Вдохновленные солнцем: почему нефть скоро будет никому не нужна. Нефть будет не нужна


крах "Газпрома" неизбежен, нефть скоро будет не нужна

Gazprom

Мир периодически проходит периоды так называемого “сырьевого суперцикла”, уверен профессор Оксфордского университета в области энергетической политики Дитер Хелм, по мнению которого особенно это касается тех стран, экономика которых зависит от добычи углеводородного сырья.

По мнению ученого, сланцевая революция в США изменила мировой рынок углеводородов, который существовал в последние несколько десятилетий, когда тому или иному правительству нефтегазодобывающей страны, если были необходимы деньги, приходилось увеличивать производство: поставки росли, хотя цены падали.

“Нет сомнений, это очень плохие новости для Путина и России, – считает Хелм, вспомнив, что российский президент Владимир Путин пришел к власти, когда нефть росла с 10 долларов за баррель. – Поэтому в течение всего периода, что он находился у власти, у него каждый год было больше денег, чем годом ранее. А на нефть и газ приходится чуть менее 70% российского бюджета”.

Теперь же, уверен эксперт, ситуация иная: экономике России, которая привыкла тратить деньги в расчете на цены на нефть в районе 90-100 долларов за баррель, придется туго, а ситуация усугубляется еще и негативным воздействием западных санкций, масштабной коррупцией в стране, а также существенными тратами на “вооруженную интервенцию”. Поэтому Россия, как и Саудовская Аравия, едва ли ли легко справится с внутренними и внешними вызовами, уверен Хелм.

По его мнению, российская нефтегазовая индустрия пока не приспособилась к новым реалиям, хотя профессор и не берет на себя смелость заявить – временное ли это явление или устоявшаяся тенденция. Спрос на целый ряд сырьевых товаров остановился, считает Хелм.

“Экономика работает. Если цена будет оставаться достаточно высокой в течение достаточно длительного периода времени, то спрос начнет снижаться. В США и Европе он уже снижается”, – считает эксперт.

Это может быть также связано с добычей сланцевых углеводородов во всем мире и в особенности в США, но эти перемены могут быть более существенными, чем это видится при поверхностном анализе.

Сланцевая революция в США началась уже в этом веке, но еще 10 лет назад никто даже не мог представить, что терминалы по приему сжиженного природного газа (СПГ) будут преобразованы в терминалы по экспорту СПГ. “Гибкость этого рынка сильно недооценена”, – уверен Хелм, по мнению которого не стоит уповать и на возобновляемую энергетику — в ближайшей перспективе чуда не случится, поскольку конкурентоспособной по цене она не станет – цены на нефть и газ постоянно расти не будут, следовательно, о более дорогостоящей возобновляющейся энергетике на какое-то время основательно подзабудут.

Европе, которая активно взялась за развитие альтернативной энергетики, придется смирится с тем, что нужно будет постоянно субсидировать этот сектор и надеяться на то, что рано или поздно появится новое поколение возобновляемых источников с другими ценовыми характеристиками.

Зато Хелм свято верит в сланцевую революцию в США, которая разбивает еще одну иллюзию аналитиков нефтяного рынка. Если даже Саудовская Аравия и страны ОПЕК снизят объемы добычи, то цена на нефть не вырастет в долгосрочной перспективе до 70-90 долларов за баррель — все это «серьезное непонимание того, что происходит в США, и соответственно того, что произошло на других рынках».

США могут нарастить поставки быстрее, чем кто-либо думает, и так же быстро они их могут снизить. “Сланцевая добыча в США отличается гибкостью”, – говорит Хелм

Тогда сколько должна в среднем стоить сланцевая нефть, задается вопросом Хелм?

По мнению ряда экспертов, рынок нормализуется за несколько лет, особенно учитывая тот факт, что спросом на автомобили с высоким уровнем потребления топлива хоть еще и достаточно высок, но спрос на электротранспорт также увеличивается — поэтому спрос на автомобили в скором времени может не транслироваться в спрос на нефть. Так что Хелм уверен, что как бы не хотели сторонники высоких цен на нефть, но сырьевой суперцикл серьезно отразится на всех игроках рынка.

По его мнению, газ скоро станет альтернативой нефти — причем произойдет это достаточно быстро, до тех пор пока возобновляемая энергетика и другие технологии не вытеснят и его. Более того, процесс декарбонизации имеет серьезную техническую базу, а новое поколение возобновляемых источников окажет серьезное воздействие на спрос на горючие ископаемые, что приведет к серьезным последствиям. Например, если Саудовская Аравия решит не добывать энное количество своих ресурсов, объясняя это тем, что скоро эти ресурсы будут стоить дороже, то, может статься, саудиты проиграют, поскольку стоимость нефти и газа будет снижаться:

“Для тех государств, у которых много нефти, а у власти стоят целые династии, это явный структурный вызов”, – говорит Хелм, отмечая при этом, что, учитывая привязку цены газа к цене нефти, «голубое топливо» не сможет избежать своего сырьевого суперцикла, равно как и нефть, и уголь.

В итоге Хелм делает вывод о том, что конец сырьевого суперцикла окажет негативное влияние на российский “Газпром”:

“Политический контроль над “Газпромом” в течение длительного срока привел к неудачным инвестициям и ухудшению инфраструктуры по сравнению с тем, что обычно происходит в коммерческих компаниях, которые обычно открыты и транспарентны».

Правда, Хелм еще обвиняет «Газпром» в «ненадежности», вспоминая российско-украинские газовые войны 2006 и 2009 годов, а также он отмечает тот факт, что к 2019 год российский газовый холдинг намерен прекратить поставки российского газа через Украину. “По всей Европе все думают лишь о том, как диверсифицировать поставки, чтобы не быть зависимым от “Газпрома”, – резюмирует Хелм.

В настоящее время, считает Хелм, российская компания сталкивается с серьезными трудностями, которые связаны как с текущим положением дел в Европе, так и с законодательными новшествами Брюсселя, которые ограничивают деятельность “Газпрома” в странах Евросоюза.

По мнению ученого, “Газпрому” нужна Европа больше, чем Европе “Газпром”, но он также полагает, что перспективы у газа, как основного источника энергоресурсов, все-таки могут оказаться больше, чем сегодня некоторые думают.   :///

 

teknoblog.ru

Почему нефть скоро будет никому не нужна

Около ста лет назад нефть и газ, стали теснить уголь с лидирующих позиций, так и нефтяной век закончится совсем не потому, что в мире кончилась нефть

Потенциальный кандидат, который может подвинуть нефть с ее позиций, должен отвечать двум условиям: обладать достаточным объемом ресурсов и экономически быть более привлекательным. И такой кандидат уже существует.

Главный конкурент нефти

Когда 9 августа 1999 года Владимир Путин был назначен исполняющим обязанности председателя правительства РФ, цена на нефть марки Brent составляла 20 долларов за баррель .

Сегодня нефть стоит около 50 долларов за баррель , обеспечив шестипроцентный среднегодовой прирост за прошедшие шестнадцать лет. Рост нефтяных цен и определил экономически благоприятный период в новейшей истории России.

Многие специалисты сегодня склоняются к тому, что оправданной ценой на нефть является 70 90 долларов, объясняя это тем, что только при таком уровне цен рентабельна добыча маржинальных баррелей, без которых баланс спроса и предложения на рынке нефти не сходится.

Такая логика справедлива, если считать что дорогостоящие маржинальные баррели (глубоководная и тяжелая нефть) являются незаменимой частью глобального рынка энергии.

Но любой дисбаланс спроса и предложения, приводящий к скачкам цен, привлекает внимание к альтернативным технологиям. И, как показывает история, изобретательность человека не нужно недооценивать.

Потенциальный кандидат, который может подвинуть нефть с ее позиций, должен отвечать двум условиям: обладать достаточным объемом ресурсов и экономически быть более привлекательным.

Он уже существует это солнечная и ветряная электрогенерация.

В течение долгого времени альтернативная энергетика оставалась уделом энтузиастов. Сегодня она превращается в новый многомиллиардный рынок.

Стоимость производства возобновляемой электроэнергии (без учета субсидий) сегодня составляет 0,06 долларов/кВт ч ( солнце ) и 0,04 долларов/ кВт ч ( ветер ).

Это уже позволяет конкурировать с газовой электрогенерацией, что повсеместно и происходит.

Например, в США в первой половине этого года более двух третей вновь введенных электрогенерирующих мощностей пришлось на солнце и ветер. А с новой энергетической политикой, которую недавно анонсировала текущая администрация, число источников альтернативной энергии будет только расти.

В Европе, где цена на импортируемый из России газ почти вдвое больше, экономические аргументы в пользу возобновляемой генерации оказываются еще весомее.

Батарея на 10 лет

За один час Солнце дает нашей планете примерно столько энергии, сколько мировая экономика потребляет за один год.

Практически, солнце это неограниченный источник энергии, который, в отличие от полезных ископаемых, будет функционировать еще несколько миллиардов лет.

Но, так как солнечная и ветряная генерация зависят от погодных условий, чтобы сравняться с традиционными источниками энергии по надежности, она должна быть дополнена электрическими батареями или другими средствами хранения энергии.

Одно из самых современных и экономичных решений в этой области электрические батареи от компании Tesla, представленные на рынок в этом году. Для промышленных приложений такие батареи стоят 250 долларов за 1 кВт ч установленной мощности и имеют 10-летнюю гарантию.

При ежедневном использовании себестоимость хранения в расчете на 1 кВт ч электричества составляет 0,068 долларов/кВт ч.

Если предположить, что сохранять потребуется лишь половину производимой электроэнергии (вторая половина будет потребляться в реальном времени) и что после окончания строительства гигафабрики по производству батарей их стоимость упадет еще на 30% благодаря эффекту масштаба, то добавка к цене на электричество упадет до 0,024 доллара/кВт ч.

Неудивительно, что спрос на новинку, по словам генерального директора Илона Маска, оказался ошеломляющим . Проблема непостоянства солнечной и ветровой генерации решилась, не успев стать реальной проблемой.

Будущее за гибридными автомобилями

Интересно, что вопрос конвертации автомобильной индустрии оказался более сложный. Электромобиль Модель С от компании Tesla, ставший сенсацией мирового автопрома 2012 года, являясь удачным примером технического решения, не стал таким примером в экономическом плане.

Цена за автомобиль существенно превышает экономию, которую обеспечивает владельцу переход на электрическое топливо .

Экономичный электромобиль с приемлемым запасом хода, сводящий потребление нефти в автомобильной индустрии к нулю, еще должен появиться. Но даже если этого не произойдет, сегодня уже существует другое решение, способное существенно поколебать позиции нефти на рынке моторного топлива подзаряжаемые от сети гибридные автомобили (PHEV).

Такие автомобили потребляют в 3-4 раза меньше жидкого топлива, чем классические автомобили, работающие на двигателе внутреннего сгорания.

Поэтому есть все предпосылки к тому, что мировой автопарк будет быстро меняться.

Во-первых, покупка гибридного автомобиля оправдана экономически уже сегодня.

Во-вторых, с дальнейшим падением стоимости батарей цена PHEV-гибрида относительно традиционных моделей будет падать дальше.

В-третьих, экологически более чистые гибриды всегда будут иметь дополнительные преференции со стороны государства.

В течение следующих 20 25 лет (если концепцию экономического электромобиля не удастся реализовать за это время) мировой автомобильный парк может полностью перейти на гибридную платформу. А потребление нефти начнет снижаться еще задолго до завершения этой трансформации в автопроме.

За всю историю своего развития мировой энергетический комплекс претерпел две сравнимые трансформации: примерно сто пятьдесят лет назад уголь начал замещать традиционную древесину как основной источник энергии.

Около ста лет назад нефть и газ, в свою очередь, стали теснить уголь с лидирующих позиций.

В обоих случаях активная стадия перехода заняла 40 50 лет, а катализатором перемен были новые технологии, а не проблемы с существующими. Сегодня есть все предпосылки для следующей энергетической революции.

Конец нефтяного века

В силу объективных геологических причин, нефтяные запасы в мире сосредоточены неравномерно, а себестоимость их извлечения сильно разнится. Подобная ситуация приводит к тому, что дорогая нефть на рынке является ценообразующей, а собственники дешевой нефти становятся получателями нефтяной ренты.

Но в случае замещения нефти альтернативными источниками энергии многие привычные закономерности уходят в прошлое.

Рыночная цена на нефть перестает определяться все более дорогими трудноизвлекаемыми баррелями. Напротив, отрасли, построенные на технологиях, а не на ресурсах, как правило, структурно дефляционные. То, что раньше стоило дорого и было доступно единицам, через несколько лет начинает быть доступно миллионам.

Особенно это характерно для технологических индустрий от персональных компьютеров, до сотовых телефонов. Но теперь актуально и для нарождающейся новой индустрии энергетики.

Спрос на нефть в абсолютных величинах начнет снижаться. Страны производители нефти, стремясь компенсировать выпадающие доходы на сжимающемся рынке, станут бороться за рыночную долу, тем самым еще больше подталкивая цену на нефть вниз.

Ахмед Заки Ямани однажды заметил, что каменный век закончился не потому, что в мире закончились камни. Так и нефтяной век закончится совсем не потому, что в мире кончилась нефть.

fakeoff.org

Наша нефть скоро будет никому не нужна

https://news.ru/800/600/http/news.ru/storage/news/9b6fdf092424ac5cb5947a5abb8d5447/effbe407-48a4-4819-a932-b0d4eb2fa691_850.jpg Global Look Press/imagebroker.com/Jim West

Американцы впервые ушли «в плюс» при добыче сланцевой нефти

Американские производители сланцевой нефти начали получать прибыль, что является важным переломным моментом для отрасли. Отныне нефтяная экспансия США пойдёт ещё энергичнее.

По оценкам специалистов, капитальные расходы сланцевой отрасли США превышали доходы от поставок чёрного золота. Так повелось с 2008 года, когда на американских сланцевых месторождениях появились первые разведочные скважины. По данным британской исследовательской компании Dealogic, в 2008–2017 годах пионеры сланцевой индустрии, занимающиеся геологоразведкой и добычей нефти на сланцевых месторождениях, привлекли за счёт размещения облигаций в общей сложности $293 млрд.

Поначалу акции сланцевых нефтяных компаний ценились не особо — многих потенциальных инвесторов отпугивала высокая себестоимость добычи, да и о перспективах этой отрасли говорили всякое. Однако те времена неопределённости канули в Лету — сланцевая нефть США забила мощным фонтаном на фоне введения в эксплуатацию множества новых месторождений. Параллельно шёл процесс снижения издержек производства за счёт внедрения новых технологий разработки и добычи сланцевой нефти.

Известно, что дела у сланцевиков идут на лад, когда цена нефти не опускается ниже $53 за баррель. В последнее время котировки сланцевого продукта приблизились к $70 за баррель. Сланцевые компании начали получать прибыль. Их акции резко подорожали.

The Financial Times приводит в качестве примера компанию Pioneer Natural Resources, ведущую добычу на территории штатов Техас и Нью-Мексико. С начала апреля её акции подскочили в цене на 17%, а у конкурирующих EOG Resources и Continental Resources — примерно на 11%.

Global Look Press/imagebroker/Egmont Strigl

То, что к реке нефти у сланцевых компаний Америки добавился поток свободных денежных средств, специалисты уже назвали «революционным прорывом». И, похоже, они ничуть не преувеличили.

Что этот прорыв сулит другим добывающим странам, включая, естественно, и Россию? Ничего хорошего!

Американцы зальют своей нефтью планету — запасы сланцевых углеводородов в этой стране оцениваются поистине астрономическими цифрами. Ничто и никто не помешает США совершить нефтяную экспансию, вырвавшись на первое место в мире по добыче чёрного золота.

И это не гадание на кофейной гуще, а прогноз авторитетных нефтяных аналитиков из Международного энергетического агентства (МЭА). Они сообщили о предстоящем в ближайшие пять лет резком росте нефтедобычи в США за счёт активного наращивания ресурсов сланцевой нефти. По прогнозу МЭА, совокупный объём добычи жидких углеводородов в США достигнет 17 млн баррелей в сутки в 2023 году по сравнению с 13,2 млн баррелей в сутки в 2017-м.

В МЭА уверены, что это позволит США стать крупнейшим производителем нефти в мире, обогнав Россию и Саудовскую Аравию. На долю Америки к 2023 году придётся почти 60% от прироста мировой добычи, что и обеспечит ей мировое лидерство.

Например, крупными её запасами располагает Китай, уже начавший добывать сланцевую нефть. Можно не сомневаться — когда-нибудь упорные китайцы смогут, как минимум, покрыть свои потребности в чёрном золоте.

Возникает вопрос: а понадобятся ли человечеству, активно осваивающему альтернативную, «зелёную» энергетику, реки нефти? Эксперты уверяют, что понадобятся. Согласно их выкладкам, мировой спрос на нефть к 2023 году вырастет на 6,9 млн — до 104,7 млн баррелей в сутки. Этому будут способствовать экономический рост в Азии и развитие нефтехимической отрасли в США.

Хотя запасов нефти у нас — выше крыши, в том числе сланцевой. По некоторым оценкам, её даже больше, чем у Китая и США. Несколько крупных сланцевых месторождений были открыты ещё в 1960-х. Тогда промышленных технологий добычи трудноизвлекаемой нефти не существовало. Советские геологоразведчики оставили открытые ими месторождения потомкам, полагая, что те сумеют вырвать нефтяное богатство из объятий земли. Похоже, советские геологи-асы просчитались.

Россия свой сланец и не думала добывать. То ли самомнение, то ли непрофессионализм отвечающих за отрасль людей оставили страну без сланцевой нефти. Дескать, чего корячиться, тратить огромные деньги на сланец, когда у нас традиционных месторождений, ещё не освоенных, полным-полно?

Рассуждать можно сколько угодно, о чём угодно. Тем более что за провал со сланцем (как, впрочем, и за все прочие провалы) у нас никто ответственности не понёс. Однако факты — упрямая вещь. Они свидетельствуют о том, что дешёвая нефть в стране заканчивается, 70% наших запасов — это трудноизвлекаемая нефть. Скажем, углеводороды, оставшиеся на старых и сильно загрязнённых месторождениях Западной Сибири.

Такую нефть трудно добыть, но самое скверное то, что она — низкого качества. «Радио Польша» со ссылкой на интернет-издание Energetyka24 сообщило, что на конференции «Нефтегазовые рынки Восточной и Центральной Европы» в Минске (состоялась в апреле этого года) эксперты обсудили ухудшающиеся параметры российской нефти, экспортируемой в Польшу и Германию. По их мнению, в будущем ситуация будет обостряться и уже через год российская нефть может не соответствовать европейским стандартам качества.

Качество российской нефти, поступающей по экспорту в Европу, заметно упало, вызвав недовольство покупателей и трейдеров в ЕС, сообщило информагентство Reuters. НПЗ, получающие сорт Urals в Германии, Чехии, Словакии и Венгрии, жалуются на резкий рост содержания серы и ненормативную плотность. Показатели «зашкаливают, и это становится систематическим».

ТАСС/Владимир Смирнов

Кстати, качество нашей нефти и раньше уступало таким зарубежным сортам, как Brent, который добывают на шельфе Северного моря, или техасскому WTI. Отставание, значит, нарастает.

Что же мешает нам открывать и осваивать новые месторождения в Восточной Сибири или на Арктическом шельфе? Экономические санкции со стороны США и Европейского союза лишили российскую нефтянку средств и технологий.

К сожалению, влияние санкций на нашу экономику в целом и нефтяную отрасль в частности гораздо пагубней, чем нам пытаются объяснять. Страшно даже представить себе, что будет, если американцам придёт в голову ввести против нас нефтяное эмбарго, которое они раньше вводили, например, в отношении Ирана. Запрещая крупным поставщикам экспортировать свою нефть, Штаты собираются занять образовавшуюся нишу. Теперь же, на фоне успехов их сланцевых компаний, это становится осуществимым.

Но, может, тучи сгущать рановато. Есть же ещё китайцы, которым вроде бы наша нефть нравится. Однако рассчитывать только на китайцев нельзя, как и вообще класть яйца в одну корзину.

Впрочем, это наше любимое занятие. Сколько было говорено о необходимости диверсификации экономики, о том, что её надо, наконец, снять с сырьевого крючка?

Совсем недавно мы возмущались, что из России хотят сделать нефтяной придаток Запада. Увы, похоже, больше не хотят даже этого. Как будем выходить из тупика, в который сами себя загнали?

news.ru

Почему нефть скоро будет никому не нужна, Открытый город / OpenTown.org

Потенциальный кандидат, который может подвинуть нефть с ее позиций, должен отвечать двум условиям: обладать достаточным объемом ресурсов и экономически быть более привлекательным. И такой кандидат уже существует

Главный конкурент нефти

Когда 9 августа 1999 года Владимир Путин был назначен исполняющим обязанности председателя правительства РФ, цена на нефть марки Brent составляла $20 за баррель. Сегодня нефть стоит около $50 за баррель, обеспечив шестипроцентный среднегодовой прирост за прошедшие шестнадцать лет. Рост нефтяных цен и определил экономически благоприятный период в новейшей истории России.

Многие специалисты сегодня склоняются к тому, что оправданной ценой на нефть является $70 90, объясняя это тем, что только при таком уровне цен рентабельна добыча маржинальных баррелей, без которых баланс спроса и предложения на рынке нефти не сходится. Такая логика справедлива, если считать что дорогостоящие маржинальные баррели (глубоководная и тяжелая нефть) являются незаменимой частью глобального рынка энергии.

Но любой дисбаланс спроса и предложения, приводящий к скачкам цен, привлекает внимание к альтернативным технологиям. И, как показывает история, изобретательность человека не нужно недооценивать.

Потенциальный кандидат, который может подвинуть нефть с ее позиций, должен отвечать двум условиям: обладать достаточным объемом ресурсов и экономически быть более привлекательным.

Он уже существует — это солнечная и ветряная электрогенерация.

В течение долгого времени альтернативная энергетика оставалась уделом энтузиастов. Сегодня она превращается в новый многомиллиардный рынок.

Стоимость производства возобновляемой электроэнергии (без учета субсидий) сегодня составляет $0,06/кВт⋅ч (солнце) и $0,04/кВт⋅ч (ветер). Это уже позволяет конкурировать с газовой электрогенерацией, что повсеместно и происходит. Например, в США в первой половине этого года более двух третей вновь введенных электрогенерирующих мощностей пришлось на солнце и ветер. А с новой энергетической политикой, которую недавно анонсировала текущая администрация, число источников альтернативной энергии будет только расти.

В Европе, где цена на импортируемый из России газ почти вдвое больше, экономические аргументы в пользу возобновляемой генерации оказываются еще весомее.

Батарея на 10 лет

За один час Солнце дает нашей планете примерно столько энергии, сколько мировая экономика потребляет за один год. Практически, солнце — это неограниченный источник энергии, который, в отличие от полезных ископаемых, будет функционировать еще несколько миллиардов лет.

Но, так как солнечная и ветряная генерация зависят от погодных условий, чтобы сравняться с традиционными источниками энергии по надежности, она должна быть дополнена электрическими батареями или другими средствами хранения энергии. Одно из самых современных и экономичных решений в этой области — электрические батареи от компании Tesla, представленные на рынок в этом году. Для промышленных приложений такие батареи стоят $250 за 1 кВт⋅ч установленной мощности и имеют 10-летнюю гарантию.

При ежедневном использовании себестоимость хранения в расчете на 1 кВт⋅ч электричества составляет $0,068/кВт⋅ч. Если предположить, что сохранять потребуется лишь половину производимой электроэнергии (вторая половина будет потребляться в реальном времени) и что после окончания строительства гигафабрики по производству батарей их стоимость упадет еще на 30% благодаря эффекту масштаба, то добавка к цене на электричество упадет до $0,024/кВт⋅ч.

Неудивительно, что спрос на новинку, по словам генерального директора Илона Маска, оказался ошеломляющим . Проблема непостоянства солнечной и ветровой генерации решилась, не успев стать реальной проблемой.

Будущее за гибридными автомобилями

Интересно, что вопрос конвертации автомобильной индустрии оказался более сложный. Электромобиль Модель С от компании Tesla, ставший сенсацией мирового автопрома 2012 года, являясь удачным примером технического решения, не стал таким примером в экономическом плане. Цена за автомобиль существенно превышает экономию, которую обеспечивает владельцу переход на электрическое топливо .

Экономичный электромобиль с приемлемым запасом хода, сводящий потребление нефти в автомобильной индустрии к нулю, еще должен появиться. Но даже если этого не произойдет, сегодня уже существует другое решение, способное существенно поколебать позиции нефти на рынке моторного топлива — подзаряжаемые от сети гибридные автомобили (PHEV). Такие автомобили потребляют в 3-4 раза меньше жидкого топлива, чем классические автомобили, работающие на двигателе внутреннего сгорания.

Поэтому есть все предпосылки к тому, что мировой автопарк будет быстро меняться. Во-первых, покупка гибридного автомобиля оправдана экономически уже сегодня. Во-вторых, с дальнейшим падением стоимости батарей цена PHEV-гибрида относительно традиционных моделей будет падать дальше. В-третьих, экологически более чистые гибриды всегда будут иметь дополнительные преференции со стороны государства.

В течение следующих 20 25 лет (если концепцию экономического электромобиля не удастся реализовать за это время) мировой автомобильный парк может полностью перейти на гибридную платформу. А потребление нефти начнет снижаться еще задолго до завершения этой трансформации в автопроме.

За всю историю своего развития мировой энергетический комплекс претерпел две сравнимые трансформации: примерно сто пятьдесят лет назад уголь начал замещать традиционную древесину как основной источник энергии. Около ста лет назад нефть и газ, в свою очередь, стали теснить уголь с лидирующих позиций.

В обоих случаях активная стадия перехода заняла 40 50 лет, а катализатором перемен были новые технологии, а не проблемы с существующими. Сегодня есть все предпосылки для следующей энергетической революции.

Конец нефтяного века

В силу объективных геологических причин, нефтяные запасы в мире сосредоточены неравномерно, а себестоимость их извлечения сильно разнится. Подобная ситуация приводит к тому, что дорогая нефть на рынке является ценообразующей, а собственники дешевой нефти становятся получателями нефтяной ренты. Но в случае замещения нефти альтернативными источниками энергии многие привычные закономерности уходят в прошлое.

Рыночная цена на нефть перестает определяться все более дорогими трудноизвлекаемыми баррелями. Напротив, отрасли, построенные на технологиях, а не на ресурсах, как правило, структурно дефляционные. То, что раньше стоило дорого и было доступно единицам, через несколько лет начинает быть доступно миллионам. Особенно это характерно для технологических индустрий — от персональных компьютеров, до сотовых телефонов. Но теперь актуально и для нарождающейся новой индустрии энергетики.

Спрос на нефть в абсолютных величинах начнет снижаться. Страны — производители нефти, стремясь компенсировать выпадающие доходы на сжимающемся рынке, станут бороться за рыночную долу, тем самым еще больше подталкивая цену на нефть вниз.

Ахмед Заки Ямани однажды заметил, что каменный век закончился не потому, что в мире закончились камни. Так и нефтяной век закончится совсем не потому, что в мире кончилась нефть.

www.opentown.org

Вдохновленные солнцем: почему нефть скоро будет никому не нужна

Потенциальный кандидат, который может подвинуть нефть с ее позиций, должен отвечать двум условиям: обладать достаточным объемом ресурсов и экономически быть более привлекательным. И такой кандидат уже существует.

Главный конкурент нефти

Когда 9 августа 1999 года Владимир Путин был назначен исполняющим обязанности председателя правительства РФ, цена на нефть марки Brent составляла $20 за баррель. Сегодня нефть стоит около $50 за баррель, обеспечив шестипроцентный среднегодовой прирост за прошедшие шестнадцать лет. Рост нефтяных цен и определил экономически благоприятный период в новейшей истории России.

Многие специалисты сегодня склоняются к тому, что оправданной ценой на нефть является $70–90, объясняя это тем, что только при таком уровне цен рентабельна добыча маржинальных баррелей, без которых баланс спроса и предложения на рынке нефти не сходится. Такая логика справедлива, если считать что дорогостоящие маржинальные баррели (глубоководная и тяжелая нефть) являются незаменимой частью глобального рынка энергии.

Но любой дисбаланс спроса и предложения, приводящий к скачкам цен, привлекает внимание к альтернативным технологиям. И, как показывает история, изобретательность человека не нужно недооценивать.

Потенциальный кандидат, который может подвинуть нефть с ее позиций, должен отвечать двум условиям: обладать достаточным объемом ресурсов и экономически быть более привлекательным.

Он уже существует — это солнечная и ветряная электрогенерация.

В течение долгого времени альтернативная энергетика оставалась уделом энтузиастов. Сегодня она превращается в новый многомиллиардный рынок.

Стоимость производства возобновляемой электроэнергии (без учета субсидий) сегодня составляет $0,06/кВт⋅ч (солнце) и $0,04/кВт⋅ч (ветер). Это уже позволяет конкурировать с газовой электрогенерацией, что повсеместно и происходит. Например, в США в первой половине этого года более двух третей вновь введенных электрогенерирующих мощностей пришлось на солнце и ветер. А с новой энергетической политикой, которую недавно анонсировала текущая администрация, число источников альтернативной энергии будет только расти.

В Европе, где цена на импортируемый из России газ почти вдвое больше, экономические аргументы в пользу возобновляемой генерации оказываются еще весомее.

Батарея на 10 лет

За один час Солнце дает нашей планете примерно столько энергии, сколько мировая экономика потребляет за один год. Практически, солнце — это неограниченный источник энергии, который, в отличие от полезных ископаемых, будет функционировать еще несколько миллиардов лет.

Но, так как солнечная и ветряная генерация зависят от погодных условий, чтобы сравняться с традиционными источниками энергии по надежности, она должна быть дополнена электрическими батареями или другими средствами хранения энергии. Одно из самых современных и экономичных решений в этой области — электрические батареи от компании Tesla, представленные на рынок в этом году. Для промышленных приложений такие батареи стоят $250 за 1 кВт⋅ч установленной мощности и имеют 10-летнюю гарантию.

При ежедневном использовании себестоимость хранения в расчете на 1 кВт⋅ч электричества составляет $0,068/кВт⋅ч. Если предположить, что сохранять потребуется лишь половину производимой электроэнергии (вторая половина будет потребляться в реальном времени) и что после окончания строительства гигафабрики по производству батарей их стоимость упадет еще на 30% благодаря эффекту масштаба, то добавка к цене на электричество упадет до $0,024/кВт⋅ч.

Неудивительно, что спрос на новинку, по словам генерального директора Илона Маска, оказался «ошеломляющим». «Проблема» непостоянства солнечной и ветровой генерации решилась, не успев стать реальной проблемой.

Будущее за гибридными автомобилями

Интересно, что вопрос конвертации автомобильной индустрии оказался более сложный. Электромобиль Модель С от компании Tesla, ставший сенсацией мирового автопрома 2012 года, являясь удачным примером технического решения, не стал таким примером в экономическом плане. Цена за автомобиль существенно превышает экономию, которую обеспечивает владельцу переход на электрическое «топливо».

Экономичный электромобиль с приемлемым запасом хода, сводящий потребление нефти в автомобильной индустрии к нулю, еще должен появиться. Но даже если этого не произойдет, сегодня уже существует другое решение, способное существенно поколебать позиции нефти на рынке моторного топлива — подзаряжаемые от сети гибридные автомобили (PHEV). Такие автомобили потребляют в 3-4 раза меньше жидкого топлива, чем классические автомобили, работающие на двигателе внутреннего сгорания.

Поэтому есть все предпосылки к тому, что мировой автопарк будет быстро меняться. Во-первых, покупка гибридного автомобиля оправдана экономически уже сегодня. Во-вторых, с дальнейшим падением стоимости батарей цена PHEV-гибрида относительно традиционных моделей будет падать дальше. В-третьих, экологически более чистые гибриды всегда будут иметь дополнительные преференции со стороны государства.

В течение следующих 20–25 лет (если концепцию экономического электромобиля не удастся реализовать за это время) мировой автомобильный парк может полностью перейти на гибридную платформу. А потребление нефти начнет снижаться еще задолго до завершения этой трансформации в автопроме.

За всю историю своего развития мировой энергетический комплекс претерпел две сравнимые трансформации: примерно сто пятьдесят лет назад уголь начал замещать традиционную древесину как основной источник энергии. Около ста лет назад нефть и газ, в свою очередь, стали теснить уголь с лидирующих позиций.

В обоих случаях активная стадия перехода заняла 40–50 лет, а катализатором перемен были новые технологии, а не проблемы с существующими. Сегодня есть все предпосылки для следующей энергетической революции.

Конец нефтяного века

В силу объективных геологических причин, нефтяные запасы в мире сосредоточены неравномерно, а себестоимость их извлечения сильно разнится. Подобная ситуация приводит к тому, что дорогая нефть на рынке является ценообразующей, а собственники дешевой нефти становятся получателями нефтяной ренты. Но в случае замещения нефти альтернативными источниками энергии многие привычные закономерности уходят в прошлое.

Рыночная цена на нефть перестает определяться все более дорогими трудноизвлекаемыми баррелями. Напротив, отрасли, построенные на технологиях, а не на ресурсах, как правило, структурно дефляционные. То, что раньше стоило дорого и было доступно единицам, через несколько лет начинает быть доступно миллионам. Особенно это характерно для технологических индустрий — от персональных компьютеров, до сотовых телефонов. Но теперь актуально и для нарождающейся новой индустрии энергетики.

Спрос на нефть в абсолютных величинах начнет снижаться. Страны — производители нефти, стремясь компенсировать выпадающие доходы на сжимающемся рынке, станут бороться за рыночную долу, тем самым еще больше подталкивая цену на нефть вниз.

Ахмед Заки Ямани однажды заметил, что каменный век закончился не потому, что в мире закончились камни. Так и нефтяной век закончится совсем не потому, что в мире кончилась нефть.

ladno.ru

Через 13 лет нефть будет почти не нужна : uzoranet

                                      Эпиграф: Электричество по пять центов за квт*час эквивалентно нефти по $10 баксов                                                             за баррель, или газу по пять. И цена продолжит падать в обозримом будущем.

Андрей Поляков: «Электромобили, беспилотники, солнечная энергетика — это не будущее, это то что происходит прямо здесь и сейчас»

Больше двух лет назад основатель и президент группы компаний «Элекард», которая занималась цифровыми технологиями, Андрей Поляков уехал в Силиконовую долину. Там он познакомился с Тони Себа, автором знаменитой книги «Чистый прорыв», посвященной тенденциям в области технологий, которые ведут к глобальным переменам. Это знакомство окончательно убедило Полякова, что цифровое будущее намного ближе, чем мы думаем. Почему? Об этом он рассказал изданию ТВ2.

Технологический взрыв в 5 тезисах

1. В течение ближайших полутора десятилетий мир, в котором мы живем, необратимо изменится в результате технологического взрыва, который уже начался.

2. Технологический взрыв – это комбинация технологий, создающих новые рынки или радикально трансформирующих старые.

3. Прорывные технологии сегодня – это накопители энергии, электромобили, беспилотные автомобили, солнечная энергетика. Есть и другие.

4. Радикально изменяются также бизнес-модели. Пример – Uber.

5. В прекрасном новом мире будет проблема с людьми. Те рынки, на которых они могут что-то делать, исчезают. Людей надо будет чем-то занять. Это – проблема.

Всем хорошо известны картинки, иллюстрирующие прогресс - экспонента или даже гипербола от первых каменных скребков миллион лет назад, до айфонов и марсоходов в наши дни. Понятно, что на самом-то деле это не совсем экспонента, а скорее последовательность S-образных кривых - медленный рост/взрыв/затухание и опять медленный рост/взрыв. Последний взрывной рост, который мы наблюдали – это цифровые технологии: компьютеры, затем персоналки, интернет, цифровое аудио, мобильная связь, цифровое видео, соцсети, мобильный интернет, смартфоны. Эта история уже вышла на насыщение. И понятно в общих чертах, что будет следующим прорывом – робототехника и новая энергетика. Вопрос только в сроках.

Для примера. На этой фотографии вы видите фото пятой авеню Нью-Йорка, сделанное в 1900 году. Море лошадей и единственный автомобиль. Вот он специально обведен в центре. Единственный автомобиль среди лошадей.

Тринадцать лет спустя… Видите лошадь на этой фотографии? Одна единственная лошадь, она даже не выглядит как лошадь.

Это называется прорыв. Лошади, которых использовали на протяжении десяти тысячи лет в качестве транспорта, были полностью заменены на автомобили в Нью-Йорке всего лишь за 13 лет.Что такое технологический взрыв?

Это комбинация технологий, которые дают возможность предпринимателям или компаниям создавать новые продукты и сервисы, с двумя характеристиками. Первая — они создают новые рынки, вторая — уничтожают или радикально изменяют существующие отрасли индустрии.

В случае с цифровыми камерами — они уничтожили пленочные камеры. В случае Убера они не уничтожили, но радикально изменили вчерашнюю индустрию такси. Тотальное уничтожение не обязательно. Возможна радикальная трансформация.

Самые умные, как правило, не могут предсказать прорывы, пока они не произошли. В 1985-м крупнейшая телекоммуникационная компания мира AT&T наняла фирму Маккензи и Кo и задала ей один вопрос: каков будет рынок мобильных телефонов в ближайшие 15 лет? В AT&T хотели знать — стоит ли, и, если да, то насколько решительно стоит, вкладываться в новые рынки.

Маккензи пошли думать, обсуждать, прогнозировать и что они там еще делают, когда готовят предсказания. Потом вернулись и сообщили результат. Число подписчиков мобильной телефонии в Штатах в течении 15 лет составит 900 тыс. человек.

В реальности оказалось 109 миллионов. Это не маленькая ошибка, они ошиблись в 120 раз. Так что AT&T не пошла на рынок мобильной связи и осталась со своим бизнесом проводной связи. Кто-нибудь из вас помнит сейчас проводную связь?

Если вы посмотрите на стоимость бизнеса топ 15 компаний, которые туда пошли, то это почти 2 триллиона долларов. То есть для AT&T это была потеря потенциальных возможностей в триллионы долларов.

Как обычно, именно эксперты и знатоки инсайдерской информации отрицают возможность взрыва. Эксперты всегда найдут сто тысяч объяснений, почему такого не может быть. Почему умные люди и умные организации раз за разом на предвидят или не возглавляют прорывы на рынке?

Вот что интересно — сам концепт, используемый уже насколько десятилетий не объясняет несколько недавних взрывов. Например Uber. Классическая модель прорывной технологии— начинаете делать нечто более дешевое, чем существующее предложение на рынке, ваш продукт развивается быстрее, чем рынок в целом, становится качественно лучше рынка и — хоп, прорыв пошел. Но вот когда пришел Uber он был сразу и дешевле, и быстрее, и лучше, чем такси — взрыв. Это необъяснимо с традиционной точки зрения.

Когда вышел смартфон, в 2007, помните это? Смартфон появился в 2007-м и это был 700-долларовый девайс. Тогда мейнстримом была 100-баксовая Нокия. Помните Нокию? Это хорошо.Тогда люди говорили — слишком дорого, но это был продукт высочайшего класса. И он не стал дешеветь! Он порвал рынок сотовых телефонов сверху. Не снизу, а сверху. Это другой тип прорыва.Хорошо известная экспоненциальная технология, мы ее знаем лучше всего — компьютеры, закон Мура, выполняется уже десятилетия — количество транзисторов в процессоре на один доллар удваивается каждые два года. Через двадцать лет рост в тысячу раз, через сорок — в миллион. Из-за этого роста, а вся Силиконовая долина на нем основана, вычислительная мощность становится настолько дешевой, что меняет все вокруг. Именно по этой причине Силиконовая долина совершает прорывы в таком количестве индустрий.

Закон Мура не единственная экспоненциальная технология в последние двадцать-тридцать лет. Data storage, digital imaging, bandwidth (хранение данных, цифровая обработка изображений, пропускная способность – ред.) все это те же типы технологий.

Когда нескольких подобных технологий собирается в одном продукте, тогда может получиться смартфон — iPhone и Android, которые появились в один год. Причина — конвергенция технологий, которые сделали возможными обе истории. Далее, эти две платформы сделали возможным новые прорывы, например Uber, AirBnb и так далее.

Я буду здесь говорить в основном про энергетику и транспорт, но это не важно. Это может быть охрана здоровья. Если в медицине использовать эти технологии, то и там случится взрыв. В логистике, в производстве … Собираете несколько ключевых экспоненциальных технологий, за 10-20 лет получаете прорыв независимо от типа индустрии.

Но есть еще и такие, что развиваются супер-экспоненциально. Сенсоры. Рынок вырос с 2007 в тысячу раз. Цена упала в тысячу раз. Кривая стоимости, убывающая экспоненциально в тысячу раз, толкает рынок, растущий экспоненциально в тысячу раз. Применение этой экспоненциальной технологии, вызовет множество дальнейших прорывов.

Рассмотрим с этой точки зрения энергетику и транспорт. Это все технологии, а не добыча нефти. У технологий другая динамика, другая экономика. Есть четыре основные категории технологий, каждая из которых растет на десятки и даже сотни процентов в год, каждая из которых прорывная сама по себе, но когда они объединяются... Пройдем по каждой из них и я покажу, насколько прорывными они могут быть.

Накопители энергии, аккумуляторы.Все, у кого есть ноутбук или смартфон, использует Li-ion аккумуляторы. Начиная с 1995 до 2010-го литий-ионные батареи улучшались в среднем на 14% в год, рассчитывая в долларах на киловатт*час. В 2009 произошло нечто весьма примечательное — началось использование Li-ion батарей в двух новых индустриях: в автопроме и энергетике. Инвестиции стали нарастать, разработки ускоряться, за 5 лет с 2009 до 2014 удешевление квт*часа составило уже 16%, а за последние полтора года, уже превысило 16% в год.

Как люди умудряются снижать стоимость так быстро? 16% в год!

Скажем, батарейка от смартфона. В электромобиле Model S установлено 7000 таких батареек, чуть больше, чем эта. Они производятся так: литий добывается в Чили/Аргентине/Австралии, отправляется в Китай, очищается до 99+%, далее отправляется в Японию или Корею, в данном случае в Корею — Самсунг, там его упаковывают в этот корпус и отправляют в Калифорнию, где Тесла засовывает 7000 таких кусочков в одну Model S.

Только сведением цепочки поставщиков в одно место — Рино, Невада, Тесла понижает стоимость производства на 30-50% в течение трех лет. И это еще не включает технических инноваций. Согласно Илону Маску они дадут еще минимум 5% в год. Вот что будет двигать цены вниз следующие несколько лет.

Прорывные бизнес–модели

Другая сторона также очень важная в прорывах — инновации в бизнес-моделях. Скажем Uber – это прорыв в бизнес-модели. Они используют автомобили, смартфоны, облако — инфраструктуру других людей, вырезают неэффективных посредников и — прорыв. Airbnb – это тоже прорыв в бизнес модели.

Так что бизнес модель может быть прорывной. Как это происходит в области накопления энергии? В Силиконовой долине появляются компании, которые предлагают накопление электроэнергии, как сервис.

В магазине Seven Eleven стоят холодильники с напитками, кто-то заходит внутрь, хочет воды открывает дверцу, при каждом открытии дверцы происходит запуск охлаждающего агрегата, что вызывает пиковое потребление энергии. Стоимость пиковых нагрузок значительна и составляет примерно 50% того, что Seven-eleven платит за электричество. Просто взяв батарею и поместив ее в такой магазин, она примерно размером с холодильник, магазин экономит от 10 до 50% всей стоимости электроэнергии. При том же самом общем потреблении.

Бизнес модель — никакой предоплаты. Seven-eleven не несет ни технологического, ни финансового риска, просто начинает экономить. Компании нового типа становятся очень успешными с помощью инноваций в бизнес моделях.

Хочу объяснить общую идею. В Штатах к 2020 году стоимость сервиса по хранения электричества, необходимого на один день потребления — 30 киловатт-часов, будет стоить $1.2 в день. На самом-то деле не нужно резерва на целый день, чтобы кардинально изменить счет за электричество. В Аризоне публичные сервисы чарджат в летние пиковые часы — с трех до семи, 50 центов, а в полночь — только пять центов. Так что если у вас есть всего четыре часа резервирования можно экономить половину стоимости 50-100 баксов в месяц. Потому что будете покупать в полночь и использовать днем. Четыре часа резервирования в 2020 будут стоить $6 долларов в месяц.

Инновации в бизнес моделях и инновации в технологиях — обе могут быть прорывными. Масштабные системы резервирования позволяют покупать ночью и продавать днем, вместо того, чтобы использовать пиковые генераторы.

Сейчас в Техасе планируется огромная система резервирования ценой 5 миллиардов долларов, она будет экономически оправданной при цене хранения 350 долларов за киловатт*час. Но мы уже имеем цену резервирования менее чем 350 долларов за киловатт*час. Компании, работающие в этом бизнесе заявляют, что после 2020 ни одного нового пикового генератора не будет построено. Никогда.

ЭлектромобилиСледующий большой прорыв — электромобили. Мне не нужно много рассказывать про Теслу, Model S – лучшая из всех машин когда либо произведенных.

«Консьюмер репорт» 2013 сообщает об этом. Не самый лучший электромобиль, а лучший автомобиль вообще. В этом рейтинге Тесла набрала 103 из 100 возможных. И это самый продаваемый большой люксовый автомобиль в Америке. Тесла побила BMW, Audi и прочих.

Являются ли электромобили прорывом? Это новые Феррари и Порше или это прорыв в индустрии в целом?

Эффективность двигателя внутреннего сгорания порядка 20%. 80% энергии запасенной в баке улетает просто в дым, в обогрев атмосферы. Электромотор обладает эффективностью 90-95%. В четыре раза более эффективен. Само по себе это еще не обеспечивает прорыва, но если добавить тот факт, что электричество еще и значительно дешевле. Тот же самый автомобиль будет расходовать на километр электричества по стоимости в 10 раз меньше. В десять раз! Когда что-то изменяется в 10 раз — это потенциальный прорыв. А если вы будете заправлять его собственной энергией, то это вообще бесплатно.

Полный текст статьи

uzoranet.livejournal.com

Есть все предпосылки для новой энергетической революции

Дата публикации: 11 сентября 2015

Источник: http://daily.rbc.ru/opinions/economics/11/09/2015/55f2b0d19a79477ef33d08dd, автор Виталий Каазаков

Потенциальный кандидат, который может подвинуть нефть с ее позиций, должен отвечать двум условиям: обладать достаточным объемом ресурсов и экономически быть более привлекательным. И такой кандидат уже существует

Главный конкурент нефти

Когда 9 августа 1999 года Владимир Путин был назначен исполняющим обязанности председателя правительства РФ, цена на нефть марки Brent составляла $20 за баррель. Сегодня нефть стоит около $50 за баррель, обеспечив шестипроцентный среднегодовой прирост за прошедшие шестнадцать лет. Рост нефтяных цен и определил экономически благоприятный период в новейшей истории России.

Конец нефтяного века

Многие специалисты сегодня склоняются к тому, что оправданной ценой на нефть является $70–90, объясняя это тем, что только при таком уровне цен рентабельна добыча маржинальных баррелей, без которых баланс спроса и предложения на рынке нефти не сходится. Такая логика справедлива, если считать что дорогостоящие маржинальные баррели (глубоководная и тяжелая нефть) являются незаменимой частью глобального рынка энергии.

Но любой дисбаланс спроса и предложения, приводящий к скачкам цен, привлекает внимание к альтернативным технологиям. И, как показывает история, изобретательность человека не нужно недооценивать.

Потенциальный кандидат, который может подвинуть нефть с ее позиций, должен отвечать двум условиям: обладать достаточным объемом ресурсов и экономически быть более привлекательным.

Он уже существует — это солнечная и ветряная электрогенерация.

В течение долгого времени альтернативная энергетика оставалась уделом энтузиастов. Сегодня она превращается в новый многомиллиардный рынок.

Стоимость производства возобновляемой электроэнергии (без учета субсидий) сегодня составляет $0,06/кВт⋅ч (солнце) и $0,04/кВт⋅ч (ветер). Это уже позволяет конкурировать с газовой электрогенерацией, что повсеместно и происходит. Например, в США в первой половине этого года более двух третей вновь введенных электрогенерирующих мощностей пришлось на солнце и ветер. А с новой энергетической политикой, которую недавно анонсировала текущая администрация, число источников альтернативной энергии будет только расти.

В Европе, где цена на импортируемый из России газ почти вдвое больше, экономические аргументы в пользу возобновляемой генерации оказываются еще весомее.

Батарея на 10 лет

За один час Солнце дает нашей планете примерно столько энергии, сколько мировая экономика потребляет за один год. Практически, солнце — это неограниченный источник энергии, который, в отличие от полезных ископаемых, будет функционировать еще несколько миллиардов лет.

Но, так как солнечная и ветряная генерация зависят от погодных условий, чтобы сравняться с традиционными источниками энергии по надежности, она должна быть дополнена электрическими батареями или другими средствами хранения энергии. Одно из самых современных и экономичных решений в этой области — электрические батареи от компании Tesla, представленные на рынок в этом году. Для промышленных приложений такие батареи стоят $250 за 1 кВт⋅ч установленной мощности и имеют 10-летнюю гарантию.

При ежедневном использовании себестоимость хранения в расчете на 1 кВт⋅ч электричества составляет $0,068/кВт⋅ч. Если предположить, что сохранять потребуется лишь половину производимой электроэнергии (вторая половина будет потребляться в реальном времени) и что после окончания строительства гигафабрики по производству батарей их стоимость упадет еще на 30% благодаря эффекту масштаба, то добавка к цене на электричество упадет до $0,024/кВт⋅ч.

Неудивительно, что спрос на новинку, по словам генерального директора Илона Маска, оказался «ошеломляющим». «Проблема» непостоянства солнечной и ветровой генерации решилась, не успев стать реальной проблемой.

Будущее за гибридными автомобилями

Интересно, что вопрос конвертации автомобильной индустрии оказался более сложный. Электромобиль Модель С от компании Tesla, ставший сенсацией мирового автопрома 2012 года, являясь удачным примером технического решения, не стал таким примером в экономическом плане. Цена за автомобиль существенно превышает экономию, которую обеспечивает владельцу переход на электрическое «топливо».

Тесла модель S

Экономичный электромобиль с приемлемым запасом хода, сводящий потребление нефти в автомобильной индустрии к нулю, еще должен появиться. Но даже если этого не произойдет, сегодня уже существует другое решение, способное существенно поколебать позиции нефти на рынке моторного топлива — подзаряжаемые от сети гибридные автомобили (PHEV). Такие автомобили потребляют в 3-4 раза меньше жидкого топлива, чем классические автомобили, работающие на двигателе внутреннего сгорания.

Поэтому есть все предпосылки к тому, что мировой автопарк будет быстро меняться. Во-первых, покупка гибридного автомобиля оправдана экономически уже сегодня. Во-вторых, с дальнейшим падением стоимости батарей цена PHEV-гибрида относительно традиционных моделей будет падать дальше. В-третьих, экологически более чистые гибриды всегда будут иметь дополнительные преференции со стороны государства.

В течение следующих 20–25 лет (если концепцию экономического электромобиля не удастся реализовать за это время) мировой автомобильный парк может полностью перейти на гибридную платформу. А потребление нефти начнет снижаться еще задолго до завершения этой трансформации в автопроме.

За всю историю своего развития мировой энергетический комплекс претерпел две сравнимые трансформации: примерно сто пятьдесят лет назад уголь начал замещать традиционную древесину как основной источник энергии. Около ста лет назад нефть и газ, в свою очередь, стали теснить уголь с лидирующих позиций.

В обоих случаях активная стадия перехода заняла 40–50 лет, а катализатором перемен были новые технологии, а не проблемы с существующими. Сегодня есть все предпосылки для следующей энергетической революции.

Конец нефтяного века

neft-2В силу объективных геологических причин, нефтяные запасы в мире сосредоточены неравномерно, а себестоимость их извлечения сильно разнится. Подобная ситуация приводит к тому, что дорогая нефть на рынке является ценообразующей, а собственники дешевой нефти становятся получателями нефтяной ренты. Но в случае замещения нефти альтернативными источниками энергии многие привычные закономерности уходят в прошлое.

Рыночная цена на нефть перестает определяться все более дорогими трудноизвлекаемыми баррелями. Напротив, отрасли, построенные на технологиях, а не на ресурсах, как правило, структурно дефляционные. То, что раньше стоило дорого и было доступно единицам, через несколько лет начинает быть доступно миллионам. Особенно это характерно для технологических индустрий — от персональных компьютеров, до сотовых телефонов. Но теперь актуально и для нарождающейся новой индустрии энергетики.

Спрос на нефть в абсолютных величинах начнет снижаться. Страны — производители нефти, стремясь компенсировать выпадающие доходы на сжимающемся рынке, станут бороться за рыночную долу, тем самым еще больше подталкивая цену на нефть вниз.

Ахмед Заки Ямани однажды заметил, что каменный век закончился не потому, что в мире закончились камни. Так и нефтяной век закончится совсем не потому, что в мире кончилась нефть.

altenergiya.ru


Смотрите также