Почему Россия отказалась сокращать добычу нефти. Почему сократилась добыча нефти


Почему России будет трудно обеспечить сокращение добычи нефти

Президент России Владимир Путин заявил, что крупные производители нефти достигли соглашения заморозить производство на уровне января. Данное решение означает, что Россия будет действовать в соответствии с соглашением, достигнутом в феврале ОПЕК и рядом других крупных производителей.

Хотя заявление Путина является значительным, мировые нефтяные рынки не отреагировали. Скорее всего потому, что уровни добычи России давно уже побили постсоветский рекорд в 10,9 млн баррелей в сутки.

Заморозка - основа для соглашений с ОПЕК

Предварительная заморозка Россией добычи нефти является обязательным условием для любого глобального соглашения между ОПЕК и не входящими в нее импортерами нефти. В то время как Россия согласилась не увеличивать добычу, Иран и Ирак, похоже, не пойдут на это. В конечном счете итог зависит от Саудовской Аравии, которая предварительно согласилась. Тем не менее Эр-Рияд предпочитает, чтобы уровень добычи и цены на глобальном рынке определялись рыночными силами.

Несмотря на громкие заявления, объемы добычи нефти в России в 2016 году, согласно прогнозам, уже не могли больше расти. И если бы они не начали сокращаться, то оставались бы на том же уровне. В отличие от большинства других крупных нефтедобывающих стран, пытающихся договориться о замораживании производства, или даже сокращении объемов добычи, российская нефтяная промышленность остается фрагментированной. Это существенно осложняет контроль за общей энергетической стратегией страны. В связи с этим правительству потребовалась поддержка со стороны крупных нефтяных компаний, чтобы создать видимость грандиозной сделки. Для достижения этой цели власти должны были принять примирительный тон во время общения с нефтедобытчиками.

Энергетические компании требуют уступок

Это позволило энергетическим компаниям требовать политических уступок в обмен на поддержку замораживания производства.

Пожалуй, самое важное требование было об отмене монополии российских газовых гигантов. Газпром не только имеет юридическую монополию на экспорт природного газа, но он также контролирует большую часть инфраструктуры внутренних трубопроводов. Это вынуждает других отечественных производителей продавать природный газ на внутреннем рынке и платить Газпрому за транзит - в качестве альтернативы они могут сжигать попутный газ. Конкуренты и клиенты Газпрома в Европе уже давно настаивают на отмене монополии на трубопроводный газовый экспорт. В связи с тем, что политическая значимость компании снижается, потеря монополии становится все более вероятным сценарием.

Благодаря контролю Газпрома над экспортом природного газа,Кремль обладал мощным влиянием на лидеров Восточной Европы. Тем не менее, Европейский Союз эффективно противостоял монополии Газпрома через законодательство и инфраструктуру, из-за чего компании становится все сложнее влиять на отдельных потребителей.

Газпром сдает позиции

Истощающееся политическое значение Газпрома способствовало популяризации идеи о разрушении его монополии в Кремле. Вопрос о том, будет ли упразднена монополия Газпрома на экспорт, уже не стоит. Актуальным сейчас является вопрос, как скоро это произойдет. Уже сейчас Новатэк просит о предоставлении прямого доступа к внутренней газораспределительной системе - шаге, который может, в конечном итоге, привести к перераспределению собственности Газпрома на трубопроводы.

По теме

Саудовская Аравия сообщила о сокращении экспорта нефти после встречи короля с Путиным

852

В СМИ появилась информация о намерениях Саудовской Аравии сократить объемы экспорта нефти. К данному решению саудиты пришли после встречи короля Сальмана бен Абделя Азиза аль-Сауда с президентом России Владимиром Путиным.

Помимо статуса Газпрома Москва остается под значительным финансовым стрессом, и надеется повысить доходы либо за счет повышения налогов на нефтяные компании, либо путем приватизации акций государственных компаний. Министр экономического развития России Алексей Улюкаев ранее заявил, что хотел бы видеть сроки по всем предложениям о приватизации. Роснефть – в которой Кремлю принадлежит 69,5% - может стать частной еще на 19,5%. Генеральный директор Роснефти Игорь Сечин готов к продаже части компании китайским партнерам CNPC или Sinopec, но считает целесообразным сделать это лишь после того, как акции подорожают до уровней предыдущей приватизации (для сравнения, на аукционе в 2010 году цена акции составила $8,33, в настоящее время - $3,92).

Башнефть - еще один ценный актив

Еще одна компания, на приватизацию которой рассчитывает Кремль - Башнефть. Башнефть ренационализирована в октябре 2014 года и производит порядка 400 тыс баррелей в день в мусульманской автономной области Башкортостан, что делает политически трудной задачей ее продажу иностранным фирмам. Роснефть и Лукойл проявили интерес к покупке Башнефти, в результате чего столкнулись два крупнейших российских производителя нефти - один с прочными связями с российскими спецслужбами, а другой - с большей коммерческой и финансовой прочностью. Решение о том, чтобы приватизировать Башнефть или продать часть акций, и кому именно, будет принимать президент.

России нужна последовательная энергетическая политика

Отсутствие в России последовательной энергетической политики связано с разнообразными и, зачастую, противоречащими друг другу интересами российских компаний, каждая из которых пытается в своих целях использовать сложную финансовую обстановку. Довольно часто доходы одной компании - это убытки для другой. В конечном счете это означает, что Кремль будет и дальше напрямую вести переговоры об объемах добычи. Но между нефтедобытчиками и министерством энергетики не будет единства, так как они занимают разные позиции. В результате России, с политической точки зрения, будет трудно обеспечить устойчивую заморозку или сокращение добычи нефти, и диктовать условия будут силы рынка.

versia.ru

Почему в России упала добыча нефти

Ирина Лагунина: В России – впервые за последние 10 лет – сократилась добыча нефти. В первом квартале её объемы оказались на 1% ниже, чем годом ранее. В последний раз такое происходило в год российского дефолта – в 1998-ом. О причинах нынешнего падения добычи главного экспортного товара России – в материале Сергея Сенинского...

Сергей Сенинский: ... Сокращение добычи нефти в России произошло не «вдруг». Былые темпы её роста снижались в течение нескольких лет подряд. Наш первый собеседник – в Москве – аналитик «Альфа-Банка» Константин Батунин:

Константин Батунин: Действительно, сначала происходило просто снижение темпов роста, потом абсолютное снижение добычи. Если взять, например, период с 200-го по 2005-й год, то средний рост добычи нефти составлял приблизительно 8% в год. В принципе период с 200-го по 2005-й год можно охарактеризовать как быстрое наращивание абсолютной добычи нефти за счет агрессивных методов извлечения пластов. Но, к сожалению или к счастью, такие методы не могут применяться на одних и тех же месторождениях, на одних и тех же скважинах вечно. А сейчас этот метод применять просто не к чему. И для того, чтобы хотя бы остаться на существующем уровне нефтедобычи, нужно бурить новые скважины, а для этого нужны колоссальные инвестиции. И здесь как вторую причину можно назвать достаточно жесткое налогообложение российской отрасли, которое не мотивирует нефтяные компании увеличивать инвестиции.

Сергей Сенинский: Аналитик инвестиционной компании «Проспект» Александр Кузнецов:

Александр Кузнецов: Просто-напросто наступил предел по мощностям, которые были освоены в советское время, и теперь уже промышленность нефтяная не может произвести больше нефти без существенного ввода новых мощностей. То есть имеется в виду и освоение новых месторождений, и геологоразведочные работы. В 90-е годы в России велась довольно-таки слабо геологоразведка. На разработку месторождения уходит порядка 5-10 лет, чтобы вывести месторождение на пиковую добычу. И если мы берем 90-е годы, провальные годы, то сейчас мы находимся как раз в переломном периоде.

Сергей Сенинский: Если общий объем добычи нефти в России сократился в первом квартале на 1%, это еще не значит, что добыча упала у всех нефтяных компаний одинаково.

Какие группы компаний пострадали в большей степени? Частные? Государственные? Или - эксплуатирующие какие-то определенные месторождения?

Константин Батунин: Я бы не стал проводить разграничение между частными и государственными компаниями с точки зрения того, как происходит нефтедобыча и имеют какие-то компании преимущества или не имеют. Я бы рассматривал во временном разрезе. Некоторые компании, например, государственные как «Роснефть», они находятся на более ранней стадии проблем, которые ждут эту компанию в будущем. Тогда как другие компании, в том числе и государственные, в том числе и частные сталкиваются с этими проблемами сейчас. Но в целом, я бы сказал, что все проблемы одинаковы, и они в той или иной степени в любом случае применимы, безусловно, ко всем компаниям отрасли.

Александр Кузнецов: Пострадали компании частные больше всего и преуспели больше всего государственные компании. Кроме того, можно отметить, что снизили добычу компании, чьи месторождения располагаются в Западной Сибири, где в основном последние десятилетия и шла основная часть добычи России и Советского Союза. Соответственно, сумели повысить добычу компании, которые вели свои разработки на новых участках в южных районах, на некоторых участках западносибирского региона.

Сергей Сенинский: Если бы не высокая себестоимость добычи и относительно невысокое качество сырья, то крупнейшим источником нефти в мире была бы не Саудовская Аравия, а Канада – с её гигантскими месторождениями «нефтяных песков» в провинции Альберта...

Какова сегодня «средняя» себестоимость добычи одного барреля нефти в целом по миру? И насколько отличается от неё средняя себестоимость добычи, например, в России, Саудовской Аравии и Норвегии – то есть у трех крупнейших производителей? Из Нью-Йорка – аналитик инвестиционной компании Oppenheimer Фейдел Гейт:

Фейдел Гейт: Средняя себестоимость добычи одного барреля нефти в целом по индустрии составляет сегодня примерно 15 долларов. В отдельных странах она может быть значительно ниже. Например, в Саудовской Аравии - 5-7 долларов, в России - 5-10 долларов. А в Норвегии и Канаде - 10-15 долларов.

Сергей Сенинский: Освоение новых, более «трудных», с точки зрения затрат и окупаемости, месторождений – типа «нефтяных песков» Канаде или находящихся в удаленных регионах российской Восточной Сибири, не говоря уже об арктическом шельфе, а также месторождений более «грязной» или «тяжелой» нефти, то есть с высоким содержанием примесей, становится рентабельным лишь при относительно высоких ценах на нефть – 60-70-80 долларов за баррель и более.

Сегодня нефть стоит почти 120 долларов, но ведь все может измениться. В какой степени, на ваш взгляд, оправданы предположения о том, что именно из-за этой неопределенности с будущими ценами нефтяным компаниям станет труднее привлекать необходимые для новых проектов огромные инвестиции, то есть кредиты и другие заимствования окажутся весьма дорогими?

Фейдел Гейт: Нет, как раз наоборот. Самое трудное сегодня - доступ к природным ресурсам. Например, Саудовская Аравия не разрешает зарубежным компаниям заниматься разведкой новых месторождений на своей территории. То же самое - в Кувейте. Россия также ограничивает доступ международных компаний к своим ресурсам.

Даже если нынешние цены на нефть снизятся вдвое – до 60 долларов за баррель, как было в прошлом году, добыча нефти и газа в любой стране мира все равно останется очень доходным бизнесом. И потому недостатка в инвестициях в нём нет и не будет!

Но страны, экспортирующие нефть, считают, что для них сегодня лучше сохранять ресурсы в земле, не спешить добывать их и продавать. Эти страны и так получают огромные доходы. В итоге баланс спроса и предложения нефти на мировом рынке оказался весьма напряженным, что и привело к небывалому росту цен.

Сергей Сенинский: Из Москвы - Константин Батунин, аналитик «Альфа-Банка»:

Константин Батунин: Готовы нефтяные компании закладывать в свои проекты среднюю цену на нефть 70-80 долларов. Вопрос по увеличению финансирования – это вторичный вопрос. Если они готовы закладывать эту цену, то я думаю, что найти ресурсы, я имею в виду финансовые ресурсы, они всегда смогут. До недавнего времени нефть не стоила столько, сколько она сейчас стоит. И для того, чтобы качественно перейти на новый уровень цены нефти, которая закладывается в проекты, нужно осознание, что этот уровень будет устойчив в будущем. То есть я бы на первое место поставил вот этот фактор того, что готовы или не готовы нефтяные компании закладывать в проекты, в новые проекты совершенно качественно новые с точки зрения уровни цены нефти, то есть цены барреля. И в принципе, я бы сказал, что сейчас все больше и больше понимания сдвигается в ту сторону, что они будут готовы это делать.

Сергей Сенинский: В последние годы во всем мире растет спрос именно на «чистые» или «легкие» сорта нефти, поставляемые из стран Ближнего Востока. Затраты на их переработку – самые низкие, по сравнению с переработкой нефти более «тяжелой». Именно этим обстоятельством эксперты объясняют, например, и традиционное отставание в цене российской нефти URALS от сорта Brent, нефти Северного моря.

Можно ли прогнозировать, что именно «легкие» сорта нефти будут доминировать в структуре мирового спроса в ближайшие годы? И что поставщикам всех остальных сортов придется «подстраиваться» под такие предпочтения рынка, неся при этом дополнительные издержки? Фейдел Гейт, аналитик компании Oppenheimer, Нью-Йорк:

Фейдел Гейт: Качество нефти отражается только на её переработке. Чтобы переработать нефть невысокого качества, нужны более сложные технологии и более совершенное оборудование. Все это обходится во многие миллиарды долларов.

Да, спрос на «легкие» сорта нефти будет и впредь расти. Из неё проще и дешевле производить наиболее востребованные нефтепродукты – например, бензин и дизельное топливо для автомобилей или авиационный керосин. А «тяжелые» сорта нефти больше пригодны для производства, скажем, асфальта или низкосортного топлива, спрос на которые – значительно ниже.

Но странам, добывающим нефть невысокого качества – например, Канаде, Мексике или Венесуэле, ничего не остается, как продолжать подстраиваться под требования рынка, то есть продавать свою нефть со значительной скидкой - ведь её переработка потребует от покупателя больших затрат, чем переработка «легкой» нефти. И просто продолжать выкачивать из своих недр то, что у них есть. Ничего с этим не поделаешь...

Сергей Сенинский: Международное энергетическое агентство прогнозирует, что в России рост объемов добычи нефти до конца года возобновиться, и в целом составит 0,8% по сравнению с добычей в 2007 году. Это – втрое ниже средних темпов роста за три предыдущих года.

Прогнозы российского правительства разнятся. Министерство промышленности и энергетики полагает, что в этом году объемы добычи нефти в России увеличатся на 1,8%. А Министерство природных ресурсов, наоборот, не исключает, что они могут оказаться даже ниже прошлогодних...

www.svoboda.org

Почему Россия отказалась сокращать добычу нефти

Ни одна другая страна не терпит таких убытков от падения цен на нефть, как Россия. Будучи крупнейшим в мире производителем сырой нефти, она будет вынуждена ежегодно терять по 100 миллиардов долларов из-за снижения цен до уровня ниже 80 долларов за баррель. По словам президента Путина, дальнейшее «катастрофическое» падение цен «вполне возможно». Почему же тогда Москва отказалась от возможного соглашения с Организацией стран-экспортеров нефти об укреплении цены за счет сокращения добычи?

Президент государственного нефтяного гиганта «Роснефть» Игорь Сечин накануне намеченной на 27 ноября встречи представителей стран ОПЕК вылетел в Вену, что позволило предположить, что Россия, не являющаяся членом этой организации, может согласиться сократить добычу совместно ней. Однако 25 ноября после переговоров с представителями членов ОПЕК из Саудовской Аравии и Венесуэлы, а также из не входящей в организацию Мексики, Сечин в интервью изданию «Bloomberg News» заявил, что четыре страны договорились лишь «координировать цены в следующем году».

Почему же Россия не стремится больше других ограничить добычу?

Одной из причин является то, что Москва не может просто так перекрыть краны на месторождениях в Сибири, где закрыть скважину в зимнее время довольно сложно. «Мы не Саудовская Аравия, у которой есть возможность быстро сократить добычу», – заявил на этой неделе министр энергетики Александр Новак.

Более того, Кремль некоторым образом застрахован от падения цен, поскольку стоимость рубля также резко упала. Даже при том, что стоимость поставляемой нефти в долларовом эквиваленте понизилась, рублевая стоимость осталась относительно стабильной, поэтому правительство может по-прежнему рассчитывать на достаточный объем налоговых поступлений от продажи нефти, чтобы обеспечить выплату пенсий и выполнять другие бюджетные обязательства.

При этом Сечин говорит, что российские нефтяные компании привыкли работать в условиях резкого колебания цен. Как он заявил представителю Bloomberg, «падение цены на нефть даже до уровня ниже 60 долларов не настолько критично, чтобы заставить нас немедленно сократить добычу».

Хотя главной причиной отказа России может оказаться то, что на самом деле она не может себе позволить сокращать объемы продаж нефти. Поставки нефти являются для страны основным источником валютных поступлений, учитывая то, что западные санкции резко ограничили ей доступ к мировым рынкам капитала. И российским нефтяным компаниям нужно поддерживать эти валютные поступления, поскольку добывать нефть из основных месторождений в Западной Сибири, ресурсы которых истощаются, становится все дороже. Как говорит эксперт в сфере геополитики лондонского научно-консультационного агентства Energy Aspects Ричард Молинсон (Richard Mallinson), «для работы на западносибирских месторождениях, чтобы обеспечить рост производства и просто поддерживать его не нынешнем уровне, необходимо современное оборудование».

Кроме того, санкции закрыли России доступ к западному  нефтедобывающему оборудованию и технологиям, а также замедлили реализацию некоторых новых проектов, например, совместный проект по разработке арктических месторождений «Роснефти» и компании Exxon Mobil.

В своем интервью изданию Bloomberg Александр Корнилов, энергетик-аналитик из московского «Альфа-банка», заявил, что добыча нефти в России может несколько снизиться, если из-за падения цен некоторые почти выработанные скважины окажутся нерентабельными. «Однако специального сокращения добычи для того, чтобы повлиять на рынок, не будет. А пока Россия будет добывать столько нефти, сколько сможет», – добавил он.

Кэрол Мэтлэк

Источник: inosmi.ru

sde.in.ua

Если сокращать добычу нефти, то кому?

С начала года ОПЕК увеличила добычу нефти на 1,5 млн. баррелей в сутки. Среднесуточное производство достигло уровня в 33,64 млн. баррелей. Из 14 стран-членов 6 снизили добычу, остальные 8 нарастили.

Основное падение пришлось на Венесуэлу и Нигерию, где производство упало на 290 и 237 тыс. бочек в день соответственно. а в общем “несчастная шестерка” потеряла 751 тыс. баррелей в дневном объеме извлекаемой нефти.

Другим странам ОПЕК повезло больше, совместно они смогли нарастить добычу аж на 2,3 млн. баррелей в день. Основной вклад внесли Иран, Ирак, Саудовская Аравия и ОАЭ, производство которых увеличилось на 850, 623, 409 и 148 тыс. бочек в сутки соответственно.

Уровень добычи нефти по странам-членам ОПЕК (тыс. бар./сутки)

Страна20142015авг.16сен.16окт.16
Алжир11231106108810861088
Ангола16541754178617511586
Эквадор544544543550549
Габон222219221212202
Индонезия695696726724722
Иран27782840364736633690
Ирак32703938437544724561
Кувейт27812730281028252838
Ливия470405270360528
Нигерия19531865141914581628
Катар714667657640646
Саудовская Аравия968810123106031058310532
ОАЭ27592859297529933007
Венесуэла23612357210720902067
Итого3101232103332273340733644

/* Here you can add custom CSS for the current table */ /* Lean more about CSS: https://en.wikipedia.org/wiki/Cascading_Style_Sheets */ /* To prevent the use of styles to other tables use "#supsystic-table-5" as a base selector for example: #supsystic-table-5 { ... } #supsystic-table-5 tbody { ... } #supsystic-table-5 tbody tr { ... } */

Источник: opec.org

Учитывая, что 6 стран по итогам 10 месяцев года уменьшили добычу, то от них требовать еще большее сокращение никто не будет. Таким образом, оставшимся 8 необходимо договориться о снижении производства, как минимум на 600 тыс. бочек. Иран заявил, что не пойдет на заморозку, поэтому остается только 7.

Так как Саудовская Аравия добывает больше всех, то логично увидеть от нее наибольшее сокращение. Допустим, что королевство пойдет на этот шаг и уберет из среднесуточного производства 300 тыс. Останется еще 300 тыс. баррелей. В этом случае второй по значимости игрок картеля – Ирак должен сделать сопоставимый шаг. Предположим, Багдад согласится на сделку и уменьшит уровень извлекаемой из недр нефти на 200 тыс. баррелей в сутки.

Остальные члены картеля должны будут умерить свои аппетиты всего лишь на 100 тыс. бочек в день. Вполне возможно, что это бремя разделят Кувейт и ОАЭ, снизив добычу на 50 тыс. баррелей “на брата”. Кроме того, из стран Персидского залива именно у Кувейта до сих пор бездефицитный бюджет.

Резюме

В этот раз, как ни в какой другой, картелю необходимо показать всему миру свое единство и способность договариваться, как бы трудно ему не приходилось. В противном случае инвесторы и спекулянты окончательно разочаруются в ОПЕК и в дальнейшем ее голос будет оказывать все меньшее влияние на нефтяной рынок.

Принимая во внимание тот факт, что Ирак верит в сделку, то, на наш взгляд, Багдад и Эр-Рияд уже договорились. Другие страны картеля, не включая Иран, вынуждены будут подстраиваться под их решение и тоже сократят производство.

Сейчас все смотрят на Россию и ждут от нее снижения добычи, но стоит напомнить, что не наша страна начинала “ценовые войны” поэтому не ей сокращать производство.

 

Может быть интересно:

  1. Цены на нефть не превысят 50 долларов за бочку
  2. У российских нефтяников туманные перспективы
  3. Почему Россия не пойдет на сокращение добычи нефти?
  4. Саудовская Аравия теряет свое влияние в ОПЕК

 

Изображение: vestifinance.ru

investbrothers.ru


Смотрите также