Почему в России падает добыча нефти. Причины снижения добычи нефти


Почему в России падает добыча нефти

Добыча нефти и газового конденсата в России в первом полугодии сократилась на 0,4% по сравнению с показателем шести месяцев 2007 года и составила примерно 242,4 миллиона тонн, говорится в оперативной сводке государственной компании ЦДУ ТЭК. Добыча нефти в России сокращается впервые за последние 10 лет - в последний раз такое было в год российского дефолта.

Однако сокращение добычи в России случилось не «вдруг». Недавние темпы ее роста – по 8% ежегодно - снижались в течение нескольких лет подряд, говорит аналитик «Альфа-Банка» Константин Батунин:

«Сначала происходило просто снижение темпов роста, потом – и абсолютное снижение добычи. В принципе период с 2000-го по 2005-й год можно охарактеризовать как быстрое наращивание абсолютных объемов добычи нефти за счет агрессивных методов извлечения ее из пластов. Но такие методы не могут применяться на одних и тех же месторождениях вечно. И сейчас этот метод применять уже просто не к чему. Чтобы остаться хотя бы на существующем уровне нефтедобычи, компаниям нужно бурить новые скважины, а для этого нужны колоссальные инвестиции. И здесь, как вторую причину, можно назвать достаточно жесткое налогообложение российской нефтяной отрасли, которое не мотивирует компании увеличивать инвестиции».

Экспортная пошлина на нефть составляет в России сегодня половину от ее экспортной цены, соглашается аналитик инвестиционной компании «Проспект» Александр Кузнецов: «Просто-напросто наступил предел по мощностям, введенным еще в советское время. И теперь нефтяная промышленность просто не может производить больше нефти без ввода значительных новых мощностей. На это потребуется время. Ведь на разработку нового месторождения уходит от 5 до 10 лет, чтобы вывести его на пиковую добычу».

Россия уже несколько лет – крупнейший в мире производитель нефти. Чуть отстает от нее по объемам добычи Саудовская Аравия. Но при этом в самой России потребляется половина всего добываемого сырья, а в Саудовской Аравии – лишь четверть. Именно этот разрыв и делает Саудовскую Аравию крупнейшим в мире экспортером нефти.

Более того, в отличие от России и других нефтедобывающих стран, в Саудовской Аравии есть немалые резервные мощности добычи, которые могут быть задействованы в короткие сроки. Наконец, саудовская нефть – одна из самых дешевых в мире, отмечает аналитик инвестиционной компании Oppenheimer Фейдел Гейт:

«Средняя себестоимость добычи одного барреля нефти в мире в целом по индустрии составляет сегодня примерно 15 долларов. В отдельных странах она может быть значительно ниже. Например, в Саудовской Аравии - 5-7 долларов, в России - 5-10 долларов. А в Норвегии и Канаде - 10-15 долларов».

Государственная Дума России приняла сегодня во втором чтении закон, который повышает для нефтяных компаний необлагаемый налогом на добычу полезных ископаемых минимум цены на российскую нефть с 9 до 15 долларов за баррель. Получится чуть выше средней по стране себестоимости, говорит Фейдел Гейт:

«Самое трудное сегодня - доступ к природным ресурсам. Например, Саудовская Аравия не разрешает зарубежным компаниям заниматься разведкой новых месторождений на своей территории. То же самое - в Кувейте. Россия также ограничивает доступ международных компаний к своим ресурсам. Страны-экспортеры нефти считают, что для них сегодня лучше сохранять ресурсы в земле, не спеша добывать их и продавать. Они и так получают огромные доходы. В итоге баланс спроса и предложения нефти на мировом рынке оказался весьма напряженным, что и привело к небывалому росту цен».

По прогнозам Международного энергетического агентства, в ближайшие пять лет рост внутреннего спроса на нефть в России будет опережать рост ее добычи. При этом энергоемкость российской экономики, то есть затраты энергии на единицу ВПП, - одна из самых высоких в мире.

В Москве сегодня проходит Конгресс национального бизнеса. Выступая на нем, председатель Государственной Думы Борис Грызлов заявил, что к 2020 году России необходимо сократить энергоемкость экономики вдвое. Если это сбудется, Россия по этому показателю через 12 лет достигнет сегодняшнего уровня Китая.

www.svoboda.org

Снижение - добыча - нефть

Снижение - добыча - нефть

Cтраница 1

Снижение добычи нефти, наметившееся с 1972 г., продолжалось до 1973 г. С освоением больших глубин моря и вводом в разработку скважин глубоководных частей залежей наметилось некоторое увеличение добычи нефти и ее стабилизация.  [1]

Снижение добычи нефти как в Башкирии, так и в целом по стране, естественно, повлекло за собой падение объемов нефтепереработки в республике.  [2]

Снижение добычи нефти влияет на относительную проницаемость. Это - метод добычи с уменьшением нефтенасыщенности совместно с увеличением насыщения для другой фазы, как это имеет место при заводнении.  [3]

Снижение добычи нефти было вызвано и чисто природными факторами: падением пластового давления, что вынуждало переводить многие высокодебитные скважины эрлифтного метода эксплуатации на глубоконасосный, и слабым пополнением фонда действующих скважин. Промышленное развитие Туймазинского района затянулось, несмотря на то, что его нефтеносность была открыта еще в 1937 г. Добываемая здесь нефть стоила очень дорого, причем большую часть ее трест Туймазанефть расходовал на свои нужды.  [4]

Снижение добычи нефти влияет на относительную проницаемость. Это - метод добычи с уменьшением нефтенасыщенности совместно с увеличением насыщения для другой фазы, как это имеет место при заводнении.  [5]

Снижение добычи нефти с 1974 г. объясняется тем, что США отказались повысить цену на венесуэльскую нефть и ограничили закупки нефти в этой стране.  [6]

Снижение добычи нефти связано, в основном, с ускоренным темпом роста обводнения продукции скважин. Вследствие этого за последние 10 лет среднесуточный дебит добывающих скважин по нефти снизился в 2 и более раз практически по всем разрабатываемым месторождениям.  [7]

И-летнее снижение добычи нефти в Калифорнии - с 1953 г. по 1964 г. - было обусловлено неудачей в возмещении истощавшихся ее запасов.  [8]

Момент начала снижения добычи нефти по нефтедобывающему району отмечается значительно позже момента начала снижения текущих запасов нефти по району.  [9]

Поскольку допустимые темпы снижения добычи нефти при отсутствии нагнетания воды по разным нефтяным месторождениям различны, то их определяют для каждого месторождения с учетом конкретных условий.  [10]

На третьей стадии снижения добычи нефти ( или даже резкого падения добычи нефти) задают дебиты жидкости, поскольку ограниченной оказывается пропускная способность трубопроводов и нефтеподготовки, а обводненные добывающие скважины обычно перестают ограничивать и эксплуатируют до высокой, экономически предельно допустимой обводненности жидкости.  [11]

В связи со снижением добычи нефти уже сегодня создается дефицит сырья для нефтехимии. Так как у нас производство этилена осуществляется за счет пиролиза бензина, то организация глубокой переработки конденсатосодержащих и попутных газов и получения из них этилена и других продуктов является единственно целесообразным решением этой проблемы.  [12]

Ожидаемое в ближайшие десятилетия снижение добычи нефти при одновременном росте доля сернистых и высокосернистых нефтей требует поиска принципиально новых технических решений и совершенствования существующих процессов, направленных на углубление переработки нефти, организацию производств новых продуктов, рационального использования остатков, эффективной утилизации отходов при одновременном решении вопросов защиты экосистемы регионов.  [13]

Текущая стадия разработки отличается снижением добычи нефти, большой обводненностью добываемой продукции, интенсивным темпом обводнения и преимущественно механизированным способом эксплуатации скважин. Добыча нефти снижается значительными темпами, обводненность продукции быстро растет.  [14]

Однако в последние годы происходит снижение добычи нефти, причем достаточно высокими темпами.  [15]

Страницы:      1    2    3    4

www.ngpedia.ru

Нефть, Газ и Энергетика: Нефтедобыча

Содержание

                        Её развитие и причины спада.Добыча нефти ведется человечеством с древних времен. Сначала применялись примитивные способы: сбор нефти с поверхности водоемов, обработка песчаника или известняка, пропитанного нефтью, при помощи колодцев.

Первый способ применялся еще в 1 веке в Мидии и Сирии, второй - в 15 веке в Италии. Но началом развития нефтяной промышленности принято считать время появления механического бурения скважин на нефть в 1859 году в США, и сейчас практически вся добываемая в мире нефть извлекается посредством буровых скважин.

За сотню с лишним лет развития истощились одни месторождения, были открыты другие, повысилась эффективность добычи нефти, увеличилась нефтеотдача, т.е. полнота извлечения нефти из пласта. Но изменилась структура добычи топлива.

Долгое время находившуюся на первом месте нефтяную промышленность обгоняет перспективная газовая. (Сейчас на уголь приходиться только 15% тонн условного топлива, газ - 45% , нефть - 40%). У сходящей с лидирующих позиций нефтяной промышленности возникли проблемы.В России первые скважины были пробурены на Кубани в 1864 г. и в 1866 г. одна из них дала нефтяной фонтан с дебитом более 190 т в сутки. Тогда добыча нефти велась в основном монополиями, зависевшими от иностранного капитала.

Механизация добычи была слабая, поэтому с целью получения максимальной прибыли разрабатывались наиболее перспективные в экономическом плане залежи. В начале 20 века Россия занимала первое место по добычи нефти.

В 1901 - 1913 г.г. страна добывала приблизительно 11 млн. тонн нефти. Сильный спад произошел во время Гражданской войны.

Но после национализации нефтяной промышленности были приняты чрезвычайные меры по восстановлению 20 разрушенных предприятий ввиду стратегического значения отрасли. К 1928 году добыча нефти была снова доведена до 11,6 млн. тонн. В первые годы советской власти основными районами нефтедобычи были Бакинский и Северного Кавказа (Грозный, Майкоп). Также велась добыча на Западной Украине в Голиции. Закавказье и Северный Кавказ давали в 1940 г. около 87% нефти в Советском Союзе.

Однако вскоре истощающиеся запасы старейших районов перестали удовлетворять запросы развивающейся промышленности. Назрела необходимость в поисках нефти на других территориях страны.

Были открыты и введены в строй месторождения Пермской и Куйбышевской областей, Башкирии, что обусловило создание крупнейшей Волго-Уральской базы. Обнаружены новые месторождения в Средней Азии Казахстане, добыча нефти достигла 31,1 млн. тонн.

Война 1941 - 1945 г.г. нанесла сильный ущерб районам Северного Кавказа, что существенно сократило объем добываемой нефти. Однако в послевоенный период с параллельным восстановлением нефтедобывающих комплексов Грозного и Майкопа были введены в разработку крупнейшие месторождения Волго-Уральской нефтяной базы.

И в 1960 году она уже давала около 71% нефти страны. Применялись и технические новшества (поддержание пластового давления), что позволило значительно увеличить добычу. В 50 годах добывали 38 млн. тонн, в 60-ых же цифра возросла на порядок - 148 млн. тонн.

Конец 60-ых годов ознаменовался оснащением отрасли новейшими техническими изобретениями и усовершенствованием технологий. В 1972 году производительность труда возросла в 2 раза.

СССР занимал второе место по добыче нефти в мире после США, где большая часть месторождений была зарезервирована с целью создания стратегических запасов для будущего развития экономики. Поэтому темпы добычи в США ежегодно в течение 1951 - 1982 годов увеличивались на 4,6 млн. тонн, тогда как добыча нефти в Советском Союзе - на 18,8 млн. тонн, т.е., начиная с 1958 года прирост добычи фактически составлял более 100 млн. тонн за каждые 5 лет, что позволило стране выйти на первое место в мире.

За период с 1961 по 1972 годы было добыто свыше 3,3 млр. тонн нефти. Такой быстрый рост изменения соотношения между потенциальными запасами (размер перспективных нефтегазоносных площадей превышает 11 млн. км и разведанными, которые особенно сократились в старых районах.

В тоже время рост обеспечивали новые освоенные месторождения в Западной Сибири (Средне - Обский район и Шатиский районы), Белоруссии, Западном Казахстане, Оренбургской области и Удмуртии, на континентальном шельфе Каспийского моря. Еще в 1970 году Волго-Уральский район давал около 61% нефти, однако уже в 1974 году на лидирующие позиции стал выдвигаться уникальный Западно-Сибирский нефтегазоносный бассейн, обогнав по уровню добычи нефти Татарию, являвшуюся крупным поставщиком в 60-ые годы.

Промышленная добыча в районе развивалась быстрыми темпами. В 70-ые годы - 31 млн. тонн, а в 80-ые - 312 млн. тонн (свыше половины добычи нефти в стране), что позволило стать Западной Сибири ведущим нефтедобывающим районом страны.

Восточные регионы превратились в главные по добыче нефти. Это Западная Сибирь, Казахстан, полуостров Мангышлак, Средняя Азия и Дальний Восток (Сахалин).

Добыча же в 80-ых годах в старых районах либо стабилизировалась, как в Волго-Уральском, либо падала, как в Баку, Грозном и на Западной Украине. Новые перспективные месторождения были открыты в начале 70-ых годов в Коми и Архангельской области (Тимано-Печорская нефтегазоносная провинция),  а также ряд незначительных в Прибалтике и других районах. За время развития совершенствовались технические способы добычи. Однако этот процесс был значительно замедлен из-за экстенсивного пути, по которому пошла советская нефтяная промышленность, когда увеличение объемов добычи достигалась в основном не автоматизацией производства и внедрения современных эффективных методов, а разработкой новых месторождений. Такое развитие обусловило старение технологий, что стало одной из причин настоящего спада. В заключении рассмотрим динамику добычи нефти.      Из таблиц видно, что до 50-ых годов наращивание объемов добычи шло низкими темпами, т.к. развитию нефтяной промышленности препятствовали разруха после Гражданской войны и ущерб, понесенный во время Великой Отечественной в 1941 - 1945 годах. Затем следовал резкий скачок, связанный с приоритетным развитием отрасли и открытием крупнейших нефтегазоносных районов. С конца 80-ых годов мы наблюдаем спад (за 1988 - 1991 годы объем добычи сократился более чем на 20%), главные причины которого заключаются в следующем: Ø крупные и высокодебитные месторождения эксплуатируемого фонда, составляющие основу ресурсной базы, в значительной степени выработаны;Ø резко ухудшились по своим кондициям и вновь приращиваемые запасы. За последнее время практически не открыто ни одного крупного высокопродуктивного месторождения;Ø сократилось финансирование геологоразведочных работ. Так в Западной Сибири, где степень освоения прогнозных ресурсов составляет около 35 процентов, финансирование геологических работ начиная с 1989 года сократилось на 30 процентов. На столько же уменьшились объемы разведочного бурения;Ø остро не хватает высокопроизводительной техники и оборудования для добычи и бурения. Основная часть технических средств имеет износ более 50 процентов, только 14 процентов машин и оборудования соответствует мировым стандартам, 70 процентов парка буровых установок морально устарело и требует замены. С распадом СССР усуглубилось положение с поставками нефтепромыслового оборудования из стран СНГ.Ø низкие внутренние цены на нефть не обеспечивают самофинансирования нефтедобывающих предприятий (эта ситуация сохраняется и сегодня после серии повышений цен на нефть). В итоге произошло серьезное ухудшение материально - технического и финансового обеспечения отрасли;Ø нехватка эффективного и экологичного оборудования с особой остротой создает в отрасли проблему загрязнения окружающей среды (авария в Коми). На решение этой проблемы отвлекаются значительные материальные и финансовые ресурсы, которые не участвуют непосредственно в увеличении добычи нефти;Ø не определен единообразный собственник месторождений нефти и газа, с которым следует иметь дело отечественным и зарубежным организациям, а также частным лицам;Ø - задолженность республик за поставленную нефть и нарастающий кризис неплатежей;Итак упадок нефтедобывающей промышленности обусловлен наличием комплекса взаимосвязанных причин. Выход из настоящего положения затруднен глобальным характером стоящих проблем, поэтому если продолжится экономический кризис в стране и усилится процесс политического раздробления в бывшем Советском Союзе, то добыча нефти, по всей вероятности, будет и впредь сокращаться.

Общая схема добычи нефти

www.tehnik.top

Нефтяной пат: снижение Россией объема добычи оказалось фикцией

На мировом рынке нефти сложилась довольно своеобразная ситуация.

Организация стран — экспортеров нефти (ОПЕК) и примкнувшая к ним Россия предпринимают усилия по поддержке уровня цен, сокращая добычу.

К соответствующему соглашению члены ОПЕК пришли в декабре прошлого года, а с января 2017-го действуют новые правила, предусматривающие сокращение добычи по заранее согласованным квотам. В совокупности сокращение добычи должно составить 1,2 млн баррелей в сутки (примерно 63 млн тонн в годовом эквиваленте).

Нефтяной пат: снижение РФ объема добычи оказалось фикциейРяд не входящих в организацию стран, включая Россию, не остался в стороне от этого почина, обязавшись снизить добычу на 558 тыс. баррелей в сутки. Из них на долю России пришлось 300 тыс. баррелей. Поддержка со стороны в данном вопросе как никогда важна — ОПЕК сегодня контролирует лишь чуть более 40% мировой нефтедобычи и в одиночку регулировать рынок уже не способна.

Соглашение заключено сроком на шесть месяцев с возможностью пролонгации.

Мотивы участников соглашения понятны. Мировые цены на нефть, в 2011–2013 годах превышавшие 100 долларов за баррель, летом 2014-го стремительно рухнули (см. график 1). Если еще в июне 2014 года за бочку нефти марки Brent давали 111,7 доллара, то в январе 2015-го — лишь 50 долларов, а к январю 2016-го и вовсе жалкие 32,1 доллара.

Для производителей нефти такие цены оказались неприемлемы. Скажем, в России в качестве минимально приемлемой цены для бюджета принята отметка 40 долларов за баррель, страны ОПЕК ориентируются в качестве желаемого уровня на 55–60 долларов.

Как добиться роста цен? Строго по учебнику с его красивыми схемами кривых спроса и предложения — сократив добычу. Что и было сделано.

По словам кувейтского министра нефти Исама аль-Марзука, страны ОПЕК по состоянию на конец марта выполняют свои обязательства по снижению объемов добычи на 106% от квоты. Не входящие в организацию страны снизили добычу на 64% от утвержденных в рамках договоренностей квот. В совокупности получается снижение на 94% от ранее намеченной квоты.

Международное энергетическое агентство (МЭА) в своем ежемесячном докладе сообщило, что суммарная добыча в ОПЕК уже в январе 2017 года снизилась на 1 млн баррелей в сутки по сравнению с декабрем 2016-го, до 32,06 млн баррелей.

А счастья, то есть роста цен, все нет. Более того, поднявшиеся было до 55 долларов за баррель цены в марте снова упали до 50–52 долларов.

Нефтяной пат: снижение Россией объема добычи оказалось фикциейАмериканка гадит

Усилия ОПЕК по сокращению добычи оказываются напрасными по той причине, что американцы никаких обязательств брать на себя не хотят. А поскольку США — один из крупнейших мировых нефтедобытчиков, их позиция существенно влияет на мировые объемы добычи (см. график 2).

Более того, повышение мировых цен на нефть до 45–50 долларов за баррель делает рентабельной добычу так называемой сланцевой нефти. И американские сланцевики увеличивают добычу. Количество буровых установок в США выросло более чем на 70%.

Американцам удалось нарастить добычу более чем на 650 тыс. баррелей в сутки — это примерно половина объема квот ОПЕК на снижение добычи. Таким образом, американцы просто паразитируют на других игроках нефтяного рынка, пользуясь завоеванным ими повышением цен и перекраивая мировой рынок в свою пользу.

Получается замкнутый круг. При относительно высоких ценах на нефть мы имеем бум сланцевой добычи в США. Избыток нефти провоцирует снижение цен на нее. ОПЕК и примкнувшие к ним страны-производители сокращают добычу, чтобы повысить цены.

Но повышение цен вновь стимулирует рост добычи в США, и так до бесконечности. Мировой нефтяной рынок кувыркается в этом сланцевом «колесе Сансары».

Вообще, развитие технологий добычи сланцевой нефти, при всей их сомнительной экологичности, коренным образом изменило ландшафт как американской нефтяной отрасли, так и всего мирового рынка. По оценкам нефтегазовой компании British Petroleum, за 2005–2015 годы добыча нефти в США выросла на 84%, в то время как мир в целом показал прирост только на 10%.

Благодаря этому доля американцев в мировой добыче увеличилась с 7,8% в 2005 году до 13% в настоящее время (см. график 3). И примерно половина американской нефтедобычи сегодня — это «сланец».

Коренным образом изменилась и роль США на мировом нефтяном рынке. Десятилетие назад эта страна была эталонным примером государства-импортера, завозя 13,5 млн баррелей нефти в сутки при собственном экспорте около 1,1 млн баррелей в сутки.

Сегодня США еще остаются нетто-импортером нефти, но эти показатели выглядят уже не столь умиротворяюще для ОПЕК. Американцы за десятилетие сократили свой импорт на 4,1 млн баррелей в сутки, нарастив при этом экспорт на 3,5 млн баррелей в сутки (см. график 4). Это сопоставимо с годовой добычей таких крупных игроков, как Ирак или Иран. Для сравнения: весь объем международной торговли нефтью составляет 61,2 млн баррелей в сутки.

Итог всех этих изменений на рынке: упомянутый выше Исам аль-Марзук не исключает, что цены на нефть усилиями американцев могут вновь упасть до 45 долларов за баррель.

В этих обстоятельствах сделка по сокращению добычи может быть продлена. Такие соображения излагал, например, саудовский министр нефти Халид аль-Фалих.

Его озабоченность можно понять: за счет невысоких цен на нефть Саудовская Аравия «заработала» гигантский дефицит бюджета — в этом году он превысит 100 млрд долларов, или 22% ВВП страны. От безысходности саудовцы уже режут социальные программы, заканчивая свой «нефтяной коммунизм».

Но как можно регулировать рынок, когда такой крупный игрок, как США, принципиально не приемлет никаких соглашений, уменьшающих приток нефти на рынок?

Нефтяной пат: снижение Россией объема добычи оказалось фикциейНикакого мошенничества

Итак, соглашение о сокращении добычи сыграло некую положительную роль, но усилиями американцев куда меньшую, чем того хотелось бы ОПЕК и России.

Какая же судьба ожидает это соглашение?

«ОПЕК, несомненно, обеспечила своим пактом относительную стабилизацию рынка, успокоив многих и сократив поле деятельности спекулянтам, — говорит главный редактор по товарным рынкам агентства Thomson Reuters Александр Ершов. — Но рост котировок оказался меньшим, чем ожидалось.

Однако борьба за рост или поддержание котировок для участников пакта может означать потерю доли на рынке, вернуть которую потом будет затруднительно. Вопрос сохранения действующих квот — это предел терпения производителей нефти, наблюдающих, как другие, не присоединившиеся к сделке или получившие специальные условия, снимают сливки с рынка.

На мой взгляд, если ОПЕК даст слабину в соблюдении дисциплины и начнутся отдельные нарушения пакта, он моментально развалится.

Однако если участники сделки найдут силы для дальнейших компромиссов во имя поддержания цен, а главное, смогут найти баланс поставок и цен, который не слишком развязывал бы руки американским сланцевым производителям, то ощутимое влияние на рынок фактора ОПЕК сохранится».

По словам руководителя аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Александра Пасечника, «сейчас эффект от “заморозки” для поддержки рынка есть. Но он единовременно катализирует возрождение североамериканских сланцевых добытчиков, которые в конечном счете все больше замещают ближневосточную нефть как на внутреннем рынке США, так и на экспортных направлениях.

Это не может не разочаровывать тех представителей ОПЕК, которые подписались под лимитирующим соглашением. Поэтому ситуация на рынке нефти все ближе к пату — непродление режима ограничения добычи грозит новыми бифуркациями, а его пролонгация обещает бум сланцевой добычи. Оба варианта не устраивают ОПЕК».

Ситуация обостряется тем, что Иран, будучи довольно крупным нефтедобытчиком, как и США, оказался за рамками соглашений о сокращении добычи. И активно пользуется появившимися возможностями, наращивая добычу и экспорт.

Тем не менее «прием против лома», как полагает Александр Пасечник, у ОПЕК имеется: «Соглашения о лимитах потворствуют Соединенным Штатам в плане развития сланцевой добычи. Но новая революция в этом секторе не сможет случиться быстро и привести к сломам на рынке — ведь здесь горизонты планирования не полгода-год, как у соглашения о сокращении добычи, а как минимум трех-пятилетние.

Так что в арсенале у ОПЕК есть инструменты для сдерживания агрессивных стратегий сланцевых добытчиков, в том числе и время для решений. Цены маркера Brent в текущем году, предвижу, будут гулять в пределах 45–60 долларов за баррель в зависимости от новостей из стана ОПЕК и из США».

По прогнозам МЭА, мировой спрос на нефть в обозримом будущем будет расти примерно на 1,2% в год, главным образом за счет роста потребления в Китае и Индии.

Амбициозный план Си Цзинпина приведет Россию к постиндустриальной экономике

Амбициозный план Си Цзинпина приведет Россию к постиндустриальной экономике

В 2022 году глобальный спрос на нефть составит около 103,8 млн баррелей в сутки (в 2016-м — 96,6 млн баррелей). По оценкам British Petroleum, мировое потребление нефти будет с небольшими темпами (порядка 0,7% в год), но все же уверенно расти как минимум до 2035 года.

При этом, согласно оценкам американской Energy Information Administration (EIA), в 2018 году добыча нефти в США превысит исторический рекорд, зафиксированный в 1970 году. По прогнозам EIA, добыча нефти в стране продолжит рост до 2026 года, после чего стабилизируется вблизи максимальных оценок.

Что касается России, то для нас сокращение добычи в соответствии с принятыми обязательствами было сопряжено с определенным лукавством. Как раз в конце 2016 года, от уровня которого отмерялась квота на сокращение, наши нефтяники нарастили добычу до 11,2 млн баррелей в сутки против предыдущего показателя 10,6–10,8 млн баррелей.

Так что снижение Россией объема добычи на 300 тыс. баррелей в сутки оказалось в некотором роде фикцией — всего лишь возвращением на традиционные уровни добычи после рекордов осени 2016 года. Главным образом это заслуга «Роснефти» и «Газпром нефти».

В обозримой перспективе Россия, в соответствии с законопроектом «О федеральном бюджете на 2017 год и на плановый период 2018 и 2019 годов» планирует даже нарастить добычу (с 544 млн до 553 млн тонн уже в 2018 году). Мировые цены при этом, по мнению игроков рынка, к 2020 году подрастут до 67,5 доллара за баррель. Лишь бы американцы не перебили этот тренд.

Автор: Сергей Кудияров

НАВЕРХ СТРАНИЦЫ

marketsignal.ru

Почему соглашение о заморозке добычи нефти обречено на провал: Ресурсы: Финансы: Lenta.ru

В конце ноября состоится новая встреча ОПЕК, на которой должны быть окончательно решены вопросы заморозки добычи нефти и конкретных квот на объемы производства. Пока ситуация выглядит так, словно соглашение находится на грани коллапса: государства, входящие в картель, установленный «потолок» добычи выполнять не торопятся.

28 октября в штаб-квартире организации состоялось очередное совещание по поводу сокращения объемов производства. Оно завершилось без результатов. Предложения к официальному заседанию, которое пройдет 30 ноября в Вене, предусматривали снижение добычи на 1-2 процента, но так и не были приняты. Кроме того, не удалось договориться о программе взаимодействия со странами, не входящими в картель.

Основной причиной неудачи переговоров на этом этапе стала позиция Ирака и Ирана — двух важнейших производителей черного золота в мире. Они наращивали добычу в течение всего года и останавливаться не собираются.

Материалы по теме

00:04 — 28 сентября 2016

В частности, Иран хочет оставить добычу на уровне 4,2 миллиона баррелей в день. Это показатель, превышающий нынешнюю отметку на 400 тысяч баррелей и примерно соответствующий досанкционным уровням производства. Ирак тоже хочет качать как можно больше, объясняя свое желание потребностями государства в деньгах на фоне обостряющейся войны с ИГ (террористическая организация запрещена в России).

Все это вызывает неудовольствие лидера мировой нефтедобычи — Саудовской Аравии, что порождает дополнительное недоверие внутри этого треугольника крупнейших держав Персидского залива. Королевство не хочет брать на себя обязательства по сокращению объемов производства. На данный момент суммарная добыча ОПЕК составляет 33,6 миллиона баррелей в сутки при максимальном размере, установленном на встрече в Алжире, в 33 миллиона баррелей. Если же Ирак и Иран увеличат производство, саудитам придется для выполнения соглашения снижать свое производство на миллион баррелей в день или даже больше, к чему они явно не готовы.

Страны Персидского залива, Ливия и Нигерия уже внесли раскол в ряды сторонников заморозки добычи нефти.

Фото: Hasan Jamali / AP

Страны Персидского залива, Ливия и Нигерия уже внесли раскол в ряды сторонников заморозки добычи нефти.

Кроме того, ключевые игроки в ОПЕК не находят согласия и в том, как контролировать выполнение установленных квот. Саудовская Аравия настаивает на независимой оценке, которую в Багдаде и Тегеране считают необъективной.

Между тем сваливать вину на Иран за возможный срыв соглашения было бы несправедливо. Исламская Республика находится в сложной политической и экономической ситуации: страна несколько лет была отлучена от значительной части мирового рынка, и ее желание восстановить показатели на прежнем уровне вполне понятно. Президент страны Хасан Роухани сталкивается с внутриполитическим давлением: ему нужно доказать, что ядерную сделку со странами Запада он заключил не зря, а для этого нужно увеличивать благосостояние страны и наращивать объемы нефтяного экспорта. Не стоит забывать и о сотрудничестве Ирана с глобальными нефтяными компаниями. При сокращении добычи поле для привлечения инвестиций со стороны иностранных игроков, особенно крупнейших компаний, существенно сузится.

Но Иран и Ирак — не единственные страны, вызывающие у ОПЕК головную боль в преддверие встречи 30 ноября. Нигерия и Ливия за последний месяц добавили к суммарной добыче картеля 800 тысяч баррелей, и это не предел. В обеих странах удалось если не приостановить военные столкновения, то, по крайней мере, минимизировать их вред для нефтяной индустрии. В Нигерии начались переговоры между президентом Мухаммаду Бухари и политическими лидерами богатой нефтью дельты Нигера. Ливийское же правительство смогло стабилизировать поставки в порты и нарастить экспорт в два с лишним раза — до 460 тысяч баррелей. Опять же потенциал поставок из страны достигает примерно 800 тысяч баррелей.

Уговорить все эти страны снизить добычу крайне сложно, поэтому беспокойство членов картеля по поводу возможного срыва соглашений нарастает. 29 октября председатель ОПЕК Мохаммед Баркиндо тревожно заметил, что процесс перебалансировки нефтяного рынка и так затянулся, и организация не может рисковать и откладывать подписание обязывающего договора.

На эту ситуацию все более нервозно реагируют сырьевые рынки. Еще недавно марка Brent стоила более 53 долларов за баррель, приблизившись к годовому максимуму. К середине недели цена упала ниже 47 долларов. Практически все аналитики причиной падения на 10 процентов в течение пары-тройки торговых сессий называют именно негативные ожидания от встречи ОПЕК.

Эксперты высказываются по поводу ситуации на нефтяном рынке все более скептически. По словам члена экспертного совета Союза нефтегазопромышленников России, востоковеда Эльдара Касаева, еще в начале года было ясно, что идея заморозки добычи в рамках ОПЕК потерпит крах. «Слишком звонкая разноголосица на рынке, все экспортеры тянут "нефтяной воз" в разные стороны. В условиях нынешней высочайшей конкуренции никто себе ограничительную удавку на шею вешать не будет», — объяснил эксперт «Ленте.ру».

Касаев отметил наиболее веские причины, по которым считает реализацию заморозки маловероятной: «Во-первых, это конкуренция между Россией и Саудовской Аравией за европейский нефтяной рынок. Во-вторых, межконфессиональное и межэтническое противостояние между Ираном, Ираком и Саудовской Аравией, персами и арабами. В частности, Ирак недавно назначил торги за 12 мелких и средних месторождений, у которых скоро должны появиться хозяева, — какие ограничения тут могут быть? У Ирака есть еще и хороший повод требовать для себя послаблений в связи с борьбой с ИГ. Наконец, Иран, некогда шедший вторым по объему добычи в ОПЕК, хочет вернуть себе это место и, соответственно, отнять его у Ирака».

Производители нефти, на словах поддерживающие заморозку производства, на деле его наращивают.

Фото: Игорь Агеенко / РИА Новости

Производители нефти, на словах поддерживающие заморозку производства, на деле его наращивают.

Партнер консалтингового агентства RusEnergy Михаил Крутихин считает, что перспектив у соглашения по заморозке нет, и объясняет переговоры последнего года попыткой повлиять на рынок: «Пустая словесная интервенция с целью поддержать цены на рынках на какое-то время. Пока шли разговоры и делались заявления о заморозке или ограничениях, страны наращивали добычу. Что и понятно — никто не готов поступиться своей долей на рынке».

Хотя Россия, как и другие экспортеры углеводородов, сильно страдает от низких цен, серьезно участвовать в игре ОПЕК она, скорее всего, тоже не будет — несмотря на многочисленные заявления официальных лиц, на словах поддерживающих подписание договоренностей по заморозке. Как и другие не входящие в картель производители, слово которых может оказаться решающим.

Михаил Крутихин заметил, что ОПЕК в любом случае контролирует лишь треть мировой добычи. Государства, не входящие в организацию, не изъявили желания сотрудничать в ограничении производства — за исключением России, которая при этом настроена «гнать на рынок все, что дороже себестоимости, а дальше хоть трава не расти».

Материалы по теме

00:05 — 29 сентября 2016

Эльдар Касаев уверен, что России участвовать во всем этом процессе не нужно: «Я всегда говорил Минэнерго, что заморозка нам совершенно ни к чему. В последнее время риторика министерства начинает меняться с восторженной по поводу идеи ограничения добычи на более взвешенную, что радует».

По мнению собеседника «Ленты.ру», реального соглашения в ноябре подписано не будет, члены организации ограничатся словесными интервенциями и, быть может, созданием некого документа, который фактически ни к чему не будет обязывать.

При этом Касаев считает, что даже в отсутствии договоренностей серьезной угрозы снижения цен на нефть нет: «Думаю, цены так и будут колебаться на уровне 45-50 долларов за баррель, иногда поднимаясь повыше».

Действительно, при таких низких ценах нефть с высокой себестоимостью (в частности, сланцевая в США и битумная в Канаде) едва ли сможет выйти на рынок, а значит — определенный баланс спроса и предложения сохранится. Достаточно ли этих цен нефтяным экспортерам и насколько долго они будут удовлетворены таким положением дел — это уже отдельный вопрос.

lenta.ru


Смотрите также