«Полицейский почитал закон — и нас отпустили». Разливы нефти в коми


Мусирлы паныд лыжиöн («Лыжи против нефти» на коми языке)

В эти выходные жители республики Коми встали на лыжи, чтобы остановить разливы нефти. Участница лыжного пробега, эксперт Гринпис России Елена Сакирко рассказала о цели этой акции.

В прошлом году волонтёры движения #НеЗаливайМнеТут, которое выступает против разливов нефти, побывали в республике Коми. Тогда они увидели красивую природу в пойме реки Печора, познакомились с открытыми добрыми людьми и побывали на местах нефтеразливовов — старых, где теперь безжизненная земля, и новых, рядом с которыми от резкого запаха нефтепродуктов кружится голова.;

Когда живёшь в мегаполисе, не приходит в голову, что где-то люди могут страдать от таких проблем. Из-за того, что нефтяники устанавливают скважины в поймах рек, в половодье в реку проливается нефть, гибнет рыба и портится вода.

«Неужели нефтяники не задумываются о безопасности живущих рядом людей? Кажется, что они делают это специально, хотят выселить их. Поступают так, будто человек человеку волк. Нужно сделать всё возможное, чтобы остановить эту несправедливость. Но как?», — спрашивают меня волонтёры #НеЗаливайМнеТут.

Мы становимся сильнее, когда объединяемся, поэтому в 2016 году появилось движение Break free from fossil fuels. Люди из самых разных уголков планеты теперь выступают под общим флагом и требуют отказаться от ископаемого топлива. В движение входят активисты из десятков стран, и теперь к ним присоединилась Россия!

Местные активисты из Комитета спасения Печоры защищают родную землю от нефтяных разливов ещё с девяностых. Волонтёры движения #НеЗаливайМнеТут решили помочь им организовать акцию «Лыжи против нефти»: большой пробег, во время которого мы посетили несколько деревень и пообщались с жителями. Так мы хотели привлечь к этой теме больше внимания и воодушевить людей на борьбу с нефтеразливами.

«1,5 миллиона тонн разлитой нефти в год», «20 миллиардов кубов газа сжигается ежегодно» — написано на лыжных майках участников пробега. Немыслимые цифры — масштабы нефтяного загрязнения в России сложно представить. Но только если ты не живёшь в республике Коми.

Для участников пробега «Лыжи против нефти» в этих цифрах — чёрный от нефти весенний лёд, пахнущая соляркой рыба, взрывы сейсморазведки, горящие нефтяны�� скважины, воздух, отравленный сероводородом, школьники, сдающие экзамены в марлевых повязках.

Сейчас в промышленной зоне компании «Лукойл-Коми» живёт восемь тысяч человек. У жителей деревни Новикбож от ночных взрывов сейсморазведки дрожат стёкла в окнах, я радом нефтяники вырубают леса в пойме реки Печора. Скоро четыреста человек с техникой для сейсморазведки переместятся в район деревни Кушшор (в переводе с коми «земля ручьёв») — пока ещё удивительно красивое место на высоком берегу Печоры.

Надписи на майках придумывал Николай Братенков, координатор Ижемского района от Комитета спасения Печоры и главный организатор лыжного пробега. Например, «Седью не для соляры!» напоминает о том, как этой зимой на речке Седью произошла крупная утечка дизтоплива из временных резервуаров «Лукойл-Коми».

«Хахалкин, мун овны Щельябожо!» («Хахалкин, езжай жить в Щельябож!») — эту майку хотели одеть почти все участники. Год назад, когда горела скважина «Лукойл-Коми» в нескольких километрах от деревень Щельябож и Кушшор, жители месяц дышали сероводородом.

«Сicь трубояссо вежлало» («Старые трубы заменяй!») — основное требование пикетов, которые участники пробега «Лыжи против нефти» провели в пяти деревнях. Около 90 % всех разливов в России происходит из-за аварий на старых нефтепроводах, которые используют дольше нормативного срока службы.

Сейчас в парламенте республики Коми наконец появился законопроект по обязательной замене труб, которые эксплуатируются уже более 20 лет. После того, как пройдёт обсуждение в Коми, законопроект рассмотрят на федеральном уровне.

Поддержите инициативу о замене старых нефтепроводов

«Кажется, что нас мало, но нас будет больше, и мы будем идти через реки, озёра и мы дойдём до правды!», — сказал на пикете в деревне Бакур Степан Артеев, член Комитета спасения Печоры.

Несмотря на серьёзность требований, лыжный пробег получился очень позитивным — практически на одном дыхании мы пробежали 25 километров и провели пикеты в селе Ижма, Мохча и Сизябск и деревнях Гам и Бакур.

Защитить природу Коми будет непросто. В день пробега на реке Ярега произошёл очередной разлив нефти. На этот раз нефти пролилось не так много, как два года назад, когда из-за разлива на Яреге в городе Ухта закрыли водозабор и ввели чрезвычайное положение. Но такие аварии в Коми происходят чуть ли не каждый день, поэтому так важно помочь жителям Коми бороться с нефтеразливами. Это может сделать каждый — присоединяйтесь к движению #НеЗаливайМнеТут!

www.greenpeace.org

«Полицейский почитал закон — и нас отпустили»

— Как только мы начали съемку, чоповцы стали мешать нам, вставать перед камерой — словом, делать все, чтобы то, как работают люди в зоне разлива, не было отснято, — говорит Максим. Он стоит на пороге ОВД: репортеров сетевого издания «7x7» отпустили с извинениями после двухчасовой беседы в полиции. Препроводили туда наших коллег с места аварийного разлива нефти в 113 км от города Усинск в Республике Коми.

Усинск буквально стоит на нефти: десятки разливов можно увидеть, отъехав всего ничего от жилья. «Новая газета» уже рассказывала, как сочатся изношенные трубопроводы, превращая лесотундру в сплошную зону экологического бедствия.

22 сентября стало известно о новом ЧП — разливе на Верхне-Возейском месторождении.

По официальной версии, утечка нефти произошла из-за лопнувшего шва на нефтесборном коллекторе ООО «ЛУКОЙЛ-Коми». Первыми о случившемся рассказали активисты Комитета спасения Печоры — местной экологической организации. На сей раз республиканская власть среагировала быстро, отправив на место комиссию. Правда, предложение координатора Комитета Валерия Братенкова облететь аварийный участок на вертолете, чтобы получить представление о масштабах загрязнения, — поддержано не было. Экологи говорят, что официально заявленная площадь разлива — 3,18 гектара — сильно занижена. На уборке заняты 32 единицы техники и 173 человека.

По данным активистов, ежедневно вывозится несколько десятков кубометров нефтесодержащей жидкости. По официальным сообщениям: значительно меньше.

Оценить по возможности реальный масштаб бедствия отправились сыктывкарские журналисты Владимир Прокушев и Максим Поляков. А так как вертолета у них в распоряжении нет, снимать решили с помощью маленького редакционного дрона.

Владимир Прокушев с дроном. Фото: Владимир Прокушев / портал «7х7»

— К месту аварии ведут две дороги, сначала мы поехали по одной, там снимали работу по уборке нефти, людей в халатах — но нам стали мешать сотрудники ЧОПа. Сначала сказали, что тут снимать нельзя, мы ответили: «Можно» — и продолжали работать. Тогда стали физически мешать съемке, и мы решили заехать с другой стороны, — рассказывает Максим. — Проехали метров 500, минут 30 поработали, и видим «Ниву» чоповцев. Снова стали с нами препираться, говорить: мол, нельзя снимать без разрешения, это их территория. Мы продолжали работать. Территория не их, она лишь в аренде у «ЛУКОЙЛ-Коми», произошла экологическая катастрофа, у нас редакционное задание.

Завершив съемку, журналисты отправились в Усинск — и обнаружили «хвост». «Нива» сопровождала их до самого города, где репортеров тормознули на посту ДПС.

— Сказали, что на нашу машину ориентировка, и нам придется ехать в полицию. Поехали. Там машину досмотрели, обнаружили наш дрон, хотели изъять. Как мы поняли, на нас заявили чоповцы, причем сообщили, что мы незаконно используем дрон чуть ли не на секретном объекте, — поясняет Максим.

Протокол составить не удалось: журналисты потребовали присутствия адвоката, а он — в Сыктывкаре. Пока решался вопрос с защитником, Поляков и Прокушев объясняли полицейским, что территория, где они работали, не является секретным объектом, не принадлежит частной компании, что они действуют в интересах общества. Разрешение на полеты нужно дрону массой более 30 кг, а их квадрокоптер весит всего 2 кило. То есть ни секретного объекта, ни частной территории, ни незаконных полетов. Напоследок репортеры процитировали закон «О СМИ».

— Один из полицейских вышел, как я понимаю, скачать и почитать закон, а вернувшись, извинился и сообщил, что мы свободны, — говорит Максим Поляков.

По официальной версии, «ЛУКОЙЛ-Коми» фиксирует сравнительно немного разливов: например, в этом году их было якобы меньше десятка. По факту одного, произошедшего в апреле на участке «дочки» «ЛУКОЙЛ-Коми», «Яреганефти», возбуждено уголовное дело. Но, по версии экологических организаций, утечек нефти в Коми намного больше. При ветхости трубопроводов, оставшихся еще с советских времен, — это естественно. Для сравнения: в соседней Западной Сибири фиксируется до 600 разливов в год.

Этим летом во время встречи с журналистами на вопрос «Новой газеты» о годовых потерях компании от нефтяных разливов замдиректора «ЛУКОЙЛ-Коми» Сергей Макаров ответить затруднился. Также менеджер не сообщил, сколько из 7 тысяч километров лукойловских труб нуждается в замене.

В понедельник в ответ на просьбу «Новой» о комментарии пресс-служба компании пообещала подготовить официальный пресс-релиз, но его мы так и не дождались. Впрочем, главный вопрос пока: будет ли в отношении сотрудников ЧОПа возбуждено уголовное дело по статьям «Заведомо ложный донос» и «Воспрепятствование законной журналистской деятельности»? Но в МВД по Республике Коми на просьбу «Новой газеты» прокомментировать инцидент с журналистами ответили молчанием.

Официально заявленная площадь разлива — более 3-х гектаров — сильно занижена. Фото: Владимир Прокушев / портал «7х7»

Официально

«ЛУКОЙЛ-Коми» ответила на запрос «Новой».

Нас интересовало отношение компании к инциденту с журналистами, а также ситуация на месте нефтеразлива.

«Информация о ходе работ на Верхне-Возейском месторождении (03.10.2016).

На сегодняшний день на участке работает 63 человека, в том числе 19 работников ООО СПАСФ (Специализированное профессиональное аварийно-спасательное формирование. — Ред.) «Природа» и 19 единиц спецтехники и оборудования.

Объем собранной и вывезенной в систему нефтесбора КЦДНГ-6 ТПП «ЛУКОЙЛ-Усинскнефтегаз» нефтесодержащей жидкости — 19,9 м3 и 124,8 м3 — водонефтяной эмульсии. Объем вывезенного на установку по переработке нефтешламов нефте­загрязненного грунта — 93,7 м3.

Площадь загрязнения — 3,18 га».

P.S.

Видимо, отношение к инциденту с журналистами в «ЛУКОЙЛ-Коми» пока не сформулировали.

www.novayagazeta.ru

Разлив нефти в Коми устраняют после замалчивания

frontpageingressimage_Komi_spill2.jpg

По данным Гринпис и информационных агентств Республики Коми, крупный нефтеразлив произошел 22 мая, но власти и контролирующие структуры отреагировали на него только спустя несколько дней, когда уже было невозможно игнорировать широкий общественный резонанс.

По данным местной прессы, в конце мая жители села Колва обнаружили, что река Колва превратилась в нефтяную. Они сообщили во все инстанции, которые должны контролировать ситуацию, но меры не были приняты в оперативном режиме.

Ранее Гринпис, ссылаясь на сообщения местных жителей сообщал, что местная администрация заявила, что у нее нет людей и ресурсов для борьбы с загрязнением, и предложила жителям деревни убирать разлив своими руками. 

«МЧС пригнало один катер и поставило 15 метров бонов, которые совершенно бесполезны, ширина реки – более 100 метров. Нефть беспрепятственно распространяется, трое рабочих пытаются что-то собирать вручную. По всей деревне невыносимый запах солярки», – цитирует официальный сайт Гринпис Россия жительницу деревни Колва Надежду Молькову.

Масштаб аварии не известен

По информации Печорской природоохранной прокуратуры, которая быстро среагировала и облетела территорию, источником такого мощного загрязнения реки является филиал московской компании –  ООО «СК» РусьВьетПетро», привычно скрывшее зимний нефтеразлив. 

По предварительному выводу, нефтесодержащая жидкость попала в водоем из-за порыва на трубопроводе ООО «Нефтяная компания «Северное сияние», которым пользовалось российско-вьетнамское предприятие ООО «РусВьетПетро».

Вероятно, разгерметизация трубы произошла еще зимой, а в результате паводка случилось загрязнение реки. В настоящее время последствия разлива, о котором в компании скрыли, устраняет профессиональное аварийно-спасательное формирование «Природа».

Прокуратуре до сих пор не удалось оценить ущерб, поскольку аварийная труба уже заменена,  доказать и посчитать, сколько вылилось, очень сложно. В лучшем случае будет возбуждено только  административное производство.

Аварию пытались скрыть?

Жители области обвиняют в нередких случаях нефтеразливов в республике нефтедобывающие компании и власти. Компании виноваты, по мнению населения, в преступной безответственности и маниакальной страсти к сокрытию аварий и их масштабов, а власти – в отсутствии мужества и желания реально воздействовать на ситуацию.

Однако местные власти отрицают любое замалчивание информации.

«Этот инцидент уже вызвал широкий общественный резонанс. При этом среди людей, которые действительно беспокоятся о природе, находится немало тех, кто пытается заработать себе политические дивиденды, на том, что якобы происходит замалчивание информации, попытка скрыть масштаб проблемы. Это в корне неверно. Считаю, что ликвидация последствий аварии должна быть максимально открытой для средств массовой информации и общественности», – заявил глава республики Вячеслав Гайзер местному информагентству komionline.ru.

«Разлив (или их серия) произошел еще зимой. Юридически нефтепровод Русвьетпетро не использовался, поэтому трудно установить четкую причину и время разлива. Оценки количества разлитой нефти сильно разнятся, и четких цифр пока нет. Сейчас утечка устранена», – рассказал Беллоне источник в администрации Республики Коми. 

По его словам, компании придется заплатить штраф, который не столь велик, как стоимость устранения последствий аварии.

«Судя по всему, «РусВьетПетро скрывала порыв из-за того, что ее гендиректор Виктор Абмаев должен был уйти на повышение в тот же самый период. Как только повышение состоялось, компания перестала скрывать свою ответственность за порыв», – считает собеседник Беллоны.

Компания “РусьВьетПетро” отказывается от любых комментариев относительно нефтеразлива.

Ликвидация последствий аварии

В республике создан Штаб по ликвидации последствий попадания нефтесодержащей жидкости на водную поверхность реки Колва в результате разгерметизации старого дюкерного перехода через ручей Возейшор, принадлежащий ООО «Русвьетпетро».

Также работает правительственная комиссия по расследованию обстоятельств и причин аварии, которую возглавляет министр природных ресурсов и охраны окружающей среды республики Юрий Лисин.

По его словам, в ночь с 24 на 25 мая (авария произошла 22-го) были поставлены первые нефтеограждающие бонны.

Глава Республики уверен в том, что произошедшее свидетельствует о крайне небрежном отношении к выполнению взятых на себя обязательств лиц, ответственных за работу трубопровода. 

“Они должны ответить в полной мере за то, что случилось, и прошу правоохранительные органы держать данный вопрос на особом контроле, наказание должно быть жестким”, – сказал Вячеслав Гайзер.

По последней оперативной информации Штаба по ликвидации последствий попадания нефтесодержащей жидкости на водную поверхность реки Колва, на 12 июня развернуто более 2210 метров боновых заграждений. Удалось очистить более 24 километров береговой линии.Собрано нефтяных шламов с водной поверхности и береговой линии – 257,3 м3 и вывезено нефтяных шламов в полигоны временного хранения для последующей переработки – 149,8 м3.

Всего для работ по очистке акватории и берега задействовано 117 человек и 23 единицы техники.

Беллона продолжит следить за ситуацией.

bellona.ru


Смотрите также