Запасы нефти в районе Хатангского залива вызывают сомнения. Нефть в хатангском заливе


Запасы нефти в районе Хатангского залива вызывают сомнения

В то время как нефтедобывающие компании активно борются за ресурсы и стремятся освоить новые месторождения, ситуация, сложившаяся вокруг запасов «черного золота» в районе Хатангского залива, активно обсуждается в экспертном сообществе. В свете последних событий сегодня далеко не все уверены в том, что открытие новой «нефтегазовой провинции» будет действительно столь масштабным.

Арктика является привлекательным регионом в самых разных отношениях — от геополитического до военного и ресурсного. И поскольку многими учеными неоднократно высказывались предположения о том, что запасы арктической нефти очень велики, нефтегазовые компании стали стремиться лицензировать перспективные участки, чтобы первыми пробиться к новым запасам «черного золота». Однако сегодня начинают возникать вопросы, не слишком ли много эмоций и PR-технологий вокруг разработки новых месторождений вопреки научным фактам и детальным измерениям.

Обладающая с 2015 года целым рядом участков в Арктике «Роснефть» в июне прошлого года отчиталась об обнаружении «первого месторождения углеводородов на шельфе Восточной Арктики». Уже в октябре 2017 года компания заявила о первом успешном бурении на Хатангском участке в акватории моря Лаптевых. Пробурив горизонтальную скважину со стороны суши, компания открыла Центрально-Ольгинское месторождение, оценив извлекаемые запасы нефти по категориям С1 и С2 более чем в 80 млн тонн. Эти активы были оперативно поставлены на баланс, а нефтяной гигант продолжил освоение лицензионных участков в акватории Хатангского залива.

Вторым участником гонки геологоразведки месторождений на Таймыре в районе Хатангского залива стала компания «ЛУКОЙЛ», которая в декабре 2015 года получила лицензию на сухопутную часть Восточно-Таймырского участка, прилегающего к морскому участку, где ведет свою деятельность «Роснефть». Интересно, что «ЛУКОЙЛ» первой начала проявлять интерес к Хатанге еще в 2013 году, когда президент компании Вагит Алекперов начал обсуждение геологоразведочных работ с Владимиром Путиным, но столь оптимистичных оценок ресурсов этого района компания не давала.

Не все так радужно

Более того, 19 июня 2018 года в истории с Хатангским заливом появился интересный поворот, когда один из участников нефтяной гонки сообщил о прекращении геологоразведки. Как сообщает «Интерфакс», «ЛУКОЙЛ» вывозит с участка буровую в связи с бесперспективностью месторождения. Пробурив в 2017 году вертикальную, сложную шестиколонную скважину глубиной 5,5 тысячи метров, а также проведя многочисленные сейсмические исследования, компания так и не нашла в этом районе достаточных запасов нефти, чтобы оправдать дальнейшее бурение.

Интересно, что сами представители «Роснефти» неоднократно утверждали, что сухопутный и морской участок Хатангского залива относятся к одним и тем же залеганиям углеводородов, в связи с чем госкомпания пыталась оспорить выдачу «ЛУКОЙЛу» лицензии на бурение на суше в арбитражном суде. К этому же мнению склоняются и эксперты. Например, Константин Симонов, генеральный директор ФНЭБ, считает сложившуюся ситуацию как минимум странной: «Изначально оба участка рассматривались как часть одной геологической структуры, и тот факт, что одна сторона заявляет о гигантских открытиях, а другая уверяет нас в том, что там ничего нет, вызывает много вопросов. В геологии чаще встречаются ситуации, когда две компании или даже страны имеют доступ к частям одного ресурса и дважды записывают на баланс одни и те же активы. Например, Иран называет газовое месторождение Южный Парс, а Катар — Северный Купол, и каждый считает находящийся там газ своим. Но сложившаяся на Таймыре ситуация исключительно странная и требует серьезного разбирательства, как с оценками „Роснефти“, так и их подтверждением в Роснедрах и Минприроды. Тем более что прецеденты необоснованных оценок со стороны „Роснефти“ уже были зафиксированы при разведке месторождения „Победа“ в Карском море».

Аналогичного мнения придерживается и специалист по нефтегазовому рынку Михаил Крутихин: «Когда нефтяная компания, потратив значительные средства на разведку, говорит о том, что нефти нет, — этому можно верить на 100%, так как в интересах компании отчитаться о запасах и поставить их на баланс. Но когда компания сообщает о том, что в том же районе она нашла огромные нефтяные запасы, нужно задаться вопросом, можно ли ей верить. „Роснефть“ уже не раз отличалась тем, что выдавала преувеличенные данные о запасах. Например, на месторождении „Победа“ в Карском море была пробурена лишь одна скважина, которую даже не испытали надлежащим образом. Основанием для оценки стали извлеченные из скважины керны, которые отличались наличием выпотов (капель) нефти. Сегодня „Роснефть“ сообщает об открытии провинции без конкретных результатов испытаний скважин, но я этому не верю, пока не будет реальных доказательств и измерений».

Так есть ли нефть на Таймыре?

Визит Игоря Сечина к Владимиру Путину с уникальным арктическим керном, который состоялся в прошлом году, создал ощущение, что наши нефтяные гиганты уже приступили к освоению нефтяных богатств Арктики. Но сворачивание разведки «ЛУКОЙЛом», который так активно боролся за сохранение своих лицензионных участков, заставляет задуматься, сколько в новостях о таймырской нефти было фактов и реальных прогнозов, а сколько — преждевременных заявлений и реализованных PR-технологий.

Если вспомнить историю, нефть в Арктике уже находили в начале XIX века, причем именно на Хатангском участке. Но в то время разведать нефть из-за отсутствия соответствующей техники было невозможно. И смогут ли нефтяники получить отдачу от месторождений в Хатангском заливе, неясно и сегодня.

Дарья Истомина

www.rosbalt.ru

Запасы нефти в районе Хатангского залива вызывают сомнения

После отказа «Лукойла» от бурения на Таймыре оптимистичные прогнозы «Роснефти» кажутся экспертам странными.

В то время как нефтедобывающие компании активно борются за ресурсы и стремятся освоить новые месторождения, ситуация, сложившаяся вокруг запасов «черного золота» в районе Хатангского залива, активно обсуждается в экспертном сообществе. В свете последних событий сегодня далеко не все уверены в том, что открытие новой «нефтегазовой провинции» будет действительно столь масштабным.

Арктика является привлекательным регионом в самых разных отношениях — от геополитического до военного и ресурсного. И поскольку многими учеными неоднократно высказывались предположения о том, что запасы арктической нефти очень велики, нефтегазовые компании стали стремиться лицензировать перспективные участки, чтобы первыми пробиться к новым запасам «черного золота». Однако сегодня начинают возникать вопросы, не слишком ли много эмоций и PR-технологий вокруг разработки новых месторождений вопреки научным фактам и детальным измерениям.

Обладающая с 2015 года целым рядом участков в Арктике «Роснефть» в июне прошлого года отчиталась об обнаружении «первого месторождения углеводородов на шельфе Восточной Арктики». Уже в октябре 2017 года компания заявила о первом успешном бурении на Хатангском участке в акватории моря Лаптевых. Пробурив горизонтальную скважину со стороны суши, компания открыла Центрально-Ольгинское месторождение, оценив извлекаемые запасы нефти по категориям С1 и С2 более чем в 80 млн тонн. Эти активы были оперативно поставлены на баланс, а нефтяной гигант продолжил освоение лицензионных участков в акватории Хатангского залива.

Вторым участником гонки геологоразведки месторождений на Таймыре в районе Хатангского залива стала компания «ЛУКОЙЛ», которая в декабре 2015 года получила лицензию на сухопутную часть Восточно-Таймырского участка, прилегающего к морскому участку, где ведет свою деятельность «Роснефть». Интересно, что «ЛУКОЙЛ» первой начала проявлять интерес к Хатанге еще в 2013 году, когда президент компании Вагит Алекперов начал обсуждение геологоразведочных работ с Владимиром Путиным, но столь оптимистичных оценок ресурсов этого района компания не давала.

Не все так радужно

Более того, 19 июня 2018 года в истории с Хатангским заливом появился интересный поворот, когда один из участников нефтяной гонки сообщил о прекращении геологоразведки. Как сообщает «Интерфакс», «ЛУКОЙЛ» вывозит с участка буровую в связи с бесперспективностью месторождения. Пробурив в 2017 году вертикальную, сложную шестиколонную скважину глубиной 5,5 тысячи метров, а также проведя многочисленные сейсмические исследования, компания так и не нашла в этом районе достаточных запасов нефти, чтобы оправдать дальнейшее бурение.

Интересно, что сами представители «Роснефти» неоднократно утверждали, что сухопутный и морской участок Хатангского залива относятся к одним и тем же залеганиям углеводородов, в связи с чем госкомпания пыталась оспорить выдачу «ЛУКОЙЛу» лицензии на бурение на суше в арбитражном суде. К этому же мнению склоняются и эксперты. Например, Константин Симонов, генеральный директор ФНЭБ, считает сложившуюся ситуацию как минимум странной: «Изначально оба участка рассматривались как часть одной геологической структуры, и тот факт, что одна сторона заявляет о гигантских открытиях, а другая уверяет нас в том, что там ничего нет, вызывает много вопросов. В геологии чаще встречаются ситуации, когда две компании или даже страны имеют доступ к частям одного ресурса и дважды записывают на баланс одни и те же активы. Например, Иран называет газовое месторождение Южный Парс, а Катар — Северный Купол, и каждый считает находящийся там газ своим. Но сложившаяся на Таймыре ситуация исключительно странная и требует серьезного разбирательства, как с оценками „Роснефти“, так и их подтверждением в Роснедрах и Минприроды. Тем более что прецеденты необоснованных оценок со стороны „Роснефти“ уже были зафиксированы при разведке месторождения „Победа“ в Карском море».

Аналогичного мнения придерживается и специалист по нефтегазовому рынку Михаил Крутихин: «Когда нефтяная компания, потратив значительные средства на разведку, говорит о том, что нефти нет, — этому можно верить на 100%, так как в интересах компании отчитаться о запасах и поставить их на баланс. Но когда компания сообщает о том, что в том же районе она нашла огромные нефтяные запасы, нужно задаться вопросом, можно ли ей верить. „Роснефть“ уже не раз отличалась тем, что выдавала преувеличенные данные о запасах. Например, на месторождении „Победа“ в Карском море была пробурена лишь одна скважина, которую даже не испытали надлежащим образом. Основанием для оценки стали извлеченные из скважины керны, которые отличались наличием выпотов (капель) нефти. Сегодня „Роснефть“ сообщает об открытии провинции без конкретных результатов испытаний скважин, но я этому не верю, пока не будет реальных доказательств и измерений».

Так есть ли нефть на Таймыре?

Визит Игоря Сечина к Владимиру Путину с уникальным арктическим керном, который состоялся в прошлом году, создал ощущение, что наши нефтяные гиганты уже приступили к освоению нефтяных богатств Арктики. Но сворачивание разведки «ЛУКОЙЛом», который так активно боролся за сохранение своих лицензионных участков, заставляет задуматься, сколько в новостях о таймырской нефти было фактов и реальных прогнозов, а сколько — преждевременных заявлений и реализованных PR-технологий.

Если вспомнить историю, нефть в Арктике уже находили в начале XIX века, причем именно на Хатангском участке. Но в то время разведать нефть из-за отсутствия соответствующей техники было невозможно. И смогут ли нефтяники получить отдачу от месторождений в Хатангском заливе, неясно и сегодня.

Дарья Истомина

Источник: rosbalt.ru

rssfeed.ru

«Первооткрыватели Восточной Арктики». «Роснефть» обнаружила нефть в Хатангском заливе

По словам компании, отбор керна на самой северной скважине шельфа Восточной Арктики, «Центрально-Ольгинской-1», показал наличие нефти. И хотя полученные данные являются предварительными, компания уточняет: уже можно говорить об открытии нового месторождения на арктическом шельфе. Эксперты отмечают, что сделанный «Роснефтью» первый шаг открывает перед Россией колоссальные перспективы. Подробности – в материале «ФедералПресс».

«Момент триумфа»

Бурение скважины «Центрально-Ольгинская-1» началось на Хатангском лицензионном участке 3 апреля. Старт поисковому бурению в Хатангском заливе дал лично президент России Владимир Путин в ходе телемоста с главой «Роснефти» Игорем Сечиным, который находился непосредственно на берегу Хатангского залива.

Похоже, расчеты геологов компании оказались верными – отобранный керн показал высокое насыщение нефтью. Образцы породы были отобраны с глубин от 2305 до 2363 метров, в обнаруженной нефти преобладают легкие маслянистые фракции.

Накануне в ходе рабочей встречи в Кремле глава «Роснефти» Игорь Сечин представил Владимиру Путину образец поднятого с глубины более двух километров керна. «Это уникальный керн для наших месторождений по высокой насыщенности углеводородов, которые в нем содержатся, а также по высоте продуктивного пласта», – отметил Игорь Сечин.

По итогам проведенного предварительного анализа глава нефтяной компании выразил уверенность в открытии «очень серьезного месторождения». «Наши геологи говорят, что это будет уникальное месторождение», – сказал Сечин.

Первооткрыватели Восточной Арктики

Специалисты отметили высокий темп работ, проводимых компанией, – первые данные получены спустя всего два месяца после старта бурения.

«Скважина не эксплуатационная, а разведочная, достаточно глубокая, с проектируемым огромным участком горизонтального бурения. Все это налагает определенное ограничение на скорость работ – движение должно быть постепенным, с закреплением на каждом рубеже. Если учесть перечисленные факторы, можно сказать, что «Центрально-Ольгинскую-1» строят экстремально быстро. Скорость выполнения работ очень высокая», – прокомментировал ход работ генеральный директор «ИнфоТЭК-терминал» Рустам Танкаев.

Сама компания подчеркивает: уже сейчас на основании первичных исследований можно сделать вывод об открытии нового месторождения нефти, объем ресурсного потенциала которого увеличивается по мере продолжения буровых работ. По словам компании, «в настоящий момент отбор керна продолжается».

Полученный результат бурения на Хатангском лицензионном участке позволяет «Роснефти» считаться первооткрывателем месторождений на шельфе Восточной Арктики. «Ранее регион Хатанги не являлся полноценной нефтегазоносной провинцией. Была выделена перспективная нефтегазоносная область моря Лаптевых. Нефтегазовые проявления в этой области – так называемые нефтяные карманы – фиксировались достаточно давно, но настоящие месторождения так и не были найдены. То, что мы наблюдаем сейчас, – по всей видимости, открытие месторождения. И, как следствие, – открытие новой нефтегазоносной провинции, Лаптевской», – пояснил Рустам Танкаев.

«Центрально-Ольгинская-1» – это первая скважина, которая будет пробурена под акваторией моря Лаптевых. Сообщалось, что общий потенциальный биологический ресурс этого моря составляет, по предварительным оценкам, до 9,5 млрд тонн в нефтяном эквиваленте. При современном уровне потребления России только одного этого объема хватило бы на 70 лет.

Директор Института нефтегазовой геологии и литологии, член комиссии по разработке нефтяных и газовых месторождений России (ЦКР) Александр Лобусев отмечает, что ресурсные перспективы осваиваемого «Роснефтью» региона колоссальны. Само по себе море Лаптевых и его западная часть, где ведет деятельность компания, является уникальным по своему потенциалу, уточняет профессор: толщина осадочного чехла в этой зоне превышает 15 километров.

«Пожалуй, эта зона – наиболее перспективная из того, что у нас сейчас в России вообще есть из обозреваемых запасов именно нефти. Естественно, «Роснефть» провела тщательную разведку. По-моему, у них этот участок уже года три. Тридцать пять погонных километров они «отстреляли» и пять тысяч квадратных километров – то есть, в принципе, участок изучен достаточно детально. Что касается запасов нефти, то там они действительно могут быть большими. Вполне возможно, что это крупное или гигантское месторождение, поскольку оно приурочено к достаточно крупной структурной «ловушке», так что перспективы и впрямь очень большие», – считает Александр Лобусев.

Скорее всего, скважина «Роснефти» действительно вошла в слои, которые могут быть перспективными, оценил полученные данные заслуженный профессор, завкафедрой динамической геологии геологического факультета МГУ Николай Короновский.

«Я сейчас занимаюсь по работе этими местами – делаю карту этой местности. Туда, в море Лаптевых, подходит так называемый хребет Гаккеля, который рассекает Северный Ледовитый океан, и там есть так называемые рихтовые зоны, то есть глубокие прогибы, ограниченные разломами. Геологически они молодые – этим отложениям 60–70 миллионов лет. В них и находятся залежи нефти и газа. И в самом Хатангском прогибе на суше они тоже есть, это известно. Открытие, безусловно, расширяет российские перспективы», – высказал свое мнение профессор.

По его словам, полученный керн – лишь первая ласточка, которая может обрисовать открывающиеся перспективы. Открытое «Роснефтью» месторождение, скорее всего, будет не единственным – за ним последуют другие.

В Минприроды РФ не исключают, что открытое «Роснефтью» месторождение станет крупнейшим в Восточной Арктике. Глава министерства Сергей Донской отметил на своей странице в социальной сети: «Уже можно говорить о существенном притоке нефти, а значит, об уникальном открытии, вполне возможно, крупнейшего месторождения на шельфе».

Николай Короновский отмечает, что «это месторождение может оказаться крупнейшим на шельфе, как и говорил глава Минприроды Сергей Донской. Там может обнаружиться и не одно месторождение. Тем более, если пробурили одну скважину, от нее можно делать горизонтальные ответвления и разрабатывать гораздо большую площадь, чем с одной вертикальной скважиной», – уточнил завкафедрой геологического факультета МГУ.

По мнению Рустама Танкаева, на открытом «Роснефтью» месторождении будет преобладать нефть – это обусловлено геологическим строением участка.

«Когда остров Таймыр отплыл от материка, в разрыве в триасовое время образовалась трещина с повышенной вулканической активностью. В результате там возникли зоны трапового магматизма, более старые породы были перекрыты лавовыми полями. В таких условиях залежи газа, конечно, сохраниться не могли. Вот почему на открытом месторождении будет преобладать нефть», – пояснил эксперт.

«Гигантские прибыли и перспективы»

В ходе недавней прямой линии президент РФ Владимир Путин подчеркнул: «Сила и мощь России будут прирастать Арктикой». По мнению экспертов, именно освоение Хатангского залива может дать первый толчок к получению колоссального синергетического и мультипликативного эффекта при освоении Крайнего Севера.

Рустам Танкаев подчеркивает – в России и в мире в настоящий момент нет готовых технологий освоения ресурсов Арктики. В такой ситуации Хатангский залив с его относительно небольшой глубиной (32 метра) служит «технологическим лягушатником» для освоения арктического шельфа, а полученные в ходе работ технологии и оборудование могут быть использованы для разработки ресурсов Сибири и Дальнего Востока.

Эксперт отметил: нефть с «Центрально-Ольгинской-1», содержащая легкие маслянистые фракции, в первую очередь пригодна для неглубокой переработки с последующим производством бункерного топлива для судов, которые идут по Северному морскому пути (СМП).

«Это направление очень перспективно – в настоящий момент объем операций на СМП составляет порядка 4,5 млн тонн в год, и в ближайшие десять лет ожидается увеличение объема операций до 70–80 млн тонн в год. Это будет сопровождаться активным движением судов, и обслуживание этих судов (ремонт и бункеровка) будет приносить существенные деньги. Для этих целей на побережье или острове Бегич можно поставить перерабатывающую установку, построить порт, который будет обеспечивать обслуживание судов», – считает гендиректор «ИнфоТЭК-терминал».

Развитие Северного морского пути, в свою очередь, может привести к рентабельности разработки других, не углеводородных проектов – к примеру, недавно рассекреченной Полигайской котловины, сосредоточившей 50 % мировых запасов технологических алмазов, или Вилюйского плато в Красноярском крае, где находятся месторождения никелевых, медных, железных руд.

«На тему освоения богатств Крайнего Севера и Дальнего Востока можно говорить бесконечно долго. Но сейчас важно подчеркнуть значение того первого шага, который делает «Роснефть». Оно определяется не только поисками углеводородного сырья и месторождений. Оно определяется именно хозяйственным освоением Арктического региона, который в перспективе (не такой уж и далекой) может принести России совершенно гигантские прибыли», – резюмировал Рустам Танкаев.

krasnojarsk.online

Запасы нефти в районе Хатангского залива вызывают сомнения | Новостной портал

После отказа «Лукойла» от бурения на Таймыре оптимистичные прогнозы «Роснефти» кажутся экспертам странными.

В то время как нефтедобывающие компании активно борются за ресурсы и стремятся освоить новые месторождения, ситуация, сложившаяся вокруг запасов «черного золота» в районе Хатангского залива, активно обсуждается в экспертном сообществе. В свете последних событий сегодня далеко не все уверены в том, что открытие новой «нефтегазовой провинции» будет действительно столь масштабным.

Арктика является привлекательным регионом в самых разных отношениях — от геополитического до военного и ресурсного. И поскольку многими учеными неоднократно высказывались предположения о том, что запасы арктической нефти очень велики, нефтегазовые компании стали стремиться лицензировать перспективные участки, чтобы первыми пробиться к новым запасам «черного золота». Однако сегодня начинают возникать вопросы, не слишком ли много эмоций и PR-технологий вокруг разработки новых месторождений вопреки научным фактам и детальным измерениям.

Обладающая с 2015 года целым рядом участков в Арктике «Роснефть» в июне прошлого года отчиталась об обнаружении «первого месторождения углеводородов на шельфе Восточной Арктики». Уже в октябре 2017 года компания заявила о первом успешном бурении на Хатангском участке в акватории моря Лаптевых. Пробурив горизонтальную скважину со стороны суши, компания открыла Центрально-Ольгинское месторождение, оценив извлекаемые запасы нефти по категориям С1 и С2 более чем в 80 млн тонн. Эти активы были оперативно поставлены на баланс, а нефтяной гигант продолжил освоение лицензионных участков в акватории Хатангского залива.

Вторым участником гонки геологоразведки месторождений на Таймыре в районе Хатангского залива стала компания «ЛУКОЙЛ», которая в декабре 2015 года получила лицензию на сухопутную часть Восточно-Таймырского участка, прилегающего к морскому участку, где ведет свою деятельность «Роснефть». Интересно, что «ЛУКОЙЛ» первой начала проявлять интерес к Хатанге еще в 2013 году, когда президент компании Вагит Алекперов начал обсуждение геологоразведочных работ с Владимиром Путиным, но столь оптимистичных оценок ресурсов этого района компания не давала.

Не все так радужно

Более того, 19 июня 2018 года в истории с Хатангским заливом появился интересный поворот, когда один из участников нефтяной гонки сообщил о прекращении геологоразведки. Как сообщает «Интерфакс», «ЛУКОЙЛ» вывозит с участка буровую в связи с бесперспективностью месторождения. Пробурив в 2017 году вертикальную, сложную шестиколонную скважину глубиной 5,5 тысячи метров, а также проведя многочисленные сейсмические исследования, компания так и не нашла в этом районе достаточных запасов нефти, чтобы оправдать дальнейшее бурение.

Интересно, что сами представители «Роснефти» неоднократно утверждали, что сухопутный и морской участок Хатангского залива относятся к одним и тем же залеганиям углеводородов, в связи с чем госкомпания пыталась оспорить выдачу «ЛУКОЙЛу» лицензии на бурение на суше в арбитражном суде. К этому же мнению склоняются и эксперты. Например, Константин Симонов, генеральный директор ФНЭБ, считает сложившуюся ситуацию как минимум странной: «Изначально оба участка рассматривались как часть одной геологической структуры, и тот факт, что одна сторона заявляет о гигантских открытиях, а другая уверяет нас в том, что там ничего нет, вызывает много вопросов. В геологии чаще встречаются ситуации, когда две компании или даже страны имеют доступ к частям одного ресурса и дважды записывают на баланс одни и те же активы. Например, Иран называет газовое месторождение Южный Парс, а Катар — Северный Купол, и каждый считает находящийся там газ своим. Но сложившаяся на Таймыре ситуация исключительно странная и требует серьезного разбирательства, как с оценками „Роснефти“, так и их подтверждением в Роснедрах и Минприроды. Тем более что прецеденты необоснованных оценок со стороны „Роснефти“ уже были зафиксированы при разведке месторождения „Победа“ в Карском море».

Аналогичного мнения придерживается и специалист по нефтегазовому рынку Михаил Крутихин: «Когда нефтяная компания, потратив значительные средства на разведку, говорит о том, что нефти нет, — этому можно верить на 100%, так как в интересах компании отчитаться о запасах и поставить их на баланс. Но когда компания сообщает о том, что в том же районе она нашла огромные нефтяные запасы, нужно задаться вопросом, можно ли ей верить. „Роснефть“ уже не раз отличалась тем, что выдавала преувеличенные данные о запасах. Например, на месторождении „Победа“ в Карском море была пробурена лишь одна скважина, которую даже не испытали надлежащим образом. Основанием для оценки стали извлеченные из скважины керны, которые отличались наличием выпотов (капель) нефти. Сегодня „Роснефть“ сообщает об открытии провинции без конкретных результатов испытаний скважин, но я этому не верю, пока не будет реальных доказательств и измерений».

Так есть ли нефть на Таймыре?

Визит Игоря Сечина к Владимиру Путину с уникальным арктическим керном, который состоялся в прошлом году, создал ощущение, что наши нефтяные гиганты уже приступили к освоению нефтяных богатств Арктики. Но сворачивание разведки «ЛУКОЙЛом», который так активно боролся за сохранение своих лицензионных участков, заставляет задуматься, сколько в новостях о таймырской нефти было фактов и реальных прогнозов, а сколько — преждевременных заявлений и реализованных PR-технологий.

Если вспомнить историю, нефть в Арктике уже находили в начале XIX века, причем именно на Хатангском участке. Но в то время разведать нефть из-за отсутствия соответствующей техники было невозможно. И смогут ли нефтяники получить отдачу от месторождений в Хатангском заливе, неясно и сегодня.

Дарья Истомина

Источник: rosbalt.ru

klassikdog.ru

Запасы нефти в районе Хатангского залива вызывают сомнения

После отказа «Лукойла» от бурения на Таймыре оптимистичные прогнозы «Роснефти» кажутся экспертам странными.

В то время как нефтедобывающие компании активно борются за ресурсы и стремятся освоить новые месторождения, ситуация, сложившаяся вокруг запасов «черного золота» в районе Хатангского залива, активно обсуждается в экспертном сообществе. В свете последних событий сегодня далеко не все уверены в том, что открытие новой «нефтегазовой провинции» будет действительно столь масштабным.

Арктика является привлекательным регионом в самых разных отношениях — от геополитического до военного и ресурсного. И поскольку многими учеными неоднократно высказывались предположения о том, что запасы арктической нефти очень велики, нефтегазовые компании стали стремиться лицензировать перспективные участки, чтобы первыми пробиться к новым запасам «черного золота». Однако сегодня начинают возникать вопросы, не слишком ли много эмоций и PR-технологий вокруг разработки новых месторождений вопреки научным фактам и детальным измерениям.

Обладающая с 2015 года целым рядом участков в Арктике «Роснефть» в июне прошлого года отчиталась об обнаружении «первого месторождения углеводородов на шельфе Восточной Арктики». Уже в октябре 2017 года компания заявила о первом успешном бурении на Хатангском участке в акватории моря Лаптевых. Пробурив горизонтальную скважину со стороны суши, компания открыла Центрально-Ольгинское месторождение, оценив извлекаемые запасы нефти по категориям С1 и С2 более чем в 80 млн тонн. Эти активы были оперативно поставлены на баланс, а нефтяной гигант продолжил освоение лицензионных участков в акватории Хатангского залива.

Вторым участником гонки геологоразведки месторождений на Таймыре в районе Хатангского залива стала компания «ЛУКОЙЛ», которая в декабре 2015 года получила лицензию на сухопутную часть Восточно-Таймырского участка, прилегающего к морскому участку, где ведет свою деятельность «Роснефть». Интересно, что «ЛУКОЙЛ» первой начала проявлять интерес к Хатанге еще в 2013 году, когда президент компании Вагит Алекперов начал обсуждение геологоразведочных работ с Владимиром Путиным, но столь оптимистичных оценок ресурсов этого района компания не давала.

Не все так радужно

Более того, 19 июня 2018 года в истории с Хатангским заливом появился интересный поворот, когда один из участников нефтяной гонки сообщил о прекращении геологоразведки. Как сообщает «Интерфакс», «ЛУКОЙЛ» вывозит с участка буровую в связи с бесперспективностью месторождения. Пробурив в 2017 году вертикальную, сложную шестиколонную скважину глубиной 5,5 тысячи метров, а также проведя многочисленные сейсмические исследования, компания так и не нашла в этом районе достаточных запасов нефти, чтобы оправдать дальнейшее бурение.

Интересно, что сами представители «Роснефти» неоднократно утверждали, что сухопутный и морской участок Хатангского залива относятся к одним и тем же залеганиям углеводородов, в связи с чем госкомпания пыталась оспорить выдачу «ЛУКОЙЛу» лицензии на бурение на суше в арбитражном суде. К этому же мнению склоняются и эксперты. Например, Константин Симонов, генеральный директор ФНЭБ, считает сложившуюся ситуацию как минимум странной: «Изначально оба участка рассматривались как часть одной геологической структуры, и тот факт, что одна сторона заявляет о гигантских открытиях, а другая уверяет нас в том, что там ничего нет, вызывает много вопросов. В геологии чаще встречаются ситуации, когда две компании или даже страны имеют доступ к частям одного ресурса и дважды записывают на баланс одни и те же активы. Например, Иран называет газовое месторождение Южный Парс, а Катар — Северный Купол, и каждый считает находящийся там газ своим. Но сложившаяся на Таймыре ситуация исключительно странная и требует серьезного разбирательства, как с оценками „Роснефти“, так и их подтверждением в Роснедрах и Минприроды. Тем более что прецеденты необоснованных оценок со стороны „Роснефти“ уже были зафиксированы при разведке месторождения „Победа“ в Карском море».

Аналогичного мнения придерживается и специалист по нефтегазовому рынку Михаил Крутихин: «Когда нефтяная компания, потратив значительные средства на разведку, говорит о том, что нефти нет, — этому можно верить на 100%, так как в интересах компании отчитаться о запасах и поставить их на баланс. Но когда компания сообщает о том, что в том же районе она нашла огромные нефтяные запасы, нужно задаться вопросом, можно ли ей верить. „Роснефть“ уже не раз отличалась тем, что выдавала преувеличенные данные о запасах. Например, на месторождении „Победа“ в Карском море была пробурена лишь одна скважина, которую даже не испытали надлежащим образом. Основанием для оценки стали извлеченные из скважины керны, которые отличались наличием выпотов (капель) нефти. Сегодня „Роснефть“ сообщает об открытии провинции без конкретных результатов испытаний скважин, но я этому не верю, пока не будет реальных доказательств и измерений».

Так есть ли нефть на Таймыре?

Визит Игоря Сечина к Владимиру Путину с уникальным арктическим керном, который состоялся в прошлом году, создал ощущение, что наши нефтяные гиганты уже приступили к освоению нефтяных богатств Арктики. Но сворачивание разведки «ЛУКОЙЛом», который так активно боролся за сохранение своих лицензионных участков, заставляет задуматься, сколько в новостях о таймырской нефти было фактов и реальных прогнозов, а сколько — преждевременных заявлений и реализованных PR-технологий.

Если вспомнить историю, нефть в Арктике уже находили в начале XIX века, причем именно на Хатангском участке. Но в то время разведать нефть из-за отсутствия соответствующей техники было невозможно. И смогут ли нефтяники получить отдачу от месторождений в Хатангском заливе, неясно и сегодня.

Дарья Истомина

Источник: rosbalt.ru

breget74.ru

Запасы нефти в районе Хатангского залива вызывают сомнения

© СС0

В то время как нефтедобывающие компании активно борются за ресурсы и стремятся освоить новые месторождения, ситуация, сложившаяся вокруг запасов «черного золота» в районе Хатангского залива, активно обсуждается в экспертном сообществе. В свете последних событий сегодня далеко не все уверены в том, что открытие новой «нефтегазовой провинции» будет действительно столь масштабным.

Арктика является привлекательным регионом в самых разных отношениях — от геополитического до военного и ресурсного. И поскольку многими учеными неоднократно высказывались предположения о том, что запасы арктической нефти очень велики, нефтегазовые компании стали стремиться лицензировать перспективные участки, чтобы первыми пробиться к новым запасам «черного золота». Однако сегодня начинают возникать вопросы, не слишком ли много эмоций и PR-технологий вокруг разработки новых месторождений вопреки научным фактам и детальным измерениям.

Обладающая с 2015 года целым рядом участков в Арктике «Роснефть» в июне прошлого года отчиталась об обнаружении «первого месторождения углеводородов на шельфе Восточной Арктики». Уже в октябре 2017 года компания заявила о первом успешном бурении на Хатангском участке в акватории моря Лаптевых. Пробурив горизонтальную скважину со стороны суши, компания открыла Центрально-Ольгинское месторождение, оценив извлекаемые запасы нефти по категориям С1 и С2 более чем в 80 млн тонн. Эти активы были оперативно поставлены на баланс, а нефтяной гигант продолжил освоение лицензионных участков в акватории Хатангского залива.

Вторым участником гонки геологоразведки месторождений на Таймыре в районе Хатангского залива стала компания «ЛУКОЙЛ», которая в декабре 2015 года получила лицензию на сухопутную часть Восточно-Таймырского участка, прилегающего к морскому участку, где ведет свою деятельность «Роснефть». Интересно, что «ЛУКОЙЛ» первой начала проявлять интерес к Хатанге еще в 2013 году, когда президент компании Вагит Алекперов начал обсуждение геологоразведочных работ с Владимиром Путиным, но столь оптимистичных оценок ресурсов этого района компания не давала.

Не все так радужно

Более того, 19 июня 2018 года в истории с Хатангским заливом появился интересный поворот, когда один из участников нефтяной гонки сообщил о прекращении геологоразведки. Как сообщает «Интерфакс», «ЛУКОЙЛ» вывозит с участка буровую в связи с бесперспективностью месторождения. Пробурив в 2017 году вертикальную, сложную шестиколонную скважину глубиной 5,5 тысячи метров, а также проведя многочисленные сейсмические исследования, компания так и не нашла в этом районе достаточных запасов нефти, чтобы оправдать дальнейшее бурение.

Интересно, что сами представители «Роснефти» неоднократно утверждали, что сухопутный и морской участок Хатангского залива относятся к одним и тем же залеганиям углеводородов, в связи с чем госкомпания пыталась оспорить выдачу «ЛУКОЙЛу» лицензии на бурение на суше в арбитражном суде. К этому же мнению склоняются и эксперты. Например, Константин Симонов, генеральный директор ФНЭБ, считает сложившуюся ситуацию как минимум странной: «Изначально оба участка рассматривались как часть одной геологической структуры, и тот факт, что одна сторона заявляет о гигантских открытиях, а другая уверяет нас в том, что там ничего нет, вызывает много вопросов. В геологии чаще встречаются ситуации, когда две компании или даже страны имеют доступ к частям одного ресурса и дважды записывают на баланс одни и те же активы. Например, Иран называет газовое месторождение Южный Парс, а Катар — Северный Купол, и каждый считает находящийся там газ своим. Но сложившаяся на Таймыре ситуация исключительно странная и требует серьезного разбирательства, как с оценками „Роснефти“, так и их подтверждением в Роснедрах и Минприроды. Тем более что прецеденты необоснованных оценок со стороны „Роснефти“ уже были зафиксированы при разведке месторождения „Победа“ в Карском море».

Аналогичного мнения придерживается и специалист по нефтегазовому рынку Михаил Крутихин: «Когда нефтяная компания, потратив значительные средства на разведку, говорит о том, что нефти нет, — этому можно верить на 100%, так как в интересах компании отчитаться о запасах и поставить их на баланс. Но когда компания сообщает о том, что в том же районе она нашла огромные нефтяные запасы, нужно задаться вопросом, можно ли ей верить. „Роснефть“ уже не раз отличалась тем, что выдавала преувеличенные данные о запасах. Например, на месторождении „Победа“ в Карском море была пробурена лишь одна скважина, которую даже не испытали надлежащим образом. Основанием для оценки стали извлеченные из скважины керны, которые отличались наличием выпотов (капель) нефти. Сегодня „Роснефть“ сообщает об открытии провинции без конкретных результатов испытаний скважин, но я этому не верю, пока не будет реальных доказательств и измерений».

Так есть ли нефть на Таймыре?

Визит Игоря Сечина к Владимиру Путину с уникальным арктическим керном, который состоялся в прошлом году, создал ощущение, что наши нефтяные гиганты уже приступили к освоению нефтяных богатств Арктики. Но сворачивание разведки «ЛУКОЙЛом», который так активно боролся за сохранение своих лицензионных участков, заставляет задуматься, сколько в новостях о таймырской нефти было фактов и реальных прогнозов, а сколько — преждевременных заявлений и реализованных PR-технологий.

Если вспомнить историю, нефть в Арктике уже находили в начале XIX века, причем именно на Хатангском участке. Но в то время разведать нефть из-за отсутствия соответствующей техники было невозможно. И смогут ли нефтяники получить отдачу от месторождений в Хатангском заливе, неясно и сегодня.

Дарья Истомина

bankspb.info