Кризис и перспективы развития нефтяного рынка. Перспективы развития рынка нефти


Мировой рынок нефти — тенденции и перспективы — Мегаобучалка

Сергей ПУХОВ, Центр развития

 

  1. Рост мирового спроса на углеводородное сырье. 2. Уровень запасов сырой нефти и нефтепродуктов. 3. Резервные мощности нефтедобычи. 4. Свободные мощности нефтепереработки.
  1. Прогноз цены на сырую нефть.
Впоследние годы на мировом рынке сырой нефти, являющемся ключевым рынком энергоносителей1, наблюдается ценовой бум. За период с 1998 г. — времени локального минимума на нефтяном рынке — до 2005 г., когда среднегодовая стоимость сырой нефти в текущих ценах превысила 50 долл./барр., стоимость одного барреля в зависимости от сорта сырой нефти выросла не менее чем в 4 раза. В текущем году рост продолжился: стоимость российской нефти марки Urals в среднем за январь-апрель составила 59.5 долл./барр. (рост на 35% год к году), а в первой половине мая — 65 долл./барр. Фундаментальными причинами бума на нефтяном рынке стали возросший спрос на углеводородное сырье, с одной стороны, и ограниченные мощности в добыче нефти (на фоне перебоев с ее поставками) и в нефтепереработке — с другой. При появлении существенного запаса в резервных мощностях добычи нефти и ее переработки влияние спроса и спекулятивных факторов на нефтяные цены будет значительно меньшим, чем сейчас. По нашему мнению, в настоящее время формируются предпосылки для реализации именно такого сценария, при котором можно ожидать снижения нефтяных цен в среднесрочной перспективе. При этом мы рассчитываем на стабилизацию ситуации в Ираке и прекращение эскалации напряженности вокруг ядерной программы Ирана. Динамика среднемесячных цен на сырую нефть Источник:EIA, Reuters, Центр развития. Для того чтобы пояснить сказанное выше, рассмотрим более подробно зависимость динамики нефтяных цен от различных факторов. 1. Рост мирового спроса на углеводородное сырье. Пик роста спроса на сырую нефть на протяжении последних четырех лет пришелся на 2004 г. Важной причиной усиления спроса на топливо стал быстрый экономический рост в мире, превысивший 5%, — лишь в 1972–1973 гг. мировая экономика росла большими темпами. Повышение цен на нефть ускорило процессы энергосбережения и освоения новых технологий разведки и добычи, новых источников энергии. Эффект от этих усилий будет с каждым годом все более заметен и в ближайшие несколько лет приведет к постепенному снижению цен на нефть. При этом зависимость спроса на нефть от темпов экономического роста, по нашему мнению, будет постепенно ослабевать в совокупности с уменьшением темпов роста мировой экономики (в том числе за счет высоких цен на нефть), что приведет к более существенному снижению темпов повышения спроса на углеводородное сырье по сравнению с прогнозами многих экспертов. Спрос на нефть и экономический рост Источник:BP, Центр развития. Об ослаблении взаимосвязи между экономическим ростом и спросом на нефть говорят статистические показатели. Например, в период 1970–1986 гг., когда котировки сырой нефти в реальном выражении превышали 40 долл./барр. (в ценах 2004 г.), достигая в отдельные годы уровня 80 долл./барр., темпы роста мировой экономики объясняли более 80% повышения спроса на нефть. При этом 4%-ный прирост ВВП увеличивал нефтяной спрос на 10%. Столь высокая зависимость экономики от спросового фактора в определенной степени объясняла резкое увеличение цен в тот период. В условиях рыночной экономики производители использовали любые возможности для развития энергосберегающих технологий. В результате за последние почти двадцать лет коэффициент эластичности в линейной зависимости снизился с 2.5 до значения менее 1, объясняя при этом менее 70% всех колебаний спроса. Зависимость спроса на нефть от экономического роста Источник:BP, Центр развития. Согласно прогнозу МВФ (апрель 2006 г.) темпы роста мировой экономики в 2006–2011 гг. составят в среднем не более 4.7% за год — это достаточно высокий показатель. Лишь при росте мировой экономики менее чем на 3% в год увеличение спроса на нефть не превышало 1%. В связи со снижением статистической зависимости между этими показателями можно прогнозировать, что увеличение спроса на нефть в среднесрочной перспективе будет находиться в диапазоне 1.2–2.7% в год. По нашей оценке, с учетом развития энергосберегающих технологий реальные показатели роста будут ближе к нижней границе этого диапазона. Пока же производители оказались не готовы к росту спроса на топливо. Об этом свидетельствуют низкий уровень запасов сырой нефти и нефтепродуктов в государственных и коммерческих резервах, недостаточный уровень резервных нефтедобывающих мощностей и свободных мощностей нефтепереработки. 2. Уровень запасов сырой нефти и нефтепродуктов. Запасы топлива в развитых странах–членах ОЭСР в 1998 г. достигли рекордного уровня — более 4 млрд. барр., и именно в этот период цены на нефть опустились до минимального уровня за предыдущие четверть века. Перепроизводство нефти на фоне резкого сокращения темпов роста спроса на нее привело к увеличению запасов в странах ОЭСР до 55 дней суточного потребления нефти. Однако затем в силу ряда причин этот показатель несколько снизился, и в последние восемь лет уровень таких запасов колеблется около отметки 50 дней потребления. Казалось бы, снижение незначительное, но именно оно могло послужить первоначальным импульсом к росту нефтяных цен до некоторого равновесного диапазона, который был признан странами–членами ОПЕК как целевой (22–28 долл./барр. "опековской корзины"). И именно это было предвестником формирования сильнейшего повышательного тренда на нефтяном рынке под воздействием новых факторов, усиливавших свое воздействие на кумулятивной основе. Запасы топлива в странах ОЭСР и цены на нефть Источник:EIA, BP, Центр развития. Впоследние годы рост цен на сырую нефть формировался уже на фоне опасений возникновения ее дефицита на рынке в связи с последствиями сокращения нефтедобычи в Ираке, так как быстрого восстановления нефтедобычи в этом регионе, как об этом было заявлено экспертами США ранее, не произошло. С апреля 2004 г. линейная зависимость, при которой с ростом коммерческих запасов в США (см. соответствующий рисунок, построенный на еженедельных данных) наблюдалось снижение цен, стала меняться. Политическая нестабильность в ряде регионов добычи нефти (Персидском заливе, Венесуэле, Нигерии), стихийные бедствия на южном побережье США — одном из основных нефтедобывающих районов — не позволяли рассчитывать, что увеличение добычи нефти само по себе сможет снизить цены на нее. Центр внимания участников нефтяного рынка стал постепенно смещаться сначала в сторону объемов резервных мощностей нефтедобычи странами ОПЕК, а затем и свободных мощностей нефтепереработки в наиболее развитых странах. Коммерческие запасы в США и цена нефти сорта WTI Источник:EIA. 3. Резервные мощности нефтедобычи. Вусловиях сокращения резервных мощностей в нефтедобыче до уровня ниже 2 млн. барр. в сутки можно говорить лишь о возможности поддержания ежегодного прироста спроса на нефть, но ни о какой компенсации со стороны предложения в случае дополнительного возникновения форс-мажорных обстоятельств речи уже не идет. Прекращение чистого экспорта сырой нефти из Ирака (порядка 1 млн. барр. в сутки), Ирана (2.7 млн. барр. в сутки), Венесуэлы (2 млн. барр. в сутки), Нигерии (2 млн. барр. в сутки), а также сокращение добычи нефти на южном побережье США в результате прошедших ураганов (1 млн. барр. в сутки) способны в каждом отдельном случае привести к краткосрочному возникновению дефицита нефти на рынке. Длительность этих перебоев с поставками (до полного восстановления прежнего уровня нефтедобычи) может варьироваться от нескольких месяцев до нескольких лет. Безусловно, страны ОЭСР располагают достаточными запасами нефти, которые позволят им продолжительное время (почти четыре года) обходиться, например, без иранской нефти, если вдруг Иран остановит ее экспорт. Но истощение запасов только усугубит ситуацию, а их использование может лишь временно снять напряженность на рынке. Резервные мощности нефтедобычи Источник:BP, EIA, CERA, Центр развития. Резервные возможности по увеличению нефтедобычи, сконцентрированные в странах–членах ОПЕК, пока отстают от растущего спроса на нефть, и на ликвидацию данной диспропорции потребуется длительное время. При этом значительная доля в имеющихся резервных мощностях приходится на Саудовскую Аравию: например, при существующем уровне нефтедобычи в 9.5 млн. барр. в сутки эта страна в состоянии увеличить добычу нефти до 11.3 млн. барр. в сутки. В соответствии с долгосрочным планом Саудовская Аравия намерена инвестировать 50 млрд. долл. в увеличение к 2009 г. производственных мощностей до 12.5 млн. барр. в сутки. Как позволяет судить имеющаяся информация о текущей разработке новых месторождений и о планируемых проектах, ОПЕК ожидает, что в период с 2006-го по 2010 г. ее производственные мощности вырастут на 3.5–4 млн. барр. в сутки. В число ключевых проектов в этот период будут входить проекты в Ливии, Нигерии, Саудовской Аравии, Индонезии, ОАЭ и Иране. Однако основным фактором роста нефтяных цен в последние два-три года стало недоинвестирование в прошедшее десятилетие и возникший в связи с этим дефицит свободных мощностей в нефтепереработке, что сказывается и на рынке сырой нефти. Уровень предложения нефти в мире пока полностью обеспечивает растущий спрос и позволяет наращивать резервные запасы сырой нефти, которые растут быстрее, чем ее переработка. Поэтому, несмотря на ожидаемое расширение резервных мощностей в среднесрочной перспективе, по нашему мнению, для стабилизации и снижения цен на нефть необходимо увеличить мощность нефтеперерабатывающих производств в мире. 4. Свободные мощности нефтепереработки. Отставание развития нефтепереработки от растущего спроса на топливо, на наш взгляд, является основной причиной повышения в настоящее время цен на нефтяном рынке. Согласно последнему годовому обзору мировых рынков энергоносителей, подготовленному компанией BP, в 2004 г. объем свободных мощностей нефтепереработки превысил объем потребления нефти не более чем на 5%, что стало минимальным уровнем с 1965 г. По всей видимости, в прошлом году ситуация вряд ли существенно изменилась в лучшую сторону. По нашей оценке, лишь 8%-ный запас свободных мощностей в нефтепереработке способен переломить ситуацию и существенно снизить цены на сырую нефть. Для этого необходимо дополнительно увеличить мощности НПЗ по сравнению с 2005 г. на 5 млн. барр. в сутки, что в ближайшие несколько лет нереально. Однако даже наличие свободных мощностей нефтепереработки не гарантирует от резкого роста цен в случае нефтяного эмбарго или вынужденного сокращения поставок нефти из Персидского залива из-за крупных военных действий в этом регионе. Свободные мощности нефтепереработки Источник:BP, Центр развития. Частично проблему дефицита мощностей можно решить за счет увеличения уровня загрузки уже имеющихся мощностей (отношения пропускной способности НПЗ к фактической мощности нефтепереработки) в различных странах, в том числе в России. В разных странах он составляет чуть более 80% (по данным на 2004 г.): например, в Южной и Центральной Америке — 82%, в Европе — 83% и на Ближнем Востоке — 85%. В странах Северной Америки и в некоторых странах АТР этот показатель существенно выше. Низкая производительность (глубина) переработки нефти на старых российских НПЗ2 создает дополнительные возможности в части удовлетворения растущего мирового спроса, однако для этого также необходимы инвестиции и время. Возможно, уже в ближайшее время мы увидим положительные сдвиги в части наращивания резервных мощностей в нефтедобыче, введения в строй новых НПЗ и повышения глубины нефтепереработки. В этой связи можно ожидать, что цены на сырую нефть в ближайшие годы несколько снизятся, но по-прежнему будут оставаться на высоком уровне — выше среднего значения за последние десятилетия. 5. Прогноз цены на сырую нефть. Использование в качестве равновесной цены на сырую нефть среднего значения реальных цен за достаточно длительный период наталкивается на проблему выбора этого периода. Так, с 1861 г. средняя стоимость одного барреля нефти на мировом рынке (в ценах 2004 г.) составляет около 24 долл./барр., с 1970 г. — 35 долл./барр., в то время как за последние десять лет — 30 долл./барр. По нашему мнению, среднегодовые цены выше 40 долл./барр. не могут служить равновесными в долгосрочной перспективе, хотя ОПЕК рассматривает диапазон 40–50 долл./барр. как приемлемый — устраивающий и производителей, и потребителей. Динамика среднемесячных цен на импортируемую в США нефть Источник:EIA, Центр развития. Очевидно, что определенную роль здесь играют фактор валютного рынка, в частности "раскручивание" процессов обесценения доллара США, а также рост спекулятивной составляющей на мировых рынках — при этом не только на валютных, но прежде всего на товарных и финансовых. Причем в период перелома тенденций на товарных рынках роль спекулятивного фактора резко повышается. Так, например, последняя волна ослабления реального курса доллара к валютам торговых партнеров США (Price-Adj. Broad Dollar Index) началась с апреля 2002 г. К концу 2004 г. доллар обесценился на 16%, однако цены на нефть выросли кратно3. В случае возникновения обратной тенденции — долгосрочного роста курса доллара и снижения цен на нефть — спекулятивный фактор может усилить эти процессы, что приведет к падению цен ниже среднего долгосрочного уровня последних десятилетий. Стабильный уровень запасов углеводородного сырья в резервах, наращивание свободных нефтедобывающих и перерабатывающих мощностей, способных в большей степени демпфировать воздействие временного сокращения предложения сырья на мировом рынке на национальные экономики, по нашему мнению, приведут в среднесрочной перспективе к снижению цен на сырую нефть до диапазона 40–50 долл./барр. В пессимистичном сценарии, в случае более низких темпов роста мировой экономики (усиленных воздействием спекулятивного фактора), можно ожидать снижения цен на нефть ниже уровня 40 долл./барр. Прогноз среднегодовых цен на нефть марки Urals Источник:Reuters, Центр развития. Вто же время прогноз снижения цен на нефть расходится с ожиданиями, например, МВФ и Министерства энергетики США. В апреле-мае 2006 г. эти ведомства прогнозировали, что цены на нефть в среднесрочной перспективе останутся на уровне текущего года (в прогнозе МВФ отклонения цены за пять лет не превышают 2% от уровня 2006 г., прогноз EIA цены на 2007 г. ориентируется на незначительный ее рост). Такие прогнозы, с нашей точки зрения, конечно, также имеют право на существование. И мы не исключаем подобного сценария — и даже более существенного роста цен, если ситуация в Персидском заливе обострится до фазы очередного военного конфликта. 1 В условиях нарушения сложившейся за последние 140 лет периодичности 30–50 летних волн смены доминирующих энергетических ресурсов рынок нефти в настоящее время является ключевым рынком энергоносителей. Очередной претендент на доминирование — ядерная энергетика — задерживается в своем развитии. Назад 2 В России глубина переработки нефтяного сырья в 2005 г. составила 71.5% (в 2004 г. — 71.4%). Назад 3 Именно в этот период на товарных рынках начинался ценовой бум, и часть спекулятивного капитала с валютного рынка, по всей видимости, была переброшена на товарные рынки. Сводный товарный ценовой индекс, рассчитываемый МВФ, за период с 2002 г. вырос в 2.5 раза. Локомотивом этого процесса стал топливный рынок, на котором цены выросли более чем в три раза, в то время как рост цен на металлы примерно соответствовал общей динамике сводного индекса. Назад

 

 

 

 

Мазут

Мазу́т (возможно, от арабского мазхулат — отбросы), жидкий продукт темно-коричневого цвета, остаток после выделения из нефти или продуктов ее вторичной переработки бензиновых, керосиновых и газойлевых фракций, выкипающих до 350—360°С. Мазут- это смесь углеводородов (с молекулярной массой от 400 до 1000 г/моль), нефтяных смол (с молекулярной массой 500—3000 и более г/моль), асфальтенов, карбенов, карбоидов и органических соединений, содержащих металлы (V, Ni, Fe, Mg, Na, Ca). Физико-химические свойства мазута зависят от химического состава исходной нефти и степени отгона дистиллятных фракций и характеризуются следующими данными : вязкость 8—80 мм²/с (при 100 °C), плотность 0,89—1 г/см³ (при 20 °C), температура застывания 10—40°С, содержание серы 0,5—3,5 %, золы до 0,3 %, низшая теплота сгорания 39,4—40,7 МДж/моль. Типичное распределение смолисто-асфальтеновых веществ в мазуте представлено в таблице 1.

  Смолы Асфальтены Карбены и карбоиды
Мазут атмосферной перегонки      
*Сернистая нефть 13,6 0,9 0,035
*Малосернистая нефть 14,0 0,1 0,03
Мазут вторичной переработки 10,2 8,4 0,9

Мазуты применяются в качестве топлива для паровых котлов, котельных установок и промышленных печей (см. Котельные топлива), для производства флотского мазута, тяжелого моторного топлива для крейцкопфных дизелей и бункерного топлива. Выход мазута составляет около 50 % по массе в расчете на исходную нефть. В связи с необходимостью углубления ее дальнейшей переработки мазут во все большем масштабе подвергают дальнейшей переработке, отгоняя под вакуумом дистилляты, выкипающие в пределах 350—420, 350—460, 350—500 и 420—500°С. Вакуумные дистилляты применяют как сырье для получения моторных топлив, в процессах каталитического крекинга, гидрокрекинга, и дистиллятных смазочных масел. Остаток вакуумной перегонки мазута используют для переработки на установках термического крекинга и коксования, в производстве остаточных смазочных масел и гудрона, затем перерабатываемого на битум.

Примерный компонентный состав товарного мазута может включать в себя:1. Мазут атмосферной перегонки нефти2. Гудрон3. Вакуумные газойли5. Экстракты масляного производства6. Керосино-газойлевые фракции (первичные и вторичные)7. Тяжелые газойли каталитического крекинга и коксования8. Битумы9. Остатки висбрекинга10. Тяжелая смола пиролиза

Основные потребители мазута — промышленность, флот и жилищно-коммунальное хозяйство.

Экспорт из России

Мазут занимает четвёртое место после нефти, газа и дизельного топлива в структуре экспорта России (в денежном выражении).

  • В 2005 году из России было экспортировано 45,8 млн. тонн мазута на 10,2 млрд. долл.[1].
  • В 2006 — 47,5 млн. тонн на 13,7 млрд. долл. [2].
  • В 2007 — 55,6 млн. тонн на 18,2 млрд. долл. [3].

 

 

 

Природный газ

Приро́дный газ — смесь газов, образовавшаяся в недрах земли при анаэробном разложении органических веществ.

Природный газ относится к полезным ископаемым. Природный газ в пластовых условиях (условиях залегания в земных недрах) находится в газообразном состоянии — в виде отдельных скоплений (газовые залежи) или в виде газовой шапки нефтегазовых месторождений, либо в растворённом состоянии в нефти или воде. При стандартных условиях (101,325 кПа и 15 °C) природный газ находится только в газообразном состоянии. Так же природный газ может находиться в кристаллическом состоянии в виде естественных газогидратов.

Химический состав

Основную часть природного газа составляет метан (Ch5) — от 92 до 98 %. В состав природного газа могут также входить более тяжёлые углеводороды — гомологи метана:

  • этан (C2H6),
  • пропан (C3H8),
  • бутан (C4h20).

а также другие неуглеводородные вещества:

  • водород (h3),
  • сероводород (h3S),
  • диоксид углерода (СО2),
  • азот (N2),
  • гелий (Не).

Чистый природный газ не имеет цвета и запаха. Чтобы можно было определить утечку по запаху, в газ добавляют небольшое количество веществ, имеющих сильный неприятный запах (гнилой капусты, прелого сена) (т. н. одорантов). Чаще всего в качестве одоранта применяется этилмеркаптан (16г на 1000 куб.м.природного газа).

Для облегчения транспортировки и хранения природного газа его сжижают, охлаждая при повышенном давлении.

Физические свойства

Ориентировочные физические характеристики (зависят от состава; при нормальных условиях, если не указано другое):

Читайте также:

©2015 megaobuchalka.ru Все права защищены авторами материалов.

Почему 3458 студентов выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы

megaobuchalka.ru

Кризис и перспективы развития нефтяного рынка

сечин

Чтобы снизить глобальные риски от возросшей волатильности нефтяного рынка, необходимо сократить влияние финансовых спекулянтов, повысить прозрачность и стимулировать развитие долгосрочных отношений между поставщиками и потребителями.

Мы, бесспорно, находимся в условиях достаточно острого кризиса на нефтяных рынках. За последние 50 лет мы наблюдали несколько связанных с нефтяным рынком кризисов, которые носили как экономический, так и политический характер. Однако во второй половине 2014 года произошло падение цен на нефть, которое по скорости формирования кризиса превосходит все, что мы видели когда-либо раньше. Если сравнивать это падение с тем, которое произошло в середине 1980-х годов, нужно не только применить инфляционную корректировку, но и принять во внимание, что доллар тогда был значительно сильнее к корзине валют, чем сейчас. С учетом такого фактора, как уровень максимальных цен на нефть до падения, величина падения цен вполне сопоставима.

При этом в 2014 году не происходило резких изменений на мировых фондовых рынках, рынки акций и прочих активов стабильны. Данный кризис позиционируется как «фундаментальный нефтяной кризис», ключевой особенностью которого является то, что баланс спроса и предложения на нефть остается достаточно близким, в пределах десятилетнего коридора.

Обратите внимание, что в 1980-е значительное падение цены сопровождалось колоссальными свободными мощностями ОПЕК, которые составляли 24% от мирового потребления, а также крупнейшими открытиями традиционных месторождений вне ОПЕК, таких как Северное море. Сегодня свободные мощности составляют всего 5% от потребления, что лишь на 2%, или на 2 млн баррелей в сутки, выше десятилетнего минимума. Не говоря уже о том, что почти половина из сегодняшних свободных мощностей просто недоступна из-за войн, революций и санкций.

Итак, фундаментально кризис нефтяных цен 2014 года — всего лишь рябь на воде по сравнению с цунами 1985 года. Доля избыточных мощностей в пять раз меньше. Операционные затраты в два раза выше. Инвестиционные затраты в два-три раза выше. Вместо глубокого падения спроса — его рост. Темпы падения маржинальной добычи — выше в десять раз.

Налицо явное несоответствие фундаментальных предпосылок и наблюдаемой динамики цен, причины которой мы видим в комплексе среднесрочных и ситуативных факторов, включая трансляцию параметров североамериканского рынка на мировой и увеличение добычи в Ливии и Ираке, а также односторонние санкции. К чему же это может привести? 

Эффект низких цен

В ответ на экстремальное снижение цен нефтяные компании по всему миру значительно уменьшают свои инвестпрограммы. Уже объявлены сокращения на 67 млрд долларов, или в среднем на 20–30% к прошлому году. По оценкам Wood Mackenzie, в 2015 году ожидается снижение инвестиций более чем на 100 млрд долларов.

Нефтесервисные компании объявили о существенных сокращениях персонала, что говорит об уменьшении объема оказываемых услуг.

Количество буровых установок в США, которое держалось из-за долгосрочных контрактов, уже начало достаточно резко снижаться. По данным Baker Hughes, в январе 2015 года снижение составило 276 штук, или более 18%, и это — только начало. Пока рынок физической поставки нефти это не почувствовал в связи с ростом плотности гидроразрыва, хеджированием добычи независимых производителей.

Сокращение инвестиций неминуемо приведет к восстановлению баланса спроса и предложения на рынке нефти, однако чрезмерное снижение инвестиций в добычу сейчас может обернуться дефицитом нефти уже в четвертом квартале текущего года.

Что касается бюджетов стран-производителей, широко известно: в последние годы они сильно выросли, в основном для решения социальных задач. В сложившихся условиях целому ряду стран, большинство из которых не обладают существенными финансовыми резервами, придется значительно сократить социальные обязательства. Какой эффект могут иметь подобные действия в таких напряженных, но важных нефтяных регионах, как Нигерия, Ливия, Иран, Ирак, Ангола?

Позиция стран-потребителей в условиях снижения цен на нефть на первый взгляд кажется выигрышной. Но, оказывая поддержку росту экономики, такое снижение приводит к падению централизованных налоговых поступлений в этих странах из-за уменьшения прибыли зарегистрированных в них компаний-мейджеров, а социальные обязательства в некоторых из них, напротив, могут вырасти из-за роста безработицы в собственном высокозатратном секторе добычи.

Небольшие и средние нефтяные компании пострадают сильнее других, так как не имеют диверсифицированной ресурсной базы и запаса финансовой стабильности. Котировки независимых компаний падают, возможно, скоро многие из них столкнутся с серьезными финансовыми проблемами и, вероятно, станут объектами поглощений.

Смежные отрасли также несут значительные убытки, сокращения исчисляются десятками тысяч. Это создаст дополнительную нагрузку на бюджеты ряда стран.

В целом происходит подрыв основ инвестиционной деятельности в нефтяной отрасли, что с учетом ее длительного инвестиционного цикла может иметь долгоиграющие негативные последствия. Ежегодно базовая добыча на традиционных месторождениях падает на 5–6%. В то же время на сланцевых месторождениях темпы падения составляют 30–50% в год, в результате чего средневзвешенная базовая добыча в США, по данным IHS, падает со скоростью 28% в год. Очевидно, что при ежегодном падении базовой добычи на 5–6 млн баррелей в сутки при исходном профиците в 2 млн баррелей в сутки резкое снижение инвестиций на фоне постоянного роста спроса приведет к сбалансированности физического рынка менее чем за год. Конечно, если не будут применяться искусственные методы продления нынешнего кризиса. 

Перспективы роста

Даже в условиях неустойчивого восстановления мировой экономики спрос на нефть устойчиво растет. Как вы помните, в кризис прошлого века наблюдалось значительное падение спроса: в начале 1980-х спрос снизился на 7% и только к 1987 году вернулся к уровню 1979 года. Сегодня такого падения не наблюдается. Растущее мировое население потребляет все больше энергии. Несмотря на повышение энергоэффективности и конкуренцию со стороны других видов топлива, нефть остается главным источником энергии для транспорта и сырья для растущей нефтехимии. По оценкам ведущих мировых аналитических центров, к 2020 году потребление нефти вырастет на 10% от сегодняшнего уровня, а к 2030–2035 годам — еще на 10%.

Растущий спрос на фоне увеличения темпов падения базовой добычи потребует все больших инвестиций в освоение новых месторождений высокотехнологичной нефти, а значит, и более высоких цен, чтобы привлечь такие инвестиции. Сопутствующие инвестиции в смежные отрасли будут способствовать росту мировой экономики, в том числе ее высокотехнологической части.

Основной темой, обсуждаемой экспертами и аналитиками в связи с причинами наблюдаемого перепроизводства нефти, является рост добычи в США, связанный со сланцевой революцией. Но революции обычно длятся недолго, и после них наступает тяжелая действительность. В отношении нефтедобычи в США она заключается в низкой обеспеченности ресурсами — при текущем уровне добычи доказанных запасов хватит только на 12 лет, а если принять в расчет все ресурсы — на 55 лет. Обратите внимание, что речь идет не о подтвержденных резервах, а о ресурсах в широком смысле, в том числе потенциальных и еще не подтвержденных.

По текущим оценкам, крупнейшие запасы нефти сконцентрированы на Ближнем Востоке. Но мы знаем, что для непубличных компаний этого региона нефтяные запасы не были подвергнуты независимому аудиту. Кроме Ближнего Востока, большие резервы нефти остаются в России, Канаде, Венесуэле. При этом потенциальный рост неизбежно будет связан с «высокотехнологической нефтью» — это нефтяные пески, сверхтяжелая битумная нефть, арктический шельф, сланцы и так далее. Они требуют самых современных технологий и крупных инвестиций для разработки. Но это необходимо с позиций энергобезопасности, которая, конечно, включает обеспечение необходимой диверсификации источников поставок.

По мере преодоления нынешнего кризиса цена нефти поднимется к уровню «инвестиционного» равновесия, иными словами к цене, обеспечивающей приемлемую норму доходности на инвестиции в полный цикл освоения новых месторождений, в том числе разведку, бурение, инфраструктуру. Еще до кризиса, в период высоких нефтяных цен, крупнейшие нефтяные компании последовательно увеличивали инвестиции, но при этом смогли только в целом стабилизировать добычу нефти. Это свидетельствует об объективном факте — новая нефть дается трудно и требует как инноваций, так и крупных инвестиций, а значит, и адекватных цен. 

Финанциализация и регулирование

Итак, мы видим в нынешнем кризисе глубокое несоответствие фундаментальных факторов и рыночной реакции на них. Что же приводит к подобным искажениям? Какие проблемы существуют в механизмах ценообразования на рынке нефти?

В первую очередь обратим внимание на возросшую роль финансовых инструментов и финансовых игроков в формировании цен на нефть. За последние 20 лет объемы открытых позиций по фьючерсам Brent и WTI увеличились в пять-десять раз, в то время как потребление нефти — только на 32%. Уже было отмечено, что такой рост «бумажной нефти» во многом привел к ценовой нестабильности 2008 года. В результате того, что нефтяной рынок стал разновидностью финансового рынка, на него все большее влияние оказывают не реальные хозяйственные взаимоотношения, а спекулятивные факторы, в том числе движение капитала, ликвидность, популярность альтернативных инвестиционных активов.

Проблемой финансовых рынков является их склонность к экономике «пузырей», достаточно вспомнить кризис доткомов 2000 года и кризис ипотечных кредитов 2008-го. Еще одно свойство финансовых рынков — их подверженность откровенному манипулированию. Вспомним хотя бы выявленные сговоры при формировании ставки Либор и цены золота или же дутые рейтинги ААА для низкокачественных бумаг, обеспеченных ипотечными кредитами.

В отличие от акций интернет-компаний регулярные поставки нефти жизненно необходимы для обеспечения ежедневного функционирования общества. Подвергать рынок нефти рискам пузырей и манипулятивных искажений недальновидно и может привести к драматическим последствиям.

Динамика котировок акций независимых нефтяных компаний в США заставляет задаться вопросом: а не наблюдаем ли мы очередной пузырь? В отличие от крупных европейских компаний, чьи котировки в большинстве своем по итогам 2014 года снизились более чем на 40%, котировки независимых добывающих предприятий в США сегодня вернулись к уровню января 2014-го. Почему так происходит? Эти предприятия настолько повысили свою эффективность, что полностью компенсировали эффект от снижения цены на нефть? Они справились со своей многомиллиардной задолженностью? Или же рынок просто неадекватно их оценивает? Не являются ли модные инвестиции в сланцевые компании новым аналогом доткомов или ипотечных бумаг? Что будет с финансовым сектором США, когда этот пузырь лопнет?

Вот еще один пример. С одной стороны — компания «ЛУКойл». Она обеспечивает 2,1% мировой добычи нефти и имеет активы в разведке, добыче, переработке и в розничной торговле по всему миру. С другой стороны — компания EOG, лидер по добыче трудноизвлекаемой нефти в США. Ее резервы в четыре раза ниже, чем у «ЛУКойла», а добыча почти в семь раз меньше. Переработки и розницы нет. Несмотря на это, капитализация EOG превышает капитализацию «ЛУКойла» на 34%! На наш взгляд, это еще одно свидетельство переоценки американских сланцевых компаний.

Встает вопрос о необходимости развития инфраструктуры рынка и в части надлежащего регулирования, которое бы обеспечило прозрачность как рынка нефтяных фьючерсов, так и рынка ценных бумаг, в том числе акций и облигаций нефтяных компаний.

Государственное регулирование присутствует на нефтяном рынке, однако оно зачастую носит протекционистский характер и не способствует эффективному развитию мирового рынка нефти. Так, например, государственное регулирование США, запрещающее уже в течение более 40 лет экспорт нефти, приводит к формированию неконкурентных преимуществ у североамериканских нефтепереработчиков перед европейскими. Странное впечатление производит и недавнее решение о разрешении экспорта конденсата — выборочное, в отношении только двух участников рынка.

Избыточное регулирование в Мексике и Нигерии негативно сказывается на добыче. Налоговая и акцизная политика в странах — членах ЕС делает нереферентным ценообразование нефтепродуктов. Санкции в отношении РФ направлены на подрыв долгосрочного обеспечения Европы нефтью и ведут к росту дифференциала Brent/WTI в ущерб европейской переработке. Все это приводит к регионализации мирового рынка нефти, дисбалансу рынков нефти и нефтепродуктов.

В последние пять лет значительно вырос дифференциал Brent/WTI, не отражающий различия в потребительской ценности этих сортов; в результате в США сформировался специфический региональный рынок, основанный на более низкой цене на нефть, который транслирует искажения на рынки других регионов. Так, американская нефтепереработка вытесняет европейскую. Из-за того что в США наблюдается излишек легкой нефти на фоне запрета экспорта, создается искаженный дифференциал между легкими и тяжелыми сортами. Трудно представить, какие последствия вызвало бы введение подобных норм в отношении экспорта из Российской Федерации. Но мы по этому пути не пошли!

В результате дифференцированного налогообложения в Европе и США сформировались различные по структуре рынки нефтепродуктов, которые не только отличаются друг от друга, но и не соответствуют структуре выходов НПЗ этих регионов. 

Трансформация рынка нефти

В целом в мире обостряется борьба за премиальные рынки и извлечение ренты из нефти. Правительства стран-потребителей через акцизы на нефтепродукты зачастую обкладывают нефть и газ большими налогами, чем страны-производители. В случае с европейскими странами эти начисления на нефтепродукты превышают саму цену нефти.

Подобное регулирование настолько искажает нефтяной рынок, что невольно задаешься вопросом: а есть ли рынок? По существу, наиболее действенной опорой глобального рынка нефти являются деятельность и взаимодействие крупных корпораций мирового уровня, включая их стратегические соглашения, долгосрочные контракты, обмен активами, технологическими ноу-хау, другие современные формы долгосрочного сотрудничества.

Доля ОПЕК на мировом рынке нефти в последнее время достаточно стабильна — 39% в текущем году. Это, конечно, по-прежнему заметная структура на рынке. Но организация потеряла единство интересов своих членов. Сформировалась группа стран Ближнего и Среднего Востока, стремящихся к доминированию в ОПЕК и отказу от учета интересов тех членов, для которых стабильность на рынке нефти жизненно важна в социально-экономическом плане. Надо также учесть, что ряд стран ОПЕК имеет существенные проблемы в области безопасности и стабильности.

По сути, лишь группа стран Ближнего Востока обладает (или считает, что обладает) достаточными финансовыми ресурсами и значительными ресурсами свободных мощностей, и она проводит собственную нефтяную политику. При этом в последнее время их политика привела к дестабилизации рынка и просто непониманию со стороны многих его участников действительных целей такой политики.

В более широком смысле инфраструктура по формированию цены нефти ненадежна и требует улучшений. Прежде всего это касается независимых подтверждений фундаментальных данных по рынку нефти в странах-производителях, где добыча ведется непубличными компаниями. В то же время наша компания, как и многие другие публичные предприятия, детально раскрывает данные о своих запасах. Правила игры должны быть едины для всех.

Аналитические центры крупных инвесткомпаний, очевидно, находятся под влиянием конфликта интересов между своими высказываниями и инвестиционными позициями материнских компаний. В результате мы наблюдаем шараханье, резкие изменения выводов и рекомендаций, вносящие вклад в дестабилизацию рынка.

Высказывания других участников рынка также зачастую способствуют рыночным искажениям. Так, целый ряд статей, опубликованных осенью прошлого года ведущими новостными агентствами, всячески подталкивал цены к радикальному снижению. К сожалению, принимая во внимание обладание инсайдерской информацией, можно предположить: эти высказывания были направлены на реализацию собственных интересов, что опять же характерно для непубличных компаний, которые действуют в ином регуляторном режиме.

Одни и те же по своей сути события часто интерпретируются произвольно и противоположным образом. Так, создание в последнее время крупными инвестиционными игроками рынка физических запасов нефти на танкерах расценивается как позитивный сигнал ожидания роста цен (в соответствии с контанго на форвардной кривой), а рост коммерческих запасов в США — только как негативный сигнал проявления перепроизводства нефти.

Ну и наконец, вопросы вызывает и ценообразование на нефтяном рынке, а также достоверность информации о нем. Как известно, в 2008 году этим занималась Комиссия по ценным бумагам США, а в 2013-м было инициировано расследование Европейской комиссии в отношении котировок ценовых агентств в связи с подозрениями в манипуляциях. В то же время бизнес и реальные участники рынка нефти могут противопоставить рискам, вызванным регионализацией, волатильностью и финансовыми спекуляциями, более тесное взаимодействие по цепочке стоимости и построение долгосрочных отношений. Например, потребители финансируют строительство инфраструктуры, чтобы обеспечить стабильные поставки. Долгосрочные контракты на поставку нефти позволяют минимизировать риски потребителей и обеспечить восполнение ресурсной базы производителей. Потребители и трейдеры могли бы наращивать присутствие в разведке и добыче. Такая же картина в сервисе и поставке высокотехнологического оборудования. Производители и трейдеры инвестируют в переработку, а также входят в розницу стран-потребителей.

Эти процессы уже происходят, и многие компании, в том числе «Роснефть», являются их участниками.

Инфраструктура рынка нефти требует серьезных улучшений. По нашему мнению, такие улучшения должны в первую очередь затронуть следующие направления.

Что касается участников рынка и торговых площадок, необходимо, во-первых, контролировать влияние финансовых игроков в ценообразовании нефти и повысить роль реальных производителей и потребителей. Во-вторых, повысить долю физических объемов нефти в ценообразовании до 10–15% общего объема товарных потоков. В-третьих, развивать региональные площадки торговли нефтью с учетом особенностей соответствующих рынков и преимущественных сортов нефти на них.

Для улучшения же рыночной информационной инфраструктуры полезно, во-первых, реорганизовать биржевую инфраструктуру рынка за счет резкого повышения роли в ней производителей и потребителей нефти, сопровождая это качественным повышением прозрачности биржевых площадок с целью снижения возможностей ценового манипулирования (аналогично проведенным мероприятиям в отношении банковских ставок и деятельности ценовых агентств). Во-вторых, повысить оперативность и качество рыночной информации, например, об объемах производства, потребления, запасов, о ценообразовании, условиях стратегических контрактов по нефти, регистрации внебиржевых сделок.

На основе доклада «Реализация новых возможностей за счет меняющихся рынков, переориентации направлений торгового обмена и хеджирования резких колебаний цен» на форуме International Petroleum (IP) Week в Лондоне.

Источник: Эксперт

rcc.ru

Кризис и перспективы развития нефтяного рынка

сечин

Чтобы снизить глобальные риски от возросшей волатильности нефтяного рынка, необходимо сократить влияние финансовых спекулянтов, повысить прозрачность и стимулировать развитие долгосрочных отношений между поставщиками и потребителями.

Мы, бесспорно, находимся в условиях достаточно острого кризиса на нефтяных рынках. За последние 50 лет мы наблюдали несколько связанных с нефтяным рынком кризисов, которые носили как экономический, так и политический характер. Однако во второй половине 2014 года произошло падение цен на нефть, которое по скорости формирования кризиса превосходит все, что мы видели когда-либо раньше. Если сравнивать это падение с тем, которое произошло в середине 1980-х годов, нужно не только применить инфляционную корректировку, но и принять во внимание, что доллар тогда был значительно сильнее к корзине валют, чем сейчас. С учетом такого фактора, как уровень максимальных цен на нефть до падения, величина падения цен вполне сопоставима.

При этом в 2014 году не происходило резких изменений на мировых фондовых рынках, рынки акций и прочих активов стабильны. Данный кризис позиционируется как «фундаментальный нефтяной кризис», ключевой особенностью которого является то, что баланс спроса и предложения на нефть остается достаточно близким, в пределах десятилетнего коридора.

Обратите внимание, что в 1980-е значительное падение цены сопровождалось колоссальными свободными мощностями ОПЕК, которые составляли 24% от мирового потребления, а также крупнейшими открытиями традиционных месторождений вне ОПЕК, таких как Северное море. Сегодня свободные мощности составляют всего 5% от потребления, что лишь на 2%, или на 2 млн баррелей в сутки, выше десятилетнего минимума. Не говоря уже о том, что почти половина из сегодняшних свободных мощностей просто недоступна из-за войн, революций и санкций.

Итак, фундаментально кризис нефтяных цен 2014 года — всего лишь рябь на воде по сравнению с цунами 1985 года. Доля избыточных мощностей в пять раз меньше. Операционные затраты в два раза выше. Инвестиционные затраты в два-три раза выше. Вместо глубокого падения спроса — его рост. Темпы падения маржинальной добычи — выше в десять раз.

Налицо явное несоответствие фундаментальных предпосылок и наблюдаемой динамики цен, причины которой мы видим в комплексе среднесрочных и ситуативных факторов, включая трансляцию параметров североамериканского рынка на мировой и увеличение добычи в Ливии и Ираке, а также односторонние санкции. К чему же это может привести? 

Эффект низких цен

В ответ на экстремальное снижение цен нефтяные компании по всему миру значительно уменьшают свои инвестпрограммы. Уже объявлены сокращения на 67 млрд долларов, или в среднем на 20–30% к прошлому году. По оценкам Wood Mackenzie, в 2015 году ожидается снижение инвестиций более чем на 100 млрд долларов.

Нефтесервисные компании объявили о существенных сокращениях персонала, что говорит об уменьшении объема оказываемых услуг.

Количество буровых установок в США, которое держалось из-за долгосрочных контрактов, уже начало достаточно резко снижаться. По данным Baker Hughes, в январе 2015 года снижение составило 276 штук, или более 18%, и это — только начало. Пока рынок физической поставки нефти это не почувствовал в связи с ростом плотности гидроразрыва, хеджированием добычи независимых производителей.

Сокращение инвестиций неминуемо приведет к восстановлению баланса спроса и предложения на рынке нефти, однако чрезмерное снижение инвестиций в добычу сейчас может обернуться дефицитом нефти уже в четвертом квартале текущего года.

Что касается бюджетов стран-производителей, широко известно: в последние годы они сильно выросли, в основном для решения социальных задач. В сложившихся условиях целому ряду стран, большинство из которых не обладают существенными финансовыми резервами, придется значительно сократить социальные обязательства. Какой эффект могут иметь подобные действия в таких напряженных, но важных нефтяных регионах, как Нигерия, Ливия, Иран, Ирак, Ангола?

Позиция стран-потребителей в условиях снижения цен на нефть на первый взгляд кажется выигрышной. Но, оказывая поддержку росту экономики, такое снижение приводит к падению централизованных налоговых поступлений в этих странах из-за уменьшения прибыли зарегистрированных в них компаний-мейджеров, а социальные обязательства в некоторых из них, напротив, могут вырасти из-за роста безработицы в собственном высокозатратном секторе добычи.

Небольшие и средние нефтяные компании пострадают сильнее других, так как не имеют диверсифицированной ресурсной базы и запаса финансовой стабильности. Котировки независимых компаний падают, возможно, скоро многие из них столкнутся с серьезными финансовыми проблемами и, вероятно, станут объектами поглощений.

Смежные отрасли также несут значительные убытки, сокращения исчисляются десятками тысяч. Это создаст дополнительную нагрузку на бюджеты ряда стран.

В целом происходит подрыв основ инвестиционной деятельности в нефтяной отрасли, что с учетом ее длительного инвестиционного цикла может иметь долгоиграющие негативные последствия. Ежегодно базовая добыча на традиционных месторождениях падает на 5–6%. В то же время на сланцевых месторождениях темпы падения составляют 30–50% в год, в результате чего средневзвешенная базовая добыча в США, по данным IHS, падает со скоростью 28% в год. Очевидно, что при ежегодном падении базовой добычи на 5–6 млн баррелей в сутки при исходном профиците в 2 млн баррелей в сутки резкое снижение инвестиций на фоне постоянного роста спроса приведет к сбалансированности физического рынка менее чем за год. Конечно, если не будут применяться искусственные методы продления нынешнего кризиса. 

Перспективы роста

Даже в условиях неустойчивого восстановления мировой экономики спрос на нефть устойчиво растет. Как вы помните, в кризис прошлого века наблюдалось значительное падение спроса: в начале 1980-х спрос снизился на 7% и только к 1987 году вернулся к уровню 1979 года. Сегодня такого падения не наблюдается. Растущее мировое население потребляет все больше энергии. Несмотря на повышение энергоэффективности и конкуренцию со стороны других видов топлива, нефть остается главным источником энергии для транспорта и сырья для растущей нефтехимии. По оценкам ведущих мировых аналитических центров, к 2020 году потребление нефти вырастет на 10% от сегодняшнего уровня, а к 2030–2035 годам — еще на 10%.

Растущий спрос на фоне увеличения темпов падения базовой добычи потребует все больших инвестиций в освоение новых месторождений высокотехнологичной нефти, а значит, и более высоких цен, чтобы привлечь такие инвестиции. Сопутствующие инвестиции в смежные отрасли будут способствовать росту мировой экономики, в том числе ее высокотехнологической части.

Основной темой, обсуждаемой экспертами и аналитиками в связи с причинами наблюдаемого перепроизводства нефти, является рост добычи в США, связанный со сланцевой революцией. Но революции обычно длятся недолго, и после них наступает тяжелая действительность. В отношении нефтедобычи в США она заключается в низкой обеспеченности ресурсами — при текущем уровне добычи доказанных запасов хватит только на 12 лет, а если принять в расчет все ресурсы — на 55 лет. Обратите внимание, что речь идет не о подтвержденных резервах, а о ресурсах в широком смысле, в том числе потенциальных и еще не подтвержденных.

По текущим оценкам, крупнейшие запасы нефти сконцентрированы на Ближнем Востоке. Но мы знаем, что для непубличных компаний этого региона нефтяные запасы не были подвергнуты независимому аудиту. Кроме Ближнего Востока, большие резервы нефти остаются в России, Канаде, Венесуэле. При этом потенциальный рост неизбежно будет связан с «высокотехнологической нефтью» — это нефтяные пески, сверхтяжелая битумная нефть, арктический шельф, сланцы и так далее. Они требуют самых современных технологий и крупных инвестиций для разработки. Но это необходимо с позиций энергобезопасности, которая, конечно, включает обеспечение необходимой диверсификации источников поставок.

По мере преодоления нынешнего кризиса цена нефти поднимется к уровню «инвестиционного» равновесия, иными словами к цене, обеспечивающей приемлемую норму доходности на инвестиции в полный цикл освоения новых месторождений, в том числе разведку, бурение, инфраструктуру. Еще до кризиса, в период высоких нефтяных цен, крупнейшие нефтяные компании последовательно увеличивали инвестиции, но при этом смогли только в целом стабилизировать добычу нефти. Это свидетельствует об объективном факте — новая нефть дается трудно и требует как инноваций, так и крупных инвестиций, а значит, и адекватных цен. 

Финанциализация и регулирование

Итак, мы видим в нынешнем кризисе глубокое несоответствие фундаментальных факторов и рыночной реакции на них. Что же приводит к подобным искажениям? Какие проблемы существуют в механизмах ценообразования на рынке нефти?

В первую очередь обратим внимание на возросшую роль финансовых инструментов и финансовых игроков в формировании цен на нефть. За последние 20 лет объемы открытых позиций по фьючерсам Brent и WTI увеличились в пять-десять раз, в то время как потребление нефти — только на 32%. Уже было отмечено, что такой рост «бумажной нефти» во многом привел к ценовой нестабильности 2008 года. В результате того, что нефтяной рынок стал разновидностью финансового рынка, на него все большее влияние оказывают не реальные хозяйственные взаимоотношения, а спекулятивные факторы, в том числе движение капитала, ликвидность, популярность альтернативных инвестиционных активов.

Проблемой финансовых рынков является их склонность к экономике «пузырей», достаточно вспомнить кризис доткомов 2000 года и кризис ипотечных кредитов 2008-го. Еще одно свойство финансовых рынков — их подверженность откровенному манипулированию. Вспомним хотя бы выявленные сговоры при формировании ставки Либор и цены золота или же дутые рейтинги ААА для низкокачественных бумаг, обеспеченных ипотечными кредитами.

В отличие от акций интернет-компаний регулярные поставки нефти жизненно необходимы для обеспечения ежедневного функционирования общества. Подвергать рынок нефти рискам пузырей и манипулятивных искажений недальновидно и может привести к драматическим последствиям.

Динамика котировок акций независимых нефтяных компаний в США заставляет задаться вопросом: а не наблюдаем ли мы очередной пузырь? В отличие от крупных европейских компаний, чьи котировки в большинстве своем по итогам 2014 года снизились более чем на 40%, котировки независимых добывающих предприятий в США сегодня вернулись к уровню января 2014-го. Почему так происходит? Эти предприятия настолько повысили свою эффективность, что полностью компенсировали эффект от снижения цены на нефть? Они справились со своей многомиллиардной задолженностью? Или же рынок просто неадекватно их оценивает? Не являются ли модные инвестиции в сланцевые компании новым аналогом доткомов или ипотечных бумаг? Что будет с финансовым сектором США, когда этот пузырь лопнет?

Вот еще один пример. С одной стороны — компания «ЛУКойл». Она обеспечивает 2,1% мировой добычи нефти и имеет активы в разведке, добыче, переработке и в розничной торговле по всему миру. С другой стороны — компания EOG, лидер по добыче трудноизвлекаемой нефти в США. Ее резервы в четыре раза ниже, чем у «ЛУКойла», а добыча почти в семь раз меньше. Переработки и розницы нет. Несмотря на это, капитализация EOG превышает капитализацию «ЛУКойла» на 34%! На наш взгляд, это еще одно свидетельство переоценки американских сланцевых компаний.

Встает вопрос о необходимости развития инфраструктуры рынка и в части надлежащего регулирования, которое бы обеспечило прозрачность как рынка нефтяных фьючерсов, так и рынка ценных бумаг, в том числе акций и облигаций нефтяных компаний.

Государственное регулирование присутствует на нефтяном рынке, однако оно зачастую носит протекционистский характер и не способствует эффективному развитию мирового рынка нефти. Так, например, государственное регулирование США, запрещающее уже в течение более 40 лет экспорт нефти, приводит к формированию неконкурентных преимуществ у североамериканских нефтепереработчиков перед европейскими. Странное впечатление производит и недавнее решение о разрешении экспорта конденсата — выборочное, в отношении только двух участников рынка.

Избыточное регулирование в Мексике и Нигерии негативно сказывается на добыче. Налоговая и акцизная политика в странах — членах ЕС делает нереферентным ценообразование нефтепродуктов. Санкции в отношении РФ направлены на подрыв долгосрочного обеспечения Европы нефтью и ведут к росту дифференциала Brent/WTI в ущерб европейской переработке. Все это приводит к регионализации мирового рынка нефти, дисбалансу рынков нефти и нефтепродуктов.

В последние пять лет значительно вырос дифференциал Brent/WTI, не отражающий различия в потребительской ценности этих сортов; в результате в США сформировался специфический региональный рынок, основанный на более низкой цене на нефть, который транслирует искажения на рынки других регионов. Так, американская нефтепереработка вытесняет европейскую. Из-за того что в США наблюдается излишек легкой нефти на фоне запрета экспорта, создается искаженный дифференциал между легкими и тяжелыми сортами. Трудно представить, какие последствия вызвало бы введение подобных норм в отношении экспорта из Российской Федерации. Но мы по этому пути не пошли!

В результате дифференцированного налогообложения в Европе и США сформировались различные по структуре рынки нефтепродуктов, которые не только отличаются друг от друга, но и не соответствуют структуре выходов НПЗ этих регионов. 

Трансформация рынка нефти

В целом в мире обостряется борьба за премиальные рынки и извлечение ренты из нефти. Правительства стран-потребителей через акцизы на нефтепродукты зачастую обкладывают нефть и газ большими налогами, чем страны-производители. В случае с европейскими странами эти начисления на нефтепродукты превышают саму цену нефти.

Подобное регулирование настолько искажает нефтяной рынок, что невольно задаешься вопросом: а есть ли рынок? По существу, наиболее действенной опорой глобального рынка нефти являются деятельность и взаимодействие крупных корпораций мирового уровня, включая их стратегические соглашения, долгосрочные контракты, обмен активами, технологическими ноу-хау, другие современные формы долгосрочного сотрудничества.

Доля ОПЕК на мировом рынке нефти в последнее время достаточно стабильна — 39% в текущем году. Это, конечно, по-прежнему заметная структура на рынке. Но организация потеряла единство интересов своих членов. Сформировалась группа стран Ближнего и Среднего Востока, стремящихся к доминированию в ОПЕК и отказу от учета интересов тех членов, для которых стабильность на рынке нефти жизненно важна в социально-экономическом плане. Надо также учесть, что ряд стран ОПЕК имеет существенные проблемы в области безопасности и стабильности.

По сути, лишь группа стран Ближнего Востока обладает (или считает, что обладает) достаточными финансовыми ресурсами и значительными ресурсами свободных мощностей, и она проводит собственную нефтяную политику. При этом в последнее время их политика привела к дестабилизации рынка и просто непониманию со стороны многих его участников действительных целей такой политики.

В более широком смысле инфраструктура по формированию цены нефти ненадежна и требует улучшений. Прежде всего это касается независимых подтверждений фундаментальных данных по рынку нефти в странах-производителях, где добыча ведется непубличными компаниями. В то же время наша компания, как и многие другие публичные предприятия, детально раскрывает данные о своих запасах. Правила игры должны быть едины для всех.

Аналитические центры крупных инвесткомпаний, очевидно, находятся под влиянием конфликта интересов между своими высказываниями и инвестиционными позициями материнских компаний. В результате мы наблюдаем шараханье, резкие изменения выводов и рекомендаций, вносящие вклад в дестабилизацию рынка.

Высказывания других участников рынка также зачастую способствуют рыночным искажениям. Так, целый ряд статей, опубликованных осенью прошлого года ведущими новостными агентствами, всячески подталкивал цены к радикальному снижению. К сожалению, принимая во внимание обладание инсайдерской информацией, можно предположить: эти высказывания были направлены на реализацию собственных интересов, что опять же характерно для непубличных компаний, которые действуют в ином регуляторном режиме.

Одни и те же по своей сути события часто интерпретируются произвольно и противоположным образом. Так, создание в последнее время крупными инвестиционными игроками рынка физических запасов нефти на танкерах расценивается как позитивный сигнал ожидания роста цен (в соответствии с контанго на форвардной кривой), а рост коммерческих запасов в США — только как негативный сигнал проявления перепроизводства нефти.

Ну и наконец, вопросы вызывает и ценообразование на нефтяном рынке, а также достоверность информации о нем. Как известно, в 2008 году этим занималась Комиссия по ценным бумагам США, а в 2013-м было инициировано расследование Европейской комиссии в отношении котировок ценовых агентств в связи с подозрениями в манипуляциях. В то же время бизнес и реальные участники рынка нефти могут противопоставить рискам, вызванным регионализацией, волатильностью и финансовыми спекуляциями, более тесное взаимодействие по цепочке стоимости и построение долгосрочных отношений. Например, потребители финансируют строительство инфраструктуры, чтобы обеспечить стабильные поставки. Долгосрочные контракты на поставку нефти позволяют минимизировать риски потребителей и обеспечить восполнение ресурсной базы производителей. Потребители и трейдеры могли бы наращивать присутствие в разведке и добыче. Такая же картина в сервисе и поставке высокотехнологического оборудования. Производители и трейдеры инвестируют в переработку, а также входят в розницу стран-потребителей.

Эти процессы уже происходят, и многие компании, в том числе «Роснефть», являются их участниками.

Инфраструктура рынка нефти требует серьезных улучшений. По нашему мнению, такие улучшения должны в первую очередь затронуть следующие направления.

Что касается участников рынка и торговых площадок, необходимо, во-первых, контролировать влияние финансовых игроков в ценообразовании нефти и повысить роль реальных производителей и потребителей. Во-вторых, повысить долю физических объемов нефти в ценообразовании до 10–15% общего объема товарных потоков. В-третьих, развивать региональные площадки торговли нефтью с учетом особенностей соответствующих рынков и преимущественных сортов нефти на них.

Для улучшения же рыночной информационной инфраструктуры полезно, во-первых, реорганизовать биржевую инфраструктуру рынка за счет резкого повышения роли в ней производителей и потребителей нефти, сопровождая это качественным повышением прозрачности биржевых площадок с целью снижения возможностей ценового манипулирования (аналогично проведенным мероприятиям в отношении банковских ставок и деятельности ценовых агентств). Во-вторых, повысить оперативность и качество рыночной информации, например, об объемах производства, потребления, запасов, о ценообразовании, условиях стратегических контрактов по нефти, регистрации внебиржевых сделок.

На основе доклада «Реализация новых возможностей за счет меняющихся рынков, переориентации направлений торгового обмена и хеджирования резких колебаний цен» на форуме International Petroleum (IP) Week в Лондоне.

Источник: Эксперт

test.rcc.ru

3. Тенденции развития мирового рынка нефти. Основные тенденции и перспективы развития рынка нефти и других невозобновляемых ресурсов

Похожие главы из других работ:

Анализ фондового рынка в современной России

3.1 Тенденции развития мирового фондового рынка

Мировому фондовому рынку XXI века в условиях глобализации присущи следующие тенденции развития: - сохранение высокой доли развитых рынков в капитализации мирового фондового рынка...

Аутсорсинг и его роль в экономике

2.2 Перспективы развития мирового рынка услуг аутсорсинга

Тенденции к расширению европейского рынка услуг аутсорсинга усиливаются. Как отмечают ведущие консультанты...

Взаимосвязь цен на нефть на мировых рынках и бюджета Российской Федерации

Часть 2. Текущее состояние мирового рынка нефти: угрозы и решения

...

Исследование показателей меди с помощью корреляционного и тренд-анализов

1.2 Прогноз развития мирового рынка меди до 2013 года

медь регрессионный корреляционный тренд По прогнозу австралийских экспертов, на мировом рынке меди в целом в 2008г., ожидается сохранение повышательной тенденции в производстве и потреблении меди, наблюдавшейся в последние годы. Табл.1.2.1...

Международная торговля нефтью

2. Этапы развития и принципы ценообразования мирового рынка нефти

Исходя из доминирующих на мировом рынке нефти механизмов ценообразования, начиная со второй половины 20 века, можно выделить четыре основных характерных этапа его развития, что, естественно...

Международный гостиничный бизнес на современном этапе

1.1 Этапы развития мирового рынка гостиничных услуг

История гостиничного дела уходит корнями в далекое прошлое. Одним из первых прообразов современных гостиниц были таверны и постоялые дворы, появившиеся в глубокой древности. Так, территория Древнего Рима была покрыта сетью прекрасных дорог...

Организационно-экономические основы формирования гостиничных цепей

1.1 Тенденции развития мирового гостиничного хозяйства

Туризм - это динамичное, развивающееся, ориентированное на потребителя явление, крупнейшая индустрия мира. Манильская декларация по туризму (1980) Манильская декларация по мировому туризму от 10 октября 1980 г...

Основные тенденции и перспективы развития рынка нефти и других невозобновляемых ресурсов

2. Современные проблемы развития российского рынка нефти

...

Особенности развития и роль российского газового комплекса на мировом рынке природного газа

Глава 1. Основные тенденции развития мирового рынка природного газа

...

Особенности рынка драгоценных металлов в Российской Федерации и его роль в мировом финансовом кризисе 2008 года

1.2 Тенденции развития рынка драгоценных металлов в период мирового финансового кризиса 2008 года

Динамика изменения стоимости драгоценных металлов (золота, серебра, платины и палладия) в период международного финансового кризиса выглядит так: Таблица 3. Динамика учетных цен на драгоценные металлы ЦБ РФ Данные взяты - http://www.cbr...

Повышение эффективности производства свинины на примере СПК "Ольговское"

1.3 Тенденции развития мирового и отечественного свиноводства

В 2010 году ситуация на мировом рынке мяса развивается под воздействием сразу нескольких основополагающих факторов, каждый из которых сам по себе уже способен оказать серьезное влияние на общую динамику. Это, прежде всего, подорожавшее топливо...

Показатели динамики рынка нефтепродуктов

2. Выявление наличия, характера и направления тенденции развития объема продаж нефти и нефтепродуктов

Метод сравнения средних уровней ряда динамики. Разобьем весь исходный ряд динамики на две приблизительно равные части, каждая из которых рассматривается как самостоятельная, независимая совокупность, имеющая нормальное распределение...

Экономика России: состояние и тенденции

2.2 Современные тенденции мирового развития

Современная мировая экономика является закономерным результатом развития производства и международного разделения труда, вовлечения в мировой процесс воспроизводства все большего числа стран. В течение всего ХХ-ХХI вв...

Экономический анализ рыночного равновесия и его изменений на примере товарных рынков

2. Практическое использование теории спроса и предложения на примере мирового рынка нефти

...

Экономический анализ рыночного равновесия и его изменений на примере товарных рынков

2.3 Перспективы развития рынка нефти

Для оценки перспектив развития рынка нефти проанализируем планы игроков этого рынка. Соединенные Штаты. В 2014 году США продолжат наращивать объемы производства нефти...

econ.bobrodobro.ru


Смотрите также