Аналитик | Политика и экономика. Откуда игил берет нефть


Кто покупает нефть у ИГИЛ? - Московский Центр Карнеги

Нелегальная торговля нефтью стала одним из главных источников дохода «Исламского государства». Есть разные оценки ее объема, в основном в диапазоне $1–1,5 млн в день. Российский президент Владимир Путин заявлял, что счет идет уже на миллиарды, если вести его с середины 2014 года. Оценки эти рассчитывают на основе того, что ежедневная добыча на нефтяных месторождениях, оказавшихся под контролем ИГИЛ, составляет 30–40 тысяч баррелей в день, и эта нефть продается предположительно по цене $20–40 за баррель. 

Nakhle was a nonresident scholar at Carnegie Middle East Center, specializing in international petroleum contracts and fiscal regimes for the oil and gas industry, world oil and gas market developments, energy policy, and oil and gas revenue management.
Carole Nakhle
Другие материалы эксперта…

Нефтяные месторождения, особенно старые, как в Сирии, требуют постоянного внимания профессионалов, иначе сохранить нужный уровень добычи не получится. Поэтому и на месторождениях, и на НПЗ, контролируемых ИГИЛ, действительно работают квалифицированные инженеры, хотя никто не знает, как террористической организации удалось этого добиться: возможно, предлагают им такую зарплату, от которой трудно отказаться, а может, расстреливают всех, кто не хочет сотрудничать.

Техническое обслуживание месторождений дело затратное, так что некоторые эксперты считают, что в какой-то момент ИГИЛ столкнется с резким спадом добычи и его нефтяной бизнес сойдет на нет. Но в ближайшее время этого ждать не стоит. Даже если добыча сократится, ее можно вести еще много лет и даже десятилетий.

Сеть покупателей

Нефтедобыча не только покрывает собственные потребности ИГИЛ в электричестве, топливе и тепле, но и идет на экспорт, что позволяет террористической группировке рекрутировать новых боевиков, закупать оружие и финансировать пропаганду. Однако проследить, кто покупает эту нефть, непросто. 

После того как Турция сбила российский самолет, Москва открыто обвинила Стамбул в покупке нефти у ИГИЛ. Турция в ответ заявила, что все наоборот: это Россия пособничает нелегальной торговле нефтью, поскольку защищает режим Асада, а он относится к числу постоянных покупателей игиловской нефти.

Обвинений прозвучало уже немало, но материальных свидетельств о том, кто именно причастен к этой торговле, пока недостаточно. Черный рынок предполагает обширную и хорошо организованную сеть партнеров и клиентов, которые активно действуют в Ираке, Сирии и Турции. И даже если некоторых из них удастся обнаружить, наивно предполагать, что такую разветвленную сеть будет легко раскрыть. 

Часть покупателей, впрочем, очевидны. Миллионам людей, живущих на контролируемой ИГИЛ территории, требуется дизельное топливо для автомобилей, а также как источник электричества и тепла. Закупают это топливо и отдельные группы сирийских повстанцев – хотя они и враги ИГИЛ, у них просто нет другого выбора. Активно задействованы в торговле местные водители бензовозов, доставляющие нефть ИГИЛ контрабандистам и посредникам; эти люди отчаянно ищут хоть какой-нибудь источник дохода. А после того как нефть и нефтепродукты покидают территорию ИГИЛ, отследить их очень сложно. Вполне вероятно, что кто-то пользуется этим топливом, даже не зная, откуда оно происходит.

Есть ли решение

Некоторые политики считают, что единственный способ решить проблему нелегальной нефтяной торговли ИГИЛ – разбомбить месторождения. Но если речь идет о временной приостановке добычи, то это вряд ли поможет: как показала практика, в таких случаях ИГИЛ удается возобновить добычу, пусть и на более низком уровне. Если же будет поставлена задача прекратить добычу навсегда, то пострадают местные жители, а с мыслью восстановить нефтяную отрасль после победы над ИГИЛ придется распрощаться. 

Еще одно предложение – уничтожать транспорт, перевозящий нефть. Но опять-таки, масштаб этих перевозок огромен, в них активно вовлечено гражданское население, а уничтоженные грузовики гораздо проще заменить, чем трубопроводы или танкеры. 

Кроме того, торговля нефтью, хоть она и весьма прибыльна, не единственный источник дохода ИГИЛ. Есть и другие: наркоторговля, похищение людей, сбор налогов с местного населения, торговля древностями, пожертвования. 

В общем, кто бы ни руководил военной кампанией против ИГИЛ, простого способа остановить нелегальную торговлю нефтью нет. Турция может внести большой вклад в это дело, если ужесточит пограничный контроль, но и этого будет недостаточно. Даже если турецкое правительство заблокирует вообще все поставки товаров из Сирии, контрабандисты смогут найти обходные пути. 

Единственное эффективное решение – это тесное сотрудничество заинтересованных государств, постоянная координация военной деятельности и обмен разведданными, которые позволят выявить структуру незаконной нефтеторговли. Но нарастающая конфронтация между Турцией и Россией пока уводит борьбу с нефтеторговлей ИГИЛ в противоположном направлении.

Оригинал статьи был опубликован на Al-Jazeera, 6.12.2015

carnegie.ru

Откуда деньги у ИГИЛ?

ИГИЛСирия 08 октября - Новости. ИГИЛ (запрещенное в России террористическое образование) хотя и несет потери от российских авиаударов, еще остается подобием квази-государства, которое умудряется за счет чего то содержать армию и территорию с городами.

Руководителям ИГИЛ нужно кормить ораву боевиков, покупать оружие... Откуда деньги? Значит, у ИГИЛ есть и своя экономика?

Вместе с востоковедом, советником директора Российского института стратегических исследований (РИСИ) Еленой Супониной мы попытались подсчитать годовой бюджет ИГИЛ.

«ЧЕРНОЕ ЗОЛОТО» ЗА ПОЛЦЕНЫ

- Самый большой доход ИГИЛ, или просто ИГ - «Исламского государства», как они теперь себя называют, приносит контрабандная продажа нефти с тех месторождений, которые находятся под контролем этой группировки в Ираке и Сирии, - объясняет Елена Супонина.

- Мне лично рассказывал генсек Иракской компартии, что в лучшие свои времена ИГИЛ получал от контрабанды нефти до 5 миллионов долларов в сутки. И это притом что они продавали нефть по бросовым ценам, раза в два дешевле, чем она стоила на мировых биржах.

Сейчас нефть упала в цене. А часть месторождений у ИГИЛ в Ираке отобрали. Но многие еще остались под их контролем. Около 2 - 3 миллионов долларов в день они на нефти получают.

КОНТРАБАНДА ЧЕРЕЗ ТУРЦИЮ

Нефть террористы возят в основном автоцистернами, но несколько веток трубопроводов проходит по территориям ИГИЛ. Надо понимать, что и в Сирии, и в Ираке очень нестабильно, экспорт нефти часто контролируют не правительства этих стран, а местные власти и авторитеты, а это - и племена, и банды, и группы контрабандистов.

ИГИЛ пользуется этой контрабандной сетью. Опираются на опытные мафиозные структуры. И покупатели - те же контрабандисты. А потоки этой нефти в основном идут через Турцию. И турецкие власти не могут не знать об этом.

ЗАВОДЫ ПОСТАВЛЕНЫ ПОД КОНТРОЛЬ

- Неплохие деньги для ИГИЛ приносят заводы по производству цемента, серной и фосфорной кислоты, которые оказались на захваченной ими территории. Но боевики контролируют такие заводы не напрямую, а через тех, кто раньше там работал и управлял. Они просто облагают эти заводы большим налогом или берут проценты с продаж. Это дает до 150 миллионов долларов в год, - оценивает эту статью дохода ИГИЛ Елена Супонина.

Очень часто исламисты берут предприятие под полный контроль, но оставляют персонал, чтобы работа не прерывалась. Была информация, что ИГИЛ нуждается в квалифицированных спецах по той же нефтепереработке, им предлагали даже зарплаты. Были те, кто откликнулся и поехал, но в основном это были люди, также разделяющие радикальные взгляды.

НАЛОГИ ВЗЯЛИ, ДОМ ОТНЯЛИ...

- Кроме того, ИГИЛ облагает податью чиновников и бизнесменов на подконтрольных территориях. Приходят, выясняют, какой здесь бизнес, и устанавливают свои налоги. Да и выяснять даже особо не надо - они же сами часто выходцы из этих районов.

Это происходит и на бытовом уровне - видят хорошую машину или дом и забирают на свои нужды, - говорит востоковед. - Но получается не всегда. На севере Сирии, например, несколько месяцев назад был инцидент, который чуть не вылился в серьезный межрелигиозный конфликт между общиной друзов и джихадистами.

Один влиятельный друз отказался «по-хорошему» отдать свой дом под нужды штаб-квартиры ИГИЛ. Тут же произошла свара, радикалы расстреляли этого человека, что чуть было не привело к очень большой стычке - вся община друзов была готова взяться за автоматы. Уладили переговорами.

Такого рода «налоги и сборы» тоже серьезная статья пополнения «бюджета» - они приносят им до 10 миллионов долларов. В месяц.

ЖИВОЙ ТОВАР

- От 3 до 5 миллионов евро в год принесла террористам торговля заложниками. Но следует помнить, что иногда за ИГИЛ принимают другие банды, которые также промышляют захватом заложников с последующей их продажей.

Например, группировка «Джабхат ан-Нусра», - разъясняет Супонина. - Известны случаи, когда нескольких европейцев, это были журналисты, освободили за сумму, превышающую 1 миллион евро. Но это редкость, так как, например, американцы принципиально за заложников не платят и помощь посредников в этом вопросе не принимают.

 

АРТЕФАКТЫ ИЗ-ПОД ПОЛЫ

- Тут не все однозначно. С одной стороны, они, как восточные люди, торговцы. С другой - заидеологизированные исламисты. Они считают, что произведения искусства противоречат их вере, поэтому боевики могут предпочесть что-то уничтожить в прах, нежели продать.

В Пальмире очень многие артефакты были уничтожены, хотя за них они и могли выручить большие деньги, ведь речь идет не только о крупных вещах типа древней Триумфальной арки, которую взорвали, но и о статуэтках, вазах.

На поток это не поставлено, но что-то все-таки стихийно, тайком попадает в руки контрабандистов. Оценить этот рынок почти невозможно - это все очень закрыто и оседает в частных закрытых коллекциях, владельцы которых не то что не назовут суммы, которые потратили на их приобретение, но и вообще никогда никому их не покажут.

БОГАТЫЕ СПОНСОРЫ

- Еще одна статья доходов, масштабы которой очень трудно оценить, - это благотворительные поступления от людей, симпатизирующих ИГИЛ, которые живут в разных странах мира, - немало их и в Саудовской Аравии, и в Пакистане.

Это происходит не на государственном уровне, это частные пожертвования, проконтролировать которые непросто - чаще всего деньги поступают не через банки, а через систему родственных связей или через знакомых, наличными, - говорит Елена Супонина.

Если же говорить о совокупном годовом бюджете ИГИЛ, то у исследователей нет однозначной оценки, некоторые говорят и про 2 миллиарда в год, но, по-моему, эта цифра завышена.

Объективной будет цифра в районе 1 миллиарда долларов. Если учитывать еще и другие группировки, то будет что-то около 1,5 миллиарда. Тем не менее это серьезная цифра, достаточная, чтобы так хозяйничать на этих территориях.

Источник: http://www.kp.ru

www.news-usa.ru

Кто покупает нефть у ИГИЛ?

Обвинений прозвучало уже немало, но доказательств пока недостаточно. Черный рынок предполагает обширную и хорошо организованную сеть партнеров и клиентов, которые активно действуют в Ираке, Сирии и Турции. И даже если некоторых из них удастся обнаружить, наивно предполагать, что такую разветвленную сеть будет легко раскрыть.

Нелегальная торговля нефтью стала одним из главных источников дохода «Исламского государства». Есть разные оценки ее объема, в основном в диапазоне $1–1,5 млн в день. Российский президент Владимир Путин заявлял, что счет идет уже на миллиарды, если вести его с середины 2014 года. Оценки эти рассчитывают на основе того, что ежедневная добыча на нефтяных месторождениях, оказавшихся под контролем ИГИЛ, составляет 30–40 тысяч баррелей в день, и эта нефть продается предположительно по цене $20–40 за баррель. 

Нефтяные месторождения, особенно старые, как в Сирии, требуют постоянного внимания профессионалов, иначе сохранить нужный уровень добычи не получится. Поэтому и на месторождениях, и на НПЗ, контролируемых ИГИЛ, действительно работают квалифицированные инженеры, хотя никто не знает, как террористической организации удалось этого добиться: возможно, предлагают им такую зарплату, от которой трудно отказаться, а может, расстреливают всех, кто не хочет сотрудничать.

Техническое обслуживание месторождений дело затратное, так что некоторые эксперты считают, что в какой-то момент ИГИЛ столкнется с резким спадом добычи и его нефтяной бизнес сойдет на нет. Но в ближайшее время этого ждать не стоит. Даже если добыча сократится, ее можно вести еще много лет и даже десятилетий.

Сеть покупателей

Нефтедобыча не только покрывает собственные потребности ИГИЛ в электричестве, топливе и тепле, но и идет на экспорт, что позволяет террористической группировке рекрутировать новых боевиков, закупать оружие и финансировать пропаганду. Однако проследить, кто покупает эту нефть, непросто. 

После того как Турция сбила российский самолет, Москва открыто обвинила Стамбул в покупке нефти у ИГИЛ. Турция в ответ заявила, что все наоборот: это Россия пособничает нелегальной торговле нефтью, поскольку защищает режим Асада, а он относится к числу постоянных покупателей игиловской нефти.

Обвинений прозвучало уже немало, но материальных свидетельств о том, кто именно причастен к этой торговле, пока недостаточно. Черный рынок предполагает обширную и хорошо организованную сеть партнеров и клиентов, которые активно действуют в Ираке, Сирии и Турции. И даже если некоторых из них удастся обнаружить, наивно предполагать, что такую разветвленную сеть будет легко раскрыть. 

Часть покупателей, впрочем, очевидны. Миллионам людей, живущих на контролируемой ИГИЛ территории, требуется дизельное топливо для автомобилей, а также как источник электричества и тепла. Закупают это топливо и отдельные группы сирийских повстанцев – хотя они и враги ИГИЛ, у них просто нет другого выбора. Активно задействованы в торговле местные водители бензовозов, доставляющие нефть ИГИЛ контрабандистам и посредникам; эти люди отчаянно ищут хоть какой-нибудь источник дохода. А после того как нефть и нефтепродукты покидают территорию ИГИЛ, отследить их очень сложно. Вполне вероятно, что кто-то пользуется этим топливом, даже не зная, откуда оно происходит.

Есть ли решение

Некоторые политики считают, что единственный способ решить проблему нелегальной нефтяной торговли ИГИЛ – разбомбить месторождения. Но если речь идет о временной приостановке добычи, то это вряд ли поможет: как показала практика, в таких случаях ИГИЛ удается возобновить добычу, пусть и на более низком уровне. Если же будет поставлена задача прекратить добычу навсегда, то пострадают местные жители, а с мыслью восстановить нефтяную отрасль после победы над ИГИЛ придется распрощаться. 

Еще одно предложение – уничтожать транспорт, перевозящий нефть. Но опять-таки, масштаб этих перевозок огромен, в них активно вовлечено гражданское население, а уничтоженные грузовики гораздо проще заменить, чем трубопроводы или танкеры. 

Кроме того, торговля нефтью, хоть она и весьма прибыльна, не единственный источник дохода ИГИЛ. Есть и другие: наркоторговля, похищение людей, сбор налогов с местного населения, торговля древностями, пожертвования. 

В общем, кто бы ни руководил военной кампанией против ИГИЛ, простого способа остановить нелегальную торговлю нефтью нет. Турция может внести большой вклад в это дело, если ужесточит пограничный контроль, но и этого будет недостаточно. Даже если турецкое правительство заблокирует вообще все поставки товаров из Сирии, контрабандисты смогут найти обходные пути. 

Единственное эффективное решение – это тесное сотрудничество заинтересованных государств, постоянная координация военной деятельности и обмен разведданными, которые позволят выявить структуру незаконной нефтеторговли. Но нарастающая конфронтация между Турцией и Россией пока уводит борьбу с нефтеторговлей ИГИЛ в противоположном направлении.

maxpark.com

Европа покупает нефть у ИГИЛ

Европа покупает нефть у ИГИЛ

 

 «Исламское государство» * продает нефть из Ирака и Сирии в Израиль через Турцию. Об этом на днях сообщили турецкие оппозиционные СМИ левого толка.

Издание «Айдынлык» уже не в первый раз отмечает, что нефть с месторождений, находящихся под контролем ИГ, переправляется в Турцию по трубопроводам или на автоцистернах, а уже оттуда большая ее часть поступает в Израиль. В нелегальной торговле энергоресурсами также участвуют иракские курды, в первую очередь — президент Иракского Курдистана и лидер Демократической партии Курдистана (ДПК) Масуд Барзани. В СМИ отмечают, что Израиль активнейшим образом участвовал в создании автономного Курдистана и оказывал всяческую помощь Барзани, чтобы потом покупать у него нефть и переправлять ее через турецкую территорию.

«Айдынлык» подчеркивает, что турецкое правительство тоже сотрудничает с Барзани и покупает нефть и газ в Курдистане в обход Багдада.

В то же время BBC, ссылаясь на исследования американской консалтинговой компании IHS, сообщило 16 марта, что «Исламское государство» в последнее время лишилось 22% территорий в Сирии и Ираке, а также около 40% своих доходов, преимущественно от торговли нефтью. По оценкам западных экспертов, во многом это связано с тем, что сирийские курды захватили КПП на сирийско-турецкой границе к северу от города Ракка.

Напомним, 30 ноября 2015-го года президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что уйдет в отставку, если подтвердится информация о закупках его страной нефти у «Исламского государства». В этот же день президент России Владимир Путин сказал, что российский бомбардировщик Су-24М был сбит турецкими ВВС как раз в целях защиты контрабандных поставок нефти. 2 декабря 2015 года Минобороны РФ предоставило доказательства того, что в Турцию по трем маршрутам поставляются нефтепродукты с территорий, находящихся под контролем террористов.

Но причастен ли Израиль к контрабанде нефти из Сирии и Ирака?

Эксперт по Ближнему Востоку Исраэль Шамир обращает внимание на то, что подобные публикации появлялись в израильских и британских СМИ, а также в различных западных аналитических центрах, причем с конкретными доказательствами причастности Израиля к покупке контрафактной нефти.

— В Турции нефть от ИГ продается как курдская (по некоторым данным, до ввоза в Турцию она проходит грубую переработку на мелких курдских нефтеперерабатывающих заводах), а затем через турецкие порты Джейхан, Мерсил и Дортел экспортируются в Израиль. И, судя по всему, в Израиль идет около 80% всей украденной в Ираке и Сирии нефти. Понятно, что тут не обходится без соответствующих договоренностей с боевиками как «Исламского государства», так и «ан-Нусры» **. Последние, напомню, занимают позиции в Сирии непосредственно возле границы с Израилем, и понятно, что с ними израильские спецслужбы осуществляют какое-то взаимодействие.

Я не хочу сказать, что Израиль создал ИГ и способствовал его разрастанию в Сирии, также как и «ан-Нусры» — к этому причастны и США, и европейские страны, и Саудовская Аравия, и Катар с Турцией. Но то, что Израиль — один из бенефициаров, это уже ни у кого не вызывает сомнений.

Директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семён Багдасаров считает, что, несмотря на все публикации Al-Araby Al-Jadeed, Financial Times, Reuters, Die Presse и Global research, вроде бы доказывающие причастность Израиля к контрабанде нефти, на самом деле вокруг этой темы много спекуляций.

— Каждая сторона пытается спихнуть ответственность за нелегальную торговлю на другого игрока. Я напомню, что в конце января министры обороны Израиля и Греции обвинили Турцию в покупке нефти у «Исламского государства». О том, как реально построен бизнес, знают только в ИГ, а также в определенных кругах Турции и Иракского Курдистана. Нам остается лишь только догадываться. Но судя по всему, действительно нефть перед ввозом в Турцию пытаются формально легализовать и представить по документам как курдскую.

 

Теперь что касается тезисов о том, что Израиль участвовал в создании автономного Курдистана и оказывал помощь Барзани. Израиль действительно заинтересован в создании курдского государства, причем это не скрывается даже на официальном уровне. В советское время была парадоксальная ситуация — Советский Союз продавливал идею с автономией иракским курдам, но одновременно с нашими структурами, там активно работали как израильские, так и американские.

Политически Тель-Авив заинтересован в официальном создании независимого Иракского Курдистана, поскольку это доставит крупные проблемы Ирану, где также есть проблемы с курдами. В 1946 году даже существовала так называемая Мехабадская республика на территории Иранского Курдистана. Сегодня Демократическая партия Иранского Курдистана (PDKI) имеет несколько боевых отрядов, которые снова начинают проявлять активность — уже были сообщения об их боестолкновениях с КСИР.

Бывший 1-й секретарь посольства СССР в Ливане, советник посольства России в Вашингтоне, а ныне президент Российского общества дружбы и делового сотрудничества с арабскими странами Вячеслав Матузов напоминает, что после того, как Минобороны РФ опубликовало доказательства контрабанды нефти в Турцию, глава нефтегазовой комиссии парламента курдской автономии Шерко Джевдет опроверг данные российской разведки.

— Он заявил, что бензовозы и нефть якобы принадлежат иракским курдам, а наши снимки никак не связаны с торговлей нефтью, добываемой на территориях, подконтрольных «Исламскому государству». Мне неоднократно в различных программах приходилось спорить с представителями Иракского Курдистана, и все они, как один, твердят одну и ту же сказку, мол, вы лжете, а мы легально поставляем нефть в Турцию и ни о какой контрабанде речи не идет.

Но, во-первых, само по себе удивительно, что курды нас обвиняют во лжи — уж не им это делать, учитывая, сколько лет мы их поддерживали (напомню, что Евгений Примаков был одним из кураторов курдского направления). Во-вторых, уж не такой и большой объем экспорта нефти из Иракского Курдистана, чтобы речь шла о тысячах бензовозов. Но схема поставок на самом деле такая, что там концов не найдешь. Это позволяет Турции и Госдепу парировать обвинения, сваливая вину на сирийское правительство. Поясню.

Турки придумали сказочку про то, что нефть из подконтрольной ИГ Ракки направляется в Дамаск и употребляется только сирийскими властями, обвинили в нелегальных поставках сирийского бизнесмена Джорджа Хасвани, у которого также имеется российское гражданство. Это, конечно, чушь. Я знаком с Хасвани, он владеет компанией Hesco — строительной фирмой, которая занимается прокладкой трубопроводов. Для строительства нефтеперерабатывающих заводов у нее просто нет технических возможностей. Hesco выигрывает тендеры у сирийского правительства и привлекает субподрядчиков — из той же Турции.

На самом деле схема другая: нефть для «экспорта» добывают не только в Ракке и Дейр-эз-Зоре, но также рядом с иракским Мосулом, который контролируется «халифатом». Затем ее загружают в бензовозы и отправляют в Заху — город в Северном Курдистане на границе с Турцией, который также находится рядом с Мосулом.

Далее контрабандную нефть просто переоформляют как курдскую — после чего формально караваны бензовозов принадлежат уже не «Исламскому государству», а Иракскому Курдистану. Там же она проходит грубую переработку, чтобы поставки легализовались и формально не нарушали запрет на экспорт нефти в Турцию без одобрения официального Багдада. Затем бензовозы везут нефть в Турцию, где она реализуется через брокеров. И, судя по всему, дальше идет в Израиль, где проходит еще одну грубую переработку, откуда идет уже в средиземноморские страны — в Италию, Грецию и др. Там все сейчас на этом бизнесе зарабатывают: начиная от тех, кто непосредственно находится около скважин в Ираке и Сирии, и заканчивая брокерами из других стран. Правда, в последнее время в результате бомбардировок ВКС РФ и действий сирийских курдов объем транзита «черного золота» снизился в несколько раз.

Что касается денег за контрабанду, то они передаются в Ракку, Мосул, а также Иракский Курдистан, где их «отмывают». В случае с курдами, это так сказать, одна из форм оказания Израилем помощи, цель которой — разрушение арабского мира изнутри. Иракские курды — это, так сказать, оружие в израильских руках против арабов. Ведь когда Саддам Хусейн воевал с курдами, у тех всегда были израильские военные советники, осуществлялась их финансовая поддержка… Американцы тоже на этом играют — их планы по расчленению существующих границ показаны на известной карте «Нового Ближнего Востока» подполковника разведки Ральфа Петерса. Она еще в 90-х вызвала переполох в экспертном сообществе, и сегодня, мы видим, не утратила свою актуальность — Штаты продолжают проводить политику по переформатированию границ в регионе и за его пределами.

* — «Исламское государство» (ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

** — «Джабхат ан-Нусра» решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года была признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

maxpark.com

Кто и как покупает нефть у ИГИЛ? Почему Мировое сообщество этому не препятствует?

Нефтяные месторождения, особенно старые, как в Сирии, требуют постоянного внимания профессионалов, иначе сохранить нужный уровень добычи не получится. Поэтому и на месторождениях, и на НПЗ, контролируемых ИГИЛ, действительно работают квалифицированные инженеры, хотя никто не знает, как террористической организации удалось этого добиться: возможно, предлагают им такую зарплату, от которой трудно отказаться, а может, расстреливают всех, кто не хочет сотрудничать.

Нефтедобыча не только покрывает собственные потребности ИГИЛ в электричестве, топливе и тепле, но и идет на экспорт, что позволяет террористической группировке рекрутировать новых боевиков, закупать оружие и финансировать пропаганду. Однако проследить, кто покупает эту нефть, непросто. Обвинений прозвучало уже немало, но материальных свидетельств о том, кто именно причастен к этой торговле, пока недостаточно. Черный рынок предполагает обширную и хорошо организованную сеть партнеров и клиентов, которые активно действуют в Ираке, Сирии и Турции. И даже если некоторых из них удастся обнаружить, наивно предполагать, что такую разветвленную сеть будет легко раскрыть.

Часть покупателей, впрочем, очевидны. Миллионам людей, живущих на контролируемой ИГИЛ территории, требуется дизельное топливо для автомобилей, а также как источник электричества и тепла. Закупают это топливо и отдельные группы сирийских повстанцев – хотя они и враги ИГИЛ, у них просто нет другого выбора. Активно задействованы в торговле местные водители бензовозов, доставляющие нефть ИГИЛ контрабандистам и посредникам; эти люди отчаянно ищут хоть какой-нибудь источник дохода.

А после того как нефть и нефтепродукты покидают территорию ИГИЛ, отследить их очень сложно. Вполне вероятно, что кто-то пользуется этим топливом, даже не зная, откуда оно происходит.

thequestion.ru

Откуда ИГИЛ берет оружие | Аналитика

Как устроена система поставок боеприпасов «Исламскому государству».

Абу Али торговал оружием, поставлял боеприпасы повстанцам, воюющим с ИГИЛ (запрещенная в России группировка) в его родном городе на востоке Сирии. Поэтому, когда год назад рядом остановился джип и два джихадистских командира направились к нему, он решил, что дни его сочтены.

Однако ему передали отпечатанный на принтере листок со следующим текстом:

«Этому человеку разрешается покупать и продавать все виды оружия внутри „Исламского государства“».

«Там даже стояла печать „Mosul Centre“», — вспоминает Али.

В прошлом году, когда ИГИЛ захватил многие земли в восточной Сирии, торговцы черного рынка оружия вроде Абу Али опасались, что будут изгнаны или убиты, однако этого не произошло. Вместо этого они встроились в сложную систему, которая снабжает «Исламское государство» боеприпасами на всей зоне халифата, охватывающего половину Сирии и треть Ирака.

Абу Али, который, как и многие, кому приходится действовать на территории, контролируемой ИГИЛ, просит не называть его настоящего имени, говорит:

«Они непрерывно покупают оружие — утром, днем ​​и ночью».

Летом 2014 года бойцы «Исламского государства», захватив Мосул, получили оружия на сотни миллионов долларов. И каждая выигранная битва увеличивает их оснащенность. В их арсенале есть американские танки Abrams, винтовки M16 и гранатометы MK-19, отнятые у иракской армии и российские 130-миллиметровые полевые орудия М-46, захваченные у сирийцев.

Но, по словам дилеров, боеприпасы нужны постоянно. Наибольшим спросом пользуются патроны для автоматов Калашникова, среднекалиберных пулеметов и зенитных орудий 14,5 и 12,5 мм. Также ИГИЛ покупает реактивные гранаты и патроны для снайперских винтовок, но в меньших количествах.

Трудно подсчитать точные обороты этой торговли. Судя по интервью с бойцами и дилерами, только на стычки вдоль линии фронта в районе города Дейр эз-Зор — а это лишь одна из точек, где идут бои, — должно уходить боеприпасов на 1 млн долларов в месяц. По их словам, недельное наступление на близлежащий аэропорт в декабре прошлого года должно было стоить еще миллион.

Недостаток боеприпасов отражается на приемах ведения войны: боевики ИГИЛ используют заминированные грузовики, «живые бомбы» и самодельные взрывчатые вещества. Но постоянно вспыхивающие перестрелки, где обычно используются автоматы Калашникова и пикапы с пулеметами в кузове, могут потреблять десятки тысяч патронов в сутки, и грузовики снабжения ежедневно подвозят боеприпасы на разные участки фронта.

Для обеспечения этого потока патронов в ИГИЛ выстроена сложная логистическая система, которой придается большое значение — за ней наблюдает непосредственно высший военный совет, то есть часть руководства группировки. Подобным образом управляется торговля нефтью — главный источник доходов «Исламского государства».

Лучший источник боеприпасов — это противник. Например, проправительственное ополчение продает оружие на черном рынке, откуда оно попадает к джихадистам.

Откуда ИГИЛ берет оружие

Но прежде всего в этом вопросе бойцы ИГИЛ полагаются на своих непосредственных оппонентов в Сирии — правительственные войска Асада и повстанцев. Здесь важную роль играют дилеры. Когда Абу Али предложили стать одним из них, он бежал, но другой делец, ветеран черного рынка Абу Омар — ему за шестьдесят, — остался и с головой окунулся в торговлю. Он говорит:

«Мы покупаем у войск Асада, у повстанцев, у иракцев... если бы мы могли покупать у израильтян, игиловцев это бы тоже устроило — им все равно, откуда оружие».

Сейчас, попивая виски в турецком баре, Омар рассказывает, как прошел год его работы на джихадистов. В августе он решил отказаться от торговли, решив, что ИГИЛ — слишком жестокий для него режим.

Командование исламистов обеспечивает дилера удостоверением с печатью, заверенным двумя членами органов безопасности ИГИЛ. Группировка требует эксклюзивности: дилер может свободно перемещаться и торговать, но «Исламское государство» хочет быть единственным клиентом.

Противники джихадистов удивляются их способности оперативно перемещать огромные запасы боеприпасов во время сражений. В северном Ираке курдские бойцы обнаружили подробные документы по поставкам оружия и боеприпасов для только что закончившегося нападения. Сотрудник службы безопасности в Ираке, который попросил не называть его имени, говорит:

«Они получали боеприпасы автомобильным транспортом в течение 24 часов после запроса».

Бойцы и дилеры отдают должное скорости коммуникаций джихадистов. Они объясняют, что мобильный «комитет», назначаемый высшим военным советом в Ираке, постоянно общается с «оружейными центрами» в каждой провинции, а те, в свою очередь, принимают запросы от военных эмиров.

Иногда радиообмен между эмирами и «центрами» слышен противнику. Например, на границе Ирака и Сирии курдские бойцы слышат на частотах ИГИЛ разговоры про «кебаб», «курица тикка» или «салат».

Абу Ахмад, мятежный командир из восточной Сирии, воевавший под началом ИГИЛ до побега в Турцию этим летом, говорит, что «кебаб» — это, вероятно, крупнокалиберный пулемет. «Салат — патроны для Калашникова. Там смесь: разрывные пули, проникающие», — смеется он.

Абу Омар говорит, что с «центрами» он связывался через систему мгновенных сообщений WhatsApp. Каждые несколько дней мобильный комитет рассылает по «центрам» прайс-лист с ценами на наиболее распространенные виды гранат и патронов. «Центр», к которому был прикреплен Абу Омар, писал ему о любых изменениях цен. Дилеры говорят, что их комиссия колеблется от 10% до 20%.

Абу Ахмад объясняет, что, по мере того как коалиция при поддержке США оттесняет группировку от турецкой границы, ограничивая возможности контрабанды, цены растут. По словам одного из торговцев, чтобы увеличить конкуренцию и снизить цены, ИГИЛ выдает дополнительные лицензии, и дилеры начинают перетягивать друг у друга сделки.

В целом в настоящее время основным источником оружия для региона выступает Сирия. Спонсоры из стран Персидского залива шлют поддерживаемым ими группам повстанцев грузовики с боеприпасами через турецкую границу, а недобросовестные бойцы сбывают его местным дилерам; пограничные провинции Идлиб и Алеппо, по словам местных жителей, превратились в крупнейшие черные рынки в стране. Абу Ахмад говорит, что после пяти лет войны идеология уже не имеет значения:

«Некоторые из дилеров ненавидят ИГИЛ. Но какая разница, если это приносит прибыль».

Дилеры используют водителей и контрабандистов, чтобы провозить оружие под видом овощей и строительных материалов. Абу Ахмад рассказывает:

«Движение сумасшедшее, и это всегда какие-то с первого взгляда безобидные вещи. Часто используются бензовозы, поскольку они идут обратно на территорию ИГИЛ пустыми».

Еще один источник оружия — боеприпасы из Москвы и Тегерана, предназначенные для Асада. Это типично, например, для Эс-Сувайды. Абу Омар говорит:

«Русское оружие они любят больше, а иранское идет дешевле».

В регионе, где возможностей заработать осталось немного, прекратить нелегальную торговлю невозможно. Каждый раз, когда очередной дилер сбегает, находится масса желающих занять его место.

Абу Омар говорит: «Всем плевать, кто ты. Значение имеют только деньги».

ru.insider.pro

Европа покупает нефть у ИГИЛ

«Исламское государство» * продает нефть из Ирака и Сирии в Израиль через Турцию. Об этом на днях сообщили турецкие оппозиционные СМИ левого толка.

Издание «Айдынлык» уже не в первый раз отмечает, что нефть с месторождений, находящихся под контролем ИГ, переправляется в Турцию по трубопроводам или на автоцистернах, а уже оттуда большая ее часть поступает в Израиль. В нелегальной торговле энергоресурсами также участвуют иракские курды, в первую очередь — президент Иракского Курдистана и лидер Демократической партии Курдистана (ДПК) Масуд Барзани. В СМИ отмечают, что Израиль активнейшим образом участвовал в создании автономного Курдистана и оказывал всяческую помощь Барзани, чтобы потом покупать у него нефть и переправлять ее через турецкую территорию.

«Айдынлык» подчеркивает, что турецкое правительство тоже сотрудничает с Барзани и покупает нефть и газ в Курдистане в обход Багдада.

В то же время BBC, ссылаясь на исследования американской консалтинговой компании IHS, сообщило 16 марта, что «Исламское государство» в последнее время лишилось 22% территорий в Сирии и Ираке, а также около 40% своих доходов, преимущественно от торговли нефтью. По оценкам западных экспертов, во многом это связано с тем, что сирийские курды захватили КПП на сирийско-турецкой границе к северу от города Ракка.

Напомним, 30 ноября 2015-го года президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что уйдет в отставку, если подтвердится информация о закупках его страной нефти у «Исламского государства». В этот же день президент России Владимир Путин сказал, что российский бомбардировщик Су-24М был сбит турецкими ВВС как раз в целях защиты контрабандных поставок нефти. 2 декабря 2015 года Минобороны РФ предоставило доказательства того, что в Турцию по трем маршрутам поставляются нефтепродукты с территорий, находящихся под контролем террористов.

Но причастен ли Израиль к контрабанде нефти из Сирии и Ирака?

Эксперт по Ближнему Востоку Исраэль Шамир обращает внимание на то, что подобные публикации появлялись в израильских и британских СМИ, а также в различных западных аналитических центрах, причем с конкретными доказательствами причастности Израиля к покупке контрафактной нефти.

— В Турции нефть от ИГ продается как курдская (по некоторым данным, до ввоза в Турцию она проходит грубую переработку на мелких курдских нефтеперерабатывающих заводах), а затем через турецкие порты Джейхан, Мерсил и Дортел экспортируются в Израиль. И, судя по всему, в Израиль идет около 80% всей украденной в Ираке и Сирии нефти. Понятно, что тут не обходится без соответствующих договоренностей с боевиками как «Исламского государства», так и «ан-Нусры» **. Последние, напомню, занимают позиции в Сирии непосредственно возле границы с Израилем, и понятно, что с ними израильские спецслужбы осуществляют какое-то взаимодействие.

Я не хочу сказать, что Израиль создал ИГ и способствовал его разрастанию в Сирии, также как и «ан-Нусры» — к этому причастны и США, и европейские страны, и Саудовская Аравия, и Катар с Турцией. Но то, что Израиль - один из бенефициаров, это уже ни у кого не вызывает сомнений.

Директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семён Багдасаров считает, что, несмотря на все публикации Al-Araby Al-Jadeed, Financial Times, Reuters, Die Presse и Global research, вроде бы доказывающие причастность Израиля к контрабанде нефти, на самом деле вокруг этой темы много спекуляций.

— Каждая сторона пытается спихнуть ответственность за нелегальную торговлю на другого игрока. Я напомню, что в конце января министры обороны Израиля и Греции обвинили Турцию в покупке нефти у «Исламского государства». О том, как реально построен бизнес, знают только в ИГ, а также в определенных кругах Турции и Иракского Курдистана. Нам остается лишь только догадываться. Но судя по всему, действительно нефть перед ввозом в Турцию пытаются формально легализовать и представить по документам как курдскую.

Теперь что касается тезисов о том, что Израиль участвовал в создании автономного Курдистана и оказывал помощь Барзани. Израиль действительно заинтересован в создании курдского государства, причем это не скрывается даже на официальном уровне. В советское время была парадоксальная ситуация — Советский Союз продавливал идею с автономией иракским курдам, но одновременно с нашими структурами, там активно работали как израильские, так и американские.

Политически Тель-Авив заинтересован в официальном создании независимого Иракского Курдистана, поскольку это доставит крупные проблемы Ирану, где также есть проблемы с курдами. В 1946 году даже существовала так называемая Мехабадская республика на территории Иранского Курдистана. Сегодня Демократическая партия Иранского Курдистана (PDKI) имеет несколько боевых отрядов, которые снова начинают проявлять активность — уже были сообщения об их боестолкновениях с КСИР.

Бывший 1-й секретарь посольства СССР в Ливане, советник посольства России в Вашингтоне, а ныне президент Российского общества дружбы и делового сотрудничества с арабскими странами Вячеслав Матузов напоминает, что после того, как Минобороны РФ опубликовало доказательства контрабанды нефти в Турцию, глава нефтегазовой комиссии парламента курдской автономии Шерко Джевдет опроверг данные российской разведки.

— Он заявил, что бензовозы и нефть якобы принадлежат иракским курдам, а наши снимки никак не связаны с торговлей нефтью, добываемой на территориях, подконтрольных «Исламскому государству». Мне неоднократно в различных программах приходилось спорить с представителями Иракского Курдистана, и все они, как один, твердят одну и ту же сказку, мол, вы лжете, а мы легально поставляем нефть в Турцию и ни о какой контрабанде речи не идет.

Но, во-первых, само по себе удивительно, что курды нас обвиняют во лжи — уж не им это делать, учитывая, сколько лет мы их поддерживали (напомню, что Евгений Примаков был одним из кураторов курдского направления). Во-вторых, уж не такой и большой объем экспорта нефти из Иракского Курдистана, чтобы речь шла о тысячах бензовозов. Но схема поставок на самом деле такая, что там концов не найдешь. Это позволяет Турции и Госдепу парировать обвинения, сваливая вину на сирийское правительство. Поясню.

Турки придумали сказочку про то, что нефть из подконтрольной ИГ Ракки направляется в Дамаск и употребляется только сирийскими властями, обвинили в нелегальных поставках сирийского бизнесмена Джорджа Хасвани, у которого также имеется российское гражданство. Это, конечно, чушь. Я знаком с Хасвани, он владеет компанией Hesco — строительной фирмой, которая занимается прокладкой трубопроводов. Для строительства нефтеперерабатывающих заводов у нее просто нет технических возможностей. Hesco выигрывает тендеры у сирийского правительства и привлекает субподрядчиков — из той же Турции.

На самом деле схема другая: нефть для «экспорта» добывают не только в Ракке и Дейр-эз-Зоре, но также рядом с иракским Мосулом, который контролируется «халифатом». Затем ее загружают в бензовозы и отправляют в Заху — город в Северном Курдистане на границе с Турцией, который также находится рядом с Мосулом.

Далее контрабандную нефть просто переоформляют как курдскую — после чего формально караваны бензовозов принадлежат уже не «Исламскому государству», а Иракскому Курдистану. Там же она проходит грубую переработку, чтобы поставки легализовались и формально не нарушали запрет на экспорт нефти в Турцию без одобрения официального Багдада. Затем бензовозы везут нефть в Турцию, где она реализуется через брокеров. И, судя по всему, дальше идет в Израиль, где проходит еще одну грубую переработку, откуда идет уже в средиземноморские страны — в Италию, Грецию и др. Там все сейчас на этом бизнесе зарабатывают: начиная от тех, кто непосредственно находится около скважин в Ираке и Сирии, и заканчивая брокерами из других стран. Правда, в последнее время в результате бомбардировок ВКС РФ и действий сирийских курдов объем транзита «черного золота» снизился в несколько раз.

Что касается денег за контрабанду, то они передаются в Ракку, Мосул, а также Иракский Курдистан, где их «отмывают». В случае с курдами, это так сказать, одна из форм оказания Израилем помощи, цель которой — разрушение арабского мира изнутри. Иракские курды — это, так сказать, оружие в израильских руках против арабов. Ведь когда Саддам Хусейн воевал с курдами, у тех всегда были израильские военные советники, осуществлялась их финансовая поддержка… Американцы тоже на этом играют — их планы по расчленению существующих границ показаны на известной карте «Нового Ближнего Востока» подполковника разведки Ральфа Петерса. Она еще в 90-х вызвала переполох в экспертном сообществе, и сегодня, мы видим, не утратила свою актуальность — Штаты продолжают проводить политику по переформатированию границ в регионе и за его пределами.

Антон Мардасов

http://www.e-news.su/in-world/104472-evropa-pokupaet-neft-u-igil.html

Let’s block ads! (Why?)

russianpulse.ru