Нефть под микроскопом


Энергия под микроскопом

Как эти технологии работают и для чего их можно использовать, «Чердаку» рассказал Зоригто Намсараев, ведущий научный сотрудник лаборатории биотехнологии и биоэнергетики Курчатовского комплекса НБИКС-технологий, НИЦ «Курчатовский институт».

— Когда закончится нефть и прочие ресурсы?

— Если мы начинаем анализировать, сколько у нам осталось такого безбедного существования, как сейчас, то цифры в годах по большинству ресурсов получатся двузначные, хотя точные оценки разнятся. Например, России экономически рентабельных запасов нефти при нынешнем уровне добычи по разным оценкам хватит на 15—30 лет. В США собственные запасы нефти могут быть исчерпаны в течение примерно 10 лет, но благодаря большим инвестициям в технологии добычи тяжелой нефти и производства биотоплива есть вероятность, что у США этого энергоресурса хватит на более длительный срок.

Сейчас технологии сильно меняются, благодаря им мы добываем все более трудные для добычи запасы и в будущем, возможно, сможем отказаться от ископаемых ресурсов. Сначала человечество добывает только те ресурсы, которые проще всего получить. Это месторождения, которые находятся относительно неглубоко, — можно воткнуть трубу, чтобы нефть пошла самотеком. Это прибыльно и легко. Когда такие месторождения заканчиваются, мы переходим на те, что залегают глубже и обходятся дороже. Например, в Арктике есть крупные месторождения, но работать там очень сложно и затратно, хотя при определенном уровне цен и развития технологий это уже становится возможным. Оценить, на сколько лет хватит таких запасов, довольно сложно.

— Чем можно заменить ископаемое топливо?

— Топливо из ископаемых источников — это продукт фотосинтеза растений и микроорганизмов сотни тысяч и миллионы лет назад. Биомасса растений была захоронена в осадках и в ходе геологических процессов, протекавших миллионы лет, была переработана в нефть. Люди могут воспроизвести этот процесс, но за гораздо более короткое время. У нас есть ресурс, который можно использовать взамен ископаемых углеводородов, — углекислый газ из воздуха. Это практически бесконечный и возобновляемый источник сырья, ведь все то топливо, которое мы сжигаем, в конечном счете снова оказывается в атмосфере.

Зоригто Намсараев, ведущий научный сотрудник лаборатории биотехнологии и биоэнергетики

Есть самые разные технологии добычи CO2 из воздуха. Перевод углекислоты из газообразного состояния в жидкие органические вещества — процесс энергозатратный. Вопрос, где эту энергию взять. Это может быть ядерная энергетика или возобновляемые источники энергии, например солнечный свет. Пока что самое простое и логичное решение — следовать природе, используя растения и фотосинтезирующие микроорганизмы, которые способны поглощать углекислый газ и накапливать его в виде биомассы.

Так как мы говорим о топливе, то нужно получать не просто абстрактную биомассу, а топливо именно в таком виде, в котором оно может использоваться уже существующими машинами, самолетами и так далее. Существуют разные технологии получения топлива из биомассы. Первое поколение биотоплива получают из продуктов сельского хозяйства, которые могут быть использованы в пищу. Например, выращивают рапс, выдавливают из него масло, затем проводят реакцию переэтерификации и получают биодизельное топливо и глицерин как побочный продукт. Сейчас эта технология очень активно используется в Европе, которая стала крупнейшим производителем биодизеля.

Альтернативный способ — это получение этанола из пшеницы, сахарного тростника или кукурузы. Такая технология используется активно в США и Бразилии. В России, на Северном Кавказе, есть одно предприятие, которое занимается получением биотоплива из пшеницы по этой технологии. Проблема технологий первого поколения в том, что они не годятся для глобального решения задачи перехода на возобновляемое топливо. Если взять всю площадь пригодной для сельского хозяйства земли и засеять ее сельскохозяйственными культурами для биотоплива, то окажется, что этой площади не хватит, чтобы удовлетворить потребности человечества в топливе. А поскольку еще и численность населения Земли растет и нужно снабжать население продуктами питания, то окажется, что земля, пригодная для сельского хозяйства, с годами будет становится все дороже. Но сельское хозяйство — это не только земля, это и удобрения, и опять же топливо — для техники. Кроме того, к проблеме еды и энергии добавляется и проблема чистой пресной воды.

Есть биотопливо второго поколения — для него используется биомасса, непригодная в пищу. Это могут быть остатки соломы от сельского хозяйства, древесина, щепа, опилки и т.д. Для России это очень интересная и перспективная технология, учитывая наши огромные лесные ресурсы. Древесные отходы могут перерабатываться химически и биологически в спирт, который может добавляться в бензин либо в углеводороды. Кстати, СССР был мировым лидером в области технологий второго поколения. В нем действовало около 50 заводов по гидролизу древесины и получению этилового спирта. Сейчас из всего этого комплекса остался только один действующий завод в Кировской области, и есть планы запуска завода в Иркутской области. Для таких заводов можно использовать древесное сырье низкого качества, и это перспективно для тех регионов, где из-за слабо контролируемых рубок произошло снижение качества лесных ресурсов. Проблема с технологиями второго поколения та же самая — низкая эффективность в пересчете на площадь и неспособность заменить ископаемое топливо в глобальном масштабе.

Нужен резкий скачок в эффективности технологий сразу на несколько порядков. Плюс эти технологии должны быть достаточно устойчивы и эффективны, чтобы их можно было использовать в условиях изменяющегося климата. Все это сильно ограничивает возможные варианты и задает очень строгие требования к новым технологиям. Поэтому список их оказывается очень коротким, и при этом эти технологии находятся на очень раннем этапе развития.

— Но такие технологии есть?

— Сейчас активно работают над технологиями получения биотоплива третьего поколения. Это фотосинтезирующие микроорганизмы. Из-за микроскопического размера и высокой скорости роста они оказываются на несколько порядков более эффективными, чем растения. Эффективность такой технологии для получения, например, биодизеля, выше, чем у традиционного сельского хозяйства, примерно в 100 раз. К тому же микроводоросли способны существовать и в морской воде, непригодной для сельского хозяйства. Микроводоросли растут достаточно быстро, накапливая в себе большое количество полезных веществ. Проблема в том, что сейчас получение биотоплива из микроводорослей экономически невыгодно в сравнении с традиционным сельским хозяйством, в котором полностью выстроена инфраструктура по выращиванию и переработке биомассы. Сейчас микроводоросли используются для получения более дорогих продуктов, чем биотопливо, — это антиоксиданты, косметика, пищевые добавки, функциональное питание, корма для аквакультуры и т.д. В этих отраслях выращивание микроводорослей экономически рентабельно. Со временем, когда будет выстроена эффективная инфраструктура, себестоимость производства микроводорослей снизится и оно станет более конкурентоспособно.

В лаборатории биотехнологии и биоэнергетики выращивают микроводоросли и микроорганизмы, способные потреблять электрический ток.

Технология следующего уровня — это электробиосинтез. Существуют микроорганизмы, способные потреблять электрический ток напрямую, используя электроны в процессах своего метаболизма благодаря так называемому внеклеточному переносу электронов. Можно засунуть в жидкость, где живут микроорганизмы, два электрода, и на одном из них будут жить микроорганизмы. Это явление было открыто совсем недавно, в 2007 году. Исследования в этой области только начинаются, но они идут очень интенсивно.

— Что можно получить с помощью таких «бактерий на электричестве»?

— С их помощью сейчас можно получать метан, уксусную кислоту. Можно просто наращивать биомассу, получая белок. Пока не существует технологии, которая бы позволяла за счет таких микроорганизмов получать какие-то сложные соединения. Но это вопрос ближайших лет. Сначала нужно найти микроб, который бы не просто потреблял электроэнергию, но делал это максимально эффективно, а затем с помощью методов генной инженерии вставлять в его генетической код нужные гены, чтобы получать необходимый продукт.

В каких природных условиях могут существовать такие микроорганизмы, какую роль они играют, про это нам известно очень мало. Когда мы начали анализировать природные геохимические реакции, в которых могло бы возникать электричество так, чтобы микробы могли его использовать, оказалось, что список этих реакций очень большой. Это означает, что таких систем в природе очень много, просто мы их еще не научились распознавать. Например, есть очень сложные системы взаимодействия между микроорганизмами с использованием электрического тока.

— Какие микроорганизмы вы выращиваете тут, в лаборатории?

— Во-первых, микроводоросли. Они производят многие полезные соединения: пищевые добавки, красители, антиоксиданты, жирные кислоты. Разнообразие таких микроводорослей очень велико, и мы стараемся подобрать те виды, которые будут получать нужные нам вещества максимально эффективно. Наши сотрудники работают с разными штаммами, смотрят, какой из них будет расти более эффективно, какое содержание нужных веществ внутри микроорганизмов и так далее.

Во-вторых, нас интересуют микроорганизмы, способные потреблять электрический ток, особенно в сочетании с фотосинтезом. Существуют микроорганизмы, которые в ходе фотосинтеза могут использовать не только восстановленные соединения, такие как сероводород или железо, но также и использовать электроны с поверхности электрода. Это очень интересное явление, возможно эволюционно очень древнее, и тут, конечно, появляется множество вопросов: например, для чего нужна микроорганизмам такая способность, когда и как она впервые появилась, в каких условиях она активируется. Кроме того, это интересно и с практической точки зрения, так как электроэнергия — это самый удобный вид энергии, находящийся в распоряжении человечества, и технологии, позволяющие комбинировать электроэнергию и живые организмы, очень интересны для практического применения.

chrdk.ru

Под микроскопом | Harda Barda

Как при многократном увеличении выглядят гитарная струна, сахар или песок? Согласитесь, ответить сложно. Невооруженным глазом разглядеть это невозможно. Давайте посмотрим на то, как выглядят под микроскопом обычные, казалось бы, на первый взгляд вещи.

Бурая ржавчина

Волокна зеленой водоросли спилогиры

Гитарная струна

Дорожка виниловой пластинки

Древесный уголь

Застёжка — липучка

Иголка с ниткой

Изогнутые кристаллы кремния

Капля молока

Капля нефти

Кожа акулы

Кристаллики сахара

Крыло бабочки

Лезвие бритвы

Лепесток розы

Лист папоротника

Листок крапивы

Лист ананаса

Мыльная пленка

Нейлон

Отпечаток пальца

Песок

Поверхность крыльев моли

Поверхность сенсорной панели

Пыльца лилии

Скобка пробила бумагу

Соль и черный перец

Срез кожуры клубники

Стриженный волос

Трещина в металле

Ус

Хлопок

Шарики жира в капле молочного напитка

Шариковая ручка

Подписывайтесь на наше сообщество ВКонтакте и делитесь своими идеями: vk.com/hardabarda

Похожее

hardabarda.ru

Чудо из пробирки | НГС.НОВОСТИ Новосибирск

Институт катализа СО РАН носит имя советского химика Георгия Борескова, который приехал в Сибирь из Москвы в конце 1950-х, когда Академгородок только был основан. Будучи специалистом в узкой химической сфере, Боресков изучал катализаторы — вещества, ускоряющие реакции, и в 1958 году основал в Новосибирске институт с перспективным научным направлением. В частности, именно Боресков работал над катализаторами, которые помогли обеспечить весь СССР серной кислотой. Сегодня успешность промышленности измеряется, в частности, и по оборотам этого вещества, рассказывает кандидат химических наук, научный сотрудник лаборатории каталитических процессов в топливных элементах Дмитрий Потёмкин. Фактически разработка Борескова дала толчок всей отечественной промышленности, включая транспорт и военную сферу, отмечает он.

Портрет основателя Института катализа СО РАН Георгия Борескова 

Портрет основателя института, со дня рождения которого 20 апреля исполнится 110 лет, украшает центральный холл здания. Как и в других институтах, здесь есть подземные лаборатории, витиеватые переходы, а пол под ногами гудит от мощной системы вентиляции, которая пронизывает все здание. Под портретами директоров института — своеобразный парад достижений. Здесь в небольших колбах насыпаны шарики и трубки толщиной в несколько миллиметров различных цветов и текстур. Это и есть катализаторы — форма и состав каждого зависят от вопросов, которые в итоге они должны решить. К примеру, это может быть ткань для фильтра, сетка или привычный для многих автолюбителей нейтрализатор. За годы своего существования институт синтезировал сотни таких катализаторов, рассказал Потёмкин.

Катализаторы в колбах. Форма каждого зависит от назначения — встречаются, к примеру, летучие катализаторы, катализаторы-ткани, катализаторы-ампулы и многие другие

«Катализатором может быть газ, жидкость, но чаще это твердое вещество. Катализатор можно сравнить с губкой для посуды, в нем много пор, в которые внесен какой-то активный компонент, например наночастицы платины. Так как для катализатора важна площадь соприкосновения, просто добавить в реакцию платину неэффективно. Но если разбить ее на мелкие кусочки и заполнить ими "губку", то будет работать вся поверхность материала», — рассказывает ученый. Кроме получения серной кислоты «хитом» института ученый называет одну из самых свежих разработок — гидрообессеривание нефти.

Младший научный сотрудник Василий Перейма демонстрирует сырье, из которого ученые пытаются получить чистое топливо

Последние 7–10 лет в институте работали над созданием катализатора, который позволял бы делать бензин вообще без примесей серы, хотя в некоторых его видах содержится до 3 % вредных примесей. Это может, например, негативно сказываться на двигателях, а выхлопы от сжигания богатого серой топлива становятся причиной кислотных дождей. Сегодня эта технология обессеривания внедряется на крупнейшем в стране омском НПЗ на установке гидроочистки дизельного топлива, для которой требуется около 40 тонн катализатора.

Возможно, именно этот катализатор избавит мир от кислотных дождей

Потёмкин не сомневается в том, что катализ — одно из ведущих направлений в мировой науке: «Проблематика института очень широкая, возможно, она не так видна общественности, как ускорители у коллег из ИЯФ, но, куда ни ткнись, везде есть процессы, связанные с катализом. В том же "айфоне" есть пластик, который получен с помощью каталитических процессов, не говоря уже о лекарствах».

Научный сотрудник лаборатории каталитических процессов в топливных элементах Дмитрий Потёмкин

В подземелье института находятся лаборатории, в которых приборы спасаются от вредного для измерений излучения от телефонов и других устройств, а также от лишних вибраций. В одном из помещений — установка рентгеновской фотоэлектронной спектроскопии (РФЭС), на которой ученые пристально изучают свойства катализаторов. Фактически они обстреливают образец рентгеновскими квантами и по датчикам смотрят, как он реагирует в разных температурах или как меняется его химическое состояние, объяснил кандидат химических наук, старший научный сотрудник лаборатории исследования поверхности Игорь Просвирин. Это нужно для того, чтобы проанализировать все свойства катализатора и избежать при использовании неприятных сюрпризов.

Кандидат химических наук, старший научный сотрудник лаборатории исследования поверхности Игорь Просвирин показывает установку, которая «издевается» над катализаторами. Здесь тестируют вещество, чтобы понять, как оно реагирует на изменения условий и как это влияет на его свойства

В соседней лаборатории под электронным микроскопом смотрят, что с катализаторами происходит после реакций. Самый главный принцип, который знают химики всего мира, звучит как «катализатор никогда не расходуется». 

«Хранители» микроскопов работают в полумраке. На экране — золотой муравей

Тем страннее выглядела детективная история на одном из производств в 1980-е годы, которую рассказал кандидат химических наук, научный сотрудник лаборатории структурных методов исследования Евгений Супрун. «Они (ученые. — Н.Г.) загрузили в реактор размером с эту комнату катализатор — платино-палладиево-родиевую сетку. Год ее гоняли, выгрузили и увидели, что не хватает нескольких килограммов катализатора, а это подсудное дело. Родий, к примеру, сегодня стоит 3–4 тыс. руб. за грамм. Начали с помощью такого микроскопа исследовать, куда делось, и увидели коррозию сетки, она изменила форму наподобие того, как стареет человеческая кожа. Оказалось, что некоторые кусочки катализатора держатся на очень тонких ножках, поэтому поток газа отрывал и уносил в вентиляционные фильтры дорогущий катализатор», — рассказал Супрун.

Образцы для исследования под микроскопом для наглядности прикрепляют к монетам — так проще соотнести угол обзора

Тогда утечку родия выявили с помощью микроскопа с увеличением в 300 тыс. раз. Для наглядности таких возможностей оборудования корреспонденту НГС.НОВОСТИ показали снимки мертвого муравья. Эта студенческая работа хорошо иллюстрирует принцип работы прибора: электронный пучок существует только в вакууме (поэтому муравей мертв) и отражается только от проводящих веществ (поэтому муравья покрыли золотом). Увеличение картинки в тысячи раз позволило разглядеть даже ворс на голове у насекомого. Однако институт специализируется не только на катализаторах, но и на других, более изощренных химических технологиях.

«Золотой» муравей

К примеру, в лаборатории на фото ниже делают аэрогель — фактически это стекло с 99,8%-ным содержанием воздуха. Корреспондент НГС.НОВОСТИ повертела в руках кусок этого вещества — оно действительно очень легкое и скорее напоминает пустую пластиковую коробку, чем самый передовой в мире изолятор, которым и является. Сегодня аэрогель института используется в датчиках коллайдеров и на Международной космической станции. 1,2 литра этого вещества (такой объем и изображен на снимке) стоит 3 тыс. долл., рассказал кандидат химических наук Антон Шалыгин. Таких характеристик прозрачности пока что добились только в Новосибирске.

На фото — примерно литр аэрогеля. Визуально этот объем вещества напоминает полую коробку

«Пекут» аэрогель в одном из отсеков бронированного бункера. Жидкую субстанцию заливают здесь в форму, накрывают 150-килограммовой крышкой и выдерживают какое-то время под давлением. Во время сушки в помещении нельзя находиться — людей от возможных ЧП защищают стальные стены толщиной 20 см и специальный потолок, который может принять удар на себя в случае взрыва котла. За всю историю института в советские годы был только один такой случай — никто, к счастью, не пострадал.

Крышка для «печки» аэрогеля поднимается на лебедке

Другое нефтяное направление института связано с получением альтернативного источника топлива. В Европе уже давно перерабатывают свеклу для получения биоэтанола, рассказывает кандидат химических наук, научный сотрудник лаборатории каталитических процессов переработки возобновляемого сырья Мария Алексеева. Такое топливо стоит дешевле обычного бензина в 40 раз. В Новосибирске же озаботились приготовлением бионефти из опилок и водорослей. Из Голландии в институт приходит бионефть, а здесь ее с помощью катализаторов превращают в моторное топливо. 

Бионефть пахнет копченой мойвой

Нефть из опилок имеет резкий агрессивный запах, напоминающий копченую мойву, в этом корреспондент НГС.НОВОСТИ убедилась лично. Сейчас проект еще не внедрен, идут лабораторные испытания. На фоне падения цен на саму нефть проект продвигается медленно, но верно, уверяет Мария.

«Жирные» водоросли тоже пойдут на топливо

В другой лаборатории института катализа работают биологи — они выращивают «жирные» водоросли для тех же целей. Штаммы микроводорослей, которые дают больше липидов, тоже могут стать сырьем для биотоплива. В небольшой лаборатории хлореллу в колбах тестируют на скорость роста и жирность. Каталитики уже получали биодизель из зеленой массы, и сейчас институт работает над удешевлением продукта.

Коридоры Института катализа СО РАН

Катализ используется и для получения новых материалов с добавлением углеродных нанотрубок. Старший научный сотрудник лаборатории наноструктурированных углеродных материалов Сергей Мосеенков показал НГС.НОВОСТИ 2-этажную установку, которая делает нанотрубки в промышленных масштабах — по 3–5 кг в день. Они нужны для усовершенствования композитных материалов, одно из главных направлений сегодня — создание изоляции для кабелей. Одностенные нанотрубки конкурентов могут стоить сотни тысяч рублей, а здесь углеродная добавка обходится в 15 тыс. руб. за 1 кг, рассказал Мосеенков.

Суперчерные угольные трубки, которые поглощают практически любое излучение

Во всех этих испытаниях ученым помогают стеклодувы. В институте есть своя мастерская, где сотрудники выдувают при температуре 800 градусов сложнейшую химическую посуду со множеством составляющих. Стеклодувная сохранилась с советских лет, раньше здесь работали десятки человек, вспоминают сотрудники института. Сейчас работников трое.

Стеклодувы и кварцедувы работают в институте с температурами около 800 градусов

На одну сложную многосоставную фигуру у стеклодува может уйти до 12 часов, стоимость такой штуковины стеклодувы затруднились оценить, однако подчеркнули, что они здесь работают уже десятки лет и никто в городе больше не делает настолько сложные образцы.

От катализа напрямую зависит будущее многих сфер экономики — от производства материалов до топлива и электроники, заключает сотрудник института Дмитрий Потёмкин: «Этот процесс влияет на 30 % мирового ВВП и 15 % ВВП России».

news.ngs.ru

Цены на нефть под микроскопом

Нажмите на фото, что бы открыть галерею!

Экспертами в области автозаправок и международными СМИ было высказано предположение, что волатильность или подъем и спад цен на сырьевые товары вызваны заключенными фьючерскими контрактами на нефть жаждущих прибыли инвесторов.

«Растущая армия комментаторов и ученых мужей мрачно намекнули о «спекулянтах», которые манипулируют на рынке нефти и получают выгоду от страданий американского народа», — сказано в статье в середине 2011 года на сайте Daily Finance.

Организация экономического сотрудничества и развития (OECD) также несколько лет назад рассмотрела данный вопрос в экономическом прогнозе ОЭСР № 76, заявив, что «чистое влияние спекуляции на нефтяные цены, вероятно, будет небольшим. … Возможность проявления дестабилизирующей роли спекулятивных хедж-фондов всплывает неоднократно. … Спекуляции могут усилить волатильность цен».

Например, когда несколько лет назад лопнул рынок недвижимости и фондовые рынки пережили спад, инвесторы отказались размещать капитал в акции и перевели свои средства в нефтяные фьючерсы, тем самым оказав влияние на нефтяные цены.

Хотя теория о спекуляциях вызывает море дискуссий, некоторые эксперты в этом вопросе рассматривают спрос и предложение в качестве основной движущей силы нефтяных цен.

«Спрос и предложение остаются одними из самых влиятельных компонентов поведения нефтяных рынков», — сказано на сайте Совета по международным отношениям (CFR).

В августе 2011 года сенатор Берни Сандерс из Вермонта отметил в пресс-релизе на своем сайте, что после оценки списков Комиссии по срочной биржевой торговле США (CFTC) он обнаружил, как в 2008 году спекулянты манипулировали фьючерским рынком сырой нефти, в результате чего в этом году подскочили цены на нефтепродукты.

«Этот [CFTC] доклад ясно показывает, что летом 2008 года, когда резко подскочили цены на горючее более чем на 4 доллара США за галлон, Goldman Sachs, Morgan Stanley и другие спекулянты из Уолл-стрит доминировали на фьючерском рынке сырой нефти, нанося огромный ущерб всей экономике», — заявил Сандерс.

В связи с этим, в 2011 году Сандерс представил Законопроект о введении ограничений по чрезмерным спекуляциям на нефть, в соответствии с которым CFTC необходимо было бы ввести ограничения. Законопроект прочитывался дважды, а затем был передан на рассмотрение в Комитет по сельскому хозяйству, питанию и лесному хозяйству, но до января 2012 года еще не обсуждался.

Связанный законопроект, введенный членом палаты представителей Морисом Хинчи из Нью-Йорка, был немного объемнее, чем законопроект Сандерса. Тем не менее, есть один нюанс в отношении статуса законопроектов: «Введенные законопроекты и резолюции сначала передаются в комитеты на обсуждение, на их изучение и пересмотр, прежде чем они будут представлены на общих прениях. Большинство законопроектов и резолюций не добываются успехов без прохождения этой процедуры», — сказано в публикации на сайте Gov Track.us.

Широкие дискуссии о волатильности нефтяных цен

Хотя теория о спекуляциях вызывает море дискуссий, некоторые эксперты в этом вопросе рассматривают спрос и предложение в качестве основной движущей силы нефтяных цен.

«Спрос и предложение остаются одними из самых влиятельных компонентов поведения нефтяных рынков», — сказано на сайте Совета по международным отношениям (CFR).

Как утверждается в статье на CFR, фактор спроса, влияющий на повышение или понижение динамики нефтяных цен, представляется одним из наиболее слабых аргументов. Но этот фактор не следует игнорировать полностью, так как падение спроса понижает цены на нефть, и, наоборот, повышение спроса увеличивает цены.

Статья на CFR не исключает спекулятивного поведения хедж-фондов, инвестиционных банков, и других участников Уолл-стрит, но предполагает, что поставки нефти оказывают существенное влияние на нефтяные цены.

«Геополитические события, представляющие угрозу поставкам нефти, в том числе проблемы между Венесуэлой и США или Турцией и Ираком, могут нервировать инвесторов и привести к колебаниям цен», — сказано в статье на CFR.

Кроме того, было отмечено, что Организация стран-экспортеров нефти (OPEC), основной поставщик нефти на мировом рынке, пользуется своей властью, чтобы повлиять на нефтяные цены, призывая своих членов организации увеличить или уменьшить производство.

Другие экономисты полагают, что за резким повышением нефтяных цен стоит не одна единственная проблема, а целая комбинация причин, в том числе вышеупомянутые политические волнения, рецессия, инфляция, спрос и предложение, курс доллара и спекуляции.

«Количество аналитиков, утверждающих, что тенденции нефтяных цен уже не могут быть объяснены просто соотношениями спроса и предложения, увеличивается. Более энергичные аналитики по-прежнему видят эти факторы в основе нефтяного рынка, они также рассматривают поведение нефтяных инвесторов как фактор, влияющий на недавнее ценообразование», — говорится в статье на CFR.

Обсуждение одного из факторов, влияющих на нефтяные цены, а именно доллара США, не было включено ни в одну из многочисленных дискуссий. Но курс доллара также влияет на нефтяные цены, так как торговля по нефтяным контрактам ведется в долларах.

Из-за привязанности своей национальной валюты к доллару (фиксированный обменный курс), при падении курса доллара большинство стран — экспортеров нефти, таких, как большая часть стран Персидского залива, включая Объединенные Арабские Эмираты, Саудовскую Аравию и Оман, в процессе снижения нефтяных цен терпят убытки, и так как закупки осуществляются в иностранной валюте, это приводит и к увеличению расходов.

«То, что редко обсуждается в качестве важного фактора в росте долларовых цен на нефть — это роль самого доллара. Нефть — это международный товар, который оценивается в долларах. Стоимость единицы обмена, в этом случае доллара, играет важную роль в определении «первичных» цен на основные товары», — сказано в соответствии с комментарием представителя республиканцев Объединенного экономического комитета на сайте конгрессмена Кевина Брэди в мае 2011 года.

Коротко о нефтяных ценах

В 2011 году нефтяные цены держались среднего уровня в 95 долларов США за баррель, а прогнозы гласили, что цены поднимутся на 4 доллара и в 2012 году, согласно данным управления энергетической информации США (EIA), достигнут уровень 99 долларов США за баррель. 11 января нефтяные цены закрылись на позиции 101 доллар США за баррель после открытия торговой сессии на уровне 102 доллара США за баррель.

В течение 2011 года волатильности нефтяных цен было достаточно, включая увеличение цен до 109,53 долларов США за баррель из-за короткого нарушения поставок сырой нефти из Ливии. К сентябрю 2011 года ожидаемый мировой экономический рост не осуществился, а спрос на нефть снизился, вследствие чего цена барреля нефти снизилась до уровня чуть выше 101 доллара США. В середине декабря 2011 года цены на короткое время снизились из-за увеличения OPEC-квот на производство.

Тем не менее, страх перед ростом цен на нефть бьет эфир снова, так как Иран угрожает закрытием Ормузского пролива — судоходного пути с 17 миллионов баррелей в день. Нефтяные цены ведут к разведке и добыче

«Рост нефтяных цен и увеличение спроса на нефть и природный газ покатили в новом году по миру волну разведки и добычи ресурсов», — сказано в соответствии с публикацией статьи на MotleyFoolв декабре 2011.

В статье говорится, что согласно анализу Barclays Capital, крупные нефтяные компании увеличили деятельность в отношении своей разведки и добычи (E&P).

Хотя Exxon Mobil Corp. и Royal Dutch Shell Plc на разведку и добычу в 2012 году сохраняют прежний объем бюджета, Chevron Corp. увеличила свой бюджет на 4,7 млрд. долларов США, BP Plc на 1 млрд. долларов США, Conoco Phillips Со на 2 млрд долларов США, Chesapeake Energy Corp.увеличила на 4 млн долларов США с 5,4 млрд. долларов США до 5,8 млрд. долларов США, а Marathon Oil Corp. на 1,25 млрд долларов США.

Некоторые из геологоразведочных проектов начнутся в этом году, тогда как большинство проектов не начнут свою работу до 2014 или даже 2017 года.

Общий объем расходов на разведку и добычу в 2012 году достигнет почти 600 млрд долларов США, и по оценкам, это составляет увеличение на 10 процентов по сравнению с расходами 2011 года.

«Согласно Moody s, резкое повышение нефтяных цен и цен на жидкие углероды (NGLs) привело к росту деловых условий в развитии промышленности независимой разведки и добычи (E & P), и должны оставаться такими же высокими и в 2012 году», — от сообщения в середине 2011 года на сайте Seeking Alpha, со ссылкой на анализ Moodys о разведке и добыче в нефтяной отрасли.

Версия на английском

www.epochtimes.ru


Смотрите также