Нужен ли Казахстану четвертый НПЗ? Производство нефти в казахстане


Казахстан и мировой рынок нефти

Доля Казахстана в структуре мировых запасов нефти составляет около 1,8%. Среди стран СНГ он является вторым после России производителем черного золота. И если добыча нефти, включая газовый конденсат, в РФ в прошедшем году снизилась на 0,1% (до 546,8 млн тонн), то в РК она на 10,5% превысила уровень 2016 года (78 млн тонн). При этом экспортировано около 70 млн тонн и 14,2 млн тонн переработано на отечественных НПЗ. 

В прошлом году Казахстан, присоединившись к соглашению ОПЕК+ по сокращению добычи, обещал снизить производство нефти на 20  тыс. барр/сутки от показателя в 1,7 млн барр/сутки. Однако страна не только нарастила добычу, но даже обогнала Ирак – до этого крупнейшего нарушителя квот в рамках межгосударственного соглашения.

Уровень добычи в стране по итогам 2017 года достиг 86,2 млн тонн. Так, в ноябре и декабре прошлого года в республике добывалось нефти на 130 тыс барр/сутки больше, чем предусмотрено соглашением ОПЕК+. В Министерстве энергетики объяснили это сложностями, связанными с контрактными обязательствами страны перед иностранными инвесторами, работающими на нефтегазовых проектах по соглашениям о разделе продукции (СРП). В частности, растущим производством на месторождениях Кашаган и Тенгиз.

Практически 90% запасов нефти (категории А+В+С1 и С2) распределено между 12 крупнейшими недропользователями. Наибольшими запасами располагают «Норт Каспиан Оперейтинг Компани» (45%) и «Тенгизшевройл» (24%). На национальную компа­нию «КазМунайГаз» приходится около 20%. Еще около 10% – на долю компаний, разрабатывающих средние и мелкие объекты, оставшийся 1% месторождений находится в общем фонде и свободен от недропользования. 

В текущем году планируется нарастить добычу до 87 млн тонн, что составит около 1,81 млн барр/день против 1,74 млн барр/день, согласно квотам ОПЕК+. Рост добычи уже вызывал ряд вопросов к Казахстану касательно исполнения им обязательств в рамках соглашения. Однако, поскольку Кашаган позволяет увеличить объем добычи нефти еще на 1 млн барр./сутки, то к июлю Астана (воспользовавшись тем, что на прошедшем 30 ноября саммите ОПЕК участники соглашения оставили за собой право пересмотреть условия сделки) может поднять вопрос или об увеличении квот по добыче нефти в рамках соглашения, или о выходе из него.

Отметим, что объемы прироста казахстанской добычи слишком малы для влияния на мировой рынок, и, вероятно, страны-участницы ОПЕК+ с пониманием отнесутся к экономической ситуации в РК. Тем не менее, наращивая добычу, Казахстан, вкупе со сланцевиками США, сбивает нефтяные котировки и пилит сук, на котором сидит его экономика. 

Падение нефтяных (с $98 в 2014 г. до $44 в 2016 г.) котировок и объемов добычи уже приводили к резкому (с 4,1% в 2014 г. до 1% в 2016 г.) замедлению экономического роста республики, возникновению фискальных дисбалансов. Объем активов Национального фонда в начале 2015 года, достигавший 73,2 млрд долларов, к настоящему времени сжался на 22%. И это понятно. Как отмечается в отчетах Нацбанка, «основная часть экспортных доходов Казахстана формируется доходами от экспорта нефти и газового конденсата».

Несмотря на то, что в стране принималось множество государственных программ развития (вторая пятилетка индустриализации, масштабный план «Нурлы Жол», пять институциональных реформ, третья модернизация и т.д.), на деле развиваются только добывающий сектор и связанные с ним отрасли обрабатывающей промышленности. Нет никаких признаков того, что этот дисбаланс устраняется. Намечаемая властями «цифровизация» экономики, по-видимому, окажется столь же декларативной, как предыдущая «кластеризация».

Рост добычи на Кашаганском месторождении, увеличивая сырьевую зависимость Казахстана и усиливая уязвимость его экономики от ценовых шоков на мировых рынках сырья, актуализирует внешние риски.

Безусловно, успешность соглашения ОПЕК+ зависит от согласованности действий и дисциплинированности всех его участников. Вместе с тем важным фактором продолжает оставаться снижение издержек на добычу сланцевой нефти. Так, американские сланцевые компании добились серьезного прогресса в снижении себестоимости добычи: до 40-50 долларов за баррель по основным сланцевым формациям. При этом средний срок бурения скважины сократился с 4-5 месяцев до двух недель. Статистика американской нефтесервисной компании Baker Hughes (BHGE), показывая рост числа нефтяных буровых установок в США, тянет нефтяные цены вниз.

Международное энергетическое агентство (МЭА) полагает, что прирост объемов добычи в США может оказаться сопоставимым с увеличением мирового спроса: с ноября по январь добыча нефти там уже выросла на 846 тыс. барр/сутки. В своем февральском отчете МЭА отмечает, что «в 2018 году быстрорастущая добыча нефти в странах не-ОПЕК, возглавляемая США, вероятно, будет расти быстрее спроса».

Эксперты расходятся в прогнозах на 2018 год, обозначая диапазон цен на нефть от 50 до 70 долларов за баррель. Так, международное агентство Moody's рейтингует компании нефтегазового сектора, исходя из цены на нефть в 40-60 долларов за баррель в 2018-2019 году. В Standard & Poor's Global Ratings ожидают, что в текущем году баррель марки Brent в среднем будет стоить 60 долларов. Министр энергетики России Александр Новак считает среднюю цену на нефть около $60 за баррель в 2018 году хорошим прогнозом. Об этом он заявил на Всемирном экономическом форуме в Давосе.

Аналитиками агентства Bloomberg приводится пять факторов, которые могут влиять на нефтяные котировки в текущем году.

Первый – рост поставок сланцевой нефти из США, что может привести к еще большей разницы цен между двумя марками нефти. Так, стоимость нефти марки Brent в январе превышала $71, а техасской марки WTI – $66. Это самая большая разница за последние два года.

Второй фактор связан с деятельностью ОПЕК, которая сдерживает добычу нефти и пытается привести рынок в состояние баланса.

Третий фактор основан на геополитических процессах. Bloomberg отмечает: «В связи с геополитическими рисками, с которыми могут столкнуться крупные игроки на рынке, фонды были заняты покупкой опционов в надежде выиграть от резкого скачка цен на нефть. Опционы на декабрь 2018 года по $100 за баррель остаются самыми популярными контрактами для Brent».

Четвертый – волатильность. ОПЕК четко обозначила свои планы на 2018 год, поэтому волатильность цен ожидается минимальной.

Пятый – спекулянты. Заявлено рекордное количество ставок на повышение Brent и WTI (более 0,9 млн). Таких контрактов гораздо больше рассчитанных на понижение, поэтому существует вероятность, что в текущем году может произойти обвал, вызванный действиями спекулянтов.

Вместе с тем у игроков мирового энергетического рынка возникает соблазн использовать различные формы давления для изменения баланса отношений между поставщиками и потребителями энергоресурсов на уже сложившихся рынках. Яркий пример такого развития событий – введение США и Европейским союзом антироссийских санкций, в том числе и в отношении технологий, необходимых для развития топливно-энергетического комплекса России.

Сюда же можно отнести и арест в The Bank of New York Mellon находящихся у него на кастодиальном хранении средств Национального фонда Казахстана, и «заморозку» акций Казахстана в 33 государственных шведских компаниях.

___________________

Фото http://www.m-astana.kz/article/view?id=2724

www.ritmeurasia.org

Нужен ли Казахстану четвертый НПЗ?

На прошлой неделе в Казахстане в очередной раз заговорили о новом нефтеперерабатывающем заводе. Причем на самом высшем уровне. Встречаясь с руководством нефтяного гиганта Chevron, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев заявил о том, что «правительству совместно с компанией необходимо проработать вопросы строительства предприятий по переработке». По его словам, речь идет о строительстве нового нефтеперерабатывающего завода, чтобы вывести Казахстан из зависимости от импортных нефтепродуктов. В связи с этой важной для страны темой «Къ» выяснял мнения экспертов – нужен ли четвертый НПЗ?

Профессор института экономики МОН РК Олег Егоров полагает, что новый завод необходим. В комментариях «Къ» он напомнил, что в последнее время постоянно при нехватке топлива и в бывшем министерстве нефти и газа, и в КазМунайГазе, и в других правительственных организациях говорят о том, что четвертый завод нам вообще не нужен.

«Мы все модернизируем, и будет полный порядок с обеспечением топлива. У нас во времена Советского Союза было построено три нефтеперерабатывающих завода, мощнейшие нефтехимические объекты в Атырау, Актау. Что у нас построено за 27 лет независимости? Китайцы построили нам завод по производству дорожного битума; сначала японцы, потом китайцы начали модернизировать завод. Зачем его модернизировать несколько раз, тратить миллиарды долларов, когда он был запущен в эксплуатацию в 1945 году?, – задается вопросом эксперт. – Но только недавно президент сказал, что четвертый завод надо строить, и все всполошились. А где его строить – пока никто не знает».

Дарья Бублик: PR в Казахстане необходимо систематизировать

Как напоминает Егоров, при обсуждении данного вопроса называли ряд городов: Костанай, Актау, Балхаш. Но где взять нефть для Костаная или Балхаша? «Сегодня как раз момент, когда нам надо начать строительство нового нефтеперерабатывающего завода под кашаганскую нефть. Это очень выгодно, рационально и перспективно, поскольку завод, который будет расположен где-нибудь в Карабатане (Атырауская область), может быть рассчитан по технологии на кашаганскую нефть. И он может работать десятилетиями и выдавать очень качественную продукцию.

Вот решение – что нам делать с нефтью. По сей день мнение такое, что чем больше в трубу запустим – тем больше доход. Но все забывали об одном, что есть мировая торговля ресурсами. И на этих мировых биржах цены на сырьевые товары постоянно прыгают. Если когда-то нефть стоила $10 за баррель, и это было выгодно, то сегодня при $50 уже не выгодно разрабатывать месторождение. И нам надо было давно задуматься о перерабатывающей отрасли: нефтехимии, нефтепереработке, газохимии. Правда, мы в Академии наук давно об этом говорим, пишем, подаем докладные записки…», – говорит Олег Егоров.

Асель Караулова: «Роль PR-специалиста в бизнесе значительно возросла»

По его мнению, необходимость строительства НПЗ на западе Казахстана очевидна. Во-первых, Кашаган находится от берега в 80 км. А от береговой зоны до поселка Карабатан еще несколько десятков километров. То есть транспортировать ее еще на тысячи километров в Костанай или Балхаш нет смысла. Тут все рядом, и уже есть логистика. От Кашагана до железнодорожной станции Карабатан есть труба, и не одна, а это уже эффективный способ транспортировки. Там давным-давно все освоено – есть и энергетика, и дороги. И, кстати, там неплохо обстоит и с рабочими кадрами.

Во-вторых, в Карабатане создается в который раз первый интегрированный газохимический комплекс. «И тут получается нормальная связка: нефть Кашагана идет на нефтеперерабатывающий завод, а газ Кашагана и Тенгиза идет на газопереработку. Те продукты, которые получают на этих заводах, – с одной стороны это топливо, с другой стороны – ассортимент промежуточной продукции, которая может быть использована как великолепное сырье для нефтехимии. Поэтому можно создать такой кластер, благодаря которому мы через пять лет, если это дело ускорить, можем торговать любыми видами химического сырья и химической продукции. Не говоря о том, чтобы загрузить свой рынок. А загрузить его надо в ближайшие годы, иначе наш рынок загрузит Китай», – считает эксперт.

Цены на квартиры в новостройках выросли на 5,2%

По его мнению, здесь главное – выбрать технологию переработки под эту нефть. Она высокосернистая. Поэтому в технологической цепочке должны быть установки по очистке. Тогда при такой технологии мы сразу получим и топливо, такое как автобензин класса К-4, К-5 без всяких трудностей, связанных с модернизацией, и серу.

В подтверждение вышесказанного отметим, что в 2012 году Олег Егоров в специализированном журнале «Нефть и газ» писал: «Углеводородное сырье давно получило статус ресурса многоцелевого использования, что предполагает не столько получение из него горюче-смазочных материалов или же экспортирование его во все увеличивающихся объемах, сколько выделение исключительно широкого ассортимента продукции, успешно заменяющей такие виды естественных ресурсов, как сталь, древесина, сельскохозяйственные культуры, кожа и т. п.

Основными причинами, сдерживающими развитие нефтехимических производств в Казахстане, являются отсутствие достаточных мощностей по переработке углеводородного сырья, износ и устаревшие технологии на нефтегазоперерабатывающих и нефтехимических предприятиях, неразвитость системы трубопроводов для доставки добываемого сырья и готовой продукции».

При этом эксперт говорит и о предпосылках к формированию нефтехимических кластеров на системной основе в Западном Казахстане. В частности, речь идет о возрождении таких крупных объектов нефтегазопереработки и нефтехимии, как завод пластмасс (г. Актау), АО «Полипропилен» и нефтеперерабатывающий завод (г. Атырау), Жанаозенский и Жанажольский газоперерабатывающие заводы.

В свою очередь инженер-геолог и представитель ДПК «Ак жол» Серик Бейсембаев придерживается прагматичной позиции, согласно которой для обеспечения внутреннего рынка достаточно мини-заводов: «Я против строительства нерентабельных гигантов-производств. Это невыгодно для нашего рынка, который и так трясет. Развитию нашей экономики во многих отраслях, в том числе и в базовых, мешает «государственный бизнес», реализация которого и приводит к бесконечным стратегическим ошибкам. У нас уже есть три «самовара». И теперь четвертый самогонный аппарат? И с трудом верится, что от таких «самоваров» можно получить качество марки Евро 5».

Эксперт напоминает, что в мире есть и другие технологии получения легких и темных фракций, в частности, производство синтетического топлива с использованием УВ (углеводородного сырья), как ингредиента для химической реакции. «Весь мир уходит от зависимости от УВ. И не нужно сидеть «на игле»... Мини-НПЗ – вот выход без особых «потерь», – говорит Бейсембаев.

По его мнению, мини-НПЗ может выпускать АИ-92 и экодизель. «Существующие 29 мини-заводов – это тоже самогонные аппараты. Я же говорю про новые, у них другая технология переработки. Кстати, в Караганде сингапурцы подписали меморандум по строительству мини-НПЗ, правда, я не знаю, по какой технологии он должен работать», – отмечает он, подчеркивая, что в мире уже существуют совсем новые технологии, где используется минимум нефти или УВ.

«Так что через 30 лет этот самогон может и не понадобиться. А строительство завода – это огромные средства... Даже пусть это будут деньги иностранных инвесторов, нужно иx отбивать. Все это коснется нашей всей экономики. Наша нефть, УВ – это уникальный продукт и особенность нашей страны. Она считается «тяжёлой нефтью» и почему-то отправляется почти вся на экспорт... Как раз-таки эта наша нефтянка может дать много ответвлений с получением множества чистых продуктов, пользующихся в мире большим спросом. Вот эти три наших «самовара» после модернизации могли бы выпускать чистые продукты, а рынок ГСМ отдали в конкурентную среду на внутренний рынок, а затем и внешний. Зачем городить забор, который лет через 15 сгниет?», – считает Серик Бейсембаев.

www.kursiv.kz

Нефтегазовая промышленность Республики Казахстан | KazPortal.kz

neftegazovaya-promyshlennost2Казахстан с приобретением независимости нефтегазовая промышленность превратилась в стратегический сектор экономики. Процесс модернизации и рационализации управления обществом, преодолевающий патриархальные устои, каноны мышления и поведения людей, может проходить с различной степенью интенсивности, иметь разные формы и результаты. Историческая практика сформировала эволюционную и революционную модели процесса. Для эволюционной модели характерно постепенное, плавное развитие реформационного процесса, растягивающего подчас на десятилетия или даже столетия. Казахстан выбрал эволюционную модель, характеризующую преобразования в нефтегазовом секторе. Деятельность инвесторов на территории Республики Казахстан регулируется следующими основными законодательными актами: Конституция Республики Казахстан, Гражданский кодекс Республики Казахстан от 27 декабря 1994 года, № 268; Указы Президента, имеющие силу закона «О внесении изменений и дополнений в Гражданский кодеке Республики Казахстан (общая часть)» от 30 декабря 1995 года, № 2738 и от 27 января 19% года, № 2835; «Об иностранных инвестициях» от 27 декабря 1994 года, № 2бб~ХП;«0 хозяйственных товариществах от 2 мая 1995 года, № 2255; Законы Республики Казахстан «О валютном регулировании» от 24 декабря 1996 года, № 541-1 ЗРК; «О государственной поддержке прямых инвестиций» от 28 февраля 1997 года; «О рынке ценных бумаг» от 5 марта 1997 года, № 77-1 ЗРК; «Об инвестиционных фондах» от 6 марта 1997 года, №82-1 ЗРК.Эти документы заложили основу управления инвестиционными процессами в стране, определили стройную систему органов, их функций и задач в осуществлении государственной инвестиционной политики в области создания рабочих мест, развития инфраструктуры, диверсификации и роста темпов развития промышленного и технического потенциала, решения многих экономических проблем. 15 августа 1998 г. был издан Указ Президента «Об образовании Советов иностранных инвесторов», основными задачами которого являлись: внесение на рассмотрение Президента Республики Казахстан предложений по совершенствованию законодательства; регулирование вопросов, инвестиционной деятельности, связанных с реализацией вдетых инвестиционных программ и проектов, имеющих международное значение; разработка рекомендаций по улучшению инвестиционного климата, а также по стратегии привлечения, иностранных инвестиций в экономику Республики Казахстан; выработка предложений по интеграции экономики страны в мировые экономические процессы. В общем объеме прямых иностранных инвестиций (ПИИ) 60% составляли инвестиции в нефтеперерабатывающую промышленность. В 1996 г. 90% акций АО «Южмунайгаз» были выкуплены за $120млн. канадской компанией «Нигпсапе НусйгосагЪолс». В марте 1997 г. американская компания «Тритон Вуло» купила 94,6% акций АО «Каражанбасмунай», которое разрабатывало нефтяные месторождения с разведанными запасами в 226 млн. тонн- 11 мая 1997 г. Правительство РК продало 60% акций «Мангистаумунай-газа» (ММГ) индонезийской компании за 248 млн. дол. с обязательством инвестирования в течении 20 лет 4,3 млрд. дол. На восстановление Узеньского месторождения Всемирный Банк предоставил заем в размере $ 109 млн. сроком на 17 лет,

4.1.1Нефтяная промышленность Казахстана

4 июня 1997г китайская национальная нефтегазовая компания (НННК) выкупила 60% акций АО «Актобемунайгаз». Общая сумма бонуса составила $325млн, уставной фонд АО- 197808тыс. тенге, количество акций — 9890425, номинал — 20 тенге. В целях рационализации системы государственных инвесгаций в Казахстане создавались законодательная база и органы управления инвестициями. В частности, были приняты Законы «О зарубежных инвестициях» (1991 г.), «Об инвестиционных фондах РК» (март 1997г.), Указы Президента РК «О создании национального агентства по иностранным инвестициям РК» (июнь 1992 г.), «Об образовании государственного комитета РК по инвесгагщям» (ноябрь 1996 г.), Положение об инвестиционных приватизационных фондах и инвестиционные программы на отдельные годы (1992 г.) [1, с. 149]. Управление инвестиционным процессом предполагает учет исторического опыта экономического развития Казахстана, а также новые возможности социально-экономического характера. В так называемый период перестройки общий уровень и темпы раэвтия республики, ее качественное состояние значительно снизились. По многим основным показателям благосостояния Казахстан стоял ниже среднего для стран бывшего СССР уровня. Существенно отставали темпы роста производительности общественного труда и качество многих видов продукции. Мировому уровню соответствовало только 2-3% оборудования, а удельный вес затрат материалов, энергии примерно 2-3 и более раз превышал мировые показатели.Особенностью управления инвестициями в тот период было то, что они ориентировались на промежуточную, а не на конечную продукцию. Основная часть инвестиций направлялась в производственную сферу. В объеме капитальных вложений подавляющую часть составляли средства производственного назначения, то есть направлялись на производство средств производства, что естественно приводило к диспропорции между первым и вторым подразделениями общественного производства. Это не могло не сказаться негативно на социальном положении общества.Инвестиционный процесс происходил в республике по многочисленным самостоятельным направлениям. Участники этого процесса были разброшены, а инвестиционный экономический механизм не нацеливал на достижение конечных высоких результатов. В республике строительство собственными силами вели более 50 различных министерств и ведомств. В практике использования инвестиций отсутствовали критерии оптимизации на уровне республики, регионов, предприятий, отражавших в совокупном виде показатели технического перевооружения и реконструкций, эффективность, этапы и сроки их реализации,Учитывая недостатки управления инвестициями в прошлом, а также перспективы развития экономики Казахстана, исхода из анализа потенциальных возможностей промышленности и новых тенденций социального прогресса, современная система управления должна предусматривать устранение кризисных тенденций, самостоятельный поиск и осуществление наиболее выгодных для Казахстана вариантов развития экономики.К особенностям управления инвестиционным процессом в Казахстане следует отнести обеспечение инвестиционной активности. Концепция поддержания относительно высокого уровня инвестиционной активности способствует социальной переориентации экономики республики, развитию материальной базы и производственной сферы, объектов социальной и производственной инфраструктуры. На переходном этапе особенностью управления структурными преобразованиями в республике являлось разумное использование механизмов государственного регулирования и источников финансирования зтих преобразований в экономике- Одним из методов структурных преобразований можно назвать разработку и реализацию комплексной целевой программы развития приоритетных отраслей народного хозяйства. Целью этих программ является решение проблемы не только роста объема производства, но и её повышение качества и конкурентоспособности, постоянное снижение затрат на производство.Одним из механизмов воздействия на структурные процессы является инвестиционная политика. Она, прежде всего, связана с приоритетами структурной политики. Иначе говоря, основная масса инвестиций должна быть направлена на приоритетное развитие соответствующих отраслей, производства и сфер экономики. Переход к принципиально новой системе управления социально-экономическим развитием республики обуславливает нахождение ключевых проблем этого процесса. Одной из них является проблема инвестиционного обеспечения. На начальном этапе перехода требовалось создание законодательных основ и организационных структур, а также выработка собственной политики по использованию финансовых ресурсов республики и привлечение иностранных инвестиций. Анализ инвестиционной политики за предыдущие периоды обнаружил ряд основных недостатков низкой эффективности управления по привлечению инвестиций в экономику. Они сводились к следующему: отсутствие опыта работа с иностранными инвесторами, выделение кредитов, особенно на начальном этапе, без достаточной экспертной оценки целесообразности их выделения и обеспечения возвратности; отсутствие четко проработанной стратегии в отношении предоставляемых иностранных кредитов и механизма контроля их целевого использования; недостаточность системы стимулов по созданию привлекательного инвестиционного климата в Казахстане; неразвитость инфраструктуры — социальной, производственной, рыночной, недостаток квалифицировакных специалистов по управлению предприятиями при переходе к рыночным условиям. 28 февраля 1997 г. был принят закон «О государственной поддержке прямых шшестиций. В законе записано, что инвестиционная деятельность-предпринимательская деятельность, связанная с процессом осуществления инвестиций. В развитие закона «О государственной поддержке прямых инвестиций>> Президент РК издал Указ 5 апреля 1997 г. о перечне приоритетных секторов экономики для привлечения прямых отечественных и иностранных инвестиций. К этим секторам относятся: производственная инфраструктура, промышленность, жилье, объекты социальной сферы и туризма. Инвестиционная деятельность в Казахстане регулируется более чем 31-м правовым актом, признанным иностранными специалистами в качестве наиболее либеральных законодательных актов среди стран СНГ.В систему эффективного управления экономикой входит разумное привлечение капитала зарубежных стран. Одной из исторических особенностей переходного периода является нахождение оптимального пути привлечения и использования иностранных инвестиций. Для создания новых современных производственных мощностей Казахстану нужен был, главным образом, импорт прямого производительного капитала, что требовало разработки программы привлечения в республику иностранных инвестиций. Принципами привлечения инвестиционных проектов являются следующие показатели: экономическая целесообразность; привлекательность условий инвестиционных проектов с участием зарубежных инвесторов; социально-экономическая эффективность в любой форме; создание новых рабочих мест и повышение занятости населения; экономическая и экологическая безопасность, безопасность суверенитета должна исключить возможность реализации проектов, допускающих хищническое использование природных богатств республики, незаконный вывоз капитала за пределы страны.Названные принципы составляют практическую основу управления по привлечению инвестиций. Привлечение их служит ключевым моментом в реформировании экономики страны вообще и на переходном этапе, в особенности, если оно служит целям реконструкции, реструктуризации и модернизации народного хозяйства. В основе политики привлечения и использования иностранного капитала и инвестиций лежат следующие базовые принципы: экономической безопасности; реализации инвестиционных целей государства; этапностни приоритетности направлений использования зарубежного капитала; привлечения кредита под проект; конкурсности при отборе проектов; повышения инвестиционного климата; ограниченного доступа иностранного капитала в стратегические и приоритетные отрасли; равноправных условий для иностранных и национальных инвесторов и др. Государственный механизм должен основываться на выработке национальной концепции привлечения и использования зарубежного капитала и инвестиций. Концепция должна включать в себя программные мероприятия и механизм контроля за ее выполнением. В общем объеме инвестиции в основной капитал промышленных предприятий 70,5 % инвестации приходилось на добычу сырой нефти и природного газа, а также предоставления услуг в этих областях [2, с. 12]-Стабильность политической ситуации в бывшем СССР была наиболее привлекательной чертой для иностранного инвестора, а с утратой стабильности и распадом СССР создалась еще более сложная ситуация. Бывший советник президента США по национальной безопасности 3. Бжезинский отмечал, что в таких сложных условиях возможны лишь ограниченные инвестиции: краткосрочные и направленные в тщательно выбранные сферы приложения. По его мнению, наиболее радужны в тот период были инвестиции в нефтяные разработки Казахстана [3],За пользование недрами инвестор уплачивает государству: разовые платежи (бонусы) при заключении соглашения и/или по достижении определенного результата, установленные в соответствии с условиями соглашения; ежегодные платежи за поисковые работы, сейсмосьемху и разведочное бурение на договорной площади (рента), производимые в расчете на единицу используемой площади; регулярные платежи (роялти), установленные в процентном отношении от объема добычи минерального сырья или от стоимости произведенной продукции.Стоит отметить и тот факт, что иностранные компании, работающие на казахстанском рынке, являются серьёзными мировыми игроками.В феврале 1994 г, состоялась встреча Президента Казахстана Н. Назарбаева с Генеральным секретарем ООН Бутрасом Гали. По словам Главы государтсва главное устремление Казахстана — стать одним из крупнейших поставщиков нефти. «Я думаю, что при хорошем привлечении инвестиций Казахстан мог бы стать крупным экспортером сырой нефти на международный рынок, поскольку наша собственная потребность составляет всего 20 млн, тонн. Мы сегодня добываем уже 27 млн. тонн», — заявил Президент Республики Казахстан [4, с.183]. Бывший Премьер-министр Казахстана Н. Балгимбаев отмечал, что республика занимает 13-месуо в мире по объему разведанных запасов нефти, 15-е — по природному газу и конденсату и 28-е по уровню добычи. Суммарная мощность подготовленных к разработке 202 месторождений составляла в середине 1997г.: по нефти — 2,2 млрд. тонн, природному газу — 1,8 трлн.м3 . Суммарные прогнозные ресурсы углеводородов страны, включая Казахстанский сектор Каспийского моря, оценивались по нефти и газовому конденсату — более чем в 13 млрд. тонн, а по природному газу — в 7,1 трлн.м3. Как было сказано выше, переход к рыночным отношениям невозможен без создания других форм собственности, поэтому создание малых предприятий в республике являлось одной из важных проблем переходной экономики, в том числе в нефтедобывающих областях.Отечественные компании акционированы, создан негосударственный сектор экономики. Нефтяная индустрия прошла критический период своего становления и в последние годы созданы условия для ее дальнейшего развития. Основными формами привлечения иностранных инвестиций являются: долевое участие в создание СП; создание зарубежных предприятий, полностью принадлежащих иностранным инвесторам; портфельные инвестиции; аренда или концессии. За годы рыночных реформ (1993-1996 гг.) в Казахстане было освоено 3448,9 млн. долл. в виде ПИИ, в 1997 г. увеличено по сравнению с 1995 г, на 25,8% и составили 1830,8 млн- долл. [6, с.89].Накопленные инвестиции всех видов на конец 1996 г. составили в Казахстане — 3 млрд. долл., в расчете на душу населения они равнялись в Казахстане 175 долл, России- 80 долл. В 1996 г. поступило — 1136,9 млн. долл., 1997 г. -1319,9 млн. долл., 1998 г. — 1,2 млрд. долл. ПИИ. Освоение инвестиций в основной капитал за 1999 год по РК составило 276923 млн. тенге, в том числе по областям: Атырауской- 63237 (22,8%), Ак-тюбинской — 16691 (6,0%), Мангистауской 10062 (3,6%), Западно-Казахстанской — 53277 (19,3%), Кызылординской — 11762 (4,3%).Удельный вес инвестиций в негосударственный сектор с 46,5% в 1994 г. возрос до 68,4% в 1999 г. За 1996 — 1999п\ в нефтегазовый сектор было привлечено 6Т7 млрд, долл., или 60% от общих инвестиций в минерально-сырьевой комплекс (МСК). На долю иностранных недропользователей приходилось 89% инвестиций, 91% объема добычи, 73% балансовых запасов, 75% налоговых выплат.По данным ЮНКТАД, Казахстан (наряду с Азербайджаном) получил более 4/5 всех прямых иностранных инвестиций, поступивших в Центральную Азию. Обеспечивают приток иностранного капитала в Казахстан продуманная инвестиционная политика и государственная поддержка прямых инвестиций. При этом поступления зафиксированы не только в нефтегазовом секторе, но и прутик сферах экономики. По темпам улучшения инвестиционного климата с марта 1997 г. по март 1998 г. Казахстан вошел в пятерку стран лидеров (Постановление Правительства РК№ 911 от 01.07. 1999г.) Этим же постановлением была разработана программа прямых инвестиций на 1999-2000 г. Она предусматривала: стабильность и предсказуемость; отвечающие мировым стандартам чёткие, прозрачные и однозначные правовые нормы; защита законных прав инвесторов; равные условия для деятельности иностранных и отечественных инвесторов; соблюдение условий контракта и международных соглашений; прибыльность и результативность прямых инвестиций, сохранение окружающей среды.

Вконтакте

Facebook

Twitter

Одноклассники

Мой мир

www.kazportal.kz


Смотрите также