Срыв переговоров в Катаре: Нефть не пожелала замораживаться. Нашли нефть в катаре


Ну, как съездил поработать в одну из самых богатых стран мира – Катар - citydog.by

Александра уезжала в Катар на три года работать, но уже через два месяца вернулась домой. Говорит, уж слишком ожидания не совпали с реальностью. И вот почему.

 

ЗАЧЕМ ЕХАЛА

– Идея пожить и поработать за границей пришла достаточно спонтанно. Все лето я тесно общалась с девочкой, которая собиралась уезжать в Катар, но сама всерьез об этой идее долго не задумывалась. А в один прекрасный день меня как будто осенило: это же прекрасная возможность получить новый опыт (и в жизни, и в работе), подтянуть английский, ну и денег заработать.

К тому же с агентством сотрудничать очень удобно: сначала они находят тебе работодателя (можно проходить сколько угодно собеседований, пока все не устроит), а только потом заключают договор и рассчитывают: $200 в эквиваленте во время подписания контракта и еще столько же, когда получаешь свой авиабилет в одну сторону. То есть 400$ – и ты абсолютно легально уезжаешь работать за границу.

Принимающая сторона тоже предлагает хорошие условия – оплачивает перелет, предоставляет трансфер от аэропорта, обеспечивает жильем, а зачастую и питанием. Ну, а если ты уже много лет живешь в Минске и каждый месяц у тебя болит голова о том, как бы так заплатить за съемную квартиру, чтобы еще и на жизнь осталось, то такое предложение кажется просто сказкой.  

После того как я вдруг решила ехать, события развивались быстро. В Катар и ОАЭ чаще всего требуются сотрудники в сферу обслуживания – официанты, администраторы, бармены, хостес. Вакансии посерьезнее встречаются довольно редко, но я решила, что не буду спешить и подожду более подходящий вариант. И буквально через неделю мне позвонили из агентства и сказали, что требуется ивент-менеджер – то, что я и хотела.

Работодателем оказалась женщина из Беларуси, которая уже больше 20 лет живет в Катаре. У нее свой бизнес по организации мероприятий. Собеседование прошло гладко, и все было решено: еду. И меньше чем через месяц я уже была в другой стране.  

До того как в Катаре нашли нефть и газ, местное население в основном занималось добычей жемчуга, поэтому этот памятник жемчужине – как символ страны.

 

ОЖИДАНИЕ – РЕАЛЬНОСТЬ

Не могу сказать, что я прямо многого ожидала и представляла себе шикарную жизнь, но то, что я увидела, как-то уж слишком расходилось хоть с какими-то представлениями о стране.

Что касается работодателя, тут все обещания были выполнены от и до – меня встретили в аэропорту, отвезли в собственную отдельную квартиру-студию с новой мебелью, купленной специально к моему приезду (в то время как большинство ребят, приезжающих работать в Эмираты, живут на виллах, обустроенных по принципу общежития), в офисе предоставили личный кабинет и даже выдали аванс на первое время.

Отдельно выделялись деньги на водителя, который возил на работу и обратно. После прохождения испытательного срока – шесть месяцев – предполагалось, что я пересдам на катарские права и получу в личное пользование машину.

И все было бы прекрасно, если бы не некоторые «но». Оказавшись в Катаре, я уже через неделю поняла, что то, зачем я ехала в эту страну, получить не удастся.

Первое (и главное) – работа. В год, как правило, компания организовывает всего 2-3 больших мероприятия – в остальное время ты просто сидишь и не знаешь, чем заняться. Даже пообщаться не с кем – в офисе было только два человека (я и секретарь), но даже с секретарем нельзя было общаться, потому что в каждом углу висело по камере. И начальница постоянно их смотрит – даже находясь в другой стране.

Еще строго контролировалось время прихода и ухода из офиса, с каким водителем ты приехала на работу, а при отправке любого письма по e-mail нужно было обязательно ставить начальницу в копию. Плюс она постоянно хотела познакомить меня с «полезными» местными парнями, которые якобы могут показать мне город и помочь быстрее адаптироваться, а при правильном подходе еще и новых клиентов в компанию привести. Хотя я думаю, что она просто с помощью этих своих местных друзей хотела быть в курсе, чем я занимаюсь по вечерам.

К счастью, эти знакомства против моего желания никто насильно не навязывал, поэтому подозревать начальницу в злых умыслах не было смысла. А теперь, спустя какое-то время, как я уже уехала оттуда, пришла к выводу, что в целом женщина она хорошая, просто несчастная, оттого и такое поведение.  

Второе – язык. Процентов 80 населения Катара – это индусы, палестинцы, пакистанцы, иранцы, китайцы и другие. А у них, как известно, свой английский. Свое произношение, своя грамматика. Зачастую приходилось изъясняться буквально на пальцах. И в агентстве еще пугали, что нужен хороший английский!

Третье – деньги. Несмотря на то, что Катар – одна из самых богатых стран мира, зарплаты для экспатов там небольшие (в среднем обслуживающему персоналу предлагают $500). Конечно, когда тебе предоставляют жилье и питание, почти всю зарплату можно откладывать и за 2 года (минимальный срок для контракта) насобирать более-менее приличную сумму. Хороший вариант, если вам лет 20 и вы готовы потратить пару лет только на зарабатывание денег. Я к такому оказалась не готова.  

 

МИНУСЫ ЖИЗНИ В КАТАРЕ

Большую часть времени – 6 рабочих дней в неделю – ты проводишь на работе. Темнеет в Катаре достаточно рано: зимой около 17:30–18:00, летом – максимум в 19:00. Поэтому, хоть и живешь на Востоке, солнца практически не видишь.

Еще моя большая «боль» – тот факт, что единственная сухопутная граница страны составляет всего 60 км, а протяженность береговой линии – целых 563 км. Но позагорать у воды в свой единственный выходной ты не можешь!

На общественном пляже появиться в бикини нельзя, потому что исламская культура предполагает для женщин специальный плавательный костюм, закрывающий тело с головы до пят. В купальнике можно пойти на пляж при любом отеле, но в пятницу (рабочая неделя в Катаре начинается с субботы, поэтому выходной в пятницу) придется заплатить за такой отдых не менее $50.

Еще один вариант покупаться и позагорать – поехать на загородный пляж. Но это если у тебя есть машина – с водителем получится дорого. Я была всего на одном загородном пляже – известном Sealine, расположенном примерно в 100 км от Дохи, но он оказался таким грязным, что оставаться там не было никакого желания. То есть ты живешь на море, но не можешь в нем купаться.  

Еще по закону страны появиться в общественном месте с открытыми плечами и коленями девушки не могут – эти части тела обязательно должны быть закрыты (не говоря уже о спинах, животах и декольте). В противном случае к вам даже может подойти полиция. Если повезет – отделаетесь предупреждением, если нет – получите штраф или даже попадете в тюрьму на пару суток.  

На дорожном знаке, обозначающем пешеходный переход, – женщина в национальной одежде. Катарцы так и ходят: мужчины в белых «платьях», женщины в черных.

Погода в Катаре большую часть года невозможная. Где-то с середины весны до середины осени там невероятно жарко, в остальное время – ветрено с песчаными бурями. Комфортно бывает только пару недель в ноябре и столько же в марте-апреле.

Я приехала в Доху в начале октября, когда и днем, и ночью было +40 градусов. Первые дни даже не верилось, что так бывает: вышла из кондиционированного помещения на улицу (кондиционеры там везде, от них иногда даже холодно) – и как будто оказалась в сауне. Жарко, душно, свежего воздуха не хватает. Даже не представляю, как там живут летом с +50 градусами.  

На высоких зданиях (а еще на многих автомобилях) можно увидеть портрет эмира Катара. Его стали вешать только с прошлого лета – в знак поддержки правителя в конфликте со странами-соседями.

Утром и вечером есть риск попасть в дикую пробку. Бензин там дешевый (сейчас стоит что-то около 50 центов), поэтому машины есть практически у каждого. Какой-то общественный транспорт по городу тоже ходит, но им никто не пользуется.

За два месяца я видела автобус раза 2-3, а где находятся остановки – даже не знаю. Нередко пробки образуются и из-за повсеместной стройки. Еще 40 лет назад Катар представлял собой пустыню с низкими домиками и бедуинами, а после того как на территории страны нашли нефть, началась стремительная застройка. Из-за этого по всей Дохе сейчас полно строительных площадок, ограждений, торчащих верхушек кранов и снующих туда-сюда рабочих.  

Почти все авто в Катаре белые (из-за жары) и дорогие.

Самым большим минусом для меня было огромное количество индусов. В Дохе и так мужчин в три раза больше, чем женщин, да еще и большинство из них – товарищи из Индии, которые абсолютно не стесняются проявлять свою заинтересованность. Они смотрят на тебя в упор, оборачиваются вслед, сигналят и почти останавливаются посреди дороги, если едут на машине. Может показаться, что такое внимание – мечта каждой женщины, но нет. Очень хотелось в Европу!  

 

ПЛЮСЫ ЖИЗНИ В КАТАРЕ

Из самых больших плюсов я бы выделила то, что в Катаре все для людей. На любой зеленой зоне можно свободно сидеть, поэтому по вечерам и выходным в большом парке возле Музея исламского искусства полно людей, которые приходят целыми семьями и устраивают пикники. Таких отдыхающих на покрывалах или складных походных стульчиках можно встретить даже на траве вдоль дороги.  

Сервис в Катаре в разы лучше, чем в Минске. Там вы не увидите недовольных лиц официантов и не встретите неприятное отношение продавцов. Наоборот, все очень улыбчивые и приветливые, а в конце касс в супермаркетах часто стоят специальные сотрудники, которые помогают складывать покупки в пакеты.

В отелях на входе всегда есть мальчики, которые, как только подъедешь, сразу готовы забрать твою машину и отвезти ее на парковку, – и не важно, постоялец ли ты этой гостиницы или просто заехал в бар выпить кофе.

Кстати, о кофе: практически на каждом углу в Дохе найдете Starbucks. Этих кафе там реально очень много. У местных даже есть шутка: «Что найдете между двумя “Старбаксами” на Востоке? – Правильно, еще один “Старбакс”».    

Дороги в Катаре (даже многие загородные) хорошие и широкие, часто на шесть или даже восемь полос. Много сложных развязок – местами в незнакомой местности не всегда и попадешь на нужную сторону с первого раза. К чемпионату мира по футболу, который пройдет в Катаре в 2022 году, строится наземное метро. Как мне рассказали, подземное там построить просто нереально – на глубине всего 3-4 метров уже проступает вода.  

На противоположном берегу видно много строительных кранов – они там везде. Даже местные иногда блуждают, потому что город быстро и часто меняется.

Для сравнения: Доха в 1980-е и 2013 годы.

Современная Доха. Ориентир (для сравнения с предыдущими фото) – отель-пирамидка Sheraton справа.

А это современный пляж возле этого отеля.

Курс национальной валюты (катарского риала) практически не менялся с начала 2000-х, и во всех обменниках он одинаковый: 1 доллар = 3,64 риала. Поэтому можно спокойно менять деньги даже в аэропорту.

Еще в Дохе есть красивый район с новенькими небоскребами и много торговых центров невероятных размеров. Самый большой ТРЦ в Минске – ничто по сравнению с каким-нибудь катарским.

Цены на одежду, кстати, там почти такие же, как и у нас. Продукты в магазинах будут уже на порядок дороже, потому что в пустыне ничего не растет и все привозное, но все равно терпимо – я думала, цены будут выше.

Единственное, что кусается, – цены в кафе и ресторанах, но и к ним со временем привыкаешь. Зато все городские мероприятия, фестивали и выставки бесплатные, несмотря на то что своих талантов в Катаре нет и все артисты привозные.  

Для девушек еще одно преимущество. Из-за того что в Дохе их мало, ночные бары всячески стараются завлекать к себе, поэтому почти каждый день в разных заведениях можно найти Ladie’s Night, когда, например, с 20:00 до 22:00 для девушек любые напитки бесплатно.

И да, алкоголь в обычных супермаркетах не продается, разве что безалкогольное пиво. Выпить вина или пропустить по коктейльчику можно только в барах при отелях. На входе во все питейные заведения сканируют паспорт. А персонал нередко разговаривает на русском – в Катаре много экспатов из России, Украины, Молдовы.    

 

КУДА СХОДИТЬ В ДОХЕ

Если вы не любитель шумных гуляний в барах и клубах, то в Дохе вам будет скучновато. Сам город в два раза меньше Минска, а развлечений там раз-два и обчелся. И все-таки из основного.

Прогуляться по Корнишу – длинной набережной в семь километров – и покататься там на туристическом кораблике (по стоимости нужно торговаться).

Сходить в большой трехэтажный Музей исламского искусства.  

Пальмовая аллея по пути к музею.

Прогуляться по «аутентичному» арабскому рынку с узкими улочками и колоритными торговцами Сук Вакиф (Souq Waqif). На самом деле рынок только стилизован под старину, а построен был всего лет восемь назад. Зато там найдете все: специи, ароматы, масла, ткани, одежду, сувениры, сладости, мелких птиц и животных, уличную еду, много открытых кафе и ресторанов.     

Местный рынок – Souq Waqif.

Сходить в кино – в кинотеатрах почти всегда пусто и холодно, лучше взять с собой шарф на плечи или кофточку.

Прогуляться по Katara Cultural Village – развлекательному комплексу на набережной с городским пляжем, в котором нередко организовываются разные фестивали и мероприятия.  

Фестиваль одномачтовых арабских судов в Katara Cultural Village.

Побывать на искусственном насыпном острове The Pearl, где самые высокие цены на недвижимость, а у причалов полно яхт всевозможных размеров.  

Вегетарианское кафе в районе The Pearl.

Съездить в Education City – большой студенческий городок с красивой современной архитектурой и большим зеленым парком Oxygen Zone.  

Education City

 

ОБЩЕЕ ВПЕЧАТЛЕНИЕ О КАТАРЕ

Сейчас, когда прошло уже немного времени с тех пор, как я вернулась, и негативные эмоции от неудачного рабочего опыта поутихли, смотрю фотографии из Катара даже с некоторой ностальгией. Страна хоть и не самая лучшая для проживания, но при желании приспособиться можно – идеального места на земле все равно не существует.

И все же я рада, что смогла уехать оттуда без проблем. Как ни крути, отовсюду там веет какой-то искусственностью: еще 40–50 лет назад на территории страны не было практически ничего, кроме пустыни, а сейчас «дорага-багата» на каждом сантиметре.

Небоскребы хоть и очень красивые, но внешне (а скорее всего, и внутренне) пустые: в офисах сидеть особо некому, потому что большинство приезжает работать в обслуживающей сфере, а отели не страдают от наплыва туристов.

Даже местные женщины там «ненастоящие». В большинстве случаев они очень некрасивы, а потому, имея финансовую возможность, не пренебрегают пластическими операциями в больших количествах.  

Зато в Катаре много уличных котиков.

Ну и на Востоке, наверное, как нигде всегда будешь чувствовать себя чужим. Во-первых, даже если ты родился и всю жизнь прожил в Катаре, но родители у тебя не катарцы, гражданства тебе не дадут. Когда у экспатов появляется ребенок, они вынуждены ехать в свою страну и там его регистрировать. Ну а во-вторых, если в Европе ты можешь затеряться в толпе и более-менее сойти за местного, то на Востоке ты всегда будешь белой вороной.       

 

Перепечатка материалов CityDog.by возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.

   Фото: из личного архива героини.

citydog.by

Нефть. Новости дня: «Лающая мышь» укусила США за самое больное место - Свободная Пресса

Саудовское агентство печати сообщило, что Доха официально отказывается выполнить ультимативные требования арабских стран. Напомним, две недели назад КСА и другие члены Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива, а также Египет направили в Катар список из 13 требований.

В их числе:

— закрытие «Аль-Джазиры» и других ключевых СМИ;

— снижение уровня дипломатических отношений с Ираном;

— высылка представителей Иранской революционной гвардии;

— прекращение турецкого военного присутствия в Катаре;

— согласие на ежемесячные проверки;

— снижение военной и экономической мощи до определенного уровня;

— выравнивание уровня жизни по сравнению с другими странами Персидского залива;

— политическая лояльность КСА.

Читайте также

Украина хочет стать "газовой королевой" Европы Украина хочет стать «газовой королевой» Европы

Власти «незалежной» придумали, как компенсировать падение российского транзита

Между тем, «Аль-Джазира» для Катара, все равно, что 1-й канал ТВ для России, ВВС — для Англии, или «Жэньминь жибао» — для Китая. По сути, ультиматум логично назвать приглашением под протекторат Саудовской Аравии. Очевидно, что требования составлены таким образом, чтобы Доха их отклонила, во всяком случае — в ближайшее время. Поскольку выполнение требований списка означает безоговорочную капитуляцию и исчезновение с политической арены. Бесспорно и то, что Турция и Иран, несмотря на взаимную неприязнь, окажут посильную помощь Катару, правда, не в ущерб себе.

А ведь как хорошо было еще три года назад.

Предыстория этого конфликта уходит в недалекое прошлое, когда Катар, Турция и КСА запланировали строительство газового трубопровода в Европу. Именно по этой причине Доха, Анкара и Эр-Рияд стали спонсорами военной оппозиции официальному Дамаску, который идею не поддержал. Вскоре появилось так называемое «Исламское государство"*, вспыхнула гражданская война в Сирии и началась массовая эмиграция в Старый Свет.

Далее, как известно «схлестнулись» стратегические интересы суннитских государств и стран шиитского блока — Ирана, Ирака и Сирии. Но в эту циничную, хотя и понятную схему с самого начала не вписывалось газовое месторождение «Северное» — «Южный Парс», которое Доха и Тегеран эксплуатируют совместно.

Ситуация изменилась в корне, когда вступило в силу ядерное соглашение с Тегераном. После снятия санкций ИРИ принялась активно использовать открывшиеся экономические возможности, наращивая добычу на месторождении «Северное» — «Южный Парс». Более того, в ноябре 2016 года в рамках проекта «South Pars II» французская Total подписала контракт о создании международной интегрированной нефтегазовой компании. В результате этих шагов уже в 2018 году Иран станет добывать газа больше, чем Катар.

Если к этому прибавить падение цены азиатского сжиженного газа до $ 5,65 за 1 млн. тепловых единиц (mmBtu), то есть на 70% по сравнению с пиком 2014 года, то Дохе ничего не оставалось, как отменить свой же мораторий на новые газовые проекты, ориентированные уже на спокойный Восток, а не на враждебный Запад. Здесь важно отметить, что Катар за последние два года совершил сделок более чем на $ 86 млрд. в китайских юанях. Эти финансы прошли через клиринговый центр Промышленно-Торгового банка КНР. Для долларовой Америки это стало ударом ниже пояса.

За свою валюту янки бьют безжалостно. Взять печальную историю с Муаммаром Каддафи. То, что до недавнего времени относилось к теории заговора, на деле оказалось страшной правдой. В письмах Хиллари Клинтон, опубликованных Wikileaks.org, говорится, что «США и Франция готовили нападение на Ливию не из-за гуманитарных соображений. А скорее из страха перед его планами объединить Африку под единое золотое обеспечение валюты, которая будет использована на нефтяных мировых рынках».

Кстати, Ирак в 2000 году начал продажу нефти за евро. Но после американского вторжения поверженный Багдад перешел обратно в долларовую зону, причем, потеряв на этом значительные суммы, а самого Саддама Хусейна повесили.

Похоже, что нечто подобное может случиться и с Катаром. С точки зрения Вашингтона и Эр-Рияда, Доха, Москва, Пекин и Тегеран вступили в некую тайную сделку о разделе мирового газового рынка. Иначе не объяснить, почему компании Qatargas и RasGas, образно говоря, уже «не лезут нагло» в Европу, отдав этот рынок России. По этой причине США и КСА теряют свои позиции на Ближнем Востоке перед растущей экономической сверхдержавой Китаем и мощной в военном плане Россией.

Иначе говоря, Доха «сделала ход конем», что ужасно не понравилось не только американцам, но и Мухаммеду Бен Салману, фактическому главе КСА. Поскольку тот планировал заместить потерю части доходов от снижения цены на нефть поступлениями от продажи катарского газа в Евросоюз.

Однако если взглянуть на происходящее под другим углом, у Дохи, просто не было иного выхода, поскольку трубопроводная инфраструктура для предприятий Qatargas и RasGas контролируется Ираном. Фактически саудиты требуют от Катара «отрезать себе нос, иначе они отрубят всю голову». Насколько далеко Эр-Рияд пойдет в своих угрозах, покажет время.

Именно поэтому Доха пытается создать вокруг себя военный альянс из России, Турции, Ирана и КНР, противопоставив его союзу КСА и США.

Судя по всему, Пекин вежливо отказывается от этого предложения «лающей мыши», как называют Катар, став крупнейшим акционером в проекте «South Pars II», где Total принадлежит 50,1%, китайской CNPC — 30% и иранской Petropars — 19,9%. Не будет драться за интересы Катара и Россия, хотя бы потому, что уже воюет за Асада. Иран и подавно не станет сориться с Америкой, хоть и поможет с продуктами «персидскому изгою». Не стоить отбрасывать в сторону тот факт, что в Катаре размещена крупнейшая в ближневосточном регионе военная база США, самого верного союзника КСА.

Читайте также

Трамп готовит газовую атаку на Восточную Европу Трамп готовит газовую атаку на Восточную Европу

США предлагают европейцам платить политическую цену за снижение зависимости от Москвы

Таким образом, ультиматум Эр-Рияда, который планирует установить свой контроль над катарским СПГ и завладеть деньгами бывшего вассала, Доха выполнять не будет. Однако Катар не имеет ресурсов и для собственной защиты. Нет у него и верных союзников. В то же время, учитывая военный опыт саудитов, полученный в боях с хуситами Йемена, а также жестокость и расчетливость Мухаммеда Бен Салмана, логично ожидать дальнейшего удушения «лающей мыши» до тех пор, пока та не протянет лапки.

* Движение «Исламское государство» решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

svpressa.ru

Сколько стоит жизнь в Катаре

В Доху, столицу Катара, я переехала летом 2017 года.

Ольга Шевейко

переехала в Катар

Переезд предложил работодатель, который нашел мое резюме в интернете. О переезде я долго не задумывалась, решила сразу, что поеду.

Сейчас я работаю в администрации компании, которая владеет теннисной академией и несколькими ресторанами в Катаре.

Я переехала в Катар год назад, летом 2017 годаЯ переехала в Катар год назад, летом 2017 года

Визы

Работодатель оформил мне рабочую визу на 5 лет, от меня понадобилась только копия паспорта.

По приезде в Катар мне оформили карточку резидента — айди. На это дают 3 месяца со дня трудоустройства. С айди помогла компания: она подала в государственные органы официальный договор и заявку.

После успешного обследования мне выдали айди и медстраховку. Тех, кто не прошел медицинское обследование, из страны высылают первым же рейсом.

Политическая ситуация

В июне 2017 года ОАЭ, Саудовская Аравия, Бахрейн и Египет в очередной раз поругались с Катаром и устроили ему сухопутную, морскую и воздушную блокаду. Между странами прекратились практически все дипломатические и торговые отношения. Конфликт произошел из-за того, что Катар, по мнению некоторых политиков, поддерживает террористические группировки.

Когда я попала в Катар, блокада длилась уже месяц. На туризм и жизнь местных жителей политическая ситуация сильно не повлияла: люди не стали озлобленными или осторожными, туристы приезжают так же, как и раньше, продуктов хватает. Правда, цены на них выросли в два раза и стали сравнимы с московскими.

Для меня главный минус блокады — дорогие авиабилеты. Число перевозчиков уменьшилось, и стоимость международных перелетов выросла в разы. Например, до блокады билет на рейс Москва — Доха стоил 18 000 Р в обе стороны, а сейчас — 60 000 Р.

Город и жители

Доха ― маленький городок с населением около 350 000 жителей, в котором еще 10 лет назад не знали, что такое высотки и туризм. Государственный язык — арабский, но на английском говорят почти все.

350 000

человек — население Дохи

Когда в Катаре нашли месторождения нефти и газа, страна начала развиваться быстрыми темпами, и на работу стали приглашать профессионалов со всего мира. Поэтому большая часть наемных рабочих — иностранцы. В самом Катаре примерно 3 млн жителей, но граждан страны из них — всего около 500 000 человек.

Министерство статистики — о населении Катара. Мужчин в стране в 3 раза больше, чем женщин

Вид на Вест-бэй — это бизнес-район с самыми современными высотками в городе. Именно здесь находятся офисы крупных компанийВид на Вест-бэй — это бизнес-район с самыми современными высотками в городе. Именно здесь находятся офисы крупных компаний

Катар — мусульманская страна, поэтому тут есть ограничения. Считается неприличным ходить в одежде, которая полностью оголяет руки или колени. Парам запрещено держаться за руки и выражать свои чувства прилюдно. На мой стиль одежды местная культура никак не повлияла: я сдержанно одевалась и в Москве.

Алкоголь и курение тоже не приветствуются, но в барах отелей и некоторых крупных ресторанах можно найти алкогольные напитки на любой вкус. Курить можно в специально отведенных местах.

Для меня важно, что в городе можно не переживать за сохранность личных вещей или кошелька. Многие жители не закрывают входные двери и оставляют открытыми машины. На каждом углу стоят камеры.

Однажды я прогуливалась вечером по своему району, а живу я в частном секторе — вокруг нет ничего, кроме вилл. Местная пара увидела, что я гуляю в одиночестве, и предложила мне помощь: они решили, что я заблудилась, и предложили довезти до дома. Девушки в одиночестве тут редко гуляют по улицам.

Это мой район. Людей на улице в жилом секторе увидеть можно редко: в основном все перемещаются на своих машинах или таксиЭто мой район. Людей на улице в жилом секторе увидеть можно редко: в основном все перемещаются на своих машинах или такси

Климат

Погода в Дохе сильно отличается от московской. Летом здесь очень жарко и влажно, а зимой — прохладно и ветрено. Этой зимой в Катаре было +12 °С ночью, а в пустыне температура опускалась до 0 °С. Днем местная зима напоминает наше лето — температура в среднем +20 °С.

Так дети развлекаются зимой в перерыве между сафари-заездами. Когда в пустыне не очень жарко, можно покорить пару-тройку огромных песчаных дюн, которые находятся в 60 км от городаТак дети развлекаются зимой в перерыве между сафари-заездами. Когда в пустыне не очень жарко, можно покорить пару-тройку огромных песчаных дюн, которые находятся в 60 км от городаЯ тоже решила не отставать. Когда забираешься на такую песчаную гору, перед глазами открывается вид на бескрайнюю пустынюЯ тоже решила не отставать. Когда забираешься на такую песчаную гору, перед глазами открывается вид на бескрайнюю пустыню

Средняя дневная температура летом +40 °С — в тени. В зданиях и машинах работают кондиционеры, а днем все в офисах. Вечером на улице вполне комфортно.

Весной и осенью иногда идут дожди, местные жители радуются им как дети. На трассе люди иногда останавливают машины и выходят, чтобы постоять под дождем.

Летом по вечерам можно дольше гулять и жить в кемпинге у моря. Зимой все развлечения сводятся к походам в музеи, на выставки или фестивали и редким поездкам в пустыню: жить там даже в хорошо оснащенных лагерях слишком холодно.

Такими группами ездят на сафари и в кемпинг в пустынюТакими группами ездят на сафари и в кемпинг в пустыню

Деньги и банки

Местная валюта — катарский риал (QAR). Один катарский риал стоит 17 Р.

В Катаре платят и наличными, и банковскими картами. В Дохе есть много маленьких лавочек и забегаловок, где оплату принимают только наличными.

В Катаре чаще всего оформляют дебетовые или кредитные карты платежных систем «Виза» и «Мастеркард». Это можно сделать даже до приезда в страну, например, такую услугу предлагает «Коммерческий банк Катара». Владелец карты получит в подарок бонусы от банка: бесплатные поездки на «Убере», доставку на лимузине из аэропорта и бесплатные услуги риелтора.

Я пользуюсь картой «Коммерческого банка Катара». Мне ее оформил работодатель, он же платит за обслуживание счета. Управлять счетом можно в интернете на сайте банка или в мобильном приложении.

Чтобы оформить кредитную карту «Коммерческого банка Катара» самостоятельно, ваша зарплата должна составлять не менее 4000 риалов (68 000 Р) и приходить на счет этого же банка. Выпуск и обслуживание в первый год бесплатно, дальше один год обслуживания стоит 250 риалов (4250 Р). Максимальный кредитный лимит на карте — два ваших оклада.

Как открыть кредитку в «Коммерческом банке Катара»

Кредит на машину для иностранцев будет стоить 3,1%, для местных — 2,95%. Пока что я не заметила разницы между нашими банками и катарскими, кроме невысоких процентов.

На оплату кредита за машину для иностранцев дается 48 месяцев, а для местных жителей — 72. Первые 3 месяца нет никаких выплатНа оплату кредита за машину для иностранцев дается 48 месяцев, а для местных жителей — 72. Первые 3 месяца нет никаких выплат

Зарплата и налоги

В ресторанах официанты и хостес зарабатывают 2500—3000 риалов (42 500 — 51 000 Р) в месяц. Обычно работодатель предоставляет им жилье и оплачивает проезд до места работы. Офисные работники зарабатывают от 4000 до 13 000 риалов (68 000 — 221 000 Р), топ-менеджеры — от 20 000 риалов (340 000 Р).

Мне компания тоже оплачивает жилье, медицинскую страховку и предоставляет личный транспорт, на котором я езжу на работу и обратно домой.

Жизнь в Дубае

В конце 2017 года минимальная ставка по зарплате для работников составляла 750 риалов (12 750 Р) в месяц.

Налогов для работников в стране вообще нет. Их платят только компании — 10% от общего дохода в год. Поэтому многие мои знакомые рассматривают работу в Катаре как возможность накопить деньги на собственный бизнес. Через 5—10 лет они планируют вернуться домой.

0%

налоги для физлиц в Катаре. Налоги платят только компании

Официальные выходные в Катаре — пятница и суббота. У многих негосударственных компаний всего один выходной — пятница. Так как Катар — мусульманская страна, пятница здесь — это как у нас воскресенье, важный день для верующих.

Рабочий день обычно 8 часов, а отпуск дают 1 раз в год на месяц. Некоторые компании предлагают отпуск 2 раза в год по 2 недели.

Медицина

В Катаре не нужно беспокоиться о том, сколько стоит страховка и как ее оформить. Сделать работнику страховку — обязанность компании. Вы просто получаете электронный номер или карточку от страховой и список клиник, в которые можно обратиться.

Клиники, как и у нас, делятся на государственные и частные. В государственных клиниках услуги обычно будут стоить дешевле.

Для местных жителей медицинское обслуживание в государственных клиниках бесплатное. Любое лечение и даже лекарства граждане Катара получают за счет государства без каких либо доплат. Даже операции, которые делают за рубежом, оплачивает государство.

от 5000 Р

стоит визит к терапевту в Катаре, если нет медицинской страховки

В Катаре принято обязательно вызывать медсестер на дом для ухода за пожилыми родителями. Если медработник семье понравится, то чаще всего его пригласят работать по контракту сразу на несколько лет.

Можно нанять сиделку и на несколько дней. День работы (8 часов) обычно стоит 500 риалов (8500 Р). Если договориться сразу на неделю работы, то цену можно снизить до 300 риалов в день (5100 Р).

Договор с медсестрой: 1200 риалов (20 400 р.) за 4 дня работыДоговор с медсестрой: 1200 риалов (20 400 Р) за 4 дня работы

Я пока что медицинской страховкой в Катаре не пользовалась, но знаю, что в нее входят ежегодные обследования у любых врачей, компенсация стоимости лекарств и страхование жизни за границей. Без страховки посещение простого терапевта может обойтись в 300—400 риалов (5100—6800 Р). В нашей компании страховка покрывает 80% затрат, значит, вместо 300 риалов (5100 Р) я заплачу всего 60 (1020 Р).

Если страховки нет, то все лечение придется оплачивать самому.

Все лекарства, кроме простых витаминов или увлажняющих капель, продаются строго по рецепту. Например, по прилете у меня началась глазная инфекция после простуды. Я не смогла купить ничего в аптеке: капли с антибиотиками можно было получить только по рецепту.

Мне еще не приходилось обращаться к врачам, поэтому я не знаю, как тут все происходит на самом деле. Зато я заметила интересную вещь: клиники в Катаре не размещают цены на услуги на сайте. Узнать стоимость приема у врача можно только по звонку или при личном визите в клинику.

Жилье

В большинстве квартир в Дохе уже есть новые стиральная машина, холодильник, микроволновка, духовка, варочная панель, а иногда и посудомойка. Во всех домах есть кондиционеры. Квартиру можно снять с мебелью, а можно без.

Жилье арендуют напрямую у собственников или через агентство, иногда даже без комиссии. Каждое агентство само решает, будет ли брать комиссию или нет. Квартиры ищут на сайтах вроде «Проперти-файндер» или «Катар-ливинг».

Договор аренды заключают на год. Вместе с оплатой первого месяца обычно берут такую же сумму в качестве депозита — это страховка на случай, если вы вдруг решите съехать до завершения контракта. Арендодателю платят помесячно. Если ЖКХ не входит в арендную стоимость, то счета оплачивают отдельно.

В Дохе есть несколько типов жилья. Вилла — это двухэтажный дом. На первом этаже обычно располагаются общая кухня и гостиная, на втором — жилые комнаты. Виллу можно арендовать целиком или снять отдельную комнату.

68 000 Р

в месяц стоит аренда комнаты в вилле. За меня эту сумму платит работодатель

Есть небольшие таунхаусы, которые состоят из нескольких вилл. Я живу как раз в таком — кроме жилых домов, на территории такого таунхауса расположены бассейн и спортзал. Жильцы посещают их бесплатно.

В доме три комнаты: одна моя, в остальных живут еще две девушки — они тоже работают по контракту. Комнату мне предоставил работодатель, он оплачивает все счета. Сколько стоит такое жилье для компании нам не говорят, просто дают на выбор или жилье, или компенсацию за аренду. Но сайтах по аренде жилья можно снять комнату в аналогичной вилле за 4000 риалов (68 000 Р) в месяц уже с учетом коммунальных платежей.

Я живу в комнате в этой вилле. Соседи снимают всю виллу целикомЯ живу в комнате в этой вилле. Соседи снимают всю виллу целикомВсе виллы на улице выглядят одинаковоВсе виллы на улице выглядят одинаковоВот так выглядит вилла внутриВот так выглядит вилла внутриВ спальне у меня все просто — кровать, шкаф, тумбы, кондиционерВ спальне у меня все просто — кровать, шкаф, тумбы, кондиционер

Еще в Катаре можно снять студию — это квартира с одной большой комнатой, в ней сразу и спальня, и кухня. Студия в 20—30 минутах езды от центра Дохи стоит от 2500 риалов (42 500 Р) в месяц. Ближе к центру — 3000—5000 риалов (51 000 — 85 000 Р).

Студия в 15 минутах езды от центра, с мебелью и всей техникой, стоит 5000 риалов (85 000 Р) на сайте «Катар-ливинг»

Еще бывают обычные отдельные квартиры. Квартира в хорошем районе недалеко от центра стоит от 7500 риалов (127 500 Р) в месяц. В отличие от студии, тут полноценная кухня и отдельные комнаты. Цена зависит от количества комнат, района и типа застройки.

Часто люди снимают двух- или трехкомнатные квартиры в престижных районах и делят аренду с соседями — выходит не дороже отдельной студии. Мне непривычно делить большой дом с незнакомыми людьми, поэтому со временем я тоже планирую переехать в квартиру.

За электричество, воду и газ в двухкомнатной квартире мои знакомые зимой платят 300 риалов (5100 Р) в месяц, а летом, когда постоянно включен кондиционер, — 600—700 риалов (10 200 — 11 900 Р) в месяц. Из-за постоянно жары счета за кондиционер в Катаре не входят в электроснабжение и оплачиваются отдельно.

Связь и интернет

В Катаре нет такого количества провайдеров сотовой связи и интернета, как в России. Есть две крупные компании: «Водафон» и «Уриду». У них есть офисы во всех торговых центрах и отдельные точки продаж в городе.

Операторы постоянно проводят акции: можно приобрести пакет минут, смс и мобильного трафика со скидкой или получить больше минут за те же деньги.

Мобильная связь в Катаре стоит недешево. Мне мобильный тоже оплачивает компания. Пакет от оператора «Уриду», которым я пользуюсь, включает 10 Гб интернета, 500 минут или смс и стоит 300 риалов (5100 Р). Проводной безлимитный интернет со скоростью 50 Мбит/с стоит 450 риалов (7650 Р) в месяц. Скоростной безлимитный интернет 4G+ стоит 500 риалов (8500 Р) в месяц.

5100 Р

в месяц стоит мобильная связь, но ее мне тоже оплачивает компания

Интернет в Катаре не отличается от российского. Единственное неудобство — это звонки на «Вотсап»: дозвониться в другую страну невозможно. Я звоню по мобильной связи.

В интернете тут блокируют нелегально снятые в кинотеатрах фильмы и весь контент 18+.

Транспорт

В Дохе развит только наземный транспорт. Метро нет, его обещают открыть только к 2020 году. Всего планируют запустить три линии, но пока что все пользуются такси и автобусами.

Такси. «Убер» стоит от 10 риалов (170 Р) за поездку в 10—15 минут или 11 км. Таксистов в городе много, их услугами все активно пользуются. Часто проводят акции в честь культурных мероприятий, например недавно был международный фестиваль еды и я всю неделю ездила по городу на «Убере» со скидкой в 30%.

Иногда просто так присылают купоны на скидку в 50%. С ними даже поездка в самую дальнюю точку города длительностью в 30 минут стоит 15—17 риалов (255—289 Р) вместо 30—34 риалов (510—578 Р).

Еще есть местное городское такси «Карва». Им я пользуюсь только в исключительных случаях: оно дороже «Убера» в два раза.

Я доехала из центра Дохи на окраину на «Убере» и заплатила всего 17,11 риала, потому что ехала со скидкой 50%Я доехала из центра Дохи на окраину на «Убере» и заплатила всего 17,11 риала, потому что ехала со скидкой 50%Машины городского такси «Карва» обычно стоят у входа в шопинг-моллыМашины городского такси «Карва» обычно стоят у входа в шопинг-моллы

Автобусы есть во всех районах города. Поездки недорогие: 2,5 риала (43 Р) на короткие расстояния и 9 риалов (153 Р) — на дальние.

Я редко пользуюсь автобусами, потому что маршруты и пересадки мне кажутся неудобными. Мне сложнее всего добираться до отдаленных районов Дохи. Я живу в районе Аль-Духайл, и чтобы добраться до «Катар-молла», на окраину города, мне нужно ехать с пересадкой и делать большой крюк.

Общественным транспортом мне приходится пользоваться не очень часто, потому что обычно до офиса и обратно меня возит водитель, которого предоставляет компания. Вместе со мной в одной машине ездят еще двое коллег, которые живут рядом.

43 Р

стоит билет на автобус

Чаще компании в Катаре дают сотруднику определенную сумму на проезд в месяц. Но я довольна, что в нашей компании для этого выделили водителя, — не нужно лишний раз волноваться, за сколько доедет такси.

Схема автобусных линий в ДохеСхема автобусных линий в Дохе

Велосипед — удобный способ передвижения на короткие расстояния. Добраться до ближайшего молла на велосипеде я могу минут за 10—15. Через весь город на велосипеде проехать не получится, потому что расстояния все-таки слишком большие.

В Дохе оборудованы велодорожки и парковки для велосипедов. Свой велосипед можно купить за 400 катарских риалов (6800 Р). Сервисов аренды велосипедов в Дохе я не видела. Я велосипед беру у друзей, но, возможно, скоро куплю себе собственный.

Автомобиль. Международными правами в Катаре можно пользоваться первые полгода пребывания в стране. Водить с ними можно только арендованное авто. Получить местные права и купить машину получится, только если получить вид на жительство.

Если у вас уже есть водительские права, их можно обменять на местные, но все равно придется сдать экзамен по вождению здесь, в Катаре. Если прав нет, придется записываться в школу вождения — это обойдется в среднем в 3000 риалов (51 000 Р), как например в школе «Далла Драйвинг Академи».

Для аренды машины мне хватало международных прав, но они действительны только 6 месяцев после въезда в страну. На данный момент мне дешевле и проще использовать «Убер».

Аренда малолитражки, например Ниссан Санни, на сайте «Аль-Муфта» стоит 1700 риалов (28 900 Р) в месяц. Я решила не водить больше машину в Катаре, потому что штрафы тут очень высокие. За превышение скорости от 20 км в час — штраф 600 риалов (10 000 Р), за проезд на красный — 6000 риалов (100 000 Р).

100 000 Р

штраф за проезд на красный свет

Продукты

Я покупаю продукты в гипермаркетах. До них можно легко добраться на «Убере» или обычном такси. Цены везде примерно одинаковые, но магазины «Карфур» и «Спиннез» немного дороже, чем «Лулу» и «Аль-Мира».

Для меня стало открытием, что многие продукты производят внутри страны. Местные продукты обычно в разы дешевле импортных. Например, катарский йогурт стоит 1 риал (17 Р), а импортный — 4 риала (68 Р).

Местный катарский йогурт без добавок — очень похож на традиционный греческий йогуртМестный катарский йогурт без добавок — очень похож на традиционный греческий йогурт

Все основные продукты можно купить за приемлемые деньги, часто со скидкой по акции. Молоко стоит от 5 риалов (85 Р) за литр, хлеб — от 3 риалов (51 Р). Огурцы, помидоры и зелень стоят от 4 риалов (68 Р) за килограмм. Бутылка воды — 1 риал (17 Р) за литр.

Дороже всего в Катаре стоит мясо. За килограмм в среднем возьмут 35 риалов (595 Р).

В магазинах алкоголь не продается. Туристам ввозить его в страну запрещено. Зато можно купить алкоголь в зоне дьюти-фри при вылете из международного аэропорта Хамад в Дохе.

Овощи и фрукты в магазинах всегда свежие — даже в недорогом сегменте вы никогда не найдете залежалых яблок или увядшей зелени. На фото — отдел с фруктами в гипермаркете «Карфур»Овощи и фрукты в магазинах всегда свежие — даже в недорогом сегменте вы никогда не найдете залежалых яблок или увядшей зелени. На фото — отдел с фруктами в гипермаркете «Карфур»Мясо чаще всего продается уже расфасованным, а не кускомМясо чаще всего продается уже расфасованным, а не куском

Я обедаю и ужинаю вне дома, поэтому обычно покупаю продукты только на завтрак. Это йогурты, молоко, овсянка, фрукты, сыр и хлеб. В неделю на продукты я трачу в среднем 90—100 риалов (1530—1700 Р), в месяц получается около 400 риалов (6800 Р).

Рестораны

Рестораны в Дохе есть на любой вкус и кошелек. Много недорогих индийских ресторанов и кафе арабской кухни. В таких местах все блюда с рисом, большим количеством овощей и мяса — обычно это курица или телятина. Порции огромные: если мы идем в ресторан с друзьями, то на 4—5 человек хватает двух-трех блюд.

Мы обычно заказываем пару салатов или закусок — около 18 риалов (306 Р) за каждое блюдо, и еще несколько основных блюд по 22—25 риалов (374—425 Р). В итоге на всех мы тратим около 90 риалов (1530 Р) без алкоголя.

В традиционных ресторанах арабской кухни принято есть на полу. Мы заказали лепешки, овощной суп и два вида рагу. Всё вышло на 80 риалов (1360 р.)В традиционных ресторанах арабской кухни принято есть на полу. Мы заказали лепешки, овощной суп и два вида рагу. Всё вышло на 80 риалов (1360 Р)

Развлечения и шопинг

Доха расположена на побережье Персидского залива, поэтому все основные достопримечательности здесь находятся вдоль береговой линии, а остальная часть города — это большая и непрекращающаяся стройка.

Вид на город из окна моего офисаВид на город из окна моего офиса

Туристические места можно пересчитать по пальцам. Основные занятия в Дохе — шопинг, прогулки в парке и поездки на сафари или к морю.

Самое популярное место в городе ― искусственный остров «Жемчужина» (The Pearl), на нем расположена самая дорогая недвижимость и модные кафе. «Жемчужина» — один из самых дорогих проектов Катара, только в этом районе иностранцы могут приобрести жилье в собственность.

Стоимость квартир на «Жемчужине» начинается от 1 500 000 риалов (25 500 000 Р)

На острове плотная жилая застройка и узкие дороги. Я предпочитаю не ездить туда на выходных: вероятность найти место в ресторане и на парковке близится к нулю.

Кроме стилизованных улиц и модных кафе, на этом острове нет других развлечений, поэтому приезжают на него, чтобы поесть и погулять у каналов. Зато там очень хорошо в будни в середине дня, когда мало людей и можно спокойно погулять по набережной мимо уютных кафе. Иногда мне удается заехать туда, когда меня отпускают пораньше с работы.

Так выглядит жилой квартал на искусственном острове «Жемчужина»Так выглядит жилой квартал на искусственном острове «Жемчужина»

Больше всего в Дохе мне нравятся парки. Именно тут обычно проходят все самые интересные фуд-фестивали, ярмарки искусств и спортивные мероприятия.

Один из моих любимых парков находится на территории Музея исламского искусства. В нем есть уютное кафе и променад у воды, а по субботам проходят ярмарки, где можно найти всё — от еды до местной одежды.

Фестиваль кофе и шоколада в «Шератон Отель Парк». Все фуд-фестивали открываются в 4—5 вечера, поэтому днем территория выглядит пустынноФестиваль кофе и шоколада в «Шератон Отель Парк». Все фуд-фестивали открываются в 4—5 вечера, поэтому днем территория выглядит пустынноВид на Вест-бэй из кафе на территории Музея исламского искусстваВид на Вест-бэй из кафе на территории Музея исламского искусства

Практически напротив музея расположен старый район города Сук Вакиф (Souq Waqif). По нему можно представить, как выглядела столица много лет назад. Есть еще большой парк Эспайр с красивыми фонтанами, ресторанами и изобилием зелени.

Про торговые моллы можно сказать одно — их тут слишком много. В Дохе принято строить сразу два или три молла рядом. В каждом своя специализация: магазины попроще в одном, подороже — в другом, ну и для еды тоже что-то нужно построить неподалеку.

Ночная жизнь в Дохе тоже есть, но она не афишируется. По радио или на улице никогда не услышишь и не увидишь афиш о вечеринках подобного рода. Но всю информацию легко найти в интернете и соцсетях. Бары и клубы предлагают все виды алкоголя и туда можно приходить в более откровенных нарядах. Я бываю в барах и клубах редко: 1—2 раза в месяц собираемся с друзьями.

«Белладжио-молл» сделан в стиле одноименной гостиницы и казино в Лас-Вегасе. Внутри есть искусственная река и потолок, имитирующий небо«Белладжио-молл» сделан в стиле одноименной гостиницы и казино в Лас-Вегасе. Внутри есть искусственная река и потолок, имитирующий небо

Путешествия и спорт

В Катаре есть на что посмотреть. За городом преобладают песчаные пляжи и дюны, куда я ездила на сафари и барбекю с друзьями. Самый популярный пляж — Си-лайн, он находится в 50 км от города. Возле пляжа есть шатры, где можно отдохнуть, и дюны, по которым катаются на машинах и квадроциклах.

В Катаре все занимаются спортом, постоянно проводят спортивные мероприятия для любителей и профессионалов. Например, в район Закира все ездят ради кайтсерфинга и тренировок по скалолазанию.

Так выглядит место сбора всех желающих прокатится по дюнам на пляже Си-лайнТак выглядит место сбора всех желающих прокатится по дюнам на пляже Си-лайнТренировка по скалолазаниюТренировка по скалолазаниюКайтсерферы на пляже Си-лайнКайтсерферы на пляже Си-лайн

Итоги

В Катаре есть ограничения и запреты, но люди здесь очень открытые и общительные. Культуры так смешаны, что никто уже не обращает внимания на цвет кожи или родной язык. У меня здесь есть русскоговорящие друзья и знакомые, которые так же как и я приехали работать по контракту. Недостатка общения на родном языке я не испытываю.

Но просто так приехать жить в Катар не получится: для иностранцев тут либо отдых, либо работа по контракту. Если хотите переехать сюда, нужна работа или свой бизнес.

Ритм жизни здесь гораздо спокойнее, чем в Москве. В то же время можно найти абсолютно любой досуг — от вечеринок в ночных клубах до профессионального спорта.

Для меня Катар стал вторым домом, мне тут комфортно и легко жить. Поэтому пока что я не планирую уезжать.

journal.tinkoff.ru

Срыв переговоров в Катаре: Нефть не пожелала замораживаться

В воскресенье в столице Катара прошла крупнейшая встреча стран-нефтедобытчиков. Стоял вопрос о заморозке добычи «черного золота». От решения вопроса зависело, какой в дальнейшем будет цена на нефть. Но странам не удалось договориться. Первые последствия срыва переговоров сразу же отразились на сырьевых котировках. На бирже стоимость барреля упала с $44 до $41. Курс рубля к доллару и евро тоже снизился. Как события будут развиваться дальше - аналитики видят несколько сценариев.

ЗАЧЕМ НУЖЕН САММИТ

В переговорах приняли участие представители 16 основных стран - экспортеров нефти. Это Россия, Саудовская Аравия, Кувейт, Венесуэла и другие. В последнее время большинство производителей занималось тем, что активно наращивали добычу. Такая стратегия используется, чтобы сохранить долю рынка при снижающихся ценах. Но играть в демпинг (когда стоимость специально занижают. - Ред.) слишком долго - невыгодно для всех. Вот главные игроки нефтяного рынка и решили договориться, что делать дальше.

Первоначальная идея была такой: заморозить объемы добычи на уровне января этого года. Тогда цены останутся на прежнем уровне и будут постепенно расти (спрос на сырье все равно увеличивается с каждым годом). Но против был Иран. С него только-только сняли санкции. И он еще не успел нарастить добычу до прежних уровней. К примеру, сейчас он производит 2 млн. баррелей в сутки, а хочет - 4 млн. Вопрос, с каким настроем приедут представители исламской республики, был самым интригующим перед встречей. В итоге никто из них даже не приехал на саммит. Это и стало главным камнем преткновения.

НЕ ДОГОВОРИЛИСЬ

Сам проект декларации был согласован всеми сторонами еще в субботу вечером. Встреча никаких проблем не предвещала. Но в воскресенье с утра несколько стран резко изменили свое решение. Саудовская Аравия вдруг потребовала, чтобы документ подписали все члены ОПЕК без исключения. В том числе Иран и Ливия. Саудитов поддержали Кувейт и Катар. Коалицию стран Персидского залива было не переубедить. И обсуждение решили перенести. Новая попытка вразумить несговорчивых нефтедобытчиков будет предпринята в июне. Но в успех операции сложно поверить.

- Срыв вчерашних переговоров фактически означает провал идеи заморозки добычи, - констатировал глава Минэнерго России Александр Новак. - Саудовской Аравии будет практически невозможно договориться об этом с Ираном. Но мы с пониманием относимся к обеим позициям. И понимаем, что внутри ОПЕК могут быть разногласия. Я думаю, что основная их причина - разные подходы к условиям соглашения. Что касается самой заморозки, то все считают, что это целесообразное действие.

Впрочем, для российской стороны есть и положительные итоги в целом неудавшихся переговоров.

- Преимуществом этой истории является то, что Россия продемонстрировала лояльность по отношению к партнерам по рынку, в чем многие сомневались. А также способность и желание договариваться. А вот то, что они не могут между собой договориться, - это за рамками наших возможностей. Это не мы виноваты, - объяснил пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев.

ЧТО ДАЛЬШЕ?

На ожиданиях позитивного решения от встречи в Дохе мировые цены на сырье росли почти два месяца подряд. Впервые о саммите упомянули в середине февраля. Баррель тогда едва дотягивал до $33. К середине апреля в преддверии заморозки стоимость бочки подросла на треть - до $44. Отскок будет, но неужели к прежним ценам?

- Цены переживут волну снижения. Часть биржевых игроков рассчитывала на положительный исход встречи. И сейчас избавляется от активов, - рассуждает Валерий Полховский, аналитик Forex Club. - После этого они стабилизируются. И даже могут предпринять новую попытку к росту. Ведь переговоры не провалились полностью. Официальная формулировка: участникам заседания нужно больше времени. Нефть не упадет ниже $35, мы полагаем. А скорее всего, просто будет колебаться в районе $35 - 40.

Переживет рынок или нет катарское «разочарование», станет понятно в течение двух ближайших дней. Участникам нужно время перевести дух и собраться с мыслями. Если эмоции не возьмут верх над здравым смыслом, станет понятно, что никакой катастрофы и не произошло.

- Соглашение придало бы дополнительный импульс. Но на рынке и без него видны позитивные изменения, - уверен Евгений Гниломедов, директор «Центра перспективного анализа и стратегических исследований». - Резкие колебания цен на нефть давно прекратились. Факторы, так сильно давившие на него, постепенно ослабевают. Сланцевая добыча снижается. Количество компаний, вовлеченных в этот бизнес, постоянно сокращается. Приходят хорошие новости и из Китая, являющегося локомотивом мировой экономики. Рынок сможет вытащить себя сам из затяжного пике. Просто потребуется больше времени.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Министр промышленности, недр и торговли Ирана: Увеличим добычу нефти в два раза!

Снятие международных санкций с Ирана привело к тому, что страна постепенно наращивает добычу сырья:

- Нет никаких сомнений, что у нас получится выйти на досанкционный уровень, - сообщил «КП» министр промышленности, недр и торговли Ирана Мохаммад Реза Нематзаде. - Естественно, мы заинтересованы в восстановлении нашей промышленности и экономики. Объемы добычи нефти увеличатся с нынешних 2 миллионов баррелей в сутки до 3,9-4 миллиона баррелей (подробности)

www.dv.kp.ru

Почему рынок энергетики переживет блокаду Катара | Финансы

Нефтяной стратег Bloomberg First Word Джулиан Ли о том, что мешает арабским странам устроить настоящую блокаду катарского экспорта.

Блокада Катара, несомненно, создает трудности для граждан небольшого эмирата на берегу Персидского залива. Однако его изоляция далеко не полная, и это явно свидетельствует о том, что связи между Катаром и его непростыми соседями не так-то легко разрушить. Похоже, рынок энергетики способен пережить дипломатические неурядицы.

Правители Катара поставили суверенитет страны в зависимость от экспорта углеводородов, в частности, природного газа, но теперь поставки оказались под угрозой из-за ограничений, введенных Саудовской Аравией, Объединенными Арабскими Эмиратами, Бахрейном и Египтом.

В чем конкретно заключаются ограничения, пока не до конца понятно. Некоторые представители властей Саудовской Аравии и ОАЭ говорят, что любому судну, отправляющемуся в Катар или из него, закрыт вход в их порты. Однако совсем недавно Федеральное управление транспорта ОАЭ США ограничило запрет только теми судами, которые принадлежат катарским компаниям и ходят под флагом Катара, а также запретило погрузку и разгрузку судов, ведущих торговлю с Катаром.

Уже есть данные о том, что запреты для судов, посещающих Катар, на вход в порты Саудовской Аравии, ОАЭ и Бахрейна влияют на катарский экспорт нефти и газа. Катару приходится предлагать покупателям скидки, которые могли бы компенсировать увеличение стоимости доставки.

В последнее время нефть с катарского месторождения Аль-Шахин на 70−90 центов за баррель дешевле, чем региональный дубайский эталон. В мае скидка составляла всего 25 центов. Согласно исследованию Bloomberg, трейдеры ожидают, что этот разрыв будет увеличиваться из-за сохраняющейся неопределенности относительно того, смогут ли суда, возящие катарскую нефть, заходить и на другие экспортные терминалы в регионе.

Запрет уже нанес урон. По данным Bloomberg, поставки сырой нефти и конденсата из Катара в первой половине июня снизились на 20% по сравнению со средним значением за весь май. Конечно, не следует делать слишком далеко идущих выводов на основании данных за две недели, так как одна партия может сильно повлиять на среднесуточные цифры, но тренд, похоже, установился.

Тем не менее рано утверждать, что страна неизбежно движется к стагнации. Суда по-прежнему берут груз в Саудовской Аравии и ОАЭ после загрузки в Катаре, как это было до запрета. С 5 июня, когда были введены ограничения, 13 танкеров были загружены сырой нефтью или сжиженным газом в портах Катара. Девять из них затем брали груз в Саудовской Аравии, ОАЭ или в обеих странах. Барьер между двумя странами и Катаром пока проницаем и вполне может таким и остаться.

Что касается интересов Европы, основная причина для беспокойства заключалась в том, что Египет может запретить проход через Суэцкий канал судам, перевозящим катарский газ. Но пока этого не произошло, суда с катарским газом все еще проходят через Суэц, хотя и реже, чем до начала кризиса. Два перевозчика газа изменили маршрут в Великобританию на более длинный, в обход Африки, однако не ясно по какой причине это произошло: из-за опасений относительно возможного запрета или по коммерческим соображениям.

Сам Египет по-прежнему получает катарский газ, но темп поставок также замедляется. С 5 июня на терминале Айн Сухна был разгружен только один танкер. В мае один танкер разгружался в среднем раз в пять дней.

Меры, принятые против катарского экспорта, можно назвать чем-то не намного более серьезным, чем неудобства. Эскалация запрета увеличит вред Катару, однако она нанесет ущерб и его клиентам, у которых также есть торговые отношения с Саудовской Аравией и ОАЭ.

Полная блокада может привести к повышению градуса напряженности. Если блокада помешает, например, крупному японскому или китайскому нефтеперерабатывающему заводу получить необходимую ему нефть, действия арабских стран из борьбы с упрямым соседом превратятся в фактор, дестабилизирующий глобальный рынок. Поэтому саудовцам выгодны как раз неопределенность и легко преодолеваемая блокада.

Но повлияет ли ситуация на цены на нефть? На прошлой неделе они опустились ниже уровня, который наблюдался в ноябре до того, как Организация стран-экспортеров нефти и примкнувшие к ней страны договорились сократить добычу. Это соглашение должно было привести рынок к балансу и заставить цены на нефть вырасти до $60 за баррель. Рост рост политической напряженности на Ближнем Востоке и угроза блокады поставок на мировой рынок примерно 500 тыс. баррелей нефти в день не способствуют росту цен на сырье.

Подготовила Лиза Добкина

ru.insider.pro

Государство Катар. Досье - Биографии и справки

ТАСС-ДОСЬЕ. 5 июня 2017 г. о разрыве дипломатических отношений с Катаром объявили Саудовская Аравия, Бахрейн, Объединенные Арабские Эмираты, Египет, Йемен, Мальдивы и переходное правительство Ливии под руководством Абдаллы Абдуррахмана ат-Тани.

Главной причиной разрыва дипсвязей было названо вмешательство Катара во внутреннюю политику соседних стран и поддержка террористических группировок, действующих в регионе.

Катар - государство (эмират), расположенное на Катарском полуострове в северо-восточной части Аравийского полуострова. На юге граничит с Саудовской Аравией, на северо-западе имеет морскую границу с Бахрейном, на юго-востоке - морскую границу с ОАЭ. Территория - 11,61 тыс. кв. км, население - примерно 2,3 млн человек, из них катарцы - лишь 13%, остальные - мигранты. Столица - город Доха.

История

Первые упоминания о Катаре относятся к II в. до н. э. В VII в. местные кочевые племена приняли ислам и вошли в состав Арабского халифата (VII-X вв.). На протяжении XIII-XIV вв. страной владели эмиры Бахрейна. В XVI-XVIII вв. за Катар велась борьба между Персией, Османской империей, вождями разных арабских племен, правителями Омана и представителями династии Аль Саудов. В 1766 г. страну захватил арабский род Аль Халифа, исповедующий ислам ваххабитского толка. В 1871-1913 гг. страна входила в состав Османской империи.

В начале Первой мировой войны (1914) в Катар были введены британские войска, в 1916 г. Катар стал протекторатом Великобритании. В 1968 г. Катар, Бахрейн и семь княжеств Договорного Омана (с 1971 г. ОАЭ) приняли решение о создании Федерации арабских княжеств, однако в 1971 г. Катар вышел из ее состава и провозгласил независимость.

Первый эмир Катара шейх Ахмед был свергнут в результате переворота в феврале 1972 г., власть перешла к его двоюродному брату шейху Халифе бен Хамаду Аль Тани (1972-1995). В июне 1995 г. он также был свергнут, и эмиром Катара стал его сын шейх Хамад бен Халифа Аль Тани (1995-2013). В июне 2013 г. шейх Хамад отрекся от престола в пользу наследника, шейха Тамима бен Хамада Аль Тани.

В 1990-2000 гг. в стране был проведен ряд реформ, в частности, был увеличен состав Консультативного совета (госорган с совещательными функциями), создана конституционная комиссия, учрежден пост премьер-министра, в 1999 г. впервые прошли выборы в муниципальный совет, в 2005 г. вступила в силу новая конституция.

Катар - член ОПЕК (1961), ООН (1971), ЛАГ (1971), ССАГПЗ (1981).

В 2011 г. войска Катара принимали участие в военных действиях в Ливии против режима Муаммара Каддафи.

С марта 2015 г. Катар присоединился к коалиции арабских стран во главе с Саудовской Аравией, вмешавшейся в ход гражданской войны в Йемене (между шиитскими повстанцами и правительственными войсками).

Катар предоставлял свою территорию для использования силами антииракской коалиции (в 1990-1991 гг. и 2003 г.), включая базу аль-Удейд (32 км к юго-западу от Дохи). В настоящее время это крупнейшая авиабаза США на Ближнем Востоке, здесь могут размещаться одновременно 120 самолетов. Ее взлетно-посадочная полоса - 3,8 км, одна из самых длинных, которыми располагают аэродромы государств Персидского залива. В 2001-2014 гг. она служила для обеспечения боевых действий западной коалиции в Афганистане, а с 2016 г. - для операции против террористической группировки "Исламское государство" (запрещена в РФ) в Ираке и Сирии. Сегодня на базе находятся 11 тыс. военнослужащих США.

Экономика

По данным Всемирного банка за 2015 г., ВВП страны - $164 млрд, рост ВВП - 3,6%, безработица - 0,2%. По доходам на душу населения Катар занял 4-е место в мире (после Люксембурга, Швейцарии и Норвегии) - $73,6 тыс.

Основу экономики Катара составляет добыча и переработка нефти и газа. Первые месторождения были открыты в 1939 г., добыча началась в 1949 г. Сегодня нефтегазовая отрасль обеспечивает 55% ВВП страны, около 85% экспортных поступлений и 70% государственных доходов.

Доказанные запасы нефти составляют 25,7 млрд баррелей, или 1,5% от мировых, производство - 1,9 млн баррелей нефти в сутки, или 1,8% от мировой добычи (здесь и далее данные British Petroleum Statistical Review of World Energy за 2016 г.).

Запасы газа - 26 трлн кубометров, или 13% от мировых. По производству этого вида топлива в 2015 г. Катар занимал 4-е место в мире (после США, России и Ирана) - 181,4 млрд кубометров. Протяженность нефте- и газопроводов достигает 2050 км.

Катар является лидером в производстве сжиженного природного газа (СПГ), ежегодно экспортируя около 77 млн тонн и обеспечивая больше трети всех продаж СПГ в мире (31,8%). При этом Катар не зависит от стран-транзитеров, так как имеет флот из 54 специальных судов, в числе которых газоперевозчики типа Q-max (270 тыс. тонн СПГ). Основные порты - Умм-Саид и Доха. География поставок - США, Южная Америка (Аргентина, Бразилия), Европа, Азия (Китай, Индия, Пакистан, Япония, Южная Корея, Малайзия).

Поскольку Катар испытывает дефицит пресной воды, почти все потребности в ней покрываются за счет опреснения морской воды в промышленных масштабах. Опреснительные установки работают за счет энергии, получаемой от сжигания газа.

В стране функционируют четыре аэропорта, один из них международный - в Дохе. Катарская Qatar Airways является одной из самых известных авиакомпаний в мире. Ее отличает разветвленная сеть маршрутов, которая на сегодняшний день охватывает свыше 140 направлений и наиболее современный по сравнению с другими перевозчиками парк самолетов. Это Airbus 350, Airbus 380, Boeing 787 Dreamliner и Boeing 777 (всего 158 лайнеров). Компания неоднократно получала премии в разных номинациях (в том числе "компания года") влиятельного британского консалтингового агентства Skytrax.

Сельское хозяйство в Катаре развито слабо из-за климата и нехватки пахотных плодородных земель. Оно удовлетворяет лишь 10% потребностей страны в продовольствии. Около 40% продовольственных поставок идет через границу Катара и Саудовской Аравии.

В Катаре работает около 180 тыс. египтян (инженеры, медики, обслуживающий персонал).

Катар - Россия

Товарооборот России и Катара в 2016 г. составил $59 млн (122 место среди торговых партнеров России. Экспорт из России в Катар - $24,5 млн (128 место), импорт в Россию из Катара - $34,5 млн (96 место). Более 60% российского импорта из Катара составляют продукты органической химии и пластмассы. РФ поставляет Катару злаковые культуры, черные металлы и древесину.

Инвестиции в Россию Катар осуществляет через свой Суверенный фонд, который поддерживает сотрудничество с Российским фондом прямых инвестиций (РФПИ). В сентябре 2016 г. катарский фонд приобрел 24,99% акций аэропорта Пулково в Санкт-Петербурге (сумма сделки $269 млн), в декабре 2016 г. Суверенный фонд Катара вместе со швейцарской компанией Glencore приобрел 19,5% акции крупнейшей нефтяной компании РФ - "Роснефти" (сумма сделки составила $11,3 млрд).

Эксперты отмечают возможность активизации взаимодействия России и Катара, обладающих крупнейшими запасами природного газа, в рамках Форума стран-экспортеров газа. Катар также заинтересован в обмене опытом в проведении крупных спортивных мероприятий (в 2018 г. чемпионат мира по футболу будет проведен в России, в 2022 г. - в Катаре).

tass.ru

"Подводные камни" кризиса в Катаре

С конца прошлого года Эмират Катар принял участие в масштабных усилиях РФ по выработке торговых механизмов, которые нужны для обхода вполне вероятного эмбарго на экспорт российской нефти - в ходе этих превентивных антиблокадных мер, “Роснефть” разработала обширную тактику бартерных операций, которые прессе не оглашаются.

По этой тактике, потребители российских компаний в Индии смогут получать нефть от продавцов из Ирана и Катара. Компании и фонды этих стран, в свою очередь, в расчет за такие поставки будут получать российскую нефть для того, чтобы снабжать ею пока что очень не многочисленную клиентуру компаний РФ в Восточной Европе.

Такая в принципе заурядная торговая тактика сможет помочь РФ избежать убытков от ограничений на экспорт нефти. Это на тот случай, если США и ЕС найдут веские причины для эмбарго. Гадать каким оно может быть, упредительно-временным, либо целевым и долгосрочным, пока что нет никаких оснований. Но перефразируя известную пословицу про черного кота, никаких оснований к эмбарго никто в упор не видит, но упорная подготовка к нему в Москве есть.

Фото: EPA/UPG

Встреча министра иностранных дел РФ Лаврова и министра иностранных дел Катара Шейха Аль-Тани в Москве, 10 июня 2017.
Архитектура подготовки РФ к эмбарго

В ходе реализации подобной торговой тактики, “Роснефть” в начале этого года получила от консорциума суверенного фонда Катара и швейцарского трейдера Glencore $10,2 млрд инвестиций взамен 19,2% своих акций. После того как реализация этой сделки была открыта, “Роснефть” перешла к второму шагу построения будущей антиблокадной бартерной сети - начала выходить на рынок Индии. Совместно с дружественным московским инвестфондом и глобальным трейдером Trafigura, эта российская компания летом прошлого года заключила контракт о покупке за $12,9 млрд индийской нефтекомпании Essar Oil.

Эта сделка была затянута на стадии открытия до минувшей весны, в то время как в январе этого года, акции “Роснефти” были оплачены, и консорциум во главе с Qatar Investment Authority вступил в права нового акционера. Таким образом, суверенный фонд Катара стал вторым по счету частным акционером “Роснефти” после британской ВР с 19,7%акций, уравновесив влияние этого инвестора. И только после закрытия сделки с Катаром, “Роснефть” приступила к поэтапной реализации контракта на индийском нефтяном рынке.

Фото: Интерфакс

В атмосфере всеобщего отрицания

В результате этих сделок Катар, а также конкурирующие между собой глобальные торговые компании Trafigura и Glencore, получили шанс заработать на обходе международного нефтяного эмбарго против РФ в случае, если США, Канада и ЕС решатся нанести по РФ такой удар.

Очень симптоматично, что в самой Москве, подобный антиблокадный аспект российских нефтяных сделок с Катаром и Индией вообще не обсуждался. И не обсуждается. А такая игра в замалчивание выглядит неуместной, но очень характерной чертой нынешней российской власти. Неуместным замалчивание истинной направленности российский нефтяных “суперконтрактов-2016” выглядит по двум основным причинам.

Во-первых - катарская и индийская сделки еще в 2015 году не числились ни в каких российских планах. Как то здорово прикипело. А когда прикипает, ситуация требует более внятных объяснений, чем “долгожданная приватизация” или “луч либерализации нефтяного сектора”. Ранее, с середины 2000-х годов, в отношении возможной приватизации госпакета акций “Роснефти” речь шла о других вероятных покупателях. Ими вполне официально назывались самые главные покупатели российской нефти на Дальнем Востоке, и заказчики услуг нефтепровода ВСТО. Это компании Китая, а также дальневосточные партнеры корпорации ВР.

Во вторых - замалчивание российскими медиа антиблокадной направленности сделок с Катаром и Индией выглядит очень неуместно по самой простой причине: их масштабности. По стоимости, покупка компании-импортера нефти в Индии и продажа Катару веского пакета акций “Роснефти” выглядит самыми дорогими в современной российской истории.

Фото: Интерфакс

Да здравствует опять советский бартер

Российские медиа и блогосфера окружили сделки с Катаром и Индией скепсисом - даже не допуская варианта, что они нужны РФ для прорыва весьма вероятного нефтяного эмбарго, на катарский и индийский контракты в Москве был навешен более банальный ярлык “возможного вывода за рубеж российских прибылей”.

Подобный скепсис базировался на том, что самый большой в мире Джамнагарский НПЗ компании Essar Oil в Индии выглядит неподъемной покупкой. Он имеет мощность 30 млн тонн нефти в год, которая никогда не загружалась даже наполовину, отчего у завода накопились долги на сумму более $4 млрд. Но в ходе реализации поэтапной сделки по покупке этого актива “Роснефть” заключила долгосрочное обязательство о поставке в Индию в целом 100 млн нефти - и вот здесь как раз очень легко увидеть признаки лихорадочного поиска бартерных путей для обхода вероятного нефтяного эмбарго.

Все дело в том, что отгружать на западное побережье Индии танкеры с российского терминала Козьмино в порту Находка, или с терминала Де Кастри на Сахалине - это слишком далеко и дорого. После будущего образования Rosneft Essar Oil будет выгоднее завозить в Индию не дальневосточную нефть, а нефть компаний Ирана и Катара. Эти компании, в расчет за такое снабжение, будут получать на территории РФ или соседних с нею стран аналогичные по цене объемы нефти. Эти бартерные или расчетные поставки необходимы для расширения позиций иранских и катарских нефтекомпаний на рынке стран Европы и Дальнего Востока. Такая выходит вполне многосторонняя нефтяная экспансия Москвы, Тегерана и Дохи.

Возникает вопрос - а как на подобную перспективу смотрит Саудовская Аравия, которая конкурирует с Ираном за расширение своей доли на рынке Индии?

Фото: bechtel.com

Самый большой нефтеперерабатывающий завод в мире, Джамнагар, Индия
Поступь кризисов Катара. Первый - газовый, второй нефтяной

Ответ Эр Рияда на такой вопрос вполне очевиден, потому что в эти дни, уже второй раз за пятилетие после известной саудо-катарской эскалации 2014 года, между Эмиратом Катар и Королевством Саудовская Аравия снова разразился кризис. Как и прошлый раз саудо-катарского обострения, на его поверхности лежат обвинения Дохи в поддержке терроризма.

Но в глубине проблемы, как свидетельствует приведенный выше разбор российских сделок по “бегству капитала” очень легко найти экономические интересы. И очень резкое недовольство соседних стран. Эр Рияд, например, имеет все основания возмущаться тем, что Катар выступил на стороне Ирана и РФ и против экспортеров аравийской нефти в очень дорогостоящей борьбе за рынки Индии и Дальнего Востока. А также, казалось бы, далекой Восточной Европы. Где катарские, сингапурские или иранские продавцы, в любой момент - особенно в случае эмбарго против РФ - смогут оперировать российской бартерной нефтью как своей собственной. Ведь как известно, санкции США, ЕС и Канады не имеют силы ни для Тегерана, ни для Дохи, ни для Сингапура, где зарегистрирован консорциум катарских миноритарных акционеров “Роснефти”.

Если не погружаться во взаимные политические претензии сторон, реальные причины получаемого Катаром недовольства от стран-соседей были сосредоточены в экономике и во времена прошлой эскалации саудо-катарских отношений. В частности, во времена первого катарского кризиса-2014, именно экономика породила возмущение Дохой в Эр Рияде - тогда Катар и Иран прекратили спорить о разделе шельфа, помирились и заключили соглашение о согласованных действиях по вводу в строй иранских и катарских блоков самого большого в мире газового месторождения Южный Парс-Северное.

Опираясь на диалог с Катаром о правилах разработки этого совместного месторождения-гиганта Иран в том же 2014 году устроил официальную презентацию проекта строительства газопровода Islamic Gas Pipelines (IGP). Несмотря на войну в Сирии этот экспортный газовый маршрут в ЕС должен был пойти от границы с Ираком через Сирию на греческий Кипр. Мощность трубы должна была составить 60 млрд куб.м.

Арабские страны сильно возмутились шагом Катара в поддержку иранских усилий по наполнению IGP газом с месторождения Парс. Возмущение родилось во многом потому, что Саудовская Аравия и Иордания делали ставку на альтернативный газопровод Arab Gas Pilpelines (AGP). Его первая очередь уже была построена в 2010 году, имеет мощность в 15 млрд куб.м и идет с Египта в Сирию и веткой на Израиль. В отличии от IGP, проект AGP имел поддержку со стороны ЕС.

Фото: middleeastobserver.org

Первая встреча министров иностранных дел Ирана Мохаммада Джавад Зарифа и Катара шейха Тамам-бин Хамад Аль-Тани с 2015 года прошла в Дохе, 09 марта 2017
Чем закончился кризис-2014 и куда ведет нынешний

В довоенном Дамаске к 2011 году даже была создана совместная арабо-европейская операционная компания по диспетчеризации будущих поставок, и проектированию соединения маршрута AGP с ГТС Турции. И если бы это соединение заработало, у Саудовской Аравии появились бы причины поддержать строительство в 2014-17 годы второй, “большой” нитки AGP мощностью более 30 млрд куб м. Проект строительства второй нитки ориентирован на то, чтобы наряду с египетским газом в Турцию и далее в ЕС пошел газ с месторождений Персидского залива.

Что делал все эти годы Катар? Он в 2011-14 годы здорово рисковал отношениями с Эр Риядом, мирился с Ираном. Позволяя ему, несмотря на международные санкции, форсировать разработку Парс для заполнения идущего на Ирак сегмента своего газопровода, IGP.

Что касается РФ, то она взялась силовыми методами изолировать Европу от трубопроводного газа из арабских стран Ближнего Востока. Сначала, Москва заставила сирийского марионетку Башара Асада отдать “Газпрому” права на строительство последней очереди Арабской газовой трубы на Алеппо и далее к границе Турции. Это строительство российская компании успешно саботировала. Затем, закономерно пришел черед пародии на военную интервенцию, в ходе которой российским оружием из различных рук была полностью разрушена вся инфраструктура сирийского участка газопровода AGP.

Война в Сирии, по сути, сделала невозможным строительство ни Арабского, ни Иранского трубопровода к границам ЕС. И недовольство тем, что Катар в газовой конкуренции выступил на стороне Ирана, начал спадать. По сути, если бы не нынешний новый, нефтяной конфликт интересов, эта газовая линия конфликта между Дохой и Эр Риядом могла бы завершиться уже к минувшему 2016 году. Тогда большая “борьба газовых труб” закончилась - Иран дождался частичного снятия санкций в свой адрес и смог завершить строительство мощного внутреннего иранского газопровода к границе Турции. Если верить иранскому руководству, этот газопровод наряду с новыми портовыми СПГ-терминалами призван уже с 2017-18 годов принести Ирану первое место в мире по экспорту газа. Он обладает мощностью первых ниток в 60 млрд куб.м, имеет перспективу выхода на мощность 90 млрд. куб.м, и носит имя “Девятый Транклайн”, IGAT-9. Для сравнения, весь экспорт газа в Европу из РФ в 2016 году составил 94 млрд куб м.

Фото: International Business Times

Газопровод Иран-Турция

Суммируя итоги прошлого катарского “газового” кризиса, можно сказать, что война в Сирии на многие года отодвинула срок реализации многомилиардных газопроводных проектов на Ближнем Востоке. Альтернативы Ирану как ведущему трубопроводному экспортеру газа исчезли вместе с жилыми кварталами сирийских городов. И порожденная сирийской войной безысходность заметно охладила недовольство арабских стран союзом Ирана и Катара в газовых вопросах. Все дело в том, что никакие портовые СПГ-терминалы, и никакие флоты танк-газгольдеров, сколько их не строй, никогда не будут сравнимы с трубопроводами по мощности. Труб будет всегда больше. А сжиженный газ из танкеров, всегда будет дороже, чем из трубы, в которой, по сути, любая поставка из танкера заканчивается.

Опираясь на такие реалии, с альянсом Катара и Ирана страны региона на какое-то время свыклись. Благо, ныне перспективу трубопроводного экспорта для арабских экспортеров стал формировать новые проекты. Наиболее жизнеспособный из них, это презентованный в 2015 году Израилем для ЕС и Турции подводный Восточно-Средиземноморский газопровод EastMed.

Планировалось, что его строительство с 2016 года пройдет в Грецию и Италию с больших шельфовых месторождений в Израиле и Египте. В перспективе, этот газопровод мощностью второй нитки вполне подходит для экспорта газа из Саудовской Аравии. С нынешнего года этот проект немного замедлился из-за конкуренции со стороны возобновленного российско-турецкого проекта “Турецкий Поток”. Российские власти обещают Ирану, что он не составит конкуренции иранскому IGAT-9, но в это верится с трудом из-за весьма противоречивых российских интересов в регионе. Армении обещают одно, Ирану другое, а Турции третье.

Катар с огромным трудом, и, по сути, только ценой войны в Сирии смог выпутаться из газового кризиса 2014 года. И за три последних года Доха буквально чудом смогла избежать угрозы большого риска окончательно заплутатся в лабиринте газоторговых проблем, стремительно окутывающих Ближний Восток.

Ныне рождающийся на наших глазах очередной кризис вокруг Катара имеет уже не газовую, а нефтяную тематику. Она скрыта за внешнеполитическими требованиями. Нефтяной альянс РФ критически дополнил балласт, который накопился между странами Персидского Залива и Катаром в минувшие годы. В теории, выход для Дохи из очередного кризиса достаточно прост - убрать лишний раздражитель между странами-соседями, перестать продвигать Иран и РФ на рынок Индии и разорвать сделку о покупке акций “Роснефти”. Отблагодарив РФ, по ходу, за весьма несвоевременный подарок, который больше похож на вовремя подложенную свинью. Но видимо, расчет прибылей от обхода возможного эмбарго на импорт российской нефти весьма высоки. Как весьма высока и вероятность этого самого эмбарго.

Фото: EPA/UPG

Катарский танкер с СПГ
И последнее: причины для эмбарго на российскую нефть

Блокированием расчетов в системе SWIFT и установление запретительного режима на импорт нефти - это два наиболее вероятные шага США, Канады и ЕС на тот случай, если появятся причины для ужесточения санкций против РФ, которые развиваются по трем основным направлениям. Однако, блокировка расчетов может ударить по западным и японским инвестициям в российскую экономику и осложнит аварийное бегство капитала. А у вполне вероятного нефтяного эмбарго таких недостатков нет. Необходимые Японии проекты на острове Сахалин можно вывести за рамки нефтяной блокады и в таком случае эмбарго затронет очень немногих зарубежных инвесторов.

Действующие международные санкции против компаний РФ и ее граждан на сегодня охватывают пока что три основных направления. Первое из них - это плата за аннексию Крыма и продолжение агрессии против Украины.

Второе направление санкций - это нарушение со стороны РФ торговых ограничений США и ЕС против Сирии, а также за нарушение обязательств о разоружении потенциала этой страны в области оружия массового поражения ОМП (химического).

Третье направление - это нарушение торговых санкций ООН против КНДР, а также участие в продаже ей ракетных и иных элементов ОМП.

Очередное пополнение санкционного списка третьего, корейского направления, произошло 1 июля. С этой даты в список санкций США была включена российская нефтекомпания “ННК” и персонально ее владелец Эдуард Худайнатов. В Киеве он известен как совладелец крупной сети АЗС Shell, а в Москве считается соратником главы “Роснефти” Игоря Сечина. Персонально Сечин, возглавляемая им “Роснефть” и большинство ее дочерних компаний находятся в списке санкций США и Канады давно, с 2014 года, в Украине на компанию наложены торговые ограничения с 2016 года. 

Учитывая эти и другие нюансы, можно предполагать, что Катар, идя на сделку с “Роснефтью”, хорошо просчитал все ее перспективы. С полным спектром дальнейших вариантов.

lb.ua