Как происходит переработка нефти. Переработка нефти в европе


Нефтепереработка: увеличение в Европе, сокращение в России. Почему?

Нефтепереработка: увеличение в Европе, сокращение в России. Почему?

МОСКВА, 10 сен - ПРАЙМ, Андрей Карабьянц. Нефтепереработка в Европе на подъеме. Из-за падения цен на нефть более чем в два раза, резко возросла рентабельность. В агентстве Рейтер считают, что во втором квартале 2015 года средняя рентабельность переработки нефти на европейских НПЗ достигла максимального значения с 1997 года, составив 9,35 доллара за баррель.

Компании, которые еще в прошлом году закрывали НПЗ из-за их убыточности, наращивают объемы производства.

В России ситуация прямо противоположная - производство сокращается, экспорт сырья снова растет.  

Европейские НПЗ получили шанс

После кризиса 2008-2009 годов цены на нефть относительно быстро восстановились. В начале 2011 года котировки сорта Brent превысили 100 долларов за баррель. В течение следующих трех с половиной лет средняя цена эталонного сорта оставалась трехзначной. Настало трудное время для европейских НПЗ, особенно с низкой глубиной переработки.

Из-за высоких цен на сырье и ограниченного спроса на нефтепродукты, перерабатывать нефть стало невыгодно. Ситуацию усугубила конкуренция со стороны НПЗ в других регионах. Многие заводы в Европе работали с рентабельностью, близкой к нулю, или стали убыточными. Владельцы были вынуждены закрывать предприятия или перепрофилировать их в нефтехранилища. С 2009 по 2014 год в Европе были ликвидированы 22 НПЗ совокупной мощностью 2 млн барр./сут. 

С середины прошлого года ситуация на мировом рынке нефти драматически изменилась. Средняя цена на Brent со 112 долларов в июне 2014 года упала до 48 долларов за баррель в январе 2015 года. Европейская нефтепереработка, которая находилась при смерти, получила шанс. 

Время переработчика

Из-за падения цен на нефть потребление моторного топлива в Европе существенно выросло, но цены на светлые нефтепродукты, особенно на дизельное топливо, снижались гораздо медленнее, чем на сырье. Важно отметить, что дизель является основным видом моторного топлива в Старом Свете. Именно он используется в большинстве легковых автомобилей. 

Благоприятной ситуацией на рынке воспользовались нефтеперерабатывающие компании. Резко возросли объемы производства и загрузка заводов, которая в конце 2014 года выросла более чем на 10% по сравнению с серединой того же года, превысив 85%. В Германии загрузка НПЗ превысила 90% - очень высокий показатель для Европы. Несмотря на благоприятную конъюнктуру, европейские переработчики с тревогой смотрят в будущее, опасаясь конкурентов из других регионов. 

Спрос превысит предложение 

Ряд экспертов полагают, что пик рентабельности переработки в Европе миновал, но она будет оставаться высокой в ближайшее время из-за темпов роста спроса, который будет превышать предложение. 

Согласно подсчетам банка UBS, в период с 2015 по 2017 год мировой спрос на нефтепродукты вырастет на 1,4 млн барр./сут, а прирост новых перерабатывающих мощностей составит лишь 1,2 млн барр./сут. При этом прирост ожидается только за счет стран Ближнего Востока, Южной и Юго-Восточной Азии. Если расчеты UBS верны, то рентабельность нефтепереработки будет оставаться высокой, по крайне мере, в ближайшие два года, и составит около 5 долларов за баррель против 3,3 доллара за баррель в 2010-2014 годах. Но кто воспользуется такой благоприятной ситуацией? 

Все наоборот

В то время когда нефтепереработка в Европе переживала кризис, ситуация в России была прямо противоположная. Благодаря мерам, предпринятым правительством РФ, осуществлялась плановая модернизация отечественных НПЗ. Объемы производства постоянно росли, снижался экспорт сырья, увеличивался экспорт готовой продукции. По данным Минэнерго РФ, объемы переработки нефти в стране выросли с 235,9 млн т/г в 2009 году до 288,9 млн т/г в 2014 году. За тот же период экспорт нефти сократился с 248,3 млн т/г до 221,3 млн т/г. При этом добыча в стране постоянно росла. 

Объемы переработки увеличивали как вертикально-интегрированные компании, так и независимые производители. Поставки за рубеж дизельного топлива также росли. Только в 2014 году рост составил 17% по сравнению с годом ранее, достигнув 45,5 млн тонн.  

Но с начала этого года ситуация кардинально изменилась. В январе-августе 2015 года поставки нефти за рубеж выросли на 7,4% относительно того же периода 2014 года - до 159,3 млн тонн, а первичная переработка сократилась на 1,2% - до 189,5 млн тонн. 

Очевидно, что произошло это из-за налогового маневра, который предполагает уменьшение экспортной пошлины на нефть и нефтепродукты в 1,7 раза в течение трех лет и увеличение на такую же величину налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ). 

Россия могла бы воспользоваться благоприятной ситуацией на рынке нефтепродуктов в Европе, используя созданные за последние несколько лет мощности, логистические преимущества, низкие цены на сырье, и не допустить конкурентов из других регионов на рынок Европы. ЕС по-прежнему остается нашим основным торговым партнером, несмотря на санкции. Увеличение поставок готовой продукции могло бы компенсировать потери из-за низких цен на нефть. 

Если производители нефтепродуктов в Европе и других регионов могут использовать благоприятную конъюнктуру на рынке нефтепродуктов, почему это не можем сделать мы?

1prime.ru

ПЕРЕРАБОТКА И НЕФТЕХИМИЯ ЕВРОПЫ

В последние 5-10 лет Европа характеризуется так называемой дизелизацией автопарка, где в некоторых случаях до 70% реализации автотранспорта приходилось на дизельные авто. Недавно этот процент начал падать. В частности, это заметно во Франции и России. Основная причина – это некоторые изменения в государственной политике.

В последние 5-10 лет Европа характеризуется так называемой дизелизацией автопарка, где в некоторых случаях до 70% реализации автотранспорта приходилось на дизельные авто. Недавно этот процент начал падать. В частности, это заметно во Франции и России. Основная причина – это некоторые изменения в государственной политике.

К примеру, во Франции произошли изменения по налогообложению дизеля в сопоставлении с акцизами на бензин и введение более высокой ставки дизельного топлива в рознице. Были также определенные экологические вопросы, опасения по загрязнению окружающей среды, как во Франции, так и в Великобритании.

Platts полагает, что эти тенденции продолжатся ближайшие несколько лет и это будет иметь серьезные последствия для нефтеперерабатывающей отрасли, а также для экспортеров средних дистиллятов на рынок Европы, таких как Россия и США.

Последствия снижения цен актуальны для различных отраслей. Авиаперевозчики, которые значительно выиграли от снижения цен на авиакеросин, объявили об ожидании серьезного роста прибыли, более чем в два раза в сравнении с прошлым годом.

Морские перевозчики также вышли на рекорды. За последний год снизился в цене и мазут, и другие виды бункеровочного топлива.

Падение цен на сырье способствовало росту и нефтехимии. Этот сектор в Европе в последние несколько лет едва справлялся с конкуренцией со стороны американских и азиатских производителей нефтехимической продукции. Соответственно, падение цен на СУГ и нафту сыграло нефтихимии на руку.

Рентабельность нефтепереработки тоже повысилась, а у некоторых участников рынка даже удвоилась в первом квартале 2015 года. Значительно выросла рентабельность в трейдинге. В частности, компания Total в 2015 году объявила об утроении чистого операционного дохода от нефтепереработки. Это было неожиданно, целый ряд переработчиков не ожидали таких результатов.

Начиная с октября 2014 года цена на авиакеросин падала, и падение составило 40-45% от оптовой цены. Котировки акций авиаперевозчиков выросли. Platts видит сильную корреляцию между курсом акций и рентабельностью деятельности того или иного авиаперевозчика. Но такая тенденция справедлива не для всех регионов мира. Некоторые авиакомпании менее успешно используют падение цены.

American Airlines стала одной из компаний, успешно использовавших ценовую ситуацию. Традиционно эта компания не хеджирует риски, поэтому она смогла обратить себе во благо снижение цен на топливо, потратив на его покупку на $5 млрд меньше. «Аэрофлот» же обычно хеджирует около 70% от всех потребностей а авиакеросине. В начале 2014 года эта компания, как и многие европейские авиаперевозчики, не могла воспользоваться падением цены на топливо в той же степени, что и American Airlines, из-за того, что были захеджированы.

Наблюдается значительное падение цены нафты и СУГ. Эти два продукта являются предпочтительным сырьем для европейских, российских и азиатских нефтехимических предприятий. Тогда как в США по итогам последних 5-6 лет наблюдается серьезный рост по объему крекинга этана как альтернативы нафте и СУГ. Американские производители нефтехимии последние 5 лет извлекают выгоду из низкой цены этана.

Но в последние 9-13 месяцев (особенно с сентября 2014 года по январь 2015) наблюдается снижение рентабельности нефтехимического крекинга на побережье Мексиканского залива и одновременно с этим увеличение в Северо-Западной Европе, который во многом базируется на крекинге нафты (см. «Сравнение рентабельности нефтехимического крекинга...»).

Сравнение рентабельности нефтехимического крекинга на побережье Мексиканского залива и в Северо-Западной Европе

Сравнение рентабельности нефтехимического крекинга на побережье Мексиканского залива и в Северо-Западной Европе

Таким образом, происходит своего рода балансирование конкурентоспособности между европейской, российской, азиатской, с одной стороны, и американской нефтехимии. Важно отметить, что многие европейские нефтехимические компании предприняли шаги по инвестициям в мощности крекинга этана. Изменения в рентабельности крекинга этана и крекинга нафты ставит под сомнение обоснованность таких инвестиционных решений. Возникают опасения, насколько стабильна может быть такая ситуация с маржинальностью крекинга в Европе. Во многом это будет зависеть от выбора исходного сырья на перспективу.

В Европе наблюдается серьезный рост операционных затрат производителей нефтехимии, включая Нидерланды, Великобританию, Францию, Скандинавию. Экономическая ситуация отчасти улучшилась, но еще более этому способствуют дешевые нафта и СУГ.

Примечательно, что самые крупные поставки нафты европейским нефтехимическим предприятиям сопровождались повышенным экспортом СУГ. В том числе, Россия повысила потребление и нафты, и СУГ.

Потребление нефтепродуктов выросло в Европе и Азии в результате снижения цен на нефть. Рентабельность нефтепереработки в Европе за последние 7-8 месяцев улучшилась. Некоторые нефтяные компании потеряли определенную долю прибыли, но это было отчасти скомпенсировано ростом рентабельности переработки. В этом сегменте более остро, чем в других, встает вопрос об устойчивости. Эта ситуация будет продолжаться.

В Европе бизнес растет, в том числе, вследствие серьезной консолидации в европейской переработке. За период между 2010 и 2014 гг. многие НПЗ региона закрылись, поэтому неудивительно, что повысилась эффективность. Насколько устойчива эта тенденция?

Перед европейской нефтепереработкой стоит задача преодоления серьезной конкуренции на мировых рынках. С одной стороны, есть Россия, которая активно модернизирует мощности нефтепереработки, а также США, где нефтепереработка по-прежнему более прибыльная, чем в Европе. Ну и конечно, страны Ближнего Востока, которые сильно вложились в расширение мощностей.

В ближайшие годы также ожидаются крупные инвестиции региона в нефтепереработку. Так что для европейской переработки -- это битва на три фронта. Логично предположить, что она будет проиграна, несмотря на консолидацию и некоторое оздоровление рентабельности.

Средиземноморская переработка. Традиционно Средиземноморье было регионом, в котором не хватало конкурентоспособности с одной стороны, и с другой, проявило изрядную способность к адаптации к изменяющемуся ландшафту нефтепереработки. В Испании, Греции, Турции, а также на севере Африки были проекты по модернизации НПЗ. Кроме того, некоторые НПЗ были переоборудованы в мощности хранения. Не исключено, что в регионе будет и в дальнейшем наблюдаться консолидация.

Экспорт нефтепродуктов из США практически утроился, начиная с 2010 года по конец 2014 (см. «Экспорт нефтепродуктов из США»). Кроме того, экспортные потоки стали более дифференцированными. Это самая серьезная задача, с которой предстоит справиться европейской нефтепереработке.

Экспорт нефтепродуктов из США

Экспорт нефтепродуктов из США

Источник: EIA

США экспортируют значительные объемы средних дистиллятов и в Европу, и в Южную Америку. По экспорту сырья для нефтехимии США составляют значительную конкуренцию России. Экспорт СУГ из США составил 700-800 тыс. барр/с, нафты – 200-300 тыс. барр/с. В перспективе, исходя из тех проектов, которые ожидаются к осуществлению в США («сплиттеры» для переработки конденсата), в ближайшие 4-5 лет экспорт сырья для нефтехимии из США будет расти. Это серьезная проблема для России, которая экспортирует значительные объемы нафты из портов Черного и Балтийского морей.

Экспорт дизельного топлива из США в последнее время достиг рекордных значений (см. «Экспорт из США дистиллятного топлива…»). В особенности в страны Европы. Опять-таки, это конкуренция с российскими объемами,а также, в перспективе, и с ближневосточными странами.

Таким образом, ситуация на мировом рынке нефтепродуктов выглядит так: рост влияния США и поставок из этой страны на рынки Европы, прежде всего, на дизельный.

Экспорт из США дистиллятного топлива с содержанием серы менее 15 ppm

(в тыс. барр/месяц)

Экспорт из США дистиллятного топлива с содержанием серы менее 15 ppm

www.ngv.ru

Нефтепереработка: увеличение в Европе, сокращение в России. Почему? | Статьи

МОСКВА, 10 сен - ПРАЙМ, Андрей Карабьянц. Нефтепереработка в Европе на подъеме. Из-за падения цен на нефть более чем в два раза, резко возросла рентабельность. В агентстве Рейтер считают, что во втором квартале 2015 года средняя рентабельность переработки нефти на европейских НПЗ достигла максимального значения с 1997 года, составив 9,35 доллара за баррель.

Компании, которые еще в прошлом году закрывали НПЗ из-за их убыточности, наращивают объемы производства.

В России ситуация прямо противоположная - производство сокращается, экспорт сырья снова растет.  

Европейские НПЗ получили шанс

После кризиса 2008-2009 годов цены на нефть относительно быстро восстановились. В начале 2011 года котировки сорта Brent превысили 100 долларов за баррель. В течение следующих трех с половиной лет средняя цена эталонного сорта оставалась трехзначной. Настало трудное время для европейских НПЗ, особенно с низкой глубиной переработки.

Из-за высоких цен на сырье и ограниченного спроса на нефтепродукты, перерабатывать нефть стало невыгодно. Ситуацию усугубила конкуренция со стороны НПЗ в других регионах. Многие заводы в Европе работали с рентабельностью, близкой к нулю, или стали убыточными. Владельцы были вынуждены закрывать предприятия или перепрофилировать их в нефтехранилища. С 2009 по 2014 год в Европе были ликвидированы 22 НПЗ совокупной мощностью 2 млн барр./сут. 

С середины прошлого года ситуация на мировом рынке нефти драматически изменилась. Средняя цена на Brent со 112 долларов в июне 2014 года упала до 48 долларов за баррель в январе 2015 года. Европейская нефтепереработка, которая находилась при смерти, получила шанс. 

Время переработчика

Из-за падения цен на нефть потребление моторного топлива в Европе существенно выросло, но цены на светлые нефтепродукты, особенно на дизельное топливо, снижались гораздо медленнее, чем на сырье. Важно отметить, что дизель является основным видом моторного топлива в Старом Свете. Именно он используется в большинстве легковых автомобилей. 

Благоприятной ситуацией на рынке воспользовались нефтеперерабатывающие компании. Резко возросли объемы производства и загрузка заводов, которая в конце 2014 года выросла более чем на 10% по сравнению с серединой того же года, превысив 85%. В Германии загрузка НПЗ превысила 90% - очень высокий показатель для Европы. Несмотря на благоприятную конъюнктуру, европейские переработчики с тревогой смотрят в будущее, опасаясь конкурентов из других регионов. 

Спрос превысит предложение 

Ряд экспертов полагают, что пик рентабельности переработки в Европе миновал, но она будет оставаться высокой в ближайшее время из-за темпов роста спроса, который будет превышать предложение. 

Согласно подсчетам банка UBS, в период с 2015 по 2017 год мировой спрос на нефтепродукты вырастет на 1,4 млн барр./сут, а прирост новых перерабатывающих мощностей составит лишь 1,2 млн барр./сут. При этом прирост ожидается только за счет стран Ближнего Востока, Южной и Юго-Восточной Азии. Если расчеты UBS верны, то рентабельность нефтепереработки будет оставаться высокой, по крайне мере, в ближайшие два года, и составит около 5 долларов за баррель против 3,3 доллара за баррель в 2010-2014 годах. Но кто воспользуется такой благоприятной ситуацией? 

Все наоборот

В то время когда нефтепереработка в Европе переживала кризис, ситуация в России была прямо противоположная. Благодаря мерам, предпринятым правительством РФ, осуществлялась плановая модернизация отечественных НПЗ. Объемы производства постоянно росли, снижался экспорт сырья, увеличивался экспорт готовой продукции. По данным Минэнерго РФ, объемы переработки нефти в стране выросли с 235,9 млн т/г в 2009 году до 288,9 млн т/г в 2014 году. За тот же период экспорт нефти сократился с 248,3 млн т/г до 221,3 млн т/г. При этом добыча в стране постоянно росла. 

Объемы переработки увеличивали как вертикально-интегрированные компании, так и независимые производители. Поставки за рубеж дизельного топлива также росли. Только в 2014 году рост составил 17% по сравнению с годом ранее, достигнув 45,5 млн тонн.  

Но с начала этого года ситуация кардинально изменилась. В январе-августе 2015 года поставки нефти за рубеж выросли на 7,4% относительно того же периода 2014 года - до 159,3 млн тонн, а первичная переработка сократилась на 1,2% - до 189,5 млн тонн. 

Очевидно, что произошло это из-за налогового маневра, который предполагает уменьшение экспортной пошлины на нефть и нефтепродукты в 1,7 раза в течение трех лет и увеличение на такую же величину налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ). 

Россия могла бы воспользоваться благоприятной ситуацией на рынке нефтепродуктов в Европе, используя созданные за последние несколько лет мощности, логистические преимущества, низкие цены на сырье, и не допустить конкурентов из других регионов на рынок Европы. ЕС по-прежнему остается нашим основным торговым партнером, несмотря на санкции. Увеличение поставок готовой продукции могло бы компенсировать потери из-за низких цен на нефть. 

Если производители нефтепродуктов в Европе и других регионов могут использовать благоприятную конъюнктуру на рынке нефтепродуктов, почему это не можем сделать мы?

1prime.ru

Черное золото | Журнал Популярная Механика

Представить себе сегодняшний мир без нефти невозможно. Наземный транспорт, авиация, производство полимеров — все это критически зависит от «черного золота». Столь же сложно себе представить, что чуть больше столетия назад нефть вообще мало кого интересовала, а современных технологий ее переработки просто не было.

Олег Макаров

29 июня 2016 20:00

Прежде чем начать бурить скважины под нефть, люди были должны откуда-то о ней узнать, и действительно, в мире есть места, где «каменное масло» просачивается на поверхность. В Древнем мире нефть применяли в строительстве, ее использовали как лекарство и топливо для светильников. Где-то нефть пытались добывать — например, китайцы тысячи полторы лет назад бурили скважины бамбуковыми бурами. Современная история нефтедобычи начинается в середине XIX века, когда в Российской империи в районе Баку русский инженер Василий Семенов пробурил первую в мире промышленную скважину. Примерно десять лет спустя промышленная добыча нефти началась в Пенсильвании (США).

Принципиальная схема технологии Uniflex Принципиальная схема технологии Uniflex

Нефтесамогонщики

Когда люди додумались перерабатывать нефть, точно неизвестно, но начиная с XVIII века в Европе стали появляться предприятия по перегонке нефти в керосин. Керосин был нужен как альтернатива китовому жиру, который использовался в качестве топлива для ламп. Китов повыбили много, жир горел тускло и оставлял много копоти, а керосин и китам давал жить, и горел ярче, и коптил меньше. Перегонка нефти на керосин стала самым первым и самым примитивным способом переработки нефти. Метод сводился к процессу дистилляции, хорошо известному всем, кто когда-либо имел дело с самогонным аппаратом. Более легкие фракции с более низкой температурой кипения испарялись, а затем конденсировались.

Методом перегонки в XIX веке стали получать и бензин, но это топливо было еще далеко от совершенства. Собственно, и сфера применения для него была весьма ограничена — бензином заправляли примусы, а продавали его отнюдь не на специальных заправках, а в небольших емкостях чуть ли не в аптеках. Бензин, полученный с помощью дистилляции, обладает низким октановым числом, то есть самопроизвольно детонирует в цилиндре ДВС даже при небольшом сжатии. Когда наступил XX век, в небо поднялись первые самолеты и началось массовое производство автомобилей, стало ясно, что перерабатывать нефть по старинке уже нельзя. Необходимо было повышать как выработку топлива из нефти, так и качество этого топлива.

Современное нефтеперерабатывающее производство воплощает в себе большое количество разнообразных технических решений и технологий, которые разрабатывались на протяжении последнего столетия.

Новатор Карбон

Джесси А. Даббс был родом из Пенсильвании, бывшей, как мы помним, одним из первых мест на Земле, где нефть стали добывать промышленным способом. Его настолько увлекала нефтехимическая тематика, что даже сына своего он назвал Carbon (по-русски «углерод»). Когда сын вырос, он добавил себе еще одно имя Petroleum («нефть») и стал Карбоном Петролеумом Даббсом. В 1914 году Джесси и Карбон Даббсы основали собственную компанию. Через несколько лет она получит название Universal Oil Products, сокращенно UOP, — влияние этой фирмы на мировую экономику невозможно переоценить, ибо в каждом литре бензина промышленной выработки, где бы он ни был сегодня произведен, воплощены технологии UOP. Отец и сын Даббсы создали компанию, чтобы коммерциализировать патенты в области термокрекинга. Термокрекинг в чистом виде представляет собой процесс расщепления углеродной цепи крупных молекул на более короткие цепи путем разрыва связей «углерод-углерод» под действием высокой температуры и давления. Таким образом, если при обычной перегонке возможно было лишь отделить от массы нефтяного сырья более легкие фракции (например, бензиновые), то крекинг позволял эти легкие фракции создавать, дробя тяжелые углеводородные молекулы.

Переработка «тяжелой нефти» и увеличение выработки моторного топлива — актуальная задача для стран, где есть дефицит легких сортов, прежде всего для России.

Нельзя сказать, что идея термокрекинга принадлежит исключительно Даббсам. Этой же тематикой занимались, например, и в Российской империи — свою установку для термокрекинга построил еще в конце XIX века знаменитый инженер и архитектор Владимир Шухов. Тем не менее именно американской компании было суждено стать одним из ведущих в мире разработчиков технологий нефтепереработки. Но и в UOP тоже есть русский след.

www.popmech.ru

Российские нпз в Европе Финанс. Анна Золотая Перспективы. Нефтепереработка в Европе переживает не лучшие времена: слабый спрос и большое число недавно введенных мощностей сводят маржу к нулю. Российские компании пользуются моментом, скупая подешевевшие активы

Российские НПЗ в Европе

Финанс. Анна Золотая

Перспективы. Нефтепереработка в Европе переживает не лучшие времена: слабый спрос и большое число недавно введенных мощностей сводят маржу к нулю. Российские компании пользуются моментом, скупая подешевевшие активы.

Основной проблемой нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ) в Европе стала заметно упавшая маржа. Рентабельность сократилась с $5–7 за баррель (уровень середины 2008 года) до $0–2 за баррель. Настолько низких значений не наблюдалось с 2002 года. В результате рентабельность на вложенный капитал downstream, по подсчетам аналитиков Банка Москвы, за последний год упала с 12 до 3% (аналогичный показатель в upstream они оценивают в 15%). Другим фактором, оказывающим негативное влияние на европейский сектор переработки, стало растущее предложение. С 2005 по 2008 год в Евросоюзе было модернизировано несколько НПЗ, в частности, второй по размерам завод в Европе производительностью 305 тыс. баррелей в сутки, расположенный в Антверпене. Теперь европейские заводы вынуждены работать с более низкими уровнями загрузки, чтобы устранить излишки продукции.Реальные перспективы у нефтепереработки в ЕС остаются только при заключении партнерских соглашений с добывающими компаниями, заинтересованными в европейском рынке сбыта. По этой причине список заводов, выставленных на продажу, вырос, а крупные нефтяные компании объявляют о планах по снижению присутствия в сегменте переработки и сбыта в ближайшие несколько лет. И именно в этот период не случайно активизировались продажи европейских НПЗ российским компаниям. Так, «Лукойл» приобрел НПЗ в Нидерландах и Италии, «Газпром нефть» – два завода в Сербии, а «Сургутнефтегаз» в 2009 году купил 21,2% венгерской MOL. «В странах с переизбытком перерабатывающих мощностей, например в Румынии, «на плаву» остались только вертикально-интегрированные компании, сочетающие переработку с премиальными каналами сбыта и возможностью экспорта продукции по морю», – говорит  собеседник «Ф.» в сербской NIS (51% принадлежит «Газпром нефти»). Балансировка на грани. Потратив на покупку НПЗ в Европе более $5 млрд, российские компании столкнулись с аналогичными проблемами. Приобретения, в лучшем случае, принесли им небольшую прибыль, так как зачастую НПЗ в Европе покупались, когда маржа переработки была около пика. «В целом пока не приходится говорить даже о скорой окупаемости этих инвестиций от операционных потоков, тем более рассчитывать на значимую прибыль в ближайшие годы», – считает аналитик ИФД «Капиталъ» Виталий Крюков. Например, «Газпром нефть» в Сербии столкнулась не только со слабой конъюнктурой, но и с госрегулированием цен, большими социальными обязательствами и инвестициями, что ограничивает возможности компании по повышению внутренней эффективности NIS в ближайшие годы. «В результате на операционном уровне завод балансирует на грани прибыли-убытка, что оказывает негативное влияние на акции самой “Газпром нефти”», – подчеркнул эксперт. По словам представителя «Лукойла» Владимира Семакова, в 2009 году рентабельность переработки среднего НПЗ в Европе с выходом светлых продуктов не более 50% балансировала на нулевом уровне. В течение этого года маржа переработки предпринимала попытки вырасти, но после непродолжительного периода вновь упала. Особенно слабым спросом продолжает пользоваться бензин, напротив, средние дистилляты (дизтопливо и керосин) показывают более уверенную динамику. «Скорее всего, тенденция продолжится и в дальнейшем, что может незначительно поддержать маржу переработки, по крайней мере, удержать ее от сильного снижения. Но о каком-то стабильном росте маржи переработки пока говорить не приходится», – полагает Виталий Крюков.

Недорогие заводы. На что же в таком случае рассчитывают российские нефтяные компании, приобретая нефтеперерабатывающие мощности в Европе? Очевидно, вопрос привлекательности НПЗ – это во многом вопрос его стоимости. «Многие активы резко упали в цене, что позволило “Лукойлу” приобрести по приемлемой цене хорошие активы (индекс Нельсона, определяющий сложность нефтепереработки, на НПЗ TRN в Голландии равен 9,3, а на НПЗ ISAB на Сицилии – 9,8)», – замечает Владимир Семаков. В ближайшее время могут быть проданы downstream-активы в Германии. Хотя в «Роснефти» официально не подтверждают переговоров с Petroleos de Venezuela SA о возможной покупке 50% Ruhr Oel (владеет долями в четырех немецких заводах), но, по неофициальной информации, сделка может быть закрыта в течение нескольких недель. «Роснефть» приобретает почти 13,5 млн тонн неф-теперерабатывающих и нефтехимических мощностей. Если исходить из стоимости сделки в $1–2 млрд, то тонна установленной мощности обойдется компании примерно в $75–150, что является весьма выгодной ценой, – рассуждает Денис Борисов из Банка Москвы. – «Лукойл» приобретал доли в итальянском ISAB и голландском TRN в 2008–2009 годах за $230 и $260 за тонну соответственно. Башкирские заводы АФК «Системы» оцениваются рынком примерно в $100–110 за тонну». Кроме того, покупка позволит «Роснефти» повысить соотношение переработка/добыча. Пока принадлежащие госкомпании НПЗ позволяют перерабатывать около 50% добываемой нефти. У «Лукойла» этот показатель превышает 60%, у «Газпром нефти» находится в районе 70%. «Ранее ”Роснефть“ рассматривала строительство Приморского НПЗ на конце ВСТО мощностью 20–25 млн тонн и стоимостью $5–7 млрд, но целесообразность этого проекта для компании всегда стояла под большим вопросом. Такое количество нефтепродуктов не могли бы поглотить ни внешний, ни внутренний рынки, – вспоминает Евгения Дышлюк из «ТКБ Капитал». – Выгоднее заплатить $1–2 млрд и получить не только перерабатывающие мощности, но и выход на европейский рынок». Дополнительный синергетический эффект от приобретения германских заводов тоже гарантирован, добавляет Денис Борисов. НПЗ Gelsenkirchen (Ruhr Oel контролирует на 100%) находятся на трубе из немецкого порта Wilhelmshaven, в который нефть может поставляться из Приморска. Завод Schwedt расположен на «Дружбе», Miro – на трубе от Средиземноморских портов (в том числе из итальянской Лаверны, в которую доставляется сырье из Новороссийска). А если вспомнить, что ВР, которой принадлежит другая половина Ruhr Oel, распродает свои активы на общую сумму $30 млрд для покрытия расходов на ликвидацию последствий аварии в Мексиканском заливе, «Роснефть», в конечном счете, могла бы консолидировать до 100% Ruhr Oel. Правда, за эту долю возможна борьба с ТНК-ВР. Покупка НПЗ за рубежом интересна по нескольким причинам, резюмирует Дмитрий Александров из «Универа». Во-первых, есть возможность приобрести предприятия в нижней части отраслевого цикла в ожидании роста рентабельности, который вероятен в течение ближайших 3–4 лет. Во-вторых, компании получают доступ к технологическим решениям и закрепляются на европейском рынке, что важно в имиджевом смысле и благоприятно влияет на стоимость заемных ресурсов. В конце концов, повального закрытия НПЗ в Европе не наблюдается, добавляет Владимир Се­маков: «Автомобили продолжают ездить, са­молеты – летать, корабли – ходить по морям. Реальной альтернативы бензину, керосину и дизельному топливу в обозримом будущем не предвидится. Поэтому производство моторного топлива в ближайшей перспективе восстановит былую рентабельность». В NIS уверяют, что в дефиците останется евродизель и авиакеросин. Также существуют «нишевые» продукты, спрос на которые только растет или определяется текущей конъюнктурой рынка. Например, дорожные и индустриальные битумы, судовое топливо, базовые и технические масла.

Италия vs Волгоград. Эксперты и сами ВИНК ожидают роста спроса. Возможно, что они слишком оптимистичны. Что если произойдет масштабный передел топливного рынка на уровне конкуренции сырья? Многие НПЗ уже признают, что испытывают определенную конкуренцию со стороны дешевого газа, который замещает спрос на нефтепродукты. Это новый тренд, который, по меньшей мере в среднесрочном плане, может продолжиться и не сулит ничего позитивного для переработчиков, считает Виталий Крюков. Мало того, Европа продолжает оставаться стагнирующим рынком с точки зрения потребления нефти и нефтепродуктов, что усугубляется текущим слабым экономическим состоянием большинства стран еврозоны и реализацией программы по увеличению доли альтернативного топлива в энергобалансе. «Европейские компании постепенно переориентируются на азиатский рынок, но там они также могут столкнуться с избытком перерабатывающих мощностей. В частности, в Китае, особенно если цены на газ будут оставаться низкими продолжительное время, а власти будут прилагать активные усилия по повышению эффективности энергопотребления и улучшению экологии», – говорит аналитик Виталий Крюков. В отличие от Европы, нефтеперерабатывающий бизнес в России обеспечивает высокую маржу благодаря разнице в экспортных пошлинах. В 2009 году за экспорт тяжелых нефтепродуктов нужно было заплатить 40% нефтяной ставки, легких нефтепродуктов – примерно 70%. В результате Волгоградский НПЗ «Лукойла», значительно отставая от ISAB по уровню сложности (индекс Нельсона 5,3 против 9,8 у ISAB) выпускает больше мазута, но при этом генерирует более высокую маржу. В 2008 году, когда цены на нефть находились на пиковых значениях, EBITDA завода ISAB составляла $4 за баррель, а Волгоградского НПЗ – более $12 за баррель, подсчитала Евгения Дышлюк. В 2009 году ISAB зарабатывал EBTIDA $0,6 за баррель против $6,4 за баррель Волгоградского завода. И проблем с высокой конкуренцией нет, конечно.

gigabaza.ru


Смотрите также