The Independent Barents Observer. Нашли нефть в норвегии


что дальше? – Вести Экономика, 19.12.2017

Москва, 19 декабря - "Вести.Экономика". Истощение Северного моря необязательно означает конец нефтяной эры в Норвегии. Тем не менее, несмотря на значительные запасы в Баренцевом море, Норвегия вот-вот вступит в длительный период структурного спада, поскольку ключевые месторождения почти истощены, а запасы нефти стремительно снижаются.

Обычный норвежец, возможно, даже не воспримет разницу между богатой нефтью Норвегией и Норвегией, которая прошла расцвет. Полная энергетическая независимость страны благодаря развитию гидроэнергетики обеспечивают большую гибкость в отношении будущей политики. Тем не менее нефтяники должны готовиться к будущему, в котором будет больше внимания уделяться добыче газа.

Есть достаточно доказательств того, что все самые богатые месторождения континентального шельфа Норвегии обнаружены. Последний раунд лицензирования шельфа вызвал слабый отклик, только 11 компаний подали заявку на получение лицензий на производство. Из-за того что 102 блока, для производства на которых можно было подать заявки, удалены от формаций, считающихся самыми богатыми углеводородами, участников торгов оказалось в два раза меньше, чем в предыдущем раунде лицензирования в 2015 г.

Объемы добычи нефти на ключевых месторождениях Норвегии

Были и другие факторы, которые способствовали этой ситуации, в том числе продолжающиеся судебные тяжбы о том, что бурение в Арктике нарушает пункт 112 Конституции Норвегии ("управление природными ресурсами следует вести на основе долгосрочных стратегий с учетом пользы для будущих поколений") и вопросы о допустимости бурения в России.

Перипетии, связанные с добычей нефти, также ухудшили прогноз Норвегии на 2017 г. В этом году объем производства снижен (данные за январь-октябрь указывают на 1,605 млн баррелей в сутки против прогноза в 1,621 млн баррелей в сутки). Во многом это было связано с трудностями в отношении месторождения Голиаф - первого задействованного норвежского месторождения в Баренцевом море. Голиаф был закрыт на месяц в сентябре 2017 г. на ремонтные работы, однако в октябре прошла еще одна незапланированная остановка, поскольку норвежские власти приказали ENI прекратить деятельность ввиду серьезных нарушений в электросистеме платформы. На фоне перебоев в подаче электроэнергии будущее платформы повисло в воздухе, поскольку норвежские власти провели тщательный анализ, до того как производство могло бы быть возобновлено, восьмой раз с момента его начала в начале 2016 г.

Принимая во внимание увеличение вдвое оценки запасов Баренцева моря, в норвежском континентальном шельфе по-прежнему содержится до 12,4 млрд баррелей запасов нефти. Это означает, что две трети нефти Норвегии находятся в Баренцевом море, что, вероятно, станет предметом более тщательного общественного контроля.

Объемы добычи нефти в Норвегии

Претензии Greenpeace и других участников кампании в отношении того, что офшорное арктическое бурение нарушает норвежскую конституцию, несут риск для государства: на карту поставлено почти 200 тыс. рабочих мест, если суд признает даже частично законность требований экологов. Тем более что почти все новые перспективные нефтяные проекты расположены в Баренцевом море.

После 2001 г. начались 12 лет спада производства в Норвегии. Текущую фазу можно описать как затишье перед последним долгосрочным ростом производства в истории, которое, как ожидается, произойдет в начале 2020-х гг. Многое будет зависеть от двух "Йоханов", которые Норвегия выведет в производство в начале 2020-х гг.: месторождение Йохан Свердруп (извлекаемые запасы на 2-3 млрд баррелей) и месторождение Йохан Кастберг (0,5 млрд баррелей).

Многое сделано для того, чтобы сделать Йохан Кастберг выгодным на текущих уровнях цен: с первоначального уровня $80 за баррель Statoil и другие акционеры довели его до предполагаемого уровня $35 за баррель. На фоне падения стоимости услуг, связанных с нефтью, это повлекло за собой несколько мер по сокращению расходов.

Объемы добычи газа и нефти. Прогноз

Это отнюдь не простое решение. Развитие Йохана Кастберга - на сегодняшний день крупнейшего месторождения в норвежской зоне Баренцева моря - стало приоритетным по сравнению с более мелкими проектами. Производство первой фазы производства Johan Sverdrup начнется в конце 2019 г., и ожидается, что к 2022 г. будет достигнута пропускная способность в 660 тыс. баррелей в день. В сочетании с максимальным объемом добычи Castberg на 200 тыс. баррелей в сутки на два месторождения будет приходиться примерно половина производства в Норвегии к 2022 г.

Интересно отметить, что пик производства газа еще впереди в Норвегии. Поскольку большинство нефтяных месторождений на норвежском континентальном шельфе являются газоносными, а в последние годы наблюдаются устойчивые притоки новых проектов, добыча газа находится на относительно стабильном уровне 115 BCm в год. Приблизительно 40% запасов углеводородов, обнаруженных в Баренцевом море, являются газообразными, поэтому можно ожидать постепенную миграцию развития в Арктику.

Для самой нефти следующее десятилетие станет началом конца, который, хотя и постепенно, кажется неизбежным. Как следствие, доля Норвегии на мировом нефтяном рынке снизится с нынешних 2% до 1% в 2020-х гг.

www.vestifinance.ru

Норвегия нашла нефть и газ в подаренных Медведевым водах

177451 На территории, которую уступил стране Медведев, нашли 1,9 млрд баррелей углеводородов.

Увенчавшее многолетние переговоры о границах в Баренцевом море соглашение 2010 года между Россией и Норвегией может оказаться для Медвепутов весьма неудачным.

Для северных соседей эта договоренность уже обернулась величайшей радостью - на территории, отошедшей норвежцам, найдены солидные запасы углеводородов. Российские чиновники негодуют: норвежцы и так губят северные «рыбные роддомы», а теперь ставят под удар отечественный промысел трески.

«Если судить по сегодняшним ценам на нефть, под толщей воды скрываются ценности почти на 30 млрд евро", - то ли восхищаются, то ли возмущаются «Новые известия» в материале под названием «Царский подарок».

Иначе презент и не назовешь. Согласно докладу норвежского нефтяного директората (NPD), в недрах под частью Баренцева моря, в сентябре 2010 года отошедшей Норвегии, скрываются порядка 300 млн кубометров углеводородов - в нефтяном эквиваленте это почти 1,9 млрд баррелей. Причем по прогнозам, ориентировочный объем полезных ископаемых на деле может оказаться равным 565 млн кубометров. Из них на долю нефти приходятся 15%.

«Это отличная новость... Представленные результаты геологоразведки доказывают, что юго-восток Баренцева моря - самый интересный из новых районов норвежского континентального шельфа», - цитирует Barents Observer министра нефти и энергетики Норвегии Улу Буртен Муэ. Скорой выгоды ждать, конечно, не приходится. «От сегодняшнего доклада до разведочных работ пройдет какое-то время, - пояснил министр. - Но когда разведка начнется, это обязательно окажет влияние на экономику северных муниципалитетов».

Новость о «золотом куске», полученном Осло от Москвы, вызвала в Норвегии настоящую эйфорию, отмечают «Новые известия». Запасы нефти в норвежской части Северного моря, добыча которой велась с 1960-х годов прошлого века, подходят к концу; оставались надежды на «ларчик» в Баренцевом море, содержимое которого не обмануло норвежцев, поясняет газета. Подготовка к разработке месторождения уже ведется: с шельфа Северного моря перебрасываются буровые платформы, создается береговая инфраструктура. В частности, Минобороны Норвегии только что продало за символическую сумму в пять млн евро бывшую сверхсекретную базу подводных лодок НАТО, которая теперь будут использоваться для обслуживания добычи углеводородов, пишет «НИ».

Россия может присоединиться

Переговоры о необходимости разграничения спорной территории в Баренцевом море площадью порядка 175 тысяч квадратных километров велись между СССР и Норвегией с 1970-х годов. Российская позиция заключалась в делении этой части моря по «секторному принципу» в рамках установленной в 1926 году границы полярных владений, проведенной по меридиану до Северного полюса. Норвежская позиция заключалась в делении территории Баренцева моря по срединной линии.

В итоге стороны согласились разделить спорную территорию в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане на две равных по значению части. «Это событие должно повлиять на общую ситуацию в регионе, на укрепление международной и региональной безопасности, на углубление взаимодействия арктических государств», - заявил тогдашний президент Дмитрий Медведев после подписания соответствующих договоров с норвежским премьером Йенсом Столтенбергом.

Впрочем, сравнивать «подарок» норвежцам с щедрым презентом американцам - Аляской - не стоит. В подписанных в 2010 году соглашениях отдельно оговаривается момент, касающийся добычи углеводородов. Так, если месторождение пересекает госграницу и располагается на территориях обоих государств, оно может разрабатываться только совместно, говорится в документах.

«Перетекает» ли норвежская нефть под Баренцевым морем в Россию, пока не ясно. Во всяком случае, в РФ новости об обнаружении северянами 300 млн кубометров черного золота и голубого топлива ажиотажа, как в Норвегии, не вызвали и не ясно, имеются ли у российских добывающих компаний какие-либо виды на работы в пограничном секторе Баренцева моря.

Треска в опасности

Пока что с российской стороны публично отреагировали лишь экологи, рыбаки да местные чиновники, еще в середине зимы обратившие внимание на активность норвежцев в Баренцевом море. Так, российское отделение WWF направило письмо в МИД, выразив озабоченность заявленными Норвегией проектами по нефтедобыче в юго-восточной части норвежского сектора моря.

«Норвегия взяла курс на добычу углеводородов, в том числе и в Баренцевом море - на месте бывшей «серой зоны». Но наше общее море имеет уникальные запасы трески, которые просто необходимо сохранить, - цитирует РИА «Новости» заявление комитета по природопользованию и рыбному хозяйству думы Мурманской области. - Лофотены в Норвежском море (в регионе также ведется нефтедобыча) - это вообще роддом для рыбы, которая затем плывет в наши воды».

xn--b1ae3aaoy.xn--f1aa.xn--p1ai

Доходность арктической нефтедобычи для Норвегии остаётся под вопросом

Споры вокруг добычи нефти в Норвегии у побережья Финмарка продолжаются. На этой неделе министр нефти и энергетики Терье Сёвикнес не смог ответить на вопрос, когда же страна будет получать чистый доход от нефтяного месторождения Голиаф.

Отвечая на вопрос депутата парламента Ларса Халтбреккена, министр сказал: «Только после прекращения добычи владельцы месторождения смогут дать окончательный ответ на вопросы о доходности добычи в целом, доходности для каждой компании-владельца и общих налоговых поступлениях, связанных с эксплуатацией месторождения нынешними и прежними владельцами». 

Сёвикнес указал на оценки, сделанные компанией ENI, оператором месторождения, согласно которым доход компании будет превышать инвестиции и операционные затраты с 2022 года.

Минус 78% налога

Для государства чистый поток денежных средств выглядит иначе. Норвегия субсидирует все нефтяные компании, предоставляя возможность срезать 78% расходов на разведку, вычитая эту сумму из налога на прибыль. Это делается для удешевления и повышения привлекательности геологоразведочных работ.

Промышленная эксплуатация месторождения началась в 2015 году после затратной двухлетней отсрочки и время от времени прерывалась из-за происшествий и замечаний по вопросам безопасности со стороны надзорных органов. В сентябре добычу остановили в связи с плановым техобслуживанием, но через несколько дней после возобновления добычи Управление по безопасности в нефтегазовой промышленности Норвегии (Petroleum Safety Authority Norway, PSA) предписало прекратить её: в ходе проверки безопасности электрооборудования была обнаружена угроза возгорания, связанная с неполадками электродвигателей. 

ADVERTISEMENT

В среду норвежское деловое издание «Dagens Næringsliv» перечислило 53 происшествия на платформе «Голиаф», имевших место с 1 января 2016 года. В течение первого года эксплуатации платформа останавливалась пять раз. Последнее происшествие было в воскресенье – на пульте загорелся сигнал утечки газа, и экипаж был готов покинуть платформу на спасательных шлюпках.

Остановка добычи означает потерю дохода – для ENI и норвежского государства.  

Депутат парламента Ларс Халтбреккен. Фото: Томас Нильсен

«Климатическая бомба»

Будет ли вообще когда-то месторождение приносить прибыль Норвегии, крайне сомнительно, сказал в разговоре с Barents Observer’ом депутат парламента Ларс Халтбреккен.

«Министр нефти и энергии до сих пор не отвечает на вопрос, когда государство будет зарабатывать деньги на Голиафе, – сказал он, называя месторождение не иначе как «климатической бомбой». – Мы боимся, что уклончивость Сёвикнеса связана как раз с тем, что ответ – государство никогда не начнёт зарабатывать деньги».

Халтбреккен призывает к изменениям в существующей политике налогообложения разведки нефти на континентальном шельфе: «От льготного спонсирования разведки нефти в Арктике через существующий режим налогообложения следует уходить. Сегодня основной риск берёт на себя государство».    

Огромные субсидии на разведку в Баренцевом море

С учётом того, что 78% расходов покрывает государство через возврат налогов, Всемирный фонд дикой природы (WWF) подсчитал государственные расходы на продолжение разведки на арктическом континентальном шельфе к северу от материковой Норвегии. 

В 2013 году пробная скважина на норвежском континентальном шельфе обходилась в среднем в 600 млн норвежских крон (68 млн евро), из которых 500 млн крон (57 млн евро) субсидировалось государством.

Если на лицензионном участке бурится пять скважин, государственная субсидия составляет 2,3 млрд крон (261 млн ерво), что означает, что общее субсидирование предстоящих буровых работ в Баренцевом море составляет 126 млрд крон (14,3 млрд евро).

В августе норвежская газета «Finansavisen» сообщала, что в период с 1980 по 2016 год нефтяные компании потратили на сейсмические съёмки и разведочное бурение в Баренцевом море 39 млрд крон (4,1 млрд евро). В 2017 году, по информации газеты, к этой сумме добавится ещё 8 млрд. крон

Климатические сдвиги

Ларса Халтбреккен говорит, что Норвегии не следует браться за новые нефтяные месторождения в арктических морях, указывая при этом на месторождение Юхан Кастберг компании «Статойл», расположенное в Баренцевом море к северу от месторождения Голиаф:

«Юхан Кастберг станет причиной огромного выброса парниковых газов, что само по себе является аргументом против освоения месторождения. Климатические изменения настолько серьёзны, что мы не можем открывать новые месторождения на норвежском шельфе. Освоение месторождения Голиаф также показывает, что разрабатывать месторождение в Баренцевом море – нечто совершенно иное в сравнении с другими районами норвежского шельфа».

В сентябре, как писал Barents Observer, «Статойл» нашёл новые решения по реализации проекта освоения месторождения Юхан Кастберг, которые предполагают инвестиции в размене 6,5 млрд евро.  

thebarentsobserver.com