Добыча нефти в Нигерии упала до минимума за 20 лет. Куда экспортирует нефть нигерия


Нигерия продолжит экспорт нефти – Вести Экономика, 17.01.2012

США могли лишиться нефти от пятого по объемам поставщика - Нигерии. На фоне растущих трений с Ираном это выглядело угрожающе. Беспрецедентный скачок цен на бензин в Нигерии разозлил граждан: профсоюзы пригрозили полной приостановкой добычи.

Президенту пришлось пойти навстречу народу, часть субсидий восстановлена, цены на бензоколонках упали. В результате всеобщая забастовка работников нефтяной отрасли третьей по величине экономики Африки отменена.

Беспрецедентный скачок цен на бензин в Нигерии разозлил граждан.

Африканская страна далеко не последний игрок на рынке углеводородов: она добывает 2 млн 400 тыс. баррелей нефти в день. По объему это сопоставимо с экспортом Ирана. Нигерия также один из основных поставщиков нефти в США.

Президент Гудлак Джонатан частично восстановил субсидии на бензин, действовавшие на протяжении десятков лет, и выступил с популистским заявлением: "Мы продолжим пересмотр политики в отношении нефтяной отрасли. Однако проблемы простых нигерийцев заставили нас принять решение о снижении цен на автомобильное топливо". Об отмене "бензиновых льгот" было объявлено 1 января, и всего за полмесяца цены на бензоколонках выросли в 2 раза.

Нигерия. Добыча нефти и цены на бензин
Добыча: 2,4 млн баррелей в день (сопоставимо с экспортом Ирана)
Стоимость бензина (до восстановления субсидий): 3,60 долл./галлон
Стоимость бензина (после восстановления субсидий): 2,27 долл./галлон

Такой скачок вызвал гневную реакцию населения и рабочих профсоюзов - они пригрозили общенациональной забастовкой, на улицах прошли акции протеста, и президенту пришлось пойти на попятную. Часть субсидий восстановлена: цена снижена на треть и зафиксирована на уровне около 2 долларов 30 центов за галлон.

Аналитики говорят о влиянии США: прямых доказательств нет, но некоторые важные факты совпадают. Отношения между США и Ираном накаляются, несмотря на попытки американской администрации критиковать Израиль за слишком резкие выпады в сторону Тегерана. В районе Персидского залива уже два американских авианосца, а Иран обвиняет американскую разведку в убийстве своего ведущего ядерного физика.

Между тем, по оценкам экономистов, цена на бензин в США, в случае перебоя в поставках на мировой рынок из Нигерии и из Ирана, практически моментально пересечет 5 долларов за галлон. Избирателям это явно не понравится. Президентские выборы не за горами, и власти, по всей видимости, решили стабилизировать ситуацию хотя бы в одной из стран, кстати, замыкающей пятерку крупнейших поставщиков Северной Америки.

Пятерка крупнейших поставщиков нефти в США
Канада 1,938 млн. баррелей/день
Мексика 1,096 млн баррелей/день
Саудовская Аравия 989 тыс. баррелей/день
Венесуэла 965 тыс. баррелей/день
Нигерия 771 тыс. баррелей/день

www.vestifinance.ru

Эрефия - это нищая диктаторская Нигерия в снегу

Похоже, что годы советской власти оказали на общество точно такое же разрушительное воздействие, как столетия рабства на бывшие колонии.

<hr/>© CC0 Public Domain

Признаю, я был неправ. Несмотря на все старания Думы с ее драконовскими законами, Роскомнадзора с его дурацкими запретами и блокировками, и даже Басманного правосудия с его посадками оппозиционеров, стать второй Северной Кореей у нас не выйдет при всем желании. Не получится. Пока у России есть нефть, наш ближайший ориентир — Нигерия.

К сожалению, о Нигерии российский обыватель знает непростительно мало, хотя мы не только очень похожи, но и тесно связаны экономически: ведь во многом благодаря нашим геополитическим партнерам из братских народов огони, игбо и иджо нефть сейчас стоит не $20, а около $50 за баррель, и рубль — полтора цента вместо одного.

Энергетическая сверхдержава

Начнем с того, что Нигерия — самая настоящая энергетическая сверхдержава, если пользоваться этим ласкающим слух и придуманным в России (о России и для России) термином. По запасам нефти и газа Нигерия занимает 11-е место в мире, по добыче — 13-е, и контролирует регион Гвинейского залива, стратегически важный для мирового рынка энергоносителей. С газом у нее тоже все замечательно.

Население Нигерии больше, чем России — 180 млн и, в отличие от нашего, быстро растет. На одну женщину приходится в среднем 4,8 ребенка, так что к 2050 году Нигерия по всем прогнозам выйдет на 5-е место в мире по числу жителей.

Есть, правда, в их бочке нефти здоровенная ложка дегтя: по уровню жизни Нигерия находится на 153-м месте из 166-ти, то есть ниже плинтуса. Поэтому живут нигерийцы очень мало: мужчины, в среднем, по 46 лет, женщины — по 48. Более 3% населения болеет СПИДом, а детская смертность зашкаливает. Пословица «жили они несчастливо, но недолго» — это прямо-таки про Нигерию.

Как же так получилось, что Нигерия может быть одной из богатейших стран мира, а на деле оказывается одной из беднейших?

Особенности национального экспорта

Когда-то основным экспортным товаром Нигерии были сами негры. 1 августа 1619 года первые африканские рабы были доставлены в Северную Америку, и с тех самых пор работорговля в Нигерии не прекращалась ни на день. Правда, с тех пор, как до белых людей дошло, что использовать рабский труд даже в сельском хозяйстве экономически нецелесообразно, а подпускать ленивых и необразованных рабов к сложному промышленному оборудованию попросту страшно, масштабы работорговли резко упали.

Однако даже сейчас в Нигерии в рабстве находится до 870 тыс. человек, а нигерийки партиями нелегально переправляются в бордели Европы. В столице Нигерии, Абудже, девушка стоит около $300 (не за ночь, а на всю оставшуюся жизнь), и местные часто предлагают их своим деловым партнерам в подарок. Работорговля, разумеется, нелегальна, но полиция закрывает на нее глаза. Акт купли-продажи закрепляется обрядом вуду, во время которого купленная девушка произносит специальную клятву, призывающую на ее голову страшные кары в случае бегства от хозяина.

По подсчетам ООН, за последние тридцать лет в секс-рабство было продано более 30 миллионов женщин и детей. По данным Центра ООН по предотвращению международных преступлений, Россия занимает первое место в списке стран — поставщиков рабов, следом идут Украина, Таиланд, Нигерия, Румыния, Албания, Китай, Белоруссия и Болгария. По данным Международной организации миграции, только в 2000 году в страны Европы было продано 120 тысяч женщин из постсоветских государств.

Но вернемся к нигерийской экономике. Торговля рабами хоть и продолжает существовать, но все-таки перестала быть ее экспортной доминантой. Британские колониальные власти научили нигерийцев выращивать какао и арахис, но после получения Нигерией независимости сельскохозяйственное производство резко упало. Это и понятно: чтобы что-то вырастить, нужно работать, а отвращение к труду — это чуть ли не национальная черта нигерийцев.

Сейчас 97,3% экспорта Нигерии приходится на энергоносители — нефть (82,5%) и сжиженный природный газ (14,8%). В России примерно то же самое — на нефть и газ приходится 74% экспорта. Правда, кроме нефти мы экспортируем еще металлы и минеральные удобрения, так что по официальным данным доля сырья и первичной продукции в российском экспорте приближается к 90%.

Нефтеномика

Для кого-то богатство — благо, а для кого-то — проклятие. В одних странах доходы от экспорта нефти помогают развивать экономику, а в других — разрушают ее. Нигерийцам не повезло: из всего многообразия возможностей у них осталось всего три основных занятия:охрана нефтяной трубы;воровство нефти из нефтяной трубы;попытки взорвать нефтяную трубу.

Те, кто пошустрее, заняты именно этим, а все остальные либо их обслуживают, либо заняты в сельском хозяйстве, то есть предоставлены сами себе и пытаются добыть себе подножный корм в стремительно ухудшающейся экологической обстановке.

Мы уверенно двигаемся в эту же сторону, промышленное производство падает в большинстве отраслей, а опыт выращивания картошки на шести сотках уже есть в нашей стране практически у всех, кто прошёл 90-е в сознательном возрасте.

Добывать свою нефть самостоятельно Нигерия не в состоянии ввиду крайней технологической отсталости, поэтому вместо нее разработкой месторождений занимаются крупные международные нефтяные компании, все оборудование — импортное, а все квалифицированные специалисты — иностранцы.

Мы от этого находимся в одном шаге, хотя «патриоты» и не любят об этом говорить. Наша краса и гордость, самая большая в мире нефтяная платформа «Беркут» была построена консорциумом, в который входят ExxonMobil (30%), SODECO (30%), ONGC (20%) и — Роснефть (тоже 20%). Строила ее «Самсунг Хэви Индастриз» по проекту компании «Уорли Парсонс» (Австралия) на верфи в г. Окпо (Республика Корея).

На «нашу» долю осталось только бетонное основание платформы, построенное на площадке российского порта Восточный под Находкой на Дальнем Востоке компанией… «Aker Solutions» (Норвегия), а точнее — ее подразделением «Акер Контрактинг Россия АС». Во время строительства «Aker Solutions» была реорганизована, а «Акер Контрактинг Россия АС» была переименована в «Квэрнер».

Примерно такая же история и с другим предметом гордости — Газпромовской платформой «Приразломная». Ее нижняя часть была заложена на Севмаше в 1995 году (почти 20 лет назад!), а верхней частью стала списанная норвежская платформа «Хаттон», построенная в 1984 году (ровно 30 лет назад).

Присосавшись к трубе

Налоговые поступления от экспорта нефти «пилит» нигерийская элита, бюджет разворовывается на всех уровнях, а почти каждый президент уходит в отставку, выведя из страны на зарубежные счета несколько миллиардов долларов. В общем, знакомая нам ситуация, разве что масштабы коррупции у нас могут оказаться даже серьезнее.

В районах, где добывается и через которые транспортируется нефть, в Нигерии действуют племенные банды численностью до 20 тыс. человек, которые зарабатывают тем, что врезаются в трубопроводы, воруют из них сырую нефть, продают контрабандой по цене в 3-4 раза ниже мировой и/или крышуют всю эту деятельность. Ну и побочными бизнесами, вроде работорговли и наркоторговли, они тоже не брезгуют, но это так, для души.

Вообще, называть их бандами не совсем правильно. Скорее, это можно считать чем-то вроде традиционных народных промыслов, которыми в Нигерии занимаются целые деревни. И горят они тоже целыми деревнями, когда во время врезки в нефтепровод происходит авария, что случается довольно часто.

Был случай, когда во время аварии на нефтепроводе сгорело более 100 человек. Причем, как выяснилось в ходе расследования, врезались местные жители в нефтепровод за несколько недель до аварии, местная полиция об этом прекрасно знала и бездействовала, хотя имеет право стрелять по нефтяным воришкам без предупреждения.

Те, кому лень воровать нефть, просто шантажируют нефтяные компании. Бандиты попроще просто говорят нефтяникам: «дайте денег, а то взорвем нефтепровод». Более продвинутые банды имеют аккаунты в Твиттере, красиво называются («Мстители Дельты Нигера», например) и требуют у нефтяников деньги не просто так, а исключительно на благородные цели — на восстановление экологии и возмещение местному населению потерь от уничтожения рыбы и загрязнения пахотных земель.

Оставшиеся нигерийцы идут наемниками в нефтяные компании, чтобы защищать вышки, нефтехранилища и трубопроводы от первых двух категорий. В конечном итоге все деньги и от злобных бандитов, и от благородных мстителей, и от честных охранников стекаются в одни и те же руки — к местным «авторитетам», а население, в лучшем случае, получает крохи.

Получать образование и честно работать становится практически бессмысленно — шантаж, контрабанда и коррупция не требуют высшего образования, зато неплохо вознаграждаются. В результате большая часть молодых нигерийцев состоит в различных вооружённых формированиях — официальных, неофициальных или полностью незаконных.

Работать практически некому, да и желающих делать это особенно нет — за несколько быстро сменяющих друг друга поколений у нигерийцев выработался иждивенческий менталитет, они свято верят в то, что все вокруг им что-то должны, и нефтяные компании — в первую очередь.

У нас дела обстоят немногим лучше. Наша молодежь в массе своей мечтает о госслужбе — чтобы сесть на теплое место с хорошей зарплатой и перспективой чего-нибудь «попилить», а когда денег в бюджете станет меньше, идеалы «лихих 90-х» снова войдут в моду.

Курица с нефтяными яйцами

Трагедия Нигерии в том, что в такой обстановке даже добыча нефти стала проблематичной. Постоянные атаки на нефтедобывающую инфраструктуру привели к тому, что полная себестоимость добычи нефти в Нигерии сейчас одна из самых высоких в мире, а от перебоев в поставках после очередного взрыва нефтепровода лихорадит весь нефтяной рынок.

Более того, боевики из «Движения за освобождение Дельты Нигера» и иже с ними регулярно угрожают полностью остановить добычу нефти в Нигерии, подкрепляя свои угрозы то похищением нефтяников, то атакой на буровую платформу рядом с побережьем.

Сейчас, когда спрос на нефть в долгосрочной перспективе остается под большим вопросом, это равносильно для страны экономическому самоубийству. Желающих поставлять нефть в мире более чем достаточно: Иран с Саудовской Аравией с удовольствием займут освободившуюся нишу Нигерии, да и России это на руку. Вот только вернуть долю рынка, однажды ее потеряв, будет сложно. Ирану сейчас приходится демпинговать, но у него есть запас по цене, а у Нигерии с ее высокой себестоимостью запаса может не оказаться. Мало того, нигерийцы ухитряются лишить бензина сами себя, нанося и без того полудохлой экономике дополнительный ущерб.

Нигерийцы, конечно, идиоты, но вы посмотрите на наш Газпром — на государственном уровне эти ребята в дорогих костюмах делают ровно то же самое, что и нигерийские «бандюганы с калашами»: они попытались нарастить объемы добычи газа, вложили огромные средства в разведку, бурение и инфраструктуру, но почему-то решили, что могут безнаказанно шантажировать покупателей газа в Европе и Украине, угрожая «перекрыть вентиль» и оставить их зимой без топлива.

Угрозы не остались незамеченными — потребители начали искать более вменяемых партнеров. В результате объемы добычи Газпрома два года подряд обновляют исторические минимумы и за 2015 год было добыто всего 418,47 млрд куб. м газа при мощностях, рассчитанных на 617 млрд куб. м.

С себестоимостью добычи нефти у нас тоже не все просто. На материке ее можно добывать дешево, вот только материковых месторождений осталось мало — почти все выработаны еще в советские годы, а себестоимость добычи на арктическом шельфе выше, чем из пресловутых сланцевых песков, которых у всех завались. Мало того, оборудование для бурения на шельфе мы не можем ни произвести (из-за отсталости) ни купить (из-за санкций).

Политика по-нигерийски

Вся политическая жизнь в Нигерии представляет собой симбиоз коррумпированной центральной власти, опирающейся на армию, и региональных полукриминальных лидеров, опирающихся на вооруженные банды. С одной стороны, правительство старается держать банды под контролем, с другой — дает им достаточно возможностей для существования, извлекая из этого немалую пользу.

Во-первых, на банды можно с чистой совестью свалить все экономические проблемы. Во-вторых — существование банд представляет собой отличный повод поклянчить денег и оружия у транснациональных корпораций, международных организаций и стран, заинтересованных в поставках нефти (примерно половина экспорта Нигерии приходится на США). В-третьих, нестабильность в стране используется как оправдание нарушения демократических прав и свобод. Альтернатива, которую предлагают международному сообществу официальные власти, очень проста: полноценная демократия или стабильные поставки нефти — на выбор.

В результате эта порочная система сама себя поддерживает и воспроизводит, регион стал одним из крупнейших черных рынков оружия в Африке, а выбор между демократией и стабильностью привел к отсутствию в стране и того, и другого.

Россия денег пока еще ни у кого не клянчит, но слово «стабильность» уже давно стало удобным оправданием для любых действий властей по закручиваниюю гаек, а в регионах действуют банды, связанные с представителями власти (самый яркий пример — «банда Цапков»). При всей кажущейся силе центральной власти, у нас уже есть целая республика (Чечня), абсолютно неподконтрольная Москве.

Хватит кормить Абуджу

Когда единственным смыслом существования страны становится обогащение ее правящей верхушки, у людей появляется понятное желание покинуть этот гадюшник. А если при этом все начинают подозревать, что это именно на их деньги элита ведет роскошный образ жизни или прикрывает ими свою неспособность решать проблемы общества, то сразу же возникает сепаратизм.

В Нигерии это заметно особенно хорошо. Как и большинство африканских государств, Нигерия была искусственным образованием, криво скроенным и грубо сшитым Британской империей из целого вороха маленьких и трех крупных лоскутов: народов игбо (ибо) на юго-востоке, хауса-фулани на севере и йоруба в юго-западной части.

Буквально за пару лет до получения независимости в Нигерии началась добыча нефти, причем 90% ее запасов оказалось сосредоточено в юго-восточной провинции. Когда до ее жителей дошло, что все доходы уходят федеральному правительству и нефтедолларов они не увидят никогда и не при каких обстоятельствах, им стало очень обидно. Причем до такой степени, что они решили отделиться вместе со «своей нефтью». По конституции они имели на это право, но федеральному центру эта идея почему-то не понравилась.

Итогом разногласий стала продолжительная и кровавая гражданская война, которая с переменных успехом шла с 1967 по 1970 год и унесла до 3 млн жизней с обеих сторон. Пострадало преимущественно мирное население, которое буквально косили болезни и голод. Контроль над мятежной провинцией удалось удержать, заодно разбив ее на несколько отдельных штатов. Принципиально ситуацию это не изменило, разве что теперь за независимость борется не вся юго-восточная часть Нигерии, а только южная, где добывается нефть и где живут те самые огони, игбо и иджо, о которых шла речь в самом начале.

Тем, кто родился в СССР, не нужно объяснять, что такое сепаратизм. Союзные республики искренне надеялись, что стоит только выйти из состава СССР, как их жизнь кардинально улучшится, ведь это именно они «всех кормят». И вышли.

Результат получился, мягко скажем, неоднозначный — для кого-то это оказалось удачной возможностью, для кого-то — личной трагедией, поэтому сейчас российский народ пребывает в состоянии политической шизофрении — в массовом сознании одновременно находятся противоречащие друг другу идеи: «крымнаш» с одной стороны, и «хватит кормить Кавказ» с другой.

Уживаться вместе они могут ровно до тех пор, пока денег на геополитические игры пусть и худо-бедно, но хватает. Как только они закончатся, сепаратистские настроения выйдут на новый виток, апогеем которого вполне может стать лозунг «хватит кормить Москву», который в один прекрасный день произнесут лидеры самопровозглашенной Республики Сибирь.

«Боко харам»

Так сложилось, что север Нигерии населяют преимущественно негры-мусульмане, а юг — негры-христиане. Казалось бы — что им делить-то? Там негры и здесь негры, качайте нефть, жуйте бананы, любите друг друга, живите счастливо.

Так вот нет. Ислам такая замечательная штука, что его последователям без дела никак не сидится — им сразу хочется везде свои порядки навести, чтобы все было по законам шариата, как им нравится. Хоть в Палестине, хоть в Сирии, хоть в Германии, хоть в Африке.

Нигерийские мусульмане не стали исключением и организовались в шайку, которую назвали «Джамаату ахлис Сунна Лиддаавати валь-Джихад», что в переводе с арабского означает «Общество приверженцев распространения учения пророка и джихада». Понятно, что среднестатистическому нигерийцу это не запомнить, поэтому для местных название сократили до «Боко харам».

«Боко» на языке хауса значит «ложный» и символизирует западные образование, образ жизни и ценности. «Харам» с арабского — «табу», нечто запретное.

Правительство Нигерии, с точки зрения «Боко харам», «испорчено» западными идеями и состоит из «неверующих», даже несмотря на то, что президент Нигерии — мусульманин.

Началось все со строительства в 2002 году школы и мечети в городе Майдугури, а уже в 2009 исламисты попытались устроить на севере страны вооруженный мятеж, целью которого было создание шариатского государства. Войска правительства подавили мятеж, но на этом история не закончилась.

«Боко харам» до сих пор взрывает церкви и полицейские участки, устраивает теракты против мирных жителей и жжёт деревни, а в 2015 году боевики «Боко харам» присягнули на верность ИГИЛ  («Исламское государство» — организация, запрещенная в РФ) и решили переименоваться в «Западноафриканскую провинцию «Исламского государства». Пока не ясно, пошел ли им на пользу ребрендинг, но сдаваться они не собираются.

У нас радикальные исламисты обитают на Кавказе — в Чечне, Дагестане и Ингушетии. Занимаемся ли мы деисламизацией этих регионов? Нет, наоборот, строим в Грозном за наши же деньги одну из самых больших в мире мечетей, мост в Петербурге называем именем Ахмада Кадырова, несмотря на поднявшуюся волну возмущения, дань в виде трансфертов из федерального бюджета исправно выплачиваем, позволяем игнорировать на территории Чечни федеральные законы и создавать вооруженные формирования, не подконтрольные Москве.

Истолковать такое поведение экстремисты, которых на Кавказе более чем достаточно, могут только одним образом: им, гордым и смелым джигитам, удалось прогнуть трусливых и глупых неверных. А значит, нужно завершить начатое, когда наступит подходящий момент. Момент наступит, когда у Путина внезапно закончатся деньги, ну или у России неожиданно закончится Путин — не вечный же он, в конце концов.

Бука Сука Димка и другие

Драматургия смены первых лиц государства — еще одна черта, которая роднит нас с Нигерией. Чем выше политическая культура в стране, тем скучнее этот процесс: выдвижение от партии, предвыборная программа, избирательная кампания, дебаты кандидатов, выборы, положенный по конституции срок правления, новые выборы и «давай до свидания» — все, end of story. В Нигерии все не так.

Независимым государством Нигерия стала в 1960 году, а первый президент — Ннамди Азикиве — появился только в 1963.

В январе 1966 произошел первый военный переворот, а через шесть месяцев — еще один, в результате которого к власти пришел Якубу Говон.

В 1975 году Говон был свергнут группой офицеров под руководством Мурталы Мухаммеда.

Сам Мухаммед был убит в феврале 1976 года при очередной, на сей раз неудачной, попытке переворота, которую организовал подполковник Бука Сука Димка.

Димку расстреляли, а сменивший его Олусегун Обасанджо передал власть Шеху Шагари, избранному на этот пост при очень сомнительных обстоятельствах.

В 1983 году администрацию Шагари сместила новая группа военных.

В 1993 году были проведены выборы, однако победившему на них Мошуду Абиоле военные власть передать отказались.

В 1998 году, в период подготовки выдвижения военного диктатора страны Сани Абачи в президенты, Абача умер, а сменивший его Абдусалам Абубакар все-таки передал власть — выборы выиграл уже знакомый нам генерал в отставке Олусегун Обасанджо.

После двух сроков Обасанджо попытался изменить конституцию, чтобы баллотироваться на третий срок, но не преуспел в этом, зато протолкнул в президенты в 2007 году своего ставленника — Умару Яр-Адуа.

В 2010 году, пока Умару Яр-Адуа проходил курс лечения в Саудовской Аравии, федеральный суд Нигерии передал полномочия вице-президенту страны Гудлаку Джонатану.

В 2015 году прошли, наконец, первые (!) за 50 лет более-менее приличные выборы, на которых победил Мохаммаду Бухари, нынешний президент.

У нас, конечно, все было далеко не так весело и задорно — развал страны, расстрел парламента, назначение преемника, две «рокировочки» в обход конституции — скукотища по нигерийским меркам. Ну так и государственности российской всего 24 года, в два раза меньше, чем Нигерии. Успеем еще наверстать.

P. S. Не совсем понятно, почему мы повторяем все ошибки, свойственные сравнительно молодым постколониальным африканским республикам, находясь между Европой и Азией и имея доступ к их культуре. Создается ощущение, что годы советской власти оказали на общество точно такое же разрушительное воздействие, как столетия рабства на бывшие колонии.

А еще очень хорошо заметно, что «халява» (высокие цены на ископаемые ресурсы) только усугубляет проблемы незрелых обществ, развращая целые народы. Так что, возможно, падение цен на нефть для нас — неожиданная удача, наш шанс осознать всю плачевность своего положения и изменить его к лучшему.

Ну или прочно занять на политической карте мира место между Сомали и Руандой — на долгие-долгие годы вперед.

Вадим Жартун

maxpark.com

Добыча нефти в Нигерии упала до минимума за 20 лет – Вести Экономика, 11.05.2016

В последние недели рынок нефти столкнулся со множеством проблем, которые вызывают перебои в поставках. Самая большая из проблем – это пожары в Канаде, которые сократили показатель более чем на 1 млн баррелей в день.

Но пожары, конечно, будут носить временный характер, а нефтяники достаточно быстро нарастят добычу.

Нигерия, с другой стороны, страдает от проблем, которые вряд ли могут быть решены очень быстро. Еще в начале февраля боевики, известные как "Мстители дельты реки Нигер", атаковали крупный нефтепровод, ведущий к экспортному терминалу Форкадос. В результате поставки были сокращены сразу на 250 тыс. баррелей в сутки.

По оценкам МЭА, только за май Нигерия потеряет $1 млрд, и это в том случае, если в июне удастся вновь запустить нефтепровод.

Но атаки становятся все более активными. На прошлой неделе вооруженные люди атаковали платформу Chevron в дельте реки Нигер, которая добывала порядка 90 тыс. баррелей в сутки.

Объект "Окан", разрабатываемый совместно с Нигерийской национальной нефтяной компанией, также является точкой сбора нефти с нескольких месторождений, так что атака нарушила поставки и из них.

Сейчас специалисты Chevron оценивают потери и пытаются справиться с последствиями разлива нефти. Нарушение поставок может привести к дефициту природного газа на близлежащих электростанциях.

Нигерийский профсоюз работников нефтяной отрасли требует эвакуировать всех из дельты реки Нигер из-за этих нападений на трубопроводы и объекты инфраструктуры.

"Лучший шаг для любой разумной компании - это эвакуировать свою рабочую силу", - сказал председатель филиала нефтяного профсоюза Когент Оджобор.

В результате атак добыча нефти в Нигерии уже упала до 1,7 млн баррелей в сутки, это самый низкий уровень более чем за 20 лет.

Снижение означает, что Нигерия уступила звание крупнейшего производителя нефти в Африке Анголе.

Shell уже эвакуировала 100 человек со своих объектов Eja и Bonga. Неясно, продолжается ли добыча на Eja, где ежедневно добывается 90 тыс. баррелей, но в компании сообщили, что на месторождении Bonga работа продолжается.

В этих нападения, конечно, нет ничего нового. Люди, живущие в дельте реки Нигер, в течение многих десятилетий страдали от бедности. Сейчас Нигерия примерно 70% своего национального дохода получает от продажи нефти, но люди, живущие там, до сих пор вынуждены мириться с нищетой.

Одним из ключевых требований вооруженных групп, включая "Мстителей", является увеличение доли доходов от добычи и продажи нефти, направляемой местным сообществам. Напомним, что в 2006-2009 гг. этот регион вообще был поражен глубоким конфликтом, связанным с контролем над нефтяными месторождениями.

Ссылки по теме

Сейчас ситуация становится все хуже. Падение цен на нефть резко сократило государственные доходы, а резервы упали ниже $27 млрд, что является минимум более чем за 10 лет, так как власти пытаются поддержать стабильность местной валюты. Это привело к нехватке долларов, что в свою очередь вылилось в нехватку многих основных товаров, включая лекарства и топливо.

Эксперты говорят, что правительство должно решать проблему как можно быстрее, поскольку успешные атаки вдохновят боевиков на более активные действия. В краткосрочной перспективе разрушены или частично повреждены могут быть многие объекты нефтяной инфраструктуры.

Учитывая проблемы в других странах, поставки нефти на мировом рынке могут сократиться еще на несколько сотен тысяч баррелей в сутки уже в ближайшие месяцы.

Добыча нефти в Ливии упадет до нуля?

Последствия гражданского конфликта в Ливии

Ливийские должностные лица, относящиеся к правительству в Триполи, предупреждают о том, что добыча нефти на юго-востоке будет полностью остановлена в течение месяца, поскольку порт Харига остается в блокаде из-за экспортного спора между конкурирующими правительствами.

Месторождения на юго-востоке Ливии обеспечивают большую часть добычи ливийской нефти. Но продавать ее нет смысла, так как фракции, лояльные восточному правительству в Тобруке, блокировали порт.

Национальной нефтяная компания в Бенгази, управляющая портом Харига, безуспешно пыталась в одностороннем порядке продать нефть в конце прошлого месяца.

"Менее чем через четыре недели мы должны полностью прекратить добычу, потому что хранилища Харига будут заполнены, - заявил представитель Национальной нефтяной компании Мохамед Харари. – Блокада нанесет серьезный вред и не принесет никакой пользы".

Добыча нефти уже рухнула на целых 80% после насильственного свержения Муаммара Каддафи.

В связи с решением восточной фракции блокировать поставки производство на месторождениях Messla и Sarir было сокращено, опустившись до 90 тыс. баррелей в день с 240 тыс. баррелей.

На поставки нефти через Марса-эль-Харига приходится три четверти всего экспорта страны, и практически полная остановка добычи не сулит ничего хорошего для Ливии, далекой от политической и экономической стабильности.

www.vestifinance.ru

ЕЩЕ ОДНА СТРАНА-ЭКСПОРТЕР НЕФТИ ПОГРУЖАЕТСЯ В ХАОС. Нигерию могут «наказать» за дружбу с Китаем?

ЕЩЕ ОДНА СТРАНА-ЭКСПОРТЕР НЕФТИ ПОГРУЖАЕТСЯ В ХАОС. Нигерию могут «наказать» за дружбу с Китаем?

Переориентация Нигерии на Китай не может не беспокоить США, а «демократический имидж» нигерийских властей может быть демонтирован западными СМИ в считанные недели. Тем более, что репутация страны — «чемпиона мира по коррупции» уже помогает подвести нужный идеологический фундамент под требования смены власти в Нигерии. Так что не стоит удивляться, если в один прекрасный день мировое сообщество вдруг сочтет, что президент Нигерии «утратил легитимность», а страна нуждается в «демократических преобразованиях» под присмотром извне.

До самого последнего времени внимание экономистов и аналитиков энергетических рынков было приковано к региону Персидского залива. Будет ли развязана новая война на Ближнем Востоке? Перекроет ли Корпус стражей исламской революции Ормузский пролив? Поддержат ли союзники США эмбарго на торговлю иранской нефтью? К каким последствиям может привести реализация одного или всех этих планов? Таковы были основные тревоги последнего месяца. Однако удар по стабильности мировых рынков нефти пришел с неожиданной стороны.

9 января в Нигерии началась общенациональная акция протеста против резкого повышения стоимости бензина. С 1 января цены на топливо поднялись в 2,5 раза из-за того, что президент Нигерии Джонатан Гудлак отменил субсидии на импорт нефтепродуктов. Долгое время цена литра бензина в Нигерии была около 0,22 доллара США, к 2011 году выросла до 0,5 доллара, а после отмены субсидий составит примерно 1,2 доллара. Эта сумма практически равняется дневному «прожиточному минимуму» двух третей граждан Нигерии, которые живут на 1,25 доллара в день. Одним из немногих путей выживания для большей части населения остается кража нефтепродуктов из трубопроводов и последующая их продажа. Жизнь около трубопровода является, по нигерийским меркам, весьма статусной. Как следствие, появляются межплеменные столкновения и борьба за территории, читай — за доступ к нефтепромыслам.

Понятно, что манипуляции с огне- и взрывоопасными веществами, производимые самыми кустарными и примитивными способами, не могут не привести к многочисленным инцидентам. Пожалуй, самым громким из них стал эпизод, когда в результате взрыва самодельной системы по откачиванию нефти из трубы в интересах близлежащей деревни погибло больше 100 человек. После этого случая внутренняя цена на бензин в Нигерии подскочила вдвое, и держалась на этом уровне несколько месяцев.

Существуют профессиональные банды, которые постоянно атакуют нефтепроводы, лишая страну до 10% всей добытой нефти. В 2007 году убытки достигли своеобразного рекорда — «налево» ушло порядка 25% всей годовой добычи. Боевики из «Движения за освобождение дельты Нигера» регулярно совершают налёты на нефтепромыслы, требуя от правительства делиться нефтяными доходами с жителями провинций, расположенных в долине реки Нигер.

Субсидии, о которых говорилось выше, позволяли как-то функционировать экономике Нигерии, которая обладает большими запасами нефти, но практически нулевыми возможностями по её переработке. На субсидии по закупке бензина ежегодно уходило до 25% бюджета Нигерии, и вот теперь президент Гудлак решил избавить экономику от такого бремени.

Нетрудно догадаться, что двухкратное увеличение стоимости топлива автоматически приведёт к соответствующему удорожанию любых услуг и продуктов на территории Нигерии и поставит большинство жителей на грань выживания. Продукты питания за 2-3 дня подорожали в той же степени, что и бензин — вдвое. Правительство Гудлака и лично министр финансов Нгози Оконджо-Ивеала пообещали, что сэкономленные 8 миллиардов долларов будут пущены на строительство дорог и прямые выплаты. Население этими обещаниями не удовлетворилось.

Основания для недоверия у граждан Нигерии более чем серьёзные. Коррупция в Нигерии выглядит фантастической даже по африканским меркам. По некоторым данным, с 80-х годов президентами и должностными лицами Нигерии было присвоено больше 50 миллиардов долларов. Так, один из предшественников нынешнего президента, Сани Абача, лично похитил не менее двух миллиардов долларов за время своего правления. Экспорт нефти, который приносит государству 95% всех доходов, по традиции контролируется и управляется напрямую из администрации президента.

Такой же «традицией» уже давно стала специфика отбора иностранных компаний, получающих права на разработку богатейших нефтегазовых полей Нигерии, которая является седьмой страной в мире по уровню добычи нефти и содержит в своих границах половину всех газовых объёмов Африки. Небезызвестная компания Halliburton, которая в 1990-х получила шестимиллиардный контракт в Нигерии на строительство завода по сжижению газа, согласно информации нигерийской комиссии по расследованию финансовых нарушений, заплатила только местным чиновникам около 180 миллионов долларов в качестве «поощрений за лояльность». Особую пикантность составляет тот факт, что компания Halliburton является вотчиной бывшего вице-президента США Дика Чейни.

Таким образом, причин для недовольства народа было более, чем достаточно. Как минимум, над 25-30% населения нависла вполне реальная угроза голодной смерти. 8 января Нигерию охватили протесты, к которым действительно можно применить эпитет «всенародные». Закрыты магазины, торговые центры, автозаправки, банки, не работает муниципальный транспорт. На улицах самого крупного города Нигерии, Лагоса, проходят многотысячные демонстрации, быстро охватывающие другие города. Собственно, власти Нигерии наверняка попытались бы проигнорировать и такие масштабы, но случилось непредвиденное — к протестам и забастовкам присоединились нефтяники, которые составляют фундамент нынешней нигерийской государственности.

Крупнейший профсоюз работников нефтедобывающей промышленности PENGASSAN устами своего президента Бабатунде Огуна объявил о готовности прекратить добычу нефти и газа с 15 января, если правительство не отменит своё решение об отказе от топливных субсидий. Персонал портов Нигерии уже присоединился к забастовке, ряд судоходных компаний столкнулся с тем, что произвести разгрузку судов некому и некуда.

Нигерия экспортирует около двух миллионов баррелей нефти в сутки и является ключевым поставщиком углеводородов в США и ЕС. Рынки последних немедленно отреагировали на события, и после заявлений PENGASSAN цены на нефть марки WTI в Нью-Йорке выросли на 98 центов до 101,85 доллара за баррель. Лишь после этого президент Гудлак счёл необходимым лично вмешаться в ситуацию. И, как сообщило Би-Би-Си 13 января, переговоры прошли достаточно успешно — правительство пообещало восстановить отменённые субсидии.

Вряд ли, впрочем, обстановка в Нигерии стабилизируется. Несмотря на вроде бы достигнутое согласие с нефтяниками, общенациональная забастовка силами других социальных групп будет продолжена. События «арабской весны», затянувшейся на весь прошлый год, наглядно показали — любые социальные взрывы, вызванные сугубо экономическими факторами, достаточно быстро эволюционируют в противостояние политическое. Вне всякого сомнения, положение дел в Нигерии таково, что причины для манифестаций и протестов долго искать не нужно. Литр бензина, как эквивалент дня жизни — достаточно показательная картина. Тем не менее, стоит рассмотреть и другой вопрос: кто может воспользоваться внутриэкономической ситуацией в Нигерии для достижения своих политических целей?

С началом экономического кризиса в Нигерии совпал новый виток межнациональной и межконфессиональной напряжённости. Конфликтов в Нигерии хватало всегда — территория, разделённая между 250 племенами и примерно пополам между христианами и мусульманами, является ареной постоянных стычек. 12 северных штатов Нигерии живут по нормам шариата и представляют собой базу исламистов. Последние облюбовали Нигерию достаточно давно, но в последнее время демонстрируют значительный рост активности.

В последнюю неделю декабря в Нигерии произошёл ряд терактов, направленных против христианских общин, церквей и мест массового собрания верующих. До этого исламские радикалы предприняли несколько атак на блокпосты правительственных войск, что привело к многочисленным человеческим жертвам. Президент Гудлак ввел режим черезвычайного положения и комендантский час сразу в нескольких штатах страны, что не особенно помогло. В новом году нападения продолжились и вышли на качественно новый уровень.

3 января 2012 г. христианам, живущим на территории «шариатской» Нигерии, был предъявлен ультиматум с требованием в трехдневный срок покинуть северную часть страны. Его предъявил некий Абул Куака, представитель взявшей на себя ответственность за теракты организации «Боко Харам». Отдельные христианские семьи, не рассчитывая на эффективность мер правительства, потянулись на юг. Глава ассоциации нигерийских христиан Айо Орицежафор заявил в интервью Би-Би-Си, что христиан в стране истребляют, как «диких зверей», и добавил, что «им придется защищать себя». После этого с обжитых территорий на юге страны отправились на север и семьи мусульман.

И вот тут самое время выяснить, что представляет из себя организация «Боко харам», решившая изгнать христиан из северных штатов Нигерии? «Боко харам» условно можно перевести как «Все неисламское — под запрет!», другое название этой структуры — «Африканский» или «Чёрный талибан». Борьбу с «немусульманским» весьма образованные лидеры организации распространяют действительно на всё — вплоть до очевидного факта сферичности земли или круговорота воды в природе. Лидер «Боко харам» Мохаммед Юсуф, несмотря на собственную академичность, своим адептам проповедует о том, что указанные выше принципы — западная ересь.

В 2004 году, организация создала базу в нигерийском штате Йобе, дав ей знаковое название «Афганистан». «Боко харам» имеет практически десятилетнюю историю терактов и нападений на христиан и всех остальных граждан Нигерии, не желающих жить по законам шариата. В полном соответствии с названием своей главной базы, «Боко харам» поддерживает теснейшую связь с «Аль-Каидой» и талибами в Афганистане. Последние же еще в 2010 году сообщали о готовности оказывать всестороннюю поддержку «братьям» в Нигерии.

Десять лет США воевали с «Талибаном», но теперь многое изменилось. Вашингтон в лице вице-президента Байдена недавно объявил, что талибы больше не враги США. Что, как мы уже указывали прежде, неудивительно — в Ливии американцы и местные радикалы, участвовавшие в боевых действиях в Афганистане, выступили единым фронтом. Похоже, теперь пришла и очередь Нигерии. Конечно, активность нигерийских талибов может быть обусловлена чисто внутренними причинами. Однако слишком уж знакома нам картина, когда в некой стране начинаются массовые беспорядки, направляемые в нужную сторону подразделениями исламистов, «Талибана» и «Аль-Каиды».

Стоит ли видеть в нигерийских событиях невидимую руку «Вашингтонского обкома»? Скептически настроенный читатель, очевидно, наверняка задаст нам этот вопрос. Тем более, что пока что официальные представители США никак не комментировали нигерийские события и все еще считают эту страну «оплотом демократии в Африке». Во время ливийских событий Нигерия поддержала действия США и НАТО, будучи недовольна попытками Каддафи играть на панафриканском поле. Тем не менее, у США есть определенные мотивы для того, чтобы добиваться политической «трансформации» Нигерии. И на первом месте, очевидно, стоит набирающее невиданные обороты сотрудничество этой страны с Китаем.

С 1998 года товарооборот между КНР с Нигерией вырос с 384 миллионов до 3 миллиардов долларов, почти в 10 раз. Китай инвестировал больше 4 миллиардов долларов в нефтяную инфраструктуру Нигерии и разработал четырёхступенчатый план по развитию нигерийской торговли, сельского хозяйства, телекоммуникаций и строительства вообще. Порядка одного миллиарда долларов инвестировано в железные дороги Нигерии. 267 миллионов долларов ушло на создание зоны свободной торговли Лекки.

Пекин строит школы, больницы, не ограничиваясь чисто нефтяными проектами, приглашает на учёбу нигерийских студентов, всё увереннее завоёвывая симпатии населения. Согласно договору с правительством Нигерии, порядка 20% платежей за пользование нефтяными лицензиями будет идти на экономическое развитие конкретных нигерийских территорий. И, как обычно бывает в таких случаях, масштабное строительство не только привлекает китайские инвестиции, но и обеспечивает работой китайских инженеров и рабочих. Всего же Пекин вложил в Нигерию, по самым скромным подсчетам, более 12 миллиардов долларов.

Переориентация Нигерии на Китай не может не беспокоить США, а «демократический имидж» нигерийских властей может быть демонтирован западными СМИ в считанные недели. Тем более, что репутация страны — «чемпиона мира по коррупции» уже помогает подвести нужный идеологический фундамент под требования смены власти в Нигерии. Так что не стоит удивляться, если в один прекрасный день мировое сообщество вдруг сочтет, что президент Нигерии «утратил легитимность», а страна нуждается в «демократических преобразованиях» под присмотром извне.

win.ru