Perfect Investor. Нефть будет ли расти


Цена на нефть будет расти или падать?

Цена на нефть будет расти или падать?

Цена на нефть будет расти или падать?Вот и проявились истинные цели большинства стран – членов ОПЕК. Как мы все помним, еще совсем недавно был поднят вопрос: «Замораживать ли добычу нефти или нет?»

Государства не смогли договориться, и лично мне было непонятно, зачем тогда было давать какие-либо обещания и намеки в недалеком прошлом. Все встало на свои места еще в конце апреля. Добыча была не только не заморожена, но и повышена. Этому свидетельствуют данные за апрель.

Источник: investing.comИсточник: investing.com

ОПЕК пренебрегает «общим благом» и состоит уже из разрозненных стран, которым плевать на те отрицательные последствия, которые заключены в росте добычи. Зачем тогда нужна данная организация?

Источник: investing.comИсточник: investing.com

Мне кажется, что заседание в Вене нужно лишь для галочки. Функции ОПЕК фактически уже упразднены, и картель не решает насущные проблемы, как это было в прошлом. Сейчас для членов ОПЕК важно количество, а цена второстепенна. Но ведь запасы ограничены, хотя сейчас об этом не задумываются.

Россия также потеряла веру в решительные действия ОПЕК. Министр энергетики сообщил, что скорее всего Россия не будет участвовать во встрече, которая, как говорилось выше, будет иметь место в Вене.

Источник: rosbalt.ruИсточник: rosbalt.ru

Что же в итоге? Заморозки не будет, уровень добычи повышается, но цена на нефть растет. Как же это объяснить?

Стабильный рубльСтабильный рубль

Как мы видим, рубль стабилизировался. Об устойчивости говорить еще рано, но в основном цена растет малыми шажками. На нефть рубль реагирует вяло и скорее всего дальнейшие колебания не будут полностью опираться на цену нефти.

Рост нефтиРост нефти

А вот нефть непостоянна. Цена скачкообразно растет. За 10 дней на 3 бакса. Достаточно резкий рост. Но возможно это лишь временный тренд. Как мне кажется, рынок стабилизирует себя сам, но нельзя пренебрегать внешними факторами. Мой прогноз таков: цена дойдет до «психологической отметки» в 50 баксов за баррель, а после оттолкнется и пойдет вниз или же «зависнет» на уровне 45-47 баксов за баррель.

В любом случае, ближе к встрече ОПЕК стоит ожидать резких скачков.

ОПЕК - пережиток прошлогоОПЕК — пережиток прошлого

К слову, советую посмотреть очень интересные новости о Саудовской Аравии. Как мне кажется, это достаточно утопично. И рассчитано скорее на «далекое будущее», в котором, может и не дойти до решительных действий, ведь ситуация меняется каждый день.

perfect-investor.ru

Будет ли расти цена на нефть

Надолго ли обрушились цены на нефть? В середине февраля нефть марки Брент торговалась у отметки в 63 доллара за баррель, поднявшись с 45 долларов месяцем раньше. Означает ли этот резкий рост, что постепенно нефть снова подорожает до 100 долларов?

Трехзначные цены на нефть так или иначе стали привычными за последние годы. Цена на эту черную жидкость подскочила почти до 150 долларов за баррель в конце 2008 года перед глобальным финансовым кризисом, который стал тяжелейшим для мирного времени потрясением мировой экономики за последние 80 лет, а фондовые рынки просто обрушились.

Однако, по мере возобновления глобального экономического роста (а трейдеры помнили о том, что население развивающихся стран продолжало бурно расти, и их спрос на энергию также возрастал) цена на нефть быстро восстановилась. В течение трех с половиной лет, с начала 2011-го до середины 2014-го она была довольно устойчивой и составляла около 100 долларов за баррель. Затем в прошлом июне цены начали падать и снизились приблизительно на 60 процентов до значений середины нынешнего января. Однако, с тех пор цена Брент выросла на 36 процентов за четыре недели. Повернулся ли вспять процесс на рынке нефти?

Прогнозирование нефтяных цен – настоящий «лохотрон». Однако, эти цифры так много значат для современной жизни и для развития мировой экономики, что несмотря на все ловушки, каждый серьезный экономист вынужден высказывать свою точку зрения. Поскольку такие импортеры энергии как США и Европейский Союз выигрывают от низких цен, а экспортеры проигрывают, прогнозирование цен приобретает политизированный характер и основывается не столько на серьезным анализе, сколько на эмоциях.

В течение последних нескольких месяцев конфликта между Западом и Востоком, многие западные аналитики с удовольствием писали о том влиянии, которое оказали низкие цены на экономику России, а также радостно предрекали дальнейшее падение цен, возможно, даже не задумываясь о болезненных последствиях для их собственных производителей энергии (например, нефти в британском Северном море или сланцевого газа в США).

Лиам Халлиган, британский бизнесмен и экономист пишет в своей статье для ресурса BNE (BusinessNewsEurope): «По моему мнению, основанному исключительно на информации, это падение цен является временным и даже после недавнего роста нефть остается существенно недооцененной. Однако, цены, разумеется, не всегда подчиняются информации. Так что мы вполне можем увидеть еще одно очередное временное снижение вследствие новой спекулятивной лихорадки на рынке».

Тем не менее, в конце концов, возобладает реальное соотношение спроса и предложения. По мнению Халлигана, основные факторы – высокая цена нефтедобычи и ничтожные темпы открытий новых месторождений со стороны предложения, в комбинации с постоянно растущим глобальным спросом указывают на цену в диапазоне от 80 до 120 долларов за баррель. Если не учитывать возможных спекулятивных действий, а трейдеры вынуждены на них реагировать, поскольку реагируют все остальные, эти основополагающие факторы понятны всем. Поэтому, если не случится новый системный кризис в стиле 2008 года, по всей вероятности уже к концу 2015-го цена в 100 долларов за баррель вполне вероятна.

Чтобы понять, почему цены на нефть, вероятно, восстановятся, нужно прежде уяснить, почему они упали. Прошлой осенью председатель ФРС объявил, что США намерены свернуть программу количественных смягчений. С тех пор под влиянием меньшего виртуального «печатания денег», доллар стал укрепляться. Экономический спад в Японии и Евросоюзе помог курсу доллара резко возрасти по отношению к их йене и евро. Поскольку цены на нефть номинированы в долларах и крупные производители ОПЕК привязали свои валюты к доллару, рост курса американской валюты автоматически вызывает падение цен на нефть, что и произошло во второй половине прошлого года.

Халлиган уверен, что несмотря на все склоки между Афинами и их кредиторами, скоро будет подписана сделка, которая удержит Грецию в Еврозоне. Германия вложила слишком много политического капитала в монетарный союз чтобы позволить “Grexit”, угрожающий не только евро, но и всему «Европейскому проекту». После урегулирования проблем с Грецией и в результате количественных смягчений в зоне евро, единая валюта будет укрепляться. Это вызовет снижение доллара в ближайшие месяцы, что приведет к росту цен на нефть.

Еще одной причиной обвала цен прошлой осенью, разумеется, помимо доллара, была волна новой нефтедобычи из труднодоступных месторождений в Америке. С 2009 года уровень добычи сланцевой нефти вырос почти с нуля до 4 процентов мирового производства. Это привело к тому, что общий уровень добычи в США вырос с 7,5 до 10 миллионовбаррелей в сутки, приблизившись к пику 1970-х – 11,3 миллиона баррелей в сутки.

Рост предложения, разумеется не мог остаться незамеченным в странах ОПЕК. В момент ослабления связей между США и Саудовской Аравией, в немалой степени вызванного заигрыванием Америки с Ираном, связанным с борьбой против Исламского Государства и поддержкой Катара, являющегося оплотом антисаудовского Мусульманского Братства, Опек решил не снижать своих экспортных квот. Эр-Рияд убедил остальных членов картеля оказать давление на цены, защищая рыночную долю ОПЕК и вытесняя с рынка новых производителей сланцевой нефти в США, для которых характерны высокие издержки добычи и нередко значительное бремя задолженностей.

В условиях цен ниже 80 долларов за баррель многие производители сланцевой нефти, в особенности небольшие компании, которым США обязаны ростом производства, просто перестают приносить прибыль. Из-за этого добыча прекращается вместе с инвестициями в новые скважины. Американские энергетические компании, крупные и мелкие, стремительно увольняют сотрудников, работающих «в поле», чтобы выжить в условиях низких цен. Число действующих скважин в США упало всего за четыре месяца до самого низкого значения за последние три года.

Рост цен, начавшийся в середине января, предположительно отражает другой процесс, связанный с предложением нефти, который не в последнюю очередь связан с военным противостоянием на Ближнем Востоке. В Ливии из-за вспышек насилия закрыты все крупные порты, экспорт нефти снизился почти до нуля. В Ираке полуавтономное региональное правительство Курдистана также угрожало приостановить откачку нефти из-за разногласий с Багдадом. Вместе с тем, многие трейдеры были поражены тяжестью удара, который низкие цены нанесли производству сланцевой  нефти в США, для которого характерна высокая себестоимость добычи. Хотя некоторые из производителей застраховали свои ценовые риски, многие этого не сделали, а кроме того, обременены большой задолженностью, что делает их положение весьма уязвимым. Истощающееся гораздо быстрее, чем обычные скважины, производство сланцевой нефти при низких ценах требует все больших заемных ресурсов, доступ к которым сейчас ограничен.

Все рыночные «медведи» заявляют, что после четырех лет роста производства сланцевой нефти и в условиях запрета на экспорт большинства энергоносителей, запасы сырой нефти в США достигли почти 420 миллионов баррелей. Это оказывает давление  на цены. Вместе с тем, поскольку Америка по-прежнему импортирует 9 миллионов баррелей нефти в сутки, что далеко от «энергетической независимости», этот резерв может быстро иссякнуть. Угроза, которую представляют низкие цены для внутреннего производства, распространяется и на запасы.

Анализируя суммарное воздействие сокращения парка буровых установок и высоких показателей резервов, трейдеры в последнее время осознали тот факт, что в 2014 году глобальные показатели разведанных запасов снизились уже в четвертый год подряд. Это был самый длительный период сокращения с 1950-х годов, несмотря на то, что цены в этот период превышали 100 долларов за баррель. 16 миллионов баррелей запасов нефти, открытых в прошлом году, составляют менее половины общего годового потребления – самый низкий показатель за последние шестьдесят лет.

В то время как обычная природная нефть стоит около 60 долларов за баррель, так  называемая «неконвенциональная нефть» – сланцевая, глубоководная и нефтеносные пески – в среднем требует цены 80-100 долларов. За последние десять лет, более двух третей 12-миллионного повышения глобальной дневной добычи, предотвратившего спиральный рост цен вследствие быстрорастущего спроса,  было получено из «неконвенциональных» источников. Низкие цены сделали подобное производство нерентабельным и привели к резкому сокращению инвестиций в будущие мощности, создав таким образом предпосылки для будущего роста цен.

Таким образом, тенденции изменения базовых факторов, связанных с предложением, ведут к росту цен на энергоносители. Имеются также факторы спроса. На быстрорастущие рынки развивающихся стран сегодня приходится более половины глобального потребления нефти. В течение каждого из последних трех лет мировое производство отставало от уровня фактического потребления на 3 миллиона баррелей в сутки, в основном за счет роста спроса в развивающихся странах.

Хотя эта реальность была в последнее время заслонена «сланцевой революцией» в США, а также драмой между Эр-Риядом и Вашингтоном, неутолимая жажда энергии на Востоке в условиях растущей себестоимости производства нефти остается одной из главных тенденций нашего времени. В скором времени ее влияние вновь проявится на глобальном рынке нефти.

http://mixednews.ru/archives/73135

voprosik.net

Будут ли цены на нефть расти или падать? Наблюдайте за Россией в ожидании ответа | Экономика | ИноСМИ

Сейчас лишь одно мешает повышению цен на нефть — и это не шельфовые компании США.

Любой, кто следит за нефтяными фьючерсами CLM7, +0.10% признает, что производство США растет — быстрыми темпами — но эти прибыли должны были доставаться организациям, следящими за ситуацией в нефтяном секторе, включая ОПЕК и Управление по энергетической информации. Эти организации также свидетельствуют, что рост добычи на сланцевых месторождениях нефти в США значительно меньше объема, на который члены ОПЕК, а также страны, в нее не входящие, договорились сократить производство.

Единственное препятствие, стоящее на пути повышения цен на нефть, — это Россия. В то время как практически все участники соглашения по сокращению добычи между странами, входящими и не входящими в ОПЕК, уже подтвердили пролонгацию, России это еще предстоит сделать.

Важно отметить, что Россия пока не приняла никакого решения относительно того, поддерживать или не поддерживать продление существующего соглашения. Тем не менее Россия участвовала в групповых дискуссиях, на которых был сделан вывод о необходимости пролонгации.

Согласно оценкам спроса и предложения, предоставленных организациями-наблюдателями, если соглашение ОПЕК будет продлено до конца года, дефицит предложения в какие-то моменты будет достигать примерно одного миллиона баррелей в день, что свидетельствует о серьезном сокращении глобального предложения.

Буровая установка на месте бурения нефтяной компанией "Роснефть" скважины "Центрально-Ольгинская-1" на Хатангском лицензионном участкеFinancial Times21.04.2017The New York Times20.04.2017The Wall Street Journal13.04.2017Neue Zürcher Zeitung13.04.2017Reuters05.04.2017В конечном итоге, сокращение предложение — это именно то, на что было направлено соглашение ОПЕК, и статистика уже показала, что снизить глобальное предложение действительно удается, несмотря на то, что на нефтяном рынке США оно не уменьшается. Но все может измениться, и очень быстро.

Используя те же данные, полученные от организаций-наблюдателей, мы видим, что по-прежнему имеется глобальный избыток предложения. Но ожидается, что в июне это изменится благодаря действующему соглашению ОПЕК о сокращении добычи. Предполагается, что рынок впервые за многие годы достигнет равновесия между спросом и предложением. Вопрос в том, сохранится ли такое положение вещей и позже?

Уделяя особое внимание России, нужно наблюдать за реализацией плана и одновременно за влиянием колебаний цен на нефть на стабильность российской экономики.

Хотя почти все страны-участники высказались в поддержку пролонгации соглашения по сокращению добычи, многие также заявили, что в любом случае смогут быстро вновь нарастить производство. Россия сказала то же самое, поэтому можно с уверенностью предположить, что если сокращение добычи не будет продлено, баланс между спросом и предложением вновь расшатается быстро и сильно, и предложение начнет сильно превышать спрос, еще более усугубив перенасыщение рынка.

Это разрушительно отразится на ценах на нефть и российской экономике.

Если Россия не поддержит продление ныне существующего договора между странами, входящими и не входящими в ОПЕК, цены на нефть могут упасть на 20% — вдобавок к тому снижению, которое случилось на прошлой неделе.

Однако если случится противоположное, цены на нефть, вероятно, поднимутся более чем на 30 %.

Разница между ценами в ситуации, если страны-участники соглашения ОПЕК продлят его, и в ситуации, если они этого не сделают, значительна, но особенно значительна она для России. Ее экономика не так давно выросла в связи с повышением цен на нефть, но если цены упадут, что весьма вероятно в случае непродления соглашения, доходы государственных нефтяных компаний в России, вероятно, будут на 50 % ниже, чем в противном случае.

Препятствие на пути более высоких цен на нефть — это Россия, и ничего более, но, безотносительно России, существуют серьезные предпосылки для продления соглашения. Пока что, однако, Россия находится в центре внимания, и последнее снижение цен произошло исключительно из-за того, что Россия не выразила полной поддержки по поводу продления.

Однако цены упали, и это сразу же ударило по стабильности российской экономики, и, учитывая неустойчивый характер недавнего снижения, у России есть все основания вскоре выразить поддержку. И мы ждем от этой страны, что она скоро так и сделает.

Томас Ки — бывший брокер и основатель компании Stock Traders Daily. Согласно рейтингу HedgeCo за 2016 год, Ки разработал четвертую в мире по эффективности стратегию.

inosmi.ru

Будет ли расти цена на нефть

Надолго ли обрушились цены на нефть? В середине февраля нефть марки Брент торговалась у отметки в 63 доллара за баррель, поднявшись с 45 долларов месяцем раньше. Означает ли этот резкий рост, что постепенно нефть снова подорожает до 100 долларов?

Трехзначные цены на нефть так или иначе стали привычными за последние годы. Цена на эту черную жидкость подскочила почти до 150 долларов за баррель в конце 2008 года перед глобальным финансовым кризисом, который стал тяжелейшим для мирного времени потрясением мировой экономики за последние 80 лет, а фондовые рынки просто обрушились.

Однако, по мере возобновления глобального экономического роста (а трейдеры помнили о том, что население развивающихся стран продолжало бурно расти, и их спрос на энергию также возрастал) цена на нефть быстро восстановилась. В течение трех с половиной лет, с начала 2011-го до середины 2014-го она была довольно устойчивой и составляла около 100 долларов за баррель. Затем в прошлом июне цены начали падать и снизились приблизительно на 60 процентов до значений середины нынешнего января. Однако, с тех пор цена Брент выросла на 36 процентов за четыре недели. Повернулся ли вспять процесс на рынке нефти?

Прогнозирование нефтяных цен – настоящий «лохотрон». Однако, эти цифры так много значат для современной жизни и для развития мировой экономики, что несмотря на все ловушки, каждый серьезный экономист вынужден высказывать свою точку зрения. Поскольку такие импортеры энергии как США и Европейский Союз выигрывают от низких цен, а экспортеры проигрывают, прогнозирование цен приобретает политизированный характер и основывается не столько на серьезным анализе, сколько на эмоциях.

В течение последних нескольких месяцев конфликта между Западом и Востоком, многие западные аналитики с удовольствием писали о том влиянии, которое оказали низкие цены на экономику России, а также радостно предрекали дальнейшее падение цен, возможно, даже не задумываясь о болезненных последствиях для их собственных производителей энергии (например, нефти в британском Северном море или сланцевого газа в США).

Лиам Халлиган, британский бизнесмен и экономист пишет в своей статье для ресурса BNE (BusinessNewsEurope): «По моему мнению, основанному исключительно на информации, это падение цен является временным и даже после недавнего роста нефть остается существенно недооцененной. Однако, цены, разумеется, не всегда подчиняются информации. Так что мы вполне можем увидеть еще одно очередное временное снижение вследствие новой спекулятивной лихорадки на рынке».

Тем не менее, в конце концов, возобладает реальное соотношение спроса и предложения. По мнению Халлигана, основные факторы – высокая цена нефтедобычи и ничтожные темпы открытий новых месторождений со стороны предложения, в комбинации с постоянно растущим глобальным спросом указывают на цену в диапазоне от 80 до 120 долларов за баррель. Если не учитывать возможных спекулятивных действий, а трейдеры вынуждены на них реагировать, поскольку реагируют все остальные, эти основополагающие факторы понятны всем. Поэтому, если не случится новый системный кризис в стиле 2008 года, по всей вероятности уже к концу 2015-го цена в 100 долларов за баррель вполне вероятна.

Чтобы понять, почему цены на нефть, вероятно, восстановятся, нужно прежде уяснить, почему они упали. Прошлой осенью председатель ФРС объявил, что США намерены свернуть программу количественных смягчений. С тех пор под влиянием меньшего виртуального «печатания денег», доллар стал укрепляться. Экономический спад в Японии и Евросоюзе помог курсу доллара резко возрасти по отношению к их йене и евро. Поскольку цены на нефть номинированы в долларах и крупные производители ОПЕК привязали свои валюты к доллару, рост курса американской валюты автоматически вызывает падение цен на нефть, что и произошло во второй половине прошлого года.

Халлиган уверен, что несмотря на все склоки между Афинами и их кредиторами, скоро будет подписана сделка, которая удержит Грецию в Еврозоне. Германия вложила слишком много политического капитала в монетарный союз чтобы позволить “Grexit”, угрожающий не только евро, но и всему «Европейскому проекту». После урегулирования проблем с Грецией и в результате количественных смягчений в зоне евро, единая валюта будет укрепляться. Это вызовет снижение доллара в ближайшие месяцы, что приведет к росту цен на нефть.

Еще одной причиной обвала цен прошлой осенью, разумеется, помимо доллара, была волна новой нефтедобычи из труднодоступных месторождений в Америке. С 2009 года уровень добычи сланцевой нефти вырос почти с нуля до 4 процентов мирового производства. Это привело к тому, что общий уровень добычи в США вырос с 7,5 до 10 миллионовбаррелей в сутки, приблизившись к пику 1970-х – 11,3 миллиона баррелей в сутки.

Рост предложения, разумеется не мог остаться незамеченным в странах ОПЕК. В момент ослабления связей между США и Саудовской Аравией, в немалой степени вызванного заигрыванием Америки с Ираном, связанным с борьбой против Исламского Государства и поддержкой Катара, являющегося оплотом антисаудовского Мусульманского Братства, Опек решил не снижать своих экспортных квот. Эр-Рияд убедил остальных членов картеля оказать давление на цены, защищая рыночную долю ОПЕК и вытесняя с рынка новых производителей сланцевой нефти в США, для которых характерны высокие издержки добычи и нередко значительное бремя задолженностей.

В условиях цен ниже 80 долларов за баррель многие производители сланцевой нефти, в особенности небольшие компании, которым США обязаны ростом производства, просто перестают приносить прибыль. Из-за этого добыча прекращается вместе с инвестициями в новые скважины. Американские энергетические компании, крупные и мелкие, стремительно увольняют сотрудников, работающих «в поле», чтобы выжить в условиях низких цен. Число действующих скважин в США упало всего за четыре месяца до самого низкого значения за последние три года.

Рост цен, начавшийся в середине января, предположительно отражает другой процесс, связанный с предложением нефти, который не в последнюю очередь связан с военным противостоянием на Ближнем Востоке. В Ливии из-за вспышек насилия закрыты все крупные порты, экспорт нефти снизился почти до нуля. В Ираке полуавтономное региональное правительство Курдистана также угрожало приостановить откачку нефти из-за разногласий с Багдадом. Вместе с тем, многие трейдеры были поражены тяжестью удара, который низкие цены нанесли производству сланцевой  нефти в США, для которого характерна высокая себестоимость добычи. Хотя некоторые из производителей застраховали свои ценовые риски, многие этого не сделали, а кроме того, обременены большой задолженностью, что делает их положение весьма уязвимым. Истощающееся гораздо быстрее, чем обычные скважины, производство сланцевой нефти при низких ценах требует все больших заемных ресурсов, доступ к которым сейчас ограничен.

Все рыночные «медведи» заявляют, что после четырех лет роста производства сланцевой нефти и в условиях запрета на экспорт большинства энергоносителей, запасы сырой нефти в США достигли почти 420 миллионов баррелей. Это оказывает давление  на цены. Вместе с тем, поскольку Америка по-прежнему импортирует 9 миллионов баррелей нефти в сутки, что далеко от «энергетической независимости», этот резерв может быстро иссякнуть. Угроза, которую представляют низкие цены для внутреннего производства, распространяется и на запасы.

Анализируя суммарное воздействие сокращения парка буровых установок и высоких показателей резервов, трейдеры в последнее время осознали тот факт, что в 2014 году глобальные показатели разведанных запасов снизились уже в четвертый год подряд. Это был самый длительный период сокращения с 1950-х годов, несмотря на то, что цены в этот период превышали 100 долларов за баррель. 16 миллионов баррелей запасов нефти, открытых в прошлом году, составляют менее половины общего годового потребления – самый низкий показатель за последние шестьдесят лет.

В то время как обычная природная нефть стоит около 60 долларов за баррель, так  называемая «неконвенциональная нефть» – сланцевая, глубоководная и нефтеносные пески – в среднем требует цены 80-100 долларов. За последние десять лет, более двух третей 12-миллионного повышения глобальной дневной добычи, предотвратившего спиральный рост цен вследствие быстрорастущего спроса,  было получено из «неконвенциональных» источников. Низкие цены сделали подобное производство нерентабельным и привели к резкому сокращению инвестиций в будущие мощности, создав таким образом предпосылки для будущего роста цен.

Таким образом, тенденции изменения базовых факторов, связанных с предложением, ведут к росту цен на энергоносители. Имеются также факторы спроса. На быстрорастущие рынки развивающихся стран сегодня приходится более половины глобального потребления нефти. В течение каждого из последних трех лет мировое производство отставало от уровня фактического потребления на 3 миллиона баррелей в сутки, в основном за счет роста спроса в развивающихся странах.

Хотя эта реальность была в последнее время заслонена «сланцевой революцией» в США, а также драмой между Эр-Риядом и Вашингтоном, неутолимая жажда энергии на Востоке в условиях растущей себестоимости производства нефти остается одной из главных тенденций нашего времени. В скором времени ее влияние вновь проявится на глобальном рынке нефти.

http://mixednews.ru/archives/73135

so-l.ru


Смотрите также