Научная работа: Развитие нефтяной промышленности в СССР. Нефть в ссср история


Значение нефти в СССР и последствия ее появления

Сегодня отечественную экономику невозможно представить без нефти. А ведь основы нефтяного могущества нашей экономики заложены не так давно каких-нибудь 50-60 лет тому назад. И сделали это в Советском Союзе…

Значение нефти в России осознали достаточно поздно. И отношение к этой субстанции было похоже на заключение российского академика Иоганна Аммана:

«Худо пахнет, густа, черна и очень нечиста… никуда больше не годится, как только из нее делать коломазь, факелы и смоленные веревки, а также еще и фитили».

Мы разбудим спящие недра!

Бакинские нефтепромыслыБакинские нефтепромыслы

Долгие годы нефть для Российской империи добывали на юге основным поставщиком были бакинские нефтепромыслы. В 1901 году в Баку добывали 11,4 миллиона тонн нефти, что составляло 90% общероссийской и 50% мировой добычи нефти. В этом регионе нефть практически залегала на поверхности, и добывать ее было несложно: образно говоря, можно было черпать ведром. Сфера применения довольно узкая: автомобилей было мало, заводы работали на угле, химической промышленности не существовало. Зато в США уже в начале XX века в Калифорнии случился нефтяной бум, сравнимый разве что с «золотой лихорадкой».

Академик Иван ГубкинАкадемик Иван Губкин

И так уж вышло, что незадолго до Октябрьской революции в США приехал русский ученый Иван Губкин. Это был человек фантастической целеустремленности и веры в свое предназначение. Он «заразился» страстью к геологии довольно поздно и тольков 32 года стал студентом Горного института. Иван Михайлович получил диплом в тридцать девять лет. Однако он многое успел. Так, приехав в США, Губкин обнаружил, что геологическое строение земли в нефтеносных штатах Техас и Луизиана очень похоже на строение земель Восточно-Уральского региона. А раз так, то, скорее всего, на Урале и в Поволжье должна быть нефть.

Из Америки будущий академик приехал окрыленным. Теперь следовало убедить в этом новую власть.

Но советской власти выбирать было не из чего: бакинские и грозненские нефтепромыслы были далеко. Там хозяйничали турки и англичане.

Поэтому планы Ивана Губкина встретили полное понимание. С 1918 года он занимал высшие посты в нефтяной отрасли и активно продвигал идею о поиске «Второго Баку». По его мнению, эта территория должна находиться в Восточном Зауралье или Поволжье.Невзирая на отсутствие необходимой техники, буровые скважины усеяли всю восточную территорию: нефть искали в Перми, на берегах Волги, продвигаясь все дальше на восток. Геологи и нефтяники жили под лозунгом «Мы разбудим спящие недра».

Губкин оказался подлинным провидцем. В начале 1930-х годов в Татарии и Башкирии были найдены большие залежи нефти. Но академик считал, что нефть есть и в Западно-Сибирской низменности. Хотя до войны у советских геологов до этих пластов «руки не дошли».

Сибирское золото

Сегодня уже никто не сомневается в ценности и необходимости нефти. А вот большевики (за исключением самых прозорливых) долгое время считали нефть «классово чуждым веществом». Сразу после революции был запущен проект ГОЭЛРО, благодаря которому страна стала быстро электрифицироваться. На полном серьезе Глеб Кржижановский писал, что электричество:

«способствует концентрации и обобществлению, а двигатели внутреннего сгорания, наоборот, являются носителями центробежных, децентрализующих тенденций».

И поэтому долгое время ценность полезных ископаемых определялась по такой градации: на первом месте сланец, потом подмосковный уголь, торф, донецкий и уральский уголь, дрова и на самом последнем месте нефть. Положение изменилось только с массовым распространением трубопроводов. Но и здесь были свои сложности в нашей стране не умели делать трубы необходимого диаметра. Их приходилось закупать за рубежом за валюту. Поэтому долгое время нефть считалась товаром на экспорт затраты на ее добычу, транспортировку и переработку были слишком высоки, чтобы использовать для собственных нужд.

И только когда в Поволжье и на Урале были найдены крупные месторождения, отношение к нефти стало меняться. Ведь теперь ее было не только много, а очень много. Игра стоила свеч: ведь даже сегодня после 70 лет эксплуатации Куйбышевское Поволжье дает нефти больше, чем Азербайджан.

Но превращение СССР в нефтяное эльдорадо стало возможным только с открытием сибирских месторождений. И первым из них стало Березовское. До того как сделать открытие, в тюменском регионе было пробурено более 50 скважин. Нефти нигде не было. Открытие Березовского, можно сказать, было «случайным». Баржа, которая везла буровое оборудование, не смогла пройти по реке дальше, и поэтому оборудование выгрузили в Березово. Место бурения скважины выбрали на глазок бурильщики уже ни во что не верили, экспедиция подходила к концу, в результате которой этот регион можно было записать в непригодный для дальнейших работ. И вдруг случайно пробуренная скважина дала первый большой фонтан природного газа. Журналист Альфред Гольд это событие наблюдал и писал так о нем:

«Люди выскакивали из вечерних домов, опасливо озираясь и вслушиваясь в бушующее пространство. Рев наплывал с той окраины села, где вот уже год денно и нощно тарабанили дизели станка, пробуривающего глубокую (двухкилометровую) дырку в мирных березовских недрах. Теперь над местом, где обычно в вечернюю пору мерцали огоньки буровой, взвивался в небо светящийся рокочущий смерч».

После этого месторождения Западной Сибири стали открывать одно за другим: Шаимское, Мегионское, Тазовское. Крупных месторождений было более десятка. В том числе супергигант Самотлор шестое по величине нефтяное месторождение в мире.

Покорение СамотлораПокорение Самотлора.

Казалось, что еще чуть и СССР на всех парах войдет в эру если не коммунизма, то окончательного благоденствия. Но этого не случилось спустя два десятилетия после открытий, сделавших страну по-настоящему богатой, СССР окончательно распался.

И нефтяные открытия, как это ни парадоксально, стали одной из главных причин катастрофы.

Не было бы счастья

Развала Советского Союза в 1960-1970-х годах не ожидал никто. Это сегодня аналитики всех мастей утверждают, что СССР был обречен изначально. Задним умом все крепки, но еще в 1972 году американские исследователи Рокс и Рангон, пораженные «западно-сибирской эпопеей», описывали перспективы СССР таким образом: через 20 лет Советский Союз останется сверхмощной военным государством и будет иметь самый высокий уровень жизни. Они предсказывали отсутствие каких-либо отрицательных тенденций в развитии СССР по крайней мере до 2000 года.

Увы, все пошло не так. В середине 1960-х годов в СССР началась так называемая косыгинская реформа. Она предполагала обновление всей экономики и готовила страну к вступлению в постиндустриальную эпоху. Реформа приносила неплохие результаты. Но в начале 1970-х в страну хлынули нефтедоллары. Благодаря им можно было заткнуть любую дыру: купить продовольствие, модные товары, зерно, текстиль, станки. Спрашивается, зачем что-то делать, когда можно все это приобрести за рубежом? Причем качество этого будет лучше? Так что вся реформа была свернута. СССР своими нефтедолларами способствовал реформам в Финляндии, Франции, Германии. В стране быстрыми темпами нарастал дефицит, который покрывали с помощью денег, вырученных с продажи нефти. Рассекреченные рабочие записи заседаний Политбюро ЦК КПСС имеют интересные свидетельства того, как высшее руководство решало проблемы с помощью «нефтяных» денег. Например, в мае 1984 года Тихонов Николай на заседании Политбюро председатель Совета Министров СССР установил:

«Главным образом нефть, которую мы продаем в капиталистические страны, идет на оплату продовольственных и некоторых других товаров. В связи с этим, видимо, целесообразно при разработке нового пятилетнего плана предусмотреть резерв для возможной дополнительной поставки нефти в количестве 5-6 миллионов тонн за пятилетие».

Да что там говорить, если бывшая хлебная держава в 1985 году закупала за рубежом 44,2 миллиона тонн зерна! К 1985 году объем нефтяного экспорта достиг 80,7 миллиона тонн. И все это на фоне быстро растущих нефтяных цен.

Эта «нефтеориентированность» сыграла со страной злую шутку. Отстав от передовых держав по всем параметрам, СССР медленно агонизировал, требуя все новых и новых инъекций. И когда грянул очередной нефтяной кризис и цена на нефть покатилась вниз, страна рухнула в пропасть. Отстав от передовых держав по всем параметрам, СССР медленно агонизировал, требуя все новых и новых инъекции.

Увы, открытия нефтяных залежей не пошли нам на пользу. А ведь все так хорошо начиналось…

Дмитирий Куприянов

xtorik.ru

История "нефтяной иглы" в Советском Союзе

Полезные ископаемые в СССР не всегда употребляли с пользой. 

Несбывшиеся надежды

В середине 1960-х годов Советский Союз приступил к реализации беспрецедентного углеводородного мегапроекта - освоению уникальных нефтяных и газовых месторождений Западной Сибири. Немногие тогда верили, что подобное начинание окажется успешным. Природные богатства Сибири были запечатаны в непроходимых болотах глухой тайги и суровой тундры. На сотни километров - никакой инфраструктуры. Беспощадный климат - экстремальные температуры, ветра. Естественно, возникал вопрос: удастся ли покорить сибирские кладовые? Поначалу преобладал скепсис.

Реальность, однако, превзошла самые смелые ожидания. В кратчайшие сроки с нуля в тяжелейших условиях героическими усилиями (а по-другому и не скажешь) геологов, строителей, транспортников, нефтяников и газовиков была создана новая энергетическая база страны. К середине 1980-х здесь добывалось более 60% общесоюзной нефти и более 56% газа. Благодаря Западно-Сибирскому проекту страна вышла в мировые энергетические лидеры. В 1975 году СССР добыл почти 500 млн тонн "черного золота" и обогнал многолетнего чемпиона по нефтедобыче - США.

Для тех, кто стоял у истоков освоения Западной Сибири, - прорыв к богатейшим месторождениям нефти и газа означал надежды на светлое будущее. Люди верили: их труд принесет стране процветание и достаток. Не скупились на радужные прогнозы и американские аналитики. В 1972 году, например, исследователи Л. Рокс и Р. Рангон под влиянием "западно-сибирской эпопеи" так рисовали перспективы СССР: через два десятилетия Советский Союз, оставаясь сверхмощной военной державой, будет иметь самый высокий уровень жизни. Они предсказывали отсутствие каких-либо отрицательных тенденций в развитии СССР по меньшей мере до 2000 года1. Как известно, история пошла совсем по другому пути.

Через два десятилетия Советский Союз удивил мир не высочайшим уровнем жизни, а системной катастрофой, хотя исторический опыт свидетельствовал, что открытие мощных энергетических ресурсов способствовало качественному обновлению индустриально развитых стран. Так, например, английская промышленная революция стала возможной благодаря доступу к йоркширскому и уэльскому углю. Стремительное развитие экономики США, поголовная автомобилизация опирались на бурные успехи американской нефтяной промышленности в первой трети XX столетия. Мощным толчком для развития обедневшей после Второй мировой Франции стало открытие уникального серогазоконденсатного месторождения Лакк. Да и в самом Советском Союзе помнили, как "черное золото" Урало-Поволжья помогло стране залечить страшные раны Великой Отечественной...

Что же произошло в СССР? Почему государство, которое ежегодно добывало нефти больше, чем какая-либо другая страна (20% мировой добычи), оказалось на пороге исторического краха? Как случилось, что из "живительного лекарства" нефть превратилась в сильно действующий наркотик? Почему нефть не уберегла страну от страшных потрясений? Да и могла ли она это сделать?

На строительстве магистрального нефтепровода На строительстве магистрального нефтепровода 

Энергетический кризис 1973 года

Об энергетическом кризисе на Западе говорили с начала 1970-х. На фоне быстро растущего энергопотребления периодически возникали проблемы с увеличением поставок нефти. Предложение не поспевало за спросом, а масла в огонь подливали страны-экспортеры, объединившиеся в 1960 году в ОПЕК и "играющие" на повышение нефтяных цен.

В 1967 году они впервые применили такой инструмент давления, как эмбарго. В ходе Шестидневной арабо-израильской войны Саудовская Аравия, Кувейт, Ирак, Ливия, Алжир запретили отправку нефти в страны, дружественные Израилю - США, Великобританию и частично в ФРГ. Однако выборочное эмбарго не могло иметь успеха: запрет легко преодолевался через третьи государства.

В октябре 1973 года началась четвертая арабо-израильская война, известная как война Судного дня. Чтобы поддержать Египет и Сирию, члены ОПЕК вновь применили нефтяное эмбарго, только на этот раз более продуманное. Помимо полного запрета экспорта в США, Нидерланды, Португалию, Южную Африку и Родезию было предусмотрено главное - растущее ограничение добычи нефти - первоначальное сокращение и дополнительное на 5% каждый месяц. Реакция мирового рынка стала незамедлительной - более чем трехкратное увеличение цен на нефть и нефтепродукты. В странах - импортерах "черного золота" началась паника.

Энергетический кризис имел далеко идущие последствия. По прошествии многих лет о нем говорят, как о начале структурной перестройки послевоенной экономики западных стран, мощном толчке к новому этапу научно-технической революции, важной, основополагающей предпосылке перехода от индустриального общества к постиндустриальному обществу в развитых странах. С высоты XXI века с этим нельзя не согласиться. Но тогда все казалось иным - падение промышленного производства, сокращение внешнеторгового оборота, депрессивное состояние экономики и рост цен.

Страны - импортеры нефти пытались найти новых надежных партнеров, но вариантов было не так уж много. В 1973 году в состав ОПЕК входили Иран, Ирак, Кувейт, Саудовская Аравия, ОАЭ, Венесуэла, Катар, Индонезия, Ливия, Алжир, Нигерия, Эквадор. Кто же мог вмешаться в опековские планы? Взоры покупателей (прежде всего европейских) устремились в сторону Советского Союза, который в 1970е годы стремительно наращивал добычу нефти в Сибири. Однако ситуация была далеко не однозначной. В противостоянии Израиля и арабских государств СССР традиционно поддерживал последних. Возникал вопрос: не захочет ли Советский Союз разыграть нефтяную карту в идеологическом ключе - присоединиться к ОПЕК и шантажировать западный мир высокими ценами на углеводороды? Начались сложные переговоры.

Руководство страны оценило те уникальные возможности, которые открывал энергетический кризис. Советский Союз, несмотря на идеологическую риторику, направленную против "израильской военщины", занял принципиальную позицию: мы не собираемся участвовать в нефтяном запугивании западных стран (ведь пострадают-то трудящиеся), а наоборот - готовы всячески помочь в преодолении энергетического кризиса и стать надежным поставщиком энергоресурсов, в частности нефти2. Европа вздохнула с облегчением. Началась масштабная экспансия советской нефти на западный рынок.

Первая нефть Самотлорского нефтяного месторождения. 1965 год. / ТАСС Первая нефть Самотлорского нефтяного месторождения. 1965 год. 

Немного истории

В истории нефтяного экспорта СССР были разные времена. Сразу после завершения Гражданской войны страна изо всех сил наращивала вывоз нефти. К концу 1920-х экспорт сырой нефти составлял 525,9 тыс. т, а нефтепродуктов - 5 млн 592 тыс. т, что в разы превосходило уровень экспорта 1913 года. Советская держава, отчаянно нуждавшаяся в валюте, активно использовала нефть как значимый источник поступления средств для обновления и развития экономики.

В 1930е СССР почти отказался от нефтяного экспорта. В стране шла форсированная индустриализация, неотъемлемой частью которой стала всесторонняя моторизация народного хозяйства, немыслимая без значительных объемов нефтепродуктов. Коренные изменения коснулись армии - развивалась авиация, танковые соединения, для чего также требовались горюче-смазочные материалы. За несколько лет страна переориентировала нефтяной потенциал на внутренние нужды. В 1939 году поставки на экспорт составили всего лишь 244 тыс. т нефти и 474 тыс. т нефтепродуктов.

После завершения Второй мировой войны Советский Союз, несмотря на собственные ограниченные возможности (в 1945 году добыча нефти составляла 19,4 млн т нефти, или 60% довоенного уровня), взял на себя обязательства по снабжению нефтью стран Восточной Европы, вошедших в соцлагерь и лишенных собственных источников "черного золота". Поначалу это были довольно малые объемы, но по мере освоения в 1950е годы Волго-Уральской нефтегазоносной провинции - "Второго Баку" и бурного роста советской нефтяной промышленности (в 1955 году нефтедобыча составляла 70,8 млн т, а через 10 лет уже 241,7 млн т), цифры нефтяного экспорта начали расти. К середине 1960-х страна экспортировала 43,4 млн т нефти и 21 млн т нефтепродуктов. При этом главным потребителем оставался соцлагерь. Так, в рамках "взаимовыгодного сотрудничества и братской помощи" в 1959-1964 годах был построен нефтепровод с символическим названием "Дружба", по которому нефть Урало-Поволжья транспортировалась в Венгрию, Чехословакию, Польшу и ГДР. Тогда это был самый протяженный нефтепровод мира - 4665 км, а проектная мощность - 8,3 млн т.

Кстати, именно в конце 1950-х произошла принципиальная перестройка структуры советского нефтяного экспорта. Если до 1960 года преобладали поставки нефтепродуктов, то после - уже сырой нефти. Подобная трансформация связана, с одной стороны, с нехваткой собственных перерабатывающих мощностей (хотя в первое послевоенное двадцатилетие было построено 16 крупных НПЗ, но добыча нефти росла опережающими темпами), с другой стороны - изменениями в мировой торговле "черным золотом". На заре становления нефтяной промышленности нефть не являлась предметом международной торговли. Сделки по сырой нефти считались скорее экзотикой. Торговали продуктами ее переработки, сначала осветительным керосином и смазочными маслами, затем - моторным топливом. После Второй мировой положение изменилось. Страны-импортеры оценили прибыли и переориентировались на импорт сырой нефти.

Иркутская область. Вот она - нефть Верхне-Чонской площади! 1987 год. / ТАСС Иркутская область. Вот она - нефть Верхне-Чонской площади! 1987 год.

Нефтедоллары

После энергетического кризиса 1973 года СССР быстро наращивал объемы нефтяного экспорта в западные страны, которые, в отличие от союзников по соцлагерю, расплачивались свободно конвертируемой валютой. С 1970 по 1980 год этот показатель вырос в 1,5 раза - с 44 до 63,6 млн т. Еще через пять лет он достиг 80,7 млн т.3 И все это на фоне стремительно растущих цен на нефть.

Объемы валютных поступлений СССР от нефтяного экспорта поразительны. Если в 1970 году выручка СССР составляла 1,05 млрд долларов, то в 1975 году - уже 3,72 млрд долларов, а к 1980 году возросла до 15,74 млрд долларов. Почти в 15 раз! Это был новый фактор развития страны4.

Казалось бы, освоение Западной Сибири и мировая конъюнктура цен обеспечили благоприятные условия для внутреннего развития экономики (за счет высокой энергообеспеченности), так и для ее модернизации за счет доходов от экспорта. Но все пошло не так. Почему?

Роковое совпадение

В 1965 году в стране было объявлено о начале так называемой косыгинской реформы. Официальная формулировка - "совершенствование планирования и усиление экономического стимулирования". По сути, попытка ввести отдельные рыночные регуляторы в начавшую буксовать планово-распорядительную среду, или, как тогда говорили, выдвинуть вперед экономические методы управления в противовес административному подходу. Во главу угла было поставлено предприятие. Разумеется, все должно было происходить в рамках социализма. Тем не менее у реформы имелись и влиятельные противники, считавшие новые веяния идеологически сомнительными и опасными. На Л.И. Брежнева оказывалось давление, но Генеральный секретарь понимал, ничего не менять нельзя. Реформа шла и приносила первые результаты. Однако в начале 1970-х в связи с внутренними противоречиями назрел вопрос, продолжать ли реформы (прежде всего отпуск оптовых цен и замену Госснаба рыночным механизмом оптовой торговли). И вот тут "некстати" в страну хлынули нефтедоллары.

Под влиянием новых финансовых источников у советского политического руководства сложилось стойкое представление о том, что теперь острейшие экономические и социальные проблемы можно решать не за счет повышения эффективности хозяйственной системы, а за счет растущих доходов от экспорта нефти и газа. Наметившийся путь обновления системы был отброшен. Выбор казался очевидным. Зачем мучительные и сомнительные с идеологической точки зрения преобразования, когда в наличии такие финансовые поступления? Плохо работает промышленность, не хватает товаров для населения? Не беда! Купим их за валюту! Все хуже дела в сельском хозяйстве, колхозы и совхозы не справляются? Тоже не страшно! Привезем продовольствие из-за границы! Внешнеторговый баланс тех лет ужасает. Уродливая программа - "нефть в обмен на продовольствие и товары ширпотреба"!

Транспортировка нефти. / РИА Новости Транспортировка нефти. 

"С хлебушком плохо - дай 3 млн тонн сверх плана"

Во второй половине 1970-х - начале 1980-х годов в представлении высшего руководства страны существовала четкая взаимосвязь нефтедолларов и обеспечения населения продовольствием и товарами народного потребления. Председатель Совета министров СССР А.Н. Косыгин, имевший непосредственные контакты с начальником Главтюменнефтегаза В.И. Муравленко, лично обращался к нему примерно с такими просьбами: "С хлебушком плохо - дай 3 млн тонн сверх плана"5. И нехватку хлеба решали, добывая 3 млн т нефти сверх и так крайне напряженного плана.

Недавно рассекреченные рабочие записи заседаний Политбюро ЦК КПСС содержат интересные свидетельства того, как высшее руководство при обсуждении экспорта углеводородов напрямую увязывало его с продовольственным импортом и закупками товаров народного потребления. Так, например, в мае 1984 года на заседании Политбюро председатель Совета министров СССР Н.А. Тихонов констатировал: "Главным образом нефть, которую мы продаем в капиталистические страны, идет на оплату продовольственных и некоторых других товаров. В связи с этим, видимо, целесообразно при разработке нового пятилетнего плана предусмотреть резерв для возможной дополнительной поставки нефти в количестве 5-6 млн. тонн за пятилетие"6.

Советское руководство не желало слушать предупреждения о том, что подменять работу экономики импортом крайне опасно. Народное хозяйство работало все хуже. С каждым годом становилось все труднее обеспечивать и без того очень скромный уровень жизни населения.

Самым больным, конечно, был продовольственный вопрос. Кризис сельского хозяйства стал неотъемлемым сюжетом партийных совещаний брежневской эпохи, начиная с мартовского Пленума ЦК КПСС в 1965 году. Правительство заявляло об увеличении капиталовложений в сельское хозяйство, о механизации и электрификации производства, о мелиорации и химизации. Но, несмотря на это, сельское хозяйство и пищевая промышленность не могли удовлетворить запросы населения. Чтобы накормить людей, все больше и больше продовольствия покупалось за рубежом. Если в 1970 году импортировалось 2,2 млн т зерна, то в 1975м - уже 15,9 млн т. К 1980 году закупка зерна выросла до 27,8 млн т, а еще через пять лет составила 44,2 млн т. За 15 лет - двадцатикратный рост! Медленно, но верно продовольственный дефицит приобретал угрожающие масштабы.

Особенно плохо было с мясом и мясными продуктами. В Москве, Ленинграде, столицах союзных республик и некоторых крупнейших городах еще как-то удавалось обеспечивать приемлемый уровень снабжения. А вот в других населенных пунктах... Это из тех лет загадка о продуктовой электричке: длинное, зеленое, пахнет колбасой. Несмотря на резкое наращивание мясного импорта (к началу 1980-х страна закупала почти миллион тонн!) душевое потребление мяса росло лишь до середины 1970-х, а затем практически остановилось на уровне 40 кг на человека. Колоссальные закупки фуражного зерна и прямой импорт мяса лишь компенсировали общий развал сельского хозяйства.

На нефтедоллары можно было накормить народ импортными продуктами. У прилавка с продукцией польской фирмы

На нефтедоллары можно было накормить народ импортными продуктами. У прилавка с продукцией польской фирмы Фото: РИА Новости

Не лучшая картина складывалась и с товарами народного потребления. Легкая промышленность откровенно не справлялась с установкой: больше товаров хороших и разных! Поначалу беспокоились о качестве: "Огромные резервы заложены в улучшение качества и ассортимента продукции, - отмечали на состоявшемся в 1976 году XXV съезде КПСС. - В прошлом году, например, выпуск кожаной обуви составил около 700 миллионов пар - почти три пары на человека. И если спрос на обувь еще не удовлетворяется, то дело не в количестве, а в том, что не хватает высококачественной модной обуви. Примерно так же дело обстоит со многими видами тканей, швейной и галантерейной продукции"7. В начале 1980-х речь шла уже о невыполнении планов по количеству: "Ведь это факт, - печально констатировали на XXVI съезде КПСС (1981 год), - что из года в год не выполняются планы выпуска многих товаров народного потребления, особенно тканей, трикотажа, кожаной обуви..."8 Чтобы одеть и обуть народ, нажимали на импорт. Но как и в случае с продовольствием, закупки лишь поддерживали и без того не слишком высокий уровень. Так, потребление на душу населения трикотажа остановилось на уровне 2,1 изделия, а обуви - 3,2 пары на человека.

Обиднее всего было то, что, закупая за валюту продовольствие и товары народного потребления, советское руководство практически не использовало нефтегазовые доходы для широкомасштабной технологической модернизации. Казалось бы, в условиях научно-технической революции следовало коренным образом переориентировать импорт и вложиться в современное оборудование и технологии. Но ничего такого не происходило. Роковые последствия для Советского Союза имело игнорирование мировых достижений в сфере развития вычислительной техники - именно в этой области произошли те глобальные изменения, которые впоследствии привели к формированию информационного общества.

1970-е годы для Советского Союза стали временем упущенных возможностей. В передовых странах шла структурная перестройка экономики и закладывались основы постиндустриального общества, в котором снижалась роль сырья и ресурсов, а СССР не только консервировал индустриальную модель развития, но и формировал ресурсную экономику, где последовательно росла зависимость страны от углеводородов и мировой конъюнктуры цен. Как показало последнее десятилетие существования СССР, односторонняя ориентация на углеводородный сектор, на который возлагалась задача компенсации неэффективности работы народного хозяйства, оказалась крайне уязвимой позицией, не способной вывести страну из экономической стагнации.НЕФТЯНОЙ ЭКСПОРТ СССР (млн т) ГодНефтьНефтепродукты, пересчитанныена нефтьОбщий нефтяной экспорт
1965 43,4 32,3 75,7
1970 66,8 44,6 111,4
1975 93,1 57,4 150,5
1980 119 63,5 182,5
1985 117 76,5 193,5
1989 127,3  88,3 215,6
 

источник

mypensiya.mirtesen.ru

История великой цивилизации. Большая нефть СССР.

История открытия Большой нефти во второй половине ХХ века – одна из ярких страниц истории СССР, которая в полной мере показала его возможности, появившиеся в результате бурного развития страны в 30-50-х годах.

"Недра не подведут, если не подведут люди"

Академик Иван Губкин.

Предыстория.

В начале ХХ века в России было известно лишь одно место с крупными запасами нефти – район Баку. Бакинские нефтепромыслы то время позволяли полностью удовлетворять потребности страны в жидком топливе и даже продавать его на экспорт. Так продолжалось до событий 1917 года и последовавшей за ними гражданской войны.

Однако, после гражданской войны и периода НЭПа начавшаяся стремительными темпами индустриализация потребовала значительного роста нефтедобычи. И ситуация начала меняться, поскольку к тому времени бакинские нефтепромыслы уже не могли дать значительного прироста добычи нефти. Кроме того, они находились достаточно близко от границы и в случае войны могли подвергнуться бомбардировкам с воздуха (англичане и французы в 1940 году разрабатывали планы атаки Баку) или же угрозе непосредственного захвата. Поэтому стране требовалась новая нефтяная база в глубине территории, которая могла бы стать надежным резервом, обеспечивавшим потребности в топливе независимо от состояния бакинского района. И уже вскоре были сделаны первые шаги в этом направлении.

Первопроходцем, который впервые предположил наличие нефти в районах на восток от Волги, был основатель советской нефтяной геологии академик Иван Михайлович Губкин. Еще в 1918 году он вошел в состав Главного нефтяного комитета, затем возглавлял сланцевый комитет, занимался изучением Курской магнитной аномалии. В начале 30-х годов он выпустил свою самую знаменитую фундаментальную работу «Учение о нефти», которая суммировала все имеющиеся к тому времени знания о нефтяной геологии. И именно здесь он впервые предположил присутствие нефти в Поволжье и дальше, за Уралом. Свои предположения он также озвучил в своем знаменитом докладе на Урало-Кузбасской сессии Академии наук СССР, прошедшей в 1932 году.

Академик И.М. Губкин.

Именно Губкин стал организатором первых разведывательных работ на восточном берегу Волги. И вскоре его теория получила первое подтверждение. В 1932 году в этом районе было открыто Ишимбаевское месторождение. Оно и стало первой ласточкой в движении на восток, которое продолжалось несколько десятилетий.

Первая разведывательная скважина.

Одним из сторонников разведки за Волгой был заместитель наркома нефтяной промышленности (с сентября 1940 года) Николай Константинович Байбаков, который затем стал министром нефтяной промышленности СССР. Он всячески поддерживал геологов, поскольку прекрасно понимал необходимость иметь надежный резерв перед надвигавшейся на страну большой войной.

Н.К. Байбаков.

В результате еще до начала и уже во время войны была произведена разведка в Татарии и Башкирии, которая и позволила создать столько долгожданное «Второе Баку». Полномасштабная добыча нефти началась здесь во второй половине 40-х годов. Вскоре, в начале 50-х годов оно по объему добычи оно уже превосходило Баку первое.

История сибирской нефти.

Однако, разведывательные партии продвигались дальше на восток, к самому Уралу. И вот в 1948 году был сделан качественно новый шаг. 21 апреля министр геологии СССР И. Малышев подписан приказ №108 о начале широкомасштабных поисковых работ с целью обнаружения нефти и газа в Западной Сибири. В марте того же года была основана Тюменская нефтеразведочная экспедиция.

Первая разведывательная скважина Р-1 была пробурена уж в 1948 году на территории Тюмени бригадой под руководством Б.Н. Мелик-Карамова. Превый блин оказался комом – скважина оказалась пустой. Однако первый шаг в Сибирь был сделан.

Поисковые буровые продвигались дальше на север. И вот через 4 года произошел случай, который стал доказательством правильности предположений академика Губкина. 21 сентября 1953 года на буровой, находящейся недалеко от деревни Березово произошел мощный выброс природного газа. В известной степени изыскателям повезло - к этому моменту поисковые работы в этом районе были почти завершены. Однако, жизнь показывает, что везет лишь самым настойчивым. И в данном случае настойчивость людей была вознаграждена сполна.

Теперь поисковые работы стали еще более настойчивым. 1 января 1958 г. в его составе была организована Ханты-Мансийская комплексная геологоразведочная экспедиция. Именно на ее долю выпал следующий большой успех в сентябре 1959 года. Поисковая скважина № 6 (кстати, по ошибке она была установлена примерно в двух километрах от запланированного места), пробуренная бригадой бурового мастера Семена Урусова, которая состояла всего из семи человек, вскрыла большой нефтегазоносный пласт возле села Шаим к северу от Тюмени. Это была первая большая нефть Сибири, которая была доступна для промышленной разработки.

Поселок геологоразведчиков в Тюменской области. 60-е годы.

Теперь новые открытия следовали одно за другим. В течение нескольких лет был открыт целый ряд крупных нефтяных и газовых месторождений в окрестностях города Сургут - Западно-Сургутское, Мегионское, Усть-Балыкское, Пунгинское и другие. А в 1962 году было открыто и первое месторождение природного газа в Заполярье - Тазовское месторождение (возле поселка Таз). И уже в 1964 году добыча нефти в два раза превышала запланированную - 209 тысяч тонн против 100 тысяч по плану. А самая первая партия сибирской нефти поступила на Омский завод 5 июня 1964 года в 19 часов.

Нефтяная вышка.

Все это стало причиной принятия 4 декабря 1963 года Советом Министров СССР постановления «Об организации подготовительных работ по промышленному освоению открытых нефтяных и газовых месторождений и дальнейшем развитии геолого-разведочных работ в Тюменской области». Именно эта директива и дала начало полномасштабной комплексной программы по освоению Западной Сибири и Крайнего Севера.

И в этом же году началось строительство первого магистрального трубопровода от сибирского нефтяного месторождения. Им стал нефтепровод Шаим - Тюмень, который был успешно завершен в 1965 году.

Прокладка нефтепровода Сургут-Нижневартовск.

Нефтепровод Сургут — Нижневартовск.

Этот год стал поистине эпохальным в истории Сибири. Именно тогда в Нижневартовском районе Ханты-Мансийского округа было открыто одно из крупнейших в мире нефтяных месторождений – Самотлорское (промышленная добыча здесь началась в 1969 году). В том же году поисковики открыли гигантское Заполярное газоконденсатное месторождение. А всего через год последовало открытие крупнейшего в мире Уренгойского нефтегазоконденсатного месторождения. В следующем,1967 году, были открыты Медвежье и Надымское газовые месторождения, а в 1969 году геологи дали стране новое огромное газоконденсатное месторождение - Ямбургское.

Нефтяной фонтан в Тюменской области.

Буровая вышка на озере Самотлор.

Благодаря упорному труду геологов, плановой организации разведки, комплексному развитию инфраструктуры, в котором участвовала вся страна, всего за какой-то десяток лет вывели СССР на первое место в мире по запасам газа и сделали его одной из ведущих стран по запасам нефти. Энергетическая независимость страны была обеспечена на десятки лет вперед.

Памятник покорителям Самотлора в Нижневартовске.

Уже в 1970 году на промыслах Западной Сибири был добыт 31 млн. тонн нефти, в 1975 году было получено 148 млн. тонн, а 1980 год поставил новый рекорд – 312 млн. тонн сибирской нефти.

Сама же Западная Сибирь стала развиваться невиданными темпами. Старые деревни и поселки в считанные годы превращались в большие города. На месте рабочих поселков геологов и буровиков возникали новые города. Так, в 1976 году был основан Ноябрьск, ставший городом в 1982 году. А к своему десятилетию здесь жило уже более 80 тысяч человек.

Первый рейсовый самолет приземляется в Ноябрьске.

Что же касается Сургута, основанного еще в 1594 году, к середине 80-х годов всего за два десятилетия его население увеличилось с 6 до 250 тысяч человек. И при этом была создана вся необходимая для жизни горожан инфраструктура - школы, больницы, кинотеатры и библиотеки. Развивалась и транспортная сеть. Так, начатая в 1965 году железная дорога от Тюмени в середине 70-х годов достигла Сургута и Нижневартовска.

Первый временный железнодорожный вокзал Ноябрьска.

Ноябрьск с высоты птичьего полета. Конец 70-х.

Другой город, Нефтеюганск, был основан в 1961 году в качестве поселка разведчиков. Став городом в 1967 году, он стремительно рос и развивался. Во второй половине 80-х его население составляло уже 90 тысяч человек.

Так начинался Нефтеюганск.

Кинотеатр. 70-е годы.

Один из новых районов города.

Юные жители города.

Во второй половине 80-х благодаря комплексному развитию Западной Сибири добыча нефти и газа достигла пика. В те же времена было закончено строительство магистрального газопровода Уренгой-Помары-Ужгород, по которому природный газ экспортировался в Западную Европу. А еще раньше, в 60-х - первой половине 70-х годов были построены магистральные нефтепроводы "Дружба" и "Дружба-2", по которым нефть экспортировалась в страны СЭВ.

Сургут. Новый железнодорожный вокзал. Вторая половина 80-х.

Вместе с инфраструктурой, связанной с добычей нефти и газа, развивалась и социальная сфера. Например, в Нижневартовске в 1979 году (городом он стал в 1972 году), было построено 20 детских спортивных площадок и 8 больниц. А в 1987 году в Нижневартовске работал 61 детский сад и 4 специализированные детские библиотеки.

Ну а потом пришел август 1991 года.. А за ним и сами девяностые, которые стали, по меткому выражению «темной полосой ночи, в которой властвуют мерзкие твари». И этим самым тварям и досталось то, что за четверть века строила вся страна. Досталось, как они считали и считают в вечное пользование.

Однако история имеет удивительное свойство – она безжалостна к тем, кто не усваивает ее уроков. И сто лет назад нувориши того времени вряд ли подозревали, какие события развернутся всего через несколько лет, в результате чего многим из них придется в лучшем случае довольствоваться скромной ролью официантов парижских или шанхайских ресторанов.

Вот и сейчас, когда впереди все яснее грядут новые времена больших перемен, этим «хозяйчикам жизни» не стоит зарекаться ни от сумы, ни от тюрьмы. И самым справедливым было бы направление их в порядке искупления вины на работы по освоению Восточной Сибири. А работы там будет много..

З.Ы. Автор этих строк в свое время побывал в тех краях. Так что с темой знаком не понаслышке.

maximus67.livejournal.com

История нефтяной промышленности СССР — Documentation

Материал из Documentation.

Изначально большая часть добычи производилась на Кавказе (как Северном Кавказе, так и в Баку), и в 30-е годы большая часть нефтедобычи шла как раз из Северного Кавказа и из Баку. В 1940-м году Баку давал 70 % добычи, однако затем месторождения Кавказа начали истощаться, плюс советские геологи обнаружили новые богатые месторождения и в СССР начали разрабатывать так называемое «второе Баку», Урал и Поволжье. Разработка этого бассейна началась в 1950-е годы, пик добычи в Урало-Поволжье пришелся на 65-й год (73 млн тонн). Однако затем с 70-х годов начинается освоение месторождений Западной Сибири. В Западной Сибири имеется 500 месторождений нефти, около 500, из них 9 месторождений относятся к гигантам, с запасами от 100 до 500 млн тонн каждое. Есть два месторождения сверх-гиганта, в частности Самотлор. Сверх-гигант — это более 500 млн тонн.[1]

На Самотлоре добыча за пять лет с начала освоение выросла с нуля 160 млн тонн нефти, то есть 25 % всей добычи страны. Советский Союз начал экспорт нефти в 1960-е годы, сначала в страны СЭВ, то есть страны социализма — Восточная Европа, Вьетнам, Монголия, Куба.[2]

С 1970-х годов СССР начал экспортировать нефть в западные страны, в Западную Европу, прежде всего Германию и Италию, которые первыми начали осуществлять закупки. В начале 70-х годов в мире происходил нефтяной кризис, арабские страны ОПЕК повысили цены на нефть в несколько раз, поэтому европейские страны попытались диверсифицировать свои поставки и стали закупать частично нефть в Советском Союзе. Пик советского нефтеэкспорта был в 1980 году по странам СЭВ, а в 1984-м году — абсолютный пик экспорта. Советский Союз тогда экспортировал 172 млн тонн нефти.[3]

  • Экспорт нефти и нефтепродуктов из СССР — 186,3 млн тонн, в том числе:[4]
    • в социалистические страны — 95,1 млн тонн[5]
    • в развивающиеся страны — 10,5 млн тонн[6]
    • в развитые страны — 77,2 млн тонн[7]
  • Расчётные доходы от нефти — $110,2 млрд[8]
  • Экспорт нефти и нефтепродуктов из СССР — 195,8 млн тонн, в том числе:[9]
    • в социалистические страны — 95,2 млн тонн[10]
    • в развивающиеся страны — 11,9 млн тонн[11]
    • в развитые страны — 82,7 млн тонн[12]
  • Расчётные доходы от нефти — $109,9 млрд[13]
  • Экспорт нефти и нефтепродуктов из СССР — 205,2 млн тонн, в том числе:[14]
    • в социалистические страны — 91,8 млн тонн[15]
    • в развивающиеся страны — 11,5 млн тонн[16]
    • в развитые страны — 96,1 млн тонн[17]
  • Расчётные доходы от нефти — $108,3 млрд[18]
  • Экспорт нефти и нефтепродуктов из СССР — 184,8 млн тонн, в том числе:[19]
    • в социалистические страны — 91,6 млн тонн[20]
    • в развивающиеся страны — 11,3 млн тонн[21]
    • в развитые страны — 75,2 млн тонн[22]
  • Расчётные доходы от нефти — $110,9 млрд[23]
  1. ↑ Кокшаров А. Первая лекция по нефтяной промышленности России
  2. ↑ Кокшаров А. Первая лекция по нефтяной промышленности России
  3. ↑ Кокшаров А. Первая лекция по нефтяной промышленности России
  4. ↑ Российская энергетика: проблемы ТЭК, эффективность энергоиспользования, стратегии развития
  5. ↑ Российская энергетика: проблемы ТЭК, эффективность энергоиспользования, стратегии развития
  6. ↑ Российская энергетика: проблемы ТЭК, эффективность энергоиспользования, стратегии развития
  7. ↑ Российская энергетика: проблемы ТЭК, эффективность энергоиспользования, стратегии развития
  8. ↑ Российская энергетика: проблемы ТЭК, эффективность энергоиспользования, стратегии развития
  9. ↑ Российская энергетика: проблемы ТЭК, эффективность энергоиспользования, стратегии развития
  10. ↑ Российская энергетика: проблемы ТЭК, эффективность энергоиспользования, стратегии развития
  11. ↑ Российская энергетика: проблемы ТЭК, эффективность энергоиспользования, стратегии развития
  12. ↑ Российская энергетика: проблемы ТЭК, эффективность энергоиспользования, стратегии развития
  13. ↑ Российская энергетика: проблемы ТЭК, эффективность энергоиспользования, стратегии развития
  14. ↑ Российская энергетика: проблемы ТЭК, эффективность энергоиспользования, стратегии развития
  15. ↑ Российская энергетика: проблемы ТЭК, эффективность энергоиспользования, стратегии развития
  16. ↑ Российская энергетика: проблемы ТЭК, эффективность энергоиспользования, стратегии развития
  17. ↑ Российская энергетика: проблемы ТЭК, эффективность энергоиспользования, стратегии развития
  18. ↑ Российская энергетика: проблемы ТЭК, эффективность энергоиспользования, стратегии развития
  19. ↑ Российская энергетика: проблемы ТЭК, эффективность энергоиспользования, стратегии развития
  20. ↑ Российская энергетика: проблемы ТЭК, эффективность энергоиспользования, стратегии развития
  21. ↑ Российская энергетика: проблемы ТЭК, эффективность энергоиспользования, стратегии развития
  22. ↑ Российская энергетика: проблемы ТЭК, эффективность энергоиспользования, стратегии развития
  23. ↑ Российская энергетика: проблемы ТЭК, эффективность энергоиспользования, стратегии развития

newsruss.ru

История "нефтяной иглы" в Советском Союзе

История "нефтяной иглы" в Советском Союзе

Полезные ископаемые в СССР не всегда употребляли с пользой. Фото: Губский Степан/ТАСС

Несбывшиеся надежды

В середине 1960-х годов Советский Союз приступил к реализации беспрецедентного углеводородного мегапроекта - освоению уникальных нефтяных и газовых месторождений Западной Сибири. Немногие тогда верили, что подобное начинание окажется успешным. Природные богатства Сибири были запечатаны в непроходимых болотах глухой тайги и суровой тундры. На сотни километров - никакой инфраструктуры. Беспощадный климат - экстремальные температуры, ветра. Естественно, возникал вопрос: удастся ли покорить сибирские кладовые? Поначалу преобладал скепсис.

Реальность, однако, превзошла самые смелые ожидания. В кратчайшие сроки с нуля в тяжелейших условиях героическими усилиями (а по-другому и не скажешь) геологов, строителей, транспортников, нефтяников и газовиков была создана новая энергетическая база страны. К середине 1980-х здесь добывалось более 60% общесоюзной нефти и более 56% газа. Благодаря Западно-Сибирскому проекту страна вышла в мировые энергетические лидеры. В 1975 году СССР добыл почти 500 млн тонн "черного золота" и обогнал многолетнего чемпиона по нефтедобыче - США.

Для тех, кто стоял у истоков освоения Западной Сибири, - прорыв к богатейшим месторождениям нефти и газа означал надежды на светлое будущее. Люди верили: их труд принесет стране процветание и достаток. Не скупились на радужные прогнозы и американские аналитики. В 1972 году, например, исследователи Л. Рокс и Р. Рангон под влиянием "западно-сибирской эпопеи" так рисовали перспективы СССР: через два десятилетия Советский Союз, оставаясь сверхмощной военной державой, будет иметь самый высокий уровень жизни. Они предсказывали отсутствие каких-либо отрицательных тенденций в развитии СССР по меньшей мере до 2000 года1. Как известно, история пошла совсем по другому пути.

Через два десятилетия Советский Союз удивил мир не высочайшим уровнем жизни, а системной катастрофой, хотя исторический опыт свидетельствовал, что открытие мощных энергетических ресурсов способствовало качественному обновлению индустриально развитых стран. Так, например, английская промышленная революция стала возможной благодаря доступу к йоркширскому и уэльскому углю. Стремительное развитие экономики США, поголовная автомобилизация опирались на бурные успехи американской нефтяной промышленности в первой трети XX столетия. Мощным толчком для развития обедневшей после Второй мировой Франции стало открытие уникального серогазоконденсатного месторождения Лакк. Да и в самом Советском Союзе помнили, как "черное золото" Урало-Поволжья помогло стране залечить страшные раны Великой Отечественной...

Что же произошло в СССР? Почему государство, которое ежегодно добывало нефти больше, чем какая-либо другая страна (20% мировой добычи), оказалось на пороге исторического краха? Как случилось, что из "живительного лекарства" нефть превратилась в сильно действующий наркотик? Почему нефть не уберегла страну от страшных потрясений? Да и могла ли она это сделать?

 

На строительстве магистрального нефтепровода

На строительстве магистрального нефтепровода Фото: РИА Новости

 

Энергетический кризис 1973 года

Об энергетическом кризисе на Западе говорили с начала 1970-х. На фоне быстро растущего энергопотребления периодически возникали проблемы с увеличением поставок нефти. Предложение не поспевало за спросом, а масла в огонь подливали страны-экспортеры, объединившиеся в 1960 году в ОПЕК и "играющие" на повышение нефтяных цен.

 

В 1967 году они впервые применили такой инструмент давления, как эмбарго. В ходе Шестидневной арабо-израильской войны Саудовская Аравия, Кувейт, Ирак, Ливия, Алжир запретили отправку нефти в страны, дружественные Израилю - США, Великобританию и частично в ФРГ. Однако выборочное эмбарго не могло иметь успеха: запрет легко преодолевался через третьи государства.

В октябре 1973 года началась четвертая арабо-израильская война, известная как война Судного дня. Чтобы поддержать Египет и Сирию, члены ОПЕК вновь применили нефтяное эмбарго, только на этот раз более продуманное. Помимо полного запрета экспорта в США, Нидерланды, Португалию, Южную Африку и Родезию было предусмотрено главное - растущее ограничение добычи нефти - первоначальное сокращение и дополнительное на 5% каждый месяц. Реакция мирового рынка стала незамедлительной - более чем трехкратное увеличение цен на нефть и нефтепродукты. В странах - импортерах "черного золота" началась паника.

Энергетический кризис имел далеко идущие последствия. По прошествии многих лет о нем говорят, как о начале структурной перестройки послевоенной экономики западных стран, мощном толчке к новому этапу научно-технической революции, важной, основополагающей предпосылке перехода от индустриального общества к постиндустриальному обществу в развитых странах. С высоты XXI века с этим нельзя не согласиться. Но тогда все казалось иным - падение промышленного производства, сокращение внешнеторгового оборота, депрессивное состояние экономики и рост цен.

Страны - импортеры нефти пытались найти новых надежных партнеров, но вариантов было не так уж много. В 1973 году в состав ОПЕК входили Иран, Ирак, Кувейт, Саудовская Аравия, ОАЭ, Венесуэла, Катар, Индонезия, Ливия, Алжир, Нигерия, Эквадор. Кто же мог вмешаться в опековские планы? Взоры покупателей (прежде всего европейских) устремились в сторону Советского Союза, который в 1970е годы стремительно наращивал добычу нефти в Сибири. Однако ситуация была далеко не однозначной. В противостоянии Израиля и арабских государств СССР традиционно поддерживал последних. Возникал вопрос: не захочет ли Советский Союз разыграть нефтяную карту в идеологическом ключе - присоединиться к ОПЕК и шантажировать западный мир высокими ценами на углеводороды? Начались сложные переговоры.

Руководство страны оценило те уникальные возможности, которые открывал энергетический кризис. Советский Союз, несмотря на идеологическую риторику, направленную против "израильской военщины", занял принципиальную позицию: мы не собираемся участвовать в нефтяном запугивании западных стран (ведь пострадают-то трудящиеся), а наоборот - готовы всячески помочь в преодолении энергетического кризиса и стать надежным поставщиком энергоресурсов, в частности нефти2. Европа вздохнула с облегчением. Началась масштабная экспансия советской нефти на западный рынок.

 

Первая нефть Самотлорского нефтяного месторождения. 1965 год. / ТАСС

Первая нефть Самотлорского нефтяного месторождения. 1965 год. Фото: ТАСС

 

Немного истории

В истории нефтяного экспорта СССР были разные времена. Сразу после завершения Гражданской войны страна изо всех сил наращивала вывоз нефти. К концу 1920-х экспорт сырой нефти составлял 525,9 тыс. т, а нефтепродуктов - 5 млн 592 тыс. т, что в разы превосходило уровень экспорта 1913 года. Советская держава, отчаянно нуждавшаяся в валюте, активно использовала нефть как значимый источник поступления средств для обновления и развития экономики.

В 1930е СССР почти отказался от нефтяного экспорта. В стране шла форсированная индустриализация, неотъемлемой частью которой стала всесторонняя моторизация народного хозяйства, немыслимая без значительных объемов нефтепродуктов. Коренные изменения коснулись армии - развивалась авиация, танковые соединения, для чего также требовались горюче-смазочные материалы. За несколько лет страна переориентировала нефтяной потенциал на внутренние нужды. В 1939 году поставки на экспорт составили всего лишь 244 тыс. т нефти и 474 тыс. т нефтепродуктов.

После завершения Второй мировой войны Советский Союз, несмотря на собственные ограниченные возможности (в 1945 году добыча нефти составляла 19,4 млн т нефти, или 60% довоенного уровня), взял на себя обязательства по снабжению нефтью стран Восточной Европы, вошедших в соцлагерь и лишенных собственных источников "черного золота". Поначалу это были довольно малые объемы, но по мере освоения в 1950е годы Волго-Уральской нефтегазоносной провинции - "Второго Баку" и бурного роста советской нефтяной промышленности (в 1955 году нефтедобыча составляла 70,8 млн т, а через 10 лет уже 241,7 млн т), цифры нефтяного экспорта начали расти. К середине 1960-х страна экспортировала 43,4 млн т нефти и 21 млн т нефтепродуктов. При этом главным потребителем оставался соцлагерь. Так, в рамках "взаимовыгодного сотрудничества и братской помощи" в 1959-1964 годах был построен нефтепровод с символическим названием "Дружба", по которому нефть Урало-Поволжья транспортировалась в Венгрию, Чехословакию, Польшу и ГДР. Тогда это был самый протяженный нефтепровод мира - 4665 км, а проектная мощность - 8,3 млн т.

Кстати, именно в конце 1950-х произошла принципиальная перестройка структуры советского нефтяного экспорта. Если до 1960 года преобладали поставки нефтепродуктов, то после - уже сырой нефти. Подобная трансформация связана, с одной стороны, с нехваткой собственных перерабатывающих мощностей (хотя в первое послевоенное двадцатилетие было построено 16 крупных НПЗ, но добыча нефти росла опережающими темпами), с другой стороны - изменениями в мировой торговле "черным золотом". На заре становления нефтяной промышленности нефть не являлась предметом международной торговли. Сделки по сырой нефти считались скорее экзотикой. Торговали продуктами ее переработки, сначала осветительным керосином и смазочными маслами, затем - моторным топливом. После Второй мировой положение изменилось. Страны-импортеры оценили прибыли и переориентировались на импорт сырой нефти.

 

Иркутская область. Вот она - нефть Верхне-Чонской площади! 1987 год. / ТАСС

Иркутская область. Вот она - нефть Верхне-Чонской площади! 1987 год. Фото: ТАСС

 

Нефтедоллары

После энергетического кризиса 1973 года СССР быстро наращивал объемы нефтяного экспорта в западные страны, которые, в отличие от союзников по соцлагерю, расплачивались свободно конвертируемой валютой. С 1970 по 1980 год этот показатель вырос в 1,5 раза - с 44 до 63,6 млн т. Еще через пять лет он достиг 80,7 млн т.3 И все это на фоне стремительно растущих цен на нефть.

Объемы валютных поступлений СССР от нефтяного экспорта поразительны. Если в 1970 году выручка СССР составляла 1,05 млрд долларов, то в 1975 году - уже 3,72 млрд долларов, а к 1980 году возросла до 15,74 млрд долларов. Почти в 15 раз! Это был новый фактор развития страны4.

Казалось бы, освоение Западной Сибири и мировая конъюнктура цен обеспечили благоприятные условия для внутреннего развития экономики (за счет высокой энергообеспеченности), так и для ее модернизации за счет доходов от экспорта. Но все пошло не так. Почему?

Роковое совпадение

В 1965 году в стране было объявлено о начале так называемой косыгинской реформы. Официальная формулировка - "совершенствование планирования и усиление экономического стимулирования". По сути, попытка ввести отдельные рыночные регуляторы в начавшую буксовать планово-распорядительную среду, или, как тогда говорили, выдвинуть вперед экономические методы управления в противовес административному подходу. Во главу угла было поставлено предприятие. Разумеется, все должно было происходить в рамках социализма. Тем не менее у реформы имелись и влиятельные противники, считавшие новые веяния идеологически сомнительными и опасными. На Л.И. Брежнева оказывалось давление, но Генеральный секретарь понимал, ничего не менять нельзя. Реформа шла и приносила первые результаты. Однако в начале 1970-х в связи с внутренними противоречиями назрел вопрос, продолжать ли реформы (прежде всего отпуск оптовых цен и замену Госснаба рыночным механизмом оптовой торговли). И вот тут "некстати" в страну хлынули нефтедоллары.

Под влиянием новых финансовых источников у советского политического руководства сложилось стойкое представление о том, что теперь острейшие экономические и социальные проблемы можно решать не за счет повышения эффективности хозяйственной системы, а за счет растущих доходов от экспорта нефти и газа. Наметившийся путь обновления системы был отброшен. Выбор казался очевидным. Зачем мучительные и сомнительные с идеологической точки зрения преобразования, когда в наличии такие финансовые поступления? Плохо работает промышленность, не хватает товаров для населения? Не беда! Купим их за валюту! Все хуже дела в сельском хозяйстве, колхозы и совхозы не справляются? Тоже не страшно! Привезем продовольствие из-за границы! Внешнеторговый баланс тех лет ужасает. Уродливая программа - "нефть в обмен на продовольствие и товары ширпотреба"!

 

Транспортировка нефти. / РИА Новости

Транспортировка нефти. Фото: РИА Новости

 

"С хлебушком плохо - дай 3 млн тонн сверх плана"

Во второй половине 1970-х - начале 1980-х годов в представлении высшего руководства страны существовала четкая взаимосвязь нефтедолларов и обеспечения населения продовольствием и товарами народного потребления. Председатель Совета министров СССР А.Н. Косыгин, имевший непосредственные контакты с начальником Главтюменнефтегаза В.И. Муравленко, лично обращался к нему примерно с такими просьбами: "С хлебушком плохо - дай 3 млн тонн сверх плана"5. И нехватку хлеба решали, добывая 3 млн т нефти сверх и так крайне напряженного плана.

Недавно рассекреченные рабочие записи заседаний Политбюро ЦК КПСС содержат интересные свидетельства того, как высшее руководство при обсуждении экспорта углеводородов напрямую увязывало его с продовольственным импортом и закупками товаров народного потребления. Так, например, в мае 1984 года на заседании Политбюро председатель Совета министров СССР Н.А. Тихонов констатировал: "Главным образом нефть, которую мы продаем в капиталистические страны, идет на оплату продовольственных и некоторых других товаров. В связи с этим, видимо, целесообразно при разработке нового пятилетнего плана предусмотреть резерв для возможной дополнительной поставки нефти в количестве 5-6 млн. тонн за пятилетие"6.

Советское руководство не желало слушать предупреждения о том, что подменять работу экономики импортом крайне опасно. Народное хозяйство работало все хуже. С каждым годом становилось все труднее обеспечивать и без того очень скромный уровень жизни населения.

Самым больным, конечно, был продовольственный вопрос. Кризис сельского хозяйства стал неотъемлемым сюжетом партийных совещаний брежневской эпохи, начиная с мартовского Пленума ЦК КПСС в 1965 году. Правительство заявляло об увеличении капиталовложений в сельское хозяйство, о механизации и электрификации производства, о мелиорации и химизации. Но, несмотря на это, сельское хозяйство и пищевая промышленность не могли удовлетворить запросы населения. Чтобы накормить людей, все больше и больше продовольствия покупалось за рубежом. Если в 1970 году импортировалось 2,2 млн т зерна, то в 1975м - уже 15,9 млн т. К 1980 году закупка зерна выросла до 27,8 млн т, а еще через пять лет составила 44,2 млн т. За 15 лет - двадцатикратный рост! Медленно, но верно продовольственный дефицит приобретал угрожающие масштабы.

Особенно плохо было с мясом и мясными продуктами. В Москве, Ленинграде, столицах союзных республик и некоторых крупнейших городах еще как-то удавалось обеспечивать приемлемый уровень снабжения. А вот в других населенных пунктах... Это из тех лет загадка о продуктовой электричке: длинное, зеленое, пахнет колбасой. Несмотря на резкое наращивание мясного импорта (к началу 1980-х страна закупала почти миллион тонн!) душевое потребление мяса росло лишь до середины 1970-х, а затем практически остановилось на уровне 40 кг на человека. Колоссальные закупки фуражного зерна и прямой импорт мяса лишь компенсировали общий развал сельского хозяйства.

 

На нефтедоллары можно было накормить народ импортными продуктами. У прилавка с продукцией польской фирмы

На нефтедоллары можно было накормить народ импортными продуктами. У прилавка с продукцией польской фирмы Фото: РИА Новости

 

Не лучшая картина складывалась и с товарами народного потребления. Легкая промышленность откровенно не справлялась с установкой: больше товаров хороших и разных! Поначалу беспокоились о качестве: "Огромные резервы заложены в улучшение качества и ассортимента продукции, - отмечали на состоявшемся в 1976 году XXV съезде КПСС. - В прошлом году, например, выпуск кожаной обуви составил около 700 миллионов пар - почти три пары на человека. И если спрос на обувь еще не удовлетворяется, то дело не в количестве, а в том, что не хватает высококачественной модной обуви. Примерно так же дело обстоит со многими видами тканей, швейной и галантерейной продукции"7. В начале 1980-х речь шла уже о невыполнении планов по количеству: "Ведь это факт, - печально констатировали на XXVI съезде КПСС (1981 год), - что из года в год не выполняются планы выпуска многих товаров народного потребления, особенно тканей, трикотажа, кожаной обуви..."8 Чтобы одеть и обуть народ, нажимали на импорт. Но как и в случае с продовольствием, закупки лишь поддерживали и без того не слишком высокий уровень. Так, потребление на душу населения трикотажа остановилось на уровне 2,1 изделия, а обуви - 3,2 пары на человека.

Обиднее всего было то, что, закупая за валюту продовольствие и товары народного потребления, советское руководство практически не использовало нефтегазовые доходы для широкомасштабной технологической модернизации. Казалось бы, в условиях научно-технической революции следовало коренным образом переориентировать импорт и вложиться в современное оборудование и технологии. Но ничего такого не происходило. Роковые последствия для Советского Союза имело игнорирование мировых достижений в сфере развития вычислительной техники - именно в этой области произошли те глобальные изменения, которые впоследствии привели к формированию информационного общества.

1970-е годы для Советского Союза стали временем упущенных возможностей. В передовых странах шла структурная перестройка экономики и закладывались основы постиндустриального общества, в котором снижалась роль сырья и ресурсов, а СССР не только консервировал индустриальную модель развития, но и формировал ресурсную экономику, где последовательно росла зависимость страны от углеводородов и мировой конъюнктуры цен. Как показало последнее десятилетие существования СССР, односторонняя ориентация на углеводородный сектор, на который возлагалась задача компенсации неэффективности работы народного хозяйства, оказалась крайне уязвимой позицией, не способной вывести страну из экономической стагнации.

НЕФТЯНОЙ ЭКСПОРТ СССР (млн т)

ГодНефтьНефтепродукты, пересчитанныена нефтьОбщий нефтяной экспорт
1965 43,4 32,3 75,7
1970 66,8 44,6 111,4
1975 93,1 57,4 150,5
1980 119 63,5 182,5
1985 117 76,5 193,5
1989 127,3  88,3 215,6

Примечания1. Дьяконова И.А. Нефть и уголь в энергетике царской России в международных сопоставлениях. М., 1999. С. 155.2. Громыко А.А. Во имя торжества ленинской внешней политики: Избранные речи и статьи. М., 1978. С. 330-340.3. Здесь и далее имеется в виду экспорт нефти и нефтепродуктов, пересчитанных на нефть.4. Подробнее см.: Славкина М.В. Триумф и трагедия. Развитие нефтегазового комплекса СССР в 1960-1980е годы. М., 2002. С. 113-131.5. Там же. С. 193.6. РГАНИ. Ф. 89. Оп. 42. Д. 66. Л. 6.7. XXV съезд КПСС: Стенографический отчет. Т. 1. М., 1976. С. 78-79.8. XXVI съезд КПСС: Стенографический отчет. Т. 1. М., 1981. С. 66.

http://rg.ru/2016/04/25/rodina-neft.html

myhistori.ru

Научная работа - Развитие нефтяной промышленности в СССР

министерство образования и науки

красноярского края

краевое государственное бюджетное образовательное

учреждение среднего профессионального образования

(среднее специальное учебное заведение)

<<красноярский монтажный колледж>>

РЕФЕРАТ

Тема: развитие нефтяной промышленности в СССР

Выполнил: студент группы Д-261

Жуков А.С.

Проверила: Кудрявцева Л.С.

Г. Красноярск

2010г.

В дореволюционной России переработка нефти велась по примитивной технологии; основным продуктом переработки, находившим сбыт, был керосин. Нефтеперерабатывающие предприятия сосредотачивались главным образом на Кавказе. На долю иностранного капитала приходилось 56 % всех капиталовложений в нефтяной промышленности (1917).

После гражданской войны 1918-1920гг. советское государство выделяло значительные средства на восстановление и развитие предприятий нефтяной промышленности. В 1923-1924гг. на эту отрасль приходилось 37,2 % всех затрат на капитальное строительство. В результате за период с 1921 по 1925 производство бензина возросло в 3,8 раза, а суммарное количество получаемых светлых фракций нефти в 2,3 раза. Основы нефтяной промышленности в СССР были заложены в годы первых пятилеток (1929-1940гг.) Большое народнохозяйственное значение имело открытие месторождений нефти и газа в Волго-уральской нефтегазоносной области. Волго-Уральский район дает самую дешевую нефть в стране. Стоимость ее в три-четыре раза ниже Бакинской. Однако Бакинская нефть более качественная. Из нее получают лучшие в стране масла, она содержит много летучих веществ и мало серы. Из мест добычи в районы потребления нефть выгодно перекачивать по трубам. Чтобы не строить несколько трубопроводов, целесообразно перекачивать сырую нефть, а не продукты ее перегонки и на концах нефтепроводов строить нефтеперерабатывающие заводы. В нашей стране создан ряд крупных нефтепроводов. Они связывают места добычи нефти с районами потребления. Важнейшие из них: Туймазы — Иркутск, Баку — Батуми, Гурьев — Орск, Альметьевск — Горький с ответвлениями на Ярославль и Рязань. Сдан в эксплуатацию один из крупнейших нефтепроводов мира — «Дружба», по которому нефть перекачивается из Татарской АССР и Куйбышевской области в Белоруссию, Польшу, ГДР, Чехословакию и Венгрию. Построены первые нефтепроводы для перекачки сибирской нефти Шаим — Тюмень и Усть-Балык — Омск. За 1933-37гг. введены в эксплуатацию нефтеперерабатывающие заводы в городах Ишимбае и Уфе. С целью приближения нефтеперерабатывающих предприятий к центрам потребления нефтепродуктов, были построены также заводы нефтяной промышленности в Саратове, Краснодаре, Орске, Хабаровске, Одессе, Херсоне.

В годы Великой Отечественной войны нефтяная промышленность обеспечивала фронт горячими и смазочными материалами.

В послевоенный период нефтяная промышленность развивалась быстрыми темпами, непрерывно повышался технический уровень и объем производства. Уже в 46-51 довоенные показатели были превзойдены. Систематически наращивались мощности по первичной переработке нефти. Крупная нефтяная промышленность создана в Юго-Западной Туркмении. Нефть добывается на Сахалине. С 1964 г. началась эксплуатация нефтяных месторождений Тюменской области. Высокое качество нефти и огромные запасы ее, несмотря на трудные условия добычи и отсутствие дорог, делают этот район одним из наиболее перспективных. К концу пятилетки здесь будет добываться 20—25 млн. т нефти в год, т. е. столько же, сколько се дает сейчас Азербайджан. Большие перспективы в развитии нефтяной промышленности имеет Мангышлак (Западный Казахстан), где несколько лет назад открыты большие запасы высококачественной нефти. Нефть обнаружили в верхнем течении Лены (Иркутская область). Естественно, что роль Кавказа, несмотря на рост добычи, снижается. За пятилетие 1966-1970 эти мощности увеличились в 1,4 раза. В 1970 промышленность переработала нефти в 1,44 раза больше, чем это было в 1965; производство малосернистого дизельного топлива возросло за те же годы в 2,4 раза.

В 1976 Открыто Астраханское газовое месторождение (Астраханское газоконденсатное месторождение — месторождение газа, расположенное в юго-западной части Прикаспийской впадины, в 60 км к северо-востоку от Астрахани. Размеры залежи 100х40 км. Добыча ведется с глубины около 4000 м.

Приурочено к центральной, наиболее приподнятой части Астраханского свода.

Месторождение открыто в августе 1976 года, а в 1987 году начата опытно-промышленная эксплуатация месторождения.

Вступили в строй действующих предприятий многие нефтеперерабатывающие заводы и комбинаты. Нефтеперерабатывающая промышленность решает задачу по более широкому внедрению высокопроизводительных технологических установок и агрегатов, по организации узкоспециализированных многотоннажных производств, рациональному комбинированию и совмещению нескольких процессов в одном технологическом блоке, совершенствованию капиталистических систем, использованию автоматизированных систем управления предприятиями и отраслью в целом. Предприятия переходят на высокопроизводительные комбинированные установки. Если до 1966 года в СССР их единая мощность достигала 1-2 млн. тонн в год, то к 1971 году введено несколько установок мощностью 2-3 и 6 млн. тонн в год. Увеличение объема переработки нефти сопровождается существенным повышением качества нефтепродуктов: преимущественным становится выпуск малосернистого дизельного топлива, высокооктанового бензина, масел с эффективными присадками.

Нефтяная промышленность неразрывно связана с нефтехимической промышленностью. К 1973 году по объему переработки нефти, а также по производству синтетического каучука СССР занимает второе место после США. Совершенствование нефтепереработки и опережающее развитие мощностей вторичных процессов осуществляются на базе новых и модернизированных технологических процессов. Научно-технические задачи нефтепереработки и нефтехимии решают СССР 48 научно-исследовательских институтов и их филиалов, 25 проектно-конструкторских организаций и их филиалов, 18 опытных заводов.

В 1978 Введен в эксплуатацию Павлодарский НПЗ в республике Казахстан; Сдан в эксплуатацию трансконтинентальный газопровод Оренбург — Западная Госграница СССР («Союз»)

В 1979 открытие крупного Тенгизского нефтяного и Карачаганакского нефтегазоконденсатного месторождений в Казахстане.

1980 Добыт 1 млрд. т нефти с начала разработки нефтяных месторождений Башкирии.

1981 Построен Ачинский НПЗ («Ачинский нефтеперерабатывающий завод Восточной нефтяной компании» — нефтеперерабатывающее предприятие, расположенное в городе Ачинск Красноярского края. Единственный НПЗ Красноярского края.

Принадлежит компании «Роснефть»

Строительство завода началось в 1972 году. Первую продукцию АНПЗ произвёл 12 декабря 1982 года.

Ачинский нефтеперерабатывающий завод производит более 100 видов нефтепродуктов.

1983 Ввод в эксплуатацию магистрального газопровода Уренгой — Помары — Ужгород

1984 введен в эксплуатацию Чимкентский (Шымкентский) НПЗ

1987 Создан Институт проблем нефти и газа АН СССР.

1989 Введен в строй действующих Сейдинский (бывш. Чарджоуский) НПЗ

www.ronl.ru

Дипломная работа - Развитие нефтяной промышленности в СССР

министерство образования и науки

красноярского края

краевое государственное бюджетное образовательное

учреждение среднего профессионального образования

(среднее специальное учебное заведение)

<<красноярский монтажный колледж>>

РЕФЕРАТ

Тема: развитие нефтяной промышленности в СССР

Выполнил: студент группы Д-261

Жуков А.С.

Проверила: Кудрявцева Л.С.

Г. Красноярск

2010г.

В дореволюционной России переработка нефти велась по примитивной технологии; основным продуктом переработки, находившим сбыт, был керосин. Нефтеперерабатывающие предприятия сосредотачивались главным образом на Кавказе. На долю иностранного капитала приходилось 56 % всех капиталовложений в нефтяной промышленности (1917).

После гражданской войны 1918-1920гг. советское государство выделяло значительные средства на восстановление и развитие предприятий нефтяной промышленности. В 1923-1924гг. на эту отрасль приходилось 37,2 % всех затрат на капитальное строительство. В результате за период с 1921 по 1925 производство бензина возросло в 3,8 раза, а суммарное количество получаемых светлых фракций нефти в 2,3 раза. Основы нефтяной промышленности в СССР были заложены в годы первых пятилеток (1929-1940гг.) Большое народнохозяйственное значение имело открытие месторождений нефти и газа в Волго-уральской нефтегазоносной области. Волго-Уральский район дает самую дешевую нефть в стране. Стоимость ее в три-четыре раза ниже Бакинской. Однако Бакинская нефть более качественная. Из нее получают лучшие в стране масла, она содержит много летучих веществ и мало серы. Из мест добычи в районы потребления нефть выгодно перекачивать по трубам. Чтобы не строить несколько трубопроводов, целесообразно перекачивать сырую нефть, а не продукты ее перегонки и на концах нефтепроводов строить нефтеперерабатывающие заводы. В нашей стране создан ряд крупных нефтепроводов. Они связывают места добычи нефти с районами потребления. Важнейшие из них: Туймазы — Иркутск, Баку — Батуми, Гурьев — Орск, Альметьевск — Горький с ответвлениями на Ярославль и Рязань. Сдан в эксплуатацию один из крупнейших нефтепроводов мира — «Дружба», по которому нефть перекачивается из Татарской АССР и Куйбышевской области в Белоруссию, Польшу, ГДР, Чехословакию и Венгрию. Построены первые нефтепроводы для перекачки сибирской нефти Шаим — Тюмень и Усть-Балык — Омск. За 1933-37гг. введены в эксплуатацию нефтеперерабатывающие заводы в городах Ишимбае и Уфе. С целью приближения нефтеперерабатывающих предприятий к центрам потребления нефтепродуктов, были построены также заводы нефтяной промышленности в Саратове, Краснодаре, Орске, Хабаровске, Одессе, Херсоне.

В годы Великой Отечественной войны нефтяная промышленность обеспечивала фронт горячими и смазочными материалами.

В послевоенный период нефтяная промышленность развивалась быстрыми темпами, непрерывно повышался технический уровень и объем производства. Уже в 46-51 довоенные показатели были превзойдены. Систематически наращивались мощности по первичной переработке нефти. Крупная нефтяная промышленность создана в Юго-Западной Туркмении. Нефть добывается на Сахалине. С 1964 г. началась эксплуатация нефтяных месторождений Тюменской области. Высокое качество нефти и огромные запасы ее, несмотря на трудные условия добычи и отсутствие дорог, делают этот район одним из наиболее перспективных. К концу пятилетки здесь будет добываться 20—25 млн. т нефти в год, т. е. столько же, сколько се дает сейчас Азербайджан. Большие перспективы в развитии нефтяной промышленности имеет Мангышлак (Западный Казахстан), где несколько лет назад открыты большие запасы высококачественной нефти. Нефть обнаружили в верхнем течении Лены (Иркутская область). Естественно, что роль Кавказа, несмотря на рост добычи, снижается. За пятилетие 1966-1970 эти мощности увеличились в 1,4 раза. В 1970 промышленность переработала нефти в 1,44 раза больше, чем это было в 1965; производство малосернистого дизельного топлива возросло за те же годы в 2,4 раза.

В 1976 Открыто Астраханское газовое месторождение (Астраханское газоконденсатное месторождение — месторождение газа, расположенное в юго-западной части Прикаспийской впадины, в 60 км к северо-востоку от Астрахани. Размеры залежи 100х40 км. Добыча ведется с глубины около 4000 м.

Приурочено к центральной, наиболее приподнятой части Астраханского свода.

Месторождение открыто в августе 1976 года, а в 1987 году начата опытно-промышленная эксплуатация месторождения.

Вступили в строй действующих предприятий многие нефтеперерабатывающие заводы и комбинаты. Нефтеперерабатывающая промышленность решает задачу по более широкому внедрению высокопроизводительных технологических установок и агрегатов, по организации узкоспециализированных многотоннажных производств, рациональному комбинированию и совмещению нескольких процессов в одном технологическом блоке, совершенствованию капиталистических систем, использованию автоматизированных систем управления предприятиями и отраслью в целом. Предприятия переходят на высокопроизводительные комбинированные установки. Если до 1966 года в СССР их единая мощность достигала 1-2 млн. тонн в год, то к 1971 году введено несколько установок мощностью 2-3 и 6 млн. тонн в год. Увеличение объема переработки нефти сопровождается существенным повышением качества нефтепродуктов: преимущественным становится выпуск малосернистого дизельного топлива, высокооктанового бензина, масел с эффективными присадками.

Нефтяная промышленность неразрывно связана с нефтехимической промышленностью. К 1973 году по объему переработки нефти, а также по производству синтетического каучука СССР занимает второе место после США. Совершенствование нефтепереработки и опережающее развитие мощностей вторичных процессов осуществляются на базе новых и модернизированных технологических процессов. Научно-технические задачи нефтепереработки и нефтехимии решают СССР 48 научно-исследовательских институтов и их филиалов, 25 проектно-конструкторских организаций и их филиалов, 18 опытных заводов.

В 1978 Введен в эксплуатацию Павлодарский НПЗ в республике Казахстан; Сдан в эксплуатацию трансконтинентальный газопровод Оренбург — Западная Госграница СССР («Союз»)

В 1979 открытие крупного Тенгизского нефтяного и Карачаганакского нефтегазоконденсатного месторождений в Казахстане.

1980 Добыт 1 млрд. т нефти с начала разработки нефтяных месторождений Башкирии.

1981 Построен Ачинский НПЗ («Ачинский нефтеперерабатывающий завод Восточной нефтяной компании» — нефтеперерабатывающее предприятие, расположенное в городе Ачинск Красноярского края. Единственный НПЗ Красноярского края.

Принадлежит компании «Роснефть»

Строительство завода началось в 1972 году. Первую продукцию АНПЗ произвёл 12 декабря 1982 года.

Ачинский нефтеперерабатывающий завод производит более 100 видов нефтепродуктов.

1983 Ввод в эксплуатацию магистрального газопровода Уренгой — Помары — Ужгород

1984 введен в эксплуатацию Чимкентский (Шымкентский) НПЗ

1987 Создан Институт проблем нефти и газа АН СССР.

1989 Введен в строй действующих Сейдинский (бывш. Чарджоуский) НПЗ

www.ronl.ru


Смотрите также