Эмбарго на поставки из Ирана может привести к росту цен на нефть. Нефть иран эмбарго


Иран и эмбарго - Мои мысли...

Как отразятся на экономике исламской республики нефтяные санкции со стороны стран Европы? Взгляд из России.

1 июля 2012 года вступает в силу соглашение ЕС о введении нефтяного эмбарго в отношении Ирана. От импорта иранской нефти отказалась Южная Корея, существенно снизили её потребление Малайзия, Шри-Ланка и Тайвань. Под давлением США сокращают нефтяные закупки в Иране Индия, Япония, ЮАР. Китай — основной покупатель иранской нефти - уменьшил закупки на 30%

Европейское нефтяное эмбарго лишь одна из мер, предпринятых против Ирана. В пакет входят также санкции в банковской сфере, которые уже отрезали Иран от мирового финансового рынка, заставив иранские финансовые структуры обратиться к затратным и не всегда легальным схемам проведения международных торговых и валютных операций. Другой не менее чувствительный для иранской экономики акт — запрет на страхование танкеров с иранской нефтью.

Все эти санкции затрагивают главное богатство Ирана — нефть, влияют на экспорт и соответственно производство «черного золота», что ведет к тяжелым экономическим последствиям. Ведь от 60% до 80% (по различным методикам подсчета) национального бюджета формируется за счет доходов от экспорта нефти.

Еще не действовали санкции Евросоюза, а Иран в конце прошлого года уже столкнулся с проблемами при ее продаже. Так, в минувшем октябре в танкерах находилось около 35 млн баррелей топлива, которое не находило покупателей. Стоило оно порядка 3.7 млрд долларов. (В августе количество иранской нефти в танкерах составляло около 19.3 млн баррелей, по состоянию на май — около 30 млн).

Снижение спроса (в преддверии санкций) привело к тому, что в феврале нефтедобыча Ирана оказалась минимальной за 10 лет, упав до 3.38 млн баррелей в день. (Год—полтора назад Исламская Республика производила порядка 4.2 — 4.5 млн баррелей в день, а экспортировала — около 2 — 2.5 млн).

27 июня официальный представитель Иранской национальной нефтяной компании (ИННК) Мохаммад Али Эмади впервые подтвердил, что в последние недели экспорт нефти упал на 20-30% от обычного объема в 2.2 млн баррелей в день. По прогнозам экспертов по энергоресурсам, в ближайшее время производство нефти в Иране сократится до 2 млн баррелей в день, а нефтяной экспорт — до 1 млн.

Что ждет экономику Ирана и мировой нефтяной рынок?

Про экономику скажем: ничего хорошего. Уж сейчас начались негативные процессы. Так, по иранским данным, за последнее время в стране закрылось порядка 1,200 промышленных предприятий, что пополнило армию безработных примерно на 100 тыс. человек.

Центральный банк Ирана выпустил доклад, в котором утверждается, что цены на 33 основных потребительских товара выросли с 15 апреля 2011 г. по 13 апреля 2012 г. на 18 — 146%. В некоторых городах цена хлеба подскочила сразу на 70%. Темпы инфляции к июлю 2012 г. достигли 21 — 21.5%, а по неофициальным оценкам — 60%.

При этом за несколько месяцев покупательная способность иранского риала сократилась практически на 100%. (Если в ноябре 2011 г. один доллар США стоил около 11,000 иранских риалов, то к апрелю 2012 г. — уже порядка 22,000). В меджлисе уже говорят о том, что сегодня 85% населения страны живут ниже черты бедности. Удары по нефтяной сфере Ирана самым негативным образом затрагивают подавляющее большинство отраслей иранской экономики.

Что касается мирового нефтяного рынка, то здесь мнения экспертов расходятся. Одни говорят, что снижение спроса на иранскую нефть вынудит Тегеран снижать на нее цены, что приведет к снижению мировых цен.

Другие полагают, что этого не произойдет. Так, вице-президент компании «ЛУКОЙЛ» Леонид Федун считает, что цены на нефть, наоборот, будут расти. Он отметил, что повышению цен на этот ресурс будет способствовать уход с рынка 0.5 миллиона баррелей в день иранской нефти.

В свою очередь генеральный директор Института энергетической стратегии Виталий Бушуев заявил, что роль иранского фактора в формировании мировых цен на нефть преувеличена:

«Никаких значимых колебаний на нефтяном рынке в ближайшие полтора года не предвидится. Цены на нефть будут находиться в диапазоне от 85 до 110 долларов. Факторы, которые воздействуют на цену, не только иранские. Иранский фактор, кстати, далеко не самый главный. Он, если и окажет влияние, то на какие-то разовые ежеминутные колебания цен в пределах 3-5 долларов максимум», — сказал эксперт.

Иран ждут трудные времена. Масштабные санкции обрушились на иранскую экономику, которая и так находится в сложном положении. Говорить о катастрофе еще рано, но ситуация чревата серьезными социальными последствиями, которые вряд ли обрадуют иранские власти.

А власти постоянно твердили (и твердят) о нулевом для Ирана воздействии санкций и надеются, что мировой нефтяной рынок не допустит ухода иранской нефти.

Хочется надеяться, что опасаясь дестабилизации режима по схемам арабской весны на фоне обнищания населения, иранские власти откажутся от политики «пушки вместо масла» и умерят свои геополитические аппетиты и амбиции. Иными словами, поставят свою ядерную программу под скрупулёзный контроль МАГАТЭ (было бы глупым и неуместным отрицать права иранцев на ядерную энергетику, но необходимо обеспечить гарантированную невозможность создания ядерного оружия), будут получать обогащённый уран для своих АЭС из-за рубежа и возвращать ядерные отходы с точностью до граммов, а также умерят гонку конвенциональных вооружений. В конце концов, от того, что персам становится труднее купить продукты, никто не выигрывает и даже во враждебных Ирану по иранской же вине государствах никто не желает наступления там голода. Зато если они не смогут эффективно вооружаться, польза очевидна.

steissd.livejournal.com

Эмбарго на иранскую нефть: эффект есть?

Запрет покупать у Ирана его главный экспортный товар действует в Евросоюзе вот уже скоро год. DW выясняла, как санкции отразились на экономиках Исламской республики Иран и ЕС.

Иранские запасы нефти и газа - одни из самых крупных в мире. Тем не менее Исламская Республика Иран непременно хочет развивать атомную энергетику. Мировое сообщество убеждено, что на самом деле Тегеран стремится обзавестись ядерным оружием, и уже с 2007 года прибегает к политическим и экономическим санкциям.

Европа не заметила смены поставщика

В течение 2012 года Европейский Союз поэтапно ужесточал введенные ранее ограничения на деловое сотрудничество с Ираном. С июля прошлого года в ЕС действует эмбарго на импорт иранской нефти. Вслед за этим были запрещены закупки иранского газа.

Для европейской экономики отказ от поставок из Ирана никаких последствий не имел. "Европа до введения эмбарго импортировала 600 000 баррелей иранской нефти в день. Ее крупнейшими покупателями были Испания и Греция", - напоминает в беседе с DW Мамдух Дж. Саламех, эксперт нефтяного рынка и консультант ВТО. По его словам, "когда санкции против Ирана вступили в силу, в первые ряды поставщиков для этих стран вновь выдвинулась Ливия".

К этому времени она сумела стабилизировать внутриполитическую ситуацию и возобновила добычу и экспорт нефти, прерванные в ходе революции и гражданской войны. "Сейчас значительная часть ежеденевно добываемых в Ливии 1,4 миллиона баррелей вновь поставляется в ЕС", - указывает Мамдух Дж. Саламех.

Прекращения иранских поставок совершенно не почувствовала Германия. "До эмбарго мы импортировали лишь очень небольшое количество иранской нефти, ее доля составляла примерно 1 процент от общего объема нефтяного импорта", - рассказывает DW Ханс-Георг Бабис (Hans-Georg Babies), эксперт германского Федерального института геологических наук и сырьевых ресурсов (BGR). По его словам, возникшие недопоставки легко восполнили такие традиционные для немецкого рынка поставщики, как Россия и Норвегия.

Иран: девальвация и гиперинфляция

Совершенно иная ситуация - в Иране, который живет на доходы от экспорта нефти. Они обеспечивают до 85 процентов бюджета страны, полагают некоторые эксперты. Из-за санкций эти поступления за год сократились наполовину. Прямое следствие тому - непрекращающаяся девальвация национальной денежной единицы. С 2011 года курс иранского риала к доллару США упал на 80 процентов. "Ирану так и не удалось диверсифицировать источники бюджетных поступлений, и это сейчас сказывается", - подчеркивает Мамдух Дж. Саламех.

Сокращение валютных поступлений и обесценивание национальной денежной единицы резко обострили и без того серьезные экономические проблемы Ирана. Промышленность задыхается, цены на продукты питания безостановочно растут, все более широким слоям населения грозит нищета.

Получается, что санкции поразили Иран в самое сердце? В Тегеране это решительно отрицают и утверждают, что добыча и экспорт нефти после введения эмбарго даже выросли. Данные из независимых источников свидетельствуют совсем о другом - о падении нефтедобычи почти на треть.

Нефтяное оборудование, банковский сектор, страховой бизнес

Введенные санкции распространяются и на банковский сектор Ирана. Это было сделано для того, чтобы осложнить финансирование нефтяного экспорта. В ответ Тегеран, в частности, попытался сделать ставку на бартерные сделки, отмечает Мамдух Дж. Саламех. Так, нефть в обмен на товары поставлялась в Индию.

Однако США усиливают давление на торговых партнеров Ирана, так что договариваться с ними о бартере становится все труднее, указывает в беседе с DW эксперт консалтинговой компании JBC Energy Александер Пёгль (Alexander Poegl). Но особенно больно, по его словам, бьет то, что санкции перекрыли каналы поставок в Иран технического оборудования и зарубежных технологий. Это крайне затрудняет задачу удерживать добычу нефти на стабильном уровне.

Есть и еще одна сфера, которая в полной мере ощутила последствия эмбарго. Это страховой бизнес. "До санкций страхование танкеров, транспортирующих иранскую нефть, на 95 процентов обеспечивали европейские фирмы. Затем они отпали", - напоминает Александер Пёгль. В результате резко возросли финансовые риски, связанные с перевозкой иранской нефти, в частности, для принимающих ее портов.

Санкции действуют, но Тегеран не собирается уступать

Означает ли все это, что эмбарго дает ожидаемый результат? Александер Пёгль отмечает, что "на этот раз международное сообщество, включая и такие страны, как Китай, выступает, похоже, единым фронтом, и уже одно это является большим успехом". В конечном счете, продолжает эксперт, "Иран является проигравшей стороной", поскольку бывшие покупатели его нефти без труда переключились на других экспортеров, а мировые цены с прошлого года не только не выросли, а даже упали.

Мамдух Дж. Саламех считает, что санкции, безусловно, вызвали определенный эффект, но предупреждает: Тегеран из-за этого вовсе не собирается уступать. "Иран может взять и сказать: раз вы усиливаете давление на нас, мы надавим на вас - перекроем Ормузский пролив и тем самым экспорт нефти другими государствами Персидского залива". Это дестабилизирует мировой рынок, ведь через Ормузский пролив ежедневно провозят 20 миллионов баррелей сырой нефти. В результате, по мнению эксперта, больше всего пострадают Соединенные Штаты.

Поэтому ученый в качестве выхода из нынешней ситуации предлагает просто признать Иран в качестве ядерной державы: "Какое бы давление Запад ни оказывал на Иран, тот будет продолжать свою ядерную программу. Иран утверждает, что она предназначена для мирных целей, но он говорит не всю правду", - убежден Мамдух Дж. Саламех. По его словам, ни одна страна, овладевшая технологией обогащения урана, не останавливается на ее исключительно гражданском использовании.

Эксперт не сомневается: "Иран будет упорно игнорировать оказываемое на него давление и станет-таки ядерной державой". Так что Западу ничего иного не останется, как с этим смириться. Именно на это, считает собеседник DW, в Тегеране и надеются.

ru.haberler.com

Иран попал под эмбарго

Совет Европейского Союза запретил импорт в Евросоюз сырой нефти и продуктов нефтехимии из Ирана.

«Этот запрет касается импорта, покупки и транспортировки таких продуктов, как и деятельности банковского сектора и страхового бизнеса, к ним относящихся», - говорится в постановлении, принятом министрами иностранных дел ЕС.

Кроме того, Совет запретил импорт в страны ЕС нефтехимических продуктов из Ирана, а также экспорт в Иран оборудования и технологий для отрасли из ЕС.

Отныне запрещено осуществлять новые инвестиции в иранские нефтехимические предприятия или сотрудничать с ними в рамках совместных предприятий.

Также приняты ограничительные меры и в банковской сфере. Они касаются источников финансирования ядерной программы Тегерана «в связи с возрастающей обеспокоенностью ЕС» относительно целей этой программы.

Комментируя возможные последствия эмбарго для нефтяного рынка и для стран-импортеров иранской нефти, верховный представитель ЕС по внешней политике Кэтрин Эштон отметила, что «санкции не являются самоцелью». Они, по ее словам, предназначены для оказания давления на Иран, чтобы он вернулся за стол переговоров.

«Санкции постоянно пересматриваются, чтобы удостовериться, что они не имеют обратного негативного эффекта. Нужно также проверять их эффективность… В апреле мы пересмотрим санкции, чтобы удостовериться в их последствиях для политической и экономической ситуации», - объяснила верховный представитель ЕС.

Одним из первых на введение нефтяного эмбарго отреагировал Израиль. Премьер-министр Биньямин Нетаньяху посчитал это «шагом в правильном направлении, хотя и невозможно заранее предсказать его результат».

В свою очередь, президент США Барак Обама отметил, что введенные Евросоюзом санкции в отношении Ирана свидетельствуют о решимости международного сообщества «ответить на серьезную ядерную угрозу, которую представляет иранская ядерная программа», и заявил, что Вашингтон намерен ужесточить давление на Иран.

Решение европейцев готова поддержать и Япония, сократив объем импортируемой иранской нефти.

Между тем, Россия призвала к взвешенному подходу в решении иранской ядерной проблемы.

Постоянный представитель РФ при Евросоюзе Владимир Чижов в интервью «Интерфаксу» отметил, что решение Совета ЕС было ожидаемо, оно «не удивило, но и не обрадовало» российскую сторону.

«Мы будем всех сдерживать от резких движений, будем добиваться того, чтобы переговоры возобновились», - заявил глава МИД РФ Сергей Лавров, как только стало известно о введении европейских санкций.

В комментарии ДИП МИД РФ относительно санкций, размещенном впоследствии на сайте ведомства, отмечается, что «речь идет о попытке удушения целых отраслей иранской экономики».

В МИД России считают: «Очевидно, что в данном случае имеют место откровенный нажим и диктат, стремление "наказать" Иран за несговорчивое поведение. Это глубоко ошибочная линия, о чем мы не раз говорили европейским партнерам». «Под давлением такого рода Иран не пойдет ни на какие уступки, ни на какие корректировки своей политики», - говорится в комментарии.

«Создается впечатление, что для некоторых наших партнеров наращивание санкционного давления на Иран становится едва ли не самоцелью, не имеющей ничего общего с решением вопросов иранской ядерной программы», - отмечают в российском внешнеполитическом ведомстве.

«Вместо того, чтобы проявлять максимальную сдержанность и осмотрительность, - а с призывом об этом мы также неоднократно обращались ко всем вовлеченным сторонам, - страны Евросоюза действуют так, что общий конфронтационный тон только усиливается», - отметили на Смоленской площади.

«Мы всегда исходили и продолжаем исходить из безальтернативности политико-дипломатического урегулирования вопросов, связанных с иранской ядерной программой, путем равноправного и взаимоуважительного диалога на основе принципов поэтапности и взаимности», - подчеркнули в МИД России.

Кстати, сам Иран считает, что решение ЕС о введении нефтяного эмбарго не принесет никаких результатов.

«Угрозы, давление и несправедливые санкции обречены на провал. Все это не воспрепятствует работе Ирана над атомной программой, являющейся его фундаментальным правом», - цитирует представителя иранского министерства иностранных дел Рамина Мехманпараста иранское государственное телевидение.

actualcomment.ru

Как скажется нефтяное эмбарго ЕС на экономике Ирана

Ирина Лагунина: В понедельник Европейский Союз согласовал порядок введения эмбарго на поставки иранской нефти в Европу. Уже со вторника европейские компании потеряли возможность подписывать новые контракты с иранской стороной. Ну а в полном объеме новые меры давления на режим в Тегеране вступят в силу с июля. Будет ли иранское правительство в состоянии справиться с потерей 18 процентов экспорта своей нефти, которые сейчас направляются в Европейский Союз? Мы беседуем с иранским экономистом, профессором университета Глазго Резой Тагизаде.

Реза Тагизаде: Если все ограничится нефтью для Европейского Союза и если ввод эмбарго будет постепенным, но непосредственного влияния на иранскую экономику это не окажет. Иран может нивелировать удар. Но самая большая проблема для иранцев заключается в том, что это эмбарго на поставки нефти – прелюдия к более широким санкциям, которые введут азиатские страны, введут, может быть, даже сами того не желая. В прошлом году Индия уже столкнулась с проблемами, как переводить средства – как платить за поставки нефти из Ирана. Китай так же решил сократить объемы закупки иранской нефти, пока, правда, на полгода. Так что все это в сочетании с европейским эмбарго будет представлять серьезнуй проблему для экономики. Но намного более ощутимым является опосредованное воздействие нефтяного эмбарго – его влияние на финансы, на монетарную политику страны, на стоимость местной валюты. А внутренний финансовый рынок за последние четыре дня настолько плохо отреагировал на решение ЕС, что стоимость реала упала на 15 процентов, а за последние 4 месяца реал обесценился почти на 40 процентов.

Ирина Лагунина: О том, как реально сказываются санкции на жизни людей в Иране, рассказывает ведущий иранский журналист Алиреза Нуризаде:

Алиреза Нуризаде: Как только закончилась пресс-конференция главы внешнеполитического ведомства ЕС Кэтрин Эштон, доллар в Иране пошел вверх. В течение нескольких часов местная валюта обесценилась на 10 процентов. Сначала доллар стоил 22 тысячи риалов, потом, с вечеру, 23 тысяч 500, а во вторник уже 25 тысяч. Это показывает, что, несмотря на то, что ввод санкций отложен по времени, что Ирану дано время на то, чтобы прояснить вопросы своей ядерной программы, экономика уже в крахе. И даже без санкций привести экономику в порядок уже не представляется возможным. Так что это – дополнительное давление на иранское правительство. Услышат ли они требования международного сообщества из-за этого? Пойдут ли на сотрудничество с Европейским Союзом? В данный момент аятолла Хаменеи, человек, который принимает решения в стране и который хочет обзавестись ядерной бомбой, вряд ли изменит иранскую позицию. Даже если возобновятся переговоры 5+1, цели Хаменеи противоречат целям Европейского Союза. Хаменеи просто хочет потянуть время, дать возможность иранским ученым создать ядерное оружие, потому что он верит, что ядерная бомба поможет обеспечить преемственность революции и его правление в Иране еще на 25 лет.

Ирина Лагунина: 25 тысяч риалов – что это означает для средней домашней хозяйки в Иране?

Алиреза Нуризаде: На данный момент за один доллар можно купить две с половиной лепешки хлеба. А для домохозяйки сейчас очень сложно обеспечить семью хотя бы 7-8 лепешками в день, в то время как хлеб составляет основной рацион питания иранцев. Хлеб намного более важен, чем все остальное в иранской жизни, он даже важнее риса. Именно поэтому господин Ахмадинежад вел себя с самого начала очень осторожно в том, что касается экономики, и обещал каждой семье дополнительные средства на хлеб. К сожалению, реальность противоречит его обещаниям. Жить в Иране стало очень сложно всем, за исключением, конечно, небольшой группы миллионеров, которые владеют 20 процентам доходов в стране. А для остальных жить в стране стало невозможно. И я не исключаю, что, оказывая еще большее давление на режим, Соединенные Штаты и Европа надеются, что люди будут вынуждены выйти на улицы, как это произошло в арабских странах и как это произошло в Иране два с половиной года назад, и потребовать перемен и изменения политики правительства.

Ирина Лагунина: Вернусь к разговору с экономистом из Университета Глазго Резой Тагизаде. А насколько в принципе важен экспорт нефти в иранской экономике?

Реза Тагизаде: Исключительно важен. Более 90 процентов поступлений в твердой валюте в Иран – это выручка от продажи нефти. И хотя на бумаге только 50 процентов иранского бюджета зависит от нефти, из-за того, что правительство продает эту валюту на местном рынке и тем самым поддерживает собственную валюту, от экспорта нефти на самом деле зависит около 80 процентов иранской экономики. И нет никакой возможности чем-то заменить эти поступления в казну. Именно поэтому местный валютный рынок и реагирует столь бурно на перспективу, что правительство потеряет доход от продажи нефти.

Ирина Лагунина: Иран также вынужден полагаться на импорт нефтепродуктов, поскольку собственных нефтеперерабатывающих возможностей у страны не хватает. Эти две проблемы взаимосвязаны? Иными словами, скажется ли эмбарго на экспорт нефти, например, на запасах бензина в стране, на который и так уже введены ограничения?

Реза Тагизаде: Скажется, но не сильно. На настоящий момент у Ирана есть мощности перерабатывать почти 2 миллиона баррелей в день, а добыча нефти, согласно правительственным данным, впрочем, весьма устаревшим, составляет три с половиной миллиона баррелей в день. Так что экспортные возможности на данный момент составляют полтора миллиона баррелей в день. А 2 миллиона перерабатываются. Да, небольшой недостаток бензина в стране может ощущаться, но если правительство введет чуть более жесткие ограничения, то оно легко справится с этой проблемой. Сейчас Иран модернизирует несколько нефтеперерабатывающих заводов, так что они справятся с проблемой. Повторяю, намного более серьезная проблема – финансовая, монетарная, с которой Иран уже столкнулся.

Ирина Лагунина: В иранской истории были периоды, когда правительство, например, национализировало добычу нефти, и нефтяные гиганты в ответ вводили эмбарго. Вот как описывает этот процесс в книге «Добыча» историк нефти Дэниел Йергин. После назначения 28 апреля 1951 года премьер-министром противника Англо-Иранской компании Мухаммада Моссадеха, в стране развернулась кампании за национализацию добычи и переработки нефти. Моссадех направил в штаб-квартиру компании губернатора провинции. Прибыв на производство, губернатор принес в жертву барана, а затем объявил собравшейся толпе, что предприятие опечатано, все производство принадлежит иранскому государству. Вслед за этим зять Моссадеха произнес пламенную речь, в ходе которой объявил, что дни колониализма ушли в прошлое и впереди ждет процветание. От переполнявших его чувств он упал в обморок и его унесли. Тогда население страны поддержало правительство.Сейчас не нефть, а уже ядерная программа тоже подается как вопрос престижа, предмет национальной гордости. Может быть, люди тоже в ответ на европейское эмбарго только сплотятся вокруг режима Ахмадинежада?

Реза Тагизаде: Есть схожие моменты, конечно, но есть и различия. В то время иранцы в целом относились к Великобритании и к Западу как к колониальной власти. А сейчас общество расколото. Меньшинство, связанное с правительством, конечно, поддерживает его. Но большинство выступает однозначно против всего того, что происходит. И люди в полной мере испытывают на себе последствия нынешней политики. В Иране происходит уничтожение среднего класса, класса людей, которые полагались на свои заработки для выживания. Это полиция, школьные учителя, университетские преподаватели, представители среднего бизнеса. Все они после последних выборов – выборов нынешнего президента Ахмадинежада на второй срок правления – уже показывают, что они выступают резко против происходящего. Они трезво оценивают, что происходит, и винят в этом нынешнее правительство. То есть, несмотря на то, что санкции вводит внешний мир, люди винят в этом свое правительство. Это удивительно, но это так. Несмотря на государственную пропаганду, несмотря на давление тех, кто поддерживает правительство, большинство винят в происходящем собственное политическое руководство. Другое дело, что у этого большинства нет возможности донести свою точку зрения – в стране запрещена свободная пресса и даже свободных газет нет.

Ирина Лагунина: Экономист Реза Тагизаде. Иранский журналист Алиреза Нуризаде, вот если люди взвесят: на одной руке хлеб, а на другой – вопрос престижа, ядерная бомба. Что выиграет?

Алиреза Нуризаде: Это две разных проблемы. Конечно, у Ирана есть все права развивать атомную энергетику, ядерную программу в области мирного атома. Но я не думаю, что большинство иранцев готовы ради ядерной бомбы потерять свою страну, видеть, как их страну постепенно раздавливает Запад. Никто не хочет ядерной бомбы. Да, Пакистан обзавелся ядерной бомбой, но вместе с нет обзавелся и массой других проблем. У Израиля есть ядерное оружие, но Израиль его никогда не применит. И это все прекрасно понимают. Так что, мне кажется, что простые иранцы – начиная с рабочего и заканчивая университетскими преподавателями – выступают за то, чтобы им позволили иметь атомную станцию в Бушере, производить энергию, помогать экономике. И даже иранская иммиграция в мире единодушна в поддержке этого. Но проблема заключается в том, что у Ирана есть секретная военная программа, против которой выступает большинство самих же иранцев. Они не верят, что бомба повысит их уровень жизни или изменит их жизнь к лучшему. Нет. Правительство пытается убедить – и националистическими лозунгами, и поэзией, и обращениями – что страна должна быть едина перед угрозой Запада, что обладание ядерным оружием сделает Иран величайшим государством в мире. Но иранцы прекрасно понимают: ну, да, великое государство, но что делать с этим великим государством, если народ в нем голодает?

www.svoboda.org

Эмбарго на поставки из Ирана может привести к росту цен на нефть

"Цена на нефть - это равновесная цена. Я считаю, что сегодня на рынке установилась логичная и равновесная цена. Если на рынке существуют проблемы, то и цена повыситься, что произойдет непременно", - сказал министр нефти Ирана Ростам Касеми.

ТЕГЕРАН, 3 сен - РИА Новости, Михаил Гусев. Тегеран считает, что на сегодняшний день на рынке установилась равновесная цена на "черное золото", однако в условиях продолжающегося эмбарго на иранскую нефть и политического давления на Исламскую Республику, непременно следует ожидать роста цены на нефть на мировом рынке, заявил РИА Новости министр нефти Ирана Ростам Касеми в первом интервью для иностранного агентства.

Все новости экономики и бизнеса на сайте агентства Прайм >>

Страны Евросоюза с 1 июля ввели эмбарго на импорт иранской нефти в ЕС. Таким образом, контракты на поставку нефти из Ирана в страны ЕС, заключенные до 23 января, были закрыты до этой даты. Свои действия страны ЕС объяснили тем, что таким образом они хотят заставить Тегеран отказаться от ядерных амбиций, а запасов нефти в Евросоюзе достаточно, чтобы обойтись без поставок из Ирана в течение четырех с половиной лет. По оценкам экспертов, после того как ЕС ввел эмбарго на поставки иранской нефти, ее импорт на мировой рынок сократился примерно на 40%.

"Цена на нефть - это равновесная цена. Я считаю, что сегодня на рынке установилась логичная и равновесная цена. Если на рынке существуют проблемы, то и цена повыситься, что произойдет непременно", - сказал Касеми.

"Если страны-производители столкнуться со сложностями и ограничениями, то и рынок отреагирует на ситуацию соответственно, что вызовет повышение цен. Я считаю, что если некоторые страны продолжат оказывать давление на Иран и ограничивать поставки иранской нефти на рынок, то это негативно скажется на стоимости, а именно станет причиной подорожания нефти", - добавил он.

Стоимость октябрьских фьючерсов на американскую легкую нефть марки WTI (Light Sweet Crude Oil) по состоянию на 12.57 мск снизилась на 0,16 доллара, или на 0,17% - до 96,31 доллара за баррель. Цена октябрьских фьючерсов на североморскую нефтяную смесь марки Brent опустилась на 0,02 доллара, или на 0,02% - до 114,55 доллара за баррель.

В конце августа сообщалось, что страны Евросоюза спешат пополнить запасы сырой нефти и топлива, чтобы обеспечить соответствие новым требованиям ЕС и на фоне сообщений о том, что Израиль готовится нанести удар по Ирану. Бельгийское и голландское агентства, ответственные за стратегические нефтяные запасы своих стран - Apetra и Сova, объявили тендеры на импорт в общей сложности около 250 тысяч тонн дизельного топлива и бензина с поставкой в сентябре и октябре. Французское агентство SAGESS, со своей стороны, закупило 267 тысяч тонн баррелей дизельного топлива и провело тендер на поставку около 300 тысяч тонн сырой нефти.

Согласно директиве ЕС, принятой в 2009 году, чрезвычайные запасы нефти 27 государств ЕС не должны падать ниже уровня импорта за 90 дней или показателя среднего суточного потребления в сумме за 61 день. При этом членам ЕС предписано держать треть своих нефтяных запасов в виде нефтепродуктов. Директива определяет также правила пользования стратегическими запасами на случай возникновения кризисной энергетической ситуации.

По словам министра, Иран не является сторонником того, чтобы цена на нефть искусственно занижалась или завышалась.

"Мы как страна, которая является экспортером нефти, не хотели бы, чтобы ее стоимость была бы заниженной или завышенной, поскольку такая ситуация негативно скажется на развитии экономики развивающихся стран", - резюмировал Касеми.

По данным министерства нефти Ирана, в настоящее время Исламская Республика добывает 4 миллиона баррелей сырой нефти в сутки, половина из которой идет на экспорт.

Введение нефтяного эмбарго на импорт иранской нефти в страны ЕС было принято главами стран Евросоюза в рамках ужесточения санкции в отношении Ирана в виду, как считают западные страны, нежелания Тегерана прояснить все вопросы, касающиеся военной составляющей его ядерной программы. США, ряд других стран Запада и Израиль подозревают Иран в разработке ядерного оружия под прикрытием программы мирного атома. Тегеран все обвинения отвергает, заявляя, что его атомная программа направлена исключительно на удовлетворение потребностей страны в электроэнергии. Кроме нефтяного эмбарго в настоящее время в отношении Ирана действуют четыре санкционные резолюции Совета Безопасности ООН.

"Шестерка", в которую входят представители России, Великобритании, Китая, США, Франции и Германии, с 2003 года совместно с МАГАТЭ добивается от Ирана приостановки работ по обогащению урана, которые могут представлять угрозу режиму ядерного нераспространения.

Полный текст интервью читайте на сайте РИА Новости >>

ria.ru

Эмбарго против Тегерана вызовет рост цен на нефть

- После введения Европой эмбарго насколько сократился экспорт иранской нефти? - В Иране сосредоточено порядка 17 процентов мировых запасов газа, и в соответствии со статистикой 11-12 процентов мировых запасов нефти. Фактически, Иран занимает первое место по общему количеству запасов нефти и газа. Иран также занимает первое место в мире по объему углеводородов. Естественно, что страна, обладающая таким запасами энергетических ресурсов, может играть ведущую роль в обеспечении международной энергобезопасности. Тем более, что по прогнозам собственные запасы во многих странах будут истощаться, и рост экономики вызовет рост спроса на нефть. Санкции, которые используют западные страны, и, в частности, США против Ирана, создают определенные трудности и препятствия. Однако, рынок нуждается в иранской нефти. Отсутствие ее поставок на международный рынок спровоцирует рост стоимости на "черное золото". В результате от этого пострадают лишь простые потребители.

- Какую цену на нефть вы прогнозируете в краткосрочной и долгосрочной перспективе? - Цена на нефть состоит из двух параметров - спрос и предложение на рынке. Установление баланса между спросом и предложением порождает равновесную цену и равновесный объем, что является одним из механизмов установления рыночного равновесия. На сегодняшний день в мире в сутки добывается 70 миллионов баррелей, хотя потребность мировой экономики в сырой нефти составляет 87 миллионов баррелей в день. Надо отметить, что разницу восполняют другие источники энергии, как например, сжиженный газ. Однако, и я так считаю, потребительский спрос в мире растет. Если рынок не сможет отреагировать и удовлетворить спрос, то цена на нефть вырастет. Я считаю, что в данном контексте важным вопросом является создание прочной безопасности, что могло бы обеспечить стабильность на рынке и соответственно цену на нефть. Если страны-производители столкнутся со сложностями и ограничениями, то и рынок отреагирует на ситуацию соответственно, что вызовет повышение цен. Я считаю, что если некоторые страны продолжат оказывать давление на Иран и ограничивать поставки иранской нефти на рынок, то это негативно скажется на стоимости, а именно станет причиной подорожания цены на нефть. Я считаю, что сегодня на рынке установилась логичная и равновесная цена. Если на рынке существуют проблемы, то и цена повысится, что произойдет непременно. Мы как страна, которая является экспортером нефти, не хотели бы, чтобы ее стоимость была бы заниженной или завышенной, поскольку такая ситуация негативно скажется на развитии экономики развивающихся стран.

- Какой объем экспорта нефти в 2012 году ожидает Иран? -Как было отмечено, в мире растет потребление энергоресурсов в целом, и особенно, это видно на примере развивающихся стран. В первую очередь, надо отметить страны БРИКС - группу быстроразвивающихся стран, где высокая численность населения обусловливает дешевизну труда и, соответственно, высокие темпы экономического роста. Если брать в расчет как объем запасов энергоресурсов Ирана, так и факт развития нефтедобывающей отрасли страны, то существует возможность того, что Исламская Республика в ближайшие годы сможем изменить свой статус на международном рынке, и сможет удовлетворить растущий спрос на нефть.

- Каким тогда может быть прогноз по долгосрочному объему добычи нефти и газа Ираном? - Как уже я сказал, Иран богат запасами нефти и газа. В настоящее время иранских специалистам удалось только провести поиск и разведку ряда нефтяных и газовых месторождений. В частности, на Каспийском море, а также в центральных районах Ирана, где сосредоточено большое количество газовых месторождений. Мы еще не приступали к их разработке. Мы совсем недавно начали разрабатывать огромное газовое месторождение на острове Киш. Мы считаем, что потенциал иранских месторождений позволяет говорить о том, что в будущем Иран сможет обеспечить растущие потребности всего мира в энергоресурсах, в частности, в газе. В том числе, путем транспортировки сжиженного природного газа (СПГ). Мы рассматриваем СПГ как важную технологию экспорта природного газа в ряд стран мира. Кроме этого, мы проработали и другие способы доставки природного газа. Что касается нефти, то Иран занимает второе место в мире по ее запасам. В долгосрочной перспективе и при условии обеспечения прочной безопасности мы сможем удовлетворить заметную часть мировых энергетических потребностей.

- Как вы оцениваете перспективы развития нефтехимической отрасли Ирана? - Иран обладает целым рядом преимуществ, которые позволяют ему с успехом развивать нефтехимическую промышленность. К числу этих преимуществ относятся запасы энергоресурсов, доступ к сырьевым материалам, необходимых для отрасли, географическое месторасположение Ирана, выход к открытым международным водам. В настоящее время в Иране производственные мощности нефтехимической промышленности позволяют производить 54 миллиона нефтехимической продукции в год. Большинство нашей продукции мы экспортируем в 60 стран мира. В настоящее время в Иране строятся семьдесят заводов, двадцать из которых будут введены в строй уже в следующем иранском году (Иранский год начинается с марта, т.о. речь о марте 2013 года. - прим.ред.). Завершение строительства этих 70 заводов выведет Иран на очень высокие позиции, как с точки зрения количества, так и качества производимой продукции. Мы надеемся, что к концу выполнения 5-ой пятилетней программы развития страны (март 2017 года) объем производства нефтехимической продукции достигнет 120 миллионов тон в год. Мы сможем обеспечить потребности многих стран. Кроме этого сможем обеспечить потребности внутри страны, рынок потребления которой огромен.

- А как вы оцениваете перспективы развития нефтеперерабатывающей отрасли Ирана? - В настоящее время мы экспортируем сырую нефть, занимая второе место среди стран-членов ОПЕК по экспорту. Естественно, мы хотели бы также увеличить объем производства нефтепродуктов. В этой связи был принят ряд мер для того, чтобы к концу выполнения 5-ой пятилетней программы развития страны (март 2017 года) производственные мощности Ирана были увеличены, что позволит дополнительно перерабатывать более одного миллиона баррелей сырой нефти в сутки. Все нефтеперерабатывающие заводы в настоящее время модернизируется с целью улучшения качества производимой продукции. Только месяц назад были закончены работы по модернизации нефтеперерабатывающего завода в Тегеране. Как Вы знаете, Тегеранский нефтеперерабатывающий завод является единственным в регионе предприятием, которое производит бензин по стандарту Евро 5. Думаю, что к марту 2013 года мы завершим модернизацию большинства нефтеперерабатывающих заводов. Если брать в расчет количество производимой продукции, то планируем в следующем иранском году ввести в строй нефтеперерабатывающий завод «Звезда Персидского залива», который является крупным нефтеперерабатывающим предприятием и позволит увеличить объемы производства бензина от 35 до 40 миллионов литров в сутки. В следующем иранском году Иран станет одной из крупнейших стран-экспортеров бензина.

- Сколько инвестиций в нефтегазовый комплекс для этого потребуется? - Мы как страна, стремящаяся к развитию нефтяной промышленности, в прошлом сотрудничали с рядом стран и компаний, которые инвестировали в нефтегазовую промышленность Ирана и разрабатывали месторождения. Сегодня мы по-прежнему готовы к сотрудничеству. Если какая-либо страна выразит готовность инвестировать в нефтегазовую промышленность Ирана, естественно, что мы будем готовы к сотрудничеству и взаимодействию. Мы считаем, что инвестиции в иранскую нефтегазовую промышленность смогут укрепить мировую энергетическую безопасность. Однако, надо отметить, что отсутствие зарубежных инвесторов в Иране не означает, что мы столкнемся в трудностями в развитии этого сектора экономики. Иран богатая страна, часть наших валютных резервов сосредоточена в банках страны, часть за границей. Также надо отметить, что в настоящее время дружественные нам страны и страны-соседи сотрудничают с нами в нефтегазовой сфере. Мы будем рады, если это сотрудничество получить должное развитие. Национальный стабилизационный фонд был создан для того, чтобы стать эффективным инструментом защиты национальной экономики и сократить ее зависимость от нефти. Каждый год в стабфонд поступает 20 процентов от валового национального дохода страны. Надеемся, что в ближайшие годы нам удастся полностью избавить экономику страны от «нефтяной зависимости». В соответствии с законопроектом парламента Ирана, который нашел отражение в бюджет страны на 1391 иранский год (2012-2013 год) только 18 процентов от суммы стабфонда предназначено для развития нефтегазовой отрасли. В этом году мы планируем использовать 14 миллиардов долларов для развития нефтегазовой отрасли только из средств стабфонда. Кроме этого, как я уже сказал, валютные резервы Центрального банка Ирана, и наличие активов за границей, позволяют говорить о том, что каких-то особых сложностей в этого году мы не испытываем с финансированием нефтегазовую отрасль.

- Интересует ли Иран сотрудничество с Россией в нефтегазовой сфере и привлечение российских инвестиций? - Мы будем рады, если Россия как страна, которую долгие годы связывают с Ираном давние и крепкие связи, и которую мы считаем свои другом, и мнение которой по многим вопросам международной повестки дня совпадает с иранской позицией, выразит готовность к сотрудничеству в нефтегазовой сфере. Мы приветствуем сотрудничество с российскими компаниями, если они будут готовы инвестировать в нефтегазовую отрасль Ирана и развивать нефтегазовые месторождения. Хотя надо отметить, что у нас идут в настоящее время переговоры с российскими компаниями, и мы надеемся, что нам удастся достичь положительного результата. Однако, в настоящее время у нас нет никаких совместных проектов.

www.kazenergy.com

эмбарго против Тегерана вызовет рост цен на нефть

БАКУ, 4 сен – Новости-Азербайджан.

Иран ставит амбициозную цель играть ведущую роль в международной энергетической безопасности, обеспечить растущие потребности всего мира в энергоресурсах, стать одной из крупнейших стран-экспортеров бензина. Как Тегеран планирует достичь поставленных целей, о возможности роста цен на «черное золото» в случае напряженности на рынке нефти, а также о перспективах развития нефтеперерабатывающей и нефтехимической отраслей Ирана, рассказал РИА Новости министр нефти Исламской Республики Ростам Касеми в первом интервью для иностранного агентства. Беседовал Михаил Гусев. - После введения Европой эмбарго насколько сократился экспорт иранской нефти?

- В Иране сосредоточено порядка 17 процентов мировых запасов газа, и в соответствии со статистикой 11-12 процентов мировых запасов нефти. Фактически, Иран занимает первое место по общему количеству запасов нефти и газа. Иран также занимает первое место в мире по объему углеводородов. Естественно, что страна, обладающая таким запасами энергетических ресурсов, может играть ведущую роль в обеспечении международной энергобезопасности. Тем более, что по прогнозам собственные запасы во многих странах будут истощаться, и рост экономики вызовет рост спроса на нефть.

Санкции, которые используют западные страны, и, в частности, США против Ирана, создают определенные трудности и препятствия. Однако, рынок нуждается в иранской нефти. Отсутствие ее поставок на международный рынок спровоцирует рост стоимости на "черное золото". В результате от этого пострадают лишь простые потребители.- Какую цену на нефть вы прогнозируете в краткосрочной и долгосрочной перспективе?

- Цена на нефть состоит из двух параметров - спрос и предложение на рынке. Установление баланса между спросом и предложением порождает равновесную цену и равновесный объем, что является одним из механизмов установления рыночного равновесия. На сегодняшний день в мире в сутки добывается 70 миллионов баррелей, хотя потребность мировой экономики в сырой нефти составляет 87 миллионов баррелей в день. Надо отметить, что разницу восполняют другие источники энергии, как например, сжиженный газ. Однако, и я так считаю, потребительский спрос в мире растет. Если рынок не сможет отреагировать и удовлетворить спрос, то цена на нефть вырастет. Я считаю, что в данном контексте важным вопросом является создание прочной безопасности, что могло бы обеспечить стабильность на рынке и соответственно цену на нефть. Если страны-производители столкнутся со сложностями и ограничениями, то и рынок отреагирует на ситуацию соответственно, что вызовет повышение цен. Я считаю, что если некоторые страны продолжат оказывать давление на Иран и ограничивать поставки иранской нефти на рынок, то это негативно скажется на стоимости, а именно станет причиной подорожания цены на нефть. Я считаю, что сегодня на рынке установилась логичная и равновесная цена. Если на рынке существуют проблемы, то и цена повысится, что произойдет непременно.

Мы как страна, которая является экспортером нефти, не хотели бы, чтобы ее стоимость была бы заниженной или завышенной, поскольку такая ситуация негативно скажется на развитии экономики развивающихся стран. - Какой объем экспорта нефти в 2012 году ожидает Иран?

- Как было отмечено, в мире растет потребление энергоресурсов в целом, и особенно, это видно на примере развивающихся стран. В первую очередь, надо отметить страны БРИКС - группу быстроразвивающихся стран, где высокая численность населения обусловливает дешевизну труда и, соответственно, высокие темпы экономического роста. Если брать в расчет как объем запасов энергоресурсов Ирана, так и факт развития нефтедобывающей отрасли страны, то существует возможность того, что Исламская Республика в ближайшие годы сможем изменить свой статус на международном рынке, и сможет удовлетворить растущий спрос на нефть. - Каким тогда может быть прогноз по долгосрочному объему добычи нефти и газа Ираном?

- Как уже я сказал, Иран богат запасами нефти и газа. В настоящее время иранских специалистам удалось только провести поиск и разведку ряда нефтяных и газовых месторождений. В частности, на Каспийском море, а также в центральных районах Ирана, где сосредоточено большое количество газовых месторождений. Мы еще не приступали к их разработке. Мы совсем недавно начали разрабатывать огромное газовое месторождение на острове Киш. Мы считаем, что потенциал иранских месторождений позволяет говорить о том, что в будущем Иран сможет обеспечить растущие потребности всего мира в энергоресурсах, в частности, в газе. В том числе, путем транспортировки сжиженного природного газа (СПГ). Мы рассматриваем СПГ как важную технологию экспорта природного газа в ряд стран мира. Кроме этого, мы проработали и другие способы доставки природного газа. Что касается нефти, то Иран занимает второе место в мире по ее запасам. В долгосрочной перспективе и при условии обеспечения прочной безопасности мы сможем удовлетворить заметную часть мировых энергетических потребностей.- Как вы оцениваете перспективы развития нефтехимической отрасли Ирана?

- Иран обладает целым рядом преимуществ, которые позволяют ему с успехом развивать нефтехимическую промышленность. К числу этих преимуществ относятся запасы энергоресурсов, доступ к сырьевым материалам, необходимых для отрасли, географическое месторасположение Ирана, выход к открытым международным водам. В настоящее время в Иране производственные мощности нефтехимической промышленности позволяют производить 54 миллиона нефтехимической продукции в год. Большинство нашей продукции мы экспортируем в 60 стран мира. В настоящее время в Иране строятся семьдесят заводов, двадцать из которых будут введены в строй уже в следующем иранском году (Иранский год начинается с марта, т.о. речь о марте 2013 года. - прим.ред.). Завершение строительства этих 70 заводов выведет Иран на очень высокие позиции, как с точки зрения количества, так и качества производимой продукции. Мы надеемся, что к концу выполнения 5-ой пятилетней программы развития страны (март 2017 года) объем производства нефтехимической продукции достигнет 120 миллионов тон в год. Мы сможем обеспечить потребности многих стран. Кроме этого сможем обеспечить потребности внутри страны, рынок потребления которой огромен.- А как вы оцениваете перспективы развития нефтеперерабатывающей отрасли Ирана?

- В настоящее время мы экспортируем сырую нефть, занимая второе место среди стран-членов ОПЕК по экспорту. Естественно, мы хотели бы также увеличить объем производства нефтепродуктов. В этой связи был принят ряд мер для того, чтобы к концу выполнения 5-ой пятилетней программы развития страны (март 2017 года) производственные мощности Ирана были увеличены, что позволит дополнительно перерабатывать более одного миллиона баррелей сырой нефти в сутки. Все нефтеперерабатывающие заводы в настоящее время модернизируется с целью улучшения качества производимой продукции. Только месяц назад были закончены работы по модернизации нефтеперерабатывающего завода в Тегеране. Как Вы знаете, Тегеранский нефтеперерабатывающий завод является единственным в регионе предприятием, которое производит бензин по стандарту Евро 5. Думаю, что к марту 2013 года мы завершим модернизацию большинства нефтеперерабатывающих заводов. Если брать в расчет количество производимой продукции, то планируем в следующем иранском году ввести в строй нефтеперерабатывающий завод «Звезда Персидского залива», который является крупным нефтеперерабатывающим предприятием и позволит увеличить объемы производства бензина от 35 до 40 миллионов литров в сутки. В следующем иранском году Иран станет одной из крупнейших стран-экспортеров бензина.

- Сколько инвестиций в нефтегазовый комплекс для этого потребуется?

- Мы как страна, стремящаяся к развитию нефтяной промышленности, в прошлом сотрудничали с рядом стран и компаний, которые инвестировали в нефтегазовую промышленность Ирана и разрабатывали месторождения. Сегодня мы по-прежнему готовы к сотрудничеству. Если какая-либо страна выразит готовность инвестировать в нефтегазовую промышленность Ирана, естественно, что мы будем готовы к сотрудничеству и взаимодействию. Мы считаем, что инвестиции в иранскую нефтегазовую промышленность смогут укрепить мировую энергетическую безопасность. Однако, надо отметить, что отсутствие зарубежных инвесторов в Иране не означает, что мы столкнемся в трудностями в развитии этого сектора экономики. Иран богатая страна, часть наших валютных резервов сосредоточена в банках страны, часть за границей. Также надо отметить, что в настоящее время дружественные нам страны и страны-соседи сотрудничают с нами в нефтегазовой сфере. Мы будем рады, если это сотрудничество получить должное развитие.

Национальный стабилизационный фонд был создан для того, чтобы стать эффективным инструментом защиты национальной экономики и сократить ее зависимость от нефти. Каждый год в стабфонд поступает 20 процентов от валового национального дохода страны. Надеемся, что в ближайшие годы нам удастся полностью избавить экономику страны от «нефтяной зависимости». В соответствии с законопроектом парламента Ирана, который нашел отражение в бюджет страны на 1391 иранский год (2012-2013 год) только 18 процентов от суммы стабфонда предназначено для развития нефтегазовой отрасли. В этом году мы планируем использовать 14 миллиардов долларов для развития нефтегазовой отрасли только из средств стабфонда. Кроме этого, как я уже сказал, валютные резервы Центрального банка Ирана, и наличие активов за границей, позволяют говорить о том, что каких-то особых сложностей в этого году мы не испытываем с финансированием нефтегазовую отрасль.- Интересует ли Иран сотрудничество с Россией в нефтегазовой сфере и привлечение российских инвестиций?

- Мы будем рады, если Россия как страна, которую долгие годы связывают с Ираном давние и крепкие связи, и которую мы считаем свои другом, и мнение которой по многим вопросам международной повестки дня совпадает с иранской позицией, выразит готовность к сотрудничеству в нефтегазовой сфере. Мы приветствуем сотрудничество с российскими компаниями, если они будут готовы инвестировать в нефтегазовую отрасль Ирана и развивать нефтегазовые месторождения. Хотя надо отметить, что у нас идут в настоящее время переговоры с российскими компаниями, и мы надеемся, что нам удастся достичь положительного результата. Однако, в настоящее время у нас нет никаких совместных проектов.

ru.sputnik.az


Смотрите также