Почему российская нефть уходит из Европы. Россия покупает нефть зачем


Почему Россия не может предложить миру ничего, кроме нефти : Госэкономика: Финансы: Lenta.ru

Нефть все еще остается российским товаром номер один. Топливно-энергетический комплекс обеспечивает большую часть отечественного экспорта, который сжимается. Россия получает все меньше денег от продажи сырья. Единственное, что выросло заметно, — поставки пшеницы и водки, но и они пока не могут снять страну с нефтяной иглы.

Россия все еще плотно сидит на нефтегазовой игле. Об этом свидетельствует свежая статистика Федеральной таможенной службы (ФТС).

С января по май страна продала товаров на 106,2 миллиарда долларов. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года доходы упали больше чем на 30 процентов. Основой российского экспорта остаются топливо и энергия — в общей структуре поставок в страны дальнего зарубежья они заняли 61,6 процента (справедливости ради стоит сказать, что их доля падает: в первые пять месяцев 2015 года она составляла 68,2 процента).

Материалы по теме

00:02 — 7 июля 2016

Краш-тест

Какие экономические катастрофы предрекали России и почему они не сбылись

Россия наращивает объемы сырья, которое гонится за границу, но получает за него все меньше денег. Дело в колебаниях курса рубля. Так, все топливно-энергетические товары принесли почти на 40 процентов меньше средств, чем годом ранее. Другой тревожный момент: растет физический объем поставок природных ресурсов (нефти — на 4,5 процента, газа — на 16,2 процента, угля — на 4,7 процента) и одновременно падает экспорт продуктов обработки — дизельного топлива (на 11,3 процента) и других видов жидкого топлива (сразу на 21,8 процента).

Главный отечественный продукт — нефть — принес 26,1 миллиарда долларов; доход упал в полтора раза. Природный газ дал 12,9 миллиарда долларов — на 31 процент меньше, чем в январе-мае 2015-го.

«Все страны экспортируют те товары, которыми они обладают в избытке. С другой стороны, специализация на сырьевом экспорте создает ряд системных рисков в экономике», — пояснил в беседе с «Лентой.ру» завкафедрой международной торговли Высшей школы корпоративного управления РАНХиГС при президенте России Владимир Саламатов. Ключевой риск здесь — замедление развития обрабатывающих и высокотехнологичных отраслей, а преобладание импортных товаров над товарами собственного производства в структуре внутреннего потребления создает угрозу национальной экономической безопасности, подчеркнул он.

В то же время в некоторых торговых сегментах Россия значительно укрепила свои позиции. Например, серьезно увеличила экспорт пшеницы — как в денежном, так и в физическом выражении. К маю было продано 8,3 миллиона тонн за 1,5 миллиарда долларов. Для сравнения: годом ранее удалось реализовать лишь 4,3 миллиона тонн за 981 миллион долларов.

Для диверсификации российской экономики рост поставок зерна и развитие агропрома в целом — важнейшие события. Агентство Bloomberg в мае сообщало, что доля сельского хозяйства в ВВП России достигла максимума с 2003 года — 4,4 процента.

Владимир Саламатов из РАНХиГС также сообщает, что в первом квартале 2016 года в России выросло производство свинины (на 9,1 процента по сравнению с первым кварталом 2015-го) и птицы (плюс 7,4 процента), молока (на 1,2 процента) и яиц (на 4,2 процента). Иными словами, агропромышленный комплекс России в настоящее время активно развивается. «В условиях продовольственного эмбарго это развитие будет преследовать цель покрытия в первую очередь внутренних потребностей в продовольствии, — поясняет эксперт, — после чего можно ожидать увеличения экспортных поставок сельскохозяйственной продукции».

Министр экономического развития Алексей Улюкаев предрекал России статус мирового сельскохозяйственного лидера, и его пророчество наконец сбылось: за последний год страна продала рекордные 33,9 миллиона тонн зерна (именно зерна, не только пшеницы), обогнав США и Канаду. Коллега Улюкаева из Минсельхоза Александр Ткачев уверен, что мы можем бороться и за лидерство на мировом рынке макарон. В частности, планируется начать экспорт спагетти.

За пять месяцев на экспорте пшеницы Россия заработала полтора миллиарда долларов

За пять месяцев на экспорте пшеницы Россия заработала полтора миллиарда долларов

Фото: Эдуард Корниенко / Reuters

С другой стороны, вклад фермеров в ВВП остается пусть и рекордным, но небольшим. Доля пшеницы в экспорте быстро растет, но все равно ничтожна — 1,4 процента (стоит сравнить с нефтью и газом). Поэтому говорить о каком-то сломе или излечении от «голландской болезни» пока не приходится, несмотря на то, что в Минфине уверены в избавлении России от нефтяного проклятия.

Помимо пшеницы существенно выросли и зарубежные поставки водки. В этом году Россия уже продала 720,9 тысячи декалитров. Экспорт в натуральном выражении вырос на треть, в денежном — почти не изменился. Водка принесла стране 39 миллионов долларов — всего на 900 тысяч долларов больше, чем годом ранее.

Практически по всем остальным товарам наблюдается падение.

Невзирая на политическую неопределенность в отношениях со странами Запада, структура российской торговли не претерпевает серьезных изменений. При этом обмен товарами между Россией и другими странами стабильно снижается.

Основным экономическим партнером страны остается Евросоюз. В российском товарообороте (170,8 миллиарда долларов) ЕС занимает 43,9 процента (около 75 миллиардов долларов).

Объем торговли с Китаем составил 22,7 миллиарда долларов (минус 9,6 процента за год), с Германией — 15 миллиардов (минус 22,6 процента), с Нидерландами — 12,7 миллиарда (падение на 35,1 процента), с Италией — 7,4 миллиарда долларов (сокращение почти вдвое), США — 7 миллиардов (минус 21,8 процента), с Турцией — 6,1 миллиарда (минус 42,8 процента).

За пять месяцев Россия приобрела товаров на 64,6 миллиарда долларов. Таким образом сальдо торгового баланса (разница между проданным и купленным) сложилось в размере 41,5 миллиарда долларов — страна все еще торгует в свою пользу. Правда, по сравнению с январем-маем прошлого года показатель уменьшился почти вдвое — на 38,8 миллиарда долларов.

Топливно-энергетический сектор остается главным поставщиком экспортной продукции из России

Топливно-энергетический сектор остается главным поставщиком экспортной продукции из России

Фото: Олег Попов / Reuters

Больше всего Россия закупает машин и оборудования (46,9 процента в структуре импорта) — на них было потрачено 28,5 миллиарда долларов, что сопоставимо с выручкой от продажи нефти. Сохраняется ситуация, при которой страна продает природные ресурсы и закупается высокотехнологичными продуктами.

Россия традиционно импортирует станки и комплектующие к ним, электронику, оптику, наземный транспорт, части железнодорожных локомотивов, летательные аппараты и суда, указывает главный аналитик Промсвязьбанка Екатерина Крылова: «Импорт машин и оборудования приходится на страны дальнего зарубежья. Именно оттуда Россия закупает высокотехнологическое оборудование». Эксперт утверждает, что в некоторых отраслях (нефтегазовое, сельскохозяйственное, транспортное машиностроение) доля импорта доходит до 100 процентов.

Материалы по теме

00:02 — 11 июля 2016

На втором месте после оборудования — покупка еды и напитков (доля в 14,4 процента). Затем идут лекарства — их приобретено на 2,5 миллиарда долларов. Далее — легковые автомобили (2,2 миллиарда долларов) и одежда (1,8 миллиарда).

Благодаря этим цифрам видно, что помимо разнообразных станков Россия приобретает за рубежом так называемые товары народного потребления. Судя по данным ФТС, собственное полноценное производство таких продуктов пока наладить не удалось. Остается продавать нефть и сопутствующие товары.

Екатерина Крылова считает, что сегодня в России нет товара, который мог бы заменить собой нефть. «Для изменения структуры экспорта необходимы перемены внутри страны, изменение модели экономического развития», — резюмирует аналитик.

lenta.ru

Почему российская нефть уходит из Европы » Мировое обозрение

 Количество российской нефти, поставляемой в Европу, падает – тогда как поставки в Китай растут. Западные аналитики утверждают, что это прямо связано с политическим противостоянием России и Запада. Однако есть и другая версия – и политика в данном случае, похоже, имеет не слишком большое значение.

В течение первых пяти месяцев 2018 года через порты Балтийского и Черного морей в Европу было поставлено на 19% меньше российской нефти, чем за тот же период 2017 года. Соответствующие подсчеты сделали эксперты агентства «Блумберг». В то же время поставки нефти в Китай из России выросли на 43% за первые три месяца 2018 года, объем поставок составил 750 тыс. баррелей сутки, сообщила Транснефть.

Если тенденция продолжится, Москву на европейском рынке, по всей видимости, заменят страны Ближнего Востока и США, считают эксперты «Блумберга». Тем временем Россия еще три года назад потеснила Саудовскую Аварию и Анголу в Китае и стала лидером по экспорту нефти в эту страну. Исторический максимум был достигнут в 2016 году, когда Россия поставила в Китай более 1 млн баррелей в сутки.

Таким образом, эксперты считают, что идет перекраивание мирового нефтяного рынка, передел влияния. Аналитики полагают, что причины стоит искать в мировой политике – видимо, в частности, в обострении отношений между Россией и Западом. И первыми от происходящего пострадают морские перевозчики и российские порты, считают они. Так ли это на самом деле?

Вряд ли можно утверждать всерьез, что Россия оставляет Европу и переориентируется исключительно на Восток. Европа по-прежнему покупает у России больше нефти, чем любой другой регион: 1,86 млн баррелей в день. Хотя тенденция увеличения поставок нефти на азиатские рынки налицо и существует уже не первый год.

«Часть нефти действительно уходит в Азию именно с европейского рынка, прежде всего, с нефтепровода «Дружба». Но здесь дело даже не в развороте на восток из-за политической ситуации, а в экономике проектов», – говорит ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков. При продаже нефти в Азию российские компании получают больше прибыли, чем при экспорте ее в Европу.

Как это происходит?

«Если добываешь нефть в Западной Сибири, то закачиваешь в трубу малосернистую нефть марки Siberian Light. Но когда она идет в Европу, например через Белоруссию, то смешивается с поволжской высокосернистой нефтью, и на выходе получается нефть марки Urals со средней сернистостью. В итоге на выходе продаете нефть по меньшей цене, чем если бы продавали нефть марки Siberian Light. Если же вы закачиваете эту нефть из Западной Сибири в нефтепровод ВСТО, то на выходе получаете ту же самую малосернистую нефть Siberian Light и продаете ее с премией к рынку. Поэтому российским компаниям выгодней качать на восточное направление. Отсюда и наблюдается такая острая конкуренция за доступ к ВСТО», – объясняет Юшков.

Столь резкий рост поставок нефти в восточном направлении в этом году объясняется расширением с нового года пропускной способности нефтепровода ВСТО – с 15 до 30 млн тонн в год. Это главный канал поставок российской нефти в Китай. Также поставки идут по другим направлениям – через Казахстан качается порядка 10 млн тонн нефти. «Кроме того, компании докачивают нефть по ВСТО до Находки, там заправляют танкеры и поставляют в Азию, в том числе в Китай. Плюс часть нефти с Сахалина также идет в Китай», – добавляет эксперт.

В планах дальнейшее расширение мощностей восточного нефтепровода. По данным Транснефти, в 2019 году мощности ВСТО вырастут до 50 млн тонн в год, в 2020 году – до 80 млн тонн. В направлении Европы мощности тоже расширялись, но менее масштабно. Так, Транснефть увеличила транспортировку топлива в порт Приморск с 8 до 15 млн тонн (проект «Север»), а также увеличила транспортировку топлива с Волгоградского ПНЗ в порт Новороссийска на 6 млн тонн (проект «Юг»). Однако в Европу Россия старается наращивать поставки нефтепродуктов, а не сырой нефти.

«На европейском направлении меньше маржа, сложности с административным регулированием, выше политические риски. Вкладывать средства в расширение мощностей портов и трубопроводов рискованно – а вдруг окажется, что объемы не востребованы или цена на нефть упала. Поэтому европейский рынок нефти на ближайшие годы, на мой взгляд, будет менее приоритетным», – говорит Георгий Ващенко из ИК «Фридом Финанс». В Азии же рост потребления углеводородов растет, и на нем российские компании зарабатывают больше.

Угрозы вытеснения России с европейского рынка американской или ближневосточной нефтью пока сильно преувеличены. «С рынком нефти все куда легче, чем с рынком газа, где наблюдается жесточайшая конкуренция. Рынок нефти глобален, поэтому никакой угрозы, что мы вытесним кого-то в Азии, а он придет в Европу и вытеснит там нас, нет. У нас нет проблем с продажей нефти, у нас проблемы с добычей нефти. Сколько мы будет добывать, столько у нас нефти и купят», – говорит Игорь Юшков. А если еще Иран вновь попадет под санкции и станет меньше добывать, то ему придется снять определенные объемы экспорта с Китая. Поэтому позиции России на азиатских рынках довольно сильные.

«Не думаю, что есть большая опасность для России из-за экспорта нефти из США в Европу. Чем больше американцы экспортируют, тем больше они импортируют. Они не могут себя обеспечить нефтью. Если бы американцы добывали нефти столько, сколько им нужно, и еще сверх этого, и стали бы нетто-экспортерами, тогда это действительно было бы для России угрозой. А сейчас конкуренции нет», – говорит собеседник.

Логика американских производителей исключительно экономическая: куда выгодней поставить нефть – на внутренний или на внешний рынок – туда они ее и поставляют. Дело в том, что США экспортируют более дорогую высококачественную нефть и получают за нее хорошие деньги, а импортируют, как правило, более дешевую низкокачественную нефть, потому что их НПЗ могут перерабатывать даже тяжелую нефть. Везти танкерами нефть в Азию или в Европу – большой разницы в цене нет.

Утверждение западной прессы о том, что российские порты Балтийского и Черного морей серьезно пострадают от такого передела нефтяного рынка, российский эксперт также отвергает.

«Наоборот, скорее трубопроводы на европейском направлении могут потерять в объеме. Объемы поставок по трубе «Дружба» ежегодно сокращаются», – говорит эксперт ФНЭБ.

О недозагруженности еще советской трубы говорит предложение Транснефти пустить по трубе в реверсном режиме белорусские нефтепродукты (из российской нефти) обратно в Россию до Ярославля, откуда по действующим трубам отправлять в Усть-Лугу и дальше в Европу. Эта идея прорабатывается в рамках желания России, чтобы белорусы отказались гнать нефтепродукты через порты Прибалтики, и загружали российские порты.

Ольга Самофалова

tehnowar.ru

Зачем Россия покупает нефть в Иране?

Россия является одним из крупнейших мировых поставщиков нефти и важнейшим игроком нефтегазового рынка. Главная особенность российской нефтяной отрасли заключается в отсутствии развитой инфраструктуры по переработке нефтепродуктов, а потому большая часть экспорта – сырая нефть. Нефтедобыча России позволяет полностью обеспечить внутренний спрос, однако ежемесячно правительство покупает 3 млн баррелей нефти в Иране. Такой объем равняется примерно 1% от ежемесячного объема добычи нефти на российских месторождениях. 

Импорт нефти из Ирана в Россию является частью программы «нефть в обмен на товары», о которой заявил министр нефти Ирана Бижан Намдар Зангане. Министр нефти также отметил, что все финансовые расчеты между двумя странами осуществляются в европейской валюте. Программа действует с августа 2014 года, – именно тогда Иран и Россия подписали меморандум о том, что Россия будет покупать иранскую нефть и взамен предоставлять Ирану определенные товары. На момент подписания меморандума Иран находился под жесткими международными санкциями, а потому соглашение для этой страны в период экономической изоляции выглядело привлекательным. Поставки иранской нефти в Россию производились в обмен на определенные товары в рамках заключенного договора.

Сегодня под санкциями находится Россия. Тем не менее, в 2017 году было заключено новое соглашение на аналогичных условиях, по которым РФ может поставлять в Иран товаров на 45 миллиардов долларов ежегодно. Действие программы – это, по сути, бартерный обмен. Россия получает иранскую нефть и взамен обязуется поставлять в Иран зерно, стройматериалы, оборудование, военное вооружение. Также в рамках соглашения Россия может предоставлять Ирану услуги по строительству железных дорог или электростанций и прочие виды услуг.  

Виталий Ермаков, заведующий Центром анализа энергетической политики Института энергетики НИУЭ ВШЭ, отметил, что сделка между Ираном и Россией по-прежнему играет важную роль, несмотря на изменения в мировой геополитической обстановке. На сегодняшний день Иран уже не находится в таких жестких экономических условиях, международное давление на ближневосточную страну уменьшилось, санкции были частично сняты. Однако заключенное ранее соглашение, по словам Ермакова, позволяет обеим странам развивать экономическое сотрудничество, не прибегая к использованию валютных, в частности, долларовых, денежных потоков. Учитывая то, что контроль над долларами принадлежит США, а также натянутые внешнеполитические связи России с Западом, такой коммерческий обмен является привлекательным инструментом.  

Несмотря на частичное снятие санкций, Иран до сих пор испытывает серьезные сложности в реализации своей внешнеэкономической деятельности, особенно в долларовых сделках. Ермаков отметил, что наибольшее значение в экономических отношениях между Ираном и Россией имеют своповые операции. Своповые поставки нефти представляют собой поставки по схеме замещения, они используются тогда, когда отсутствует возможность осуществления прямых поставок. Нефть в рамках этих отношений отгружается на индийский нефтеперерабатывающий завод «Роснефти» из иранских портов со значительной экономией на транспортных затратах. Схема позволяет Ирану приобретать нефть у прикаспийских государств, в том числе и у России, для последующих поставок на север этого государства.

Александр Лосев, генеральный директор «УК Спутник – Управление капиталов», отметил, что 3 миллиона баррелей нефти, которые фигурируют в соглашении, равны примерно трети от суточной нефтедобычи в России. В общей сложности этот объем составляет около 1% от месячного уровня добычи нефти, при текущем уровне цен на нефть стоимость 3 млн баррелей составляет около 200 млн долларов. 

Другой эксперт, Михаил Крутихин, партнер консалтинговой компании RusEnergy, считает сделку экономически нецелесообразной для российской стороны. Он отметил, что договоренности не имеют коммерческой оправданности. По его словам, сделка не поддается логике и является сомнительной. Очевидно, что Россия, являясь одним из крупнейших мировых поставщиков нефти, не нуждается в импорте нефти из других стран. Нефть, которая покупается в Иране, не завозится в Россию, она сразу же идет на перепродажу в другие страны и становится частью российской экспортной программы. При нынешних ценах на нефть, по мнению Крутихина, прибыль от таких операций будет минимальной. Таким образом, единственным объяснением торгового обмена с Ираном являются внешнеполитические цели.  

Важно отметить, что перечень товаров, который подлежит обмену на иранскую нефть, не раскрывается. Предположительно, в первую очередь речь в нем может идти об оружии, однако и здесь трудно найти выгоду для России. По словам эксперта, для того, чтобы погасить сумму в 45 млрд долларов от перепродажи чужой нефти с минимальной надбавкой, могут понадобиться десятилетия и даже века. Крутихин уверен, что сделка приносит России прямой коммерческий ущерб. Торговый обмен является, по сути, плохо замаскированной материальной помощью иранскому режиму, которую в принудительном порядке оказывает неназванная госкомпания. Таким образом, материальная помощь в конечном итоге осуществляется за счет российских налогоплательщиков. 

Ситуацию пояснил министр энергетики Александр Новак. Он отметил, что механизм «нефть в обмен на товары» представляет собой механизм развития торговых отношений между двумя странами. Выручка от реализации нефти направлена на покупку российских товаров и услуг, в частности, российская сторона представляет материалы и оборудование для строительства железных дорог в Иране. Нефть действительно направляется в другие страны на переработку, при этом оператором выступает «Промырьеимпорт», являющийся подведомственной структурой Минэнерго.

prom.im

Натуральный обмен. Зачем Россия импортирует нефть из Ирана

Натуральный обмен. Зачем Россия импортирует нефть из Ирана

Иран поставляет в Россию 3 млн баррелей нефти в месяц, это около 1% от ежемесячного объема нефтедобычи в России

Министр нефти Ирана Бижан Намдар Зангане заявил, что объемы экспорта иранской нефти в Россию по программе «нефть в обмен на товары» составляют 3 млн баррелей в месяц, сообщило агентство Irna.

Он также отметил, что расчеты между государствами производятся в евро. Россия и Иран еще августе 2014 года подписали меморандум о поставках иранской нефти в обмен на товары. На тот момент Иран находился под международными санкциями.

Россия может поставить Ирану товаров на $45 млрд в рамках этой программы. Действующее соглашение было подписано в мае 2017 года и предусматривает, по сути, бартерный обмен иранской нефти на российское зерно, оборудование, стройматериалы, услуги (например, строительство электростанций и железных дорог), а также поставки вооружений, рассказал Forbes Виталий Ермаков, заведующий Центром анализа энергетической политики Института энергетики НИУ ВШЭ:

«После частичного снятия санкций значение бартера для Ирана несколько уменьшилось, но сделка между Ираном и Россией по-прежнему играет важную роль для обеих стран и позволяет им развивать экономическое и коммерческое сотрудничество вне режима долларовых денежных потоков, которые находятся под контролем США».

Для Ирана до сих пор сохраняются серьезные ограничения по международной торговле в долларах. По мнению Ермакова, коммерческий смысл также имеют своповые операции, когда нефть при поставках на индийский НПЗ «Роснефти» отгружается из южных иранских портов с серьезной экономией на транспортных затратах. При этом Иран может закупать нефть у прикаспийских государств (включая Россию) для поставок на север Ирана.

Как отметил Александр Лосев, генеральный директор «УК Спутник — Управление капиталом», заявленные 3 млн баррелей экспортируемой иранской нефти равны примерно трети от суточной нефтедобычи в России или 1% от месячного объема, и при текущих ценах на нефть их стоимость составляет около $200 млн.

Михаил Крутихин, партнер консалтинговой компании RusEnergy, критически оценил коммерческую оправданность для России договоренности с Ираном:

«Логика такой сделки сомнительна. России не нужен импорт чужой нефти — она ее экспортирует. То есть, речь идет о покупке нефти в Иране для ее последующей перепродажи без завоза в Россию. При нынешних ценах не энергоносители прибыль от такой спекуляции не может быть значительной. Коммерчески мыслящая компания на такое не пойдет — не случайно в договоренности фигурирует «одна из российских госкомпаний», где решения принимаются часто по внеэкономическим соображениям».

Как отметил Крутихин, конкретный перечень товаров не раскрывается, но речь может идти в первую очередь об оружии: «Но и здесь выгода не просматривается: чтобы погасить сумму в $45 млрд микроскопической надбавкой от перепродажи чужой нефти, потребуются не годы, а века». В любом случае, эта сделка не может принести России ничего, кроме коммерческого ущерба, уверен эксперт: «Она выглядит как плохо замаскированная материальная помощь иранскому режиму за счет неназванной госкомпании, то есть фактически за счет российских налогоплательщиков».

Ранее СМИ сообщали, что Тегеран торгует нефтью в обмен на оружие, но власти Ирана опровергли эту информацию.

Как пояснял ранее министр энергетики Александр Новак, «нефть в обмен на товары» — это механизм развития торгового оборота между двумя странами, так как выручка от реализации нефти в основном идет на покупку российских товаров и услуг. По словам Новака, нефть в основном будет направляться на переработку в те страны, которые эту нефть покупают. Оператором сделки выступает подведомственный Минэнерго «Промсырьеимпорт», который и ищет покупателей, готовых приобрети нефть.

В свою очередь торговый представитель России в Иране Андрей Луганский в интервью РИА Новости рассказал, что под «товарами» в первую очередь подразумеваются товары для железных дорог Ирана — «поставки рельсов, подвижного состава, локомотивов, электрификация железной дороги».

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ:

artfinancenews.ru


Смотрите также