В последующие годы добыча будет держаться на этом же уровне вплоть до 2035 года включительно.

Кандидаты на банкротство

В этой связи любопытно, какое будущее нефтяному рынку сулят эксперты. За последнюю пару недель была обнародована масса прогнозов по нефтяным ценам с разбросом от $20 до $70 за баррель. Однако большинство спикеров сходятся в том, что добыча из-за низких цен должна сократиться, что подтолкнет котировки вверх.

По оценкам Международного энергетического агентства, уже в следующем году производство нефти снизится на 1,5 млн баррелей в сутки — это будет самым крупным сокращением за последние 24 года.

Агентство S&P Oil & Gas опубликовало прогноз, согласно которому в 2017–2018 годах цена барреля составит $70–75. Эксперты агентства отмечают, что нынешнее снижение цен подталкивает ОПЕК к снижению квот на добычу. В то же время, в среднесрочной перспективе мировые цены на нефть могут снизиться до $20, предупреждают аналитики американского инвестбанка Goldman Sachs.

До таких уровней нефть не опускалась даже в кризисных 2008–2009 годах. А точнее, баррель стоил $20 лишь в 1999–2000 годах. По словам эксперта Goldman Sachs Дэмьена Курвалина, нефтяной рынок перенасыщен больше, чем прогнозировалось ранее, и банк ожидает, что в следующем году переизбыток предложения сохранится, что связано с перспективой дальнейшего роста добычи стран ОПЕК.

Аналитики указывают также, что при текущих ценах около 50% всех нефтяных месторождений в мире становятся нерентабельными.

«Уже к концу 2015 — началу 2016 года мы можем увидеть парад банкротств, — предупреждают эксперты. Первые кандидаты на банкротство — компании, добывающие сланцевую нефть в США, так как по большей части они сильно закредитованы, а при существующих ценах расплачиваться с кредитами становится все сложнее.

Глава российского Минэнерго Александр Новак на днях отметил, что снижение объемов сланцевой нефтедобычи — устойчивый тренд последних месяцев. «Из-за низких цен уходят инвестиции, сокращается количество буровых установок в тех же США: если год назад их было 1,6 тыс., то сейчас — около шестисот», — подчеркнул министр. По его словам, только за последние три месяца объем добычи снизился примерно на 300 тыс. баррелей в сутки. Новак назвал это позитивным сигналом, «который позволяет говорить о том, что в среднесрочном периоде возможно, что рынок сбалансируется».

При этом неделю назад на Восточном экономическом форуме Новак предупреждал, что рассчитывать на $100 за баррель в ближайшее время не стоит. Справедливая цена, по его оценке, — $50–60, в перспективе — $70 за баррель.

Между тем, по мнению некоторых специалистов угроза банкротства нависла и над нефтяными компаниями, прежде всего российскими, которым добыча и транспортировка нефти обходится слишком дорого – это сибирские месторождения и морские.

Баррель на распутье

А вот глава крупнейшей российской нефтяной компании «Роснефть» Игорь Сечин оптимизма не теряет, и говорит о скором возвращении высоких цен на нефть. По словам Сечина, уже сейчас из-за низких цен общая сумма сокращения инвестиций мировых компаний в добычу составила около $140 млрд, а к концу следующего года эта цифра вырастет до $200–250 млрд.

Цену $70 за баррель глава «Роснефти» назвал критичной для инвестиций. Даже при ценах $110 за баррель (именно с этой отметки началось падение в июле прошлого года) прибыльность в нефтяной отрасли, по словам Сечина, остается относительно невысокой. «Мы с высокой вероятностью можем ожидать, что на протяжении текущего инвестиционного цикла мы можем стать свидетелями возвращения цены нефти к уровням, обеспечивающим приемлемый для инвесторов возврат на инвестиции», — сказал глава «Роснефти». В общем, разброс мнений экспертов по поводу будущей цены «черного золота» - весьма значительный.

Баррель сейчас находится на распутье. Устойчивое превышение предложения над спросом тянет его цену вниз – тем более, что скоро на рынок со своей явно «лишней» нефтью выйдет еще и Иран.

В то же время все большие убытки, которые несут нефтедобывающие страны и нефтяная отрасль в целом, создают благоприятную почву для грядущего роста барреля. Сегодня предложения Николаса Мадуро о солидарном ограничении поставок на мировой рынок смотрятся нонсенсом, а завтра они вполне могут стать главной повесткой дня для заинтересованных государств. И тогда баррель неизбежно начнет дорожать…

haqqin.az

Саудовская Аравия играет против нефтяных проектов США

В преддверии заседания ОПЕК все больше участников рынков сходятся во мнении, что организация не сократит объемы добычи, а значит, разворота нефтяных цен ждать не стоит. В центре внимания Саудовская Аравия, которая, возможно, решила похоронить своих конкурентов – американских добытчиков сланцевой нефти.

Нефть подешевела примерно на 30% по сравнению с июньским пиком этого года. Причины – в росте предложения на фоне ослабления спроса. В США добыча выросла до более чем 30-летнего максимума благодаря сланцевым проектам. ОПЕК в октябре пятый месяц подряд превысила целевой уровень добычи в 30 млн баррелей в день. А тут еще и планы у Ливии, где закончилась гражданская война, у Ирана, который прощается с санкциями, и Ирака, у которого есть потенциал за счет неосвоенных месторождений.

На мировом рынке нефти перенасыщение. По прогнозам Международного энергетического агентства, в этом году избыток составит 0,3 млн баррелей в день, а в 2015 году – 0,7 млн баррелей в день. С другой стороны, в Европе и Китае произошел сбой спроса на нефть – на 5%, и в следующем году также ожидается снижение спроса на 3%.

В преддверии заседания ОПЕК на следующей неделе, 27 ноября, все больше экспертов и участников рынков сходятся во мнении, что организация не решится сократить объемы добычи и поставок на внешние рынки. Внутри картеля, состоящего из 12 членов, единого мнения нет.

А это значит, что наметившийся тренд на снижение цен на нефть продолжится. И самый лучший вариант, который ожидается, – это замирание цены на уровне 80–90 долларов за баррель в течение долгого времени. Другие абсолютно серьезно ждут и падения до 65 долларов за баррель, хотя и не так долго.

«Я все-таки склоняюсь, что решение о сокращении добычи будет принято, вопрос, насколько сократят. Возможно, что не намного. И это сильно и сразу на рынок не повлияет. Резких движений в цене на нефть не будет. Сначала подойдем к уровню 80–90 долларов за баррель, потом постепенно цена может расти. Но многое будет зависеть от геополитики еще. Поэтому строить прогнозы по нефти сложно. Довольно часто они не сбываются», – говорит газете ВЗГЛЯД Александр Пасечник из ФНЭБ. Впрочем, добавляет он, и саудитам 65 долларов не нужно, потому что это чревато социальным напряжением, а власти явно не захотят столкнуться с революцией.

Глава консультационной группы Creon Energy, работающей в секторе ТЭК, Фарес Кильзие считает, что повышение мировых цен на нефть в 2015 году может произойти «только в случае крупной техногенной катастрофы или крупного военного вмешательства в страны – производители нефти». Что касается конфликта на Украине, то, по его мнению, это не фактор для влияния на цены на нефть.

Саудитам комфортно и так

Все приковано к позиции Саудовской Аравии как крупнейшего производителя нефти в мире. Она уже заявила, что в одностороннем порядке не пойдет на сокращение добычи, если другие члены ОПЕК не готовы пойти на такой шаг. Представители картеля ведут активные переговоры друг с другом. На прошлой неделе с саудитами побеседовали президент Ирака Фуад Маасум и премьер-министр Ливии Абдула аль Тани. На этой неделе министр нефти Ирана посетит ОАЭ.

«Многие страны картеля не соблюдают квоты – добывают сверх нормы. И повлиять на это как-то сложно, здесь джентльменский момент. Поэтому саудиты и переживают, что они будут опять одни снижать добычу. Они в принципе и должны снижать больше всех как крупнейший производитель. Поэтому квоту на добычу надо дифференцировать. Но они не желают отвечать за всех, считают, что у них с дисциплиной все в порядке, а вот в Венесуэле, например, нет», – говорит газете ВЗГЛЯД Александр Пасечник из ФНЭБ.

Россия, кстати, тоже не сидит на месте. Глава Минэнерго Александр Новак провел встречу с Венесуэлой, которая является одним из 12 членов ОПЕК. Bloomberg заявило, что на встрече шла речь о возможных мерах по стабилизации цен. Венесуэла, в отличие Саудовской Аравии, обеспокоена снижающимися котировками. Однако даже совместно Россия и Венесуэла не смогут решить проблему дисбаланса спроса и предложения, говорит Валерий Полховский из Forex Club. «Саудовская Аравия имеет около 3 млн баррелей в сутки свободных производственных мощностей. Соответственно, для корректировки спроса и предложения в ее обход нужно быть готовым снизить объем добычи где-то на 4 млн баррелей в сутки, что для Венесуэлы и России является слишком значительным. Необходимо формировать гораздо более широкую коалицию», – говорит Полховский.

Бьют по американцам

Сейчас все больше участников рынка считают, что Саудовская Аравия играет против США. «Сначала все думали, что это сговор саудитов с американцами, чтобы нам помешать и создать проблемы в экономике. Но, как мы видим, дело затянулось, и теперь создают проблемы и для США. Задача саудитов проста – сохранить свою долю на рынке, в том числе на американском», – говорит Пасечник.

Саудиты не хотят терять долю рынка, которую получили после введения Штатами санкций против Ирана. Теперь Иран возвращается. Вместе с Ираком Тегеран к 2020 году планирует довести добычу до колоссальных 12 млн баррелей в сутки. Все это вылилось в то, что Саудовская Аравия начала ценовую войну, в которую втянулся и Иран. Уступать никто никому не хочет.

Ко всему прочему, Саудовская Аравия и так уже раньше начала терять свой традиционный крупный рынок сбыта – американский. И вина лежит на быстро растущей добыче сланцевой нефти в Штатах. США надеются снизить свою зависимость от импорта нефти, и у них неплохо получалось в последнее время. Если в 2005 году 60% потребления энергоресурсов обеспечивалось за счет импорта, то в 2010 году – уже только 45%, а в 2013 году – 40% (хотя заметно замедление курса).

В 2010 году крупнейшими покупателями нефти из Саудовской Аравии были Япония и США – в районе 55 млн тонн нефти. Далее шли Китай (45 млн.тонн) и Республика Корея (около 40 млн тонн).

Саудовской Аравии пришлось переориентироваться на азиатский рынок, что тоже неплохо. Тот же Китай в сентябре прошлого года занял место США как крупнейший импортер нефти. Поэтому здесь так и важна борьба саудитов с возвращением Ирана и сохранение своей доли на азиатском рынке. Дальше уже некуда переориентироваться.

Саудовская Аравия, видимо, имеет долгосрочную стратегию по выводу с мирового рынка нефти, добываемой из нетрадиционных источников, говорит ТАСС нефтяной трейдер с Лондонской биржи Эндрю Дайсон. «Это в первую очередь относится к канадским нефтяным пескам и сланцевой нефти в США. Рентабельность подобных месторождений уходит в ноль при цене барреля в 80 долларов», – сказал он.

По мнению Дайсона, Эр-Рияд к осени 2015 года добьется своей цели и разорит многих производителей этой дорогой нефти. «Но для этого цены ниже 80 долларов за баррель должны продержаться все предстоящие 12 или даже 18 месяцев», – подчеркнул трейдер.

На самом деле единой планки для сланцевых проектов США нет. «У каждой сланцевой скважины свой уровень рентабельности. В определенных районах и при 60 есть надежды добывать, а где-то и при 80 впору закрываться. Об этом свидетельствуют действия ряда американских добытчиков, которые уже заявили о пересмотре своих добычных проектов, часть скважин уже встает. Они будут ждать благоприятных цен», – говорит Пасечник.

Американские добытчики уже стали заявлять о закрытии скважин, и таких заявлений будет появляться все больше по мере углубления конъюнктурной ямы, которую поддерживает ОПЕК, уверен Пасечник.

Резко сокращать добычу для поддержания цены на нефть ОПЕК вообще невыгодно. Потому что это подстегнет сланцевый бум в США, считают в Goldman Sachs Group, прогноз которого приводит Bloomberg. Уменьшение объемов производства ОПЕК более чем на 500 тыс. баррелей в день приведет к тому, что в 2016 году картелю вновь придется сокращать нефтедобычу, так как рост цен подстегнет развитие сланцевых технологий в США, говорится в обзоре Goldman.

Интересно, что на проигрыше США, как, впрочем, и России, выиграют экономики Китая и Европы. «От снижения цены на нефть, безусловно, выигрывают потребители, покупатели нефти. А кто главный потребитель нефти? Китай. На низких ценах его темпы роста будут только увеличиваться, что положительно в целом для мировой экономики. Европейцы тоже импортируют много нефти, собственная добыча невысока. Поэтому в экономическом формате тоже выигрывают», – говорит Пасечник. Нефть по цене 70–75 долларов за баррель даст Китаю возможность для роста ВВП на 7% и более, а мировой экономике такая цена на нефть обеспечит рост на 2,1%, посчитал Кильзие из Creon Energy.

maxpark.com


Смотрите также