Загадочный план России по добыче нефти на Северном полюсе . Нефть на северном полюсе


Загадочный план России по добыче нефти на Северном полюсе | Экономика | ИноСМИ

Международная конкуренция за эксплуатацию нефтяных ресурсов в Арктике разгорелась в последние несколько месяцев после того, как распространение получили некоторые подробности проекта «Айсберг», амбициозного — и по некоторым оценкам нереалистичного — плана России по исследованию самого холодного моря, покрытого льдами, на Северном полюсе и строительству баз для добычи нефти. Помимо прочего, Россия построила огромную атомную субмарину: она называется «Белгород», ее длина составляет 182 метра, и использоваться она будет для мониторинга морского дна, прокладки коммуникационных кабелей и руководства флотом субмарин меньших размеров.

По некоторым оценкам, в Арктическом море находится от 16 до 26% запасов нефти Земли, которые еще не были обнаружены. В течение нескольких десятков лет Соединенные Штаты, Канада, Дания, Норвегия и Россия — то есть государства, имеющие территории на Северном полюсе, — оспаривают между собой суверенное право на более или менее обширные участки огромной территории, которая пока никому не принадлежит. Это сложный спор, который продолжается при постоянном противодействии ООН, подкрепленном научными и геополитическими исследованиями, которые подготовлены отдельными государствами и получили оценку международных чиновников.

Уже несколько лет Россия добывает нефть в Арктическом море: около 5,5 миллионов тонн в год на единственном ее нефтяном месторождении Приразломном на Северном полюсе в Печорском море. Компания BBC, однако, рассказывала, что при помощи проекта «Айсберг» Россия (где нефть принесла почти 36% от государственного дохода в 2016 году), а продажи нефти составили 68% от всего экспорта в 2013 году) ускорила расширение своего присутствия и стала действовать агрессивнее в соревновании за право поиска и эксплуатации новых месторождений, разрабатывая роботизированные подводные лодки, способные автономно исследовать морское дно.

Президент РФ Владимир Путин на форуме «Арктика - территория диалога»Klassekampen28.06.2017Il Sole 24 Ore30.08.2017New York Daily News01.05.2017Financial Times21.04.2017Haqqin.az08.04.2017Как в 1970-е годы ограничения сектора нефтедобычи были связаны со средствами, позволяющими работать в холодных температурах северного моря, так и сейчас, исследователи пытаются найти способ эксплуатации месторождений, которые расположены под сотнями или тысячами метров воды с температурой ниже нуля, часто под толстым слоем льда. План России состоит в том, чтобы построить несколько подводных баз, в каждой из которых будут располагаться реакторы по 24 мегаватт, где смогут заправляться подводные лодки. По замыслу они должны проработать 25 лет без необходимости постоянного человеческого присутствия, а лишь при периодической технической поддержке.

По плану первые базы вступят в эксплуатацию в 2020 году. Вместе с базами заканчивается проектирование и усовершенствование различных типов подводных лодок, которые могут функционировать без необходимости человеческого присутствия. Так называемые Autonomous Underwater Vehicle (AUV — автономные подводные аппараты) уже используются в различных секторах, их следует отличать от ROV (Дистанционно управляемых аппаратов), потому что они не требуют дистанционного контроля и работают автономно. До недавнего времени, они использовались под пристальным надзором технического персонала и не применялись в долгосрочных операциях в полном автономном режиме. Они до сих пор используются для осуществления подводных изысканий и расследований, а не для активного бурения дна. По оценкам России, автономные подводные аппараты этого типа смогут функционировать в течение пяти лет.

Вадим Козюлин, аналитик Центра ПИР, аналитического института, занимающегося вопросами международной безопасности, считает, что не может быть иного объяснения, почему в проекте не участвуют такие российские нефтяные компании как «Газпром». Подводные базы, говорит он, могут быть использованы для развития «Harmony», российской системы подводного наблюдения. Другая гипотеза, высказываемая теми, кто считает, что проект «Айсберг» невозможно реализовать в столь ограниченные сроки, состоит в том, что Россия хочет лишь увеличить свое присутствие в Арктическом море, чтобы поддержать свои территориальные претензии и помешать другим государствам. Если речь идет именно об этом, то настоящие системы для добычи могут войти в эксплуатацию в еще более отдаленном будущем.

inosmi.ru

"На Северном полюсе нефти нет"

15 августа 2007 / http://www.inopressa.ru/letemps/2007/08/15/12:54:50/neftinet

Ив Матьё, инженер, специалист в области углеводородного сырья, анализирует цели и задачи экспедиций к Северному полюсу

Датская экспедиция в Арктику, начавшаяся в понедельник, предпринятая с целью картографирования морского дна к северу от Гренландии, является научной миссией, которая могла бы помочь Дании вступить в соревнование за отстаивание своей доли богатств Великого Севера. 2 августа российская экспедиция эффектно установила российский флаг из титана на глубине более 4000 метров в точке Северного полюса при помощи двух батискафов, по завершении символической и подвергшейся критике экспедиции, снова возбудившей недовольство соседних стран. Ив Матьё, инженер Французского института нефти, занимающийся вопросами мировых запасов углеводородного сырья, объясняет причины последних арктических экспедиций.

- Какова цель этой гонки к Северному полюсу?

- Территориальная зона государств покрывает океаническую зону на расстоянии 200 морских миль, начиная от побережья. Таким образом, когда были проложены такие границы, то оказалось, что Северный полюс не принадлежит никому, поскольку он расположен дальше 200 миль от берегов Канады, Гренландии, России, Соединенных Штатов или Норвегии. Эта 200-мильная зона является пределом морских границ национальных территориальных вод, в которых минеральные, нефтяные ресурсы, рыба и все остальное принадлежат каждой конкретной стране. Весь мир может беспрепятственно входить в зону, расположенную за этой границей. Северный полюс не принадлежит ни одной из этих стран. Таким образом, автоматически, установка флага может означать намерение завладеть этой точкой, и в случае с Россией, она переносит свою границу от 200-мильного до 300-мильного предела. Но установка флага в море не предоставляет права собственности на море. Если вы поставите свой флаг на острове – да, мировое сообщество согласится с тем, что вы являетесь владельцем острова, но не морского дна. Морское дно принадлежит всему миру, но не в пределах 200-мильной зоны. Установка флага на глубине 4200 метров на дне моря, как сделали русские, – это техническое достижение, осуществить которое способны немногие страны, обладающие необходимыми средствами. Владимир Путин хотел продемонстрировать мощь России. Но этот шаг не имеет юридической силы.

- Северный полюс переполнен запасами углеводородного сырья?

- Прежде всего, следует иметь в виду, что под Северным полюсом нет нефти. Для того, чтобы была нефть, необходимо, чтобы наличествовали достаточно плотные слои осадочной породы. Такие слои есть вокруг континентов, но все они расположены внутри 200-мильной зоны, следовательно, они находятся в районах, уже определенных международной юрисдикцией. Расширять свои морские владения вовсе не означает приобретать потенциальное право на бассейны с осадочными породами, в которых могут содержаться нефть и газ. Целью нынешней гонки является не нефть. Скорее всего, ее используют в качестве символической цели.

- Насколько богаты нефтяные арктические зоны?

- На суше, в Сибири, например, есть Ямал, регион на Крайнем Севере, который обеспечивает Европу газом. Этот бассейн, как месторождение Прадхо-бей на Аляске, Штокмановское в Баренцевом море и Снохвит в норвежской части Баренцева моря, захватывает и часть моря. Как было установлено в самом начале разведывательных работ при изучении 10% потенциального бассейна, в этом районе находятся 20 млрд баррелей нефти и 8 трлн кубометров газа, и если эта пропорция сохранится, то запасы всего месторождения оцениваются в 200 млрд баррелей нефти и 80 трлн кубометров газа. Иными словами, это три года мирового потребления нефти и 30 лет использования газа. Но это оценки, а не реальные запасы месторождений. Когда исследования продвинутся в морские районы или неосвоенные зоны, то запасы должны быть достаточными для покрытия затрат на эксплуатацию.

- Какое влияние может оказать глобальное потепление?

- С таянием льдов люди начинают проявлять интерес к прокладке судоходных маршрутов. Между Японией, Китаем и Европой морской путь может сократить на 20-30% время доставки грузов по суше. Стоимость транспортировки будет намного ниже. У сибирских берегов морской путь может открыться быстрее, чем у берегов Канады по причине дрейфа льдов.

obzor.westsib.ru

Загадочный план России по добыче нефти на Северном полюсе — Рамблер/новости

Международная конкуренция за эксплуатацию нефтяных ресурсов в Арктике разгорелась в последние несколько месяцев после того, как распространение получили некоторые подробности проекта «Айсберг», амбициозного — и по некоторым оценкам нереалистичного — плана России по исследованию самого холодного моря, покрытого льдами, на Северном полюсе и строительству баз для добычи нефти. Помимо прочего, Россия построила огромную атомную субмарину: она называется «Белгород», ее длина составляет 182 метра, и использоваться она будет для мониторинга морского дна, прокладки коммуникационных кабелей и руководства флотом субмарин меньших размеров.

По некоторым оценкам, в Арктическом море находится от 16 до 26% запасов нефти Земли, которые еще не были обнаружены. В течение нескольких десятков лет Соединенные Штаты, Канада, Дания, Норвегия и Россия — то есть государства, имеющие территории на Северном полюсе, — оспаривают между собой суверенное право на более или менее обширные участки огромной территории, которая пока никому не принадлежит. Это сложный спор, который продолжается при постоянном противодействии ООН, подкрепленном научными и геополитическими исследованиями, подготовленными отдельными государствами и получившими оценку международных чиновников. Уже несколько лет Россия добывает нефть в Арктическом море: около 5,5 миллионов тонн в год на единственном ее нефтяном месторождении Приразломном на Северном полюсе в Печорском море. Компания BBC, однако, рассказывала, что при помощи проекта «Айсберг» Россия (где нефть принесла почти 36% от государственного дохода в 2016 году), а продажи нефти составили 68% от всего экспорта в 2013 году) ускорила расширение своего присутствия и стала действовать агрессивнее в соревновании за право поиска и эксплуатации новых месторождений, разрабатывая роботизированные подводные лодки, способные автономно исследовать морское дно.

Как в 1970-е годы ограничения сектора нефтедобычи были связаны со средствами, позволяющими работать в холодных температурах северного моря, так и сейчас, исследователи пытаются найти способ эксплуатации месторождений, которые расположены под сотнями или тысячами метров воды с температурой ниже нуля, часто под толстым слоем льда. План России состоит в том, чтобы построить несколько подводных баз, в каждой из которых будут располагаться реакторы по 24 мегаватт, где смогут заправляться подводные лодки. По замыслу они должны проработать 25 лет без необходимости постоянного человеческого присутствия, а лишь при периодической технической поддержке.

По плану первые базы вступят в эксплуатацию в 2020 году. Вместе с базами заканчивается проектирование и усовершенствование различных типов подводных лодок, которые могут функционировать без необходимости человеческого присутствия. Так называемые Autonomous Underwater Vehicle (AUV — автономные подводные аппараты) уже используются в различных секторах, их следует отличать от ROV (Дистанционно управляемых аппаратов), потому что они не требуют дистанционного контроля и работают автономно. До недавнего времени, они использовались под пристальным надзором технического персонала и не применялись в долгосрочных операциях в полном автономном режиме. Они до сих пор используются для осуществления подводных изысканий и расследований, а не для активного бурения дна. По оценкам России, автономные подводные аппараты этого типа смогут функционировать в течение пяти лет.

Вадим Козюлин, аналитик Центра ПИР, аналитического института, занимающегося вопросами международной безопасности, считает, что не может быть иного объяснения, почему в проекте не участвуют такие российские нефтяные компании как «Газпром». Подводные базы, говорит он, могут быть использованы для развития «Harmony», российской системы подводного наблюдения. Другая гипотеза, высказываемая теми, кто считает, что проект «Айсберг» невозможно реализовать в столь ограниченные сроки, состоит в том, что Россия хочет лишь увеличить свое присутствие в Арктическом море, чтобы поддержать свои территориальные претензии и помешать другим государствам. Если речь идет именно об этом, то настоящие системы для добычи могут войти в эксплуатацию в еще более отдаленном будущем.

Читайте также

news.rambler.ru

Загадочный план России по добыче нефти на Северном полюсе

Международная конкуренция за эксплуатацию нефтяных ресурсов в Арктике разгорелась в последние несколько месяцев после того, как распространение получили некоторые подробности проекта «Айсберг».

Амбициозного — и по некоторым оценкам нереалистичного — плана России по исследованию самого холодного моря, покрытого льдами, на Северном полюсе и строительству баз для добычи нефти.

Помимо прочего, Россия построила огромную атомную субмарину: она называется «Белгород», ее длина составляет 182 метра, и использоваться она будет для мониторинга морского дна, прокладки коммуникационных кабелей и руководства флотом субмарин меньших размеров.

Загадочный план России по добыче нефти на Северном полюсе

Загадочный план России по добыче нефти на Северном полюсе

По некоторым оценкам, в Арктическом море находится от 16 до 26% запасов нефти Земли, которые еще не были обнаружены. В течение нескольких десятков лет Соединенные Штаты, Канада, Дания, Норвегия и Россия — то есть государства, имеющие территории на Северном полюсе, — оспаривают между собой суверенное право на более или менее обширные участки огромной территории, которая пока никому не принадлежит.

Это сложный спор, который продолжается при постоянном противодействии ООН, подкрепленном научными и геополитическими исследованиями, которые подготовлены отдельными государствами и получили оценку международных чиновников.

Уже несколько лет Россия добывает нефть в Арктическом море: около 5,5 миллионов тонн в год на единственном ее нефтяном месторождении Приразломном на Северном полюсе в Печорском море.

Компания BBC, однако, рассказывала, что при помощи проекта «Айсберг» Россия (где нефть принесла почти 36% от государственного дохода в 2016 году), а продажи нефти составили 68% от всего экспорта в 2013 году) ускорила расширение своего присутствия и стала действовать агрессивнее в соревновании за право поиска и эксплуатации новых месторождений, разрабатывая роботизированные подводные лодки, способные автономно исследовать морское дно.

Как в 1970-е годы ограничения сектора нефтедобычи были связаны со средствами, позволяющими работать в холодных температурах северного моря, так и сейчас, исследователи пытаются найти способ эксплуатации месторождений, которые расположены под сотнями или тысячами метров воды с температурой ниже нуля, часто под толстым слоем льда.

План России состоит в том, чтобы построить несколько подводных баз, в каждой из которых будут располагаться реакторы по 24 мегаватт, где смогут заправляться подводные лодки. По замыслу они должны проработать 25 лет без необходимости постоянного человеческого присутствия, а лишь при периодической технической поддержке.

По плану первые базы вступят в эксплуатацию в 2020 году. Вместе с базами заканчивается проектирование и усовершенствование различных типов подводных лодок, которые могут функционировать без необходимости человеческого присутствия.

Так называемые Autonomous Underwater Vehicle (AUV — автономные подводные аппараты) уже используются в различных секторах, их следует отличать от ROV (Дистанционно управляемых аппаратов), потому что они не требуют дистанционного контроля и работают автономно.

До недавнего времени, они использовались под пристальным надзором технического персонала и не применялись в долгосрочных операциях в полном автономном режиме. Они до сих пор используются для осуществления подводных изысканий и расследований, а не для активного бурения дна.

По оценкам России, автономные подводные аппараты этого типа смогут функционировать в течение пяти лет.

Вадим Козюлин, аналитик Центра ПИР, аналитического института, занимающегося вопросами международной безопасности, считает, что не может быть иного объяснения, почему в проекте не участвуют такие российские нефтяные компании как «Газпром».

Подводные базы, говорит он, могут быть использованы для развития «Harmony», российской системы подводного наблюдения.

Другая гипотеза, высказываемая теми, кто считает, что проект «Айсберг» невозможно реализовать в столь ограниченные сроки, состоит в том, что Россия хочет лишь увеличить свое присутствие в Арктическом море, чтобы поддержать свои территориальные претензии и помешать другим государствам.

Если речь идет именно об этом, то настоящие системы для добычи могут войти в эксплуатацию в еще более отдаленном будущем.

Источник: ИноСМИ

НАВЕРХ СТРАНИЦЫ

marketsignal.ru

Загадочный план России по добыче нефти на Северном полюсе

Международная конкуренция за эксплуатацию нефтяных ресурсов в Арктике разгорелась в последние несколько месяцев после того, как распространение получили некоторые подробности проекта «Айсберг», амбициозного — и по некоторым оценкам нереалистичного — плана России по исследованию самого холодного моря, покрытого льдами, на Северном полюсе и строительству баз для добычи нефти. Помимо прочего, Россия построила огромную атомную субмарину: она называется «Белгород», ее длина составляет 182 метра, и использоваться она будет для мониторинга морского дна, прокладки коммуникационных кабелей и руководства флотом субмарин меньших размеров.

По некоторым оценкам, в Арктическом море находится от 16 до 26% запасов нефти Земли, которые еще не были обнаружены. В течение нескольких десятков лет Соединенные Штаты, Канада, Дания, Норвегия и Россия — то есть государства, имеющие территории на Северном полюсе, — оспаривают между собой суверенное право на более или менее обширные участки огромной территории, которая пока никому не принадлежит. Это сложный спор, который продолжается при постоянном противодействии ООН, подкрепленном научными и геополитическими исследованиями, подготовленными отдельными государствами и получившими оценку международных чиновников, ilPOS.

Уже несколько лет Россия добывает нефть в Арктическом море: около 5,5 миллионов тонн в год на единственном ее нефтяном месторождении Приразломном на Северном полюсе в Печорском море. Компания BBC, однако, рассказывала, что при помощи проекта «Айсберг» Россия (где нефть принесла почти 36% от государственного дохода в 2016 году), а продажи нефти составили 68% от всего экспорта в 2013 году) ускорила расширение своего присутствия и стала действовать агрессивнее в соревновании за право поиска и эксплуатации новых месторождений, разрабатывая роботизированные подводные лодки, способные автономно исследовать морское дно.

Как в 1970-е годы ограничения сектора нефтедобычи были связаны со средствами, позволяющими работать в холодных температурах северного моря, так и сейчас, исследователи пытаются найти способ эксплуатации месторождений, которые расположены под сотнями или тысячами метров воды с температурой ниже нуля, часто под толстым слоем льда. План России состоит в том, чтобы построить несколько подводных баз, в каждой из которых будут располагаться реакторы по 24 мегаватт, где смогут заправляться подводные лодки. По замыслу они должны проработать 25 лет без необходимости постоянного человеческого присутствия, а лишь при периодической технической поддержке.

По плану первые базы вступят в эксплуатацию в 2020 году. Вместе с базами заканчивается проектирование и усовершенствование различных типов подводных лодок, которые могут функционировать без необходимости человеческого присутствия. Так называемые Autonomous Underwater Vehicle (AUV — автономные подводные аппараты) уже используются в различных секторах, их следует отличать от ROV (Дистанционно управляемых аппаратов), потому что они не требуют дистанционного контроля и работают автономно. До недавнего времени, они использовались под пристальным надзором технического персонала и не применялись в долгосрочных операциях в полном автономном режиме. Они до сих пор используются для осуществления подводных изысканий и расследований, а не для активного бурения дна. По оценкам России, автономные подводные аппараты этого типа смогут функционировать в течение пяти лет.

Вадим Козюлин, аналитик Центра ПИР, аналитического института, занимающегося вопросами международной безопасности, считает, что не может быть иного объяснения, почему в проекте не участвуют такие российские нефтяные компании как «Газпром». Подводные базы, говорит он, могут быть использованы для развития «Harmony», российской системы подводного наблюдения. Другая гипотеза, высказываемая теми, кто считает, что проект «Айсберг» невозможно реализовать в столь ограниченные сроки, состоит в том, что Россия хочет лишь увеличить свое присутствие в Арктическом море, чтобы поддержать свои территориальные претензии и помешать другим государствам. Если речь идет именно об этом, то настоящие системы для добычи могут войти в эксплуатацию в еще более отдаленном будущем.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

news24today.info

ilPOS: Загадочный план России по добыче нефти на Северном полюсе

Международная конкуренция за эксплуатацию нефтяных ресурсов в Арктике разгорелась в последние несколько месяцев после того, как распространение получили некоторые подробности проекта «Айсберг», амбициозного — и по некоторым оценкам нереалистичного — плана России по исследованию самого холодного моря, покрытого льдами, на Северном полюсе и строительству баз для добычи нефти. Помимо прочего, Россия построила огромную атомную субмарину: она называется «Белгород», ее длина составляет 182 метра, и использоваться она будет для мониторинга морского дна, прокладки коммуникационных кабелей и руководства флотом субмарин меньших размеров.

По некоторым оценкам, в Арктическом море находится от 16 до 26% запасов нефти Земли, которые еще не были обнаружены. В течение нескольких десятков лет Соединенные Штаты, Канада, Дания, Норвегия и Россия — то есть государства, имеющие территории на Северном полюсе, — оспаривают между собой суверенное право на более или менее обширные участки огромной территории, которая пока никому не принадлежит. Это сложный спор, который продолжается при постоянном противодействии ООН, подкрепленном научными и геополитическими исследованиями, подготовленными отдельными государствами и получившими оценку международных чиновников, ilPOS.

Уже несколько лет Россия добывает нефть в Арктическом море: около 5,5 миллионов тонн в год на единственном ее нефтяном месторождении Приразломном на Северном полюсе в Печорском море. Компания BBC, однако, рассказывала, что при помощи проекта «Айсберг» Россия (где нефть принесла почти 36% от государственного дохода в 2016 году), а продажи нефти составили 68% от всего экспорта в 2013 году) ускорила расширение своего присутствия и стала действовать агрессивнее в соревновании за право поиска и эксплуатации новых месторождений, разрабатывая роботизированные подводные лодки, способные автономно исследовать морское дно.

Как в 1970-е годы ограничения сектора нефтедобычи были связаны со средствами, позволяющими работать в холодных температурах северного моря, так и сейчас, исследователи пытаются найти способ эксплуатации месторождений, которые расположены под сотнями или тысячами метров воды с температурой ниже нуля, часто под толстым слоем льда. План России состоит в том, чтобы построить несколько подводных баз, в каждой из которых будут располагаться реакторы по 24 мегаватт, где смогут заправляться подводные лодки. По замыслу они должны проработать 25 лет без необходимости постоянного человеческого присутствия, а лишь при периодической технической поддержке.

По плану первые базы вступят в эксплуатацию в 2020 году. Вместе с базами заканчивается проектирование и усовершенствование различных типов подводных лодок, которые могут функционировать без необходимости человеческого присутствия. Так называемые Autonomous Underwater Vehicle (AUV — автономные подводные аппараты) уже используются в различных секторах, их следует отличать от ROV (Дистанционно управляемых аппаратов), потому что они не требуют дистанционного контроля и работают автономно. До недавнего времени, они использовались под пристальным надзором технического персонала и не применялись в долгосрочных операциях в полном автономном режиме. Они до сих пор используются для осуществления подводных изысканий и расследований, а не для активного бурения дна. По оценкам России, автономные подводные аппараты этого типа смогут функционировать в течение пяти лет.

Вадим Козюлин, аналитик Центра ПИР, аналитического института, занимающегося вопросами международной безопасности, считает, что не может быть иного объяснения, почему в проекте не участвуют такие российские нефтяные компании как «Газпром». Подводные базы, говорит он, могут быть использованы для развития «Harmony», российской системы подводного наблюдения. Другая гипотеза, высказываемая теми, кто считает, что проект «Айсберг» невозможно реализовать в столь ограниченные сроки, состоит в том, что Россия хочет лишь увеличить свое присутствие в Арктическом море, чтобы поддержать свои территориальные претензии и помешать другим государствам. Если речь идет именно об этом, то настоящие системы для добычи могут войти в эксплуатацию в еще более отдаленном будущем.

ria56.ru

Загадочный план России по добыче нефти на Северном полюсе

"ilPOST", Италия

В рамках проекта «Айсберг» предусмотрено строительство подводных атомных баз и автономных подводных лодок, но некоторые эксперты считают, что за всем этим скрываются военные амбиции.

Международная конкуренция за эксплуатацию нефтяных ресурсов в Арктике разгорелась в последние несколько месяцев после того, как распространение получили некоторые подробности проекта «Айсберг», амбициозного — и по некоторым оценкам нереалистичного — плана России по исследованию самого холодного моря, покрытого льдами, на Северном полюсе и строительству баз для добычи нефти. Помимо прочего, Россия построила огромную атомную субмарину: она называется «Белгород», ее длина составляет 182 метра, и использоваться она будет для мониторинга морского дна, прокладки коммуникационных кабелей и руководства флотом субмарин меньших размеров.

По некоторым оценкам, в Арктическом море находится от 16 до 26% запасов нефти Земли, которые еще не были обнаружены. В течение нескольких десятков лет Соединенные Штаты, Канада, Дания, Норвегия и Россия — то есть государства, имеющие территории на Северном полюсе, — оспаривают между собой суверенное право на более или менее обширные участки огромной территории, которая пока никому не принадлежит. Это сложный спор, который продолжается при постоянном противодействии ООН, подкрепленном научными и геополитическими исследованиями, подготовленными отдельными государствами и получившими оценку международных чиновников.

Уже несколько лет Россия добывает нефть в Арктическом море: около 5,5 миллионов тонн в год на единственном ее нефтяном месторождении Приразломном на Северном полюсе в Печорском море. Компания BBC, однако, рассказывала, что при помощи проекта «Айсберг» Россия (где нефть принесла почти 36% от государственного дохода в 2016 году), а продажи нефти составили 68% от всего экспорта в 2013 году) ускорила расширение своего присутствия и стала действовать агрессивнее в соревновании за право поиска и эксплуатации новых месторождений, разрабатывая роботизированные подводные лодки, способные автономно исследовать морское дно.

Как в 1970-е годы ограничения сектора нефтедобычи были связаны со средствами, позволяющими работать в холодных температурах северного моря, так и сейчас, исследователи пытаются найти способ эксплуатации месторождений, которые расположены под сотнями или тысячами метров воды с температурой ниже нуля, часто под толстым слоем льда. План России состоит в том, чтобы построить несколько подводных баз, в каждой из которых будут располагаться реакторы по 24 мегаватт, где смогут заправляться подводные лодки. По замыслу они должны проработать 25 лет без необходимости постоянного человеческого присутствия, а лишь при периодической технической поддержке.

По плану первые базы вступят в эксплуатацию в 2020 году. Вместе с базами заканчивается проектирование и усовершенствование различных типов подводных лодок, которые могут функционировать без необходимости человеческого присутствия. Так называемые Autonomous Underwater Vehicle (AUV — автономные подводные аппараты) уже используются в различных секторах, их следует отличать от ROV (Дистанционно управляемых аппаратов), потому что они не требуют дистанционного контроля и работают автономно. До недавнего времени, они использовались под пристальным надзором технического персонала и не применялись в долгосрочных операциях в полном автономном режиме. Они до сих пор используются для осуществления подводных изысканий и расследований, а не для активного бурения дна. По оценкам России, автономные подводные аппараты этого типа смогут функционировать в течение пяти лет.

Вадим Козюлин, аналитик Центра ПИР, аналитического института, занимающегося вопросами международной безопасности, считает, что не может быть иного объяснения, почему в проекте не участвуют такие российские нефтяные компании как «Газпром». Подводные базы, говорит он, могут быть использованы для развития «Harmony», российской системы подводного наблюдения. Другая гипотеза, высказываемая теми, кто считает, что проект «Айсберг» невозможно реализовать в столь ограниченные сроки, состоит в том, что Россия хочет лишь увеличить свое присутствие в Арктическом море, чтобы поддержать свои территориальные претензии и помешать другим государствам. Если речь идет именно об этом, то настоящие системы для добычи могут войти в эксплуатацию в еще более отдаленном будущем.

http://inosmi.ru

comments powered by HyperComments

www.politicsglobal.ru


Смотрите также