Почему растет нефть? Почему резко растет нефть


Почему растет нефть?

С конца января, когда стоимость марки Brent не превышала 50 долларов за баррель, цены на «черное золото» к настоящему моменту взлетели почти на 40%. На начало мая фьючерсы уже подбираются к психологическому уровню 70 долларов за баррель – это уровни незадолго после заседания ОПЕК по квотам 27 ноября. И это несмотря на то, что в последний раз недельные запасы нефти в США снижались 7 января и сейчас общие запасы находятся на максимумах с 20-х гг. прошлого века – до 496.5 млн. баррелей. По состоянию на 5 мая, котировки марки Brent уже тестировали отметку 69 долларов за баррель. Так в чем же причина такого роста? Можно выделить несколько факторов этой тенденции.

 

Во-первых, это сокращение буровых установок. По данным Baker Hughes, в США совокупное количество нефтяных и газовых установок на 1 мая составило лишь 905 единиц, что является минимумом с начала кризисного 2009 года, когда нефть стоила меньше 50 долларов за баррель Brent. Всего за 3 квартала общее количество установок сократилось почти в 2 раза, а нефтяных установок и вовсе на 60%. Такое резкое сокращение вызывает опасения у инвесторов, что добыча сланцевых углеводородов крайне нерентабельна и неконкруентоспособна и может резко сократиться в ближайшие месяцы.

 

Кроме того, такая высокая чувствительность к мировым ценам увеличивает риски сланцевой нефтедобычи и снижает привлекательность сланцевых компаний для инвестиций. С начала года уже свыше десятка сланцевых компаний в США объявили о банкротстве, и если производители газа пока еще как-то держаться наплаву, поскольку цены на газ следуют с лагом в 1-2 кварталом за нефтяными котировками, то производители сланцевой нефти уже начинают снижать добычу. Крупные нефтяные концерны тем временем активно сокращают расходы. Так, Shell отказалась почти от всех проектов по добыче сланцевых энергоносителей и снизила расходы на 6 млрд. долларов.

 

В то же время, из-за сворачивания многих инвестиционных проектов в сфере нефтедобычи, нефте-сервисные компании также снижают инвест-программы и сокращают персонал. Так, крупнейший представитель отрасли – Shlumberger – недавно объявил о планах сократить штат на 9 тыс. сотрудников в текущем году, а ближайшие конкуренты нефтесервисного гиганта – компании Hulliburton и Baker Hughes – объявили о планах по слиянию. Такая тенденция в будущем может крайне негативно сказаться на объемах добычи, поскольку именно от буровой активности в первую очередь зависит рост производства.

 

Во-вторых, стабилизация мирового баланса спроса и предложения. Именно превышение предложения над спросом в конце 2014 года и стало главной причиной падения цен на «черное золото». Так, 16 апреля Международное Энергетическое Агентство улучшило прогноз по росту спроса в текущем году на 100 тыс. баррелей в сутки – до 93.6 млн. баррелей. Днем позже ОПЕК также улучшил прогнозы по спросу – в текущем году теперь ожидается потребление на уровне 92.37 млн. баррелей в сутки. Более того, в 2016 году Bank of America и вовсе ожидает дефицита нефти – по прогнозам банка, спрос превысит предложение в среднем на 100 тыс. баррелей в сутки. На фоне стабилизации ключевого фактора давления на котировки нетфи, инвесторы поспешили прикупить резко подешевевшие в последние месяцы фьючерсы на «черное золото».

 

Наконец, еще один важный фактор, уже ставший традиционным для нефти – геополитика. На Ближнем Востоке снова неспокойно – «Исламское государство» активизировалась в Ливии и Ираке, а Саудовская Аравия продолжает бомбардировки Йемена, стараясь восстановить власть свергнутого президента. В частности, в Ираке и Сирии не стихают боевые действия – недавно группировка заявила о начале захвата крупнейшего иракского НПЗ. Пока еще территории на нефтеносном юге Ирака не подвергаются боям и обстрелам, поэтому нефтедобыча в стране остается стабильной, однако риски все равно крайне высоки, поскольку если добыча иракской нефти будет подорвана, на мировом рынке может сразу возникнуть дефицит «черного золото» в размере 500 тыс. баррелей в сутки. Кроме того, в Ливии «Аль-Каида» и все то же «Исламское государство» все активнее воюют против правительственных сил, из-за чего нефтедобыча остается крайне нестабильной и до сих пор не достигает уровней до начала гражданского конфликта в 2011 году.

 

Что же касается Йемена, то несмотря на то, что эта страна не является крупным нефтедобытчиком, территориально она расположена очень близко к Суэцкому каналу, через который проходит до 20% мировых поставок нефти. Поэтому любая угроза проходу нефтяных танкеров через этот канал крайне чувствительно воспринимается инвесторами и приводит к резкому росту цен.

 

Сегодня самым важным событием для рынка нефти станет публикация данных по запасам «черного золота» в США за неделю. Впервые с начала года вероятно снижения показателя – американский институт нефти, в частности, опубликовал свою статистику, согласно которым запасы сократились на 1.5 млн. баррелей. Тем не менее, аналитики ждут роста запасов на те же 1.5 млн. баррелей по версии Министерства Энергетики США. Поэтому в том случае, если запасы все же сократятся, нефть может уже сегодня протестировать психологическую отметку в 70 долларов за баррель.

utmagazine.ru

Почему растут цены на нефть? | Блог amurweb

Нефтяной покер дядюшки Сэма

Нефть. Ценовые уровни в районе $40 за баррель были достигнуты за 8 недель с минимальной цены, зафиксированной 20 января на отметке $27,88. Чем может быть вызван 50% рост на нефтяном рынке? Падение стоимости нефти, начавшееся в 2014 году, большинством экономистов объясняется её перепроизводством, однако, следуя той же логике, чтобы товар вдруг резко вырос на 50%, на рынке должен образоваться его дефицит. Но поступление на рынок нефти до сих пор превышает спрос.

Отсутствие логики в ценовых движениях нефти, когда участники рынка то игнорируют объективные данные по добыче и спросу, то реагируют на малозначительную новость, уже никого не удивляет. Однако там, где задействованы сотни миллиардов долларов, а от биржевых котировок зависит стабильность финансовой системы крупнейшей экономики мира, отсутствия логики быть не может.

Последние три года нефтяные котировки начинают расти во второй половине января. Снова, казалось бы, отсутствие логики, так как пик отопительного сезона заканчивается и спрос на нефть должен уменьшаться, тем более, что осенью биржевая аналитика пестрит зимними температурными прогнозами и биржи на эти прогнозы реагируют. И всё же цена на нефть растёт весной, после зимы. Что же такого происходит весной?

Американская сланцевая революция финансировалась через так называемые мусорные облигации — ценные бумаги с низким кредитным рейтингом. По некоторым оценкам объём рынка мусорных облигаций составляет $1,3 трлн. суммарный же объём долга нефтегазовой отрасли США превышает $2,5 трлн. Пока цены на нефть были высокие, американским нефтяникам легко удавалось перекредитовываться, но с падением цен сланцевая нефтедобыча стала нерентабельной и обслуживать долги стало сложно. В то же время обвал рынка мусорных облигаций может привести к цепной реакции и к обвалу всех финансовых рынков США.

В апреле крупнейшие сланцевые компании отчитываются по годовым результатам и перезанимают деньги на рынке. Если в этот момент стоимость нефти будет ниже точки, после которой сланцевые компании не смогут через год расплатиться по долгам, они не получат новое финансирование. Тогда не будут покрыты убытки предыдущего года и произойдёт массовое банкротство, следствием которого будет обвал финансового рынка США и стагнация в экономике.

Поэтому каждый год нефть под тем или иным предлогом начинает расти в конце зимы. В этом году основным предлогом стали возможные, причём очень призрачные, договорённости о замораживании добычи нефти на уровне января 2016 года. Интересно, что нефти в таких условиях всё равно будет добываться больше спроса и по логике вещей эта новость не должна влиять на рост стоимости нефти. Но динамика котировок на бирже говорит нам об обратном.

Россия, Саудовская Аравия, за ними все оставшиеся члены ОПЕК, ведя разговоры о замораживании нефтедобычи, спасают финансовый рынок США. Только Иран, используя недавно снятые санкции как предлог для законного права увеличить добычу до 4 млн. баррелей в сутки, сопротивляется давлению. Но, кажется, это не сильно волнует тех, кто контролирует рынок. Главное — сохранить нужный информационный фон и продержать до мая нефтяные котировки на нужном уровне.

США играет с миром в покер краплеными картами. Каждый раз, когда американцам нужны необходимые ценовые уровни на сырьевой бирже в эфире появляется новость, блеф, который резко меняет ценовой тренд. Кажется никто, кроме Ирана, не осмеливается перестать играть по правилам США.

Сколько бы в России ни говорили о США как о партнёре или сопернике, оба утверждения не верны. Соединённые Штаты контролируют мир, Россия в их глобальной игре остаётся зависимым от них государством. Нашим чиновникам очень выгодно провоцировать бычий тренд на нефтяных рынках. Правительство честно признаётся, что не может изыскать необходимые суммы для антикризисной программы, а тут пусть и небольшой, но рост нефтяных доходов. И поэтому российское правительство ведёт усердные, но бессмысленные, на фоне желания Ирана увеличить добычу нефти, переговоры о сокращении нефтедобычи, спасая тем самым американский финансовый рынок.

Источник

×

cont.ws

Почему растут цены на нефть

Экономист, аналитик и топ-блогер Олег Макаренко комментирует в своем блоге, почему в текущем периоде мы наблюдаем рост цен на нефть.

Мировой кризис развивается своим чередом: объемы глобальной торговли падают, финансовую систему лихорадит, спрос на нефть снижается. Тем не менее нефть уверенно растет — за последние два месяца она подорожала в полтора раза, с 27 до 42 долларов за баррель.

В принципе, этот рост нефтяных котировок ожидался… но ожидался он только после включения Федрезервом США печатного станка на полную мощность.

Федрезерв же пока что выжидает, разговоры о переходе на ПОПС все еще остаются разговорами: без мощного же притока халявных денег нефть должна была бы вести себя куда как более сдержанно и, пожалуй, скорее падать, нежели расти.

Нет, я не спорю, долларовая система теряет стабильность буквально на глазах, а на этом фоне вложения в сырье выглядят довольно привлекательно. Германия, например, поднатужилась и начала в ускоренном темпе возвращать золотой запас из-за рубежа — как будто она боится, что скоро физическое золото в Америке закончится полностью.

Запасаются некоторые страны — такие как Китай, например, — и физической нефтью. Строят нефтехранилища, заливают туда нефть. Но это все слабо влияет на рынок, нефтяные цены от кризиса должны идти скорее вниз, чем вверх, так как в рушащейся глобальной экономике спрос на нефть падает быстрее, нежели растет желание вложиться в «небумажные» активы.

Главную причину резкого роста цен на нефть я вижу в том, что сланцевая отрасль все же дала в итоге видимую невооруженным глазом трещину.

Конечно, некоторые признаки гниения мы наблюдали и раньше. Так, например, американская нефтянка сократила 100 тысяч рабочих мест, количество буровых вышек при этом уменьшилось вчетверо.

Но при всем при этом объемы добычи нефти в США оставались довольно высокими. С пика в 9600 тысяч баррелей в сутки добыча упала до 9070 баррелей — а это было существенно, но отнюдь не катастрофично.

Однако недавно пришла по-настоящему серьезная новость. Запад наконец признал махинации с нефтяной статистикой.

Слово рупору американского капитализма Wall Street Journal в переводе рукопожатного РБК:

«По данным WSJ, в последнем квартале прошлого года объем "призрачной" нефти достигал 1,1 млн баррелей, что составляло примерно 43% всей "лишней" нефти на рынке. В издании отмечают, что в предыдущий раз объемы существующей только на бумаге нефти поднимались до таких высот в 1998 году.

Тогда Конгресс США даже поручил своей Счетной палате проверить данные МЭА, но проверка внятного объяснения не дала — ревизоры лишь подтвердили возможность возникновения ошибок в отчетности, но затруднились оценить их размер и то, как — в сторону увеличения или уменьшения — такие ошибки искажают результат…

…Наиболее вероятное объяснение большей части "пропавших" баррелей состоит в том, что они просто не существуют, — пояснил WSJ аналитик компании Standard Chartered Пол Хорснелл».

Как видите, уже не какие-то маргиналы-конспирологи, а авторитетнейший Wall Street Journal признает, что статистика по нефти искажена — что объемы добычи завышаются, причем завышаются сильно.

Этого следовало ожидать. Уровень в 80 долларов за баррель был обозначен в свое время не просто так — ниже этого уровня американские сланцевики просто нежизнеспособны. При этом сейчас точка безубыточности еще выше — эксперты уже указывают, что спасти сланцевую нефтедобычу способны сегодня цены не ниже чем в 95–100 долларов за баррель.

Теперь у нас с вами есть все кусочки головоломки. Сланцевики вынуждены были резко сократить добычу еще в 2015 году, но долгое время американцы рисовали нам красивую статистику. Теперь же, когда стало ясно, что труп больного шевелили спрятавшиеся под столом санитары, спекулянты начали всерьез опасаться возникновения дефицита нефти.

Напомню, мы не закачиваем нефть под землю, мы извлекаем нефть из-под земли. Это значит, что нефти с каждым годом под землей становится все меньше и добывать ее все сложнее. Весь 2015 год нефтяники по всему миру сворачивали свои инвестиционные программы, вкладывались в разведку и в освоение новых месторождений по минимуму.

Это значит, что если сейчас потребуется резко нарастить производство нефти, сделать это нефтяники не смогут просто физически — из-за чего цены на нефть могут за очень короткий период взлететь наверх мощнейшей свечой.

С другой стороны, финансовый кризис никто не отменял. Так, в США бьет печальные рекорды статистика по невыплаченным автокредитам — и, вполне ожидаемо, больше всего проблемных должников наблюдается именно в «сланцевых» штатах. Если кризис будет уничтожать мировую экономику быстрее, чем будут закрываться американские сланцевики и прочие производители «дорогой» нефти, дефицита нефти удастся избежать.

Проще говоря, пока мировой кризис не преодолел свое дно — а он ко дну пока что даже близко не подобрался — строить прогнозы по ценам на нефть крайне сложно. Ни у кого нет данных, каким именно будет баланс спроса и предложения на рынке в ближайшие год-два.

Подумаем теперь о том, что в этой ситуации нужно делать России. Напомню, наша зависимость от мировых цен на нефть хоть и не критична, но все же довольно велика — это стратегически важная для нас отрасль.

Вывод из вышеизложенного можно сделать простой — нам надо продолжать отвязку от тонущего долларового «титаника», переводить торговлю нефтью на рубли и заключать долгосрочные контракты на поставку углеводородов со странами, которые обладают достаточной для преодоления кризиса прочностью. Пусть мировые биржи показывают на табло любые цифры: если наша нефть будет закупаться по долгосрочным контрактам и по фиксированной цене, вся эта спекулятивная свистопляска биржевиков не будет нас волновать.

Россия сейчас и движется по этому пути, усиливая свои экономические связи с Китаем. Процитирую в качестве завершения фрагмент из статьи блогера crimsonalter, в которой тот указывает на явные признаки сближения России с Поднебесной:

«Настоящий шок в финансовой среде России вызвало недавнее сообщение о том, что "Газпром" получил от Bank of China кредит на два миллиарда евро на пять лет. Ведь предполагалось, что ни один китайский банк не пойдет на такой риск.

По сообщению самого "Газпрома", "это крупнейшая сделка по объему финансирования, привлеченного напрямую у одной кредитной организации, и первое двустороннее кредитное соглашение с китайским банком".

4 марта появилась информация о том, что китайская Sinopec примет участие в строительстве газохимического комплекса в Усолье-Сибирском. Газохимический комплекс в Усолье-Сибирском — это флагманский проект компании "Сибур", на который в том числе выделяются средства из ФНБ.

2 марта ЦБ РФ сообщил, что российский Центральный банк и Народный банк Китая провели несколько сделок с российскими и китайскими контрагентами с использованием механизма валютного свопа юань-рубль, что в переводе на русский означает, что центральные банки двух стран перешли от теории (соглашение о свопе было подписано еще в 2014 году) к практике, которая может срочно понадобиться в условиях повышенных рисков для стабильности долларовой системы».

social.rusvesna.su


Смотрите также