Мировая энергетика: тенденции, проблемы, альтернативы. Нефть и газ энергоносители


Мировая энергетика на пороге 2016 года – в эпицентре политических осложнений и экономических неурядиц - Бурение и Нефть

World energy is on the threshold of 2016. In the midst of political and economic disruption turmoil

A. IVANOV, I. MATVEEV, VNIKI

Рассматривается весьма депрессивное состояние, в котором – после ряда лет относительного равновесия – с середины 2014 г. оказалась мировая энергетика под воздействием разноплановых и разнонаправленных факторов, ряд из которых – политического характера. На фоне технического прогресса, позволявшего экономнее расходовать топливо, расширить и облегчить его добычу и транспортировку, а также привлечь альтернативные источники энергии, – США, опираясь на сланцевую добычу, взяли курс на повышение энергетической самообеспеченности (снизив за пятилетие импортную зависимость с 24% до 13%), а Европейское Сообщество стало развивать альтернативные источники, уже достигшие 7,5% в энергобалансе. Однако неуклюжее вмешательство США в военно-политическую обстановку на Ближнем Востоке, а главное – инициированная ими антироссийская война «санкций» нарушили взаимовыгодные международные экономические отношения. В области энергетики ущерб рынку был особенно нагляден. Темпы роста энергопотребления замедлились за пятилетие с 2,4% до мизерных 0,9%. Нефтяные цены упали втрое (со 110 до уровня около 36 долл. – дневные котировки – к началу 2016 г.), сместились традиционные товаропотоки, были прерваны рациональные международные проекты. Работа содержит статистику, отражающую процессы на рынке: энергетические балансы по нефти, газу, углю, ядерной энергии, гидроэлектроэнергии, возобновляемым источникам энергии, нетто-экспорт, нетто-импорт.

The world of energy market (after a balanced period) has become greatly depressed since mid – 2014 because of multiplicity of factors, some of them specially purpoted politically. At the background of technical progress some new opportunities of saving fuel or facilitating its extraction as well as committing alternative fuels have appeared. The United States basing themselves on shale oil and gas production have undertaken a selfsufficiency policy and succeeded in getting imported share down from 24 to 13%, wheras the EC raised their share of renewable fuels to 7,5% of consumption. However, the most destructive effect on the energy market had the antii-Russian policy of «sanctions», initiated by the USA, bringing about siackening in the rate of energy growth – from 2.4% in 2009-2014 to 0.9% in2014. The prices fell down three times (from $110 to around $36-dayly quotations-by the beginning of 2016. Traditional trade routes were changed and some promissing projects abolished. The developments are shown by the statistics attached. Energy balances in oil, natural gas, coal, nuclear and hydroelectric energy, renewable energy sources, net-exports, net-imports.

Мировая энергетика вступила в 2016 г. в условиях продолжающейся трансформации структуры производства и потребления первичной энергии, изменения конфигурации транспортных потоков энергоносителей, формирования новых глобальных торгово-экономических объединений (Трансатлантического1) и Транстихоокеанского2) партнерств, а также ЕАЭС, ШОС и др.). Ужесточение политической ситуации на Ближнем и Среднем Востоке, Северной Африке и др., всплеск терроризма, массовый наплыв беженцев-мигрантов в Европу, а также реализация политики ограничений (санкций) в отношении России со стороны отдельных государств Запада, инициированных США в нарушение норм международного торгового права, фактически разрушили гармонию мирового рынка, деформируя его и оказывая депрессивное влияние.

В настоящее время нефть, постепенно вытесняясь, остается доминирующим энергоносителем с удельным весом в 33%. Стабильными остаются доли газа (24%) и угля (30%), конкурентоспособность которого увеличилась.

При обобщении итогов 2014 – 2015 гг., в контексте событий последних нескольких лет, можно говорить о сохранении таких тенденций, как: замедление спроса на первичную энергию, разрыв темпов роста мирового ВВП и темпов расширения потребления энергоносителей, формирование «навеса» предложения над потреблением (создание избытка первичной энергии в глобальном масштабе), манипулирование рынками энергоносителей как со стороны ведущих нетто-импортеров топлива, так и добывающих стран, в первую очередь государств, входящих в ОПЕК. Кроме того, в мировой экономике часть нефтяного рынка, ввиду функционирования каналов нелегальной и полулегальной торговли углеводородами, находилась «в тени» [1 –7].

Профицит энергоносителей, или «Разбалансирование» энергобаланса

В мировой энергетике сегодня происходит смена технологических укладов, как в производстве топлива, так и потреблении его видов, что отражается на структуре рынков и их количественных показателях. Технический прогресс, с одной стороны, позволил мировому сообществу экономнее расходовать топливо на единицу продукции: уступая темпам роста ВВП, мировое потребление энергии возрастало в 2004 – 2014 гг. в среднем на 2,2% в год (а в 2013 – на 1,9%, в 2014 г. – всего на 0,9%). При этом в развитых странах (ОЭСР) в 2007 г. был достигнут пик потребления, после чего оно стало сокращаться в абсолютном объеме, снизившись за 7 последовавших лет на 4,1%. Данные, характеризующие потребление первичной энергии и развитие мировой экономики, приведены на рис. 1.Отметим, что развитые экономики, входящие в ОЭСР, в 2007 г. переломили тенденцию роста потребления первичной энергии, в итоге центр спроса переместился в развивающиеся страны. В конце 2000-х гг. под влиянием различных факторов началось изменение структуры использования энергетических ресурсов – ввиду увеличения добычи углеводородов из нетрадиционных источников (сланцев, слабопроницаемых пород, угольных пластов и др.), расширения выработки энергии на базе возобновляемых источников энергии (ВИЭ), пересмотра отношения к атомной промышленности и др.В период 2008 – 2012 гг. в глобальной экономике предложение первичной энергии примерно соответ­ствовало потреблению, однако в последующие годы энергетический баланс сдвинулся в сторону профицита. Кроме того, политическая обстановка не препят­ствовала развитию нелегальной торговли жидкими углеводородами3). Эти обстоятельства, наряду с другими факторами, способствовали снижению цен на нефть, а следовательно, и другие виды ископаемого топлива (рис. 2). В 2004 – 2013 гг. в глобальной экономике поставки газа отличались стабильностью (по формальным показателям за год – потребление минус производство), в то время как нефть и уголь демонстрировали периодическую нехватку или избыток предложения, при этом уголь компенсировал сокращение потребления жидких и газообразных видов топлива [8]. В 2014 г. был зафиксирован профицит ископаемых энергоносителей. Данные, характеризующие мировой энергетический баланс по видам углеводородного топлива, представлены на рис. 3. В текущем десятилетии рост энергопотребления сдерживался внедрением новых технологий. Так, страны ЕС продолжили реализацию плана по достижению к 2020 г. доли ВИЭ до 20% в расходной части энергобаланса.

1 Укрепление торгово-экономических связей США и ЕС с целью создания зоны свободной торговли.2 Предполагается либерализация торгово-экономических связей США, Канады и Мексики (НАФТА) с отдельными государствами, также входящими в АТЭС: Чили и Перу (одновременно являются ассоциативными членами МЕРКОСУР), Малайзией, Вьетнамом, Сингапуром, Брунеем (АСЕАН), Японией, Австралией и Новой Зеландией.3 В этом контексте можно привести пример стран Гвинейского залива, Ирака, Сирии, Турции.4 В этом контексте зарубежным политикам целесообразно напомнить, что, во-первых, в 1780 г. Екатерина Великая провозгласила «доктрину вооруженного нейтралитета», смысл которой заключался в поддержке Соединенных Штатов Америки, во вторых, российский Крым и США – ровесники, так как в одном и том же 1783 году Россия присоединила Крым, а, король Великобритании прзнал независимость США.5 В частности, правительство США рекомендовало компании «ExxonMobil» отказаться от реализации 9-ти из 10-ти совместных с «Роснефтью» проектов по разработке шельфовых месторождений в Карском и Черном морях. Отметим, что в проекте «Сахалин-1» участие было разрешено, что неудивительно – совместная работа приносит хороший доход, при этом имеются высокие достижения в сфере технологий – на шельфовом месторождении «Чайво» была пробурена самая протяженная скважина в мире – 12 345 м – длина горизонтального участка превысила 12 км.6 Иран полагает, что в этом случае решение картеля ОПЕК не требуется. 7 В стране для защиты от несанкционированного отбора сырья с 2012 г. отдельные участки магистральных нефтепроводов приходилось прокладывать на глубине до 60 м с использованием технологий горизонтального бурения.8 Для сравнения – в Китае 8%, России – 6%, США – 2,6%.

Вклад в манипулирование рынками и удержание нефтяных цен на низком уровне внесли государства ОПЕК. Четыре последних года картель не снижал квоты для стран–членов, несмотря на существенные изменения ценовых параметров нефти.

В настоящее время данный показатель в среднем превышает 7% (в ФРГ, Италии, Швеции – около 10%, Испании – 12%, Дании – 24%!). Усилиями, как государств, так и транснациональных корпораций, дейст­вующих в различных секторах экономики (энергетике, электронике, транспорте и  др.), развивалась сфера энергоэффективности. США, накопившие опыт в бурении горизонтальных скважин и применении технологий гидроразрыва (что позволило снизить себестоимость добычи нефти из сланцевых пород до 50 долл/барр.), за прошедшие пять лет продолжили сокращать зависимость от внеш­них поставок топлива. Так, в 2010 – 2014 гг. соответствующая доля импорта во внутреннем энергопотреблении снизилась вдвое – с 23,4% до 12,6%, при этом в первой половине 2015 г. страна вышла в мировые лидеры по суточной нефтедобыче с учетом специфики методики обработки статистических данных, включающих добычу нефти и газового конденсата [9]. Обращает на себя внимание гибкость производства сланцевых нефти и газа: в США добыча этих энергоносителей может быть расширена (сокращена) в короткие сроки, при этом производственные затраты ограничиваются операционными расходами в отличие от традиционных месторождений, требующих дорогостоящих подготовительных работ по обустройству и развитию инфраструктуры. Иными словами, в США создан инструмент оперативного реагирования на рыночную конъюнктуру, что может позволить стране извлекать дополнительную прибыль как при снижении цен на нефть (объемов добычи, потребления) путем сворачивания добычи, так и их росте (при опережающем вводе в эксплуатацию новых мощностей).

Рассматривается весьма депрессивное состояние, в котором – после ряда лет относительного равновесия, – с середины 2014 г. оказалась мировая энергетика под воздействием разноплановых и разнонаправленных факторов, ряд из которых политического характера.

Дестабилизирующее воздействие на мировую энергетику, в том числе торговлю энергоносителями, оказала политика сдерживания России, инициированная США и поддержанная отдельными странами Запада4), которая охватила политическую, экономическую, финансовую, даже спортивную сферы, привела к свертыванию или изменению многих устоявшихся товаропотоков, корректировке планов развития отечественной нефтегазовой отрасли и сроков реализации проектов в сфере транспортировки сырья5). Вклад в манипулирование рынками и удержание нефтяных цен на низком уровне внесли государства ОПЕК. Четыре последних года картель не снижал квоты для стран-членов, несмотря на существенные изменения ценовых параметров нефти. В декабре 2014г., как и декабре 2015г., под влиянием Саудовской Аравии, ОАЭ и Катара ОПЕК очередной раз уклонилась от сокращения добычи, несмотря на позицию Венесуэлы, Алжира, Ливии и др. Кроме того, мировой рынок находился в ожидании поставок углеводородов Ираном, который заявил о намерении вернуться к национальным квотам, действующим до ведения санкций (направленных на сдерживание его программы по развитию атомной промышленности6) ). Вместе с тем, в ОПЕК отдельные государства-члены начали демонстрировать несогласие с таким положением дел. Во втором полугодии 2015г. первой страной ОПЕК, вынужденной реализовывать нефть по цене ниже себестоимости, стал Эквадор [10].

Отметим, что в начале второй декады декабря 2015 г. цены мексиканской и венесуэльской нефти снизились на 73% и 75% соответственно (примерно до 28 долл/барр., с учетом специфики контракта), сернистой нефти Канады «Western Canada Select» – на 75% (до 21 долл/барр.). Другие сорта, включая «Oriente» (Эквадор), «Arab Heavy» (Саудовская Аравия), «Basrah Heavy» (Ирак), также стоили менее 30 долл/барр. [11]. С целью минимизации рисков Мексика предприняла меры по страхованию экспорта нефти в 2016 г. по средней цене в 49 долл/барр. Программа хеджирования реализуется крупнейшими мировыми финансовыми структурами – «Мorgan Stanley», «Citigroup», «JPMorgan» и «Goldman Sachs» [12].

В период с 2004 г. по 2014 г. доля добываемого жидкого топлива, поставляемая на внешние рынки, выросла с 60,9% до 64%, при этом сегмент нефтепродуктов расширился почти в полтора раза – с 22,1% до 32,7%. В газовой сфере отмечались аналогичные количественные и качественные процессы: в 2014 г. в каналы международной торговли поступило 28,8% добытого газа (в 2004 г. – 25,3%), а на долю сжиженного природного газа (СПГ) приходилось 33,4% (в 2004 г. – 26,2%) поставок.

Рассмотрим основные характеристики мирового энергетического рынка по видам топлива и регионов.В последние два-три года структура спроса на первичные энергоносители (нефть, газ, уголь, электроэнергию, выработанную с использованием крупных ГЭС, а также АЭС) изменилась незначительно. В  настоящее время нефть, постепенно вытесняясь, остается доминирующим энергоносителем с удельным весом в 33%. Стабильными остаются доли газа (24%) и угля (30%), конкурентоспособность которого увеличилась.

По масштабу производства и потребления первичных энергетических ресурсов в мире выделяются три экономики: Китай, США и Россия, суммарная доля которых в 2014 г. в мировом производстве составила 44,6%, потреблении – 46%.

Низкоуглеродные энергоносители – атомная энергия, энергия воды (крупные ГЭС) и возобновляемые источники энергии – занимают 4,4% и 6,7%, примерно 2% соответственно.Обеспеченность мировой экономики минеральным топливом остается стабильной. При текущем уровне добычи запасов нефти может хватить на 52 года, газа – на 54 года, угля – на 110 лет [5].Данные, характеризующие структуру и динамику мирового энергопотребления по видам энергоресурсов, указаны в табл. 1.

Экспортный потенциал добывающих стран

В период с 2004 г. по 2014 г. доля добываемого жидкого топлива, поставляемая на внешние рынки, выросла с 60,9% до 64%, при этом сегмент нефтепродуктов расширился почти в полтора раза – с 22,1% до 32,7%. В газовой сфере отмечались аналогичные количественные и качественные процессы: в 2014 г. в каналы международной торговли поступило 28,8% добытого газа (в 2004 г. – 25,3%), а на долю сжиженного природного газа (СПГ) приходилось 33,4% (в 2004 г. – 26,2%). Уголь, запасы которого на Земле распределены более равномерно, чем нефти и газа, потреблялся локально, а на внешние рынки поступило около 1/6 суммарной добычи. Мировым лидером по производству угля оставался Китай (47% глобальной добычи), который за последние десять лет сумел нарастить его производство на 66% [13, 14]. Расчеты энергобалансов стран мира, выполненные на основе статистических данных British Petroleum, свидетельствуют, что в 2014 г. в 12 добывающих государствах объемы внутреннего производства топливно-энергетических ресурсов превысили их потребление на 2,55 млрд т н.э. (табл. 2). В  этой группе стран первое место со значительным отрывом занимала Россия, обладающая избытком энергоресурсов (добыча минус потребление) в 624 млн т н.э. Второе место по данному показателю принадлежала одному из ведущих производителей нефти – Саудовской Аравии (примерно 400 млн т н.э.), за которой следовали Австралия, Индонезия и Катар (около 200 млн т н.э.). Кроме того, в категорию крупных нетто-экспортеров энергоресурсов вошел Казахстан и ряд традиционных поставщиков, таких, как Канада, Норвегия, Венесуэла, тогда как Алжир сократил экспортные поставки, а Иран был ограничен «санкциями». В ряде стран мира сохранялся неиспользуемый экспортный потенциал. К их числу относились страны Ближнего и Среднего Востока (Ирак, Иран, Сирия, Ливия), политическая ситуация в которых была дестабилизирована: на их территориях развернулись военные действия. На Африканском континенте выделялась Нигерия (добыча нефти – около 114 млн т н.э. в год), данные о потреблении которой British Petroleum не публикует ввиду масштабных потерь и воровства сырья из трубопроводов (около 6 млн т нефти в год7) ). Данные, характеризующие динамику объемов избытка и нехватки топливно-энергетических ресурсов (ТЭР) в крупнейших странах-производителях и потребителях, приведены в табл. 3 и 4.

Специфика национального энергопотребления

Расчеты по данным «ВР» выявили в 2009 – 2011 гг. глобальное превышение среднегодового спроса над предложением энергоресурсов в размере 60 млн т. Этот дефицит сменился в 2012 – 2014 гг. избытком их производства над потреблением в объеме более 100 млн т в год. Таковы были фундаментальные основы падения цен.

Структура национального энергобаланса зависит от многих факторов, включая наличие собственных ресурсов, структуру экономики и др. Как правило, в странах с высоким уровнем моторизации населения на долю транспорта приходится более 30% потребления первичной энергии (в Японии – 43%, США – 36%, ЕС – 37%), а для промышленности и сектора недвижимости данный показатель находится на уровне 20% – 30%. Нетто-импортеры ТЭР вынуждены обеспечивать внутренний рынок за счет ввоза ископаемого топлива и его переработки внутри страны.Государства, добывающие газ, стремятся использовать это экологически более чистое топливо по сравнению с нефтью и углем. В 2014 г. в структуре национального энергобаланса на долю газообразного топлива приходилось (%): в Узбекистане – 86, Туркмении – 80, Алжире – 65, Азербайджане – 63, России – 54, Аргентине –49. Для Ирана и Катара, разрабатывающих одно из крупных в мире газовых месторождений (Южный Парс), аналогичный показатель составил 61% и 80% соответственно.Страны, производящие уголь, активно используют его для своих энергетических нужд. Так, в расходной части энергобаланса Китая на долю данного энергоносителя приходится около 66%, в ЮАР данный показатель составляет 71%, Казахстане – 64%, Индии – 56%, Австралии – 36%, Индонезии – 35%.

По данным МЭА, в начале 2015 г. США вышли на первое место в мире по суточной нефтедобыче – 13 975 м.б./д. (против 11 624 у Саудовской Аравии и 10 853 м.б./д. у России).

В энергетике отдельных экономик ведущая роль принадлежит энергии воды. В  2014 г. на долю крупных ГЭС приходилось (% суммарного энергопотребления): в Норвегии – 66, Бразилии и Швеции – 28, Канаде и Колумбии – 268).В последние два года выработка электроэнергии на АЭС начала увеличиваться (в 2012 г. – 559 млн т н.э., в 2014 г. – 574 млн т н.э.) с развитием технологий и повышением уровня безопасности атомных реакторов.Отметим, что в 2014 г. лидирующие позиции в атомной энергетике занимали такие страны (число действующих реакторов, ед.), как: США – 104, Франция – 58 и Россия – 33.

Атомная электроэнергия продолжала оставаться основой энергетического комплекса Франции (более 40% суммарного энергопотребления), Швеции (29%), Швейцарии (22%), Финляндии (21%), Болгарии (20%). В  настоящее время в 15 государствах ведется проектирование и строительство более 70-ти атомных энергоблоков.

Возобновляемая энергетика, по-прежнему требующая государственной поддержки, активно развивается в США (около 20% глобальной выработки на базе ВИЭ), Китае (17%) и ФРГ (10%).

Три кита мировой энергетики

Россия – единственная из крупнейших субъектов глобального энергетического рынка имеет существенный избыток производства энергоресурсов над потреблением.

По масштабу производства и потребления первичных энергетических ресурсов в мире выделяются три экономики: Китай, США и Россия, суммарная доля которых в 2014 г. в мировом производстве составила 44,6%, потреблении – 46%. С  точки зрения спроса на глобальном энергетическом ландшафте выделялись страны Евросоюза (12,5% мирового потребления). Структуры национальных энергетических балансов указанных участников глобального энергетического рынка имеют существенные различия в зависимости от параметров внутреннего производства и потребления первичной энергии, векторов и темпов социально-экономического развития. Все указанные государства, за исключением Российской Федерации, в  настоящее время являются нетто-импортерами энергетических ресурсов.

«Китайская экономика, несмотря на сложные внешние и внутренние факторы, по–прежнему остается устойчивой, у нее есть обширное пространство для маневра», – заявил председатель КНР Си Цзиньпин.

Китай выделяется наиболее высокими и устойчивыми темпами роста экономики, при этом его производство первичных энергоносителей не успевает за потреблением, увеличивающимся более высокими темпами, что вынуждает страну расширять закупки на внешних рынках и, соответственно, поддерживать мировую торговлю энергоносителями. США идут по пути повышения эффективности использования первичной энергии, сокращения импорта энергоносителей и наращивания собст­венного производства с  целью снижения зависимости от зарубежных поставок и дальнейшего выхода на траекторию устойчивого экспорта углеводородов. По данным МЭА, в начале 2015 г. США вышли на первое место в мире по суточной нефтедобыче – 13 975 м.б./д. (против 11 624 у Саудовской Аравии и 10 853 м.б./д. у России). В 2014 г. Конгресс США рассматривал возможности отмены запрета на экспорт нефти, действующего в течение последних 40 лет, а Министерство энергетики США выдало не менее 4 лицензий на строительство четырех экспортных терминалов СПГ, при этом число заявок на получение соответствующей разрешительной документации составило около 20. 15 декабря 2015 г. лидеры Конгресса в очередной раз договорились о снятии запрета на экспорт нефти из США. Эти факты свидетельствуют о курсе США на передел мирового рынка нефти и локальных рынков газа, вытеснению ряда крупнейших участников этих рынков, включая Россию и Саудовскую Аравию. Страны ЕС стремятся сдерживать внутреннее энергопотребление, при этом подавляющее большинство добывающих мощностей стран объединенной Европы уже несколько лет находится в фазе «падающего» производства.

Россия – единственная из крупнейших субъектов глобального энергетического рынка имеет существенный избыток производства энергоресурсов над потреблением, который по итогам 2014 г. составил 624 млн т н.э. (в 2004 г. – 535 млн т н.э.), что в 1,5 раза больше, чем аналогичный показатель ведущего производителя нефти – Саудовской Аравии. На рис. 4 приведены данные, характеризующие производство и потребление первичных энергоресурсов в КНР, США, России и ЕС в 2009 г. и 2014 г.«Китайская экономика, несмотря на сложные внешние и внутренние факторы, по-прежнему остается устойчивой, у нее есть обширное пространство для маневра», – заявил на саммите АТЭС в Маниле в ноябре 2015 г. председатель КНР Си Цзиньпин [15]. Действительно, удачное сочетание достоинств централизованного планирования и потенциала частной инициативы позволяет КНР поддерживать устойчивый экономический рост даже в условиях турбулентности мирового хозяйства. За период в шесть лет (2009 – 2014 гг.) Китай увеличил производство энергоресурсов почти на 28%. В  указанный период с целью снижения зависимости от внешних поставок страна нарастила добычу угля на 20%, на 80% расширила производство атомной электроэнергии. Выработка электроэнергии с использованием крупных ГЭС выросла на 73% – до 27,4% соответствующего глобального производства. Кроме того, за последние три года Китай выдвинулся на второе место в мире (после США) по объему производства энергии на базе возобновляемых источников.

Российская Федерация, неуклонно развивая нефтегазовую промышленность, по совокупному предложению энергоресурсов для внешних рынков намного опередила ближайшего конкурента – Саудовскую Аравию.

США вышли на стадию активного роста внутреннего производства углеводородов. Так, с 2009 г. по 2014 г. внутренняя добыча нефти выросла на 61%, газа – на 25%, что резко усилило самообеспеченность государства. В  указанный период объем добычи углеводородного сырья из сланцевых пород увеличился более чем в 4 раза, а их доля в национальном производстве расширилась с 1/10 до 1/3. Изменения в энергетическом комплексе страны привели к корректировке как локальных моделей спроса и предложения, так и межрегиональных цен, что оказало влияние на глобальный процесс переориентации товарных потоков углеводородного сырья (в первую очередь – угля и СПГ) и планы реализации ряда инвестиционных проектов (связанных, например, с атомной, угольной энергетикой, разработкой нефтегазовых месторождений в Арктике). Российская Федерация, неуклонно развивая неф­тегазовую промышленность, по совокупному предложению энергоресурсов для внешних рынков намного опередила ближайшего конкурента – Саудовскую Аравию. В России на долю нефтегазового сектора приходится около 1/3 отечественного валового внутреннего продукта и 2/3 экспорта. В стране организационно нефть добывается, в основном, десятью ВИНК, три из которых обеспечили 2/3 производства (млн т): «Роснефть» – 192,6 (36,8% внутренней и 4,7% мировой добычи), ЛУКОЙЛ – 86,7 и «Сургутнефтегаз» – 61,4. Производство газа осуществляют Газпром – 476,2 млрд м3, что составило 78,7% отечест­венного производства и 14% мировой добычи), нефтяные корпорации (суммарно – 76,2 млрд м3) и компания «Новатэк» (53,0 млрд м3).В условиях активизации усилий западных стран по переделу сфер влияния на региональных рынках энергоносителей Россия предприняла шаги по диверсификации каналов вывоза углеводородного сырья. Так, в июне 2014 г. был заключен контракт на строительство трубопровода и поставку в Китай 38 млрд м3 газа в течение 30 лет, при этом отечественный газ может обеспечить более половины внутреннего спроса КНР.

На рынке энергоносителей – ценопад

В секторе СПГ ведущим экспортером является Катар (в 2004 г. страна вывезла 24 млрд м3, в 2014 г. – 103 млрд м3).

В середине 2014 г. период относительно устойчивых и высоких цен на нефть и газ завершился их снижением более чем в два раза. В ноябре 2014 г., как и декабре 2015 г., ожидания участников рынка о возможном сокращении добычи нефти странами ОПЕК и, соответственно, росте цен не оправдались. В итоге в середине декабре 2015 г. котировки цен нефти марки «Brent» и западнотехасской «WTI» снизились до 38 долл/барр. Цена на уголь с 2011 г. последовательно снижалась (в целом примерно на 40%), как и на урановый концентрат (почти в два раза вследствие сокращения числа эксплуатируемых атомных реакторов). Цены на основные виды топлива приведены в табл. 5.Сопоставление стоимости единицы энергии, заключенной в жидком и газообразном видах топлива, показывает, что в среднесрочной ретроспективе нефть последовательно дорожала, превосходя аналогичные показатели для газа, которые, в свою очередь, дифференцировались (сжиженный – дороже трубопроводного, а трубопроводный, в свою очередь, дороже газа на внутреннем рынке США). Значительный разброс ценовых показателей газа был обусловлен также стоимостью перевозки и затратами на сжижение, при этом транспортная компонента в цене данного энергоносителя, как правило, составляла около 2/3 (для нефти – примерно 1/3). По итогам 2014 г. соответствующие показатели для нефти и СПГ находились на одинаковом уровне [16]. Сравнительная стоимость базовых углеводородных энергоносителей приведены в табл. 6 и на рис. 5. Средневзвешенный ценовой показатель нефти (APSP), используемый Международным валютным фондом и Всемирным банком, в конце 2015 г. приблизился к минимуму, зафиксированному в декабре 2008 г. (41,34 долл/барр.). Соответствующие данные приведены на рис. 6.

Международная торговля энергоносителями. Диагноз – аритмия

За последнее десятилетие в мировом потреблении доминирующего энергоносителя – нефти – и торговле им наблюдалась определенная аритмия с чередованием периодов роста и спада.

За последнее десятилетие в мировом потреблении доминирующего энергоносителя – нефти – и торговле им наблюдалась определенная аритмия с чередованием периодов роста и спада. Так, в 2004 – 2009 гг. глобальное потребление нефти выросло всего на 1,3 %, а в 2008 – 2014 гг. – на 7,3%. Однако изменение объемов торговли нефтью было разнонаправленным: в начале рассматриваемого периода – рост на 9,5%, а в 2009 – 2014 гг. – замедление до 6,9%. Сместились и центры предложения и спроса. Так, в 2009 – 2014 гг. сократился экспорт из ближневосточного региона (на 3%) и стран Северной Африки (на 33%). Уменьшился ввоз в развитые страны: в США – на 24%, в  Евросоюз и Японию – на 8%. В то же время выросли закупки Китая (на 73%) и Индии (на 35%). Основные параметры межрегиональных поставок нефти и нефтепродуктов приведены в табл. 7.Международная торговля газом развивалась более равномерно. За период с 2004 г. по 2009 г. мировое потребление газа выросло на 10%, а в 2009 – 2014 гг. – на 14,4%, при этом сбыт увеличился на 29% и 37% соответственно. Данные, характеризующие международную торговлю газом, указаны в табл. 8. Отметим, что в секторе СПГ ведущим экспортером является Катар (в 2004 г. страна вывезла 24 млрд м3, в 2014 г. – 103 млрд м3) [17]. Кроме Катара поставки СПГ в значительных объемах осуществляли Малайзия, Австралия, Нигерия, Индонезия, Тринидад и Тобаго, а также Россия. Среди стран-импортеров СПГ лидировали Япония (11,5% глобальной торговли), ФРГ (9,3%) и США (около 8%).

На рынке энергоресурсов – депрессия, или «Нефтяная игла» как «камень преткновения»

В 2014 г. в мировой экономике образовался избыток предложения всех видов углеводородных энергоносителей – нефти, газа и угля (по формальным показателям – производство минус потребление).

Таким образом, в последние несколько лет глобальное потребление первичной энергии продолжало увеличиваться, однако темпы прироста были ниже, чем аналогичный показатель для мирового ВВП. Развитые страны нетто-импортеры стабилизировали внутренний спрос, сократив тем самым зависимость от внешних поставок, а экономики, не входящие в ОЭСР, продолжили наращивать энергопотребление [18]. Обеспеченность глобального хозяйства основными видами ископаемого топлива оставалась стабильной на временном горизонте, превышающем 50 лет. В структуре расходной части мирового энергобаланса доля низкоуглеродных источников энергии, по консервативным оценкам, находилась на уровне 13%, а доминирующим энергоносителем, по-прежнему, является нефть.

В 2014 г. в мировой экономике образовался избыток предложения всех видов углеводородных энергоносителей – нефти, газа и угля (по формальным показателям – производство минус потребление). Одними из основных факторов создания профицита стали позиция стран ОПЕК, не стремящихся достичь «справедливой» цены нефти (как они указывали в конце 2000-х – начале 2010-х гг.) путем сокращения квот на ее добычу, развитие нефтегазовых технологий и инфраструктуры в США, что позволило стране обеспечить гибкость производства нефти и газа из нетрадиционных источников, политическая нестабильность в нефтедобывающих регионах мира, политика сдерживания России, реализуемая отдельными государствами Запада во главе с США и др. В целом мировой рынок энергоресурсов, начиная с середины 2014 г. вступил в глубокую депрессию – с замедлением основных показателей.

В целом мировой рынок энергоресурсов, начиная с середины 2014 г. вступил в глубокую депрессию – с замедлением основных показателей.

Сравнение стоимости единицы энергии в жидком и газообразном видах топлива, направляемых на внешние рынки, демонстрировало сближение данных показателей для нефти и СПГ, при этом природный газ, поставляемый по трубопроводам, оставался примерно в два раза дешевле. Благоприятно складывалась ситуация в США, на внутреннем рынке которых цена газа была существенно ниже, чем в ЕС, получающем российский газ.В 2014 г. интегрированная цена нефти (APSP) снизилась почти в два раза (до 60,6 долл/барр.). В 2015 г. эта тенденция сохранилась и в итоге данный показатель приблизился к минимальному значению, зафиксированному в декабре 2008 г. (41,34 долл/барр.), при этом суточные котировки основных сортов нефти «Brent» и «WTI» находились на одном уровне – около 38 долл/барр. Для России подобная ситуация является источником серьезных рисков, а также фактором, стимулирующим переход экономики на более высокий уровень – внедрение перерабатывающих технологий, расширение несырьевого экспорта, развитие человеческого и природного капитала.

1. Бараникас И. Рокфеллер не прогадал, отказавшись от нефти // МК. 9 декабря 2015. С. 4.2. Беррес Л., Пылаева Е. Идет война торговая // МК. 26 ноября 2015. С. 2.3. Бурман А.П. Просто об электроэнергетике. М.: Изд-кий дом ЭИ, 2014. 160 с.4. Дакалов М.В. Масштабы и тенденции использования ВИЭ // Бурение и нефть. 2014. №10.5. Делягин М. Когда закончится нефть // МК. 2015. 6 августа. С. 3.6. Дмитриевский А.Н. К национальной модели рынка природного газа // Газовая промышленность, специальный выпуск. 2014. №716. С. 6 – 7.7. Добровольский А. Формула третьей мировой // МК. 5 ноября 2014. С. 5.8. Иванов А.С., Матвеев И.Е. Мировая энергетика на рубеже 2015 года под прессом ожесточающих факторов // Бурение и нефть. 2015. №1. С. 8 – 17. 9. BP Statistical Review of World Energy, June 2015. [Электронный ресурс]. URL: https://www.bp.com/content/dam/bp/pdf/energy-economics/statistical-review-2015/bp-statistical-review-of-world-energy-2015-full-report.pdf (дата обращения: 10.09.2015).10. Эквадор первым в ОПЕК стал продавать нефть ниже себестоимости. [Электронный ресурс]. URL: http://fomag.ru/ru/news/currencies.aspx?news=8780 (дата обращения: 01.11.2015).11. Канада, Венесуэла, Ирак и Мексика торгуют нефтью почти по $20. [Электронный ресурс]. URL: http://www.finanz.ru/novosti/birzhevyye-tovary/kanada-venesuela-irak-i-meksika-torguyut-neftyu-pochti-po-$20-1000961152 (дата обращения: 15.12.2015).12. Мексика страхуется от падения цен на нефть // Ведомости. 20 августа 2015. [Электронный ресурс]. URL: http://www.vedomosti.ru/economics/articles/2015/08/21/605695-meksika-strahuetsya-padeniya-tsen-na-neft (дата обращения: 15.09.2015).13. Мастепанов А.М. Об энергетической ситуации в условиях новых вызовов и геополитических реалий // Академия энергетики. 2015. Июнь. С. 4 – 10.14. Олейнов А. Топливно-энергетический комплекс мира: учебно-справочное пособие. М: Навона, 2008. С. 472. (Проект сотрудничества МГИМО – «Би-Пи»).15. Си Цзиньпин: экономика Китая остается устойчивой. [Электронный ресурс]. URL: http://ria.ru/economy/20151118/1323298283.html#ixzz3uaCo4hH8 (дата обращения: 10.12.2015).16. Иванов А.С. Ускорение трансформации мирового энергетического рынка и развитие торговли сжиженным природным газом // Бурение и нефть. 2015. №7 – 8. С. 22 – 25.17. H.R. Al Mohannadi, A World-Leading I Industry for Qatar, RasGas Magazine, Autumm, 2013.18. World Petroleum Coucil Addressing Global Energy Challenges, 80-th Anniversary Edition 1933 – 2013. [Электронный ресурс]. URL: http://www.world-petroleum.org/docs/docs/publications/wpc%2080th%201.pdf (дата обращения: 12.10.2015).

1. Baranicas I. Rockefeller has not lost by abandoning oil // MK. December 9, 2015. P. 4.2. Berres L. Pylaeva E. Is a trading war // MK. 26 November 2015. P. 2.3. Burman, A.P. Just on electricity. M.: Publishing house EI, 2014. P. 160.4. Dakalov M.V. The scale and trends in the use of renewable energy // Drilling and oil. 2014. No. 10.5. Delyagin M. When the oil will run out // MK. 2015. August 6. P. 3.6. Dmitrievsky A.N. To the national market model natural gas // Natural Gas industry, special issue. 2014. No. 716 Pp. 6 – 7.7. Dobrovolsky A. Formula of the third world // MK. 5 November 2014. P. 5.8. Ivanov A.S., Matveev I.Ye. World power at the turn of 2015 under exasperate factors` pressure // Drilling and oil. 2015. No. 1. Pp. 8 – 17.9. BP Statistical Review of World Energy, June 2015. [Electronic resource]. URL: https://www.bp.com/content/dam/bp/pdf/energy-economics/statistical-review-2015/bp-statistical-review-of-world-energy-2015-full-report.pdf (accessed: 10.09.2015).10. Ecuador was the first in OPEC to sell oil below cost. [Electronic resource]. URL: http://fomag.ru/ru/news/currencies.aspx?news=8780 (accessed: 01.11.2015).11. Canada, Venezuela, Iraq and Mexico sell oil at almost $20. [Electronic resource]. URL: http://www.finanz.ru/novosti/birzhevyye-tovary/kanada-venesuela-irak-i-meksika-torguyut-neftyu-pochti-po-$20-1000961152 (accessed: 15.12.2015).12. Mexico is insured against the fall of oil prices // Vedomosti. August 20, 2015. [Electronic resource]. URL: http://www.vedomosti.ru/economics/articles/2015/08/21/605695-meksika-strahuetsya-padeniya-tsen-na-neft (accessed: 15.09.2015).13. Mastepanov, A.M., On the energy situation in the face of new challenges and geopolitical realities // Academy of Energy. 2015. June. P. 4 – 10.14. Oleinov A. Fuel and energy complex of the world: Handbook. M: Navona, 2008. P. 472. (Cooperation project MGIMO – «BP»).15. Si Tszin`pin: China’s economy remains stable. [Electronic resource]. URL: http://ria.ru/economy/20151118/1323298283.html#ixzz3uaCo4hH8 (accessed: 10.12.2015).16. Ivanov A.S. Acceleration of global energy market transformation and the development of trade in liquefied natural gas // Drilling and oil. 2015. No. 7 – 8. Pp. 22 – 25.17. H.R. Al Mohannadi, A World-Leading I Industry for Qatar, RasGas Magazine, Autumm, 2013.18. World Petroleum Coucil Addressing Global Energy Challenges, the 80-th Anniversary Edition 1933 – 2013. [Electronic resource]. URL: http://www.world-petroleum.org/docs/docs/publications/wpc%2080th%201.pdf (accessed: 12.10.2015).

Комментарии посетителей сайта

Авторизация

Иванов А.С.

Иванов А.С.

к.э.н., доцент, ученый секретарь

Всероссийский научно-исследовательский конъюнктурный институт (ВНИКИ)

Матвеев И.Е.

Матвеев И.Е.

к.э.н., заведующий отделом энергетических ресурсов и инновационной энергетики

Всероссийский научно-исследовательский конъюнктурный институт (ВНИКИ)

Ключевые слова: энергетические балансы стран, нефть, газ, уголь, ядерная энергия, возобновляемые источники энергии, тренды мировой экономики, ценовая политика, нетто-импорт, нетто-экспорт

Keywords: energy balances, oil, gas, coal, nuclear energy, renewable energy, global economic trends, price policy, net imports, net exports

Просмотров статьи: 25138

burneft.ru

Энергетика тэк нефть нефтяная промышленность

Содержание

               XX в. насыщен многими событиями, которые будоражили и потрясали земную цивилизацию. Шла борьба за передел мира, за сферы экономического и политического влияния, за источники минерального сырья. Среди этого, клокочущего страстями, человеческого общества выделяется одна доминанта: стремление обладать ресурсами „черного золота, столь необходимого для прогрессивного развития промышленности. Воистину ее жаждали все промышленные державы мира. Человек попадал в жестокую зависимость от этого минерального сырья. Особенно остро это ощутилось в период „топливного кризиса, разразившегося в начале 70-х гг.

Цены на сырье резко подскочили вверх, вызвав рост дороговизны жизни во всем мире. Если в средние века, когда людей манил блеск золота и алмазов, в авантюры по добыче этих полезных ископаемых втягивались отдельные люди и лишь как исключение некоторые государства, то в наши дни в погоню за „черным золотом вовлечены практически все промышленно развитые страны мира.       Нефть известна давно. Археологи установили, что ее добывали и использовали уже за 5- 6 тыс. лет до н.э. Наиболее древние промыслы известны на берегах Евфрата, в Керчи, в китайской провинции Сычу-ань.

Считают, что современный термин „нефть произошел от слова „нафата, что на языке народов Малой Азии означает просачиваться. Упоминание о нефти встречается во многих древних рукописях и книгах.

В частности, уже в Библии говорится о смоляных ключах в окрестностях Мертвого моря.           Ни одна проблема, пожалуй, не волнует сегодня человечество так, как топливо. Топливо – основа энергетики, промышленности, сельского хозяйства, транспорта.

Без топлива немыслима жизнь людей.Развиваясь, человечество начинает использовать все новые виды ресурсов (атомную и геотермальную энергию, солнечную, гидроэнергию приливов и отливов, ветряную и другие нетрадиционные источники). Однако главную роль в обеспечении энергией всех отраслей экономики сегодня играют топливные ресурсы. Это четко отражает приходная часть топливно-энергетического баланса.Топливно-энергетический комплекс тесно связан со всей промышленностью страны. На его развитие расходуется более 20% денежных средств. На ТЭК приходиться 30% основных фондов и 30%  стоимости промышленной продукции России.

Он использует 10% продукции машиностроительного комплекса, 12% продукции металлургии, потребляет 2/3 труб в стране, дает больше половины экспорта РФ и значительное количество сырья для химической промышленности. Его доля в перевозках составляют 1/3 всех грузов по железным дорогам, половину перевозок морского транспорта и всю транспортировку по трубопроводам.Топливно-энергетический комплекс имеет большую районообразовательную функцию. С ним напрямую связано благосостояние всех граждан России, такие проблемы, как безработица и инфляция.Наибольшее значение в топливной промышленности страны принадлежит трем отраслям: нефтяной, газовой и угольной, из которых особо выделяется нефтяная.Нефтяные базы были опорой советского руководства. Дешевая нефть обеспечивала оттяжку структурной перестройки энергоемкой промышленности СССР. Эта нефть привязывала страны восточного блока.

Валютные доходы от ее экспорта позволяли обеспечивать потребительский рынок импортными товарами.С тех пор изменилось многое. Радикально перестраивается внутренняя структура государства. Разворачивается процесс реорганизации российского административного пространства.

Появляются новые региональные образования. Но нефть по-прежнему - важнейший источник валюты для страны.Действительно, отрасли ТЭК дают не менее 60% валютных поступлений, в Россию, позволяют иметь положительное внешнеторговое сальдо, поддерживать курс рубля. Высоки доходы в бюджет страны от акцизов на нефть и нефтепродукты.Велика роль нефти и в политики. Регулирование поставок нефти в страны ближнего зарубежья является, по сути дела, важным аргументом в диалоге с новыми государствами. Таким образом, нефть - это богатство России. Нефтяная промышленность РФ тесно связана со всеми отраслями народного хозяйства, имеет огромное значение для российской экономики. Спрос на нефть всегда опережает предложение, поэтому в успешном развитии нашей нефтедобывающей промышленности  заинтересованы практически все развитые государства мира.Россия пока не выступала как активный самостоятельный субъект в мировой энергетической политике, хотя малейшие социально-экономические и политические обострения в Москве или Тюмени тут же отражаются на стоимости нефти на биржах Нью-Йорка или Лондона.До настоящего времени нефтяную политику определяли два картеля - западный и восточный. Первый объединяет 6 крупнейших нефтяных компаний, на которые приходятся 40% нефтедобычи стран, не входящих в ОПЕК.

Совокупный объем продаж этих компаний в 1991 году составил почти 400 млрд. долларов. В восточный картель (ОПЕК) входят 13 стран, дающих 38 процентов всей мировой добычи и 61 процент мирового экспорта нефти.

Добыча России состовляет 10% мировой, поэтому можно с уверенностью сказать, что страна занимает сильные позиции на международном рынке нефти. Например, эксперты ОПЕК заявили, что государства, входящие в эту организацию, не смогут восполнить нехватку нефти, если мировой рынок покинет.Кроме того, в обозримом будущем нефть заменить нечем. Мировой спрос будет расти на 1,5 процента в год, а предложение существенно не возрастет. До энергетического кризиса 1973 года в течение 70 лет мировая добыча практически удваивалась каждые десять лет.

Однако сейчас из стран - членов ОПЕК располагающих 66% мировых запасов, лишь четыре страны могут ощутимо увеличить объем нефтидобычи (Саудовская Аравия, Кувейт, Нигерия, Габон). Тем более существенной становиться роль России, иначе ряд экспертов не исключают возможность скорого возникновения очередного энергетического кризиса.Итак, нефть и российская нефтяная промышленность имеют важнейшее значение для нашей страны и всего мира в целом. Успехи нефтяников бесспорны и в области поиска новых крупных месторождений нефти и газа, и в области их разработки. Тем не менее время, когда запасы этих уникальных природных соединений истощатся, с каждым годом становится все ближе.

Уже сейчас ученые многих стран задумываются над проблемой получения УВ искусственным путем. В лабораторных условиях была доказана принципиальная возможность этого. Вспомним хотя бы опыты К. Энглера по перегонке сельдевого жира.

Но нам нужна нефть в промышленных масштабах.Начав эксплуатацию месторождений нефти и газа, человек, сам того не подозревая, выпустил джина из бутылки. Поначалу казалось, что нефть приносит людям только выгоду, но постепенно выяснилось, что использование ее имеет и оборотную сторону.

Чего же больше приносит нефть, пользы или вреда? Каковы последствия ее применения? Не окажутся ли они роковыми для человечества?Спору нет: нефть и газ - наиболее эффективное и наиболее удобное на сегодня топливо. К сожалению, более 90 % добытых нефти и газа сжигаются в промышленных топках и в двигателях автомашин.

В связи с этим и в ближайшие десятилетия УВ будут составлять львиную долю в топливном балансе человечества. Разумно ли использовать нефть и газ лишь как источник энергии? Стало крылатым высказывание Д.И.

Менделеева о том, что сжигать нефть и газ - это все равно, что растапливать печь ассигнациями. К этой мысли специалисты возвращаются и теперь.

Американский ученый Ральф Лэпп в одной из своих статей пишет: Я считаю варварством сжигание уникального наследия Земли - углеводородов - в форме нефти и природного газа. Сжигание этих молекулярных структур только для получения тепла следует считать преступлением. Красноречивее не скажешь.

Наука 2.0. Нефтяная промышленность. Экологичность процессов [Территория нефти].mp4

www.tehnik.top

Энергетика на органическом топливе и перспективы ее развития

Количество просмотров публикации Энергетика на органическом топливе и перспективы ее развития - 521

Нефть. По прогнозам Международного энергетического агентства потребности в первичных энергоносителях в первом десятилетии XXI века будут удовлетворены в следующих соотношениях:

· нефть – не более 40 %,

· газ – менее 24 %,

· твердые виды топлива (в основном уголь) – менее 30 %,

· ядерная энергия – 7 %,

· гидроэнергетика – 7 %,

· возобновляемые виды энергии – менее 1 %.

Региональное потребление первичных энергоносителœей может иметь отклонения от мировых тенденций [3,25,29].

Основное количество энергии человечество получает и будет получать в ближайшем будущем, расходуя невозобновляемые источники.

В табл. 1–2 Приложения рассматриваются различные виды энергии (уголь, нефть, природный газ, солнечная энергия, гидроэнергия, энергия ветра) в сравнительной статистике.

Несмотря на огромное разнообразие видов топлива, основными источниками энергии остаются нефть, природный газ, и уголь. Первые два ископаемых топлива исчерпаемы в ближайшем будущем. Жидкие виды топлива (на основе, прежде всœего нефти) обладают особой ценностью для транспортных средств (базовых потребителœей энергии), в силу удобства доставки этого вида топлива, в связи с этим в настоящий момент ведутся исследования по использованию угля для производства жидких топлив, в т.ч. и моторных.

Огромная сухопутная протяженность нашей страны, особенно в долготном направлении (8 часовых поясов), обрекает экономику России на дорогой желœезнодорожный грузооборот большей части валового продукта (около 80%) – продукта͵ получаемого, к тому же, с повышенными затратами из-за более суровых климатических условий.

Только по этим причинам жить в России, несомненно, труднее. Для того, чтобы обеспечить такой же уровень жизни, как, к примеру, в Западной Европе или, тем более, в США, удельные средние затраты энергии при прочих равных условиях (производительность труда, технологии и т. д.) должны быть в 2–3 раза выше. Причем при обязательном условии, что используемые энергоносители будут, как минимум, не дороже, что невозможно при использовании традиционных энергоресурсов.

Непонимание этого рождает иллюзии и мифы. Какими бы гигантскими запасами нефти и газа в северных районах не располагала Россия, сравнимые социально-экономические условия не возможно обеспечить при использовании только органического топлива. К тому же за последний год появился новый фактор международного права, сдерживающий его использование, – экологический.

Необоснованной является надежда на возможность использования несметных сибирских природных богатств, оцениваемых десятками, а то и сотнями триллионов долларов. Освоение их потребует сопоставимых по масштабу затрат.

Богатство страны и ее народа обеспечивается не наличием природных ресурсов, а их экономической доступностью и рентабельностью использования.

Нынешняя структура электроэнергетики, в которой производство 2/3 ее продукции базируется на нестабильных факторах, бесконечных поисках новых месторождений неизбежно дорогих энергоресурсов, заботах, связанных с их истощением, мировой и национальной политической конъюнктуре, связанной с традиционными энергоносителями, создает значительные трудности в планировании развития энергоснабжении страны.

Мировая добыча нефти в настоящее время составляет около 74-76 млн. баррелœей в день. Τᴀᴋᴎᴍ ᴏϬᴩᴀᴈᴏᴍ, при нынешних темпах потребления, разведанной нефти хватит примерно на 40 лет, неразведанной – ещё на 10–50 лет. Следует учитывать также и рост потребления нефти. За последние 35 лет глобальное потребление выросло с 20 до 30 млрд. баррелœей в год.

Из-за разгерметизации трубопроводов и аварий с другими транспортными средствами (танкеры в основном) ежегодно на поверхность земли и в мировой океан вытекает 10 – 15 млн. т нефти. Аналогично происходят потери газа. Утечки нефти вызывают локальные экологические катастрофы с многолетними последствиями.

Из нефти получают ценные продукты, главным образом моторные топлива, технические масла и растворители. Вместе с тем, нефть является источником ценного сырья для производства синтетических каучуков и волокон, пластмасс, ПАВ, моющих средств, пластификаторов, присадок, красителœей и др., в связи с этим использовать ее в качестве топлива, учитывая оставшееся количество, экономически совершенно нецелœесообразно.

Цены на нефть, как и на любой другой товар, определяются соотношением спроса и предложения. Цены на нефть достигли 115 $ за баррель и продолжают расти.

Природный газ. Основные инвестиционные вложения в топливодобывающей газовой промышленности приходятся на газопроводы. Почти всœе промысловые и межпромысловые, а также значительная часть магистральных газопроводов располагаются в отдаленных районах Севера, где прокладка сопряжена со значительными дополнительными затратами. Выделяя долю затрат на газопроводы, соответствующую доле сжигаемого в ТЭС газа в общем объёме добываемого "голубого" топлива и относя эти затраты к электрической мощности тепловых электростанций, можно получить сравнительную оценку инвестиционных затрат на топливное обеспечение электроэнергетики на газе. Вместе с тем, следует отметить, что срок службы базовых фондов в газодобывающей промышленности (в первую очередь трубопроводов), в несколько раз меньше, чем в ядерно-энергетической.

Несмотря на увеличение объёма добычи газа, удельные инвестиции в его добычу растут примерно на 30 процентов за 5 лет. Это означает, что каждые 5 лет как минимум на 30 процентов будет увеличиваться топливная составляющая стоимости электроэнергии. Иными словами, примерно к серединœе XXI века топливная составляющая электроэнергии на газовых электростанциях увеличится больше, чем на порядок. Соответственно, возрастут и цены на электроэнергию.

Газотранспортная система ЕСГ включает 150,2 тыс. км магистральных газопроводов (с учетом газопроводов вне ЕСГ протяженность газопроводов России более 151 тыс. км). По экологическому ущербу он занял лидирующее положение. Утечки газа из газопроводов вызывают глобальное отравление атмосферы парниковым газом – метаном. Норма его утечки установлена в 2%, а фактически утечка составляет 6%. Возгорание природного газа приводит к мощной эмиссии другого парникового газа – СО2.

В западной Сибири, к примеру, где концентрация трубопроводов достаточно велика, ежегодно происходят тысячи аварий трубопроводов. Это значит, что при современном уровне добычи газа порядка 600 млрд. м3 эмиссия метана в атмосферу составляет ежегодно около 30 млн. м3. Финансовые потери от утечек нефти и газа оцениваются в 200 – 270 млн. долларов ежегодно.

Большой ущерб наносят утечки нефти и газа из трубопроводов, проложенных через водоемы – озера, речки, болота. Οʜᴎ убивают всœе живое.

Нынешнее состояние трубопроводного хозяйства таково, что затраты на ликвидацию последствий от аварий громадного нефтегазового трубопроводного хозяйства увеличиваются с каждым годом. По существу, всœе три сферы окружающей природной среды испытывают мощное техногенное воздействие. Происходит множество аварий. Все более очевидной становится опасность разветвленной доставки газа как для бытового, так и индустриального потребления.

Изучение показывает, что экономическим оправданием беспрецедентно большого масштаба добычи газа в России может служить только экспорт с его высокими мировыми ценами, окупающими внутренние затраты на добычу и транспорт газа. Здесь-то и кроется большая слабость экономики российского газа. Практически любое его применение даже в традиционных секторах российской экономики должна быть осуществлено только на дотационной основе, что и происходит на практике.

Экономически целœесообразно использовать газ в газохимическом производстве России, обеспечивающем внутренний и внешний рынок полимерами. Сегодня уже многие нефте– и газохимические производства стран, не имеющих собственного сырья, становятся неконкурентоспособными из-за высоких темпов роста цен на углеводородное сырьё.

Уголь.До 2020 г количество атомных энергомощностей возрастет в 2,3 раза, угольных – в 1,7 раза. В итоге к 2020 г доля газовой генерации в общем энергобалансе страны составит около 33÷34 %, угольная генерация вырастет с 25 до 32%, ядерная с 16 до 21%.Атмосферные выбросы от угольных станций стали причиной так называемых кислотных дождей, которые губят растительность, почву, водоёмы и, прежде всœего, здоровье людей. Чтобы оценить объёмы выпадающих кислотных дождей достаточно представить себе, что одна ТЭС мощностью 1000 МВт, работающая на угле с содержанием серы около 3,5 %, несмотря на применение средств очистки, выбрасывает в атмосферу 140 тыс. т сернистого ангидрида в год, из которого образуется около 280 тыс. т серной кислоты. Двуокись азота способна вызвать отек легких. Сернистый ангидрид поражает верхние дыхательные пути. Канцерогенное действие тяжёлых металлов, выбрасывающихся вместе с золой, в комментариях не нуждается. Итак, в результате сжигания угля возникает целый букет канцерогенных и мутагенных веществ. Ежегодный объём золошлаковых отходов ТЭС СНГ в настоящее время превышает 120 млн т. С поверхностей золоотвалов ветер поднимает золy, образуя пыльные бури. Использовать золу в качестве строительного материала не рекомендуется из-за повышенного радиационного фона.

Мало кто знает, что в процессе сжигания угля происходит радиоактивное загрязнение окружающей среды. При сжигании угля, содержащиеся в нем радионуклиды (уран, торий, радий, полоний-210, свинœец-210 и т.д.) концентрируются в золе. По этой причине ТЭС являются более серьёзным источником внешнего и внутреннего облучения населœения, проживающего на прилегающих территориях, чем нормально функционирующие АЭС.

ТЭЦ на угле (Nэл=1000 МВт) в течение года выделяет больше радиоактивности, чем АЭС такой же мощности, а в накопившейся золе содержится столько урана-235, что его могло бы хватить для производства двух ядерных бомб, в случае если бы его удалось выделить.

Мировой выброс урана и тория от сгорания угля составляет около 40000 т ежегодно.

В России ТЭЦ на угле выбрасывают радионуклиды, превышающие 1000 т в год по урану.

Выбросы урана с угольной золой от ТЭЦ-4 ᴦ. Новосибирска превышает выброс урана от завода химических концентратов (завод изготавливает тепловыделяющие элементы для ядерных реакторов) в 7,5 раза.

Экспериментально установлено, что индивидуальные дозы облучения в районе расположения ТЭС мощностью 1 ГВт (эл) превышают аналогичную дозу вблизи АЭС в 5–10 раз.

Стоимость перевозки угля на угольные ТЭЦ в европейской части России выше, чем стоимость самого угля. Для парогазовых станций затраты на топливо составляют 60–75 % от общей стоимости выработки электроэнергии, в то время как на АЭС – до 15 %.

Сжигание кислорода в атмосфере Земли. На сжигание I кг угля уходит 2 кг атмосферного кислорода, тогда как АЭС производит энергию, ʼʼне потребляяʼʼ кислород.

Специального внимания заслуживает вопрос о выбросах углекислого газа. При дыхании людей в атмосферу было выделœено в 2000 году до 0,9–3,5 млрд т в год. За счёт сгорания угля – до 21 млрд т/год. Т.к. углекислый газ поглощает инфракрасное излучение, происходит аккумуляция части тепла в атмосфере, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ в противном случае рассеялось бы в космосœе. Это приводит к повышению температуры. По мнению 49 ученых, лауреатов Нобелœевской премии, последствия усиления парникового эффекта на планете бывают сравнимы лишь с последствиями глобальной ядерной войны.

referatwork.ru

Мировая энергетика: тенденции, проблемы, альтернативы - Бурение и Нефть

World energy: trends, problems and alternatives

I. Matveev, senior research fellow, All-Russian Market Research Institute (VNIKI)

В статье содержится оценка событий, происходящих на мировом энергетическом рынке, вызванных глобальным финансово-экономическим кризисом и осложненных природными и техногенными катастрофами 2010 г. В ней анализируются тенденции в потреблении и производстве энергоресурсов и в соотношении их предложения и спроса, а также повлиявшие на них факторы. Особое внимание уделено энергобалансам отдельных стран, в частности, по видам топлива, а также альтернативным и возобновляемым источникам энергии – ветра, солнца, по биотопливу, сланцевому газу.(Окончание в №1 – 2011 г.)

The article contains the analysis of latest developments spreading all over the global energy market incurred by financial and economic crisis as well as by natural and technological disasters which happened in 2010. It analyzes trends in consumption and production of energy resources and also in their supply/demand position and factors defining it. Special attention is paid to energy balances of individual countries in respect of oil, gas, coal, nuclear and hydroelectric energy.

Конец первого десятилетия наступившего века оказался временем потрясений и крутых разворотов в мировой экономике и ее энергетической сфере. В результате глобального финансово-экономического кризиса, начавшегося в 2008 г., в первый раз за послевоенный период в 2009 г. мировой ВВП сократился. Это снижение повлекло уменьшение на 1,3% потребления первичной энергии (впервые после 1982 г.), по-разному проявившемуся в различных отраслях и регионах. В 2009 г. более чем на 12% уменьшился и физический объем мировой торговли энергетическими энергоресурсами, в т. ч. поставки топлива – на 3,9% [1].

Табл. 1. Динамика ВВП и энергопотребления (1999 г. = 100).

*) Существуют оценки и более значительного сокращения ВВПИсточники: International Monetary Fund, World Economic Outlook Database, June 7, 2010; BP Statistic Review of World Energy, June 2010, p. 40.

Вместе с тем 2010 г. привнес череду техногенных и природных катастроф и впервые – беспрецедентные климатические аномалии, сместившие ход относительно устоявшегося развития и нанесшие большой ущерб в важных секторах глобальной энергетики. Вслед за крупной аварией на Саяно-Шушенской ГЭС произошла катастрофа морской платформы в Мексиканском заливе в апреле 2010 г., повлекшая массовую утечку нефти и огромный экологический урон региону, а в октябре – крупная утечка ядовитых химикатов в Венгрии, нанесшая большой трансграничный ущерб. Извержение вулкана в Исландии надолго нарушило авиасообщение в Западной Европе (и повлияло на расход топлива). Устойчивый и рекордно высокотемпературный антициклон, установившийся в центральной части России и вызвавший масштабные пожары и ущерб, контрастировал с разрушительными наводнениями в странах Центральной и Восточной Европы, в Индии и Пакистане. По сообщениям телеграфных агентств, ускорилось таяние альпийских ледников (до 1% в год), приближая дефицит воды в регионе, а уровень Мирового океана стал повышаться почти на 1 см в каждые три года. Все это нарушило традиционный уклад жизни миллионов людей, деятельность многих предприятий и отразилось на энергетической сфере. Усилия (финансовые, материальные, энергетические и др.) по ликвидации, преодолению и предотвращению этих экологических аномалий еще в значительной мере предстоит оценить, наметить и осуществить. Между тем статистические данные по мировой энергетике за 2009 г., опубликованные British Petroleum, позволяют проанализировать рыночные процессы, происходившие в этой сфере, определить их тенденции и дать им количественную оценку.

Табл. 2. Структура мирового энергопотребления по традиционным видам топлива в 1999 – 2009 гг.

Примечание. Учитываются основные традиционные ресурсы первичной энергии, поступающей через каналы торговли. Не включено биотопливо – древесина, торф, отходы и т. д., а также энергия солнца, ветра, геотермальных источников. Биомасса, по оценке Всемирного банка, составляет дополнительно примерно 10%.Источник: рассчитано по BP Statistical Review of World Energy, June 2010.

Энергетика является одним из базовых секторов мировой экономики, обеспечивающих необходимые условия для жизнедеятельности человека. В течение последнего десятилетия потребление энергоресурсов увеличилось на 1/4, тогда как совокупный валовой внутренний продукт вырос более значительно – на 42%, что отражает качественный прогресс в сфере производства – происходило снижение его энергоемкости. Получается, что в конце десятилетия на выпуск единицы продукции расходовалось топлива примерно на 12% меньше, чем в начале 2000-х годов. Особенно этот процесс был заметен в промышленно развитых странах (экономия превысила 16%), тогда как в государствах с развивающейся и переходной экономикой он был почти номинальным (3 – 5%). Все же вследствие быстрого роста пока еще затратного производства в развивающихся странах, в частности в АТР, общий объем потребления первичных энергоресурсов в них (примерно 5 млрд т нефтяного эквивалента) приблизился к объему энергозатрат промышленно развитых стран ОЭСР (5,2 млрд т н. э.). Однако постепенное развитие энергетического хозяйства было прервано разразившимся во II полугодии 2008 г. финансово-экономическим кризисом, поразившим, прежде всего, развитые государства.

Глобальный финансово-экономический кризис и спрос на топливо

Симптомы затухания темпов роста мирового энергопотребления обозначились еще в середине текущего десятилетия. В 2004 – 2008 гг. эти темпы понижались с 4,5 до 1,7%, а в кризисный 2009 г. произошло абсолютное сокращение энергопотребления на 1,3%.Негативное влияние финансово-экономического кризиса на энергетическую сферу усиливалось несколькими факторами. Среди них – общехозяйственные инфляционные процессы, а также спекулятивный аспект. Так, все большая часть сделок по нефти стала осуществляться производными финансовыми инструментами, не обеспеченными поставками реального товара. Если в 1990-е годы сделки с физическими объемами нефти составляли примерно 30% «бумажного» оборота, то в последние несколько лет данный показатель не превышал 1%. В результате нефть превратилась в спекулятивный товар, цены на который определялись не только (а порой – не столько) спросом и предложением, а характером (и обеспеченностью) операций на финансовом рынке. Вместе с тем в промышленно развитых странах кризис способствовал оживлению усилий по энергосбережению, повышению энергоэффективности экономики (в частности в США резко выросло использование сланцевого и попутного газа), расширению использования альтернативных источников энергии (зачастую при активной государственной поддержке). Однако при этом произошло серьезное столкновение энергетической сферы с сельскохозяйственным сектором, поскольку при резком росте цен на нефть стимулировалось массовое переключение продовольственных культур (кукурузы, маслосемян, сахарного тростника и др.) на производство биотоплива, вызывая тем самым повышение стоимости продуктов питания. С началом падения мирового ВВП стали сокращаться глобальные потребности в топливе, а также и финансовые возможности закупки энергоресурсов. Следует подчеркнуть, что углеводородное сырье широко используется не только в энергетике, но и в химической и нефтехимической промышленности, а далее (в переработанном виде) практически во всех секторах экономики, в том числе в тяжелой и легкой промышленности, сельском хозяйстве, а также в бытовом секторе. Поэтому, говоря о глобальном потреблении углеводородов, следует понимать, что они являются одним из основных элементов современной жизни человечества, причем спрос на них постоянно растет, а эпоха «дешевого» (добываемого с достаточно низкими производственными издержками) сырья близка к завершению.

Локомотив мировой энергетики: «made in China»

События последних лет показали растущую роль Китая, Индии, Индонезии на энергетическом рынке. Китайская модель развития доказала свою жизнестойкость, сочетая преимущества гибкости малого бизнеса, ориентированного на внутренний рынок, свободный от глобалистского вмешательства, и мощи государственного сектора, оказывающего поддержку национальному бизнесу. Стремительным рывком, увеличив за десятилетие производство угля в 2,3 раза и суммарную установленную мощность ГЭС в 3 раза, Китай вырвался в бесспорные мировые лидеры по добыче угля – до 45,6% мировой продукции (в 3 раза больше, чем в США) и производству гидроэлектроэнергии – до 18,8% от мирового (в 1,5 раза превысив аналогичные показатели Канады и Бразилии и вдвое – США). Укреплялся в стране и сектор потребления топлива. В 2009 г., когда почти повсеместно снижалось автомобильное производство, Китай, опираясь на иностранные инвестиции, феноменальным рывком стал крупнейшим в мире продуцентом автомобилей (22,6%), отбросив на 2-е и 3-е места Японию и США и превзойдя их вместе взятых. К тому же Китай еще в 2008 г. произвел 55% мирового выпуска мотоциклов, сосредоточив в стране около 44% мирового парка, насчитывающего примерно 200 млн единиц [2]. В 2010 г., согласно октябрьской оценке МВФ, реальный ВВП Китая увеличился до 10,5% (против 9,6% и 9,1% в 2008 г. и 2009 г. соответственно) [3]. В КНР была начата реализация трехэтапной программы (на период до 2020 г.) создания «устойчивых и эффективных интеллектуальных сетей электроснабжения с передачей тока сверхвысокого напряжения» с цифровым регулированием трансформаторных подстанций, а также строительством системы из 6,2 тыс. терминалов для подзарядки электромобилей [4].

Табл. 3. Структура энергопотребления крупнейших стран-потребителей по видам первичного топлива в 2009 г.

Примечание. Приведены крупнейшие страны, энергопотребление которых превысило в 2009 г . 100 млн т н. э. Жирным шрифтом выделены преобладающие виды потребляемого топлива.Источник: Подсчитано по BP Statistical Review of World Energy, June 2010, р. 41.

В 2005 г. в стране был принят Закон о возобновляемой энергетике, во исполнение которого в 2007 – 2009 гг. ежегодно удваивались мощности энергетических ветроустановок, достигшие к концу этого периода уровня в 25,4 ГВт. По темпам прироста указанных мощностей, введенных в 2009 г., Китай вышел на первое место в мире, опередив США, Испанию и Германию (а по суммарному объему ветропарков стал вторым, уступая лишь США) [5].

Табл. 4. Производство и потребление первичных энергоресурсов в США, Китае, России и странах ЕС, млн т н. э.

Источник: рассчитано по BP Statistical Review of World Energy за соответствующие годы.

Будучи крупнейшим в мире производителем и потребителем угля, Китай за последние годы утроил свои закупки угля в Австралии, Индонезии и Вьетнаме, а в августе 2010 г. согласился предоставить кредит России в 6 млрд долл. для расширения ежегодных закупок угля до 15 млн т в ближайшем пятилетии и до 20 млн т – в дальнейшем [6]. Предвосхищая грядущую нехватку урана для своих строящихся АЭС, Китай начал скупать радиоактивные материалы в количестве, превосходящем текущие потребности в два раза. Чтобы обезопасить себя от неустойчивых цен, китайские предприниматели стремятся приобретать нефтегазовые активы за рубежом, а также заключать долгосрочные соглашения на поставку нефти и газа. В последние годы Китай установил контроль примерно над 97% мирового производства сплавов редкоземельных металлов, используемых в электронике, и в частности в ветровой энергетике [7]. Вместе с тем правительство Китая увеличивает отчисления в бюджет от внутренней добычи углеводородов на нужды национальной экономики. Так, в июне 2010 г. в Синдзянь-Уйгурском автономном районе был введен 5%-й налог на добычу нефти и газа (вместо ранее фиксированных 30 юаней/т, что в 2008 г. составило всего 0,6% от действующих высоких цен на эти энергоносители). Указанная мера может позволить пополнить бюджет дополнительными 250 млн долл. Однако, по мнению ряда национальных экономистов, оптимальная ставка данного налога должна находиться в пределах 8 – 10% [8]. В период глобального финансово-экономического кризиса китайская экономика явилась стабилизирующим фактором в мировом хозяйстве, и в частности на рынке энергоресурсов, внутреннее потребление которых продолжало нарастать.

Второе дыхание угля, неспешная нефть и сдержанный мирный атом

В последнее десятилетие в структуре глобального энергопотребления основным энергоресурсом оставалась нефть, однако среднегодовые темпы роста ее потребления в 2,4 раза уступали аналогичным показателям по природному газу и в 3,6 раза – по углю, вследствие чего доля нефти в энергопотреблении снизилась с 39,0 до 34,8%. В 2009 г. произошло абсолютное сокращение потребления основных видов топлива (в меньшей степени угля, при этом незначительно возросло потребление гидроэлектроэнергии). В результате доля угля увеличилась до 29,4% – отметки, наивысшей за последние 40 лет.

Табл. 5. Динамика объемов избытка топлива в основных нетто-экспортирующих странах и его нехватки в основных нетто-импортирующих странах в 1999 – 2009 гг.

Примечание. В таблице указаны расчетные объемы избытков и недостатков, а также доли внешних поставок в отношении топливного производства и потребления указанных стран.Источник: рассчитано по BP Statistical Review of World Energy, June 2010.

Ослабление в 2009 г. мирового рынка энергоносителей актуализировало вопросы глобальной энергетической безопасности, которая определяется, прежде всего, обеспеченностью углеводородным сырьем и другими источниками энергии (ГЭС, АЭС и др.). За последнее десятилетие прирост разведанных нефтяных и газовых запасов в целом соответствовал объемам их разработки (но не опережал их), в результате чего разведанных ресурсов (по состоянию на конец 2009 г.), как и 10 лет назад, может хватить примерно на прежние периоды эксплуатации залежей: нефти – почти на 46 лет, газа – на 63 года. В то же время интенсивная добыча угля опережала восполнение его запасов, а существенный пересмотр рядом стран (Индией, ЮАР, Австралией, США) оценки собственных ресурсов угля в сторону уменьшения обусловил сокращение мировой обеспеченности твердым топливом с 224 до 119 лет. Вместе с тем научно-технический прогресс в сферах геологоразведки, добычи, извлечения углеводородов, а также наличие на земле неосвоенных территорий и акваторий вселяют уверенность в том, что в обозримом будущем (до масштабного использования альтернативных источников энергии) невозобновляемые ресурсы будут в достатке – на этом сходится большинство авторитетных прогнозов.

Рис. 1. Структура мирового энергопотребления по традиционным видам топлива в 2009 г.

Источник: рассчитано по BP Statistical Review of World Energy, June 2010.

В глобальном формате зоны производства энергоресурсов и районы их потребления во многом не совпадают. Производство достаточно сконцентрировано: в 2009 г. на долю 10 крупнейших стран – производителей каждого вида традиционных энергетических ресурсов приходилось 56% мировой добычи нефти, 65% – газа, 89% – угля, 85% – производства атомной энергии и 71% – гидроэлектроэнергии. Поэтому энергетическая безопасность для конкретных государств зависит от сферы распределения посредством международной торговли, роль которой в энергообеспечении многих стран является ключевой. За 1999 – 2009 гг. объем топлива, закупаемого 10 крупнейшими импортерами, увеличился на 19% – с 1,9 млрд до 2,3 млрд т н. э.

Табл. 6. Структура энергетических балансов в основных странах – нетто-экспортерах и нетто-импортерах энергоресурсов в 2009 г. (млн т н. э.)

Источник: рассчитано по BP Statistical Review of World Energy, June 2010.

Показательно, что в мировой торговле сегмент топливных товаров составляет весьма ощутимую часть: по оценкам ВТО, 16,8% – в 2007 г. и 18,2% (при более высоких ценах) – в 2008 г. [9]. Структура потребления первичных энергоносителей отдельными странами разнохарактерна и определяется как наличием природных ресурсов и транспортных возможностей, так и сложившейся спецификой внутренних потребностей. Универсальность нефти как топлива является общепризнанной. Данный энергоноситель естественным образом преобладает в энергобалансе многих стран – производителей нефти (в 2009 г. в Саудовской Аравии – 64%, Мексике – 53%, Индонезии – 48%, Иране – 41%). Особенно значимы нефтепродукты для обеспечения потребностей транспортного сектора: в государствах, насыщенных автотранспортом (независимо от наличия собственных ресурсов нефти), на долю нефтяной продукции приходится 36 – 46% суммарного энергопотребления (Япония, Италия, США, ФРГ, Великобритания, Франция и др.). В целом большинство стран ориентируется на использование местных и региональных энергоносителей, которые и определяют приоритеты промышленного и бытового потребления. Так, в ряде государств основным видом топлива является уголь, доля которого в энергопотреблении в 2009 г. составила (%): в Китае – 71, ЮАР – 78, Индии – 52, Польше – 63, Казахстане – 51, Австралии – 43.В отдельных странах, обеспеченных гидроресурсами, ГЭС являются значительным или даже основным источником энергии. Например, в Норвегии доля энергии воды (ГЭС) в суммарном использовании первичной энергии достигает 68%, в Бразилии – 39%, Швеции – 34%, Швейцарии – 28%, Канаде – 28%. В 2009 г. степень обеспечения природным газом оставалась высокой в странах, производящих этот энергоноситель, таких как (%): Туркмения – 77, Азербайджан – 68, Алжир – 60, Иран – 58, Россия – 55, Аргентина – 53, Великобритания – 39, США – 27. Показательно, что потребности государств Ближнего и Среднего Востока обеспечивались нефтью на 51%, а природным газом – на 47%. Велико значение природного газа (включая СПГ) в энергопотреблении и ряда стран, снабжаемых из внешних источников, таких, как Белоруссия – 61, Украина – 38, Венгрия – 41, Италия – 39, Германия и Испания – 24.Ряд экономик, располагающих весьма ограниченными местными энергетическим ресурсами, полагается на атомную энергию. В энергобалансе Франции на ее долю приходилось 38%, Литвы – 30%, Швеции – 28%, Финляндии – 22%, Швейцарии – 21%, Украины – 17%, Бельгии – 15%, Республики Корея – 14%, Японии- 13%, ФРГ – 11%. Мировая выработка электроэнергии на АЭС достигла пика в 2006 г. и с тех пор постепенно снижается (к 2009 г. на 4 %). По состоянию на март 2009 г. в мире эксплуатировалось 436 энергоблоков суммарной мощностью 370 ГВт, из них 27% были сосредоточены в США. Кроме США крупнейшими производителями электроэнергии с использованием АЭС являются также Франция, Япония и Россия. При некоторой сдержанности отдельных стран относительно планов развития атомной энергетики 14 государств (в том числе Россия, Китай, Республика Корея) в настоящее время осуществляют строительство 44 энергоблоков общей мощностью в 39 ГВт, что составляет примерно 10% суммарной мировой мощности АЭС. Кроме того, имеются необходимые согласования и заключены соглашения на строительство 90 новых энергоблоков [10].

Крупнейшие игроки энергетических рынков

В мире по масштабам производства и потребления энергоресурсов выделяются три крупнейшие энергетические державы – США, Китай и Россия ( рис. 2 и табл. 4), среди которых США являются важнейшим потребителем и нетто-импортером топлива (примерно 500 млн т н. э.) с относительно стабильным потреблением и производством энергоресурсов. Китайская же экономика, которая развивалась в последние годы динамичнее экономик других стран, за минувшие 10 лет более чем в два раза увеличила масштабы производства и потребления энергоресурсов: в 2007 г. Китай обошел США по производству энергоресурсов и закрепил за собой в 2008 г. мировое лидерство по данному показателю. В кризисном 2009 г. Китай догнал США и по потреблению энергоресурсов (обе страны – по 2,18 млрд т н. э., то есть по 19,5% мирового расхода), а по оценке МЭА, даже обогнал их. Так подошло к концу более чем 100-летнее первенство Соединенных Штатов в энергопотреблении.

Табл. 7. Межрегиональные поставки нефти и нефтепродуктов в 2007 – 2009 гг., млн т н. э.

Источник: составлено по BP Statistical Review of World Energy, June 2010, р. 21.

Табл. 8. Международные поставки природного газа и СПГ в 2007 – 2009 гг., млрд м3

Источник: составлено14 по BP Statistical Review of World Energy, June 2010, р. 30.

Нараставшая в последние несколько лет нехватка энергоносителей в Китае (в объеме примерно 200 млн т н. э.) в последнее время в период выхода из кризиса является несомненным стабилизирующим фактором на энергетическом рынке.Россия (третий в мире производитель и потребитель энергоресурсов), традиционно экспортируя энергоносители и наращивая с конца 90-х годов объемы их поставок, по совокупному экспорту всех видов топлива за последние 8 лет является крупнейшим в мире нетто-экспортером энергоресурсов в объеме примерно 550 млн т н. э. Страны Европейского союза по суммарному объему потребления топлива вполне сопоставимы со странами – лидерами потребления, а сравнение их потребностей со скромной внутренней добычей высвечивает устойчивую масштабность их внешнего спроса, близкую к 1 млрд т н . э. В 2009 г. среди 10 крупнейших нетто-экспортеров энергоресурсов (33% мирового производства и 16% – потребления) выделялись такие страны, как (нетто-экспорт, млн т н. э.): Саудовская Аравия – 340 (в 2008 г. – более 400 млн), Норвегия – около 190 и Австралия – 170, остальные 5 стран экспортировали углеводородное сырье в объеме примерно по 100 – 140 млн т н. э. К числу 10 крупнейших нетто-импортеров энергоресурсов (38% мирового производства и 58% потребления) кроме США относились (нетто-импорт, млн т н. э.): Япония – около 410, Германия – примерно 210, Республика Корея – более 150. При сохраняющейся во многих странах ограниченности внутренних энергоресурсов по мере экономического роста наблюдается усиление их зависимости от внешних поставок. Так, с 1999 г. по 2009 г. возросло значение импортных поставок в обеспечении топливом Германии (с 64% до 69%), Испании (с 77% до 83%), Индии (с 27% до 34%). Характерна весьма высокая зависимость от импорта (около 85% – см. табл.5) таких стран, как Япония, Республика Корея, Тайвань, Италия, Испания. Несколько меньше зависит от внешних поставок Франция (56%), опирающаяся на атомную энергетику. Приведенная таблица показывает сальдо энергетических балансов основных участников рынка топлива. Не менее показательна иллюстрация структуры баланса по видам топлива, что выявляет энергетическую «специализацию» каждого государства, размеры его «избытков» и «дефицитов» по каждому виду топлива. Обращает на себя внимание, в частности, полное отсутствие собственных ресурсов нефти и газа в таких промышленно развитых странах, как Япония, Франция и Испания, а также в Республике Корея и на Тайване; Германия при этом обеспечена собственными ресурсами лишь на 1/3 (табл. 6, рис. 2).Сводные данные о фактической торговле основными видами топлива выделяют масштабность значимости этой товарной группы в международной торговле: энергоресурсы составляют более 15% ее стоимости и 48% физического объема [11]. По данным ВР, в 2009 г. межрегиональные поставки нефти и нефтепродуктов в мире составили 2607 млн т н. э. (в 2008 г. – 2698 млн), а международные поставки газа – 877 млрд м3 (в 2008 г. – 814 млрд) [12]. Вместе с тем динамика топливных товаропотоков напрямую свидетельствуют о возрастающей значимости международных поставок в обеспечении рынка. Так, по данным BP, с 1996 г. по 2009 г. доля добываемой нефти, идущей через каналы международной торговли, повысилась с 55,9% до 68,2%, а доля природного газа – с 19,0% до 29,4%. Весьма показателен прогресс в качественном составе поставляемой продукции: за указанный период доля нефтепродуктов в суммарных поставках нефтяных товаров выросла с 23% до 27%, а доля СПГ в поставках природного газа – с 24,0% до 27,7%.

Рис. 2. a – производство, потребление и расчетный избыток топлива, б – производство, потребление и расчетная нехватка топлива (млн т н. э.)

Источник: рассчитано по BP Statistical Review of World Energy, June 2010.

Рис. 3. Цена тепловой единицы в нефти и газе в 1999 – 2009 гг., долл/1 млн БТЕ

Источник: BP Statistical Review of World Energy. June 2010, p. 31.

Основные покупатели нефти и нефтепродуктов – США, Япония и Китай (примерно 40% межрегиональных поставок), а природного газа – США, Япония, ФРГ и Италия (также около 40% суммарных международных поставок газа). В конце IV квартала 2010 г. Россия впервые за последние 10 лет планирует возобновить импорт авиационного керосина для нужд аэропортов Дальнего Востока. Предполагается, что топливо будет ввозиться из Республики Корея и после таможенной очистки его стоимость окажется примерно на 5% ниже, чем у компании «Роснефть», с которой в настоящее время действует договор на поставку данного энергоносителя [13]. Это подтверждает необходимость развития российской нефтепереработки на Дальнем Востоке.

Табл. 9. Цена тепловой единицы в нефти и газе в 1999 – 2009 гг. (долл/1 млн БТЕ)

1) Средняя цена нефти, сиф, страны ОЭСР.2) Средняя германская цена природного газа, сиф.3) Средняя цена СПГ, сиф, Япония. Примечание. Выделены наиболее высокие удельные цены.Источник: BP Statistical Review of World Energy, June 2010, p.31.

Сопоставление стоимостей тепловых единиц в основных видах топлива, показало, что в 2009 г. продолжало сохраняться стоимостное превышение нефти по сравнению с природным газом, хотя разрыв стал уменьшаться. Приводимые ВР данные показывают, что за последние 7 лет нефть заключает в себе наиболее дорогостоящую теплотворность, тогда как сжиженный природный газ (поставляемый в основном по долгосрочным контрактам), бывший в 2001 – 2002 гг. наиболее дорогим, остается преимущественно дороже газообразного продукта, хотя и сближается с ним по цене (табл. 9 и рис. 3).
  1. БИКИ, 7 октября 2009 г., с. 1.
  2. БИКИ, 15 июня 2010 г., с. 11 (данные Международной ассоциации автопроизводителей – «OICA»), БИКИ, 12 октября 2010 г., с. 12.
  3. IMF World Economic Outlook, October 2010, p. 182.
  4. ПВ – Промышленный вестник, 2010, № 8, с. 82 – 84.
  5. Energy Fresh, сентябрь 2010, с. 2.
  6. The Moscow Times, 2010, September, 8, p. 7.
  7. Нефть России // 2010, №10. С. 12, 24.
  8. Oil & Gas Journal. Russia // 2010. June. Р. 12.
  9. www.wto.org
  10. Данные МАГАТЭ (http://www-pub.iaea.org/MTCD/publications/PDF/cnpp2009/pages/countryprofiles.htm).
  11. Внешнеэкономический комплекс России: Современное состояние и перспективы, ВНИКИ, 2010, № 1, с. 45.
  12. BP Statistical Review of World Energy, June 2010, p. 21, 30.
  13. Bfm.ru, 14.11.2010 г.

Комментарии посетителей сайта

Авторизация

Матвеев И.Е.

Матвеев И.Е.

к.э.н., заведующий отделом энергетических ресурсов и инновационной энергетики

Всероссийский научно-исследовательский конъюнктурный институт (ВНИКИ)

Ключевые слова: рост потребления, инфляция, спекулятивный фактор, энергобалансы по нефти, природному газу, углю, ядерной энергии и гидроэлектроэнергии, производство сланцевых газов, нетто-экспортеры, нетто-импортеры

Keywords: сonsumption growth, inflation, speculation, energy balances in oil, natural gas, coal, nuclear and hydroelectric energy, shale gas production, net-exporters, net-importers

Просмотров статьи: 7024

burneft.ru


Смотрите также