Молоко, мясо, нефтепродукты: что, куда и сколько экспортирует Беларусь. Куда беларусь экспортирует нефть


Молоко, мясо, нефтепродукты: что, куда и сколько экспортирует Беларусь

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

На фоне недавних проблем с поставками молока из Беларуси в Россию, заявлений о возможных ограничениях на экспорт продукции белорусских сельхозпредприятий наш экономический обозреватель Дмитрий Иванович проанализировал, на какие рынки поставляется белорусская продукция. Вот его интерактивные графики. 

— Объем экспорта белорусских товаров (по методологии Белстата) за прошлый год составил $ 29,2 млрд. По сравнению с 2016, он вырос на 24,8%.

Динамика экспорта Беларуси в 2010—2017

 

Экспорт осуществлялся в 172 страны мира. Крупнейшим торговым партнером Беларуси является Россия, в которую было поставлено товаров на $ 12,8 млрд. За последние 8 лет доля России не снижалась ниже отметки в 35%, при этом рост поставок в иные страны часто связан с экспортом продуктов нефтепереработки и колебанием цен на них.

Из 1090 товарных позиций, которые Беларусь поставляла на внешние рынки, в Россию поставлялось 1066 позиций. Из крупных экспортных позиций в Россию не поставлялись только нефть (весь объем поставляется на перепродажу в Германию) и свинец необработанный.

Большая часть крупных экспортных позиций Беларуси сохранила высокую зависимость от российского рынка. Крупнейшие из них — сыры и творог, грузовые автомобили, сливочное масло. 

Экспорт Беларуси в Россию по товарным позициям в 2013-2017

 

Наименее зависимыми от российского рынка крупными позициями белорусского экспорта являются:

  • Калийные удобрения — $ 2,3 млрд (доля поставок в Россию — 3%)
  • Лесоматериалы продольно-распиленные — $ 272 млн (1%)
  • Смешанные минеральные удобрения — $ 238 млн (1%)

Поставки на экспорт нефтепродуктов, битумных смесей и углеводородных газов можно назвать условно независимыми, поскольку их экспорт без поставок российского сырья для их производства невозможен.

Политика импортозамещения, проводимая Россией вследствие санкций, приводит к росту  в этой стране отдельных секторов производства и, в частности, сельского хозяйства. В результате увеличения урожая сахарной свеклы, Россия от чистого импортера сахара переходит в разряд экспортеров. Экспорт белорусского сахара в Россию в 2017 сократился на 20% при одновременном снижении экспортных цен на 10%. Вследствие этого, по итогам прошлого года 3 из 4 сахарных заводов в Беларуси получили убытки. Размер их может вырасти в 2018 вследствие активной экспансии российского сахара на белорусский рынок. Ограничения по минимальному порогу цен на сахар будут действовать только до 15 апреля. После чего новые ограничения могут быть введены только по решению ЕЭК. Можно отметить, что Россия занимает более 50% в общем объеме белорусских экспортных поставок этой продукции.

Экспорт молочной продукции в 2017  по странам мира

 

В условиях высокого удельного веса России в поставках молочной продукции (свыше 90% от общего объема экспорта) есть повышенные риски как для отдельных белорусских предприятий, так и для экономики в целом. Любая приостановка поставок в Россию оказывает негативное влияние на финансовую ситуацию у переработчиков молока. Нетарифные ограничения могут использоваться конкурентами из России для оказания давления на цены либо на объемы поставок.

Сейчас наблюдается тенденция по усиление финансовой поддержки сельскохозяйственных производителей в России, тогда как альтернативные рынки для Беларуси в достаточном количестве отсутствуют. Финансовые ресурсы, направленные на модернизацию белорусских молочных ферм — в случае снижения экспорта молочной продукции в Россию — могут быть утрачены.

Данный риск упоминается как один из ключевых при оценке кредитного рейтинга Беларуси агентством S&P.

Тенденции

В условиях высокой зависимости от российского рынка усиливаются риски, что контролирующие органы этой страны введут новые ограничительные меры. В том числе, для создания преференций определенным местным производителям. Прежде всего, это может коснуться товаров продовольственной группы. В расширении их внутреннего производства заинтересованы административные власти России.

Белорусским предприятиям придется чаще сталкиваться с конкуренцией внутри страны. Антимонопольные органы могут быть ограничены в инструментах защиты внутреннего рынка. Статус отечественного производителя больше не может рассматриваться как гарантия стабильного сбыта внутри Беларуси. 

Российский рынок останется ключевым для многих белорусских предприятий, быстрая переориентация на другие рынки невозможна вследствие ограниченного набора экспортных товаров Беларуси. Диверсификация поставок и поиск новых экспортных продуктов могут гарантировать стабильное финансовое положение предприятия.

Экономический обозреватель «Про бизнес.»

Дмитрий Иванович

Экономический обозреватель «Про бизнес», ведущий программы «В крупную клетку» на YouTube.

Более 10 лет практической работы в оптовой торговле. Более сотни статей по текущей экономической ситуации в различных СМИ.

probusiness.io

Внешняя торговля Беларуси в 2017 году. Куда сильнее всего вырос экспорт?

Основными источниками роста белорусского экспорта в 2017 году стали сырьевые товары. Спрос на них повысился, поднялись и цены.

Резкий рост

В 2016 году на фоне снижения цен на основные сырь­евые статьи белорусского экспорта выделялся многократный рост поставок в страны Африки. Отчасти он объяснялся низкой базой, когда даже несколько сотен тысяч долларов обеспечивали прирост в десятки раз. Кроме того, топ-10 торговых партнеров с самыми высокими темпами роста экспорта отражал усилия отечественных машиностроителей, направленные на поиск новых рынков сбыта.

В 2017 году лишь одно направление, на котором был зафиксирован рекордный темп роста, можно напрямую связать с машиностроением. За год экспорт в Зимбабве увеличился сразу в 86 раз, до без малого 19 млн долларов. Основным драйвером стала поставка карь­ерной тех­ники. По данным Белстата, в африканскую страну отправился 21 самосвал для работы в условиях бездорожья на 7,28 млн долларов, а также четыре спецмашины общей стоимостью более миллиона долларов. В ближайшие годы темпы экспорта в Зимбабве, похоже, удастся выдержать. Вчера управляющий делами президента Виктор Шейман рассказал о контрактах на поставку сельскохозяйственной и лесной техники на 58 млн. долларов, заключенных во время визита в эту страну. 

Диверсифицированными были и поставки в Швейцарию. Экспорт в эту страну увеличился в 4,4 раза, до 29,9 млн долларов. Одной из крупнейших статей поставок стали… легковые автомобили. В Швейцарию было экспортировано 75 машин на 3,6 млн долларов: 43 авто с бензиновыми и 32 — с дизельными двигателями. Активным был экспорт различных компонентов легковых и грузовых машин, комплектующих для железнодорожного подвижного состава. Экспорт грибов и замороженных фруктов в Швейцарию принес еще около 1,5 млн долларов.

В остальные страны отечественные производители наращивали поставки сырьевых товаров. «Кассу» в Сербии сделали нефтепродукты. В прош­лом году в эту страну было поставлено 382 тыс. т дистиллятов на 94,1 млн долларов. Примерно тысяча тонн нефтепродуктов на 1 млн долларов обеспечила четырехкратный прирост белорусского экспорта в Танзанию.

Почти весь объем экспорта в Ливан и Бенин пришелся на арматуру Белорусского металлургического завода. Прирост отечественных поставок в Чили обеспечил фталевый ангидрид. Туда экспортировано продукции на 666,7 тыс. долларов.

Поставки сухого молока на 1,4 млн долларов способствовали заметному увеличению экспорта в Саудовскую Аравию.

Китай среди отстающих

Большая дружба с Китаем пока приводит к росту импорта из данной страны, а также к увеличению задолженности предприятий под гарантии белорусского правительства. По итогам 2017 года КНР перестала входить в первую десятку экспортных направлений для Беларуси. Поставки в эту страну сокращаются второй год кряду. В 2017-м они снизились на 23,3 %, до 362,6 млн долларов. Основная причина — уменьшение объемов экспорта калийных удобрений. В прошлом году они составили 246 млн долларов против 290,1 млн в 2016-м. Увеличение поставок сельхозпродукции не смогло компенсировать потери.

За счет снижения экспорта калийных и других удобрений сократились поставки в Бангладеш, Замбию, Индонезию, Эквадор, Мали, Аргентину. Экспорт в Канаду пал жертвой антидемпинговых пошлин, введенных в отношении отечественной металлопродукции. Уменьшение поставок в Туркменистан отчасти можно связать с завершением строительства Гарлыкского горно-обогатительного комбината, сданного в эксплуатацию в конце I квартала 2017 года.

Первая десятка

В прошлом году на топ-10 главных торговых партнеров Беларуси пришлось 83 % отечественного экспорта. По сравнению с 2016-м доля первой десятки осталась прежней. Ее состав также почти не изменился: только Латвия заменила Китай.

За год доля Российской Федерации в структуре экспорта уменьшилась на 2 п. п., до 44 %. На втором месте — Украина (12 %). Доля Великобритании увеличилась на 3 п. п., до 8 %.

Рост поставок в страны Европы обусловлен в основном повышением цен на нефтепродукты. Основные трейдеры, работающие с отечественными нефтепродуктами, находятся в Великобритании и Нидерландах. Поэтому формально нефтепродукты поставляются именно в эти государства, хотя на самом деле получателями белорусского бензина, дизельного топлива и других продуктов могут быть компании из других стран.

Значительная часть отечественных нефтепродуктов вывозится через Польшу, Литву и Латвию. Соседние страны также являются крупными покупателями белорусских минеральных удобрений, а Литва, помимо прочего, ввозит и немало сельскохозяйственной техники, прежде всего тракторов.

Наши калийные удобрения — основной экспортный товар для Бразилии. По данным Белстата, в прошлом году эта страна была рынком номер один для отечественного калия.

В топ-10 наиболее диверсифицированным является экспорт в Украину. Доля машиностроения в нем довольно велика. Так, в прошлом году поставки в эту страну белорусских грузовиков в натуральном выражении увеличились вдвое, до 1136 машин, в стоимостном — в полтора раза, до 64,64 млн долларов. Экспорт тракторов в натуральном выражении уменьшился на 28,5 %, до 4597 машин, а в стоимостном — на 21,1 %, до 72,26 млн долларов. Главным отечественным товаром в Украине остаются нефтепродукты: на их долю приходится более половины выручки, или 1,8 млрд долларов. Нефтепродукты дополняют удобрения. Экспорт по этой позиции превысил 150 млн долларов.

В целом отечественный экспорт товаров в прошлом году увеличился на 24,1 %, до 29,2 млн долларов.

Большие планы

На первый взгляд, нынешний год начинается хорошо. По данным Белстата, в январе поставки товаров за рубеж увеличились сразу на 36,5 %, до 2,49 млрд долларов. Правда, в первый месяц 2017 года Россия недопоставила нефть на отечественные НПЗ. Соответственно, объемы отгрузки нефтепродуктов за рубеж были меньше обычного. В этом году заводы снабжаются в полном объеме, что отчасти обеспечивает и рост экспорта. Также ему благоприятствует ценовая конъюнктура.

В последующие месяцы из-за роста базы для сравнения темпы снизятся. На них негативно отразится и новая молочная война. Россельхознадзор 26 февраля запретил поставки молока, сливок и сыворотки из нашей страны, однако после этого уже дважды перенес начало отсчета временных ограничений. Теперь машины с сырьевыми молочными продуктами обещают разворачивать на границе с 15 марта.

Позиции, подпавшие под санкции, в прошлом году принесли нашей стране около полумиллиарда экспортной выручки. Даже если по итогам переговоров полный запрет не будет введен, останутся ограничения в отношении отдельных предприятий. Кроме того, вероятнее всего, Минсельхозпроду Беларуси придется пойти на уступки России и сократить поставки сухих продуктов или хотя бы попытаться сделать это.

Александр Лукашенко поставил перед правительством задачу в 2018 году нарастить экспорт на 5,7 %. Таков целевой прогнозный показатель. Так называемый консервативный прогноз, берущийся за основу при верстке бюджета, менее оптимистичен. Согласно среднесрочной финансовой программе респуб­ликанского бюджета на 2018—2020 годы, в нынешнем году не исключается даже снижение экспорта на 0,2 %.

В феврале правительство утвердило показатели эффективности работы по экспорту товаров. Фактически они являются заданием для белорусских дипломатических представительств.

По планам, самые высокие темпы роста экспорта товаров связаны с Нигерией и ЮАР. Они должны увеличиться на 45 %. К слову, в январе — ноябре прош­лого года белорусский экспорт в Нигерию увеличился в 2,2 раза, до 22 млн долларов, а в ЮАР — в 2,8 раза, до 9,25 млн долларов.

Правительство требует на 44 % увеличить экспорт в Китай. На 30 % должны возрасти поставки в Аргентину, Бразилию, Вьетнам. Около 25 % прироста предполагается получить от экспорта в Украину. В целом по странам СНГ показатель находится на уровне 6—7 %. От 6 до 10 % должен составить прирост экспорта в некоторые страны Евросоюза.

Материал опубликован в №9 газеты "Белорусы и рынок" от 10 марта 2017 года. Оформить подписку

www.belmarket.by

Где закупает нефть Беларусь? | EX-PRESS.BY

Сколько Беларусь платит за венесуэльскую нефть и кому в России выгодна эта сделка? Сын одного из лидеров белорусской оппозиции Виктора Ивашкевича, молодой журналист Стас Ивашкевич провел свое журналистское расследование, которое опубликовала российская "Новая газета".

Минск платит по 30-60 долларов за доставку тонны нефти из Венесуэлы, чтобы прикрыть поставки на белорусские НПЗ контрабандного российского сырья, которое стоит ему на 200-250 долларов дешевле мировой цены. Потери российского бюджета от поставок контрабандной нефти в Беларусь и реэкспорта углеводородов через эту страну превышают миллиард долларов в год неуплаченных пошлин

Странные дела творятся в белорусском государстве. Бушует валютный кризис. Население хранит доллары уже не в чулке под матрасом, а в рамочке на стене. Из-за хронической нехватки валюты руководство страны начинает пускать на мясо священных коров «рыночного социализма», распродавая ключевые объекты госпромышленности.

Но в то же время Минск находит миллиарды долларов на экзотические «хобби». Несмотря на возможность беспошлинно закупать российскую нефть, белорусские НПЗ перерабатывают еще больше заморского сырья, чем в прошлом году. Через Украину в Беларусь поступает азербайджанская нефть (940 тыс. тонн за январь-октябрь 2011), но основные объемы «альтернативного сырья» по-прежнему импортируются из Венесуэлы (1,3 миллиона тонн за аналогичный период).

Это при том, что, согласно официальным данным, заморские углеводороды обходятся Минску на 15% дороже мировой цены. Правда, в Украине Белорусская нефтяная компания (БНК) перепродает венесуэльскую нефть  по демпинговым ценам. Очевидно, заполняя таможенные декларации при ввозе товара в Беларусь, БНК несколько преувеличивает свои затраты. Но тогда получается, что Венесуэла, сама переживающая перманентный валютный кризис, продает Беларуси нефть себе в убыток? Вряд ли. Чтобы понять, кто оплачивает взаимовыгодное сотрудничество Каракаса и Минска, достаточно взглянуть на другие диковинные поставки «альтернативного» сырья на белорусские НПЗ.

Казахстанский мазут

В прошлом году заместитель главного технолога Новополоцкого НПЗ Алексей Вегера сообщил на конференции в Минске, что его завод вышел на полную загруженность и положительную рентабельность, переключившись частично на переработку казахстанского мазута и российского печного топлива (200 тысяч тонн ежемесячно на обоих белорусских НПЗ).  Поставки мазута из Казахстана в прошлом году в пять раз увеличили белорусский импорт из этой страны.

Сверхприбыльная переработка в Беларуси таких объемов импортного мазута вызывает удивление экспертов, поскольку в прошлом году поставки российских нефтепродуктов в эту страну облагался пошлиной и продавались по мировой цене - также как и сырая нефть. Переработка же казахстанского мазута, с учетом дорогостоящей железнодорожной доставки через Украину, вызывает у участников рынка такое же удивление, как и «венесуэльская эпопея».

Сомнения оказались небеспочвенны. Исходя из документации Белорусской железной дороги, как минимум часть казахстанских углеводородов, поступающих в Беларусь, являются не мазутом, а «нефтью сырой».  Но зачем Минску скрывать импорт нефти из Казахстана под видом мазута? Эксперты отмечают, что такое прикрытие является типичным для контрабандного экспорта через Казахстан беспошлинной российской нефти.

«Сырой мазут» казахстанского разлива

Согласно соглашению между Москвой и Астаной, российские нефтяники имеют право вывозить сырье в Казахстан беспошлинно - для переработки на местных НПЗ. На самом деле существенная часть углеводородов реэкспортируется оттуда в третьи страны. На границе контрабандный вывоз оформляется как экспорт мазута, якобы полученного при переработке российского сырья в Казахстане и уплачивается казахстанская экспортная пошлина на мазут - в разы меньшая, чем российская пошлина на нефть. Недоплачивая половину экспортной пошлины, предприимчивые экспортеры могут получать стандартную прибыль, продавая контрабандную нефть на 30% дешевле мировой цены.  Участники рынка иронично именуют схему экспортом «сырого мазута».

В последние годы реэкспорт российской нефти через Казахстан достиг таких масштабов, что в октябре Москва ввела полный запрет на железнодорожные поставки углеводородов в эту страну.  Но эти меры коснутся, в основном, лишь мелких контрабандистов.

Российские ВИНКи (вертикально интегрированные нефтяные компании) реэкспортируют сырье, поставляемое по трубопроводам (6 миллионов тонн в год), причем не только под видом мазута, но и при помощи свопа с казахстанскими производителями.  В отличие от мелких контрабандистов, получающих за такую деятельность тюремные сроки, крупные компании, экспортирующие «сырой мазут», сталкиваются с крайне либеральным отношением властей.

Так в прошлом году инспекторы ФТС в Новороссийске сделали химический анализ казахстанского мазута, который партиями до 60 тысяч тонн поставлялся танкерами в НПЗ болгарского Бургаса, и установили, что на самом деле это - российская  сырая нефть.  Ущерб государству от недоплаченной пошлины за арестованную партию (30 тыс. тонн). был оценен почти в 7 миллионов долларов. Прокуратура, однако, посчитала указанную сумму недостаточной для заведения уголовного дела о контрабанде, и ограничилось административным расследованием (указание неправильных данных в транcпортных документах). Но вскоре и административное дело было закрыто «в связи с недостаточностью доказательств вины юридического лица»  - ошибся, мол, декларант нечаянно - с кем не бывает?

Российский «сырой мазут»

Российская нефть экспортируется под видом мазута не только из Казахстана, но и напрямую - через порты России, Прибалтики и Украины. Согласно аудиту, проведенному Счетной Палатой РФ, в 2009 году экспорт «сырого мазута» из России составил 10 миллионов тонн. Но это, видимо, лишь вершина айсберга, поскольку не учитывает операций, совершаемых под прикрытием принадлежащих ВИНКам НПЗ. К примеру, Киришский НПЗ ежегодно перерабатывает до миллиона тонн «сверх своей проектной мощности». Основные объемы киришского экспорта идут в Таллиннский порт, который официально сырую нефть не переваливает с 2007 года. Но более 500 тысяч тонн в месяц мазута кем-то отправляется из Таллина в США на танкерах, предназначенных для перевозки сырой нефти.

«Транспортировка мазута танкерами, предназначенными для перевозки сырой нефти (crudeoiltankers) иногда практикуется. Но, в отличие от «продуктовозов» (oilproductstankers), которые стандартно перевозят мазут, крупнотоннажные crudeoiltankers, как правило, не оснащены системами подогрева, необходимыми для того, чтобы не дать мазуту застыть в грузовых баках. Поэтому, использование crudeoiltankersв холодное время года для перевозки мазута на дальние расстояния является рискованным и используется лишь в отдельных случаях», - объясняет представитель судоходной компании MinervaMarina Ямиас Джанопулос.

Однако, при экспорте из Таллинна, владельцы упомянутых танкеров этого риска не боятся. Возможно, потому, что мазут, который они перевозят, соответствует химическим параметрам сырой нефти.

«Сырой мазут» и Беларусь

До утраты нефтяных преференций Минск также активно занимался реэкспортом углеводородов из РФ. В 2009 году через Беларусь только официально было реэкспортировано 2 миллиона тонн российского бензина и дизельного топлива. О реэкспорте сырой нефти под видом белорусского мазута можно лишь догадываться. Похоже, что потеряв в прошлом году официальные нефтяные льготы, Минск договорился с некоторыми российскими партнерами о поставках беспошлинного российского сырья в Беларусь иными маршрутами.

Так, например, в январе этого года «Сургутнефтегаз», который снабжает белорусские НПЗ по трубопроводам «Дружба», активно искал дополнительные маршруты поставок в Беларусь нефти Юралс. В частности, компания договорилась о перевалке в украинском порту «Южный»  - для дальнейшей транспортировки сырья в Мозырь. Причина была в том, что в январе «Транснефть» приостановила поставки в Беларусь из-за очередного конфликта между Москвой и Минском, поэтому дружественным Беларуси нефтяникам пришлось искать способы доставить туда нефть конфиденциально -  через третьи страны.

Венесуэльский своп

В прошлом году венесуэльское издание ElNacionalсообщило, что во время визита в Каракас Лукашенко вел переговоры о закупке венесуэльской нефти с 30%-ой скидкой - по цене «сырого мазута», причем представители Венесуэльской нефтяной компании допускали такую возможность только при использовании свопа.

Участники рынка, коментируя цену венесуэльской нефти для Беларуси и схему ее доставки, также указывают на высокую вероятность того, что поставки осуществляются по свопу с российскими ВИНКами.Необходимость данной операции, очевидно, была вызвана тем, что поставки миллионов тонн «сырого мазута» в Беларусь напрямую, на фоне политического конфликта между Москвой и Минском, могли вызвать санкции Кремля против контрабандистов.

Вместо этого, российские друзья Лукашенко продолжают экспортировать «сырой мазут» в Америку, но продают его там с 30%-ой скидкой Венесуэле, которая использует сырье на своих НПЗ в США  или  перепродает своим американским клиентам. Взамен Каракас по той же цене отправляет в Беларусь аналогичные объемы своей легкой нефти марки «Санта Барбара», используя танкеры, которые доставляют в США российское сырье.  По прибытии в Таллинн танкеры из Венесуэлы, как правило, там же получают новый груз и везут его обратно в США.

Таким образом, партнеры доплачивают по 30-60 долларов на тонне нефти за обратный фрахт до Америки, чтобы прикрыть поставки на белорусские НПЗ контрабандного сырья из РФ, за которые Минск платит на 200-250 долларов меньше мировой цены.

Должок

Потери российского бюджета от поставок «сырого мазута» в Беларусь могут превышать 500 миллионов долларов невыплаченных экспортных пошлин только за прошлый год.  В прошлом году - убытки намного больше.  Ведь согласно подписанным ранее своп-контрактам, российские ВИНКи продолжают поставлять дешевый «сырой мазут» Венесуэле, которая, в свою очередь, продолжает отправлять в Беларусь танкеры с «Санта-Барбарой». Одновременно Минск расплачивается с поставщиками «сырого мазута», позволяя им реэкспортировать аналогичные объемы углеводородов через Беларусь.

По информации участников рынка, Беларусь в этом году импортировала из России 2,7 миллиона тонн дизельного топлива и прямогонного бензина. На нефтебазах белорусской компании «Трайпл» в нефтепродукты добавляется 0,2% спирта, что, согласно белорусскому законодательству, позволяет реэкспортировать их в третьи страны беспошлинно - под видом биодизеля и бензина-ратворителя.  Учитывая, что в РФ такая смесь облагается стандартной пошлиной на нефтепродукты, потери ФТС от данной схемы реэкспорта составили за январь-октябрь более 600 миллионов долларов.

И это не считая вероятного реэкспорта российской сырой нефти под видом белорусского мазута. Так в октябре Белорусская нефтяная компания заключила с оператором литовского порта Клайпеда беспрецедентно крупный контракт на перевалку мазута - 2,2 миллиона тонн за год - в три раза больше, чем годом ранее. Весь этот объем отдан на откуп «Лукойлу», который, вывозит оттуда часть белорусского мазута танкерами для сырой нефти. Судя по всему, таким способом Минск расплачивается не только за «сырой мазут», но и за азербайджанскую нефть, которую «Лукойл» поставляет в Мозырь по трубопроводу Одесса-Броды.

Правда, основные объемы каспийского сырья Минску продает «Бритиш Петролеум» - оператор и крупнейший акционер месторождения «Азери-Чираг-Гюнешли», где добывается 80% азербайджанской нефти. В прошлом году вице-премьер Беларуси Виталий Семашко подписал в Лондоне  контракт, согласно которому  британская компания поставляет в Беларусь сырье AzeriLightпри посредничестве SOCARTrading- торговой «дочки» Государственной нефтегазовой корпорации Азербайджана (ГНКАР). Одновременно «Бритиш Петролеум» получает в балтийских портах мазут белорусских и российских НПЗ, часть из которого вывозится в США на данкерах для перевозки сырой нефти.

Примечательно, что российская «дочка» «Бритиш Петролеум» - ТНК-ВР, ведущая против своей материнской компании войну в России, оказалась с ней по разные стороны баррикад и в Беларуси. Судя по гневным репликам Лукашенко, российские совладельцы Мозырского НПЗ в Беларуси - ТНК-ВР и «Газпром-нефть», поставлять свой «сырой мазут» Минску отказались. "Если хоть одна копейка уйдет на ту сторону (российским акционерам завода), пеняйте на себя, - инструктировал Лукашенко руководителя Мозырского НПЗ относительно переработки «альтернативной нефти» - Им не надо было перерабатывать нефть и прибыль не была нужна», - свирепствовал белорусский лидер, вспоминая несговорчивость «плохих нефтяников».

Зато для «хороших нефтяников» белорусский руководитель не скупится на почести и награды. К примеру, в прошлом году, в разгар нефтяного конфликта между Минском и Москвой, Александр Лукашенко наградил главу «Лукойла» орденом «Дружбы народов». В этом году -  владелец «Русснефти» получил калийные месторождения в Беларуси. Недавно Александр Лукашенко с благодарностью заявил, что поставками своей нефти Венесуэла и Азербайджан помогли Беларуси сохранить независимость. Очевидно, речь шла о готовности Уго Чавеса и Ильхама Алиева предоставить политическое прикрытие контрабандным сделкам Минска с российскими нефтяниками. А оплачивает всю эту любовь российский бюджет и счет его потерь идет на миллиарды долларов.

Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

ex-press.by

Беларусь начала экспортировать нефтепродукты через российские порты

Новости мира

20:10 29.05.2018(обновлено 12:51 31.05.2018) Получить короткую ссылку

3993

Белорусская сторона готова переваливать через порты России до одного миллиона тонн нефтепродуктов в год

РИГА, 29 мая — Sputnik. Беларусь поставила на экспорт через российские порты около 50 тысяч тонн нефтепродуктов в январе-марте 2018 года, рассказал заместитель председателя концерна "Белнефтехим" Андрей Рыбаков, передает "Белта".

Он отметил, что "Белорусская нефтяная компания" при реализации нефтепродуктов всегда рассматривает российское направление.

"Допускаются планы до 1 млн тонн нефтепродуктов перевалить в первую очередь по российскому направлению. Уже есть положительная динамика, в первом квартале около 50 тысяч тонн нефтепродуктов ушло в этом направлении", — сказал он.

В августе 2017 года президент РФ Владимир Путин дал поручение проработать переключение экспорта белорусских нефтепродуктов в порты РФ. Минэнерго России в сентябре сообщило, что ведет работу над привлечением белорусских экспортеров нефтепродуктов в российские порты, в том числе за счет снижения тарифов на обслуживание в портах и грузовых тарифов РЖД. Тогда источник рассказал, что порты РФ готовы снижать тарифы на перевалку нефтепродуктов из Беларуси при условии гарантированных объемов.

В декабре вице-премьер Беларуси Владимир Семашко сообщал о заключении в ноябре с двумя дилерами из РФ договоров о поставках белорусских нефтепродуктов с транспортировкой через российские порты. По его словам, Республика Беларусь может направить в 2018 году на экспорт через порты РФ до 1 миллиона тонн нефтепродуктов, но должна быть экономическая целесообразность такого маршрута.

По данным "Infoline-Аналитики", Минск экспортировал более 12,5 миллиона тонн нефтепродуктов в прошлом году, в том числе почти 8,5 миллиона тонн — через Ригу, Вентспилс, Клайпеду и Таллин, около 4 миллионов тонн ушло по железной дороге (до 90% на Украину, менее 10% в Россию).

ru.sputniknewslv.com

Беларусь теряет нефтяные прибыли, трактора экспорт не спасут

Стране нужно делать ставку на хайтек, на «гаджеты, айфоны, плафоны», но это требует коренной модернизации, реформирования экономики.

Порядка 1,6 млрд долларов в год может потерять Беларусь из-за налогового маневра в нефтяной отрасли России. Такой перспективой 

«обрадовал» московский «КоммерсантЪ».

Это может стать еще одним ударом по белорусской экономике вдобавок к нынешнему сокращению поставок российской нефти из-за газового спора между Минском и Москвой.

Тем временем Александр Лукашенко готовится улететь с визитами в Африку. Спасет ли экономику Беларуси ставка на «дальнюю дугу»? 

Возврата к «нефтяному офшору» уже не будет

В публикации «Коммерсанта» белорусский интерес упомянут вскользь, речь идет о схватке между сторонниками разных подходов — в частности Минфином и Минэнерго — в самой России. 

Да, там спорят о темпах и параметрах налогового маневра, но в принципе он так или иначе должен быть реализован, заявила в комментарии для Naviny.by минский эксперт в энергетической сфере Татьяна Манёнок.

По ее словам, в ускорении этого маневра заинтересован озабоченный пополнением бюджета российский Минфин (он предлагает после 2018 года вообще обнулить экспортную пошлину на нефть). Но эти предложения могут быть отложены, поскольку у других игроков свои интересы. На темпы маневра могут повлиять цены на нефть: чем они выше, тем больше поступления в бюджет, соответственно, с маневром можно повременить.

Но в целом «сама логика евразийской интеграции предполагает торговлю, в том числе и нефтью, без пошлин», подчеркнула собеседница. Конечный ориентир здесь — 2025 год, когда в ЕАЭС намечено создать единые рынки нефти и газа.

В общем, добавлю от себя, белорусам глупо лелеять надежды на возврат к «нефтяному офшору» (это метафора из прошлого десятилетия, когда экспорт нефтепродуктов, произведенных из дешевой российской нефти, давал Беларуси огромные прибыли). Означает ли это гибель нашей нефтянки?

Нет, если провести успешную модернизацию НПЗ, отработать логистику продажи нефтепродуктов в соседних странах, что сокращает издержки, пояснила Манёнок. По ее словам, «белорусская нефтепереработка не умрет, но, возможно, объемы придется снизить».

Ну а пока, по прогнозам эксперта, Минск в связи с налоговым маневром у восточных соседей будет ставить вопрос о некой компенсации за выпадение из белорусского бюджета доходов от экспортных пошлин на нефтепродукты. Ведь такие доходы были предусмотрены по 2024 год двусторонними договоренностями.

Здесь замечу: равнодоходные цены на газ тоже были предусмотрены двусторонними договоренностями. Но Москва об этом «подзабыла», а прошлогодняя попытка Минска установить «справедливую» цену на газ в одностороннем порядке как раз и привела к нынешнему многоплановому торгово-экономическому конфликту.

Так что при специфических нравах «братской интеграции» любые договоренности вилами по воде писаны. И не факт, что Москва охотно откликнется на призывы к нефтяной компенсации. 

Нужна ли нам суданская нефть?

Эксперты отмечают, что снять напряжение в конфликтных вопросах двусторонних отношений могла бы личная встреча Лукашенко и Путина. Но пока она не анонсируется.

Зато белорусский президент 15—17 января совершит официальные визиты в Египет и Судан. К этому вояжу очевидно приурочили открытие модернизированного предприятия по выпуску тракторов МТЗ в египетской Александрии. Теперь завод сможет выпускать не 200, а 2000 машин в год.

В Судане, возможно, тоже будет разговор о тракторах, но эта страна примечательна еще и нефтедобычей. Может, белорусское руководство с учетом того, что наши НПЗ теперь на голодном пайке, станет обсуждать поставки нефти из этой африканской страны?

«Зачем так далеко?» — риторически спрашивает Татьяна Манёнок. Она поясняет: можно закупать нефть по мировым ценам с терминала в Литве, можно снова запустить прокачку нефти (например азербайджанской) через Украину по трубе Одесса — Броды в реверсном режиме. Последнее, кстати, белорусская сторона уже делала несколько лет назад, но потом свернула проект, добившись нефтяных уступок от России.

То есть вопрос не в том, где бы нефти перехватить, ее в мире полно. Вопрос — в готовности белорусской экономики работать по мировым условиям поставок этого сырья. Пока о такой готовности говорить не приходится. 

Производить высокотехнологичный товар

Да, а насколько может выручить наш экспорт продажа продукции машиностроения, тех же тракторов «Беларусь»? 

«У МТЗ экспортные поставки стабилизировались», — заявил в комментарии для Naviny.by белорусский аналитик Александр Алесин. В этом плане тактика «продажи чайными ложками» (такую фигуральную установку дал некогда Лукашенко) дает свои плоды «за счет большего числа охваченных стран».

По данным за январь — август прошлого года, Беларусь продала за рубеж 18 808 тракторов на 272,3 млн долларов. Это немного меньше, чем годом ранее: на 2,2% в натуральном выражении и на 2,4% — в стоимостном.

«Беларусь берет ценой. Фактически мы демпингуем», — отметил собеседник. Наши трактора хоть и «без прибамбасов», зато неприхотливы, их «может чинить сам феллах». Ставка делается на машины от 30 до 50 лошадиных сил, востребованные мелкими крестьянскими хозяйствами, поясняет эксперт.

В то же время он подчеркивает: «За счет тракторов мы не покроем наши потери на экспорте нефтепродуктов и калия. Разница получается в десятки раз».

Чтобы в принципе поднять экспорт, нужно, говорит Алесин, «производить товары с высокой добавленной стоимостью, электронику, хайтек. Короче, «все эти гаджеты, айфоны, плафоны и прочее», как выразился недавно сам Лукашенко».

Да, сказано было верно, но задача требует коренной трансформации нашей экономики. Именно того, от чего руководство страны отпихивается руками и ногами. Так что пока придется сбывать феллахам трактора по дешевке.

Александр КЛАСКОВСКИЙ

belarus-mt.ru

Последствия нефтяного налогового маневра в России для экономики Беларуси

30 Июля 2018 г.

Беларусь нельзя причислить к числу стран с обширными запасами нефти, однако развитию соответствующей индустрии страны это не мешает. Белорусские нефтяники работают не только на родине, но и на объектах в Венесуэле, Эквадоре и России. По соглашению с Москвой в Минск ежегодно беспошлинно поставляются около 24 млн т нефти, причем пошлина от экспорта полученных в результате ее переработки нефтепродуктов остается в белорусской казне. Однако налоговый маневр в нефтяной отрасли, принятый РФ, через шесть лет полностью обнулит экспортные пошлины на российскую нефть, в результате чего цена нефти для Беларуси перестанет быть преференциальной. О том, каковы могут быть последствия российского нефтяного налогового маневра для Беларуси, будет ли она транспортировать нефтепродукты по РЖД взамен Прибалтики и почему не форсируется нефтедобыча на арктическом шельфе, «Евразия.Эксперт» рассказал руководитель аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности Александр Пасечник.

- Александр Михайлович, Россия предлагает 50% скидки для белорусских грузоперевозок нефтепродуктов по линии РЖД. Беларусь это не совсем устраивает. Как заинтересовывать Беларусь, чтобы она отдала предпочтение российским портам, а не литовским?

- Задача стоит в концептуальном смысле. Россия должна развивать свою припортовую инфраструктуру и порты. Поэтому надо выправить логистику, в том числе с привлечением разных бонусов для наших партнеров из Беларуси, в частности, с использованием субсидирования железнодорожных тарифов, льготных вставок. Чтобы логистика была по крайней мере не хуже, а может быть, даже имела какую-то преференциальность для Минска. Понятно, что не совсем это удается. В любом случае выбор уже сделан, Россия идет по пути расширения взаимодействия с Беларусью. Возможны новые модели конфигурации, но они находятся в процессе обсуждения.

- Как продвигается нефте- и газодобыча на Арктическом шельфе? Беларусь как-то может поучаствовать в ней?

- Нефть не стоит сейчас выше $100 по маркерам, поэтому и форсировать нефтедобычу на шельфе нет нужды, пока есть возможность «столбить гринфилды».

Как известно, страны Арктического совета распределяют или пытаются зафиксировать свои юридические права. Есть там интересанты и не из арктического пула – например, Китай. Шельф – стратегический кладезь, и его масштабное освоение – это более отдаленный горизонт. Об активном освоении нефтяных промыслов в Арктике на сегодняшний день разговор не идет. По газу, если посмотреть, заметен прогресс. Заполярная добыча газа впечатляет, учитывая Ямал, где добывается большая часть российского газа. Но речь, конечно, не только об арктическом шельфе, но и о заполярных месторождениях в целом.

Тормозится работа альянсов из-за антироссийских санкций. К примеру, американская корпорация Exxon приостановила работы в Карском море c НК «Роснефть». У российской госнефтекомпании теперь появились проблемы и на Черноморье. Крупнейшая итальянская нефтегазовая компания Eni заморозила проект Вал Шатского, пока на неопределенный срок. Он имел перспективы, если бы были получены дебеты, а теперь итальянцам нужно в юридическом поле изучать санкции, затормозив отраслевую кооперацию. Официальная позиция «Роснефти» состоит в том, что это влияние санкционного давления.

Если говорить о Минске, то Белорусские нефтяные компании пытались идти за рубеж. У республики есть взаимодействие с Венесуэлой по добыче тяжелой нефти. И белорусская добыча стабильна, около 1,65 млн тонн добывалось в Беларуси в 2015-2016 гг. Думаю, и в 2018 г. будут похожие цифры, тут белорусы уже уперлись, что называется, в потолок.

По большому счету, у Беларуси собственного [нефтяного] потенциала нет. Если развиваться, то где-то за рубежом, за счет нефтесервисного опыта.

В России у белорусских нефтяников могут быть новые подряды. Не секрет, что «Белоруснефть» с 2013 г. работает в Ямало-Ненецком автономном округе.

- А как обстоят дела на Северном Каспии у Казахстана?

- На Кашагане работают казахи в консорциуме с пулом иностранных мейджоров. У всех доли по 16% с небольшим. Долгое время сроки освоения Кашагана сдвигались. Когда наконец-то приступили, там были довольно слабые технологии. Сейчас уже в наличии и другие возможности, нефтесервис продвинулся в инновационном смысле, технический прогресс налицо. Добыча началась в 2016 г, 2017-2018 гг. вышли сложными, и теперь возможны корректировки.

Условия на Каспии иногда совпадают с теми, которые бывают в Заполярье. Поэтому России важно изучать этот опыт. Там тоже бывают суровые холода, льды и т.д. и это надо учитывать, чтобы не получить похожие проблемы при освоении национального арктического шельфа.

- Какие тенденции вы наблюдаете в энергетической сфере?

- Мы следим за тенденциями в энергетической сфере в России и глобальными рынками углеводородов. Анализ позволяет упреждать потенциальные риски, связанные с нефтегазовым экспортом, выявлять приоритеты в части сбыта энергоресурсов. Экспертами накоплен и создан массив информации и аналитики по всему энергетическому спектру, но наибольшая концентрация внимания – на нефтегазовом секторе, топливно-энергетическом комплексе (ТЭК). Электроэнергетика и атомная индустрия – скорее прилагательные направления нашей работы.

Что касается тенденций на текущий год, то Россия продолжит добывать нефть примерно в тех же объемах, что и в прошедшие несколько лет. Будем приближаться к 550-560 млн т нефти. Все зависит от соглашения ОПЕК+ по сокращению добычи нефти – сейчас здесь взят курс на смягчение по квотам.

Мы приходим к тому, что надо разделять нефтяные рынки с саудовцами. Необходимо учитывать, что американские сланцевые добытчики ими тоже активно интересуются. Хотя нет прямого подключения к сделке ОПЕК+, но формат консультаций показывает заинтересованность производителей США в «стабильной» стоимости нефти.

По поводу нефтепереработки в России, отмечу, что ставка делается не на развитие новых мощностей. Есть задача поднимать глубину переработки, благодаря чему составляющая внутренней переработки по сырью будет оставаться примерно на том же уровне. За счет глубины переработки может несколько снизиться внутреннее потребление нефти.

Акцент делается на усиление российского экспорта. Но в большей степени будет он ориентирован на азиатские рынки, потому что в них мы видим потенциал, бо́льшую емкость и динамику, чем на традиционных европейских.

Модель развития такова, что раньше у России практически не было экспорта на Восток, в Азию, прежде всего в Китай. В перспективе крупнейшие игроки – Индия, Индонезия, Япония и Корея. Россия становится сейчас таким же драйвером, как Китай пять лет назад. Не исключено, что в пропорциях, вероятно, произойдет отвлечение экспортных объемов с европейского направления, если будет определенное сдерживание в сегменте добычи.

- Придет ли «черный лебедь» на энергетический рынок и откуда его ждать?

- «Черный лебедь» – это какой-то беспрецедентный случай. Возможно, он придет, и нефть только прирастет. На 2018 г. рисков я, по крайней мере, не вижу. 2019 г. будет продолжением предыдущего с некоторыми отклонениями.

- Белорусские НПЗ завязаны на российскую нефть, и каждый год Беларусь поднимает вопрос о цене. Как это отразится на развитии белорусско-российских отношений в будущем?

- Российская нефть в приоритете, потому что всю собственную нефть Беларусь отправляет на экспорт. Здесь все строится на моделях перспективной равнодоходности. На 2025 г. запланирован выход на равнодоходность энергетических рынков не только нефти, но и электроэнергетики, рассматривается и газовый рынок. Это ориентировочная позиция Москвы, возможны сдвиги, переговоры, то есть здесь нет жестких рамок.

Ценовые параметры на нефть и газ тоже очень важны. Понятно, что все хотят прийти к ценовому компромиссу. Поэтому Россия и Беларусь каждый год договариваются. Есть долгосрочная четкая линия, и в этом фарватере мы двигаемся с небольшими отклонениями. Диалог бывает сложный, но он конструктивный. В конечном счете, Москва и Минск всегда мы находили совместное, приемлемое для двух сторон решение.

- Каковы могут быть последствия для Беларуси от нефтяного налогового маневра в России?

- Налоговый маневр в российской нефтяной отрасли – важный момент.

Минэнерго России не видит проблем для Беларуси в связи с завершением нефтяного налогового маневра и не намерено менять объем поставок нефти по межправительственному соглашению.

Как заявил глава российского Минэнерго Александр Новак, поставки будут обеспечиваться в соответствии с межправсоглашением.

Россия по этому соглашению беспошлинно поставляет в Беларусь около 24 млн т нефти в год, при этом Минск оставляет в своем бюджете пошлины от экспорта полученных в результате ее переработки нефтепродуктов. Кроме того, начиная с 2017 г. белорусское государство получило право на реэкспорт 6 млн т российской нефти с зачислением пошлин также в свой бюджет.

При этом уже прошел два чтения в российской Госдуме законопроект о завершении налогового маневра в нефтяной отрасли, согласно которому экспортная пошлина на нефть будет снижаться с нынешних 30% на 5 процентных пунктов в год в течение 6 лет начиная с 2019 г., то есть обнулится в 2024 г.

После отмены Россией экспортной пошлины стоимость ее нефти для Беларуси фактически будет равна мировым котировкам.

Поэтому Минск считает чувствительным для своей страны фактор последствий нефтяного налогового маневра в России. Для нивелирования негативного эффекта Беларуси есть смысл сделать упор на форсирование модернизации НПЗ. И время есть – пошлины будут обнулятся постепенно, только к 2024 г. ставки будут обнулены.

Беседовала Диана Шибковская

eurasia.expert

Почему рост цен на нефть выгоден Беларуси

Хотя сама Беларусь добывает немного нефти, рост цен на «черное золото» на мировом рынке может увеличит доходы ее бюджета. Каким образом — разбиралась DW.

Мозырьский НПЗ

 

В первую декаду ноября цены на нефть достигали рекордных отметок с 2015 года. Утром 13 ноября нефть марки Brent стоила 63,5 доллара за баррель. Что не может не радовать власти в Минске, отмечают эксперты, опрошенные DW. И это несмотря на то, что собственная годовая добыча «черного золота» в Беларуси составляет лишь 1,6 млн тонн.

Выгодно для бюджета РБ

Экспорт нефти и нефтепродуктов — наряду с экспортом калийных и иных удобрений, а также сельхозпродукции — входит в тройку важнейших статей доходной части беларуского бюджета. По прогнозам агентства Bloomberg, к 2018 году нефтяная составляющая в ВВП Беларуси составит 13,9% (для сравнения: в 1993 году было 0,5%).

Нефте- и газопроводы, проходящие через Беларусь

 

Доктор экономических наук Борис Желиба отмечает, что рост мировых цен на нефть сегодня в первую очередь выгоден России, которая является крупнейшим экспортером этого сырья и у которой увеличится валютная выручка. Во вторую очередь это выгодно Беларуси, два НПЗ которой — Мозырьский и Новополоцкий — производят нефтепродукты из российской нефти. «Это в какой-то степени поддержит беларускую экономику», — считает профессор.

Но не все просто. Согласно статистическим данным, в первом полугодии 2017 года Беларусь закупала российскую нефть по 273 доллара за тонну, или на 30,6% дороже по сравнению с 2016 годом. Вообще за последние 2 года российская нефть для беларуских НПЗ подорожала на 238%.

И тем не менее, констатирует минский экономист Лев Марголин, с ростом цен на нефть растет и прибыль от ее переработки, ведь беларуские нефтепродукты продаются в основном на Западе, где цены на них рыночные и выгодные для Беларуси. Но о конкретных цифрах, добавил Марголин, можно будет говорить только по итогам года.

С другой стороны, по мнению экспертов, рост нефтяной составляющей в ВВП Беларуси тормозит развитие экономики, поскольку в ней не проводятся структурные реформы. В дальнейшем это может иметь самые негативные последствия для страны.

Сколько нефти нужно Беларуси

По словам экономического аналитика Леонида Злотникова, ежегодно для удовлетворения собственных потребностей Беларуси необходимо 6 миллионов тонн нефти. Весь этот объем, по оценке Льва Марголина, практически полностью идет на производство бензина для отечественных потребителей. Кстати, добавляет Марголин, повышение цен на нефть сказывается и на беларусах: в стране снова подорожал бензин. «Правда, когда цена на нефть падает, у нас бензин не дешевеет, но об этом никто не вспоминает», — отмечает экономист.

Сама Беларусь добывает 1,6 млн тонн в год. Вся эта нефть, в соответствии с договоренностями с Россией, экспортируется на Запад — в основном, в Германию, Нидерланды и Великобританию. Добыча и продажа ее приносит Беларуси около 1 млрд долларов. На внутренние беларуские нужды идет нефть российская.

После нефтегазового конфликта в конце 2016 — начале 2017 года, когда Москва сократила поставки нефти на беларуские НПЗ, в этом году они могут получить для переработки лишь 18 млн тонн «черного золота» вместо 24 млн. Договоренности о поставках ежегодно 24 млн тонн вплоть до 2024 года были достигнуты при подготовке документов о создании Евразийского экономического союза (ЕАЭС).

После урегулирования нефтяного конфликта Россия согласилась поставить в Беларусь дополнительно 6 млн тонн для дальнейшего реэкспорта Минском в третьи страны. Экспортные пошлины при этом остаются в беларуском бюджете, их сумма может достичь по итогам 2017 года 546 млн долларов.

Большой прибыли не будет

Леонид Злотников подчеркивает, что таких прибылей, как это было до 2014 года, когда нефть стоила больше 100 долларов за баррель, уже не будет. Оказалось, что беларуские НПЗ не самые совершенные. В  2015 году из-за недостаточной глубины переработки сырья они балансировали на грани убыточности, поэтому на модернизацию потребовался 1 млрд долларов. Но довести глубину переработки нефти до 95%, как в Германии, пока не удается.

Кроме того, рост цен на нефть, по выражению Злотникова, не будет долгосрочным, поскольку с развитием новых технологий в тех же США увеличивается добыча сланцевой нефти, а ее себестоимость снизилась до 32 долларов за баррель. Поэтому к концу года цена на нефть будет падать, уверен аналитик. С коллегой солидарен и Лев Марголин: «Это кратковременный скачок, связанный со стечением обстоятельств, он сменится обратным откатом».

Откуда идет нефть в Беларусь

Россия сейчас является фактически единственным поставщиком нефти в Беларусь. Ранее Минск во время обострений отношений с Москвой пытался наладить поставки «черного золота» из Азербайджана, Венесуэлы и Ирана, но все эти проекты оказались убыточны и были свернуты. Ныне в Беларусь нефть поставляют российские компании «Сургутнефтегаз», «Лукойл», «Роснефть», «Газпром нефть», «Башнефть» «Татнефть» и ряд других.

Леонид Марголин обращает внимание на то, что цены на поставляемую нефть — в основном частными компаниями — практически одинаковые, поскольку ценообразование на этот товар оговаривается на межгосударственном уровне. Поэтому, заключают эксперты, в определенных случаях объемы поставок и цена на нефть — не только экономический, но и политический вопрос.

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

belprauda-https-m3nigql.netdna-ssl.com