Нефть в баночке


Крупные банки поверили в нефть по $80 | 02.02.18

(Bloomberg) -- Крупнейшие банки Уолл-стрит изменили свою точку зрения и теперь ждут роста цен на нефть.

Goldman Sachs Group Inc., Morgan Stanley и JPMorgan Chase & Co. за последние две недели опубликовали серию "бычьих" прогнозов по этому сырью. Они оставили прежний скепсис и признают, что меры ОПЕК по сокращению добычи наконец-то способствуют расчистке избытка предложения на глобальном рынке.

Такая уверенность - недавнее явление. Почти на каждом этапе борьбы ОПЕК с худшим за десятилетия спадом в отрасли находились известные аналитики, подвергавшие сомнениям усилия группы.

Ниже рассматриваются некоторые из пунктов, по которым прогнозы крупнейших банков оказались ошибочными:

ОПЕК не договорится

Goldman и другие прогнозировали в 2014 году, что любые попытки ОПЕК ограничить добычу вряд ли окажут существенное влияние - сланцевая отрасль США в состоянии наращивать производство такими темпами, что это восполнит все выпадающие объемы.

ОПЕК разделяла это мнение, но затем, в сентябре 2016 года, удивила рынки, объявив о намерении сократить добычу.

Скепсис сохранялся. Большинство аналитиков, опрошенных агентством Блумберг в ноябре того года, ожидали, что члены организации не смогут достичь договоренности. BP Plc говорила о "пессимистичных" настроениях на рынке.

Однако 30 ноября соглашение было заключено. Еще большим сюрпризом стало присоединение к сделке 11 дней спустя ряда не входящих в организацию стран, включая бывшего конкурента Россию. Когда-то такой сценарий казался невообразимым.

ОПЕК не выполнит обещания

В прошлом Организации стран-экспортеров нефти были случаи несоблюдения договоренностей по добыче, поскольку желание нарастить доходы заставляло членов группы нарушать обязательства.

Банки ждали подобного развития событий и с последней инициативой. Morgan Stanley видел лишь "небольшой шанс" выполнения соглашения, ожидая его действия на протяжении полугода. JPMorgan прогнозировал, что сделка развалится к концу 2017 года, а Commerzbank AG говорил, что ОПЕК будет "слишком много обещать и слишком мало делать".

Однако в прошлом году группа выполнила свои обязательства на 95 процентов, а ее партнеры - на 82 процента. Уровень соблюдения соглашения ОПЕК рос в течение года и в декабре достиг 129 процентов.

Сокращения не помогут справиться с избытком

Ранее аналитики предупреждали о новом избытке в 2018 году и необходимости сохранения альянса ОПЕК. Теперь они пересматривают прежние пессимистичные оценки.

Citigroup и Goldman стали говорить об исчезновении избыточных запасов. UBS Group AG, Societe Generale SA и ряд других банков в прошлом месяце отметили, что ОПЕК и Россия должны свернуть сделку раньше запланированного срока, начав постепенно отказываться от сокращений в середине года.

Сланцевый бум будет сдерживать цены

Не только банки считали сланцевую отрасль США смертельной угрозой для планов ОПЕК.

Даже Международное энергетическое агентство предостерегало, что усилия по сокращению добычи будут иметь обратный результат, если рост цен до $60 спровоцирует резкое увеличение предложения из США.

Скачок котировок, обусловленный стратегией ОПЕК, действительно подогрел американскую добычу, и все же эксперты прогнозируют, что, несмотря на это, цены вернутся к уровням, считавшимся немыслимыми во время обвала рынка.

Goldman в четверг повысил шестимесячный прогноз на треть до $82,50 за баррель. Оценка JPMorgan в $70 за баррель для средней цены Brent в 2018 году почти на 50 процентов выше, чем в начале октября.

Сокращенный перевод статьи:Big Banks Accept OPEC Was Right as They Embrace Oil Near $80

--При участии: Алекс Лонгли

: Полина Воробьева в Moscow [email protected]

: Анна Улаева [email protected]

Контактные данные автора статьи на английском языке: Грант Смит в Лондоне [email protected]

Контактные данные редактора статьи на английском языке: Джеймс Херрон [email protected], Рактим Катаки, Аманда Джордан

©2018 Bloomberg L.P.

www.finanz.ru

Цена на нефть - заговор банкиров | Самые свежие новости

Начало нового года сопровождалось рекордным падением индексов и цен на финансовых и товарных рынках. Новые рекорды зафиксированы и на рынке нефти. За период с июля 2014 по конец 2015 года цена этого энергоресурса снизилась на 70 %.

Казалось бы, дальше некуда, и тем не менее на минувшей неделе нефть подешевела ещё более чем на 10 %, пережив худшее начало года за все время ведения статистики.

Трейдеры всё больше склоняются к тому, что цены могут упасть ниже 30 долларов за баррель.

Статистика агентства Bloomberg, основанная на синтетическом показателе World Oil & Gas Index, показывает, что за первую неделю нового года 60 крупнейших нефтекомпаний мира на падении цен понесли потери в размере около 100 млрд. долларов. Royal Dutch Shell Plc, крупнейшая нефтяная компания Европы, потеряла 5,7% по индексу Bloomberg, а BG Group — 6,4%. Sinopec, крупнейшая нефтеперерабатывающая компания Азии, потеряла по индексу Bloomberg 7,6%, а PetroChina Co., вторая по величине нефтяная компания в мире, — 6,8%.

Оживленное обсуждение причин беспрецедентного падения цен на чёрное золото идёт давно. Все меньше остаётся тех, кто по старинке считает, что такое падение – результат «естественного» изменения конъюнктуры рынка. Мол, спрос на нефть стал всё больше отставать от его предложения, а отставание, в свою очередь, вызвано затуханием экономической активности в большинстве стран мира. Действительно, затухание наблюдается, но оно меняет соотношение спроса и предложения на величины в несколько процентных пунктов, тогда как падение цен измеряется уже разами.

Часто в качестве причины обвала цен на мировом рынке называют действия Саудовской Аравии. Действительно, она в одностороннем порядке (без согласований в рамках ОПЕК) увеличила добычу нефти, встав на путь нефтяного демпинга в попытке завоевать положение хозяина мирового рынка чёрного золота. Это может объяснить снижение мировых цен на несколько долларов за баррель, но ведь общая величина падения (если отсчитывать от максимума, достигнутого в 2008 году) составила около 100 долларов в расчете на баррель. А если отсчитывать от средней цены в 2014 году, равной почти 100 долларам (марка «брент»), то падение по отношению к началу 2016 года составляет без малого 70 долларов в расчете на баррель. Такие раскачки рынка под силу только всем основным нефтедобывающим странам (ОПЕК плюс Россия, плюс еще два-три государства).

 

Фактор ОПЕК, организации, которую называют нефтяным картелем, сегодня почти никто из серьезных экспертов не рассматривает как значимый. Естественно, возникает подозрение, что нефтяным рынком манипулируют. Один из традиционных методов манипулирования любым рынком – создание товарных запасов. Запасы чёрного золота под видом стратегических резервов формируют многие страны мира, в первую очередь США. Распродажи из товарных запасов могут понижать цены. Имели место распродажи и из резервов США, но эффект таких распродаж очень короткий, и отклонения цен при этом составляли не более нескольких долларов в расчете на баррель.

В последние дни 2015 года в СМИ появилась серия публикаций, объясняющих резкие колебания на рынке нефти действиями банковского картеля. Одной из первых стала статья американского финансового эксперта Майкла Макдональда, в которой говорится, что ОПЕК не управляет рынком чёрного золота, а контролирует этот рынок банковский картель, использующий в качестве инструмента энергетические кредиты компаниям нефтяной промышленности и других отраслей энергетики. По информации Макдональда, общая сумма непогашенных кредитов в энергетическом секторе США (нефтяная и газовая промышленность) составляет 4 трлн. долл. При этом американские банки из этого объема выдали примерно 45% кредитов, еще 30% — иностранные банки, 25% — небанковские организации, такие как хедж-фонды. По данным за III квартал 2015 года, у Citigroup на балансе было 22 млрд. долл. энергетических кредитов, JP Morgan Chase — 44 млрд., Bank of America — 22 млрд., Wells Fargo — 17 млрд. долл.

С первым выводом Макдональда можно согласиться: ОПЕК действительно уже давно не контролирует рынок нефти. Можно согласиться также с тем, что рынком стали управлять банки, организовавшиеся в картель. Сомнителен третий вывод о том, что инструментом управления являются энергетические кредиты.

Сам Макдональд  приводит данные, ставящие этот его вывод под сомнение. Автор говорит, что энергетические кредиты составляют всего лишь 3% от общего размера кредитного рынка США. Доли энергетических кредитов в кредитных портфелях отдельных американских банков являются следующими (%): Citigroup – 6,1; JP Morgan Chase – 5,6; Bank of America – 2,5; Wells Fargo — 1,9. Маловато для того, чтобы создавать серьезные изменения на рынке нефти и других энергоносителей. Явно, что энергетика не является главным приоритетом кредитной политики банков Wall Street. Гипотетически банковские кредиты могут стать средством проведения долгосрочной структурной политики. Именно на это намекают некоторые эксперты, говорящие, что падение цен на нефть – «надолго и всерьёз». Такие заключения, однако, должны подкрепляться статистикой инвестиций в развитие альтернативных видов энергии, вытесняющих традиционную нефть, но таких свидетельств нет. Банки, по крайней мере, не увеличили в последние годы сколь-нибудь заметно кредитование проектов той же зелёной энергетики.

 

Напрашивается вывод о том, что падение цен на чёрное золото является результатом ценовых манипуляций. Банковские кредиты не могут служить инструментом таких манипуляций. Кредиты, конечно же, оказывают влияние на цены, но эффект кредита возникает с временным лагом в несколько лет. А манипуляция создает ценовой эффект немедленно или максимум через несколько недель. Макдональд утверждает, что банки ограничивали финансирование нефтяной промышленности в прошлом году и, вероятно, продолжат это делать в 2016 году. Но тогда можно ожидать, что, наоборот, произойдет повышение цен на чёрное золото, поскольку кредитные ограничения приведут к сокращению предложения нефти.

Манипуляторы нефтяного рынка – крупнейшие банки. Они делают это с помощью фьючерсных контрактов на нефть и прочих производных инструментов (деривативов), привязанных к нефти. Как это ни парадоксально, но цены текущего дня (сделки спот) определяются ценами будущих поставок (например, через год).

А будущие (фьючерсные) цены формируются в результате так называемых ожиданий. «Ожидания», в свою очередь, создаются рейтинговыми агентствами, экспертным сообществом и средствами массовой информации. Все они находятся под контролем крупнейших банков. Банки просто заказывают «нужные» ожидания.

С конца 70-х гг. ХХ века в мире начал динамично развиваться рынок «бумажной нефти», т.е. рынок фьючерсных контрактов, которые не заканчиваются поставками физической нефти. Это азартная игра спекулянтов, от которой сильно страдают все, кто занят добычей, переработкой и использованием нефти и нефтепродуктов в реальном секторе экономики. Сегодня обороты рынка «бумажной нефти» в десятки раз превышают обороты рынка физической нефти. Объем торгов нефтяными фьючерсными контрактами на двух крупнейших биржах — нью-йоркской NYMEX и лондонской ICE — уже более чем в 10 раз превысил годовое потребление нефти в мире.

Все рынки финансовых производных инструментов (деривативов) контролируются банками. Прежде всего, банками Wall Street, а также некоторыми крупнейшими банками лондонского Сити и континентальной Европы. Рынок «бумажной нефти» — не исключение. По расчетам ИМЭМО РАН, 95% мирового рынка нефтяных производных инструментов контролируется банками США.

 

Крупнейшими держателями позиций в нефтяных деривативах являются Goldman Sachs, J.P. Morgan Chase и другие банковские гиганты, использующие нефтяные фьючерсы, во-первых, для извлечения прибыли от колебаний цен на нефть; во-вторых, в целях обеспечения своей деятельности как финансовых посредников. При этом клиентами банков являются как игроки рынка физической нефти — нефтедобывающие компании, нефтеперерабатывающие заводы, авиакомпании и т.д., так и финансовые игроки, в т. ч. хедж-фонды. Чтобы увеличить коммерческий эффект от своего монопольного положения на рынке «бумажной нефти», многие гигантские банки не погнушались даже тем, чтобы заняться торговлей физической нефтью (очевидно, что, планируя цены на чёрное золото, такие банки получают преимущество перед игроками так называемого свободного рынка). В 2003 г. ФРС США разрешила банкам выступать в роли сырьевых трейдеров. В торговлю физической нефтью погрузились J.P. Morgan, Morgan Stanley, Barclays, Goldman Sachs и Citigroup и ряд других крупнейших банков.

Финансовый кризис 2007-2009 гг. был спровоцирован в значительной степени по той причине, что вне контроля финансовых регуляторов оказались рынки финансовых производных инструментов, где резвились американские банковские гиганты. ФРС США, Комиссия по ценным бумагам США, Министерство юстиции США, европейские финансовые регуляторы пытались навести элементарный порядок на рынках деривативов. В 2010 г. в США был принят закон Додда-Франка, который обрисовал направления ужесточения регулирования финансового рынка, но данный акт носит рамочный характер, для практического его применения требуется принять еще большое количество конкретных законов и подзаконных актов.

В США уже несколько лет ведётся расследование деятельности банков Wall Street и крупнейших европейских банков накануне и во время кризиса 2007-2009 гг. В частности, были выявлены связи банковских операций на рынках нефтяных фьючерсов и их операций с физической нефтью. В 2012 году начались расследования деятельности банков Goldman Sachs, Morgan Stanley и J.P. Morgan по манипулированию ценами на сырье (в том числе нефть), а в 2014 году указанным банкам были предъявлены обоснованные обвинения.

Пока большинство крупнейших банков как были, так и остаются на рынках финансовых производных инструментов. В том числе на рынке нефтяных фьючерсов. Поэтому надо быть готовым к тому, что «рынок» нефти по-прежнему будет проделывать различные цирковые трюки.

В заключение следует сказать, что банки, манипулирующие ценами на чёрное золото, действительно организованы в картель. Однако это не специализированный картель, деятельность которого ограничена одним товарным рынком. Это глобальный картель, имеющий официальное название «Федеральная резервная система США». Обладая печатным станком, создающим мировые деньги (доллары), банки-акционеры ФРС эффективно контролируют все финансовые рынки и большую часть товарных рынков.

]]>Валентин Катасонов]]>

kramola.info

Еда из нефти - Мастерок.жж.рф

Слышите сколько сейчас разговоров о нефти? Дешевеет, дешевеет ! Так это же хорошо. Посмотрите сколько еды дешевой и разной можно из нее наделать! Ведь еще в  1960-х бывший президент советской Академии наук Несмеянов разработал метод получения дрожжей из нефти. Первый его искусственный продукт – белковая «чёрная икра». Сам убеждённый вегетарианец, он предлагал не гнать нефть за границу, а использовать её для прокорма советских людей.

Александр Несмеянов родился в 1899 году. После Февральской революции примкнул к эсерам, после Октябрьской – к её левой фракции, к окончанию Гражданской – перешёл на сторону большевиков. Огромным нравственным потрясением для него стал Большой Голод 1920-22 годов. Несмеянов ездил с продотрядом изымать хлеб у крестьян. Голодные смерти, людоедство, потеря человеческого облика крестьянами потрясли его. Он поклялся самому себе положить жизнь на решение продовольственной проблемы не только в России, но и во всём мире.

Несмеянов благополучно шёл по карьерной лестнице учёного-химика, пережил сталинские чистки, в 1951 году возглавил советскую Академию наук. Однако в 1961 году он крепко поссорился с главой страны Никитой Хрущёвым, и был снят со своего поста.

Одним из главных разногласий с Хрущёвым стало оригинальное видение Несмеяновым методов решения продовольственной проблемы в стране. Если глава советского государства считал, что накормить советских людей может распашка целинных земель, мелиорация, выведение новых сортов растений и пород скота, то учёный – интенсификация химического производства. Химик считал, что ещё бедной, разорённой войной стране потребуются десятки лет на развитие сельского хозяйства, тогда как советский человек хотел много и дёшево есть уже сейчас.

 

 

Со второй половины 1950-х под руководством Несмеянова в химических и биологических институтах шла работа по созданию еды из углеводородов.

Этот же научный процесс шёл не только в СССР, но и в других развитых странах. Несмеянов и лауреат Нобелевской премии, англичанин Александр Тодд встретились летом 1955 года на заседании Международного союза по чистой и прикладной химии и в разговоре обнаружили, что оба считают желательной стажировку молодых химиков за границей. Осенью того же года в Англию приехал заместитель председателя советского правительства Алексей Косыгин, посетил Кембридж и выслушал предложение Тодда принять двух стажеров из СССР. В результате осенью 1956 года в Кембридж приехали первые стажёры из СССР – химики Н.Кочетков и Э.Мистрюков.

Интерес Несмеянова к синтезу пищи имел и вторую причину. Ещё до Революции он стал убеждённым вегетарианцем. Задача, которую он хотел решить, – получать пищевой белок, не убивая животных. Татьяна Николаевна, его сестра, вспоминает: «В девять лет Шура отказался есть мясо, а в двенадцать лет стал полным вегетарианцем, отказавшись и от рыбы. В основу легло твёрдое убеждение, что нельзя убивать животных. Это не было никем внушено, и всю свою жизнь он не изменял данному себе однажды в детстве слову».

 

 

К 1964 году Несмеяновым был разработан и освоен промышленностью метод приготовления белковой зернистой икры, подобной икре осетровых, на основе белков молока (точнее отходов молочного производства – обрата).

Другое направление – выращивание дрожжей на углеводородах нефти и получение из них пищевого белка. И ещё один путь, чисто химический, – синтез аминокислот, составляющих основу белков. Эти работы проводили в ИНЭОСе (Институт элементоорганических соединений) и в некоторых институтах Ленинграда. К ИНЭОСу даже пристроили специальный корпус для лабораторий по синтезу пищи.

Доктор химических наук Г.Л. Слонимский вспоминал, как проходил этот процесс:

«Впервые я услышал об этой проблеме на заседании учёного совета нашего института, на котором Несмеянов подробно изложил все её аспекты. На мой вопрос, почему А.Н. ничего не сказал о вкусе пищи, он ответил, что вкус не представляет интереса, поскольку легко создаётся смесью четырех компонентов – сладкого, соленого, кислого и горького, например сахара, поваренной соли, какой-либо пищевой кислоты и кофеина или хинина. Я немедленно возразил, заметив, что вкус определяется не только химическим воздействием компонентов пищи на вкусовые рецепторы, но и механическими свойствами пищи, её грубой и тонкой структурой. Один и тот же слоёный торт – в обычном виде и пропущенный через мясорубку – будет разным на вкус. А.Н. сразу же согласился и спросил, кто сможет над этим работать? Я ответил, что поскольку основной проблемой нашей лаборатории является изучение физической структуры и механических свойств полимеров и их растворов, а белки и полисахариды – тоже полимеры, то я готов начать эти исследования.

 

(Академик Несмеянов (справа) дегустирует искусственную чёрную икру)

 

Через несколько дней после детального обсуждения с А.Н. мы в своей лаборатории поставили первые опыты по формованию из пищевого белка макаронных изделий. Когда я их показал А.Н., он сразу же попробовал, сказал «Ничего» и явно остался доволен результатом.

Еще через несколько дней в разговоре со мной он обронил: «Знаете, если уж вы всерьёз этим занялись, то, мне кажется, следовало бы начать с чего-то такого, что ошеломило бы людей и пробило стену недоверия к искусственной пище!» На мой вопрос, что он имеет в виду, А.Н. мечтательно сказал: «Ну, например, зернистую икру!»

У меня сразу же возникла идея, как формовать икринки, поэтому я ответил, что попробую это сделать. Уже в 1964 году мы в лаборатории сделали первые образцы искусственной зернистой икры из снятого молока. А затем силами института была разработана технология её производства. С тех пор этот дешёвый и вкусный продукт под названием «Белковая зернистая икра» (на основе казеина, белка из разбитых яиц и других пищевых отходов) делают в Москве и других городах. А.Н. был очень доволен, но пожурил меня за то, что в икре содержится желатин, – он был убеждённым вегетарианцем».

Несмеянов попытался ещё и фундаментально, идеологически обосновать производство искусственной пищи. В одной из своих статей он писал:

«Природа не ставила перед собой цель прокормить человека. Некогда солнце зажглось само по себе. Но в отличие от солнца, люцерны и телят у нас есть разум. Мы можем сделать расчёт кормовой цепи и прийти к выводу, что с такой цепью трудно прокормиться как следует. Исправить её надо, улучшить!

 

 

При прежнем сельском хозяйстве только одного мальчика из десяти можно кормить телячьими отбивными. На долю остальных – рисовая каша или соевые бобы.

Что мы выиграем?

Надёжность прежде всего. Не бывает неурожаев. Мы выиграли гигиеничность. Синтетическая пища свежее: её не надо долго хранить.

Синтетическую пищу можно точно дозировать, приспосабливать к нуждам среднего человека вообще и данного индивидуума в частности. В продукте медицински установленная пропорция жиров, белков и углеводов, и нет больше толстяков с ожирением сердца, нет болезней желудка и печени. И для больного можно подобрать специальные рационы.

Третья выгода, но не последняя по значению – моральная.

Питаясь мясом, мы вынуждены убивать миллионы быков, баранов, свиней, гусей, уток, кур, приучая тысячи и тысячи людей к хладнокровному кровопролитию, к работе кровавой и грязной. И очень это не вяжется с воспитанием любви к природе, доброты, сердечности. Будет мясо, но без кровопролития – искусственное, из полимеров. Будут животные, но в парках, на воле».

Ещё в одной своей работе, «Искусственная и синтетическая пища» (1969 год), он расписывал, как происходит создание такой пищи:

 

 

«В первую очередь надо синтезировать самые дорогие продукты – белковые, в первую очередь замена мяса и молочных продуктов.

В микромире среди водорослей, дрожжей и непатогенных микроорганизмов существуют культуры, являющиеся богатыми источниками полноценных белков. Так, известны дрожжевые культуры очень богатые полноценным белком, но до сих пор не применяющиеся для приготовления продуктов питания. Выращиваются они на дешевом сырье. Такие, например, культуры, как Torula и Candida tropicalis, основой для роста которых служат отходы спиртовой промышленности и жидкие парафины нефти.

Выращивание дрожжей на углеводородах в настоящее время разработано очень хорошо. Получающаяся при этом биомасса содержит около 40% белков. Действие на эту биомассу протеолитических ферментов приводит к гидролизу белковых молекул. Из получаемого таким образом продукта можно выделить сумму хроматографически чистых аминокислот, для чего используется метод вытеснительной ионообменной хроматографии.

Чтобы такие дрожжи использовать в питании человека, из них, разумеется, нужно полностью удалить все примеси, которые могли попасть из культуральной среды, и выделить, а затем очистить наиболее ценные в питательном отношении компоненты. Самой ценной в пищевом отношении составной частью дрожжей является белок, вернее смесь белков, которые могут быть выделены в форме чистых белков или входящих в их состав L-аминокислот.

 

 

Для использования непосредственно в пищевых целях выделенных из микробиологического сырья белков надо устранить присущие дрожжам нежелательные факторы (неприятный цвет, запах, посторонний вкус). По своей биологической ценности такие белки могут быть доведены до уровня лучших белков животного происхождения. Удалось, например, показать, что изолированный суммарный белок Micrococcus glutamicus по аминокислотному составу не отличается от белка куриных яиц».

Академик Несмеянов в конце 1960-х подсчитывал, что дрожжевое «мясо», выращенное в прямом смысле слова на нефти, по себестоимости можно довести до 40-60 копеек за килограмм, «сливочное масло» и «сыр» из нефти – около 80 копеек. Эти цены были в 3-4 раза ниже, чем в розничной продаже. Он же перефразировал знаменитую фразу своего коллеги химика Менделеева « Топить печь нефтью – всё равно что топить ассигнациями» – «Продавать нефть за границу – лишать страну продовольствия».

Но идея академика имела обратную сторону, точнее несколько. В случае начала масштабного производства белков из нефти в советской сельском хозяйстве ненужными оказывались бы 70-80% колхозников. Куда их девать? Снова в неподготовленные для этого города несколько десятков миллионов человек?

 

 

Сам Несмеянов писал об этом:

«Примерно треть рабочих рук занята у нас в сельском хозяйстве. Прибавьте к ним шофёров и железнодорожников, перевозящих продукты; добавьте рабочих тракторных, комбайновых, автомобильных заводов; добавьте пищевую и консервную промышленность, работников складов. Получится, что не менее половины трудоспособных людей заняты у нас питанием. И мы еще не принимали в счет руки женщины, часа по два в день занятые чисткой картошки, овощей, вознёй с мясом, вареным, жареным, провёрнутым, запечённым.

К чему приложить эти руки, куда пойдут десятки миллионов освободившихся работников? Хотя бы в обслуживание. Удобнее жить, приятнее жить, если много магазинов, а в них много продавцов, если много кино и театров, много прачечных и парикмахерских, много автобусов и троллейбусов, много больниц и много яслей, детских садов и школ.

Когда появятся свободные руки (и головы), появится и свободное время. Это взаимосвязано. Если общество тратит половину труда на добычу пищи, значит, и средний член этого общества тратит на пропитание половину своего рабочего времени (и заработка). Но когда труды на производство пищи сводятся к минимуму, к минимуму сводится время, необходимое для этого производства. Освобождается время.

Для чего? Вот тут и встаёт, уже встала в масштабе страны непростая задача: научить людей использовать время с толком, раскрыть глаза на мир».

Вторая проблема – СССР, начиная с конца 1960-х, срочно нужна была валюта: для закупки станков, ширпотреба и того же продовольствия – зерна. Кстати, Несмеянов не предлагал синтезировать хлеб из нефти (как и вообще – углеводы, а также фрукты и овощи) – их себестоимость была ниже при выращивании на земле, чем в пробирке.

 

 

Наконец, верхушка власти считала (видимо, резонно), что советский человек ещё этически не готов есть эрзац вместо настоящих мяса и молочных продуктов, и появление таких «продуктов» он, наоборот, воспринял бы как слабость государства («не может нормально накормить»), а не его научную силу.

Проекты академика Несмеянова так и остались на уровне лабораторных разработок. Хотя в конце 1970-х, при обострении продовольственной проблемы, он предложил новую идею – получать белок из водорослей (хлореллы и пр.) Но в январе 1980 года Несмеянов умер, а кроме него не нашлось быольше научных авторитетов, чей административный вес мог бы продавить даже опытное производство эрзацев

источник

 

А вот еще немного необычной информации про еду: вспомните про Экзотические фрукты, которые хотелось бы попробовать и Виды пасты, про которые должен знать каждый любитель итальянской кухни. Давайте вспомним что такое Молекулярная кухня и Где едят пенисы. Вот такое бывает Живое Сашими и Как съесть кленовые листья Оригинал статьи находится на сайте ИнфоГлаз.рф Ссылка на статью, с которой сделана эта копия - http://infoglaz.ru/?p=86950

masterok.livejournal.com

Баночка нефти. Интересные факты. Добавил Михаил Гордеев — VilingStore.net

1. Слово нефть означает - «нечто исторгаемое (землею)»

В русский язык слово нефть пришло из турецкого (от слова neft), которое произошло от персидского nаft, и которое в свою очередь было заимствовано из семитских языков. Аккадское (ассирийское) слово nарtn «нефть» происходит от семитского глагольного корня nрt с первоначальным значением «извергать, исторгать» (арабское nаft, nаftа — «извергнутое, исторгнутое»).

Есть и другие версии значения слова нефть. Например, по некоторым источникам слово нефть произошло от аккадского напатум, что означает «вспыхивать, воспламеняться», по другим - от древнеиранского nаft означающего «нечто влажное, жидкость».

А вот, например, китайцы, первыми, к слову сказать, пробурившие нефтяную скважину еще в 347 году н.э., называли и до сих пор называют нефть – ши йоу, что буквально означает «горное масло».

Английское слово petroleum, которым американцы и англичане называют сырую нефть, тоже, кстати говоря, означает «горное масло» и произошло от греческого petra (горный) и латинского oleum (масло).

2. Думаете, нефть образовалась из вымерших динозавров? Специалистам-нефтяникам это возможно покажется странным, но многие люди не связанные с нефтяной индустрией думают, что нефть образовалась из динозавров и других древних животных. Нефть действительно образовалась из органического материала (останков живых организмов), но это были организмы значительно меньшие, чем динозавры. По мнению ученых, исходным материалом для образования нефти служили микроорганизмы, населяющие прибрежные морские воды – планктон, 90% которого составляет фитопланктон. 3. А может, вы думаете, что нефть залегает под землей в виде нефтяных озер или морей? Это еще одно из заблуждений, которым часто грешат люди далекие от нефтяной отрасли. На самом деле никаких нефтяных озер в недрах земли не существует. Земная кора сложена горными породами различного минерального состава и различной плотности. Породы с относительно низкой плотностью, обладающие свойством вмещать в себе подвижные вещества (флюиды), такие как нефть, газ, вода, называются коллекторами. Такие породы-коллекторы, пропитанные нефтью, и образуют нефтяные месторождения. 4. Нефть используется людьми уже более 6000 лет. Нефть известна людям с древних времен. В древнем Вавилоне битум использовался при строительстве зданий и для герметизации морских судов. Гудрон впервые был использован в VIII веке в Багдаде при строительстве дорог. Древние египтяне и впоследствии греки использовали для освещения примитивные лампы, топливом для которых служили легкие нефти. Во времена Византийской империи «греческий огонь» - зажигательная смесь, был грозным оружием, так как попытки потушить его водой только усиливали горение. Его точный состав утерян, но ученые предполагают, что это была смесь различных нефтепродуктов и других горючих веществ. 5. Вы любите китов? Хорошо, потому что только благодаря нефти они были спасены от полного истребления. В девятнадцатом веке существовал огромный спрос на китовый жир. Китовый жир широко использовался в осветительных лампах, так как он сгорал медленно, не выделяя при этом дыма и неприятного запаха. Кроме того, китовый жир использовался для изготовления свечей, как смазка для часовых механизмов, в качестве защитного покрытия на ранних фотографиях, а также как обязательный элемент при изготовлении лекарственных препаратов, мыла и косметики. Из-за повышенного спроса, охота на китов к середине XIX века привела к почти полному вымиранию этих животных. Но благодаря более дешевому керосину, получаемому в процессе перегонки нефти, и открытию безопасного использования его в качестве источника освещения, спрос на китовый жир начал резко снижаться. Китобойный флот США, например, в 1846 г. состоял из 735 судов, а к 1879 г. их осталось всего 39. В конце концов, охота на китов практически полностью прекратилась, так как потеряла какой-либо экономический смысл. Единственное для чего до сих пор используют китовый жир – это космические исследования. Оказалось, что китовый жир (точнее жир кашалотов) не замерзает даже при аномально низких температурах (какие существуют в космическом пространстве). Благодаря этому уникальному свойству китовый жир – идеальный смазочный материал для использования в космических зондах. 6. Когда-то бензин был чрезвычайно дешевым… так как был бесполезен. На заре развития нефтяной отрасли целевым продуктом переработки нефти был керосин. Это было еще до того, как легковые машины стали популярным и широко распространенным средством передвижения. Бензин, бывший в то время побочным продуктом перегонки нефти в керосин, не имел значительного спроса. Это был очень дешевый продукт, который использовали для лечения от вшей или как растворитель для очистки ткани от жирных пятен. На самом деле бензин был так дешев, что многие нефтяные компании просто сбрасывали его в реку. 7. Причина, почему cаудовские шейхи так богаты. Добыча нефти – довольно сложный процесс, но в то же время технология нефтедобычи достаточно хорошо изучена и отработана. Saudi Aramco – национальная компания, ведущая добычу нефти в Саудовской Аравии и полностью принадлежащая государству. Эта компания является крупнейшей в мире нефтяной компанией по объемам добычи нефти. А знаете ли вы, во сколько обходится компании Saudi Aramco добыча одного барелля нефти? Это знает журнал Forbes. Вот, что он пишет (в моем довольно вольном переводе): Saudi Aramco - самая прибыльная компания на планете. Она не раскрывает полностью свои финансовые показатели, но в грубом приближении ее чистая прибыль составляет 200 млрд. долл. в год при годовом доходе превышающем 350 млрд. долл. В прошлом году министр нефти Ali Al-Naimi рассказал журналистам, что в среднем себестоимость добычи одного барреля нефти в Саудовской Аравии составляет 2 доллара. Продается этот баррель нефти за 130 долларов. Если пропустить этот же баррель нефти через комплексный нефтехимический завод он легко принесет уже 500 долларов дохода. Для сравнения: в российской нефтяной компании Роснефть себестоимость добычи одного барреля нефти составляет в среднем 14,57 долларов. А с учетом затрат на разведку, бурение скважин и модернизацию НПЗ получается уже 21 доллар за баррель. 8. В 1900 году в России добывалось больше половины от общемировых объемов добычи нефти. В 1900 году в России было добыто 631,1 млн. пудов нефти, что составило 51,6% от всей мировой добычи нефти. В то время добыча нефти велась в 10 странах: России, США, Голландской Ост-Индии, Румынии, Австро-Венгрии, Индии, Японии, Канаде, Германии, Перу. При этом основными нефтедобывающими странами являлись Россия и США, на которые в сумме приходилось более 90% всей мировой нефтедобычи. Пик добычи нефти в России пришелся на 1901 год, когда было добыто 706,3 млн. пудов нефти (50,6% от мировой добычи). После этого из-за экономического кризиса и падения спроса объемы добычи нефти в России стали снижаться. Цена на нефть, составившая в 1900 году 16 коп. за пуд, в 1901 году из-за переизбытка предложения упала в 2 раза до 8 коп. за пуд. В 1902 году цена составила 7 коп. за пуд после чего наметилась тенденция к восстановлению спроса и объемов нефтедобычи. Тенденция эта была прервана революцией 1905 года сопровождавшейся поджогами и общим разгромом бакинских нефтепромыслов. 9. Рост нефтяных цен неизбежно ведет к росту цен на все товары. Что с того, что цена на нефть растет? Даже если она вырастет в разы, а за ней и цены на бензин, казалось бы, какое обычному человеку до этого дело? На работу можно ходить и пешком или ездить на велосипеде, если уж на то пошло. Хотя большая часть нефти используется для приведения в движение различного вида транспорта, все же часть ее идет на отопительные нужды и некоторая часть на получение химических компонентов, которые используются практически во всех потребительских товарах, продающихся сегодня в магазинах. И хотя поначалу рост нефтяных цен может не приводить к росту цен на потребительские товары (в силу разных причин), тем не менее, большая часть экономистов считает, что это всего лишь вопрос времени. 10. Достигла ли мировая нефтедобыча своего пика? Так как нефть это невозобновляемый источник энергии, многие ученые и специалисты-нефтяники озабочены вопросом, надолго ли нам хватит нефти и когда она закончится. Теория нефтяного пика была высказана в 1956 году американским геофизиком Кингом Хаббертом. Он предсказывал, что добыча нефти в США достигнет пика в период между 1965 и 1970 годами, после чего пойдет на спад. В дальнейшем эта концепция была расширена на всю мировую нефтедобычу. Хотя угроза полного истощения существующих запасов нефти выглядит довольно туманной и весьма отдаленной, помимо нее есть более реальная и более близкая угроза. Таится эта угроза в неэластичном спросе на нефть. Неэластичный спрос на нефть означает, что сравнительно небольшое падение добычи может быть причиной резкого взлета цены на нефть. Нефтяной шок, который испытали западные страны в 70-х годах, был вызван 25% падением предложения на рынке нефти. При этом цена на нефть подскочила на 400%. Именно поэтому достижение пика мировой добычи нефти и последующее значительное падение однозначно несет с собой существенные проблемы для всей мировой экономики. Концепция нефтяного пика имеет как своих ярых приверженцев, так и не менее убежденных противников. Рост цен на нефть, по мнению сторонников нефтяного пика, явственно указывает на недостаток объемов добычи и приближение ее пиковых значений. Часто указывается на тот факт, что во многих нефтедобывающих странах пик в добыче нефти уже пройден, в том числе в США, где максимальная добыча была достигнута в 1971 году и с тех пор неуклонно падает. А что произошло в одних нефтедобывающих странах, неизбежно произойдет и во всех остальных. Вопрос только, когда именно это произойдет, и как резко будет падать добыча. Противники концепции нефтяного пика указывают на то, что прогнозируемая дата пика мировой добычи нефти была пересмотрена уже не раз. Каждый раз она переносится на более поздний срок, по достижении которого переносится вновь. Хабберт, правильно предсказавший нефтяной пик в США, с предсказанием мирового пика добычи нефти сильно просчитался. По его теории, мировая добыча нефти должна была расти до 2000 года, после чего предсказывался глобальный спад. Как мы знаем, ничего подобного не произошло. Критики теории нефтяного пика указывают на возможности, которые дает развитие новых технологий добычи нефти, вовлечение в разработку нетрадиционных трудноизвлекаемых запасов нефти (тяжелой и сверхтяжелой нефти, битумной нефти, сланцевой нефти). По мнению многих видных ученых и специалистов, темпы роста мировой добычи будут постепенно снижаться. Затем добыча нефти стабилизируется на каком-то определенном, вполне приемлемом для мировой экономики, уровне. Параллельно будут развиваться альтернативные, в том числе возобновляемые источники энергии. И таким образом, удастся избежать каких-либо шоковых явлений из-за дефицита нефти. Вопрос «Достигли ли мы пика в добыче нефти?» пока остается открытым и до конца не проясненным. Достаточно четко пока только прослеживается тенденция перехода мировой нефтедобывающей отрасли от добычи легкой нефти к добыче более тяжелой и труднодоступной.

vilingstore.net

Нефть и газ — это теперь невыгодно

Суверенный пенсионный фонд Норвегии, выстроенный на доходах от нефти и газа, в ноябре заявил о намерении избавиться от нефтегазовых активов, чтобы не зависеть от слишком нестабильных цен на углеводороды. Фондовый рынок ответил падением акций нефтегазовых компаний, а аналитики рассматривают это как сигнал: инвестировать в нефть и газ представляется все менее привлекательным.

Что такое суверенный пенсионный фонд Норвегии

В конце 60-х годов прошлого столетия Норвегия начала активно осваивать шельфовые месторождения нефти и газа, запасы которых позволили ей быстро стать одним из главных поставщиков энергоресурсов в Европе. В 1990 году был основан суверенный пенсионный фонд, куда стали поступать сверхдоходы от продажи нефти. «Суверенный пенсионный фонд сохраняет средства для будущих поколений Норвегии. Однажды нефть закончится, но доходы фонда будут служить на благо жителей Норвегии», — говорится на главной странице сайта фонда.

Сегодня фонд является одним из крупнейших мировых инвесторов, на его долю приходится 1,3% всех торгующихся акций на мировых фондовых рынках. Стоимость активов фонда в этом году превысила 1 триллион долларов.

Доходность фонда формируется из трех источников: покупка акций, так называемый фиксированный доход (покупка облигаций) и инвестиции в недвижимость. Решение о вложениях в ту или иную компанию принимается в соответствии в бенчмарк-индексом, который устанавливает министерство финансов.

Собственный бенчмарк-индекс для акций фонда министерство формирует на основе индекса FTSE, рассчитываемого Британской фондовой биржей, куда входят компании с крупнейшей капитализацией в разных секторах экономики. При этом фонд принципиально не покупает акции «вредных» компаний — например, табачных или тех, которые наносят слишком серьезный вред окружающей среде.

На долю акций нефтегазовых компаний приходится около 5,5% вложений, в третьем квартале этого года именно на них пришелся самый значительный доход — 8,5% всего дохода от акций за этот период. Общая стоимость всех акций нефтегазового сектора фонда — порядка 35 миллиардов долларов. Это доли в крупнейших нефтегазовых компаниях мира: Shell (2,1%), BP (1,6%), ExxonMobile (0,8%). Есть среди них и российские компании — «Газпром» (0,4%), «Газпромнефть» (0,4%) «Лукойл» (0,37%), «Транснефть (0,5%), «Новатэк» (0,5%).

Главный поставщик углеводородов в Европе

В ноябре Норвежский банк, управляющий фондом, направил письмо, в котором призвал к пересмотру формирования портфеля акций фонда.

Главная сенсация — банк призывает отказаться от инвестиций в компании нефтегазового сектора.

Решение это по-своему революционное и довольно неожиданное. Во-первых, это кажется нелогичным: экономика Норвегии плотно завязана на нефтегазовый сектор. На 67% принадлежащая государству норвежская компания Statoil входит в тридцатку крупнейших нефтегазовых компаний мира. Именно со Statoil связывают свои надежды те страны — в первую очередь Прибалтика, — которые говорят о необходимости снижения зависимости от российских энергоресурсов. При этом Норвегия остается лидером в Евросоюзе по добыче нефти и газа и одним из крупнейших поставщиков энергоресурсов в страны ЕС — прежде всего в Великобританию и Германию.

Во-вторых, у многих вызывает сомнения своевременность этого решения. «Мы считаем, что время выбрано неверно, так как рынок нефти, напротив, идет вверх», — говорит Пер Магнус Нисвеен, глава аналитического отдела консалтинговой компании Rystaad Energy.

Действительно, обвал цен на нефть произошел в 2014 году: с середины года средняя цена нефти со 110 долларов за баррель опустилась до отметки ниже 50 долларов за баррель. Однако в последние несколько месяцев цена на нефть стабильно держится отметки выше 60 долларов за баррель. Так что многие аналитики задаются вопросом: почему именно сейчас, а не тогда?

Тотальный отказ от нефти и газа?

Норвежский банк объясняет свое предложение в письме, направленном в министерство финансов 14 ноября, желанием сломать зависимость экономики Норвегии от цен на нефть и газ. «Мы пришли к выводу, что уязвимость государственного благосостояния в ситуации долговременного падения цен на нефть и газ будет снижена, если банк откажется от инвестиций в нефтегазовые активы, и рекомендуем убрать эти активы из бенчмарк-индекса фонда». Далее аналитики банка объясняют: Норвегия слишком чувствительна к ценам на нефть. Согласно их подсчетам, если стоимость нефти в будущем упадет на 100 норвежских крон за баррель (около 12 долларов) — то есть вернется к значению конца 2014 года — это сократит доходы фонда от нефти и газа вдвое.

Пока что решение об изменении стуктуры инвестиций не принято. «Сейчас это задача министерства финансов — рассмотреть предложение и сообщить нам, когда будет принято решение, — рассказал Томас Севанг, представитель Норвежского банка. — Согласно планам министерства, они изучат дополнительную информацию и уведомят парламент о проделанной работе в отчете весной 2018 года».

Важная деталь: Томас Севанг подчеркивает, что «банк рекомендует убрать нефтегазовые активы из бенчмарк-индекса, а не полностью». С учетом того что при формировании портфеля акций фонд имеет право на небольшие отклонения от бенчмарк-индекса, это значит, что некоторые активы в нефтегазовом секторе могут остаться.

Куда пойдут деньги, высвобожденные в случае полного или частичного отказа от инвестиций в нефтегазовый сектор? В Норвежском банке ответа на этот вопрос не дают, ссылаясь на закрытость информации. Самым логичным кажется распределение средств между акциями компаний других секторов, куда фонд уже инвестирует. Однако представители «зеленых» организаций надеются, что фонд откроет для себя новые направления.

«Я думаю, еще более мудрым решением было бы использовать высвободившиеся средства нефтегазового сектора для прямых инвестиций в инфраструктуру, связанную с возобновляемой энергией — например, ветряные фермы, солнечные электростанции и гидроустановки», — рассуждает Трулс Гуловсен, руководитель Гринпис Норвегии.

Нефтегазовые компании теряют привлекательность

Фондовый рынок уже отреагировал на предложение Норвежского банка. После того как оно было озвучено, акции большинства крупных нефтегазовых компаний, которые есть в портфеле фонда — включая «Газпром», «Транснефть» и «Лукойл», на короткий период времени упали, но быстро восстановились — видимо, вслед за растущей ценой на нефть.

Но следующей осенью, когда будет объявлено решение правительства (а оно вряд ли отклонит предложение Банка Норвегии), акции снова рискуют упасть.

Насколько — зависит от того, как фонд будет распродавать акции: если одновременно на фондовом рынке окажется много акций одной компании, их стоимость, естественно, упадет. Это касается и российских компаний.

Помимо прямой зависимости стоимости акций от их количества на рынке, которое будет зависеть от стратегии фонда — а ее пока предсказать невозможно, — не менее важна символичность этого решения. Пер Магнус Нисвеен считает, что инициатива фонда может вызвать эффект домино, поскольку многие крупные инвесторы «рассматривают фонд Норвегии как ориентир для навигации в сфере нефтегазовых финансов». Другими словами, для других владельцев акций BP, Shell или «Газпрома» это решение — повод подумать, не стоит ли избавиться от этих акций. Что еще больше понизит их стоимость.

Кроме неприятного эффекта, который почувствуют на себе «Газпром» и другие нефтегазовые компании, представленные в портфеле норвежского фонда, в случае удешевления их акций, это решение для России неприятно вдвойне.

Трулс Гуловсен считает, что намерения пенсионного фонда Норвегии — сигнал другим сырьевым экономикам: эра нефти и газа заканчивается.

«Доля нефтегазового сектора будет снижаться со временем», — уверен Гуловсен.

Возможно, заявление о конце эры нефти и газа пока звучит преждевременно. Но то, что доля энергии, вырабатываемой за счет возобновляемых источников энергии, растет во всем мире, — это факт. В 2016 году за счет солнца, воды и воздуха было выработано 24% всей мировой электроэнергии. Россия отстает от мировой тенденции: на возобновляемых источниках вырабатывается только 13% электроэнергии, причем за счет «новейших» — ветра и солнца — немногим более 1%.

«Нефть — это уже не история про будущее, — считает Трулс Гуловсен. — То же самое мы наблюдали на примере угольной индустрии. Этот тренд продолжается — теперь с нефтью и газом».

www.novayagazeta.ru

Что будет с нефтью в следующем году? Банки отвечают

Нефть готовится завершить в плюсе уже второй год подряд, чему во многом помогла инициатива ОПЕК. Напомним, что в прошлом месяце картель и его союзники приняли решение снова продлить срок действия соглашения о сокращении добычи, направленного на борьбу с излишком запасов на мировом рынке нефти. Многие банки повышают свои прогнозы по ценам на черное золото в 2018 году, хотя некоторые их коллеги демонстрируют менее оптимистичный настрой.

По теме: Крупнейшие нефтяные организации по-крупному расходятся в прогнозах на 2018 год

Одними из главных быков по нефти являются аналитики Goldman Sachs Group Inc., которые повысили свой прогноз по сорту Brent почти на 7% до $62, мотивировав такой пересмотр неожиданно высокой степенью соблюдения странами ОПЕК+ взятых на себя обязательств по сокращению производства. Для сравнения, в этом году средняя стоимость барреля нефти составляла около $54. Быки засели и в банке JPMorgan Chase & Co., эксперты которого считают основаниями для оптимистичных прогнозов такие факторы, как сильные фундаментальные факторы, выравнивание баланса, а также активное стремление ОПЕК к восстановлению равновесия на рынке.

По теме: Goldman рисует рынку нефти радужные перспективы на 2018 год

По теме: Пять ключевых драйверов для рынка нефти на 2018 год

Тем временем аналитики Citigroup Inc. опасаются, что текущая бычья динамика соотношения спроса и предложения утратит импульс, а наращивание добычи сланцевой нефти в США может напугать рынок. В Barclays Plc полагают, что рост нефтяных котировок стимулирует в 2018 г. рост производственной активности в США и других странах, не входящих в ОПЕК, что снова приведет к разрастанию запасов. В этом году нефть эталонного сорта Brent подорожала примерно на 12% после мощного укрепления в прошлом году на 52%, а сегодня на азиатских торгах достигала в Сингапуре отметки  $63.65.

Вот некоторые из прогнозов ведущих банков на 2018 год:

Goldman:

  • Прогноз на 2018 год по нефти сорта Brent повышен с $58 до $62
  • Основанием для бычьего прогноза является неожиданно высокая готовность  Саудовской Аравии и России продолжать придерживаться взятых на себя обязательств по сокращению добычи

UBS:

  • Прогноз на 2018 год по нефти сорта Brent повышен с $55 до $60
  • Объем запасов в странах ОЭСР может снизиться в 3-м квартале 2018 г. до усредненного 5-летнего значения, тогда же участники инициативы приступят к неофициальному сворачиванию инициативы по сокращению добычи

Credit Suisse:

  • Прогноз на 2018 год по нефти сорта Brent повышен с $53 до $60
  • «Высокая степень приверженности» ОПЕК+ взятым на себя обязательствам обусловит «нормализацию» уровней запасов в странах ОЭСР приблизительно к 3-му кв. следующего года

JPMorgan: 

  • Прогноз на 2018 год по нефти сорта Brent повышен с $58 до $60
  • Цены на нефть «в целом сохраняют стабильность, что отражает сильный макрофундамент и восстановление равновесия». Еще одним аргументом в пользу бычьего прогноза является очевидное стремление ОПЕК и Саудовской Аравии к восстановлению баланса на рынках. 

Citigroup:

  • Прогноз по нефти Brent на 2018 год $54
  • Примечание: банк поддерживает свою оценку на 2018 г. на этом уровне с июля, когда прогноз был пересмотрен на понижение от $60
  • Текущие меры ОПЕК+ по сокращению добычи будут поддерживаться до середины 2018 года или конца 3-го квартала, но не до конца следующего года

Barclays:

  • Прогноз по нефти Brent на 2018 год оставлен на прежнем уровне $55
  • Текущая эйфория в отношении ценовой динамики обусловит в 2018 и 2019 гг. увеличение объема предложения со стороны не входящих в ОПЕК производителей (без учета США) как минимум на 500 тыс. бар/д.

 Подготовлено Forexpf.ru по материалам агентства Bloomberg Источник: Forexpf.Ru - Новости рынка Форекс

www.forexpf.ru

Банк качества нефти

Министерство образования и науки республики татАрстан

Альметьевский государственный нефтной институт

Контрольная работа

на тему: Банк качества нефти в России

по курсу: актуальные проблемы развития НГП

Выполнил:

студент Шапошникова А.О.

группы 6171

Проверил:

Альметьевск 2007

Содержание

Введение

Часть 1.Общее понятие «банка качества нефти»

Часть 2. Проблема «банка качества нефти» в России

Часть 3. Пути решения проблемы БКН

Часть 4. Проблема банка качества нефти для предприятий Татарстана и ее решение

Заключение

Литература

Введение

http://www.rosinvest.com/rubric/9/Банк качества нефти в России может быть создан после решения проблемы высокосернистой нефти, т.е. необходимо решить проблему диверсификации запасов и добычи высокосернистых сортов нефти, которые добываются на территории страны. В том случае если эта задача будет решена, можно будет переходить к созданию банка качества нефти, который, в свою очередь, позволит устранить диспропорцию в экспортных ценах на нефть марок Urals и Brent.

Банк качества нефти предполагает создание базы данных углеводородного сырья, добываемого каждой компанией на территории России. Подобная база позволяет идентифицировать партии нефти различного качества на этапах ее транспортировки, перевалки и хранения. Отсутствие в настоящее время банка нефти в России не позволяет осуществлять подобный мониторинг, что ведет к смешиванию различных сортов легкой и тяжелой нефти, а это, в свою очередь, сказывается на стоимости экспортируемой углеводородной продукции.

В данной работе рассматривается проблема внедрения банка качества нефти в нашей стране, а также способы ее решения.

Часть 1.Общее понятие «банка качества нефти»

Банк качества нефти является своего рода базой данных углеводородного сырья компаний и позволяет определить сорт нефти на различных этапах ее транспортировки, перевалки, хранения. Понятие "банка качества" нефти широко применяется в мировой практике. Внедрение банка качества нефти обсуждается в России уже не первый год. Противниками создания банка качества нефти выступают "Татнефть" и "Башнефть", добывающие тяжелую высокосернистую нефть. Создание банка качества нефти в России возможно только после диверсификации запасов и добычи высокосернистой нефти.

"Банк" - название достаточно условное. На самом деле это механизм штрафных и компенсационных выплат для нефтедобывающих компаний в зависимости от качества нефти, которую они поставляют в систему нефтепроводов "Транснефти". Банк качества, таким образом, призван устранить существующую несправедливость - поставщики низкокачественного (вязкого, с высоким содержанием посторонних примесей, прежде всего серы) сырья будут обязаны платить в этот банк за то, что они портят общую картину. А "банк", в свою очередь, будет направлять эти деньги добытчикам "легкой" нефти - за то, что портится их высококачественное сырье.

Часть 2. Проблема «банка качества нефти» в России

Российская нефть на разных месторождениях, разбросанных по огромной территории страны, совершенно разного качества. В недрах Западной Сибири добывается наиболее дорогая, так называемая легкая нефть - с минимальным содержанием серы, а на Урале и в Поволжье залегают главным образом "тяжелые" сорта с избыточным содержанием серы, которые на рынке ценятся куда меньше. В нефтепроводах (в том числе прокачивающих сырье на экспорт) все сорта нефти смешиваются, и на выходе получается "общероссийская" смесь Urals. Таким образом, российские компании за баррель нефти любого качества получают одну и ту же цену - цену барреля смеси Urals.

Много лет баррель родного Urals стоил на 1-2 доллара дешевле смеси Brent, которая служит основным показателем цены на нефть на мировом рынке. В свою очередь, сибирский сорт нефти Siberian light дороже Brent. Чем выше поднимались мировые цены на нефть, тем больше становился разрыв между ее сортами. "Тяжелая" нефть стала стоить значительно дешевле и Siberian light, и Urals, а Urals - уже на несколько долларов дешевле, чем Brent. Около 80 процентов добываемой в России нефти, в основном крупнейших компаний, не уступает по качеству марке Brent, 10 процентов хуже Brent, а оставшиеся 10 процентов представляют собой ту самую "тяжелую нефть", которая, попав в общую трубу, заметно снижает качество всей нефти.

Во сколько же обходятся потери на качестве? Еще несколько лет назад утверждалось, что компании, добывающие высококачественную нефть, ежегодно недосчитываются около 250 миллионов долларов. Кое-кто оценивал потери на порядок выше - до 2,5 миллиарда. Нужно ведь было как-то обосновать государственный масштаб проблемы. Однако парадоксальным образом эти аргументы лишь помогли заблокировать решение о создании банка качества, так как в случае введения компенсационного механизма компании-аутсайдеры не только сами могли разориться, но и потянуть за собой на дно региональные бюджеты.

Концепция создания в России банка качества нефти уже разработана. По сути это механизм штрафных и компенсационных выплат для нефтедобывающих компаний в зависимости от качества нефти, которую они поставляют в систему нефтепроводов. Очевидно, что любой товар стоит столько, сколько он стоит. Поэтому те компании, которые закачивают в трубопровод низкокачественную нефть, должны платить за "порчу имущества" другим компаниям. Банк качества таким образом призван устранить существующую несправедливость - поставщики низкокачественного (вязкого, с высоким содержанием посторонних примесей, прежде всего, серы) сырья должны будут платить своего рода дополнительный "налог" своим соседям по трубе.

Подобные банки качества нефти существуют практически во всех нефтедобывающих странах. В частности, база данных углеводородного сырья компаний, ведущих его добычу в Казахстане, позволяет идентифицировать партии нефти на различных этапах ее транспортировки, перевалки, хранения. И наоборот, отсутствие подобного банка качества в России не позволяет осуществлять подобный мониторинг транзита, что ведет к замещению различных сортов "легкой" и "тяжелой" нефти, их смешиванию.

В нашей стране "процесс пошел" снизу - от самих компаний. На очередном заседании Совета по конкурентоспособности и предпринимательству при правительстве РФ один из известных еще с советских времен нефтяников говорил о том, что Россия практически единственная страна в мире, которая еще не ввела свой банк качества нефти: в стране добывается порядка 30 сортов нефти, но все они "сливаются в одну трубу". "Мы на наших заводах все сорта разделили", - заметил он.

Освоение новых регионов по-новому ставит проблему банка качества. Скажем, строительство нефтепровода из Западной Сибири до Мурманска (Индиги) могло бы позволить решить не только транспортную проблему в Тимано-Печоре, но и проблему качества нефти в целом по России.

Первый банка качества нефти России

Парадоксально, но российские компании приобрели опыт работы с использованием банка качества еще до его возникновения в собственной стране. Так, в июле 2002 года был создан прецедент - заработал банк качества на нефтепроводе "Каспийский трубопроводный консорциум" (КТК), по которому поставляют нефть и ведущие российские компании. Банк качества на КТК стал первым на постсоветском пространстве. Как ожидается, он будет действовать и на трубопроводах "Баку-Тбилиси-Джейхан", "Казахстан-Китай" и других.

В России ведущие нефтяные корпорации заговорили о необходимости создания банка качества в1998 году. Когда цены на российскую нефть опустились до рекордно низкого уровня - 8-9 долларов за баррель, поставщики качественной нефти стали косо смотреть на своих конкурентов и искать любые осмысленные возможности перераспределить в свою пользу часть их доходов. Правительство в то время эту инициативу не поддержало.

Чуть позже к идее вернулись вновь. На этот раз компании, добывающие более качественную нефть, осознали масштаб своих финансовых потерь из-за того, что цена на Brent существенно оторвалась от Urals - вместо привычных 1-2 долларов разница составила 5-7 долларов.

Часть 3. Пути решения проблемы БКН

В последние год-два банк качества рассматривается в контексте подготовки законопроекта о трубопроводном транспорте. Действительно, почему бы не воспользоваться выходом на финишную прямую этого законодательного акта, чтобы заодно не урегулировать еще и "качественную проблему"? Ведь, по мнению разработчиков трубопроводного законопроекта, ключевых положений у этого документа четыре: порядок равноправного доступа всех нефтедобытчиков к трубопроводной системе как к национальной инфраструктуре; ценовая тарифная политика за оказание услуг; развитие трубопроводных систем (кто и на каких условиях может инвестировать в них) и банк качества нефти.

Техническая готовность производить расчеты сумм платежей по разработанной методике не вызывает сомнений. Сейчас идет работа по исследованию и разработке норматива "потерь" качества по конкретным маршрутам транспортировки углеводородов. С тем чтобы потом с расчетами на руках снова провести переговоры со всеми заинтересованными компаниями и согласовать сроки введения и формы существования банка качества.

Важно подчеркнуть: создание банка качества будет подталкивать компании к тому, чтобы очищать нефть перед закачкой в трубу или продавать некачественную нефть на внутреннем рынке. Более того, при умелом подходе компании, добывающие "тяжелую" нефть, могут снизить свои потери, построив очистительные мощности, которые должны довольно быстро окупиться. В США возникла целая отрасль, где основные доходы компании получали от продажи серы, выделенной в ходе переработки нефти. Обратив тем самым себе во благо природные недостатки: чем больше содержание серы в нефти, тем для таких предприятий лучше.

mirznanii.com


Смотрите также