Россия не отдаст нефтяной рынок Восточной Европы ближневосточным конкурентам. Нефть в восточной европе


Россия не отдаст нефтяной рынок Восточной Европы ближневосточным конкурентам

Кризис на нефтяных рынках резко обострил конкуренцию между производителями сырья. Они лихорадочно ищут новые рынки сбыта и отчаянно демпингуют, чтобы получить хотя бы небольшую долю. Жесткая конкурентная борьба разворачивается на рынке нефти Восточной Европы

Несмотря на все усилия Брюсселя и европейских стран диверсифицировать поставки энергоносителей, Россия продолжает доминировать на этом рынке и особенно на рынке нефти в Восточной и Центральной Европе. Конечно, это не значит, что обширный регион огорожен стеной, за которую не может попасть нефть из других стран. К примеру, в Восточную Европу недавно сумела просочиться нефть из Саудовской Аравии, Ирана и Ирака.

В прошлом году в Польшу впервые прибыла нефть из Саудовской Аравии. В апреле этого года Saudi Aramco подписала долгосрочный контракт с PKN Orlen на поставку нефти в Польшу, Чехию и Литву.

В августе 2016 г. на польский рынок после паузы продолжительностью в 2-3 года вернулась иранская нефть. Венгрия, вторая страна в регионе по объемам закупаемой в России нефти, увеличивает импорт «черного золота» из Иракского Курдистана. Одновременно с этим Украина пытается стать для National Iranian Oil Company воротами в Восточную и Центральную Европу. Очевидно, что восточноевропейские государства не оставляют попыток диверсифицировать поставщиков энергоносителей. Сможет ли нефть с Ближнего Востока стать реальной альтернативой российской нефти марки «Urals», задается вопросом сайт Oil Price?

Ближневосточная нефть в Польшу поступает через балтийский порт Гданьск. В прошлом месяце супертанкер «Атлантас» доставил в Гданьск 2 млн баррелей иранской нефти. Ее встретили в Польше с большим энтузиазмом так же, как открытие в апреле нового нефтяного терминала Naftowy PERN все в том же Гданьске. Нефтеперерабатывающие заводы в Польше и Германии работают на российской нефти, поступающей из России, главным образом, по нефтепроводу. Терминал Naftowy PERN позволяет сейчас Польше получать нефть и из других стран, если с российской нефтью возникнут какие-то перебои. Значит ли это, что ненавистной для поляков зависимости от российских энергоносителей пришел конец? Oil Price отвечает на этот вопрос в целом отрицательно.

Поставки нефти с Ближнего Востока стали возможны благодаря ряду обстоятельств. Во-первых, цена на нефть до сих пор остается низкой, а хранение ее в резервуарах – наоборот, стоит рекордно дорого. Не удивительно, что все производители пытаются сейчас выбросить на рынки как можно больше «черного золота». Иранцы, чтобы пробиться в Польшу, по слухам, продают свою нефть вдвое дешевле конкурентов из Саудовской Аравии и Ирака.

Рекордно низкая сейчас и стоимость транспортировки нефти морем. Все это значит, что если резко повысится стоимость нефти или стоимость доставки, то экспорт иранской нефти и нефти других ближневосточных производителей в район Балтики станет слишком дорогим. Так что ослабление зависимости от российской нефти носит, скорее всего, временный характер.

Но даже сейчас при выгодных обстоятельствах и ценах на рынках достичь реальной диверсификации поставщиков энергоносителей в Центральной и Восточной Европе трудно. National Iranian Oil Company, например, уже отказала венгерскому НПЗ MOL в просьбе поставлять легкую нефть, потому что Иран пока еще не в состоянии ее добывать.

Не стоит забывать и геополитику. Политическая обстановка на Ближнем Востоке настолько нестабильна, что рассчитывать на него как на надежного поставщика энергоносителей не стоит.

Доставка нефти морем всегда опаснее, чем ее транспортировка по нефтепроводу. Но даже если Киеву и Тегерану удастся договориться об использовании нефтяной инфраструктуры Украины, то нефть все равно нужно доставить в Одессу через Босфор и Ормузский пролив.

С одной стороны, 2 млн баррелей иранской нефти Польше хватило лишь на 3-4 дня. С другой, для того, чтобы их доставить, «Атлантасу» пришлось преодолеть 22 тыс. км, т.е. обогнуть по экватору полпланеты. Из-за низкой пропускной способности датских проливов 700 тыс. баррелей пришлось перегружать на второй танкер – «Калиди». Это значит, что о доставке больших объемов нефти в Гданьск морем остается только мечтать.

Тем не менее, считает Oil Price, появление иранской нефти в Гданьске должно стать для России тревожным сигналом для России так же, как это было в прошлом году, когда в Польшу пришла нефть из Саудовской Аравии. Польша является пятым покупателем российской нефти после Китая, ФРГ, Нидерландов и Белоруссии. У «Роснефти» имеются долгосрочные контракты на поставку нефти с польскими НПЗ PKN Orlen и Lotos S.A. Москве следует внимательно следить за всеми попытками конкурентов проникнуть на контролируемые «Роснефтью» и «Газпромом» рынки и предпринимать необходимые меры, чтобы не потерять контроль над Восточной и Центральной Европой.

nangs.org

Нефть в обход России: Восточная Европа ищет альтернативу

Галина Петровская

Беларусь и Украина инициировали поиск альтернативных российским источников нефти еще в прошлом году. Возможность поставок из Ирана и Азербайджана в порт Южный под Одессой и до НПЗ в Мозыре по нефтепроводам "Одесса-Броды" и "Мозырь-Броды" обсуждалась двумя сторонами в белорусской столице в минувшем сентябре.

23 мая в Минске компании "Гомельтранснефть Дружба" и "Укртранснафта" подписали соглашение об использовании нефтепровода "Мозырь-Броды". На заседание Международной ассоциации транспортировщиков нефти (МАТН) были приглашены также представители Каспийского трубопроводного консорциума (КТК) и польской компании PERN Przyjazń. Опрошенные DW эксперты считают, что Беларусь и Украина ведут последовательную работу над диверсификацией нефтяных поставок в Восточную Европу.

Когда дело - труба

Соглашение об использовании участка "Мозырь-Броды" системы нефтепроводов "Дружба" - это пролонгация договора Беларуси с Украиной, действующего с 2004 года. По одной из ниток нефтепровода нефть из России идет в Европу. Вторая нитка работает в реверсном режиме. Эта схема была опробована 2011 году, когда Москва резко сократила поставки в Беларусь, и Минск качал на Мозырский НПЗ по нефтепроводу от Одессы нефть из Венесуэлы по схеме замещения ее сырьем из Азербайджана. Тогда сообщалось о возможности ежегодно доставлять по этому маршруту до 16 млн тонн нефти, но в итоге в Мозырь пришло только около 1 млн тонн. В 2012 году нефтяная война с Россией закончилась, и проект был свернут.

"К возрождению альтернативного пути Минск подтолкнул прошлогодний нефтегазовый конфликт с Москвой, в результате которого белорусские НПЗ в Мозыре и Новополоцке недополучили около 6 млн тонн нефти из оговоренных ранее 24 млн тонн", - говорит Сергей Богдан, докторант Свободного университета Берлина, эксперт Центра Острогорского, занимающегося анализом проблем Беларуси. Поэтому белорусское правительство возобновило переговоры с Украиной, со странами Балтии, Польшей и с потенциальными экспортерами - Ираном и Азербайджаном.

О том, что Беларусь ищет альтернативу российской нефти, свидетельствует встреча 12 мая Александра Лукашенко с руководством швейцарской трейдинговой компанией Glencore International AG - крупнейшим трейдером сырьевых товаров. Когда Россия завершится действие так называемого налогового маневра в нефтяной отрасли, цена на нефть на внутрироссийском рынке вырастет, поэтому Минск ищет другие источники поставок.

По словам Богдана, диверсификация нефтяных путей актуальна не только для Беларуси и Украины, но и для всей Европы. "Самой Беларуси много нефти не надо, но чтобы договориться с поставщиками, проект должен стать региональным, нужны гарантии серьезных объемов прокачки и заинтересованность партнеров, готовых инвестировать в проекты", - подчеркнул эксперт.

Возврат к старым проектам

Вопросы ухода от российской нефтяной зависимости в странах Восточной Европы обсуждаются не первый год. В одном из обзоров минский аналитик нефтяного рынка Татьяна Маненок напоминала, что в 2004-м Беларусь, Украина и Латвия намеревались создать транспортный коридор "Юг-Север": "Одесса-Броды-Мозырь-Полоцк-Вентспилс". Декларировало правительство Беларуси также запуск в реверсном режиме простаивающей части российского трубопровода от Латвии до Полоцка, чтобы обеспечить нефтью Новополоцкий НПЗ.А "Укртранснефть" и польская компания PERN Przyjazń планировали построить смычку нефтепровода "Броды-Плоцк" для прокачки иранской нефти в страны Восточной Европы. Но дальше планов дело не пошло - к проектам не удалось привлечь ни экспортеров сырья, ни инвесторов.

Сегодня СМИ сообщают о возврате интереса к диверсификации нефтяных поставок. В июне 2016 года президент Азербайджана Ильхам Алиев в ходе совместной пресс-конференции с президентом Украины Петром Порошенко заявил: "Мы очень серьезно обсудили вопрос реализации проекта "Одесса-Броды" и дали поручение возродить его". В конце ноября Азербайджан посетил глава Беларуси Александр Лукашенко, который также говорил о потенциальных поставках азербайджанской нефти в Беларусь.

По информации Interfax, Иран готов поставлять нефть на Украину и далее в страны Восточной Европы через транзитный коридор "Одесса-Броды". В свою очередь Украина не оставляет надежды на достройку совместно с Польшей нефтепровода "Броды-Плоцк". Вице-президент польской компании PERN Przyjazń Рафал Миланд в конце минувшего года сообщал интернет-порталу BiznesAlert, что его интересует стоимость расширения и возможности другого участка - "Плоцк-Мозырь", чтобы нефть для переработки на Мозырский НПЗ поставлялось с запада на восток.

Особый интерес

Больше всех заинтересован в обеспечении сырьем НПЗ в Мозыре Киев, и он хотел бы транспортировать в Беларусь нефть по нефтепроводу "Одесса-Броды", в том числе и по давальческой схеме. Мощности по переработке нефти на Украине слабые, поэтому поставки белорусского бензина в общем объеме импорта нефтепродуктов занимают более 60 процентов украинского рынка, а дизельное топливо - до 40 процентов, рассказал DW аналитик украинского Института будущего Игорь Тышкевич.

По его словам, номинальная загрузка белорусских НПЗ - около 20 млн тонн в год. "Даже если часть мощностей простаивает из-за модернизации, НПЗ в Мозыре и Новополоцке могут выйти на объем переработки до 30 млн тонн", - заметил Тышкевич.

Так что "Украина, увеличив поставки нефти на свою территорию, сможет загрузить белорусские предприятия - в виде продаж или по давальческой схеме". Эксперт полагает, что часть нефтепродуктов из Беларуси можно отправлять по нефтепроводу "Мозырь-Броды" на рынки Венгрии и Чехии.

Главный вопрос - финансовый

По мнению Игоря Тышкевича, ключевым тут будет вопрос финансирования. Нужна кооперация, а игроки нефтяного рынка в регионе, по его выражению, пока только наблюдают, опасаясь нестабильности на Украине.

С тем, что от проекта до его реализации пройдет немало времени, согласен и Сергей Богдан: "Тут нет волшебного решения, которое снимет все вопросы и даст стабильный поток нефти в Беларусь, Украину и другие страны".

По мнению Богдана, серьезным препятствием становится то, что все попытки диверсификации источников нефти рассматриваются в неэкономических категориях конфронтации - ты с Россией или против нее. В то же время эксперт Центра Острогорского делает вывод: "Переход к новой структуре поставок нефти из Ирана и Азербайджана по нефтепроводам от Одессы до Бродов и Мозыря, а оттуда далее в страны Восточной Европы, включая Беларусь, изменит геополитическую карту всего восточноевропейского региона".

Deutsche Welle. 23.05.2017

mirperemen.net

Почему Восточная Европа не разрабатывает собственные месторождения нефти и газа, а хочет жить за счет России? / vlasti.net

На фоне возрастающей зависимости Восточной Европы от импортного, особенно российского, газа часто приходится слышать утверждения, что этот регион вообще не располагает значительными нефтегазовыми ресурсами. Но это, мягко говоря, не так.

Еще в 1949–1951 годах был составлен первый баланс региона СЭВ по нефти и газу. Согласно документу, Албания, Болгария, Венгрия, Польша, Румыния и Чехословакия могли в течение минимум 20 лет обеспечивать собственные растущие потребности в нефти и газе за счет их собственной добычи и/или взаимных поставок на 25%, а то и на 35-55%.

Однако с 1960-х годов по экономическим и особенно политическим причинам была сделана ставка на нефте — и газоснабжение Восточной Европы из России. Теперь их растущий спрос на российские нефть и газ активно используется в разнообразных внешнеполитических «комбинациях», нацеленных, в частности, на снижение экспортных цен на нефть и газ из бывшего СССР, особенно из России. А также – на принуждение РФ к наращиванию нефтегазопоставок в Восточную Европу. При этом собственные ресурсы нефти и газа в Восточной Европы достаточно велики, но законсервированы или даже… засекречены.

По оценкам польского Минэнергетики, на территории страны точно обозначены 242 месторождения газа, оцениваемых в более чем 152 млрд кубометров, из которых в стадии промышленной разработки – минимум 73 млрд кубометров. Общий объем достоверных запасов нефти (в основном в центральной Польше) превышает 13 млн тонн, точно обозначено 96 месторождений. Плюс к тому, разведанные нефтезапасы на польском шельфе Балтики оцениваются в 8-10 млн тонн. По прогнозам польского Минэнерго, в 2009–2011 гг. добыча газа достигнет 5 млрд кубометров, а нефти – минимум 200 тысяч тонн в среднем за год, но может возрасти – в зависимости от конъюнктуры, себестоимости добычи и доразведки балтийских месторождений – соответственно, до 7 млрд кубометров и 700 тысяч тонн в год. Получается, что у «энергозависимой» Польши хорошие резервы для развития собственной нефтегазовой индустрии.

Гендиректор основной румынской газовой компании Флорин Мунтеан полагает, что «в будущем РФ не сможет восполнять на 100% возросший спрос на газ в Европе. При этом, однако, Румыния имеет перед своими соседями преимущества, ибо 60% потребления природного газа обеспечивает своей добычей. Это – сейчас, а ведь есть еще запасы природного газа в Румынии. Это около 305 млрд куб. м, в том числе до 160 млрд куб. м – на черноморском шельфе. Промышленные запасы нефти в Румынии – максимальные в Восточной Европе: свыше 100 млн т, в том числе на черноморском шельфе – 40-45 млн т. Среднегодовая ее добыча – 13 млн т, в том числе на шельфе Черного моря – 6,5 млн т. Собственной нефтью Румыния обеспечивает свои потребности почти на 70%. Интересно, зачем Румынии газопровод Nabucco (Средняя Азия–Каспий–Азербайджан–Грузия–Турция–Балканы–Центральная Европа)? Видимо, для экономико-политических «комбинаций» против новых российских экспортных трубопроводов в черноморско-балканском регионе. Но не проще ли румынам начать разработку собственных месторождений?

Считается, что страны балканского региона больше всех пострадали от недавнего украинского газового кризиса. Казалось бы, их положение внушает тревогу, однако, при внимательном рассмотрении, выясняется: в Юго-Восточной Европе достаточно своих энергоресурсов. В принципе, Балканы – это настоящий полуостров газовых сокровищ.

Совокупные разведанные запасы Хорватии и Словении превышают 25 млн.тонн, в том числе на адриатическом шельфе – 10-12 млн т; газа – до 15 млрд кубометров, из которых на том же шельфе – около 10 млрд куб. м. Добыча почти не ведется. В Черногории, согласно недавним британским и американским исследованиям, промышленные запасы нефти на адриатическом шельфе достигают 7 млрд бареллей, природного газа меньше – до 600 млн кубометров.

Черногория настаивает на уточнении адриатической границы с Хорватией, которая тоже заинтересована в освоении этих ресурсов и, по мнению черногорской стороны, затягивает переговоры об уточнении границы в Адриатике. Но есть крупные ресурсы и вблизи черногорско-албанской границы. По данным черногорских СМИ, тендер на доразведку нефти и газа в районе Ульциня (на юге Черногории) будет объявлен не позже апреля 2009 года. Черногорские геологи утверждают, что нефть может находиться и у берега Скадарского озера (пограничного с Албанией – прим. ред.) – на территории Црмницы.

Район Скадарского озера и некоторые районы на юге черногорской Адриатике, по данным В. Дублевича, войдут в список предложений по нефтяным концессиям в Черногории. Максимальную активность в нефтеразведке Черногории проявляют британские компании, они же «присматриваются» к нефтегазовым месторождениям Хорватии и Словении. По имеющимся данным, по инициативе и под руководством этих компаний вскоре может быть создан консорциум по доразведке и освоению ресурсов нефти газа в адриатическом регионе бывшей Югославии. А в БиГ главными «нефтеразведчиками» и потенциальными добытчиками останутся американские компании.

Промышленные запасы газа в Албании – около 40 млрд кубометров, нефти – 35-40 млн т. Добыча же нефти – меньше 1,3 млн. т, газа – 200-350 млн кубометров в год (доля адриатического и ионического шельфа в этих показателях – до 27-30%), т.е. сохраняется на уровне 1960–1970-х годов.

Колоссальные запасы нефти и газа разведаны за последние 5 лет в Боснии и Герцеговине. Там обнаружено, например, крупнейшее месторождение нефти около Мостара с запасами минимум 500 млн тонн. Поиски нефти в БиГ начались еще в 1989 году с участием американской компанией Amoco, которая и сегодня проводит эти работы. На глубине от пяти до шести километров – на территории Стоца, Невесинье и Требинье, что вблизи Мостара, находятся значительные залежи нефти. Та же компания вложила в такие исследования под названием «Dinaridi» более 12 миллионов долларов.

Согласно американским исследованиям 2002–2007 гг., значительные запасы нефти в Герцеговине обнаружены и на территории Биелины, Брчко и Зворника.

Итак, большинство стран Восточной Европы располагают крупными запасами нефти и газа, основная часть которых по экономическим и политическим причинам «заморожена» до сих пор. Почему ситуация развивается именно таким образом? Не потому, что эти государства не являются сегодня независимыми в подлинном смысле слова и их политика определяется директивами, получаемыми из американских посольств? Сегодня под предлогом грозящего Европе «энергетического голода» США и НАТО осуществляют проникновение на Украину, Кавказ и в Среднюю Азию, решая, главным, образом военно-стратегические задачи.

Трубопроводы из, мягко говоря, нестабильных регионов мира в Европу смогут функционировать лишь при условии «атлантического» военного присутствия на этих территориях. При этом США дают понять, что не готовы обеспечивать их безопасность в одиночку, в силу чего европейцы рискуют быть втянутыми во все новые и новые американские военные авантюры на Ближнем и Среднем Востоке, а также, возможно, на Кавказе и в Средней Азии. Может быть, в этой ситуации европейцам пора обратить внимание на собственные газовые и нефтяные кладовые? И вместо бесконечных разговоров об «энергетической зависимости», заняться, наконец, разработкой собственных месторождений?

vlasti.net

Нефть в обход России: Восточная Европа ищет альтернативу

Беларусь и Украина инициировали поиск альтернативных российским источников нефти еще в прошлом году. Возможность поставок из Ирана и Азербайджана в порт Южный под Одессой и до НПЗ в Мозыре по нефтепроводам "Одесса-Броды" и "Мозырь-Броды" обсуждалась двумя сторонами в белорусской столице в минувшем сентябре.

На заседание Международной ассоциации транспортировщиков нефти (МАТН) были приглашены также представители Каспийского трубопроводного консорциума (КТК) и польской компании PERN Przyjazń. 

Опрошенные "Немецкой волной" эксперты считают, что Беларусь и Украина ведут последовательную работу над диверсификацией нефтяных поставок в Восточную Европу. Но путь к альтернативе будет нескорым, предупреждают аналитики.

Когда дело - труба

Соглашение об использовании участка "Мозырь-Броды" системы нефтепроводов "Дружба" - это пролонгация договора Беларуси с Украиной, действующего с 2004 года. По одной из ниток нефтепровода нефть из России идет в Европу. Вторая нитка работает в реверсном режиме. 

Эта схема была опробована 2011 году, когда Москва резко сократила поставки в Беларусь, и Минск качал на Мозырский НПЗ по нефтепроводу от Одессы нефть из Венесуэлы по схеме замещения ее сырьем из Азербайджана. 

Тогда сообщалось о возможности ежегодно доставлять по этому маршруту до 16 млн тонн нефти, но в итоге в Мозырь пришло только около 1 млн тонн. В 2012 году нефтяная война с Россией закончилась, и проект был свернут.

"К возрождению альтернативного пути Минск подтолкнул прошлогодний нефтегазовый конфликт с Москвой, в результате которого белорусские НПЗ в Мозыре и Новополоцке недополучили около 6 млн тонн нефти из оговоренных ранее 24 млн тонн", - говорит Сергей Богдан, докторант Свободного университета Берлина, эксперт Центра Острогорского, занимающегося анализом проблем Беларуси. 

Поэтому белорусское правительство возобновило переговоры с Украиной, со странами Балтии, Польшей и с потенциальными экспортерами - Ираном и Азербайджаном.

О том, что Беларусь ищет альтернативу российской нефти, свидетельствует встреча 12 мая Александра Лукашенко с руководством швейцарской трейдинговой компанией Glencore International AG - крупнейшим трейдером сырьевых товаров. 

Когда Россия завершит действие так называемого налогового маневра в нефтяной отрасли, цена на нефть на внутрироссийском рынке вырастет, поэтому Минск ищет другие источники поставок.

По словам Богдана, диверсификация нефтяных путей актуальна не только для Беларуси и Украины, но и для всей Европы. "Самой Беларуси много нефти не надо, но чтобы договориться с поставщиками, проект должен стать региональным, нужны гарантии серьезных объемов прокачки и заинтересованность партнеров, готовых инвестировать в проекты", - подчеркнул эксперт.

Возврат к старым проектам 

Вопросы ухода от российской нефтяной зависимости в странах Восточной Европы обсуждаются не первый год. В одном из обзоров минский аналитик нефтяного рынка Татьяна Маненок напоминала, что в 2004-м Беларусь, Украина и Латвия намеревались создать транспортный коридор "Юг-Север": "Одесса-Броды-Мозырь-Полоцк-Вентспилс".

Декларировало правительство Беларуси также запуск в реверсном режиме простаивающей части российского трубопровода от Латвии до Полоцка, чтобы обеспечить нефтью Новополоцкий НПЗ.

А "Укртранснефть" и польская компания PERN Przyjazń планировали построить смычку нефтепровода "Броды-Плоцк" для прокачки иранской нефти в страны Восточной Европы. Но дальше планов дело не пошло - к проектам не удалось привлечь ни экспортеров сырья, ни инвесторов.

Сегодня СМИ сообщают о возврате интереса к диверсификации нефтяных поставок. В июне 2016 года президент Азербайджана Ильхам Алиев в ходе совместной пресс-конференции с президентом Украины Петром Порошенко заявил: "Мы очень серьезно обсудили вопрос реализации проекта "Одесса-Броды" и дали поручение возродить его". 

В конце ноября Азербайджан посетил глава Беларуси Александр Лукашенко, который также говорил о потенциальных поставках азербайджанской нефти в Беларусь.

По информации Interfax, Иран готов поставлять нефть в Украину и далее в страны Восточной Европы через транзитный коридор "Одесса-Броды". В свою очередь Украина не оставляет надежды на достройку совместно с Польшей нефтепровода "Броды-Плоцк". 

Вице-президент польской компании PERN Przyjazń Рафал Миланд в конце минувшего года сообщал интернет-порталу BiznesAlert, что его интересует стоимость расширения и возможности другого участка - "Плоцк-Мозырь", чтобы нефть для переработки на Мозырский НПЗ поставлялось с запада на восток.

Особый интерес 

Больше всех заинтересован в обеспечении сырьем НПЗ в Мозыре Киев, и он хотел бы транспортировать в Беларусь нефть по нефтепроводу "Одесса-Броды", в том числе и по давальческой схеме. Мощности по переработке нефти на Украине слабые, поэтому поставки белорусского бензина в общем объеме импорта нефтепродуктов занимают более 60 процентов украинского рынка, а дизельное топливо - до 40 процентов, рассказал DW аналитик украинского Института будущего Игорь Тышкевич.

По его словам, номинальная загрузка белорусских НПЗ - около 20 млн тонн в год. "Даже если часть мощностей простаивает из-за модернизации, НПЗ в Мозыре и Новополоцке могут выйти на объем переработки до 30 млн тонн", - заметил Тышкевич.

Так что "Украина, увеличив поставки нефти на свою территорию, сможет загрузить белорусские предприятия - в виде продаж или по давальческой  схеме". Эксперт полагает, что часть нефтепродуктов из Беларуси можно отправлять по нефтепроводу "Мозырь-Броды" на рынки Венгрии и Чехии.

Главный вопрос - финансовый

По мнению Игоря Тышкевича, ключевым тут будет вопрос финансирования. Нужна кооперация, а игроки нефтяного рынка в регионе, по его выражению, пока только наблюдают, опасаясь нестабильности на Украине.

С тем, что от проекта до его реализации пройдет немало времени, согласен и Сергей Богдан: "Тут нет волшебного решения, которое снимет все вопросы и даст стабильный поток нефти в Беларусь, Украину и другие страны".

По мнению Богдана, серьезным препятствием становится то, что все попытки диверсификации источников нефти рассматриваются в неэкономических категориях конфронтации - ты с Россией или против нее. В то же время эксперт Центра Острогорского делает вывод: 

"Переход к новой структуре поставок нефти из Ирана и Азербайджана по нефтепроводам от Одессы до Бродов и Мозыря, а оттуда далее в страны Восточной Европы, включая Беларусь, изменит геополитическую карту всего восточноевропейского региона".

belaruspartisan.by

Россия не отдаст нефтяной рынок Восточной Европы ближневосточным конкурентам - ЭкспертРУ

Кризис на нефтяных рынках резко обострил конкуренцию между производителями сырья. Они лихорадочно ищут новые рынки сбыта и отчаянно демпингуют, чтобы получить хотя бы небольшую долю. Жесткая конкурентная борьба разворачивается на рынке нефти Восточной Европы

Несмотря на все усилия Брюсселя и европейских стран диверсифицировать поставки энергоносителей, Россия продолжает доминировать на этом рынке и особенно на рынке нефти в Восточной и Центральной Европе. Конечно, это не значит, что обширный регион огорожен стеной, за которую не может попасть нефть из других стран. К примеру, в Восточную Европу недавно сумела просочиться нефть из Саудовской Аравии, Ирана и Ирака.

В прошлом году в Польшу впервые прибыла нефть из Саудовской Аравии. В апреле этого года Saudi Aramco подписала долгосрочный контракт с PKN Orlen на поставку нефти в Польшу, Чехию и Литву.

В августе 2016 г. на польский рынок после паузы продолжительностью в 2-3 года вернулась иранская нефть. Венгрия, вторая страна в регионе по объемам закупаемой в России нефти, увеличивает импорт «черного золота» из Иракского Курдистана. Одновременно с этим Украина пытается стать для National Iranian Oil Company воротами в Восточную и Центральную Европу. Очевидно, что восточноевропейские государства не оставляют попыток диверсифицировать поставщиков энергоносителей. Сможет ли нефть с Ближнего Востока стать реальной альтернативой российской нефти марки «Urals», задается вопросом сайт Oil Price?

Ближневосточная нефть в Польшу поступает через балтийский порт Гданьск. В прошлом месяце супертанкер «Атлантас» доставил в Гданьск 2 млн баррелей иранской нефти. Ее встретили в Польше с большим энтузиазмом так же, как открытие в апреле нового нефтяного терминала Naftowy PERN все в том же Гданьске. Нефтеперерабатывающие заводы в Польше и Германии работают на российской нефти, поступающей из России, главным образом, по нефтепроводу. Терминал Naftowy PERN позволяет сейчас Польше получать нефть и из других стран, если с российской нефтью возникнут какие-то перебои. Значит ли это, что ненавистной для поляков зависимости от российских энергоносителей пришел конец? Oil Price отвечает на этот вопрос в целом отрицательно.

Поставки нефти с Ближнего Востока стали возможны благодаря ряду обстоятельств. Во-первых, цена на нефть до сих пор остается низкой, а хранение ее в резервуарах – наоборот, стоит рекордно дорого. Не удивительно, что все производители пытаются сейчас выбросить на рынки как можно больше «черного золота». Иранцы, чтобы пробиться в Польшу, по слухам, продают свою нефть вдвое дешевле конкурентов из Саудовской Аравии и Ирака.

Рекордно низкая сейчас и стоимость транспортировки нефти морем. Все это значит, что если резко повысится стоимость нефти или стоимость доставки, то экспорт иранской нефти и нефти других ближневосточных производителей в район Балтики станет слишком дорогим. Так что ослабление зависимости от российской нефти носит, скорее всего, временный характер.

Но даже сейчас при выгодных обстоятельствах и ценах на рынках достичь реальной диверсификации поставщиков энергоносителей в Центральной и Восточной Европе трудно. National Iranian Oil Company, например, уже отказала венгерскому НПЗ MOL в просьбе поставлять легкую нефть, потому что Иран пока еще не в состоянии ее добывать.

Не стоит забывать и геополитику. Политическая обстановка на Ближнем Востоке настолько нестабильна, что рассчитывать на него как на надежного поставщика энергоносителей не стоит.

Доставка нефти морем всегда опаснее, чем ее транспортировка по нефтепроводу. Но даже если Киеву и Тегерану удастся договориться об использовании нефтяной инфраструктуры Украины, то нефть все равно нужно доставить в Одессу через Босфор и Ормузский пролив.

С одной стороны, 2 млн баррелей иранской нефти Польше хватило лишь на 3-4 дня. С другой, для того, чтобы их доставить, «Атлантасу» пришлось преодолеть 22 тыс. км, т.е. обогнуть по экватору полпланеты. Из-за низкой пропускной способности датских проливов 700 тыс. баррелей пришлось перегружать на второй танкер – «Калиди». Это значит, что о доставке больших объемов нефти в Гданьск морем остается только мечтать.

Тем не менее, считает Oil Price, появление иранской нефти в Гданьске должно стать для России тревожным сигналом для России так же, как это было в прошлом году, когда в Польшу пришла нефть из Саудовской Аравии. Польша является пятым покупателем российской нефти после Китая, ФРГ, Нидерландов и Белоруссии. У «Роснефти» имеются долгосрочные контракты на поставку нефти с польскими НПЗ PKN Orlen и Lotos S.A. Москве следует внимательно следить за всеми попытками конкурентов проникнуть на контролируемые «Роснефтью» и «Газпромом» рынки и предпринимать необходимые меры, чтобы не потерять контроль над Восточной и Центральной Европой.

expert.ru

Россия не отдаст нефтяной рынок Восточной Европы ближневосточным конкурентам

   Читать оригинал публикации на expert.ru   

Кризис на нефтяных рынках резко обострил конкуренцию между производителями сырья. Они лихорадочно ищут новые рынки сбыта и отчаянно демпингуют, чтобы получить хотя бы небольшую долю. Жесткая конкурентная борьба разворачивается на рынке нефти Восточной Европы

Несмотря на все усилия Брюсселя и европейских стран диверсифицировать поставки энергоносителей, Россия продолжает доминировать на этом рынке и особенно на рынке нефти в Восточной и Центральной Европе. Конечно, это не значит, что обширный регион огорожен стеной, за которую не может попасть нефть из других стран. К примеру, в Восточную Европу недавно сумела просочиться нефть из Саудовской Аравии, Ирана и Ирака.

В прошлом году в Польшу впервые прибыла нефть из Саудовской Аравии. В апреле этого года Saudi Aramco подписала долгосрочный контракт с PKN Orlen на поставку нефти в Польшу, Чехию и Литву.

В августе 2016 г. на польский рынок после паузы продолжительностью в 2-3 года вернулась иранская нефть. Венгрия, вторая страна в регионе по объемам закупаемой в России нефти, увеличивает импорт «черного золота» из Иракского Курдистана. Одновременно с этим Украина пытается стать для National Iranian Oil Company воротами в Восточную и Центральную Европу. Очевидно, что восточноевропейские государства не оставляют попыток диверсифицировать поставщиков энергоносителей. Сможет ли нефть с Ближнего Востока стать реальной альтернативой российской нефти марки «Urals», задается вопросом сайт Oil Price?

Ближневосточная нефть в Польшу поступает через балтийский порт Гданьск. В прошлом месяце супертанкер «Атлантас» доставил в Гданьск 2 млн баррелей иранской нефти. Ее встретили в Польше с большим энтузиазмом так же, как открытие в апреле нового нефтяного терминала Naftowy PERN все в том же Гданьске. Нефтеперерабатывающие заводы в Польше и Германии работают на российской нефти, поступающей из России, главным образом, по нефтепроводу. Терминал Naftowy PERN позволяет сейчас Польше получать нефть и из других стран, если с российской нефтью возникнут какие-то перебои. Значит ли это, что ненавистной для поляков зависимости от российских энергоносителей пришел конец? Oil Price отвечает на этот вопрос в целом отрицательно.

Поставки нефти с Ближнего Востока стали возможны благодаря ряду обстоятельств. Во-первых, цена на нефть до сих пор остается низкой, а хранение ее в резервуарах – наоборот, стоит рекордно дорого. Не удивительно, что все производители пытаются сейчас выбросить на рынки как можно больше «черного золота». Иранцы, чтобы пробиться в Польшу, по слухам, продают свою нефть вдвое дешевле конкурентов из Саудовской Аравии и Ирака.

Рекордно низкая сейчас и стоимость транспортировки нефти морем. Все это значит, что если резко повысится стоимость нефти или стоимость доставки, то экспорт иранской нефти и нефти других ближневосточных производителей в район Балтики станет слишком дорогим. Так что ослабление зависимости от российской нефти носит, скорее всего, временный характер.

Но даже сейчас при выгодных обстоятельствах и ценах на рынках достичь реальной диверсификации поставщиков энергоносителей в Центральной и Восточной Европе трудно. National Iranian Oil Company, например, уже отказала венгерскому НПЗ MOL в просьбе поставлять легкую нефть, потому что Иран пока еще не в состоянии ее добывать.

Не стоит забывать и геополитику. Политическая обстановка на Ближнем Востоке настолько нестабильна, что рассчитывать на него как на надежного поставщика энергоносителей не стоит.

Доставка нефти морем всегда опаснее, чем ее транспортировка по нефтепроводу. Но даже если Киеву и Тегерану удастся договориться об использовании нефтяной инфраструктуры Украины, то нефть все равно нужно доставить в Одессу через Босфор и Ормузский пролив.

С одной стороны, 2 млн баррелей иранской нефти Польше хватило лишь на 3-4 дня. С другой, для того, чтобы их доставить, «Атлантасу» пришлось преодолеть 22 тыс. км, т.е. обогнуть по экватору полпланеты. Из-за низкой пропускной способности датских проливов 700 тыс. баррелей пришлось перегружать на второй танкер – «Калиди». Это значит, что о доставке больших объемов нефти в Гданьск морем остается только мечтать.

Тем не менее, считает Oil Price, появление иранской нефти в Гданьске должно стать для России тревожным сигналом для России так же, как это было в прошлом году, когда в Польшу пришла нефть из Саудовской Аравии. Польша является пятым покупателем российской нефти после Китая, ФРГ, Нидерландов и Белоруссии. У «Роснефти» имеются долгосрочные контракты на поставку нефти с польскими НПЗ PKN Orlen и Lotos S.A. Москве следует внимательно следить за всеми попытками конкурентов проникнуть на контролируемые «Роснефтью» и «Газпромом» рынки и предпринимать необходимые меры, чтобы не потерять контроль над Восточной и Центральной Европой.

lenta.co

Сланцевая нефть в Европе | Аналитика

Каковы шансы Евросоюза стать мировым лидером гидроразрыва.

Европейский бум добычи сланцевого газа оказался не таким, каким некоторые его предсказывали. Мы очень далеко ушли от той ситуации, которая наблюдалась несколько лет назад, когда интерес к фрекингу в Европе только набирал обороты, подогреваемый успехами этой отрасли в Северной Америке.

Казалось, что Великобритания возглавляет это движение, учитывая ведущиеся сланцевые разработки в северо-западной и юго-западной части Англии. Компании стали расхватывать лицензии на проведение геологических исследований по всему континенту, и началась жадная оценка перспектив разработок от Скандинавии до Урала.

Что же с ними случилось, и как прогноз на эти работы в Европе выглядит сегодня?

Западная Европа

Из всех стран континентальной Европы самый большой потенциал добычи нетрадиционных углеводородов методом гидроразрыва у Франции. Считается, что у сланцев Северо-Французской низменности (Парижского бассейна) потенциально большое содержание сланцевого газа и низкое содержание сланцевой нефти, при этом потенциально большое количество сланцевого газа содержится также и в Юрских шельфах на юго-востоке страны. Но с 2011 года существует мораторий на добычу сланцевого газа, который был продлен в 2013 году. Таким образом, на данный момент во Франции ничего не взрывают.

В Германии, как и во Франции, добыча шельфового газа запрещена с 2011 года. Но в отличие от Франции, у нее нет таких громадных потенциальных запасов. Наибольший интерес вызывает добыча газа из слабопроницаемых песчаников и угольных пластов, и в последнее время появились подвижки к тому, чтобы разрешить добычу методом гидроразрыва на глубине более 3 тыс. метров. Единственная страна в континентальной Западной Европе со значительным потенциалом сланцевых газов — это Нидерланды. Однако там существует значительное общественное сопротивление, особенно с учетом того, что традиционная добыча газа всегда связывалась с проседанием пород и стимулированием сейсмической активности в районе города Гронинген. До настоящего момента добыча сланцевого газа гидроразрывом разрешена не была.

Сланцевая нефть в Европе

Восточная Европа

Польша, с ее явно перспективными сланцами и государственной поддержкой фрекинга, казалась будущим лидером европейского газодобывающего бума. Реальность, впрочем, оказалась довольно отрезвляющей.

Было пробурено много скважин, но только малая их часть показала те результаты, на которые все надеялись, и большинство крупных компаний ушло из страны. В долгосрочной перспективе польский сланцевый газ может оказаться рентабельным, но обширные сланцы и воодушевленные политики не в состоянии гарантировать успешную добычу ресурса.

Украину тоже воспринимали как одно из главных направлений разработок, с возможностями добычи как на западе, так и на востоке страны. И там, и там начались исследования, но последующие политические потрясения и военный конфликт в Донецкой области определили очевидное: добыча не началась и в ближайшем будущем, скорее всего, не начнется.

Потенциально богатые газом сланцы Западной Украины продолжаются на территории Румынии и Болгарии. Chevron проводил в Румынии исследования сланцевых газов, но из-за неутешительных результатов и протестов защитников окружающей среды в начале 2015 года компания окончательно ушла из страны. Между тем Болгария в 2012 году объявила мораторий на добычу сланцевого газа. Считается, что в Венгрии и в области Литвы и Калининграда в балтийском регионе тоже находятся запасы нетрадиционных углеводородов, но пока было проведено мало исследований.

Сланцевая нефть в Европе

Скандинавия

Единственная скандинавская страна, в которой сланцы представляют интерес, это Дания, где, по предположениям Геологической службы США, в береговых квасцовых сланцах содержится 75 млрд кубических метров запасов газа.

В 2012 году правительство объявило мораторий на фрекинг, но компании Total было разрешено продолжить исследовательские работы на полуострове Ютландия и острове Зеландия, с планами этой весной пробурить тестовые скважины. Есть сообщения, что правительство может рассмотреть отмену моратория, если Total решит продолжить работу по добыче газа на основании положительных результатов исследований.

Южная Европа

Геология южной Европы имеет сложные тектонические характеристики. Там мало сланцевых пластов, и этот регион не пользовался крайне небольшим интересом в плане газовых разработок. Предполагается, что юрские сланцы в Баскско-Кантабрианском бассейне на северо-западе Испании имеют некоторый потенциал, и определенные работы в этом регионе уже начались.

Что будет дальше?

Понятно, что в очень немногих европейских странах фрекинг может начаться в обозримом будущем, если вообще начнется. Многие европейские сланцы, которые считались многообещающими, оказались в геологическом отношении значительно более сложными, чем представлялись вначале.

Это обусловлено тем, что сланец, несмотря на его исключительно широкое распространение, не становился объектом исследования — по крайней мере, до недавнего времени. Еще многое предстоит выяснить про то, как формируются сланцы, как различаются и как реагируют на гидроразрыв.

Кроме того, конфликт между политическими соображениями и опасениями защитников окружающей среды оказался острее ожидаемого, при этом внезапный спад цен на нефть сделал все затраты в этой области значительно более ощутимыми, чем они были год назад. Для компаний этой сферы изменилась экономика — и в особенности после того, как проявились сложности геологии. И раньше было понятно, что европейские сланцы отличаются от американских. Теперь для больших компаний они выглядят значительно менее привлекательными.

И все же продолжать исследования технологии фрекинга совершенно необходимо. Изучение геологии сланцев все еще находится на начальной стадии. Если разработка сланцев в Европе все же начнется, требуется собрать, проанализировать и сделать публично доступной основную информацию по возможному изменению окружающей среды, которое вызовет фрекинг в предполагаемых местах добычи, равно как и данные долгосрочного мониторинга.

Ученые, изучающие сланцы, должны выстроить конструктивный диалог с общественностью и объяснить, что мы знаем и чего еще не знаем о возможных рисках. В эту работу вовлечен проект ReFINE (Изучение гидроразрыва в Европе), который исследует, насколько глубоко проходят трещины гидроразрыва пласта, насколько сильное землетрясение это может вызвать и насколько велика вероятность утечек из скважин газовой залежи.

Между тем Евросоюз несколько недель назад объявил, что присудит 12 млн евро исследователям, которые изучат экологическое влияние гидроразрыва и риски распространения химических соединений и газов под землей. Может быть, Европа и не станет мировым лидером гидроразрыва, но она может возглавить его научное изучение.

ru.insider.pro


Смотрите также