Shell прекратила разрабатывать сланцевую нефть в России. Shell нефть в россии


Royal Dutch Shell — Википедия

Эта статья — о компании Royal Dutch Shell. О командных оболочках (shell) см. статью Оболочка операционной системы; о биржевом термине см. статью Шелл-компания.

Royal Dutch Shell (произносится Роял Датч Шелл) — британско-нидерландская нефтегазовая компания. Четвёртая по величине активов производственная компания в мире, согласно рейтингу Forbes Global 2000[3] (май 2014 года) и первая в рейтинге Fortune Global 500[4] по величине выручки (2013 год). Штаб-квартира — в Гааге (Нидерланды).

История

старинная реклама Shell: «Куда бы вы ни поехали, вы можете быть уверены в Shell»

Группа была создана в 1907 году путём объединения Royal Dutch Petroleum Company и The «Shell» Transport and Trading Company Ltd. Это слияние, в основном, было обусловлено необходимостью конкуренции на мировом рынке с американской компанией Standard Oil[5].

Вообще, наименование «Shell» и логотип компании (красно-жёлтая ракушка) происходят из 1833 года, когда английский купец Маркус Сэмюэль открыл небольшой магазин в Лондоне и стал торговать экзотическими вещицами, среди которых были шкатулки, украшенные морскими раковинами (англ. shell). В дальнейшем, в 1891 году сын Сэмюэля оказался в Батуми, где у него родилась идея наладить транспортировку керосина из Каспия через Суэцкий канал на Ближний Восток. В 1892 году танкер компании SS Murex[en] отправился из России с грузом в 4000 тонн керосина для Сингапура и Бангкока.

В феврале 2016 Royal Dutch Shell завершила поглощение британской BG Group[en], о котором было объявлено в апреле 2015 года. Сумма сделки составила 70 млрд долларов США. Акционеры BG Group согласно условиям сделки получили около 19 % объединённой компании, а Royal Dutch Shell — доступ к запасам сжиженного природного газа, на добыче которого специализировалась британская компания[6].

Структура, собственники и руководство

До середины 2005 структура компании носила оригинальный «двойственный» характер: Royal Dutch Petroleum Company и The «Shell» Transport and Trading Company Ltd являлись так называемыми «материнскими компаниями» (они не вели производственной деятельности и не входили в состав концерна). «Материнские компании» владели акциями холдинговых компаний концерна — голландской «Шелл Петролеум Н. В.» и английской «Шелл Петролеум Компани Лимитед», причем «Ройял Датч Петролеум Компани» принадлежало 60 %, а «Шелл Транспорт энд Трейдинг Компани» — 40 % акций холдинговых компаний. В свою очередь холдинговым компаниям принадлежали все акции в обслуживающих компаниях, а также — прямо или косвенно — вся доля концерна «Шелл» в производственных компаниях.

Летом 2005 акционеры Royal Dutch Petroleum Company и The «Shell» Transport and Trading Company Ltd одобрили слияние материнских компаний в одну компанию со штаб-квартирой в Нидерландах. Эта сделка превратила в 2005 году Нидерланды в крупнейшего в мире инвестора, а Великобританию — в главного получателя инвестиций в мире (они выросли втрое, до $164,5 млрд).

Около 100 % акций компании по состоянию на июль 2010 года находились в свободном обращении. Капитализация на этот период — $159,4 млрд[7].

Председатель совета директоров компании «Ройял датч Шелл» с июня 2006 года — Йорма Оллила (фин. Jorma Ollila). Главный исполнительный директор «Ройял датч Шелл» с января 2014 года — Бен ван Берден (нидерл. Ben van Beurden).

Главный исполнительный директор компании «Ройял датч Шелл» с июня 2009 года по 2013 год являлся Петер Возер (нидерл. Peter Voser).

Джон Керр, возглавлявший компанию «Shell Transport and Trading» с 2002 года и группу директоров в период объединения активов «Shell» и «Royal Dutch», с 2006 по 2012 год являлся заместителем председателя совета директоров и старшим независимым директором «Ройял датч Шелл».

Бывший президент компании «Шелл» — Мартен ван ден Берг, сын Сидни Джеймса ван ден Берга, долгое время председательствовавшего в Unilever и являвшемся голландским министром обороны в 1959, и внук Сэмюэла ван ден Берга, одного из основателей Unilever.

Деятельность

Shell ведёт геологическую разведку и добычу нефти и газа в более чем 80 странах мира. Запасы нефти на 2009 год составляли 5,69 млрд баррелей (770 млн т), газа — 49,1 трлн куб. футов (1,38 трлн м³)[7].

Также «Шелл» полностью или частично владеет более 30 нефтеперерабатывающими заводами. В частности, компании принадлежит один из крупнейших в Европе нефтеперерабатывающий завод Pernis в Нидерландах мощностью 10 000 т в сутки, завод «Стэнлоу» в Великобритании мощностью 12 млн т в год, три НПЗ во Франции общей мощностью 40 790 т в сутки. «Шелл» принадлежит крупнейшая в мире сеть АЗС, которая насчитывает более 43 тыс. станций.

Помимо этого, Shell принадлежит значительное количество химических предприятий, а также производств солнечных батарей и иных альтернативных источников энергии.

Показатели деятельности

Добыча нефти компанией в 2009 году составила около 80 млн т (1,581 млн баррелей в сутки), природного газа — около 88 млрд м³[7].

В 2006 году Shell перерабатывала 3,57 млн баррелей нефти в сутки (177,7 млн т за год).

Общая численность персонала компании на 2011 год — около 90 тыс. человек[8]. Оборот компании в 2011 году составил $470,2 млрд, чистая прибыль — $31,2 млрд[8].

Основные проекты

Сценарии Shell

Shell стала одной из первых мировых нефтяных компаний, которая в 1970-е гг. разработала и предложила сценарии касательно будущего развития мирового энергетического рынка.[9] Использование сценариев позволяет компаниям выстраивать свою стратегию развития, управлять рисками, предугадывать и понимать динамику изменений на нефтегазовых рынках. Последняя версия сценариев "Shell energy scenarios to 2050" была обновлена и представлена компанией в 2011 году.[10]

Royal Dutch Shell в России

Royal Dutch Shell — один из крупнейших иностранных инвесторов в России по объёму вложений. Royal Dutch Shell участвует в разработке Сахалинского шельфа (проект СРП «Сахалин-2», совместно с ОАО «Газпром» и японскими Mitsui и Mitsubishi) и месторождений Салымской группы в Ханты-Мансийском автономном округе (50%-ная доля в Салым Петролеум Девелопмент Н.В. — СП с компанией Sibir Energy). Также компания планирует принять участие в разработке шельфовых нефтегазовых проектов совместно с «Газпромом».

Shell в России активно занимается маркетингом смазочных материалов — на долю концерна приходится около 20 % всего импорта моторных и индустриальных масел в Россию. В аэропорту Домодедово Shell заправляет топливом более 30 авиакомпаний. Развивается маркетинг продуктов нефтехимии. В Санкт-Петербурге, Москве, Ленинградской, Московской, Вологодской и других областях у компании имеется сеть АЗС (на июнь 2013 года — 100 станций)[11]. В августе 2009 года в Торжке (Тверская область) начато строительство завода смазочных материалов Shell стоимостью $100 млн[12]. 3 октября 2012 года состоялось открытие завода. В год планируется производить 200 млн литров продукции[13]. Завод Shell в Торжке входит в региональную группу, объединяющую производящие смазочные материалы Шелл заводы в Европе и Африке. Продукция завода поставляется в Россию, Беларусь, Казахстан и Украину.

Royal Dutch Shell на Украине

Бизнес Shell Retail вышел на украинский рынок в 2007 г. С тех пор сеть АЗС под брендом Shell управляется Royal Dutch Shell. Shell Retail Ukraine географически входит в кластер Центральной и Восточной Европы Shell Downstream Retail.                                                 

На сегодняшний день сеть АЗС Shell насчитывает 132 станции в 18 регионах Украины. На АЗС Shell по всей Украине предлагают клиентам нефтепродукты и автогаз высокого качества, широкий ассортимент продукции Retail Convenience (товары для клиентов АЗС), вкусные фаст фуд и напитки. В Shell на Украине работает более 1600 человек.      

Royal Dutch Shell на Аляске

Shell в течение многих лет пыталась получить государственное разрешение на бурение в водах Аляски. Прежде чем начать разработку месторождений, ей требуется получить еще ряд разрешений от различных ведомств. К примеру, от порта города Сиэттл, где швартуются танкеры компании. Наконец, 11 мая 2015 года, администрация президента США Барака Обамы разрешила Shell начать бурение нефтяных скважин в арктических водах у побережья Аляски, как сообщил телеканал CNN[14]. По оценкам министерства внутренних дел США, аляскинские месторождения могут дать более 20 млрд баррелей нефти и 2,5 трлн кубометров природного газа. Если она воспользуется разрешением, то будет единственной компанией, которой позволено добывать нефть на Аляске.

На возражения экологов против присутствия Shell в регионе, в министерстве внутренних дел заявили, что очень тщательно просмотрели технические вопросы заявки Shell на бурение.

Критика

В 1995 году, когда компания «Shell» объявила о своём намерении затопить в Северном море нефтяную платформу «Brent Spar», миллионы водителей бойкотировали бензозаправочные станции корпорации, пока концерн не уступил.[15]

Африка

В начале 1996 года «Shell», как крупнейшему производителю нефти в Нигерии, было вменено в вину сотрудничество с военным режимом в этой стране, что привело к физическому устранению поэта Кена Саро-Вива — борца с нефтяными вышками[16] Иски были предъявлены Shell и Брайану Андерсону, руководителю её нигерийских отделения.[17]. В 2009 году Shell согласилась выплатить $ 15,5 млн для урегулирования правового спора. Компания Shell не признала какой-либо ответственности по предъявленным пунктам обвинения против неё[18].

В 2009 году компания Shell была предметом доклада Amnesty International о нарушении прав человека, как следствии деятельности компании Shell в дельте реки Нигер. В частности, Amnesty критикует продолжающуюся деятельность по сжиганию попутного газа и медленную реакцию компании Shell на разливы нефти.[19] Документы 2009 года показывают, что Shell регулярно производит выплаты нигерийским военным, чтобы предотвратить протесты.[20]

Деятельность Shell в дельте реки Нигер привело к чрезвычайному загрязнению окружающей среды. Многие нефтепроводы, принадлежащие Shell в этом районе, старые и проржавевшие. Это привело к многочисленным разливам нефти в этой области, которые привели к деградации окружающей среды, уничтожению растительности и рыбы. Shell признала проблему с нефтепроводами, но отрицает ответственность за экологические загрязнения.[21] Это привело к массовым протестам против Shell жителей в дельте реки Нигера и Amnesty International.[22]

Америка

Shell также ответственна за крупнейший в мире разлив нефти из когда-либо происходивших в пресных водах. 15 января 1999 года танкер Shell в озере Магдалена, (Аргентина) столкнулся с другим танкером, из-за чего все его содержимое вылилось в озеро, что привело к загрязнению окружающей среды, питьевой воды, растительности и животных.[23]

Ирландия и Россия

В России в ходе проекта Сахалин-2 были экологические неурядицы, полемика была и в Ирландии в ходе проекта по разработке природного газа на северном побережье острова.

В 2007 г. международное общество «Друзья Земли (англ.)русск.» заявило, что ущерб, нанесённый деятельностью компании Шелл по добыче нефти, как локальным сообществам, так и глобально, может быть оценен в 20 млрд $.[24]

Добыча в Арктике

С 1988 года буровое судно Kulluk находится недалеко от Аляски в море Бофорта, где был построен искусственный остров под названием Нортстар с размещенной на нём нефтяной скважиной[25][26]. Компания признаёт опасность паковых льдов и отмечает: «Никто ещё толком не знает, как очищать нефть с плавающих ледяных массивов и битого льда».[27]

В июле 2012 активисты Гринписа блокировали работу 53 шелловских АЗС в Эдинбурге и Лондоне, протестуя против планов компании по бурению нефтяных скважин в Арктике. Движение Гринпис «Защитим Арктику» ставит себе целью предотвратить бурение нефтяных скважин и промышленный лов рыбы в Арктике и добиться признания Арктики природной территорией международного значения.[28]

Спонсорство и благотворительная деятельность

Нефтяная компания Shell — один из крупнейших инвесторов социальных проектов в Западной Африке (дельта реки Нигер). Почти 60 миллионов евро в год концерн расходует в этом обедневшем регионе на юге Нигерии на содержание школ и учреждений здравоохранения. В Европе и Японии Shell — в числе крупнейших инвесторов солнечных электростанций.

Примечания

  1. ↑ Royal Dutch Shell plc Financial Statements, Google. Проверено 10 июля 2013.
  2. ↑ Financial Statements for Royal Dutch Shell plc (ADR) - Google Finance
  3. ↑ Forbes Global 2000
  4. ↑ Fortune Global 500
  5. ↑ Fred Aftalion. A History of the International Chemical Industry. — Chemical Heritage Foundation, 2001. — P. 142. — ISBN 978-0-941901-29-1.
  6. ↑ Royal Dutch Shell стала второй по величине нефтяной компанией мира РБК
  7. ↑ 1 2 3 Екатерина Дербилова. «Это настоящая трагедия», — Питер Возер, главный исполнительный директор Royal Dutch Shell // Ведомости, № 128 (2646), 14 июля 2010
  8. ↑ 1 2 Знакомьтесь — «Шелл» Архивировано 8 октября 2012 года.
  9. ↑ Living in the Futures. Harvard Business Review. Проверено 5 ноября 2015.
  10. ↑ Shell. Shell Future Energy Scenarios: "Zone of Uncertainty" Ahead.
  11. ↑ Автозаправочные станции «Шелл» в России Архивировано 4 августа 2009 года.
  12. ↑ Shell запустит производство смазочных материалов в России // РИА «Новости», 31 августа 2009
  13. ↑ «Шелл» открыл завод по производству смазочных материалов в городе Торжке Тверской области Архивировано 17 ноября 2012 года.
  14. ↑ Obama administration approves Arctic drilling
  15. ↑ Brent Spar’s long saga BBC News, 1998
  16. ↑ Shell pays out $15.5m over Saro-Wiwa killing
  17. ↑ The case against Shell
  18. ↑ Shell settles Nigeria deaths case, BBC News (9 June 2009).
  19. ↑ Amnesty.org
  20. ↑ Smith, David. WikiLeaks cables: Shell's grip on Nigerian state revealed, The Guardian (8 December 2010).
  21. ↑ Shell International Petroleum Company, Developments in Nigeria (London: March 1995)
  22. ↑ Shell in Nigeria: What are the issues?. Boycott Shell campaign (Essential Action). Проверено 15 мая 2011. Архивировано 1 июня 2012 года.
  23. ↑ Petroleo en Magdalena — República Argentina Архивировано 14 мая 2010 года. www.petroleomagdalena.com (spanish)
  24. ↑ Macalister, Terry. Campaigners urge Shell to put profits into clean-up, Business, London: Guardian News and Media Limited (31 January 2007). Проверено 30 августа 2007.
  25. ↑ Vaughan Meyer. Frontiers in Offshore Geotechnics III. — CRC Press, 2015-05-14. — 1422 с. — ISBN 9781315675510.
  26. ↑ James G. Speight. Handbook of Offshore Oil and Gas Operations. — Elsevier, 2014-10-22. — 444 с. — ISBN 9780080878195.
  27. ↑ The «Classic» Kulluk
  28. ↑ Greenpeace activists shut down 53 Shell petrol stations 16 July 2012 The Guardian

Ссылки

wikipedia.green

Глава «Шелл нефть» о развитии розничных сетей АЗС и авиатопливного бизнеса в России | Oil.Эксперт

Shell стала первая из мировых нефтегазовых компаний, построивших в России завод по смешению масел и наладившая выпуск продуктов с маркировкой Made in Russia. Как идет развитие этого завода, розничных сетей АЗС и авиатопливного бизнеса в России рассказал в интервью «Интерфаксу» генеральный директор ООО «Шелл Нефть» Вильям Козик.

— Shell несколько лет назад запустила первый в России завод по смешению масел? Как идет развитие данного проекта?— Завод по смешению масел открылся в октябре 2013 года и работает очень успешно. Объемы его производства растут, растет и ассортимент выпускаемой продукции. Сейчас он превышает более тысячи видов: с одной стороны, это разные типы масел для легковых машин, для большегрузного транспорта, для разных отраслей индустрии, а с другой — это продукция в разных видах упаковки: от цистерны до литровой бутылки.

— Насколько «просел» рынок масел в России в 2015 году? Какие ожидания на 2016 год и на среднесрочную перспективу?— Кризис в России, безусловно, чувствуют все. Но, возможно, наша отрасль подвержена его негативному влиянию немного меньше, чем другие, например, такие как машиностроение. По данным независимых агентств, на которые опираемся в своей работе и мы, видно, что рынок масел сократился на 10%.

— Такое снижение сказывается на работе маслозавода?— С одной стороны, конечно, сказывается. Если рынок проседает, продажи тоже идут в этом направлении. Но, с другой стороны, в общем объеме наших российских продаж все большую и большую долю занимают товары с маркировкой «Сделано в России». И этот процесс идет только по нарастающей. Так что в этом году объемы производства масел будут примерно на уровне прошлого года.

— В следующем году объемы производства также не изменятся?— Заглядывать так далеко — значит делать прогнозы и немного спекулировать. Я не должен это делать.

— Завод Shell по смешению масел в Торжке уже выведен на проектную мощность в 180 тыс. тонн?— Объем в 180 тыс. тонн в год — это максимально возможная мощность завода, когда все линии загружены с максимальной мощность. Это чисто теоретическая цифра. Она не является нашим планом. На текущий момент, наиболее загруженными являются линии по производству масла в бутылках для легковых машин, но и они не выведены на максимальную мощность.

— Какой объем производства масел ожидается по итогам года?— К сожалению, не могу назвать цифры до официальной даты публикации финансовых результатов компании в конце января.

— Работая на российском рынке, насколько активно вы сталкиваетесь с конкуренцией со стороны отечественных производителей «ЛУКОЙЛа», «Газпром нефти»?— Российский рынок достаточно хорошо сбалансирован. Различные конкуренты заняли определенные ниши этого рынка. Мы работаем немного в другом сегменте, чем большинство российских компаний и практически не пересекаемся с ними. Наша ниша более премиальная, мы работаем напрямую с производителями техники BMW, Volkswagen, Volvo, Mercedes-Benz, Suzuki и другими.

Производители легковых машин сталкиваются с постоянно ужесточающимся экологическим законодательством, требующим от двигателей все большего снижения выбросов СО2. Из-за этого они вынуждены конструировать все меньшие по объему двигатели внутреннего сгорания. Практически все производители стали выпускать турбированные двигатели.

Одновременно идет процесс повышения экологических требований к топливу. Все требует нового подхода к маслам. С одной стороны, масла для таких двигателей должны иметь низкий показатель вязкости, с другой стороны — низкая вязкость обычно несет риск быстрого износа двигателя. Нужно было решить проблему, как сбалансировать эти две вещи, как сделать масло низкой вязкости, которое обеспечит правильную работу двигателя и сбережет топливо. Shell предложил выпускать базовое масло из газа по технологии PurePlus в рамках СПГ-проекта в Катаре. У нас в России очень популярна вязкость 5W30. Но ведущие автопроизводители собираются выпускать двигатели, требующие вязкость 0W16. Это очень маловязкие масла, в России таких масел вообще пока нет. Рассчитываем, что мы сможем выпускать масло под такие требования.

— Какая доля у Shell на российском рынке масел?— По данным агентства Kline за 2014 г., общая доля Shell на мировом рынке смазочных материалов составила порядка 12%. Про российский рынок могу сказать только, что мы наращиваем нашу долю здесь, даже несмотря на кризис.

— Если все идет так хорошо, планируете ли расширять бизнес по производству смазочных материалов в России? Есть ли возможность и необходимость расширить сам завод, или, например, построить, второй завод в Сибири или на Дальнем Востоке?— Площадь, которую занимает завод в Торжке, конечно, большая, но необходимости его расширять нет. Строительство второго завода тоже не планируем. Завод должен быть ближе к точкам поставок базовых масел, присадок и упаковок. Легче возить готовое расфасованное масло, чем все необходимые для него ингредиенты.

— Есть ли задача расширяться за счет новых видов продукции?— Да. Запустив завод в Торжке, мы начали производство с самых популярных марок. Постепенно мы переносим в Россию и менее массовые продукты? так что меняется не сама линейка продукции, а меняется маркировка, и вместо «made in Germany» все больше появляется «made in Russia». Кроме того, в рамках общемировой тенденции будет внедрять масла с более низкими показателями вязкости.

— Рассматриваете ли возможность экспорта российских масел в другие страны: Казахстан, Украину, Белоруссию?— В этом году мы уже начали поставлять наши масла из Торжка в Белоруссию. До этого туда шли масла из Европы. В ближайшем будущем, скорее всего, во втором квартале следующего года, мы планируем начать поставки в Казахстан.

— Планируются поставки на экспорт в дальнее зарубежье?— Это зависит от многих факторов, в том числе от таможенных. Теоретически можно было бы наладить поставки в Польшу и другие европейские страны. Но высокие экспортные пошлины сильно ограничивают возможности выгодного экспорта масел из России. Вся экономическая целесообразность такого экспорта в Европу исчезает.

— Рассматривается ли идея организации производства базовых масел в России?— Базовое масло — это один из продуктов, производимых на нефтеперерабатывающих заводах. У нас нет НПЗ в России, и нет планов по его строительству или покупке.

— То есть пока логистическая схема, при которой базовые масла поставляются из Финляндии, сохраняется?— Базовые масла, которые мы используем в Торжке, производятся в разных точках, например масла на основе технологии Pure Plus, на GTL-заводе в Катаре. Оно поставляется из Катара в Россию через Финляндию.

— Это достаточно сложное транспортное плечо. Не дешевле ли все-таки создать НПЗ в России?

— Нет.

— Как развивается сегмент розничных продаж топлива? Планируете ли увеличивать свою сеть АЗС в России?

— Сейчас у нас 160 заправок Shell в России, тогда как еще два с половиной года назад мы отпраздновали открытие 100-й АЗС в России. Из-за огромной географии страны говорить о развитии сети заправок в России всегда немного сложнее, чем в среднестатистической европейской стране. Россия — это огромный океан с маленькими островами больших городов. Развивать сети заправок можно и целесообразно в этих островах, где большая численность населения. Мы и придерживаемся этого принципа, постепенно наращивая заправки в Москве и Московской области, в Санкт-Петербурге и Ленинградской области, а также на основных трассах, соединяющих российские города с Европой. Постепенно мы начали смотреть на другие города. Показательный пример — это Ростов-на-Дону и Ростовская область. Здесь Shell подписала лицензионный договор по ряду АЗС. Теперь наш партнер ребрендирует свои заправки под Shell,

Конечно, нельзя говорить о каких-то существенных цифрах доли рынка в этом огромном океане. Есть огромное пространство для развития нашей сети и в Москве, и в Подмосковье, и в Санкт-Петербурге. Кроме того, мы рассматриваем возможность применения ростовского сценария и в других больших европейских городах России.

— Рассматривается ли вариант модернизации АЗС?

— Это хороший вопрос. И ответ не будет простым. Свои заправки мы не строили с нуля, а покупали, поэтому они имеют существенные ограничения по площади. Застройка в городах плотная, купить или арендовать правильный по форме участок практически невозможно, сложно купить или арендовать участок под застройку заправки » с нуля».

— Среди основных поставщиков топлива на ваши АЗС называлась «Башнефть». Планируете ли расширять число поставщиков?

— Большая часть наших закупок топлива делается на споте. Российский рынок только входит в фазу долгосрочных контрактов, в которых используются ценовые формулы. В Европе, например, снабжение топливом уже давно идет, в основном, по годовым контрактам с четкой ценовой формулой, которая привязана к стоимости нефти. В России пока не так, мы много покупаем на споте. Какие-то объемы закупаем на Санкт-Петербургской Международной товарно-сырьевой бирже.

— Как развивается топливо-заправочный бизнес в аэропортах. Планируете выйти на рынок в новых городах России?

— Мы заправляем примерно 750 рейсов в месяц в двух аэропортах — «Пулково» в Санкт-Петербурге и «Домодедово» в Москве, тогда как несколько лет назад это было 300 рейсов. Планы дальнейшего развития этого бизнеса в России у нас есть, но пока рано говорить.

interfax.ru

Поделиться в соц.сетях

www.oilexp.ru

Майкл Коллинз возглавил СП «Газпром нефти» и Shell в России

Топ-менеджер из англо-голландского концерна стал генеральным директором «Салым Петролеум Девелопмент Н.В.» (СПД), совместного предприятия Shell и «Газпром нефти». Бывший глава СПД Алексей Говзич вернулся в «Газпром нефть» на пост исполнительного директора по технологиям.

«Салым Петролеум Девелопмент» разрабатывает с 2003 г. Салымскую группу нефтяных месторождений в ХМАО, включая Западно-Салымское, Верхнесалымское и Ваделыпское месторождения с суммарными извлекаемыми запасами в 140 млн т. По информации СПД, накопленная добыча в проекте превысила 75 млн т нефти. Освоение Салымской группы месторождений является одним из крупнейших инвестиционных проектов с участием иностранного капитала.

Как отмечает пресс-служба компании, у австралийца Майкла Коллинза 20-летний опыт работы в сфере upstream. До России топ-менеджер успел поработать в проектах концерна в Нидерландах, Филиппинах, Норвегии, Брунее и Австралии. Последней должностью Коллинза до назначения генеральным директором «Салым Петролеум Девелопмент», была позиция вице-президента, курирующего направление строительства скважин в совместных предприятиях. Можно отметить преемственность последних назначений глав СПД. Ранее возглавлявший компанию Алексей Говзич до своего назначения в «Салым Петролеум» руководил департаментом бурения и внутрискважинных работ в «Газпром нефти».

С 2003 г. СПД пробурила на территории Салымской группы месторождений более 1250 скважин общей протяженностью около 4 тыс. км, поставив несколько рекордов. Одна из главных задач, стоящих перед компанией, поддержание падающей добычи на зрелых активах. Достижением последних лет «Салым Петролеум Девелопмент» стал пилотный проект по повышению нефтеотдачи пласта путем химического заводнения (закачки в пласт трехкомпонентной смеси из анионного ПАВ, соды и полимера — АСП), в результате применения метода коэффициент извлечения нефти на участке достиг к концу прошлого года 67%, что является прорывом для российской нефтяной отрасли.

«Я рад стать частью команды СПД. За последние годы она совершила огромный рывок, сумев развернуть падающий тренд добычи и достигнув показателей мирового уровня в области промышленной безопасности. Мы не остановимся на достигнутых результатах и продолжим усердно работать над совместным с нашими партнерами развитием культуры безопасного производства и поддержанием темпов добычи. В своем движении вперед СПД будет использовать уже существующие у нас инновации и внедрять новые цифровые решения для того, чтобы стать более безопасной и эффективной компанией, сотрудники которой максимально раскрывают свой потенциал. Я верю, что такой подход сможет обеспечить нам динамичное развитие, поддержание темпов добычи и добавочной стоимости нашим акционерам», — отмечает Майкл Коллинз, новый генеральный директор «Салым Петролеум Девелопмент».

Мария Кутузова

 

Комментариев:

neftianka.ru

Shell поднимет тяжелую нефть России. | Oil.Эксперт

Англо-голландская Shell начинает свой третий добывающий проект в России. В четверг «Татнефть» планирует подписать с Shell соглашение о создании СП по разработке битуминозной нефти в Татарии. В преддверии этого «Татнефти» удалось добиться введения нулевой ставки НДПИ для этих месторождений.Как сообщает ИД «Коммерсантъ», «Татнефть» готовит соглашение о стратегическом партнерстве с Shell по разработке месторождений тяжелой (битумной) нефти. Ряд источников в «Татнефти» рассказали Ъ, что документы будут подписаны 27 сентября, в этот же день пройдет совет директоров компании, который утвердит соглашение. До 1 ноября «Татнефть» вместе с новым партнером должна рассмотреть вопрос технологии переработки и целесообразности строительства НПЗ. Кроме того, планируется представить в кабинет министров Татарии программу освоения ресурсов высоковязкой нефти в республике, включающую и вопросы господдержки. О распределении долей и условия, на которых будут работать партнеры, собеседники Ъ не сообщают. В «Татнефти» подтверждают, что документы готовятся, но детали не раскрывают. В Shell проект не комментируют.В августе сотрудники «Татнефти» рассказывали Ъ, что она выбирает иностранного партнера для разработки Черемшано-Бастрыкского лицензионного участка в Татарии, на котором выявлено 12 месторождений сверхвязких нефтей. Их совокупные запасы оцениваются в 50 млн тонн, извлекаемые — 26 млн тонн. В числе потенциальных партнеров тогда назывались Shell, ConocoPhillips, ExxonMobil, Chevron, Repsol, Total. «Татнефть» планировала предложить партнеру разработку месторождений в рамках СП, что подразумевает разделение рисков. По прогнозам «Татнефти», к 2017 году СП должно выйти на проектный уровень добычи в 1,5 млн тонн в год.В Татарии выявлено 450 месторождений природных битумов, из них 150 находятся в зоне деятельности «Татнефти», а 12 подготовлены к промышленной разработке. По ряду оценок, ресурсы природных битумов в Татарии составляют от 1,5 млрд до 7 млрд тонн.На долю Shell приходится 2,5% мировой добычи нефти и 3% природного газа. В России ей принадлежит 27,5% акций оператора проекта «Сахалин-2» Sakhalin Energy, 50% в Salym Petroleum Development (проект разработки Салымской группы месторождений), 27 заправок в Петербурге и Москве, 50% в СП «Шелл и Аэрофьюэлз» по заправке самолетов в аэропорту Домодедово. Предполагается, что добыча Salym Petroleum Development в 2007 году составит 4 млн тонн нефти, вдвое превысив уровень 2006 года. Sakhalin Energy в конце 2007 года собирается начать круглогодичную добычу нефти в объеме около 4 млн тонн нефти в год.У Shell уже есть опыт работы на месторождениях битумной нефти. Совместно с Chevron и Western Oil Sands LP Shell она разрабатывает нефтеносные пески Канады в рамках проекта Атабаска (Shell в нем принадлежит 60%). Сейчас там добывается 7,5 млн тонн нефти в год, к 2010 году Shell планирует довести этот объем до почти 12,5 млн тонн. За счет проекта Атабаска удовлетворяется около 10% потребностей Канады в нефти.Работа на битумных месторождениях Татарии, о нерентабельности освоения которых неоднократно говорили нефтяники, стала возможна после того, как «Татнефти» удалось осуществить перевод 12 участков в категорию сверхвязких нефтей. С этого года «Татнефть» не платит налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) лишь на нефть, добываемую на истощенном Ромашкинском месторождении. По битумной нефти НДПИ до сих пор уплачивается в полном объеме. Однако в начале года Роснедра перевели битумные запасы в категорию высоковязкой нефти, а перерасчет по НДПИ планируется сделать после утверждения государственного баланса по нефти за 2006 год (должен выйти в сентябре этого года). Таким образом, на эти месторождения также распространится льготный порядок работы.Как отмечает аналитик «Тройки Диалог» Валерий Нестеров, запасы битумов в мире в пять раз превосходят запасы нефти. «В России они тоже выглядят довольно привлекательно»,- добавляет аналитик «КИТ-Финанс» Константин Черепанов. «Татнефти» нужен опытный партнер для разработки битумной нефти, поскольку это сырье «еще до недавнего времени считалось нетрадиционным источником энергии», говорит господин Нестеров. А господин Черепанов полагает, что иностранные компании вряд ли смогут получить значительную долю в «традиционных» нефтяных проектах в России, тогда как шансы мировых компаний войти в «трудные» проекты «гораздо выше». По словам Валерия Нестерова, развитие технологий добычи тяжелых нефтей позволило мировым компаниям снизить затраты на добычу с $30 на баррель в 1985 году до $15 на баррель в 2003 году. «К тому же рентабельность производства — во многом вопрос налогообложения»,- отмечает аналитик, добавляя, что битумные нефти в Татарии обладают определенными преимуществами. Так, большинство таких запасов в мире залегает на глубине 1-1,5 км, а в Татарии — на 80-200 м.Нефтепродукты на eOil.ru

Поделиться в соц.сетях

www.oilexp.ru

Глава Shell: «Наши планы в России достаточно амбициозны» | Oil.Эксперт

Гендиректор Shell Бен ван Берден рассказал, как относится к идее приватизировать российский нефтяной сектор, при каких условиях могут вырасти инвестиции компании в России и как они могут быть диверсифицированы

— Алексей Кудрин, выступая на Петербургском международном экономическом форуме, сказал, что нефтяные компании в России нужно приватизировать в течение ближайших семи-восьми лет. Вы согласны с этим мнением?

— У меня нет каких-то конкретных советов или мнения по этому поводу, приватизация — это всегда политическое решение. Но хочу заметить, что обычно частные компании, такие как наша, бывают более эффективными и открытыми, у них лучше развита дисциплина по распределению капитала, они больше учитывают коммерческие факторы в бизнесе. Поэтому я вполне понимаю те причины, по которым кому-то хотелось бы видеть в России больше частных компаний, чем государственных.

— Какая стратегия у Shell в России, как много вы собираетесь инвестировать?

— Мы не раскрываем конкретных цифр по нашим инвестициям по странам, очень многое зависит от наших партнеров и от решений правительства России. Но могу вам сказать, что наши планы в России достаточно амбициозны. Это могут быть достаточно большие деньги. Я могу сказать, что проект «Сахалин-2», в котором мы участвуем, с начала реализации перечислил в российский бюджет всех уровней в виде налогов, роялти, дивидендов и других платежей почти $21 млрд.

Наш ведущий стратегический партнер в России — «Газпром», у нас с ним очень прочные и тесные связи. Вместе с «Газпромом» мы планируем расширять наше присутствие на Сахалине, есть прогресс по планированию третьей линии завода СПГ (сжижение природного газа. — РБК) «Сахалин-2». Мы собираемся работать в Балтийском регионе. Во время Петербургского международного экономического форума мы с главой «Газпрома» Алексеем Миллером подписали основные условия соглашения о совместном предприятии, которое будет работать по проектированию, привлечению финансирования, строительству и эксплуатации завода по производству СПГ в Ленинградской области, — Балтийском СПГ. Мы также подписали рамочное соглашение о совместных технико-экономических исследованиях по Балтийскому СПГ. В ближайшее время приступим к разработке предпроектной документации по проекту.

Мы расширяем наше сотрудничество в области нефтяных проектов с «Газпром нефтью» в Западной Сибири. Во время форума мы также подписали соглашение по оценке нашим совместным предприятием «Ханты-Мансийский нефтегазовый союз» ряда несланцевых нефтяных месторождений в Западной Сибири, в том числе ачимовских отложений в ЯНАО. При этом из-за санкций мы вынуждены были прекратить наш совместный проект с «Газпром нефтью» по разработке сланцевой нефти, но остальные наши проекты не подпадают под санкции.

— Россия — важный партнер для Shell в газовой сфере, у вас есть какие-то планы по диверсификации бизнеса в России?

— В России огромные ресурсы газа, и они находятся рядом с основными рынками сбыта газа, в этом смысле у вас очень сильные позиции. Но мы всегда смотрим на все возможности в стране и готовы рассмотреть диверсификацию бизнеса. Нефтепереработка в России нас интересует в меньшей степени, а вот, безусловно, интересное и приоритетное направление, в котором мы уже успешно развиваемся в России, — это маркетинг смазочных материалов и топлива. Что касается нефтехимии, то правило здесь такое: этот бизнес должен иметь явные и видимые преимущества по сравнению с проектами, связанными с сырой нефтью. Если мы увидим такие возможности, мы не будем долго колебаться.

Фото: Олег Яковлев / РБК

— По последнему соглашению по проекту газопровода в Европу «Северный поток-2», который «Газпром» планирует построить вместе с западными партнерами, в том числе с Shell, каждый акционер должен будет привлечь на строительство €950 млн. Насколько это комфортно для Shell, учитывая ваш большой долг и разгар реорганизации бизнеса?

— Комфортно. По этому проекту наши переговоры с «Газпромом» продолжаются уже не первый год. Привлечь финансирование, не будучи акционером проекта, для нас совершенно нормально. Максимальный кредит, который мы предоставим Nord Stream-2 (проектная компания для строительства и последующей эксплуатации газопровода «Северный поток-2». — РБК), — €950 млн — вполне посильная для нас сумма, и мы только что завершили подписание всех необходимых документов. Первый транш кредита будет предоставлен в ближайшие недели.

— Что вы думаете о новой сделке ОПЕК с Россией и другими странами, не входящими в картель, которая предусматривает сокращение добычи нефти до марта 2018 года? Насколько вас устраивают нынешние цены на нефть? Каков ваш прогноз по ценам?

— Нефтяные цены почти невозможно предсказать…

— Да, но у вас наверняка есть долгосрочный бизнес-план. На какие цифры вы ориентируетесь в нем?

— На этот год у нас очень консервативные взгляды: мы ориентируемся на цены около $50 за баррель и ниже, при такой стоимости нефти наш бизнес будет прибыльным. Я думаю, что нефтяные цены могут вырасти, если посмотреть на фундаментальные факторы. Но когда именно это произойдет и насколько они вырастут — очень сложный вопрос, сейчас ответить на него невозможно. Многое будет зависеть от действий ОПЕК и поведения рынка. Поэтому пока мы работаем в рамках имеющейся стратегии и даже $40 за баррель не будут для нас проблемой, ну а если цены вырастут, будем рады.

— Shell верит в сланцевую нефть? Какие у вас планы по текущим проектам?

— Да, конечно, у нас большой бизнес по [добыче] сланцевой нефти в Северной Америке и Аргентине. Увы, к сожалению, пока не в России… Сланцевая нефть — важный компонент в нашем портфеле бизнесов и на глобальном рынке. Сегодня мы инвестируем в разработку сланцевой нефти примерно $2,5 млрд в год, и себестоимость добычи постоянно падает. И мы будем инвестировать все больше по мере падения себестоимости. Но будем осторожными: мы должны соотносить, сколько тратим на сланцевую нефть и глубоководное бурение, эти направления должны быть взаимодополняемыми.

— В прошлом году вы говорили, что хотите сделать Shell мировым лидером по доходности для акционеров. Как выполняется этот план?

— Я думаю, совсем неплохо. Мы хотим быть лучшей компанией в отрасли. Это означает, что мы должны успешно отслеживать изменения в сфере энергетики, быть привлекательной компанией для инвестирования. Фундаментально на доходность для акционеров (total shareholder return, TSR) влияют свободный денежный поток, большой возврат на капитал, сильный бухгалтерский баланс. По всем трем пунктам мы серьезно улучшили показатели. По объему свободного денежного потока за последние три квартала мы лучшие в отрасли. Возврат на капитал у нас пока небольшой, потому что проводим реорганизацию бизнеса и выплачиваем долги; но я думаю, мы уже на пути к тому, чтобы стать действительно лучшей компанией для инвесторов. К 2020 году мы планируем, что свободный денежный поток составит от $20 млрд до 30 млрд, а возврат на капитал будет минимум 10%.

www.rbc.ru

Читайте прогноз ценовых колебаний с 19 по 23 июня здесь.

Поделиться в соц.сетях

www.oilexp.ru

Shell будет добывать в России тяжелую нефть

"Татнефть" нашла партнера для разработки сверхвязкой нефти Татарстана

Royal Dutch Shell, которая летом под давлением российских властей была вынуждена расстаться с контрольным пакетом в проекте "Сахалин-2", не потеряла интереса к российской нефти. Вчера англо-голландская компания заключила договор с контролируемой правительством Татарстана "Татнефтью". Shell будет разрабатывать месторождения сверхвязкой нефти Татарстана, о нерентабельности освоения которых неоднократно говорили нефтяники.

По условиям договора, Shell поможет оценить целесообразность разработки месторождений битумной ("тяжелой") нефти, на которые у "Татнефти" есть лицензия. Позднее стороны могут расширить свое сотрудничество, создавая совместные предприятия. Кроме того, партнеры допускают, что их опыт будет использован при освоении других российских месторождений тяжелой нефти.

Цена вопроса

По оценке властей Татарстана, только в республике объем запасов сверхвязкой нефти может достигать 7 млрд тонн. И это немало. Для сравнения, общий объем разведанных запасов обычной нефти в России на конец прошлого года составлял 10,9 млрд тонн.

Однако до сих пор запасы битумной нефти Татарии считались малопривлекательными. Нефтяники неоднократно говорили о нерентабельности разработки этих месторождений. Ведь затраты на ее добычу довольно высоки, хотя и с развитием технологий снижаются. Если в 1985 году извлечение из недр одного барреля сверхвязкой нефти обходилось нефтяникам в $30, то в 2003-м этот показатель составлял уже $15.

На привлекательность битумной нефти также влияет налогообложение. Перед заключением соглашения с Shell "Татнефти" удалось настоять на введении нулевой ставки НДПИ для своих битуминозных месторождений, добившись их перевода в категорию сверхвязких нефтей.

Обоюдная выгода

Комментируя соглашение между "Татнефтью" и Shell, британская Financial Times пишет, что сделка не только демонстрирует устойчивый интерес англо-голландской компании к России, который не иссяк, несмотря на то, что Shell вынудили расстаться с контрольным пакетом проекта "Сахалин-2" (сейчас компании принадлежит чуть более 25%). По мнению издания, последнее соглашение - это очередное свидетельство того, что интерес к западным нефтяным компаниям не потеряла и Россия. Только теперь Москва пытается соблазнить западных бизнесменов проектами, в которых сложно обойтись без их знаний и технологий.

И в этом смысле выбор Shell партнером "Татнефти" закономерен. У англо-голландкой компании - обширный опыт в области добычи сверхвязкой нефти. Компания разрабатывает нефтеносные пески Канады, добывает тяжелую нефть в США и Омане.

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

rb.ru

Shell прекратила разрабатывать сланцевую нефть в России: Бизнес: Финансы: Lenta.ru

Англо-голландская Shell остановила сотрудничество с российской нефтяной компанией «Газпром нефть» в рамках совместного предприятия «Ханты-Мансийский нефтяной союз» (ХМНС). Об этом сообщает РИА Новости со ссылкой на слова главы «Газпром нефти» Александра Дюкова.

«В рамках этого союза они свою работу остановили, но мы продолжаем работать в ХМНС самостоятельно, никаких проблем мы там не видим», — заявил он. Комментируя перспективы дальнейшего сотрудничества с Shell по сланцевым проектам в рамках Salym Petroleum Development (SPD), Дюков сказал: «В рамках SPD они сейчас изучают возможность продолжить работы и согласовывают возможность работы с соответствующими регуляторами, которые у них принимают решение».

Материалы по теме

08:59 — 22 августа 2014

Барак Обама на нефтяном заводе
Ставка на бочку

США способны оспорить российский статус энергетической сверхдержавы

12 сентября Евросоюз опубликовал список российских компаний, которые попадают под санкции. Среди них оказалась и «Газпром нефть». Европейские компании ограничены в возможности оказывать в России некоторые услуги. В частности, они не могут бурить на глубоководных и сланцевых месторождениях нефти и газа, а также в Арктике.

Кроме того, «Газпром нефть» попала под действие нового пакета санкций США. Американским компаниям запрещается экспорт товаров и технологий в поддержку российских проектов добычи нефти на глубоководных участках, Арктическом шельфе или в сланцевых пластах. Также ограничивается доступ «Газпром нефти» к зарубежному финансированию.

«Ханты-Мансийский нефтяной союз» — совместное предприятие Shell и «Газпром нефти», созданное в рамках меморандума о партнерстве в области разведки и добычи сланцевой нефти. Он был подписан в 2013 году. ХМНС разрабатывал сланцевые месторождения в Западной Сибири.

lenta.ru